Бизнес

Похоронный бизнес криминал: Как устроен теневой рынок похоронного бизнеса — Российская газета

11.06.1970

Содержание

«Криминализация похоронного бизнеса — факт общеизвестный» – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Следствие рассматривает финансовый мотив как основную версию массовой драки на Хованском кладбище. Об этом сообщил представитель Следственного комитета Владимир Маркин. По его словам, информация о том, что преступление совершено на национальной почве, не подтвердилась. В субботу днем на территории Хованского кладбища более 200 человек устроили массовую драку. В результате трое погибли, еще 30 были госпитализированы. Масштабы инцидента показали, что в России назрела необходимость реформ, считает политический обозреватель «Коммерсантъ FM» Дмитрий Дризе.

Второе большое ЧП менее чем за месяц. Происшествия, так или иначе, связаны с проблемой мигрантов и так называемой этнической преступности. В конце апреля в Сызрани убит полковник полиции Андрей Гошт и его семья. Подозреваемые — выходцы из Азербайджана и Средней Азии. Глава Самарского главка Сергей Солодовников среди глобальных проблем называет ситуацию с миграцией — там, по его словам, сплошная коррупция: получить право на работу может любой, равно как и оформить пребывание в Российской Федерации. И вот в воскресный день на крупнейшем московском кладбище происходит кровавая бойня. Местные работники среднеазиаты отбиваются от нападения кавказцев. Может быть, и наоборот. Пока что до конца не понятно. Есть убитые и раненые. По предварительным данным, участники драки не поделили доходы, или одни пытались выдавить других из прибыльного бизнеса.

Позже выяснилось, что нападение, оказывается, планировалось давно. Кладбище даже какое-то время охранял ОМОН. Однако он не может там находиться вечно, поэтому охрану в итоге сняли, и сразу за этим последовали трагические события. Вопрос к полицейскому начальству — кроме как оставить охрану, по-другому никак нельзя было отреагировать? Ведь знали заранее. Теперь уже после происшествия, как обычно, спохватились. Силовики намерены проверить все ритуальные конторы и кладбища, директор Хованского уволен.

То, что похоронный бизнес серьезно криминализирован, — факт общеизвестный. Рынок ритуальных услуг монополизирован и непрозрачен. Власть знает о проблеме. В Госдуме находится законопроект, которым предполагалось, в частности, определить правила игры, выдавать лицензии на оказание ритуальных услуг. Это должно было, по идее, привлечь в бизнес новых игроков, определить порядок создания новых мест захоронений. Однако, судя по всему, реформы как-то запаздывают. А где нет государственных правил игры, там их устанавливает криминал.

И наконец, проблема нелегальной миграции. В 2011-2012 годах в Москве можно было говорить о массовом недовольстве этой ситуацией со стороны граждан — власть была вынуждена реагировать, проблемой начали заниматься. В столице даже стали появляться дворники славянской национальности, что подавалось как большая победа и успех политики городских властей. Однако со временем все стало возвращаться на круги своя. Приезжие все равно дешевле, а коррупционные доходы от этой деятельности слишком высоки, чтобы просто так от них отказываться. Кроме того, следует признать, что в Москве также имеют место этнические криминальные группировки. Они тоже никуда не делись. В итоге средь бела дня мы наблюдаем побоище на крупнейшем городском кладбище. Если события в Сызрани можно было списать на беспросветность провинциальной жизни, мол, руки до всего не доходят, но вот и в Москве мы видим побоище в духе 90-х.


Власти пытаются убрать криминал из сказочно прибыльного похоронного бизнеса

Минстрой России уже весной внесет в правительство РФ проект нового закона «О похоронном деле», который должен устранить криминальные на рынке ритуальных услуг.

– Документ вводит единые принципы и правила оказания ритуальных услуг, а также систему контроля за специализированными службами. В пакете с ним в Кодексе РФ об административных правонарушениях появитья новая статья. В ней будет предусмотрен штраф за нарушение порядка предоставления земельного участка для захоронения и за осуществление деятельности по оказанию услуги по организации похорон лицами, с которыми не заключено соглашение Также административно наказуемой станет передача сведений о факте смерти человека и контактных данных его родственников третьим лицам, – пишет «Российская газета».

