Бизнес

Бизнес на бали для русских: как открыть компанию в Индонезии

06.10.1981

Содержание

как открыть компанию в Индонезии


Собственный бизнес на Бали — мечта многих молодых людей сегодня. Это и неудивительно: можно одновременно и отдыхать, и зарабатывать деньги. Как открыть бизнес на Бали, какие трудности подстерегают будущих бизнесменов, связанные с предпринимательством на острове?

Бали

Иностранцы, как правило, выбирают те виды бизнеса, которые непосредственно связаны с туристической отраслью. Однако существуют и те, кто открывает в Индонезии предприятия по производству продуктов питания, аренде недвижимости, оказанию услуг перевода, юридической помощи иностранцам и др.

Побывав десь однажды многие люди хотят переехать жить в Индонезию.

Содержание материала

Правило первое: выбор директора

Первая трудность, которая подстерегает будущих бизнесменов, — выбор директора. Зарегистрированная фирма обязана иметь руководителя из числа местных жителей. Это, пожалуй, одна из основных трудностей для новичков: как можно доверить свое предприятие незнакомому человеку, да еще и в чужой стране? Но закон един для всех.

Не нравится — прощайте.

Однако случаи «отжатия» бизнеса номинальными директорами из числа индонезийцев довольно редки. Причина в том, что в этой стране много бедных и малообразованных людей. Они не имеют ни опыта, ни знаний для того, чтобы заниматься различного рода махинациями.

Главное правило при выборе номинального директора — он должен быть малообразован и беден. Тогда такой человек будет заинтересован в долгосрочном развитии бизнеса.



Правило второе: выбор типа компании

В зависимости от того, чем будет заниматься компания, выбирается ее тип. Следует учитывать, что приведенные ниже обозначения касаются только иностранных предприятий, для которых предусмотрено открытие рабочих виз для иностранцев.

Сувенирная лавка в Индонезии

Итак, самый простой тип предприятия — CV. Бизнес в Индонезии сопровождается, как правило, обязательным получением лицензии на многие виды деятельности. Однако все же существуют дешевые и простые типы бизнесов, в которых лицензирование не предусмотрено. Например, открытие небольшой сувенирной лавки и др. Именно такие типы и называются CV-предприятиями.

РТ-компании. Расширенный тип с большим уставным капиталом, что позволяет подобному предприятию получить разные виды лицензий на ведения бизнеса. Однако не стоит забывать, что регистрация как РТ-компаний, так и CV-компаний осуществляется двумя местными номинантами. Инвестор может только документально устроиться на одно из вакантных мест на своем же предприятии.

РМА подходит для крупного бизнеса на Бали, например, ресторанного бизнеса, строительства и др. Для этого типа делаются исключения в законодательстве с целью эффективной защиты крупных инвестиций. Поэтому фактические владельцы РМА-компаний могут выступать и юридическими собственниками.

Однако не стоит забывать, что владеть 100 % активами в Индонезии иностранец не может, поэтому даже в РМА-компаниях должны быть местные жители, которые будут владеть определенной долей компании.

Правило третье — готовность к коррупции

Бали — далеко не рай для ведения бизнеса. Местный чиновничий аппарат часто дает о себе знать. Иногда властные структуры пытаются лоббировать свои интересы, например, стремятся пропихнуть своих знакомых в иностранный бизнес, берут различные «откаты» при оформлении лицензий и др. Большинство лицензий в стране бесплатны, но получить их бесплатно не получится.

Правило четвертое: наличие офиса при регистрации

По индонезийским законам для получения лицензии обязательно необходимо иметь офис с IBM. Он обязательно должен находиться в здании коммерческой направленности (бизнес-центре, производственном комплексе и др.).

Аренда существенно бьет по бюджету начинающих мелких предприятий, так как в Индонезии, как правило, офисы сдают не помесячно, а сразу на год и даже больше. И владельцы требуют оплатить полностью аренду за весь период.

Проверяющие в Индонезии тщательно все контролируют, поэтому нельзя ограничиться только номинальным офисом, расположенным где-нибудь на заброшенном складе.

Квота на рабочие визы

Тип компании влияет не только на регистрацию и документацию, но и на квоту на получение рабочих виз. Поэтому нужно быть предельно внимательным перед тем, как открыть предприятие в Индонезии.

Бизнес в Индонезии

Например, для СV нельзя открыть рабочую визу для иностранцев, а получение виз для РМА зависит от оборота компании: чем он выше, тем больше можно открыть рабочих виз для иностранцев.

Основные правила при выборе номинанта (директора)

Итак, регистрация предприятия на Бали возможна только гражданами Индонезии. При выборе сотрудника лучше остановиться на балийце, так как житель другого острова может спешно уехать домой, и потом его трудно будет найти тогда, когда он срочно понадобится. Важно также и то, чтобы номинант выполнял какие-нибудь обязанности на фирме, т. е. был в пределах досягаемости.

Основные трудности при получении рабочей бизнес визы

Открытие компании еще не дает гарантии того, что власти выдадут иностранному гражданину рабочую бизнес визу. С этим в Индонезии все очень строго.

Рабочая виза в Индонезию

Во-первых, на каждую иностранную визу необходимо будет трудоустроить одного индонезийца. К тому же иностранцам разрешено выдавать ее только в том случае, если на его место нельзя найти работника из числа местных жителей.

Во-вторых, при выдаче рабочей визы нужно четко указывать род занятий эмигранта. Нельзя выполнять все и сразу, а необходимо определить четкие обязанности.

В-третьих, сроки. Власти Индонезии не отличаются пунктуальностью, скажем, как в Германии. Если они сообщили о том, что виза будет готова через две недели, то это значит, что приходить за ней нужно не ранее чем через месяц.

В-четвертых, в стране часто меняется законодательство. Прошлогодняя информация уже может быть не актуальной, а современные реалии ведения бизнеса могут кардинально измениться через полгода. Это приводит к дополнительным затратам на переоформления документов, перерегистрацию и т. д.

Также можно ознакомиться со статьей о работе на острове Бали в Индонезии.

Стоимость регистрации компании

Цены на открытие бизнеса на Бали начинаются от 2 тыс. долларов США. Точная сумма зависит от многих факторов:

  • месторасположения;
  • типа компании;
  • типа лицензии и др.

Покупка готовой компании

Многие предприниматели не открывают собственные фирмы на Бали, а покупают готовые компании при наличии бизнес-проекта. Такая мера, как правило, может значительно сэкономить время и даже не дать понести существенные финансовые затраты. Наоборот, часто это намного удобнее и дешевле.

Однако не стоит забывать, что открытие своей компании поможет разобраться в нюансах ведения бизнеса на Бали. Предприниматель будет знать то, как устроена компания, кто является ее директором и комиссаром и др.

Поделиться записью:

Автор:

Специалист в создании аналитических материалов, который требует анализа и сравнения данных по разным странам и регионам с официальных источников. Путешественник, был в 19 странах.

Загрузка…

Как открыть свой бизнес на Бали?

Идея открыть свой бизнес на Бали посещает очень многих людей. Кто-то хочет переехать жить на остров, кто-то просто вложить деньги в успешный проект. В связи с этим нам задают очень много вопросов о том, как это сделать и сколько это стоит.

Чтобы ответить на ваши вопросы, а также рассказать о всех тонкостях открытия своего бизнеса на Бали, наша компания BaliBusinessConsulting совместно с Baliblogger.ru сняли очень подробное видео-интервью, в котором мы раскрыли все нюансы процесса

Регистрация бизнеса на Бали процесс не самый простой. Есть много тонкостей и с оформление документов, и с законодательством Индонезии. Наша задача максимально облегчить для вас этот процесс и помочь на всех этапах.

Начнем с ответов на самые важные вопросы, чтобы у вас сложилось непосредственное представление, о том как открывается свой бизнес на Бали, что вас ждет и с чего начать.

В первой части мы ответили на главные вопросы: кто может открывать своей бизнес на Бали, какой бизнес можно открыть, какие есть варианты оформления юр.лиц, какие существуют правила наёма на работу персонала и сотрудников.

Содержание видео по минутам:

  • 00:50 — Может ли иностранец открыть на Бали бизнес? // Основные типы юридических лиц (PT и PMA) // Можно ли открыть компанию на себя или нужен местный партнер
  • 04:33 — Можно ли нанимать на работу иностранцев и как их оформлять // Нужно ли нанимать местных в штат?
  • 06:23 — Самая популярная форма юр.лица для иностранцев
  • 08:43 — Специфика оформления компании на местного партнера
  • 13:31 — Тонкости рабочей визы для иностранцев
  • 15:54 — Области в которых иностранец не может открыть бизнес (или с большими сложностями)

Содержание видео по минутам:

  • 00:11 – Как открыть на Бали кафе или ресторан 08:01 – Можно ли перепродать готовый бизнес // Рационально ли купить готовую компанию или лучше открыть бизнес с нуля.
  • 12:30 – Бизнес в сфере недвижимости // Может ли иностранец купить землю в собственность и какие есть схемы?
  • 18:41 – Стоимость открытия бизнеса на Бали (оформление, лицензии, аренда помещения итп) // Возможности вести экспортный бизнес без открытия лицензии
  • 23:44 – Открытие бизнеса на примере маникюрного салона Nail Bar Bali (http://www.nailbar-bali.com) // Перспективы открытия салона красоты // Дискуссия в каких областях есть бизнес-потенциал?
  • 33:26 – Хочу открыть бизнес. Какой мой первый шаг? Куда обращаться?

Бизнес-виза на Бали

Для россиян острова Индонезии являются желанным местом для отдыха – тропический климат, чистейшие пляжи, доброжелательное местное население и низкие цены делают свое дело.

Безусловным фаворитом можно считать Бали, который привлекает наших соотечественников не только на период отпуска, но и для долговременного пребывания, в том числе, на постоянной основе. До пандемии туристическая виза позволяла столь долгое нахождение в стране, не возникало проблем и с ее продлением. В 2021 году распространение коронавирусной инфекции внесло свои коррективы в устоявшуюся практику: многие туристы были вынуждены вернуться в Россию, и до недавних пор въезд на Бали для иностранцев был закрыт.

С ноября 2020 года ситуация стала постепенно меняться. Несмотря на то, что туристические визы по-прежнему недоступны россиянам, появилась возможность посещения острова по бизнес-визам. Такое разрешение на въезд не дает права осуществлять на территории страны предпринимательскую деятельность или работать на индонезийские компании, однако вы сможете находиться в Индонезии до 60 дней, при условии однократного въезда.

Покидая Бали, вы не сможете вернуться обратно по той же визе. Уже находясь на территории страны, вы сможете продлевать срок пребывания на 30 дней, до 4 раз.

Общий срок пребывания на Бали по бизнес-визе может составить 180 дней.

Правила въезда на Бали:

  1. Как получить визу в Индонезию
  2. Стоимость и сроки оформления визы в Индонезию
  3. Особенности авиаперелета на Бали
  4. Регистрация в иммиграционной службе
  5. Путешествия в условиях пандемии

Как получить визу в Индонезию

Как и любой другой тип въездных разрешений, бизнес-виза на Бали оформляется через консульство или через визовое агентство. Важным преимуществом является то, что подача документов и заявки на визу может осуществляться в электронном виде. Дополнительно потребуется заручиться поддержкой юридического лица, зарегистрированного на территории Бали. Это необходимо для того, чтобы подтвердить цель получения въездного разрешения и своего пребывания на территории Индонезии.

Оставьте заявку на оформление визы

В визовое агентство следует предоставить следующие документы:

Город Убуд

Город Убуд — расположен в отдалении от пляжных курортов острова. Он известен как культурный центр Бали из-за своих многочисленных галерей, музеев, мастерских и антикварных магазинов. Здесь часто проводятся арт-фестивали международного уровня. Отели и рестораны города созданы по индивидуальным дизайнерским проектам. Убуд окружен живописными террасами рисовых полей, которые расположены на склонах вулканического хребта.

 

  • Действующий заграничный паспорт (срок действия не менее 8 месяцев на момент окончания действия визы). Также в документе должно быть 4 чистых страницы. В визовое агентство потребуется только скан первой и второй страницы документа.
  • 2 стандартные фотографии на визу размером 3,5×4,5 см (изображения должны отвечать определенным правилам по соотношению площади лица/фона, принимаются только цветные фотографии).
  • Квитанция об оплате стоимости бизнес-визы на Бали.
  • Письмо от юридического лица, выполняющего роль принимающей стороны на Бали.
  • Подтверждение финансового статуса (справка из банка об остатке на счету, не менее 1500 долларов США).
  • Заполненная анкета на английском языке.
  • Обратный билет в Россию.
  • Данные о месте пребывания на Бали (домашний адрес, подтверждение брони отеля).

При оформлении документов важно правильно указать цель визита – убедительными считаются такие причины, как анализ рынка инвестиций или деловая встреча с потенциальными партнерами из числа индонезийских предпринимателей.

Не следует ставить задачу открытия филиала своей фирмы или ведения коммерческой деятельности, ведь по факту, бизнес-виза на Бали в 2021 году выдается вовсе не для ведения бизнеса на территории страны.

Готовая виза присылается в электронном виде и представляет собой файл формата PDF, который необходимо будет распечатать.

Дополнительно для посещения Бали сейчас может также потребоваться медицинская страховка, покрывающая расходы на случай covid-19, и ПЦР-тест, подтверждающий отсутствие коронавируса на момент прибытия в страну. Предъявить его придется несколько раз на всем пути следования из России в Индонезию (в аэропортах, при заселении в гостиницу и т. д.).

Срок действия результатов тестирования – 7 дней, поэтому имеет смысл пройти обследование за 3-4 дня до планируемого прилета. Также вам придется заполнить опросник о состоянии вашего здоровья и пройти температурный контроль во всех аэропортах.

Стоимость и сроки оформления визы в Индонезию

Стандартная бизнес-виза single entry в Индонезию будет стоить порядка 330 долларов США. Эта стоимость может возрасти, если вам необходимо оформить разрешительные документы как можно быстрее, так как срок ожидания обычно составляет около 14 дней. На бизнес-визу на Бали цена будет зависеть от условий предоставления услуг визовым агентством, в которое вы обратитесь для получения въездных документов.

Обратите внимание, что въехать в страну вы сможете в течение 3 месяцев с момента получения электронного разрешения. Если это каким-либо образом может нарушить ваши планы, то мы рекомендуем заняться оформлением визы заблаговременно.

Особенности авиаперелета на Бали

Лес обезьян в Убуде

Лес обезьян в Убуде — обезьяну можно считать неофициальным символом Бали. На острове есть несколько мест группового проживания этих животных. Одно из них находится в Убуде. Это лес обезьян, который у балийцев считается священным, на его территории находится храм Пура Букит. Многочисленные обитатели леса совсем не боятся туристов. Они прекрасно вступают в контакт с людьми, иногда даже сильно наглеют и крадут солнечные очки, украшения и все, что плохо лежит в сумке.

Стоит отметить, что получить электронную визу для посещения Индонезии довольно просто. И это только начало увлекательного путешествия, которое представляет собой путь из России к желанному отдыху на островах.

На данный момент прямого рейса в Джакарту нет, поэтому ваше путешествие будет включать несколько пересадок.

Въезд возможен только через Джакарту, другими способами попасть на Бали невозможно. Добраться до столицы Индонезии можно несколькими способами, но наиболее удобный и доступный для россиян – с пересадкой в Турции. Из международного аэропорта вы сможете отправиться в нужном направлении на самолете Turkish Airways.

По прибытию в Джакарту вам необходимо будет совершить пересадку на внутренний рейс. Поэтому при оформлении билетов на самолет учитывайте названия аэропорта прибытия и отправления, иначе вам придется совершать трансфер по столице.

Оставьте заявку на оформление визы

Регистрация в иммиграционной службе

Полученная вами бизнес-виза будет наклеена в паспорт сотрудниками службы паспортного контроля. Но это еще не все: по прибытии на Бали вам необходимо будет задекларировать свой телефон. Его стоимость не должна превышать 500 долларов, в противном случае вам придется оплатить сбор.

В дальнейшем вы обязаны лично посетить иммиграционную службу и зарегистрировать свой паспорт. Дополнительно к стоимости визы вам нужно будет оплатить пошлину в размере 50 долларов США.

Путешествия в условиях пандемии

Режим пандемии, объявленный ВОЗ в марте этого года, не ослабляет своего действия, хотя жители многих стран устали от ограничений, связанных с распространением коронавируса. Государства, экономика которых держалась за счет туристов, ищут возможности для возобновления потока отдыхающих. Повышение стоимости виз и их переориентация на более состоятельных путешественников в этих условиях выглядят сдерживающим фактором, позволяющим частично компенсировать убытки.

Собираясь в отпуск или на зимовку в Индонезию, тщательно изучите информацию не только о том, как сделать бизнес-визу на Бали, но и о действующих отелях, магазинах и условиях пребывания туристов на территории страны. Карантин, ослабление потока туристов привели к значительному падению цен на услуги и товары. При этом многие организации, занимавшиеся туристическим бизнесом, были вынуждены закрыться.

По последним данным, островная жизнь в настоящее время приблизилась к уровню, который был до пандемии. Но использовать защитные маски и перчатки при посещении общественных мест все же рекомендуется.

Аквапарк «Waterbom Bali»

Аквапарк «Waterbom Bali» — аквапарк занимает территорию в 4 Га. Он славится не только своими водными аттракционами и бассейнами, но также многочисленными тропическими садами и великолепными СПА-салонами. После захватывающего катания на горках туристу предложат расслабляющий балийский массаж, минеральные ванны или прогулку на лодке по тихой реке. В аквапарке есть плавучий бар и ресторан, где можно отведать местный кофе.

Россияне снова могут посещать Индонезию по бизнес-визе

17.09.2021

Власти Индонезии расширили список категорий иностранных граждан, которым разрешен въезд в страну. С 15 сентября островное государство могут посещать в том числе владельцы электронной бизнес-визы. Соответствующее постановление подписал министр юстиции и прав человека Ясонна Лаоли.

ИНДОНЕЗИЯ ОСТАЕТСЯ ЗАКРЫТОЙ ДЛЯ ТУРИСТОВ

Ухудшение ситуации с коронавирусом в Индонезии вынудило правительство страны отложить планируемое на осень открытие острова Бали для иностранных вакцинированных туристов.

Более того, в июле Индонезия ограничила въезд россиян по бизнес-визам. Этой возможностью пользовались не только деловые путешественники, но и те россияне, которые ехали на Бали именно с целью отдыха. Приезжать в Индонезию с июля могли лишь дипломаты со своими семьями, либо с целью решения дел государственной важности.

ИНДОНЕЗИЯ РАЗРЕШИЛА ВЪЕЗД ПО БИЗНЕС-ВИЗЕ

Теперь у россиян вновь появилась возможность посещать Индонезию по бизнес-визе. Соответствующее постановление 15 сентября подписал министр юстиции и прав человека Ясонна Лаоли.

Согласно постановлению, приезжать в Индонезию теперь могут не только обладатели служебной, дипломатической виз или разрешения на постоянное пребывание в республике, но и владельцы электронной бизнес-визы, а также краткосрочной визы VITAS (Visa tinggal terbatas).

ИНДОНЕЗИЯ ПУСТИТ ТОЛЬКО ВАКЦИНИРОВАННЫХ И С ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ 8-ДНЕВНЫМ КАРАНТИНОМ

В туристическом офисе Индонезии в России VITO Russia напомнили, что все прибывающие иностранные пассажиры обязаны предоставить сертификат вакцинации, отрицательный ПЦР-тест и медицинскую страховку, покрывающую лечение COVID-19.

Напомним, Индонезия одобрила российскую вакцину «Спутник V». Поэтому по бизнес-визе можно приезжать и россиянам, полностью вакцинированным признанной в Индонезии российской вакциной. Лица младше 12 лет освобождены от необходимости предоставлять сертификат вакцинации.

Посещение Индонезии для всех иностранных граждан начинается со столицы Джакарты, где они проходят обязательный 8-дневный карантин, в течение которого сдают еще два ПЦР-теста. На данный момент международный аэропорт Бали остается закрытым.

Точные даты открытия границ Индонезии для туристов пока остаются неизвестными и зависят от эпидемиологической обстановки в стране, которая пока находится не на самом безопасном уровне.

Между тем, считают некоторые участники туррынка, возможностью приехать в Индонезию по бизнес-визе с большой вероятностью будут пользоваться и некоторые туристы, как это было до отмены выдачи этой категории виз.

Однако в VITO Russia не советует россиянам пользоваться таким способом, если у туриста на самом деле нет деловой составляющей визита – это грозит серьезными проблемами (депортацией, запретом на посещение страны, штрафом и пр.).

Напомним, авиасообщение между Россией и Индонезией не восстановлено. Добраться до Джакарты можно с пересадкой в Стамбуле (тариф – 38 тыс. р. в одну сторону), через Доху (тариф – 45 тыс. р. в одну сторону), через Дубай (тариф – 48 тыс. р. в одну сторону).

Александра Полянская

Фотография предоставлена Depositphotos.com

Вернуться назад

Как открыть свой бизнес на Бали: 4 реальных истории :: Здоровье :: РБК Стиль

Бренд спального текстиля Sleeping Culture, проекту 1 год

Ника кардинально поменяла жизнь в 52 года — переехала на Бали, где за год наладила производство и пошивку премиального постельного белья из бельгийского льна и японского хлопка, а за месяц открыла магазин домашнего текстиля.

Идея

«Чтобы решиться взять билет в один конец, я созревала с 2013 года, когда мы впервые с сыном посетили Бали. Я много путешествовала, в Москве у меня была высокооплачиваемая работа — не могу сказать, что моя жизнь была серая и несчастная. Но я всегда искала себя и хотела понять, кто я на этой планете.

Два года назад я взяла багаж в 20 кг, $1000 и улетела. У меня не было ни друзей, ни внятного английского. Первое время я жила у знакомой моего сына и работала в ее кафе-пекарне, где мне платили около 1 млн рупий ($70) в месяц. Позже мне удалось снять себе дом, и я столкнулась с проблемой. Когда я увидела выданное мне постельное белье, то подумала: «Как на нем вообще можно спать?» Я вынашивала идею около месяца, пыталась найти качественное постельное белье, но везде было 70% полиэстера, 30% хлопка — ты ложишься на него, и тебе плохо от жары. Я всегда хорошо разбиралась в тканях, и так я поняла, что нужно шить белье самой».

Процесс

«На руках было всего $1000. На эти деньги нужно было найти ткани, поставщика и швею. Несмотря на то что в Индонезии много текстиля, найти качественную ткань — проблема. Я открывала Google maps, ставила метки текстильных магазинов, фабрик, рынков и ездила по ним. Меня долгое время ничего не устраивало, в итоге я вышла на поставщика японского хлопка — дорогого, но качественного. Я заказала пять простых комплектов, которые мне там же и отшили. Объяснялись практически «жестами». Втянуться в английский мне помог мой хороший друг австралиец. Он выписал мне всю «спальную» терминологию, необходимую при общении с клиентами, на листок».

Первые клиенты

«Я заплатила $100 фотографу, которая сделала мне снимки на балийской вилле моего австралийского друга, и первый комплект белья я подарила именно ему. Так сработало «сарафанное радио», и ко мне потянулись австралийцы. В первый месяц я распродала все имеющиеся комплекты через страничку на «Фейсбуке» и вышла в ноль. Русских клиентов у меня почти нет, потому что продукция довольно дорогая. Одна из моих постоянных клиенток из Австралии заказывает много комплектов. Как-то я спросила ее: «Кому ты так много заказываешь?» Она ответила: «Себе! Потому что на твоем белье я чувствую себя королевой». Другая клиентка заказала белье для себя и своей собаки».

Производство

«После хлопка я вышла на лен. Я увидела его в текстильном магазине, и меня озарило, что нужно делать льняные вещи, что здесь совершенно не практикуется. Но ценник был умопомрачительный. Метр хорошего льна стоит 450–600 тыс. рупий ($30–40). Я купила несколько видов по 1,5 метра. Нашла поставщика, который стал продавать мне бельгийский и итальянский лен, потому что местный лен оставляет желать лучшего, хоть он в два раза дешевле. На один комплект льняного белья уходит до 20 метров ткани, и отшивается он за три-четыре дня. Итоговая стоимость на продажу — 3,4 млн рупий ($250). Я долго думала, будут ли покупать, но для австралийского клиента в целом это не такие большие деньги».

Открытие магазина

«В какой-то момент клиенты стали спрашивать о магазине, потому что все хотят прийти, потрогать, посмотреть. На его открытие я нашла спонсора через своего сына. Это владелец модельного агентства из Гуанчжоу. Примерно на третьем совместном ужине я просто попросила деньги на своем ломаном английском, потому что понимала — назад пути нет. Через неделю он ответил мне положительно, даже не спросив о бизнес-плане и сроках возврата, признавшись, что никогда не видел женщин моего возраста с таким энтузиазмом. Я арендовала помещение у известного балийского художника королевского рода и заплатила ему аренду за три года вперед на инвестиционные деньги — 110 млн рупий ($8000).

Буквально за месяц я сделала небольшой ремонт и заказала мебель. У меня почти не было помощников, при этом я параллельно развозила заказы. Хозяин помещения дал свою бригаду для ремонта, но это занимало много времени в силу уклада жизни балийцев — у них очень часты церемонии по разным случаям. Мне даже пришлось самой устанавливать раковину. Сначала было тяжело привыкнуть к такому, но со временем я адаптировалась, расслабилась и приняла этот уклад как есть».

Планы

«Сейчас в магазине помимо постельного белья есть полотенца, салфетки, спальная одежда, предметы из кружева ручной работы. За первый месяц работы магазина я вышла на небольшую чистую прибыль — около $1000. Но я только на пути развития. У меня есть две швейные машинки. Я наняла девочку из Папуа — Новой Гвинеи, которая работает как продавец, но я планирую обучать ее шитью. Теперь я занимаюсь возвратом инвестиций, также хочу выходить на отели и поставлять белье им. Есть пара клиентов, с которыми мы ведем переговоры об оптовых поставках в Австралию и Новую Зеландию».

Usha Café&Bakery, проекту 1,5 года

Юлия — хозяйка кафе и пекарни на окраине города Убуд. В позициях меню — европейская и русская кухни (вареники, пельмени, борщ, чебуреки), но главная концепция заведения — аппетитные и большие куски тортов: черносмородиновый медовик, наполеон, бананово-шоколадный торт с сырным суфле и соленой карамелью.

Идея

«Я никогда не планировала заниматься ресторанным делом и до приезда на Бали не имела никакого опыта ведения бизнеса. Более того, я практически никогда не готовила десерты. В 2014 году я познакомилась на Бали со своим будущим мужем, мы остались здесь на долгий срок, и я начала готовить для него — много печь. В какой-то момент муж стал не справляться с объемами, и я начала делать десерты на заказ, и довольно успешно. Заказчики стали массово намекать на идею открытия ресторана».

Открытие ресторана

«Инвестиции (личные накопления) составляли около $80 000, в эту сумму вошли: аренда земли, работа с нотариусом и агентом, ремонт, декор, наем сотрудников. Сегодня ресторану полтора года, и проект еще не окупился до конца — до полного возврата инвестиций нам нужно еще примерно полгода. Мы вкладываем доход в расширение, зарплаты сотрудников и обеспечиваем свою жизнь.

Чтобы открыть бизнес здесь легальным путем, нужно в первую очередь зарегистрировать компанию (на нее есть определенный набор кодов деятельности, которые вы присваиваете своей компании: они должны совпадать с тем, чем занимается бизнес) и получить необходимые лицензии. Для этого необходимо обратиться к нотариусу, часто это делают через агента.

Во вторую очередь нужно найти землю. Здесь возникают первые сложности: 85% земли на Бали не подходит для регистрации компании — либо на нее нет документов, либо она не подходит под ОКВЭДы. В идеале лучше сразу найти землю, которая подходит по всем параметрам, и не нужно будет получать на нее дополнительное разрешение.

В третью очередь — оформить договор аренды с нотариусом. Цены на их услуги разнятся. Мы нашли самый адекватный вариант — 1% от стоимости сделки, и он ничем не отличается от тех, кто берет 2,5%. То есть мы заключили контракт на аренду земли на три года на 180 млн рупий ($13 000), а 1,8 млн рупий ($130) заплатили нотариусу.

В-четвертых, условия формы собственности PT Local, которая была у нас изначально, — оформить компанию на двух индонезийцев. Искать их лучше через проверенных людей. Также существуют агентства, которые за зарплату предоставляют своих сотрудников. Мы платили нашему «директору» 6 млн рупий ($430) в год, а «комиссару» — 4 млн рупий ($290). Они, в свою очередь, существуют только номинально — не лезут в дела компании и в ресторане не появляются. Сейчас Индонезия начала привлекать инвестиции, и с ноября 2018 года законодательство позволяет оформить компанию на себя — так мы и сделали».

Позиционирование

«У нас не было никакой стратегии и позиционирования. Я круто делала десерты, но понимала, что только на них далеко не уедешь. Изначально в меню была только европейская кухня. Многие клиенты знали, что владельцы Usha русские, и начали просить «нашу» кухню. Но мы были уверены, что на это не будет спроса. Попробовали сделать русское меню один раз в неделю и поняли, что появилось огромное количество людей. Потом мы ввели постоянное меню с русскими позициями.

Своих поваров — индонезийских девушек — я научила готовить окрошку, борщ, оливье, вареники, и они неплохо справляются. В команде всего 12 человек, а также курьер и садовник, так как у нас большой дворик. Мы не продвигаем проект, и это плохо. В низкий сезон все же реклама пришлась бы кстати. Блогерам мы не платим, и только потом от друзей я узнаю, что кто-то приходил и включил нас в свою «подборку ресторанов на Бали»».

Особенности Бали

«В ведении бизнеса здесь можно столкнуться с рядом особенностей. Первое — бюрократия и долгое оформление документов. Самую простую форму бизнеса мы регистрировали полтора года. По причине того, что у агента случалось множество церемоний и неожиданных выходных.

Второе — нет квалифицированных кадров. На собеседовании я делаю упор на то, чтобы человек был легко обучаем. Люди с опытом просят больше денег, но они все равно никогда не готовили борщ, и нужно учить их с нуля. Важно общаться с сотрудниками на индонезийском — очень простой язык, я его выучила за полтора месяца.

Третье — найти «общий язык». Слухи о том, что люди закрывали заведения из-за того, что не могли найти общий язык с персоналом, мне казались преувеличенными. Но сотрудники действительно плачут, увольняются, если ты хоть немного поднял голос или не так посмотрел — таковы особенности менталитета. К сожалению, мотивация деньгами и повышением не работает. Остается просто выстраивать хорошие взаимоотношения».

Планы

«Мы до сих пор встаем на ноги и понимаем, что успех еще впереди и нужно много над этим работать. Прошлым летом был год как мы открыты, у нас все время полная посадка, но хочется чего-то большего. Мыслей закрыться не было, но случались моменты, когда мы еле собирали на зарплату или немного задерживали ее. В ближайших планах — обновление меню, сделать стабильной доставку заморозок (вареники, пельмени), открыть еще одно кафе в другом районе и магазин с заморозкой и десертами».

Юлия Цветкова

Бренд украшений Donna Yolka, ресторан грузинской кухни Tiflis, проектам 5 лет

Юлия успевает параллельно вести два кардинально разных проекта, на одном из которых работает, на другом «отдыхает». Открыла единственный на острове ресторан грузинской кухни и, практически не зная тонкостей ювелирного дела, продает изделия с «несовершенствами» стоимостью в $1000.

Идея

«Оба проекта родились одновременно. Я никогда не занималась ресторанным делом до этого — было тяжело морально и физически. Отдыхала я на том, что начала ходить на курсы и плавить металл. Десять лет назад я и мой муж решили инвестировать деньги в землю на Бали. Это было не очень удачным решением, потому что нельзя просто так инвестировать, уехать и забыть об этом. Это была косвенная причина остаться здесь, да и вообще — Бали засасывает.

Со временем мы решили попробовать делать сыр, потому что его тут практически не было. Потом подумали, что в соседнем здании можем покрасить стены, выпекать и продавать там хачапури. В итоге одной покраской не отделались, и «случайно» получился ресторан. Мы не планировали делать что-то грандиозное, посчитали небольшой бюджет — грубо говоря, вложили туда среднюю стоимость автомобиля.

Я удивлена, что наш ресторан не закрылся в первые полгода, потому что мы выбрали не совсем верную стратегию, было очень много ошибок: непроходное место, концепция грузинской кухни (мой муж — грузин), которая, казалось, никому здесь не нужна, а также наступил кризис, поднялся доллар и наших туристов было очень мало. Остались на плаву благодаря упорству, качественной еде и созданию теплой, семейной атмосферы, на которую и шли люди».

Сотрудники

«У нас был контракт с грузинской семьей, которая проработала около двух лет, но потом мы обучили индонезийцев, и они обходятся в десятки раз дешевле. Сегодня у нас около 20 сотрудников. Их зарплаты должны быть не меньше прожиточного минимума — на нашей территории это 2,5 млн рупий ($200) в месяц, плюс сервис и чаевые. Также мы выплачиваем бонусы на крупные локальные праздники и 13-ю зарплату, но с этим стоит быть осторожнее. Однажды мы выплатили сотрудникам слишком много денег, и после Нового года никто из них не вышел на работу, потому что они могли жить на эту зарплату три месяца и не работать — такова ментальность.

Я до сих пор толком не научилась выстраивать отношения с индонезийцами. Но я поняла одно: когда ты им создаешь атмосферу семьи, они работают лучше. Мне удалось создать такую атмосферу вплоть до того, что я захожу в ресторан, а мои сотрудники кричат: «Наша мамочка пришла!» Но это тоже не гарантия. Стоит быть готовым к тому, что люди могут уйти на ровном месте, залечь на дно, выключить телефон, и ты их не найдешь, но через время обязательно вернутся за зарплатой».

Странности

«В силу особенностей местной религии (поклонение духам) время от времени в ресторане происходят весьма странные дела. Самая запоминающаяся история — у нас работала девочка, в которую якобы вселялись духи. Посреди рабочего дня она могла впасть в транс или кататься по полу в конвульсиях — конечно, мне в ярости писали клиенты. По камерам наблюдения выяснилось, что все это просто «драмкружок», но все сотрудники верили и, боюсь, четвертовали бы меня за ее увольнение — к их религии стоит относиться серьезнее.

Однажды мы провели инвентаризацию, и оказалось, что у нас пропало почти все: тарелки, ложки, вплоть до пульта от телевизора. Когда мы спросили сотрудников, где весь инвентарь, они сказали, что это карлики, которые бегают вокруг: «Разве вы не видите?» Чтобы «прогнать карликов» и «изгнать духов» из девушки, пришлось пригласить местного священника «мангку» и провести несколько церемоний, каждая из которых обходится от $300 до $1000. Инвентарь тут же «нашелся», девушку все равно уволили по обоюдному согласию. Так что к расходам на такие процедуры стоит быть готовым, если работаешь с балийцами».

Концепция украшений

«Мои украшения — это смешение сдержанного скандинавского стиля с более причудливым балийским. Мне хотелось не просто делать то, что будут покупать, мне было интересно писать истории, а также рассказывать про разные камни и материалы. Вначале я использовала только органику — кости, кораллы (священны для балийцев). Такие украшения сложно продать — они довольно дорогие, хрупкие, и людям непонятно, как их носить. Поэтому я стала развивать линейку более приземленных «масс-маркетовских» вещей. На них я зарабатываю деньги, чтобы делать аутентичные украшения. Я веду инстаграм, где рассказываю истории, связанные с тем или иным украшением. В этом мне как раз помогает ресторан, где я черпаю много интересного.

Еще одна моя фишка — несовершенства. На больших производствах формы для украшений делают автоматы, и они получаются идеальными. Здесь, на Бали, ты делаешь все руками, это выходит неидеально, но в этом и соль».

Образование

«Курсы по плавке металлов здесь не очень дорогие, но часто в страшных условиях и без качественного оборудования. Курс из нескольких занятий может стоить от $100 до $400. Свои я нашла случайно: ходила на практику индонезийского языка, а за стенкой оказалась небольшая ювелирная мастерская по плавке металлов. На тот момент у меня как раз были камни, и я хотела спаять себе сережки. Платила $20 за одно занятие. Но все равно мне не хватает знаний, я не ювелир. Я придумываю дизайн и отдаю в производство своей небольшой команде: один восковщик, одна фабрика, которая отливает, и два человека, которые завершают работу над «болванками» после фабрики».

Цены и клиенты

«Сначала я просто «баловалась». Сделаю одно колечко — продам, сделаю на эти деньги два — продам, пока не добаловалась до того, что у меня получилось украшений примерно на $5000. С этого и началось. Первыми покупателями были друзья, но «сарафанного радио» со мной не сложилось, наверное, в силу стоимости. Я не знаю, как я тогда продавала украшения в $1000. Возможно потому, что людям хотелось некой эксклюзивности, а украшения у меня на любителя. До кризиса я держала чек до $1000, сейчас в среднем $300. Есть украшения от $50–70. Клиенты в основном русские, потому что красиво изложить историю на английском я пока не могу, ведь они покупают и ее тоже».

Планы

«Сейчас я наняла таргетолога на аутсорсе, и она мне очень сильно выправила продажи. Рекламный бюджет — $1000, 500 из которых уходит таргетологу. В итоге прибыль может быть от $3000 до $10 000, в зависимости от сезона. Конечно, это можно удвоить, но нужно растить производительность — у меня пока нет на это физических сил и времени. И вообще здесь, на Бали, нужно пахать, как и везде. Многие приезжают и, наслушавшись мантр о собственном предназначении, думают, что все будет работать само. Но это иллюзия».

Ферма и food-мастерская, проекту 7 лет

У Ксении нет официального сайта или профиля в «Инстаграме», но добрая половина острова знает, к кому идти за сыровяленой колбасой, домашним сыром, копченым тунцом, соленьями или трюфелями ручной работы и «птичьим молоком». Помимо кухни, которой может позавидовать даже шеф, у Ксении есть мини-ферма с козами — редкое явление на Бали.

Идея

«Я долгое время работала официантом в хороших ресторанах, поэтому в моей голове целая энциклопедия разных вкусовых сочетаний и информации о еде и напитках. Восемь лет назад я приехала на Бали и осталась. Гастрономией не планировала заниматься вообще, но началось все с того, что стало не хватать чего-то вкусненького, что мы привыкли есть дома: свежего хлеба, селедки, копченой колбасы, сыра. Тогда на Бали этого не было совсем. Я начала делать все сама и угощать молодого человека и друзей, которые часто приходили к нам. Принимать гостей — это мой второй навык, которым я владею, можно сказать, профессионально. Мне присущ гигантизм, и я делала очень много — солила селедку по 10 килограммов. Тогда приходящие гости сами стали просить что-то им продать».

Оборудование и козы

«Моя кухня еще пока не суперпрофессиональная, но в нее вложено много инвентаря, одних термометров только: для карамели, для мяса, холодный, горячий, проводной, беспроводной. На Бали этого нет, я привожу из России или Канады, заказываю из Китая, прошу купить друзей. Мне многое дарят, потому что люди видят, что я фанатею от своего дела: например, я как ребенок радовалась паста-машине.

Также мой бойфренд — мастер на все руки, и он помог мне соорудить разное оборудование: коптильню, мебель и многое другое. У меня несколько холодильников, каждый стоит примерно 2–3 млн рупий ($140–220). На Рождество мне подарили ледогенератор, и это самая необычная вещь на кухне. Это гигантская японская машина, которая производит 100 кг кристального льда в день. Такой лед идеален для коктейлей — он сделан при определенной температуре и имеет совсем другой вкус, это эстетика и показатель уровня. Цена ледогенератора — 43 млн рупий ($3000). Хотела продавать лед, чтобы окупить его, но на это нужно время.

Вообще оборудование покупается спонтанно и хаотично — могу пойти за мукой и случайно купить сковородку за миллион рупий ($70). А еще у меня есть четыре козы — для молока и сыра. Мне их подарил друг, у него что-то вроде контактного зоопарка».

Продукция

«Все началось с мелочей, потом было увлечение сыром и колбасками. В сезон дождей (ноябрь — март) я не могу делать сыр. Очень большая влажность, у меня открытая кухня, поэтому зерно нестабильное. Одно время мне хотелось заниматься только сыром — у меня есть сепаратор для молока (делать творог), специальная форма для созревания огромных головок сыра, бактерии для дорблю и пармезана. Но, как ни крути, на Бали невыгодно делать сыр. Здесь нет молочных коров, и молоко привозят с соседнего острова Ява. Из 100 литров молока выйдет только 10% сыра — 10 килограммов. А если прессовать и делать чедер или пармезан, то вообще 6%. Молочная себестоимость (без электричества, рабочей силы и т. д.) — за 1 кг копченого сыра «косичка» 230 000 рупий ($16), но мы продаем за 350 000 ($25), включая прочие расходы.

Колбаса намного выгоднее. Я беру свинину на местном рынке по розничной цене — 70 000 рупий ($5) за килограмм. Если налаживать крупное производство, то нужно идти к фермерам и договариваться об оптовых поставках по сниженной цене. Я продаю запеченную колбасу, которая делается в два дня, по 300 000 рупий ($22), а сыровяленую, которая месяц висит в холодильнике и усыхает на 40%, по 600 000 рупий ($44). Вообще, колбаса — это целый мир: специи, ферментация мяса, сроки созревания. Я тестирую свою колбасу на клиентах — испанцах, пытаюсь сделать настоящую чоризо (испанская колбаса) и найти идеальный рецепт».

Клиенты и распространение

«Год назад меня пригласили работать в известную в городе Убуд кофейню и бар Seniman. Какое-то время до этого я поставляла владельцу свои конфеты ручной работы, сыр и прочее. Он нанял меня в качестве некого арт-директора по еде и напиткам в баре. Там я могу развлекать гостей своими закусками и коктейлями, а также продавать весь свой гастрономический креатив. У меня есть два ассистента, которые не только работают со мной в баре, но и приходят на мою кухню, где наблюдают за процессом производства и сами учатся это делать. Весь доход мы делим поровну, хотя близкие считают, что львиную долю дохода я должна забирать себе. Многое раздаю друзьям, «съедаю по дороге» и угощаю гостей в баре. Получается, что бизнес приносит мне деньги, но пока не окупает полностью мои расходы». 

Планы

«Я не могу назвать себя шеф-поваром, я скорее технолог — меня увлекают технологии изготовления разных вещей и термины вроде «сублимированная клубника» или «конвекция» в духовой печи. Мне нравится разбираться в сыроедческой кухне, которая сейчас в тренде: в ней много креатива. Скоро я иду на мастер-класс к шефу модного Raw Food Bali, который будет рассказывать, как работать с дегидратором — прибором для высушивания фруктов и овощей. Меня немного расстраивает, что каждое направление моей деятельности можно развить до уровня космоса, но пока на это мало времени».

Бизнес на Бали | Your Villa, Bali

Каждый, кто намеревается начать бизнес на Бали или перебраться жить на остров, обязательно задается рядом вопросов, ответы на многие из которых, Вы сможете найти на данной странице.


Задать вопрос

 

Насколько благоприятны условия для бизнеса на Бали?

Ответ: Индонезия – страна с огромным потенциалом и динамично развивающейся экономикой. Благодаря этим факторам, в Индонезии и в частности на Бали сложились весьма благоприятные условия для ведения Бизнеса не только для местных жителей но и для международных инвесторов, число которых растет с каждым годом.

В начало страницы


Насколько рентабелен бизнес на Бали связанный с туризмом?

Ответ: Туристический бизнес на Бали является наиболее процветающим и рентабельным, и даже несмотря на довольно высокую конкуренцию в этом секторе, число туристических компаний, ориентированных на разные рынки и предоставляющих свои услуги в различных сегментах (аренда недвижимости, всевозможные экскурсии, морские круизы, водные виды спорта и развлечений, оздоровительные практики, йога и так далее) постоянно растет равно как и поток туристов и путешественников со всего мира.

В начало страницы


Насколько рентабелен на Бали арендный бизнес?

Ответ: Арендный бизнес на Бали по праву считается одним из самых надежных и рентабельных. Приобретая отель, виллу или апартаменты, Вы становитесь обладателем недвижимости, цена которой растет в среднем на 6% в год, а доходы от аренды могут достигать 20% годовых от ее стоимости, что и делает покупку недвижимости на Бали не просто выгодным вложением средств, но и одним из самых рентабельных бизнесов.

В начало страницы


Наличие каких лицензий необходимо для ведения арендного бизнеса?

Ответ: Для ведения арендного бизнеса необходимо либо иметь компанию, среди видов деятельности которой присутствуют следующие услуги: услуги агентства по недвижимости, услуги аренды и управления недвижимостью, услуги аренды помещений, услуги управления виллами, консультирование в сфере управления недвижимостью, либо иметь договор с компанией, которая может оказывать вышеописанные услуги. Если Вы владеете объектами недвижимости, то для легального ведения арендного бизнеса Вам необходимо наличие разрешения на использование объекта как отеля.

В начало страницы


Какие виды бизнеса на Бали процветают в наибольшей степени?

Ответ: Самыми процветающими видами бизнеса на Бали несомненно являются: туристический бизнес, строительный бизнес, арендный бизнес, ювелирный бизнес, ресторанный/клубный бизнес, производство и экспорт изделий из кожи, производство и экспорт мебели, а также некоторые другие.

В начало страницы


Какие виды бизнеса на Бали можно начать с бюджетом в 10 000-20 000-50 000$?

Ответ: Откровенно говоря, обладая бюджетом в 10 000$ открыть свое дело на Бали не представляется возможным, учитывая что только открытие компании обходися не менее чем в 6000-7000$. А если к этому прибавить еще расходы на рабочую визу, стоимость которой составляет примерно 2000$ на человека и расходы на аренду помещения, павильона или «островка» в торговом центре, то бюджета в 10 000$, к сожалению, будет недостаточно. Если говорить о бюджете в 20 000$, то здесь, конечно, пространства для маневра немного больше, но если предположить, что в первое время дохода не будет совсем или он будет весьма скромным, то бюджета в 20 000$ хватит от силы на 1 год. С другой стороны, если открыть небольшую точку по продаже, шаурмы, хот-догов или чего-то в таком же духе, то 20 000$ вполне может хватить, особенно если не стоять за прилавком самому, а нанимать местного жителя, что позволит Вам немного сэкономить на рабочей визе. Кроме этого, с бюджетом в 20 000$ можно арендовать виллу и без лишнего шума сдавать ее в аренду не открывая никаких компаний и не делая рабочих виз, как и делают на свой страх и риск многие из наших соотечественников и экспатов из других стран. Однако, несмотря на кажущуюся легкость подобного пути, риски неблагоприятного исхода довольно велики, ввиду того, что предложений на рынке жилья довольно много и для того, чтобы получать прибыль, необходимо проводить целый ряд мероприятий, таких как: работа с агентами, работа с досками объявлений, размещение информации в социальных сетях и так далее. Но, если у Вас недостаточно опыта, но, тем не менее, Вы решили пойти именно таким путем, то намного безопаснее будет воспользоваться услугами управляющих компаний. С бюджетом в 50 000$ возможностей уже гораздо больше. На эти средства можно снять несколько вилл для арендного бизнеса, открыть туристическую или строительную компанию, небольшое производство, бар, детский садик для русских детишек и много чего еще. Кроме прочего, нужно отметить, что любой вид деятельности, где предполагается строительство собственных объектов, а не аренда, бюджет на покупку земли и строительство исчисляется сотнями тысяч долларов.

В начало страницы


Какой бюджет необходим чтобы начать свой бизнес на Бали?

Ответ: Минимальный бюджет обладая которым можно начинать думать о скромном бизнесе на Бали – 20 000$. Если же говорить о более крупном бизнесе, то есть сферы деятельности, где необходимый бюджет исчисляется миллионами долларов.

В начало страницы


Что нужно для того чтобы открыть бизнес на Бали?

Ответ: В случае, если Вы решите открывать компанию PT, то Вам понадобятся 2 надежных местных жителя, один из которых будет номинальным директором, а другой будет числиться комиссаром. Кроме этого, чтобы открыть свой бизнес на Бали, Вам нужно лишь иметь необходимые для этого средства и заграничный паспорт.

В начало страницы


Какие формы компаний существуют на Бали?

Ответ: В Индонезии и на Бали в частности существует лишь несколько видов компаний, один из которых — Общество с ограниченной ответственностью (PT), где учредителями могут являться только индонезийские граждане, а другая — компания с участием иностранного капитала (PMA), где иностранцы могут являться учредителями и владеть компанией от 49% до 100% в зависимости от видов деятельности.

В начало страницы


Можно ли на Бали зарегистрировать компанию со стопроцентным иностранным капиталом?

Ответ: Да, можно, но не для всех видов деятельности.

В начало страницы


Существуют ли в Индонезии виды деятельности, на ведение которых действуют ограничения для иностранцев?

Ответ: Есть некоторые виды деятельности, где для компаний с участием иностранного капитала, доля нерезидентов не может превышать 49%. После того как вы определитесь с видами деятельности, исчерпывающий ответ Вам смогут дать юристы, оформляющие для Вас компанию.

В начало страницы


Какие сложности могут возникнуть в процессе ведения бизнеса на Бали?

Ответ: Как и в любом бизнесе независимо от региона, предприниматели сталкиваются с различными сложностями, и Бали, конечно, не исключение. Основной проблемой является языковой барьер, так как нужный человек далеко не всегда говорит даже на английском языке. Кроме этого, поиск надежных партнеров среди местного населения, определенно, может стать сложной задачей, так как несмотря на внешнюю доброжелательность большинство местных жителей, в первую очередь, думают не о благополучии предприятия в целом, а только лишь о личной выгоде и Ваши нужды и потребности для них второстепенны, даже если Вы являетесь партнерами. Впрочем, те люди, которые бизнесом уже занимались, наверняка не увидят в таком поведении ничего нового и необычного, ведь в наше время, как не прискорбно – это уже стало нормой. Еще одной задачей, которая может вызвать сложности, является поиск юристов и толковых бухгалтеров. Таким образом, чтобы избежать подобных неприятностей, необходимо, что называется, всегда держать руку на пульсе и подходить к поиску партнеров крайне ответственно.

В начало страницы


Как быстро можно вернуть инвестиции?

Ответ: Возврат инвестиций – дело индивидуальное, так что однозначно ответить на этот вопрос не представляется возможным. Однако, если вести речь о инвестициях в недвижимость на Бали или Ломбоке, то при грамотном управлении уже через 5-10 лет, средства можно полностью вернуть.

В начало страницы


Можно ли купить готовый бизнес на Бали?

Ответ: Разумеется можно. С некоторыми из доступных в настоящее время предложений Вы сможете ознакомиться на нашем сайте.

В начало страницы


Что необходимо для проживания и работы на Бали без нарушений местных иммиграционных законов?

Ответ: Для проживания и работы в Индонезии и в частности на Бали необходимо наличие рабочей визы (KITAS). Эта виза дает Вам право проживать и работать в стране сроком на 1 год. По истечении этого срока, визу можно продлить. Продлевать рабочую визу можно неограниченное количество раз.

В начало страницы


Насколько сложна процедура регистрации компании на Бали?

Ответ: Процедура регистрации компании на Бали довольно проста и занимает от 2-х до 3-х месяцев в зависимости от формы компании и ее видов деятельности. Для этого Вам необходимо обратиться в соответствующую организацию или напрямую к юристу-нотариусу.

В начало страницы


Сколько стоит открыть компанию на Бали?

Ответ: Если открывать компанию с ограниченной ответственностью (PT), то это стоит от 4500$, в зависимости от видов деятельности. Если же открывать компанию с участием иностранного капитала (PMA), то стоимость ее будет примерно от 6500$ опять же в зависимости от видов деятельности.

В начало страницы


Могу ли я нанимать на работу иностранцев?

Ответ: Конечно можете, но стоит понимать что для каждого иностранного работника Вам будет необходимо делать рабочую визу. Работа на Бали без рабочей визы грозит и Вам и работнику серьезными штрафами.

В начало страницы


Существуют ли квоты, согласно которым регламентируется количество местных сотрудников в компании?

Ответ: Нет, таких квот не существует, но следует помнить, что вряд ли Вы сможете вести полноценный бизнес без участия местных жителей, тем более рабочих виз таким работникам делать не нужно, а заработная плата будет довольно низкой.

В начало страницы


Какова система налогообложения для различных типов компаний Индонезии?

Ответ: Однозначно ответить на этот вопрос довольно сложно, так как все зависит от видов деятельности компаний и их типа. Более-менее точный ответ Вам смогут дать на месте лишь юристы или бухгалтеры, да и то лишь после того, когда Вы полностью определитесь с видами деятельности и типом компании.

В начало страницы


Задать вопрос

В качестве совета начинающим предпринимателям на Бали, мы можем сказать следующее:

Прежде чем начинать какой-либо бизнес на Бали, желательно лично пожить на острове какое-то время, это позволит Вам прочувствовать не только условия и инвестиционный климат, но и местный менталитет. Основным же советом намеренным начать бизнес на Бали будет лишь рекомендация тщательнее изучать и выбирать сферы деятельности, партнеров и сотрудников, и, конечно, ничего не начинать без предварительных консультаций с юристами, как на предмет ограничений или подходящего для вашей деятельности типа компании, налогов, получения различных разрешений, так и касательно приобретения недвижимости и тому подобного. Только благодаря этим несложным действиям Ваш шансы на успех будут уже значительно выше.

Желаем всем успешного бизнеса на Бали!

Как открыть салон красоты на Бали

«Жемчужное ожерелье экватора», – говорят об Индонезии. Причем это «драгоценное украшение» имеет также и неплохой экономический потенциал. В свое время правительству страны, экономика которой была очень зависима от экспорта нефти, было необходимо найти альтернативные источники доходов. Благодаря этому в стране, и в частности на острове Бали, сложились весьма благоприятные условия для ведения бизнеса не только для местных жителей, но и для международных коммерсантов, число которых растет с каждым годом.

Бали – место, где богатые и бедные сёрферы, дауншифтеры, гедонисты со всего мира нашли свою «сказочную страну», свой «рай на земле». Здесь «квартируются» огромные комодские драконы, проще говоря – вараны. Здесь живет знахарь Кетут Лийер, известный по книге «Ешь, молись, люби» Элизабет Гилберт. Здесь есть настоящий священный лес обезьян, где, может быть (кто знает?), воспитывается новый Маугли.

Здесь повсюду индуистские храмы, хотя регион находится на территории мусульманского государства. Исламу практически не удалось сюда проникнуть (по утверждению местных, этой веры придерживается не более 5% населения), а буддизму не удалось прижиться. Здесь устраивают Makepung – гонки длиной 2 километра на коровах, подпиливают зубы и увлекаются петушиными боями. Здесь отсутствует такое понятие, как «не сезон», и люди зимой и летом – одним загорелым цветом, хотя в августе, когда на Бали «зима», местные почти не купаются.

Здесь, на этом небольшом острове, по площади равном размеру Москвы с кольцевой автодорогой, невероятное число храмов – более 20 тысяч, потому что небольшие храмы есть в каждом доме и как минимум один общий храм есть в каждой деревне, множество храмов в городах, при этом ритуал жертвоприношения – угощения и цветы, преподнесенные в корзиночках из пальмовых листьев, выполняется несколько раз в день, чтобы накормить и задобрить духов. Магическими ритуалами пропитано всё вокруг, и, как ни странно, это работает!

Этот остров притягивает к себе потрясающей природой, океаном, позитивной религией, прекрасными людьми. Местные очень позитивны, в чем-то наивны, но открыты и милы. Поэтому здесь много выходцев со всего мира: от Америки до России, но большинство из иммигрантов всё же составляют европейцы, а среди туристов – австралийцы. Еще в начале 2000-х здесь было много русских туристов, сейчас наших соотечественников, выбравших в качестве места своего отдыха Бали, совсем мало, а вот наших соотечественников, выбравших этот остров для постоянного проживания, насчитывается около двух тысяч.

Все туристы и переселенцы в один голос заявляют, что сами балийцы миролюбивы и чрезвычайно отзывчивы, быстро учат иностранные языки, и в том числе русский.

КАКИЕ ЖЕ ОНИ, БАЛИЙКИ И БАЛИЙЦЫ?

Коренную балийку можно описать несколькими словами: среднего роста (примерно 165 см), в молодости – изящная брюнетка с правильной осанкой, длинной шеей и ослепительной улыбкой. Но, естественно, это идеализированный образ. Также встречаются островитянки коренастые и плотные или очень худенькие, с острыми плечиками и тонкой талией. Фигура и внешность балиек в основном портятся в возрасте «за 30», потому что к этому моменту большинство из них – давно уже многодетные мамы и жены, обремененные большим хозяйством. Тем не менее, несмотря на возраст, очень часто можно встретить балийскую женщину с подносом на голове, который используется ею в качестве… сумки. Поднос может быть с фруктами, овощами, с огромными тюками белья, с рыбой (если это жена рыбака, то именно она несет рыбу на продажу). Такие ежедневные физические нагрузки, редкое употребление мяса и преимущественно с детства рыбно-овощной рацион питания способствуют тому, что балийки являются обладательницами преимущественно худощавых фигур.

Классическая ежедневная прическа коренных жительниц острова – это тщательно собранный пучок. Из-за тропической жары они не могут оставлять длинные темные волосы распущенными. Впрочем, не все женщины Бали носят шевелюру, закрывающую лопатки. Короткие стрижки с креативным окрашиванием им тоже не чужды, но это преимущественно в городах.

Следуя современным трендам, балийская молодежь старается подражать туристам и переселенцам. Девушки выбирают мелирование «балаяж», у молодых людей популярны классическая короткая стрижка, модельная, под Европу 1920-х, и «серферская» (выгоревшие волосы).

Балийки довольно критично относятся к седине: каждая обнаруженная серебристая волосинка сразу же вырывается (даже прилюдно), точно сорняк на морковной грядке. К выбору шампуня для волос относятся не столь категорично, а вот маску, бальзам, тоник для волос они выбирают скрупулезно, предпочитая косметику с имбирем, которая укрепляет волосы и придает им сияние.

Если же волосы местной красавицы утратили блеск и эластичность, она обязательно прибегнет к помощи волшебного фрукта – авокадо. Да-да, на Бали авокадо считается именно фруктом, из него в каждой лавке делают сок, сдобренный шоколадным сиропом. Для здоровья волос используется также «драконий язык» – алоэ, повсеместно растущее на острове. Липкую кашицу из этих мясистых мечевидных листьев используют вместо смягчающего кондиционера для густой, тяжелой шевелюры, а также для охлаждения кожи головы. Кокосовое масло – еще один натуральный чудо-ингредиент. Его наносят на корни для питания и усмирения непослушных локонов.

Кстати, парадоксально, что, несмотря на пышную азиатскую копну волос на голове, у балийцев почти нет волос на теле, так что местные девушки практически не прибегают к эпиляции и депиляции.

Жительницы острова предпочитают народные методы ухода за собой. Например, умываться водой, настоянной на цветах франжипани. Считается, что это очищает тело и дух, защищает от проказ темных потусторонних сил. Островитянки испытывают пиетет и к папайе. Они верят, что ее оранжевая мякоть предотвращает появление морщин под глазами, а также избавляет кожу от неровностей: если регулярно наносить фруктовый жмых на бедра, можно побороть ненавистный целлюлит.

Еще один важный ритуал – это утренний «джаму», изготовленный самостоятельно, с помощью пестика, ступки и того, что растет в саду. В зависимости от хвори, нужные коренья, листья и семена перетираются в труху, заливаются водой, сбрызгиваются соком лайма и крупицами пальмового сахара и выпиваются залпом. Как правило, в рецепт обязательно входит куркума (пряность, почитаемая на Бали как мощный антисептик и иммуностимулятор) и имбирь. Помимо этого, в составе могут быть листья акации и молодой папайи, поджаренные зерна риса, горошины душистого перца. В специальных аптеках торгуют уже готовыми смесями для тех, кто ленится готовить раствор по бабушкиной инструкции. Балийки утверждают, что стаканчик утреннего «джаму» бодрит женский организм.

Декоративной косметикой основная масса островитянок обычно не пользуется, максимум – тушь для ресниц и карандаш-подводка для глаз. В общем и целом это прерогатива работниц больших магазинов и офисов, которым по протоколу положено немного подкрашиваться для соблюдения дресс-кода. Неброская помада и немного цветных теней, от карамельно-розовых до фисташковых, – макияж, который очень идет смуглянкам.

Балийцы не стесняются своего бронзового цвета кожи. В отличие от тайцев, когда каждый второй выглядит как Майкл Джексон, балийцы не страдают культом отбеливания загорелых лиц. Кожа у них светлее, чем у яванцев. Между тем балийские женщины все-таки стараются скрываться от солнца, чтобы не почернеть окончательно.

Раньше, согласно балийской традиции, островитянки ходили по улицам среди белого дня топлес. Но когда на Западе в разгар вошла сексуальная революция, президент Сукарно запретил на Бали это обнаженное «безобразие», раздав женскому населению полмиллиона кебай (ажурная женская блузка). Теперь женщины занимаются своими будничными делами в «цивилизованном виде», но, конечно же, не все. В деревнях эта традиция пока еще сохраняется, и кое-где на улице вполне можно встретить женщину в возрасте, идущую топлес по своим делам…

Балийцы носят батиковые несшитые юбки (камбен у мужчин, каин у женщин), саронги, рубахи (у мужчин), кебаи и кофточки баджу (у женщин), хотя сами батик не выделывают, а ввозят его с острова Ява. Ныне у мужчин часто встречаются короткие штаны с кожаным поясом.

Конечно, среди островитян много бедных людей, которым вообще не до моды. Те, у кого есть желание заморачиваться по поводу одежды (а это, как правило, молодежь), с удовольствием следуют трендам, благо китайских подделок отличного качества и по очень низким ценам здесь полно. Более или менее ярко, модно одетых людей можно встретить только в центре Денпасара или в Нуса-Дуа, который славится своими роскошными пятизвездочными отелями. В основном же Бали – это остров «свободы», остров людей без социальных предрассудков, это разношерстная толпа местных, иммигрантов, туристов.

КАКОЙ ОН, БАЛИЙСКИЙ БЬЮТИ-БИЗНЕС?

Невероятно, но факт: салонов красоты и парикмахерских качественного уровня на Бали очень мало, а вот спа-салонов и массажных кабинетов – видимо-невидимо.

К примеру, для белокурых европейских женщин найти салон, где можно выполнить окрашивание, довольно сложно. Качественные заведения располагаются, как правило, при отелях. Тем не менее в некоторых цирюльнях достойно стригут и укладывают всего за 3 доллара.

Ногтевой сервис на Бали посредственный, другими словами – «не угадаешь»: за 20 долларов маникюр могут сделать хуже, чем в простом салоне за 7 долларов, и наоборот. Поэтому наши бывшие соотечественники пользуются услугами мастеров из России, живущих и работающих на Бали, особенно если речь идет о наращивании и коррекции ногтей гелем или акрилом: лучше наших мастеров на Бали нет.

Стоимость парикмахерских услуг зависит от уровня салона и от того, кто является владельцем. Для салонов эконом-класса с иностранными инвестициями ценник в среднем составляет 10–15 долларов. Для салонов более высокого уровня под руководством нерезидентов минимальная цена женской стрижки – от 30 долл., мужской – 15 долл.; окрашивание: 5 долл. за 10 г краски + 15 долл. за работу. Есть русские парикмахеры, которые берут и по 50, и по 100 долларов, но их работа того стоит!

Стоимость массажа в салоне хорошего уровня – 20 долл., хотя ценник может опускаться и до 10, а то и до 5–8 долл. за любую услугу, поскольку дешевые «островитянские» парикмахерские располагаются на берегу океана в помещениях, очень похожих на какие-то сарайчики. Сервис соответствующий.

Конкуренция местных салонов с иностранными весьма относительна, поскольку салоны, открытые нерезидентами, как правило, работают на привезенной косметике, а значит, «копеечный» ценник за балийскую парикмахерскую услугу им не «побить».

Остров Бали выбран столицей SPA в Азиатском регионе, оставив позади Филиппины, Индию и даже Таиланд. Благоприятный климат и древние восточные традиции заботы о теле и духе делают эту часть света идеальным местом для восстановления сил и обновления организма.

Здесь сама природа сотворила все нужные условия для оздоровительных, омолаживающих, тонизирующих, лечебных или косметических процедур: чистый воздух, белый и черный песок, лечебные термальные источники, водные растения, различные травы и грязи.

Палитра спа-услуг на Бали необычайно широка и разнообразна: индонезийские центры красоты, включающие яванский лулур (многоступенчатую процедуру ухода за телом, появившуюся как предсвадебный ритуал) и классический балийский массаж, аюрведические спа-центры, талассотерапия, тайский точечный массаж, японский массаж шиацу (массирование руками, локтями, коленками и даже ногами), шведский массаж, китайские процедуры, гавайский массаж ломи-ломи и стоун-терапия.

На острове более тысячи спа-салонов, не считая маленьких массажных «забегаловок», которых полно вдоль всей береговой линии на каждом пляже. По сути, SPA делятся на три вида: спа-центры при отелях, специализированные спа-центры и «забегаловки».

Каждый спа-центр на Бали предлагает свое «меню» процедур, общее или составленное индивидуально для клиента. Методы лечения самые разные: от простого потворства желаниям и умиротворения души до серьезных лечебно-терапевтических процедур.

Цены на услуги в спа-салонах в среднем колеблются от 15 до 120 долларов. Стоимость определяется уровнем заведения, а значит, и специалистов, а также набором услуг. Так, в салонах при пятизвездочных гостиницах, конечно, услуги стоят дороже.

Однако не на все спа-курорты легко попасть. В окрестностях Убуда, знаменитого своими спа-отелями, среди множества предложений есть места, которые пользуются наибольшей любовью у посетителей, несмотря на высокие, как башня Трампа, цены. В целом престижных и дорогих мест на острове немного: может быть, 10–20. Цены варьируются за разные услуги от 100 до 975 долларов.

«Приличные» спа-центры исчисляются на Бали сотнями. Прайс-лист начинается от 15 и доходит до 100 долларов. Традиционный балийский массаж в таких салонах обойдется в 15–40 долл., приблизительно столько же (чуть дороже) будут стоить обертывания, скрабы, коктейли для лица, массаж головы, ароматерапия, массаж струями в бассейне с морской водой. У каждого салона есть предложения, включающие комплексный уход за телом продолжительностью приблизительно 5–6 часов, который вместе с традиционными горячими напитками, ланчем и трансфером стоит 100–150 долл. Самая дешевая процедура – это релаксирующий массаж ног стоимостью 10 долл.

Кстати, во время любого вида массажа практически в каждом балийском спа-центре используются высококачественные ароматические масла из сандала, балийских горных трав или цветов, тропических фруктов, кофе, йогурта. Для молочных ванн используется примерно тот же набор.

КАК ОТКРЫТЬ САЛОН КРАСОТЫ ИЛИ СПА-ЦЕНТР НА БАЛИ?

Несмотря на то что сам остров небольшой и за шесть часов его можно проехать на мопеде от края до края, он поделен на непохожие друг на друга районы: семейный Санур, молодежные Кута и Семиньяк, стерильный Нуса-Дуа. Расселяются и открывают бизнес на острове в зависимости от интересующей аудитории и толщины кошелька.

Ниши, связанные с парикмахерским делом и ногтевым сервисом, на балийском бьюти-рынке еще не переполнены конкурентоспособными предприятиями, поэтому это отличный шанс для нерезидентов попробовать свои силы в этой сфере.

Так, салон MARLENE, открытый киевлянкой в Куте (тусовочный балийский курорт), специализируется на блондинках. Конечно, в салоне есть все необходимые услуги и для шатенок, брюнеток, рыжих, но к блондинкам здесь особо трепетное отношение из-за большого риска для светловолосых барышень остаться лысыми после рук местных куафёров (сожгут волосы мигом, даже попрощаться не успеешь). Палитра красок для волос и бровей представлена итальянскими брендами Black, ING и немецкой маркой Сoncept. Постоянными клиентами в салоне являются не только российские граждане, сюда заходят и американки, и европейки, и австралийки, а также сами индонезийки, которые обычно тонируют, выпрямляют и ламинируют свои волосы.

Кроме того, в русскоязычном салоне MARLENE делают гелевое наращивание ногтей, декоративный дизайн, шеллак, аппаратный маникюр и педикюр, наращивание ресниц. Здесь доступны такие услуги, как ваксинг, шугаринг, несколько видов массажа, косметический уход (специальные грязевые и водорослевые маски для лица).

Все профессиональные инструменты для парикмахерского дела: ножницы, бритвы, утюги – директор и мастера приобретают за границей, поскольку на Бали ничего подобного не найти. Ближайшее место, где продается обычный фен, – Куала-Лумпур (Малайзия). Здесь даже специализированная заточка лезвия бритвы может обернуться большой трудностью. Та же ситуация обстоит и с косметикой. Индонезийская продукция либо плохого качества, либо рассчитана на жесткие азиатские волосы.

Минимальный бюджет, обладая которым можно начинать думать о скромном бизнесе на Бали, – 20 тысяч долларов. В среднем же это порядка 40 тысяч. Одно только открытие компании обойдется не менее чем в 6–7 тысяч. Процедура регистрации предприятия на Бали довольно проста и занимает от двух до трех месяцев, в зависимости от формы компании и ее видов деятельности.

К большим тратам относятся и расходы на рабочую визу, стоимость которой составляет примерно 2 тысячи долларов на человека, и расходы на аренду помещения, павильона или «островка» в торговом центре (оплата берется сразу за 3–5 лет вперед).

Для проживания и работы в Индонезии, и в частности на Бали, необходимо наличие рабочей визы (KITAS). Эта виза дает право нерезиденту проживать и работать в стране один год. По истечении этого срока визу можно продлить. Продлевать рабочую визу можно неограниченное количество раз.

В Индонезии, и на Бали в частности, существует лишь несколько видов компаний, которые подходят для иностранцев:

  1. общество с ограниченной ответственностью (PT), где учредителями могут являться только индонезийские граждане; стоимость оформления – от 4500 долларов. Возможно оформление любого количества лицензий;
  2. компания с участием иностранного капитала не менее чем 60 тысяч долларов (PMA), где иностранцы могут являться учредителями и владеть компанией на 49–100 процентов, в зависимости от видов деятельности; стоимость оформления – от 6500 долларов.

При регистрации компании РТ владельцем является местный житель. Иностранец назначается на должность руководителя.

Для оформления бизнеса нужно следующее:

  • название компании – до трех вариантов;
  • копии документов, подтверждающих личность комиссара и директора;
  • фото 3х4;
  • копия сертификата здания.

Документы для устава компании:

  • заверенное название будущей компании;
  • устав компании, заверенный нотариусом;
  • налоговый код регистрации;
  • устав, заверенный правовым отделом;
  • предоставление инвестиционным координационным советом лицензии на бизнес;
  • разрешение властей на ведение бизнеса.

При регистрации компании РМА список документов такой же, как в предыдущем варианте, но потребуется еще разрешение от глав деревни и района.

Трудностей для открытия бизнеса на Бали немало. Например, основная специфика заключается в том, что иностранный гражданин не может открыть бизнес на свое имя. Необходимо искать партнера из местных, кому ты сможешь довериться и на чье имя будет оформлено «дело». В случае если вы решите открывать компанию PT, то для этого понадобятся целых два надежных местных жителя, один из которых будет номинальным директором, а другой – числиться комиссаром. Это может занять довольно продолжительное время.

Кроме этого, поиск надежных партнеров среди местного населения, определенно, может стать сложной задачей, так как, несмотря на внешнюю доброжелательность, большинство местных жителей в первую очередь думают не о благополучии предприятия в целом, а только лишь о личной выгоде. Нужды и потребности партнера-нерезидента для них второстепенны, это особенности менталитета. Еще одной задачей, которая может вызвать сложности, является поиск юристов и толковых бухгалтеров. Таким образом, чтобы избежать подобных неприятностей, необходимо, что называется, всегда держать руку на пульсе и подходить к поиску партнеров крайне ответственно.

Вторая проблема – это языковой барьер. Случается, что нужный человек, который действительно может помочь, не говорит даже на английском.

Третья проблема – это набор штата квалифицированных сотрудников. Хотя среднестатистический парикмахерский зал рассчитан всего на трех мастеров, этих трех умельцев найти действительно хлопотно. Некоторые предприниматели привозят одного или нескольких специалистов из своей страны, чтобы они помогли на первых порах обучить местных мастеров всем парикмахерским премудростям, потому что в дальнейшем нанимать балийцев будет выгоднее – это позволяет сэкономить на рабочей визе. Но местные жители довольно ленивые, а скорее медлительные. Они не привыкли учиться, поскольку обучение стоит дорого, а страна, напомним, довольно бедная.

Помимо прочего, здесь практикуется «one way lunch»: даже самый вменяемый администратор в один прекрасный день может просто пропасть без объяснения причины, что уж говорить о младшем персонале…

Случается, что парикмахеры-иностранцы на Бали, чтобы не оплачивать рабочую визу для официального трудоустройства, работают «частным образом». Это для них не является сложностью, поскольку даже без рекламы здесь можно обрасти клиентурой: хороший мастер на вес золота, и его телефон передают из рук в руки (вот она, сила «сарафанного радио»!). Однако работа на Бали без рабочей визы грозит серьезными штрафами. И полиция в этом смысле совсем не дремлет.

В Индонезии очень гуманные налоги. Ставка подоходного налога (Pajak Penghasilan – PPH) здесь составляет 5%. Налогу на добавленную стоимость подлежат сделки стоимостью выше 60 миллионов IDR (индонезийских рупий). Налог на прибыль предприятия PT составляет 10%, для PMA – 30%. Также для иностранных граждан есть налог, который платится с рабочей визы, он составляет 1200 долларов в год. Кстати, за первый год работы компании налоги не взимаются.

Если вы не хотите самостоятельно вникать в сложности процедуры, можно обратиться в компанию, которая занимается регистрацией бизнеса. Процедура регистрации обойдется примерно в 15 тысяч долларов. От вас потребуется подготовить название, логотип, фирменный бланк документа и печать.

Разбираясь с Absolut Russia на Бали • Як онлайн

Маша Мозолевская разбирает, что значит быть русской на Бали. Портреты: Оскар Мунар.

Водка, Путин, бабушка. Это сочетание, которое любой русский обречен ассоциироваться с моментом встречи с американцем, Оззи или кем-то еще из остального мира. Если вы находитесь в Индонезии, добавьте к фильму «Маша и Медведь», необъяснимо успешный мультсериал, изображающий оскорбительные отношения между стервозной славянкой и ее волосатым поклонником.Так что же все эти стереотипы могут рассказать вам о русских как о расе? Практически ничего, что было бы близко к истине.

Одно дело, если вы встретите русских в их естественной среде обитания — в яркой модной Москве или заснеженной Сибири (стоит ли попытаться подсчитать, сколько людей, которых я встретил, шокированы, узнав, что Сибирь на самом деле является частью России, а не феей … сказочное королевство где-то в Арктике) — но это совсем другая история, если вы встретите их на тропической игровой площадке, такой как Бали.Вот тогда и возникают все эти вопросы: почему их так много? Зачем они вообще здесь? Что они здесь делают? Давайте посмотрим поближе.

Начнем с того, что русские — это не все мачо викингов и длинноногие блондинки-бомбы. Россия настолько огромна (даже после распада огромного Советского Союза), что в ней проживают самые разные расы, даже азиатские. Когда длинноволосый, темнокожий и сильно накрашенный диджей Антон М начал убивать танцполы на островах, международная тусовка отказалась поверить в то, что он русский.И все же его родным городом является остров Сахкалин, где местное население исторически смешивалось с корейцами. И да, это все еще Россия, хотя географически это вроде Японии. «Это происходит постоянно, почти каждую ночь», — говорит Антон. «Самое забавное, что даже русские иногда мне не верят, особенно если они достаточно пьяны. Я всегда отвечаю: почему ты так шокирован, дружище? Как будто вы не знали, что в нашей стране есть задницы всех мастей? »

Кроме того, есть много русскоязычных людей, которые на самом деле приехали из Украины, Белоруссии или Казахстана.У них может быть один общий язык, и некоторые из них могут быть громкими, горячими и сварливыми на «русский манер», но они твердо поправят вас, если вы случайно назовете их «русскими». Попробуйте назвать настоящего каталонца «испанцем» или назовите ирландца «англичанином». Вы получите аналогичную реакцию — или, может быть, дружескую пощечину.

Когда я переехал на Бали более десяти лет назад, ядро ​​русской общины составляли в основном ребячливые молодые русские серферы, опьяненные непреодолимым чувством свободы от жизни в серых бетонных джунглях.Некоторые были настоящими спортсменами, проводя большую часть своего времени на волнах и дремая в гамаках где-нибудь на Буките. Другие были цифровыми кочевниками — термин, который тогда даже не был изобретен — серфили рано утром, а остаток дня проводили за монитором, кодируя или занимаясь графическим дизайном для своих клиентов дома. Позже волна молодых программистов, стекавшаяся на Бали «поработать под пальмой», стала сильнее, чем кудрявый локон Улу. Тенденция была очевидна: вы все еще можете хорошо зарабатывать, будучи техническим специалистом, без ущерба для качества жизни.Скажите «нет» офисному кабинету и мрачным небесам Санкт-Петербурга или Томска, скажите «да» папайе на завтрак, Бинтангу на обед и сеансе лонгборда, чтобы снять мышечное напряжение после дня, проведенного перед экраном.

Тогда все российские СМИ, от снобистского Forbes до модной Афиши, опубликовали по крайней мере одну статью, освещавшую это явление: «утечку молодых мозгов в азиатский рай». Солнце, море, радость босиком круглосуточно, частная вилла с бассейном, горничная, сервис Go-Jack-it-all.Все это действительно казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой. Но больше всего было пьянящее чувство свободы — то, что мы, россияне, обнаружили совсем недавно. «На века, — говорит Ксения Валеева, успешный визажист и шестилетняя жительница острова, — мы, как нация, оказались в ловушке не только буквально, но и образно говоря — в ловушке наших собственных страхов. . И неудивительно, если вы оглянетесь на нашу историю, которая может повториться в любой день, понимаете? »

Другой москвич, художник-гей и модельер, однажды признался мне, что решил уехать из России, потому что, несмотря на то, что был очень религиозным человеком, он всегда чувствовал себя грешником — благодаря своим старым добрым православным убеждениям.Он устал чувствовать опасность, буквально рискуя жизнью, поэтому он переехал на Бали, где религия не может беспокоить вашу сексуальность. Как ни странно, даже при постоянно растущем уровне преступности Бали всегда чувствовал себя более безопасным местом, чем родина.

Первым славянским цифровым кочевникам понадобилось всего несколько лет, чтобы понять, что работа «под ладонью» была скорее занозой в заднице, чем блаженным решением. Балийская жара не дает возможности сконцентрироваться (если вы не платите за кондиционер), выдача виз и другие радости местной иммиграционной системы просто раздражают, а сверх-расслабленный островной образ жизни в конечном итоге убивает большинство ощущений сверхдостижения.«Мне стало лень беспокоиться, — говорит Петр Щербатов, графический дизайнер из Москвы. «Россия все равно чувствовала себя такой далекой».

Когда-то был даже настоящий русский журнал, обслуживающий русскую общину, принадлежащий, в частности, тасманцу. Этот парень знал, что однажды русские станут популярными на Бали.

Единственное, чего он не знал, это то, что, в отличие от австралийцев, русские не любят принадлежать к сообществу. У нас нет эквивалента знаков с надписью «Гордо принадлежит австралийцам».Мы не собираемся большими группами для празднования национальных праздников. Если два россиянина случайно столкнутся друг с другом в Carrefour, они будут притворяться, что приехали из любой точки, но не из одной страны.

Дело не в том, что мы стыдимся того, что нас ассоциируют с нашей страной, на самом деле — однако, большинству из нас не нравится обсуждать Путина за кувшином водки. У нас также (как правило) нет домашних медведей.

Шокирует, я знаю. Фактическая причина, по которой русские избегают друг друга за границей, в том числе на Бали, заключается в том, что большинство из них проделали такой долгий путь, чтобы оторваться от своей прежней реальности, что идея автоматически проводить время вместе, ну, смешно.

Для всех нас Бали кажется другой планетой по сравнению с тем местом, откуда мы пришли. Тем не менее, остров приветствовал нас и позволил нам поиграть в своей песочнице. «Я сразу почувствовал себя как дома», — говорит Катя Касаткина, модель, лицо которой вы наверняка видели на рекламных щитах повсюду. «Первый вдох, который я сделал, когда я приземлился на Бали 13 лет назад, был как дома, хотя я никогда не был здесь раньше и ничего не видел на острове. Я только что вышел из самолета и был спокоен.Я не могу объяснить это логически. И теперь он чувствует себя как дома, потому что он дома. Я все еще ловлю себя в моменты абсолютного счастья, когда я веду самокат, выгуливаю собаку на пляже или смотрю на луну ночью ».

Сюрприз, сюрприз: оказывается, россияне любят Бали по тем же причинам, что и другие. «Чувствуете ли вы здесь себя как дома, зависит от того, кем вы являетесь как личность, независимо от вашей национальности», — говорит Катя, и я вообще не могу придумать слов лучше, чтобы поставить большую жирную точку в конце этой истории. .Русские — мы просто люди. А теперь выпустите медведей!

Свяжитесь с Оскаром здесь.

Свяжитесь с Машей здесь.

На игле с Irvine Welsh

Более 90% российских туристов в Индонезии выбирают Бали

Россия лидирует среди других стран по росту туристического потока в Индонезию. Однако рост показывает только Бали, где отдыхает более 90% российских туристов.На российско-индонезийском бизнес-форуме эксперты обсудили востребованные тенденции и проблемы продвижения индонезийского дестинации.

«Индонезия, пожалуй, одна из немногих стран, где въездной поток из России превысил докризисные показатели 2013 года. На российском рынке индонезийские направления демонстрируют стабильный рост на протяжении многих лет», — сказала Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциация туроператоров России (АТОР).

Исполнительный директор АТОР пояснил, что российский турпоток в Индонезию показывает положительную динамику с 2016 года.Уже в 2017 году он превысил докризисные показатели (в 2013-2014 годах максимальные показатели из Российской Федерации находились на уровне 96,5 тыс. Туристов). В 2018 году количество прибывших из России превысило рекорды докризисного уровня на 30%, достигнув высшей точки в истории российско-индонезийских отношений.

По итогам первого полугодия 2019 года у Индонезии есть все шансы установить новый рекорд. Так, по индонезийской статистике, за первые 5 месяцев 2019 года 79.Индонезию посетили 5 тысяч туристов из России, что на 15,5% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

При этом более 90% от общего числа прибывших приходится на курорты острова Бали. Это больше, чем, например, в 2017 году, когда эта доля составляла 85,6%. Остальные регионы Индонезии демонстрируют незначительный рост или даже сокращение российского туристического потока. Так, вторую позицию по количеству прибывших россиян (5,17%) занимает столица Индонезии — Джакарта — в январе-мае сюда приехали 3530 россиян, а это 10.На 2% ниже, чем за аналогичный период прошлого года.

По словам Майи Ломидзе, тот факт, что российские туристы сейчас в основном отдыхают на курортах Бали, свидетельствует о большом потенциале страны.

Среди основных причин роста спроса на Бали эксперты отметили открытие прямых рейсов на Бали в конце 2018 года (рейсы Москва — Денпасар в 2019 году выполняет дочерняя компания Аэрофлота — авиакомпания «Россия»).

Сейчас «Россия» выполняет два рейса в неделю, зимой количество рейсов по маршруту Москва — Денпасар будет увеличено до трех.По словам заместителя министра туризма Индонезии г-жи Ниа Нишай, существует вероятность того, что национальная авиакомпания — Garuda Indonesia — также откроет рейсы в пункт назначения, что, в свою очередь, может еще больше стимулировать спрос.

Индонезия депортирует российскую звезду социальных сетей, проводившую вечеринку

ДЕНПАСАР, Индонезия —

Российская знаменитость социальных сетей депортируется из Индонезии в воскресенье после того, как он провел вечеринку, на которой присутствовало более 50 человек, в роскошном отеле на курортном острове Бали несмотря на ограничения коронавируса.

Партия, состоявшаяся 11 января, нарушила протоколы здравоохранения, принятые для борьбы с распространением вируса, — сказал Джамарули Манихурук, руководитель регионального отделения Бали Министерства юстиции и прав человека.

Сергей Косенко, у которого в Instagram более 4,9 миллиона подписчиков, прибыл в Индонезию в октябре по туристической визе.

Сотрудники иммиграционной службы на Бали решили изучить деятельность Косенко после того, как он разместил в социальных сетях видео, на котором он и пассажирка едут на мотоцикле от пирса в море.Многие индонезийцы осудили этот трюк как безрассудный и потенциально опасный для окружающей среды.

Манихурук сказал, что иммиграционное расследование показало, что Косенко принимал участие в деятельности, нарушающей его туристическую визу, например, в продвижении компаний и продуктов.

После объявления о депортации Косенко сказал журналистам в иммиграционной службе на Бали, что сожалеет.

«Я люблю Бали. Мне очень жаль, и я прошу прощения », — сказал Косенко.

Депортация произошла всего через несколько дней после того, как Индонезия депортировала американку, которая жила на Бали из-за своих вирусных твитов, в которых остров прославлялся как дешевое, «дружественное к гомосексуалистам» место для проживания иностранцев.Считалось, что ее посты «распространяли тревожную для общества информацию», что послужило основанием для ее депортации.

Индонезия временно ограничила въезд иностранцев в страну с 1 января, чтобы контролировать распространение COVID-19, а общественная деятельность была ограничена на островах Ява и Бали.

Балийское региональное отделение Министерства закона и прав человека зафиксировало, что в 2020 и 2021 годах с Бали были депортированы 162 иностранца. Большинство из них депортируются за нарушение визы для посещения.

«Прояви немного сочувствия»: Бали утомляет плохо себя ведущих иностранных влиятельных лиц | Бали

Российский инстаграммер, спустивший свой мотоцикл с причала, рухнул в море. Два шутника с YouTube, обманувшие охранника супермаркета с натянутыми масками для лица, нарушили правила острова в отношении здоровья. Пара якобы снимает порно на священной горе.

Во время пандемии на Бали проживал ряд влиятельных лиц, которые плохо себя вели. И теперь этого достаточно.

В то время как некоторые страны отправляли иностранных путешественников домой, когда Covid начал распространяться, Индонезия разрешила посетителям остаться.Тем не менее, спустя год после начала пандемии полиция сообщает, что многие иностранные туристы по-прежнему демонстрируют вопиющее пренебрежение к местным протоколам здравоохранения.

«Да, иностранец приносит нам доход. Но их действия поставят под угрозу и местных жителей, которые работают, чтобы служить им. Могут ли они немного сочувствовать? » сказал балийский политик и дизайнер Нилух Джелантик, которая опасается, что их поведение ставит под угрозу шансы Бали перезапустить свою туристическую индустрию.

Лидеры мнений в социальных сетях, которых привлекают идеальные для фотографий изумрудно-зеленые рисовые поля острова, его живописные храмы и пляжи, оказались особой проблемой.«Ключом к выздоровлению Бали (после пандемии) является низкое количество случаев (Covid-19). Но иностранец, у которого есть (онлайн) подписчики, создает контент о нарушении протокола о здоровье, создавая впечатление, что Бали небезопасен », — сказал Нилух.

За последние несколько месяцев сообщения о неуважительных, дерзких трюках, неосторожных вечеринках и даже оскорбительном поведении со стороны влиятельных лиц в социальных сетях разозлили общественность.

Некоторые высокопоставленные лица были депортированы, в том числе совсем недавно российская влиятельная личность Лея Се, чья шутка с маской в ​​супермаркете стала вирусной.В видеообращении, снятом с тайваньским ютубером Джошем Палером Лином, она извинилась за свой трюк. Джош Палер Лин сказал, что он не намеревался вести себя неуважительно или поощрять нарушение правил. «Я сделал это видео, чтобы развлекать людей, потому что я создатель контента, и моя работа — развлекать людей», — сказал он.

У Леи Се конфисковали паспорт после розыгрыша, в котором она рисовала на лицевой маске в супермаркете на Бали. Фотография: YouTube

«Правила нарушают не только иностранные звезды социальных сетей, но и туристы в целом», — сказал Робби Септиади, начальник полиции провинции Бадунг.«У иностранцев низкий уровень соблюдения правил протокола здоровья по сравнению с местными жителями. Он очень низкий ».

До сих пор в этом году около 346 иностранных туристов нарушили протоколы здравоохранения, а 60 были депортированы с острова, по сообщениям местных СМИ. С иностранцев взимается 1 000 000 рупий (70 долларов США) за несоблюдение рекомендаций по охране здоровья, что в 10 раз больше, чем с местных жителей, поскольку официальные лица заявляют, что они с большей вероятностью будут вести себя плохо, и необходимы более жесткие меры сдерживания. Полиция даже заставляла иностранцев делать отжимания в качестве наказания.

Один иностранный фотограф был настолько разочарован другими, которые игнорировали требования к маскам, что создал вывеску с фотомонтажом туристов, замеченных без маски, и разместил ее на традиционном рынке Убуда. «Многие футболисты здесь, на Бали, не носят масок. Они делают это, потому что у них разные представления о масках », — говорится в сопроводительном тексте. «Неважно, что это за идеи. Закон на Бали — носить маску на публике ».

«Позор всем этим людям»

Балийский писатель Ни Маде Пурнама Сари сказал, что такое туристическое поведение является наследием голландского колониального отношения к острову.После пупутанской войны в начале 20-го века голландцы продвигали его только как товар: экзотический остров, сбежавший с небес, и девственный остров. «Это прочное колониальное наследие. Они рассматривают балийцев только как инструмент для индустрии туризма », — сказала она.

Недавние инциденты вызвали гнев в Интернете: «Covid — это вовсе не шутка, позор этим людям», — написал один из комментаторов. Но некоторые балийцы не хотят говорить о плохом поведении, сказал Ни Мадэ, потому что их поощряют принимать посетителей: «Балийцы очень терпимо относятся к этим иностранцам, а не к местным посетителям.”

Распространяемый во всем мире имидж Бали — красивого острова с щедрыми людьми, где также дешево жить — усугубил ситуацию. В недавнем отчете International Living, представленном Forbes, Бали описывается как такое хорошее соотношение цены и качества, что иностранцы могут переехать туда и жить, не работая, — хотя далее отмечалось, что в большинстве городов для хорошей жизни потребуется 1900 долларов США в месяц.

«Они пригласили тех, у кого была власть, из развитых стран, приехать в страны третьего мира, чтобы осуществить свою мечту: дешевое место», — сказал Ни Мадэ.

Пандемия разрушила местную экономику, которая в значительной степени зависит от туризма. По данным статистического агентства Индонезии, в 2020 году экономика островов упала на 9,3%. Многие отели и рестораны закрыты. Балийцы теряют работу, что побуждает некоторых вернуться к сельскому хозяйству и рыбной ловле.

Санг Аю, 38 лет, которая работает домработницей на вилле в Тегаллаланге, сказала, что зарабатывает 1,7 миллиона рупий в месяц (118 долларов США). «Мы благодарны за зарплату», — сказал Санг Аю. Минимальная заработная плата в провинции составляет около 174 долларов США.

Правительство Индонезии стремится создать «зеленые зоны» с высокими показателями вакцинации, чтобы стимулировать внутренний, а в конечном итоге и зарубежный туризм в основные направления страны.

Нилух надеется, что тем временем иностранцы, в том числе влиятельные лица в социальных сетях, будут поддерживать местных жителей в обеспечении безопасности Бали. «За иностранцев, у которых есть последователи, возьмемся за руки вместе с балийцами. Проявите немного сочувствия. Вы можете избегать постов (спорных постов) и (не беспокоиться) о людях, у которых вы остаетесь », — сказала она.

Правда о том, как «жить мечтой» на Бали прямо сейчас

Если вы иногда не мечтаете о поездке на Бали, вы, вероятно, недостаточно много работаете. Но многие не осознают, что за вуалью это еще не все бинтанг и массаж спины.

Жить на Бали во время пандемии — это довольно сюрреалистический опыт, рассказали DMARGE различные австралийские экспатрианты.

Это произошло после того, как на прошлой неделе в Интернете вспыхнула дискуссия о западных жителях, живущих как члены королевской семьи на Бали (не менее скудный бюджет), а также об опасениях по поводу логики депортации цифровых кочевников, хвастающихся этим самым образом жизни (в то время, когда Индонезия отчаянно нуждается в туристы).

она не является причиной моей борьбы, она не вызвала здесь гомофобию, но ее дерзость просрочить визу, работать отсюда и не платить обязательные подоходные налоги для иностранцев, которые остались более 6 месяцев, раздражает мне нервы.

— Olive (@acciolivia) 17 января 2021 г.

Чтобы понять, что значит «жить мечтой» прямо сейчас, а также ответить на такие животрепещущие вопросы, как: «Есть ли кроссфит на Бали?» и: «Каково это на самом деле составлять табели учета рабочего времени у бассейна», — поговорила DMARGE с Питером Хиббердом, исполнительным креативным директором Ogilvy, который стал настоящим знатоком WFH (работа из отеля).

Хибберд «живет и работает в отеле на Бали», — сказал он DMARGE, — «с марта 2020 года, как только было объявлено о первой блокировке Covid-19».

«Однако я не турист. На самом деле я легальный резидент Индонезии с полным KITAS (разрешение на работу), живу в Джакарте, поэтому для меня это все равно, что управлять компанией в Сиднее из Байрон-Бей, и вместо моей квартиры базой операций был мой крутой бутик-отель. . В настоящее время на Бали очень много шума по поводу «цифровых кочевников», и, поскольку я плачу налоги как резидент, я, к счастью, избегаю этой социальной стигмы, хотя для любого прохожего, местного или любого другого человека, я — еще один буле с ноутбуком.”

«Я люблю жить здесь и в WFH, но я легальный резидент Индонезии. Когда дело доходит до удаленной работы в Индонезии, существуют очень строгие законы, и они соблюдают их ».

Самая нереальная вещь в пребывании на Бали во время пандемии Covid-19, сказал Хибберд DMARGE, — это «абсолютно пустые улицы».

Изображение: @ southafrican.visuals

«Как и любой другой крупный мегаполис, сюрреалистическая реальность — это… мертвая тишина. Улицы Семиньяка похожи на город-призрак, и по сей день большинство ночей.На самом деле открыто около 10% мест. Обычная поездка из Чангу в Семиньяк (6,5 км) обычно занимает час или больше, сейчас 15 минут ».

Хибберд также сказал нам: «По-прежнему происходят некоторые удивительно сюрреалистические вещи, хотя остров находится под влиянием Ковида. Это «Остров богов», только один из 17 000 с лишним индонезийских островов архипелага. Например, я сидел и наблюдал за международным пианистом на белом рояле на краю скал в Улувату на закате.”

Изображение: Питер Хибберд

Хибберд также рассказал нам о местном строителе, который стал популярным «за то, что водил на своем скутере до шести собак в качестве пассажиров».

Изображение: Reddit

Наряду с этим произошел сдвиг в демографии: «массовый исход иностранцев обратно в свои страны из-за опасений пандемии». Это привело к «избытку австралийцев в пеших поездках, а французам, спасающимся от зимы, [] полностью заменили русских, которые, как мы можем только предположить, получат бесплатный билет на Бали с каждой второй бутылкой водки, купленной в местной московской бутылке-O. .”

«Русских больше, чем в третьем действии Бонда 80-х».

Самое лучшее в пребывании на Бали прямо сейчас, по мнению Хибберда, — это свобода. «Благодаря строго соблюдаемой политике Covid, как и при обычном обеспечении безопасности, это фактически дает свободу. Тихо. Я приезжаю на Бали каждые пару выходных в течение четырех лет, и там так пусто, как в провинциальном городке ».

Хибберд также сказал нам, что, как бы ему ни хотелось раскрыть наше видение «промышленного комплекса зависти», проживание на Бали прямо сейчас за его деньги чертовски завидно: «Приготовьтесь.Сделайте глубокий вдох и позвольте зависти окунуться в вас, как пятнадцатиметровый пилинг в «Старике», с этим ничего не поделаешь. Вас предупредили 3, 2,1 «.

«На острове своя карантинная зона. Внутри Индонезии количество внутренних рейсов минимально, поэтому число случаев заболевания относительно невелико и стабильно. Поэтому наденьте маску, и кафе открыты, чтобы сидеть, болтать и работать, свежий насыщенный кофе java течет свободно, а пляжи — это глоток свежего воздуха, который очищает легкие на закате.”

«Даже перерывы для серфинга относительно пусты. Я слышал, что в хороший день вы можете быть одним из пяти человек в Улувату на облупившемся 6-футовом перерыве, одним из которых является Келли Слейтер [во всяком случае, когда он был там]. Вдобавок ко всему, большие и маленькие отели заключают безумные предложения, виллы отчаянно нуждаются в заселении, и если раньше вы думали, что пить на Бали дешево, то теперь это почти воровство ».

«За пределами обычных прибрежных районов Убуд, веганский центр хиппи-йоги, известный как Eat Pray Love, действительно пуст.Так что забудьте о бронировании за три месяца, чтобы поужинать в ресторане Locavore, позвоните в этот день, и вы, как правило, получите место. Даже если у меня кончились дела на главном острове Бали (чего у меня не было), я прыгнул на лодку до Гили, чтобы, наконец, получить свою лицензию на глубокое погружение, чтобы расслабиться с черепахами, мантами и акулами в затем перейдите на Нуса Пенида и Лембонган, чтобы сделать некоторые из типичных снимков местности IG ».

«На всех трех небольших островах нет туристов, поэтому куда бы мы ни пошли, у нас всегда было место для себя.Думаю, теперь на планах дальний дайвинг-тур по Комодо ».

Хибберд также сказал нам, что для него сложно поддерживать себя в форме — то, что вы могли бы предположить, было бы куском мочи без хлопот, связанных с поездкой на работу. Напротив: «Ежедневные тренировки в Wunderlust с Дэйвом Дрискеллом [были самым сложным аспектом жизни на Бали]», — сказал Хибберд.

СВЯЗАННЫЙ: Я был в самом известном в Instagram оазисе Бали, и это была полная катастрофа

«Большинство людей говорят с бахвальством:« О, если бы у меня был шесть месяцев отпуска, я бы просто пошел в спортзал и меня разорвали, как Крис Хемсворт, но вы знаете, у меня есть работа и….* вставьте любые другие оправдания, которые у них есть, за то, что они на самом деле не выполняют работу * ». Что ж, это COVID, вас вообще заперли, сейчас самое время! Я определенно не крупный парень (40-летний очень худой эктоморф), но после карантина я набрал 14 кг и снизил содержание жира до 16%. Работа продолжается, но если не сейчас, когда? »

«Если серьезно, то, как и в любом другом месте в мире, сложная часть пребывания на Бали — это не видеть свою семью и друзей в Австралии.К счастью, со мной здесь мои дети, но многие были разлучены на несколько месяцев. Я сочувствую многим по всему миру, отделенным от тех, кого мы любим. Я не уверен, что вы могли бы найти лучшее место, чтобы переждать пандемию, но семья и друзья — вот что действительно важно ».

Хибберд также сказал нам, что даже с точки зрения посетителя «вы действительно можете сказать, что местные жители страдают», поскольку 80% доходов всего острова [обычно] приходится на туризм. «Это ужасно.Лучшее, что мы можем сделать, — это поддержать местный бизнес, приняв пищу и пить, и быть щедрыми по отношению к тем, с кем мы общаемся ».

Хибберд планирует оставаться там как можно дольше. Он сказал DMARGE: «Я не ожидаю каких-либо реальных изменений в политике в офисе до тех пор, пока не будет уверенности в безопасности для всех. Итак, я сейчас веду переговоры о покупке здесь недвижимости. Из-за резкого падения туристов цены на землю очень хорошие, но покупка недвижимости на Бали совсем не похожа на Австралию с совершенно другими законами и правилами для эмигрантов.”

Однако не каждый австралийский эмигрант имел подобный опыт. Анонимный источник сообщил DMARGE, что его планы были сорваны The Bat Kiss: «Мой партнер и я приехали сюда по работе в туристической индустрии, что было отличным моментом (нет). Мы приехали в конце января, чтобы приступить к работе, и к середине марта туризм на Бали начал страдать из-за COVID. Это означало, что мы прекратили работу из-за резкого спада туризма ».

«Без работы было очень сложно. Но самым сложным было стать свидетелем разрушения, которое эта пандемия нанесла Бали и его местным жителям.Очень минимальный туризм означал, что местные предприятия были не в состоянии прокормить себя в эти очень тяжелые времена, в результате чего люди были вынуждены возвращаться в свои деревни и / или острова, чтобы снова найти работу ».

«Мы здесь чуть больше года и планируем вернуться в Австралию в следующем месяце».

«Что касается работы, к счастью, у нас были сбережения, и я, и родители моей девушки помогали нам всем, чем могли, пока мы были здесь. Нам не удалось найти другую работу, так как для работы здесь требуется виза KITAS, которая требует от компании, в которой вы работаете, подписать вас и выполнить всю логистику с индонезийской иммиграционной службой.”

«Определенно, многие эмигранты испытали то же самое, будь то отдыхающие, застрявшие здесь, или владельцы крупного бизнеса, которые также пострадали от отсутствия туризма. Здесь все определенно пострадали так или иначе ».

Изображение: Питер Хибберд

Как резюмирует Хибберд: «Старый кляп был бы; «В Австралии меньше австралийцев». Больше нет ».

«На самом деле я не жил в Австралии уже 7 лет, поэтому я не на 100% в курсе ситуации на Флиндерс-стрит, но Бали — это все же Бали.Если вы еще не были, как только пандемия утихнет, вам действительно стоит это сделать. Люди в целом милые и гостеприимные, если вы уважаете их культуру. Они называют его Островом Богов, потому что он носит на рукаве свою религию, и на него приятно смотреть и восхищаться ».

«Есть множество ловушек для туристов, которые просто неуважительны, как любая другая страна, но обладают мистической игривостью, которая позволяет вам наслаждаться тропической погодой в очень доступной роскоши. Пройдите мимо классических клише бара Кута, и вы откроете для себя богатый остров, который стоит исследовать.”

Что касается ваших шансов присоединиться к таким, как Хибберд? Возможно, признаки более позитивные, чем вы думаете: «ИТ-отдел на протяжении десятилетий побуждал генеральных директоров всего мира быть более гибкими с офисными помещениями, но потребовалась пандемия, чтобы заставить их измениться», — сказал Хибберд. «Я предполагаю, что каждый финансовый директор (в том числе мой) в настоящее время рассчитывает площадь в офисе и расходы, связанные с WFH, на регулярной основе, даже когда эта пандемия утихнет».

«Наш офис внедрил политику WFH за один день и полностью начал работу на следующий день.Мне повезло / я благодарен / я чертовски много работал с командой, чтобы сохранить все 300 сотрудников, и мне не пришлось никого увольнять в офисе ».

Действительно, репортажи из рая.

Согласно Bali.com , «международный туризм был приостановлен с марта 2020 года из-за отмены безвизового режима, который позволял посетителям из 160 стран приехать в Индонезию без визы. Это оставило небольшую дверь для любителей Бали, потому что до 31 декабря все еще можно было подать заявление на получение деловой или социальной визы с помощью агента.”

«Но из-за вспышек новых мутаций Индонезия ввела более строгий режим изоляции до 8 февраля, который, скорее всего, будет продлен».

«Мы не ожидаем, что Бали скоро откроется для« обычного туризма »(безвизового режима или визы по прибытии). Однако мы ожидаем, что вскоре появится возможность снова приехать на Бали, подав заявку на получение деловой или социальной визы, как это было до 31 декабря ».

«В любом случае иностранцы, имеющие KITAS, KITAP (разрешение на работу, вид на жительство) или дипломатические визы, все еще могут въехать в Индонезию.”

В Индонезии зарегистрирован 1 миллион случаев Covid-19 в январе, «всего через день после того, как президент Джоко Видодо заявил, что страна« успешно »справилась с пандемией», — сообщает ABC .

Читать далее

Невероятный Бали: банда россиян годами грабила туристов на курортном острове

До пандемии ежегодно на Бали приезжало более 125 тысяч россиян.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

российских миллениалов, людей 80-х и 90-х годов рождения, никогда не задавались вопросом, где провести зиму.Конечно же, на Бали! Одни переехали на сказочный остров на постоянное место жительства, гордо называя себя фрилансерами, другие сбежали туда в поисках новой жизни, став фотографами или гидами.

До пандемии на Бали ежегодно приезжало более 125 тысяч россиян. Волей-неволей новички познакомились с русскоязычным сообществом. Иногда отношения были взаимовыгодными: одни предлагали юридические услуги, другие — туризм, третьи — уроки серфинга. Но никто не ожидал, что какие-то соотечественники на сказочном Бали живут по принципу «человек человеку — волк».

АГЕНТ ИНТЕРПОЛА

Николай Романов гордится своим небольшим, но успешным бизнесом: прокат велосипедов на острове шириной не более 150 км приносил стабильный доход. Однажды в феврале на пороге своего офиса появился седой респектабельный мужчина.

— Сотрудник Интерпола, — представился незнакомец. — Вы в курсе, что ваш бизнес классифицируется как нелегальный?

Николай опешил, пытался доказать свою глупость, но незнакомец стоял на своем.

— Ходят слухи, — задумчиво сказал он, — вот еще и наркотиками торгуете. Я думаю, что полиция должна узнать об этом.

Романов вообще онемел. Он прекрасно знал, что в Индонезии сурово относятся к «глупости». За хранение грозит от 4 до 12 лет тюрьмы, послаблений для иностранцев нет. Заметив страх в глазах бизнесмена, агент Интерпола предположил: Николай отстегивает ему кругленькую сумму, а он решает свою проблему.Романов согласился.

В итоге Николай расстался с 27 тысячами долларов (около 2 миллионов рублей) и 21 мопедом своей компании. Он боялся обращаться в полицию, думая, что незнакомец окажется настоящим сотрудником международной организации, но потом все-таки решился.

В начале июля фальшивый агент был арестован по обвинению в мошенничестве.

Им оказался 65-летний россиянин Евгений Багрянцев. Задержаны и трое его сообщников: Артем Котухов, Ильгам Музафин и Сергей Чередниченко, еще двое — Ольга Багрянцева, жена Евгения и Максим Жильцов — объявлены в розыск.

Вот как балийская полиция прикрывала русскую мафию, которая своей пятилеткой кошмарила сказочный остров!

ИНФОРМАТОРНАЯ СЕТЬ

С 2015 года более тысячи россиян и жителей СНГ стали жертвами наглых российских аферистов.

До пандемии мошенники нацелены на туристов. Схема, по которой они работали, была отлажена и включала несколько десятков человек. О появлении богатых жертв сообщили владельцы и сотрудники пунктов проката VIP-автомобилей, яхт и вертолетов.За середняков отвечали гиды, массажисты, косметологи, парикмахеры, проститутки. Такие информаторы обычно сами становились жертвами банды, но из-за того, что не могли расплатиться, они стали информаторами.

После того, как информация о новом «клиенте» дошла до банды, один из мошенников влез в доверие потерпевших, и через некоторое время полиция обнаружила наркотики на арендованной вилле или яхте. После этого на сцене появились Артем Котухов и Ильгам Музафин, представившись индонезийскими полицейскими или даже агентами Интерпола, и предложили заплатить выкуп: от 10 до 50 тысяч долларов, иногда этот ценник увеличивался до 150 тысяч долларов (10 .7 млн ​​руб. ). Напуганные до смерти туристы были готовы на все, лишь бы поскорее вернуться на родину. А те, кто не смог рассчитаться, оказались в индонезийской тюрьме.

Было много способов заманить жертв в сети. Кто-то наткнулся на рекламу продажи забавных пилюль в Интернете, кто-то нашел пачку во время «рейда» по ночным клубам или подпольным казино. Вбросить, а потом найти хрень не составило труда.

ОПАСНАЯ ПОСЫЛКА

Ситуация изменилась с началом пандемии: туристический поток прекратился, но аппетиты банды не ослабевали.Мошенники решили переключиться на русскоязычную диаспору, постоянно проживающую на Бали: местных владельцев бизнеса и фрилансеров. Размахивая фальшивыми полицейскими записками, они утверждали, что предприниматель нарушает закон из-за отсутствия одной из лицензий или устаревших документов, и требовали деньги. Если кто-то отказывался, ему открыто угрожали наркотиками, что в конце концов и сделали.

32-летний фотограф Артем Гвоздулин прожил на Бали 6 лет. Клиентам не было конца.

В середине мая молодой человек ждал посылку с запчастями для разбившегося дрона. Он регулярно заказывал все фотооборудование онлайн.

Обычно курьеры оставляли посылку консьержу, но на этот раз курьер попросил Гвоздулина лично забрать коробку. Но как только Артем вернулся домой, появилась полиция и потребовала, чтобы фотограф вскрыл посылку. Внутри вместо деталей положите кусок дерева, пропитанный сильнодействующим лекарством.

Парня задержали по обвинению в торговле наркотиками.

На следующий день Котухов и Музафин под видом полицейских явились в отделение милиции. И предложили Артему решить его проблему. Всего за 35 тысяч долларов. Но ни у Артема, ни у его друзей, ни у родителей таких денег не было.

Представители русскоязычного сообщества недоумевают, на что рассчитывали аферисты, подбрасывая наркотики Артему. Видимо, они считали, что, поскольку он успешный фотограф, он должен быть при деньгах.Но как оказалось, они ошибались.

Как рассказали kp.ru родители Артема, Александр и Галина, сейчас они ждут первого судебного заседания.

«ОТСУТСТВУЙТЕ ВЫ НЕ УБЕЖИТЕ»

Россиянин Дмитрий (имя изменено — ред.) Переехал на Бали девять лет назад. На одной из вечеринок он познакомился с Максимом Жильцовым, который представился юристом и сказал, что готов помочь Дмитрию с его юридической фирмой.

Через пару недель Дмитрий заехал к Максиму к нотариусу, но Жильцов предложил: я буду ждать тебя в машине.

— Пока я работал над документами, он положил наркотики за обшивку машины, с которой я долго ехал, но я об этом не догадывался, — вспоминает Дмитрий. — Через несколько дней мне позвонил Максим, сказал, что якобы появились российские инвесторы, и предложил встретиться. Думаю, Жильцов и его сообщники планировали меня туда отвезти. Но я испугался, когда сказал, что не буду один, и выбрал для встречи довольно людное место. После этого Максим «заболел» и перестал отвечать на звонки.

На острове Дмитрий учил детей рисовать. Во время одного из занятий он подошел к машине за зарядным устройством для телефона, после чего вместе с псевдоагентом Интерпола Артемом Котуховым появилась полиция и потребовала осмотреть машину.

— Я спросил, могут ли русские работать в индонезийской полиции, на что Артем сказал: «Могут, могут». В салоне сразу нашли наркотики. Я пытался дозвониться до директора центра, где я преподавал изобразительное искусство, но его телефон молчал, как будто его предупредили, чтобы он не вмешивался.

Дмитрия арестовали и предложили подписать разные бумаги. Но поскольку все они были на индонезийском, он отказался. Ночью он провел в отделении милиции, рисуя портреты полицейских. На следующий день на вокзал прибыл Евгений Багрянцев, предлагая уладить вопрос за 30 тысяч долларов, но Дмитрий отказался:

— мне повезло, потому что за меня вступились серьезные люди, и меня отпустили, заплатив большой выкуп, который помогли собрать мои друзья — около 1 миллиона рублей.

Решив, что молния не ударяет в одно и то же место дважды, Дмитрий остался на острове. Но мошенники злились на него.

— Второй раз решили подбросить мне наркотики по почте. Я переехал в другой дом, но до меня доходили слухи, что члены банды, в частности балийский агус (отвечающий за вопросы визы), умоляли моих друзей дать мне новый адрес. Однажды мне сказали, что пришла посылка на мое имя, несмотря на то, что я ничего не заказывал. Добрые люди предупредили, что эти мерзавцы не дадут мне спокойно жить, поэтому я решил срочно вернуться в Россию.

П.С.

Сегодня в тюрьмах Индонезии находится около 40 россиян, которые оказались за решеткой по сфабрикованным делам. В неволе они проведут от 3 до 8 лет. Несмотря на то, что полиция задержала руководителей российской банды и их исполнителей, местные власти не спешат рассматривать дела пострадавших. За мошенничество организаторам преступной схемы грозит от 1 до 4 лет лишения свободы. По неподтвержденным данным, Артем Котухов и Ильгам Музафин были депортированы из Индонезии, но по пути в Россию им удалось скрыться в Турции.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Андрей Князев, поверенный:

— Если гражданину за границей подбросили наркотики, то нужно обратиться к российскому консулу, родителям, СМИ и попросить адвоката. Лучше не связываться с нашими «решателями». Тем более, если они предлагают «решить вопрос мирным путем». Любая попытка переговоров приводит к вымогательству. Кроме того, стоит помнить, что дача взятки может обернуться для задержанного гораздо более серьезными проблемами. Что касается юриста, то местный специалист — это хорошо, но лучше его проверит в нашем консульстве.Иногда посольства размещают списки юристов, с которыми они работают. И, конечно же, довольно часто огласка подобных историй в СМИ может положительно решить этот вопрос.

Полиция Бали разыскивает русских в розыске Интерпола

Индонезийская полиция разыскивает на Бали российского беглеца, разыскиваемого Интерполом после того, как он сбежал из-под стражи в ожидании депортации с курортного острова, сообщили власти в понедельник.

На видеозаписи

, опубликованной властями, видно, как Андрей Коваленко крадется из иммиграционной службы следственного изолятора Денпасара в четверг, в то время как официальные лица были заняты оформлением его документов о переводе и выбегали на улицу.

Полиция сообщила, что Коваленко разыскивает Интерпол, но отказалась указать, какое преступление он совершил за границей.

«Мы все еще расследуем это дело, и мы задействовали все наши ресурсы», чтобы найти его, — заявил на пресс-конференции в понедельник глава полиции Бали по общим преступлениям Джухандани Рахардджо Пуро.

Сотрудники иммиграционной службы немедленно уведомили полицию и посольство России о поиске Коваленко, который также назвал имя Эндрю Айера.

В посольстве России, с которым связались AFP, отказались комментировать этот случай.

32-летний россиянин был арестован в кафе в популярном туристическом центре Кута в 2019 году за продажу гашиша другим туристам. Он был приговорен к 18 месяцам лишения свободы и освобожден 3 февраля.

По пути из тюрьмы Керобокан его передали иммиграционной службе в ожидании депортации.

Полиция сообщила, что Коваленко сбежал после того, как его навестила русская подруга по имени Екатерина Трубкина, которая теперь также разыскивается за то, что якобы помогала ему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.