Именно такие действия давно создали похоронному бизнесу славу криминализованного. Случаи, когда людям досаждают звонками с предложениями похоронить их родственников, когда они еще живы, более чем достаточно во всех регионах, как и продажи втридорога мест на кладбищах. Тем более, что в нашем областном центре ситуация сама провоцирует нарушения. Уже несколько лет власти говорят о том, что «свободных и пригодных для захоронений секторов на Осташинском кладбище практически не осталось», а ведь это единственное «живое» кладбище в Ярославле. И обещают выделить землю под новую площадку для захоронений.

 

– Мэрия Ярославля ведет подготовку документации для нового кладбища, – можно смеяться, но об этом поведал депутатам муниципалитета города тогдашний директор ДГХ мэрии Ярославля Николай Степанов еще в 2013 году. 

Тема потребности в новом кладбище периодически возникает в коридорах местной власти, но всерьез вперед не продвигается. Можно вспомнить разве что странную историю с назначением в апреле 2018 года Георгия Гудымы директором муниципального казенного учреждения «Служба городских кладбищ города Ярославля», а в августе того же года – главой администрации Кировского и Ленинского районов областного центра.

 

– Вероятно, в части похоронных дел чиновник проявил себя хорошо, раз ему доверили управление жизнью центральных районов города, – высказали тогда предположение наблюдатели.

И жестоко ошиблись: Георгий Гудыма установил рекорд, пробыв на высокой должности всего семь дней. А вскоре на него было совершено нападение, но без ограбления. Сам пострадавший заявлял тогда, что «это могли быть люди из похоронного бизнеса, криминальные схемы которых он пытался разоблачить на предыдущем месте работы». 

Распечататьзахоронениекладбищапохоронный бизнес

за что арестовали разоблачителя махинаций в похоронном бизнесе / Экономика / Независимая газета

Ситуация вокруг арестованного блогера Андрея Дейнеко, снимавшего ролики о кажущихся сомнительными методах работы сотрудников похоронной отрасли, приобретает новый оборот. В Сети на сайте опубликованы материалы, на основании которых против него были выдвинуто обвинение. Анализ этих документов и дополнительной информации по делу провел YouTube-канал «Смертельно опасно», создателем и ведущим которого являлся Дейнеко. Авторы видео предполагают сфабрикованность уголовного дела.

Оговоримся, что верить каналу на слово, разумеется, нельзя – это сторона заинтересованная. Но если эти материалы действительно подлинные, сомнения в обоснованности преследования блогера, в том, что преступление вообще имело место, усиливаются.

Напомним, против Дейнеко возбудили уголовное дело после съемок ролика в администрации Николо-Архангельского кладбища, находящегося в ведении ГБУ «Ритуал», в Балашихе. Ролик посещения погоста был записан 30 сентября прошлого года и в октябре появился на канале «Смертельно опасно». В нем рассказывалось о возможных нарушениях в работе похоронщиков. На видео видно, как заместитель директора кладбища по благоустройству Коба Мезвришвили вступил в перепалку с Дейнеко, а охранники вытолкали блогера и оператора на улицу.

Инцидент получил продолжение: против Дейнеко возбудили уголовное дело сначала о причинении легкого вреда Мезвришвили, а затем – об умышленном причинении вреда средней тяжести. Якобы блогер ударил его кулаком в грудь в тамбуре администрации кладбища: сначала у пострадавшего обнаружили кровоподтек и ссадину, а повторная экспертиза зафиксировала также ушиб сердца, сообщает издание «Медиазона» со ссылкой на документы, имеющиеся в его распоряжении. Дейнеко отправили под арест, при этом у мужчины осталась жена на третьем месяце беременности и шестилетний ребенок – блогер является единственным кормильцем в семье. «Многие общественники считают, что Дейнеко преследуют из-за его расследовательской деятельности и публикаций в Сети о коррупции, поборах и уходе от налогообложения в сфере ритуального бизнеса», – отмечает «ЧасКор». Дело Дейнеко уже сравнивают с делом журналиста Ивана Голунова, которому в 2019 году подбросили наркотики после его расследований о похоронном бизнесе.

Дейнеко действительно за короткое время громко заявил о себе: закрыл незаконную свалку мусора, торговые точки на территории кладбищ, зафиксировал передачу взятки, показал черную бухгалтерию и кто ее ведет на одном из крупнейших кладбищ столицы, рассказывает канал «Смертельно опасно». Авторы канала проанализировали видео инцидента. На ролике не видно никакого удара в тамбуре (причем настолько сильного, что пострадавший почувствовал физическую боль и согнулся). Да и Мезвришвили совершенно не ведет себя так, как если бы против него было применено насилие. «Момент, где Коба якобы сгибается от удара, отсутствует. Затрудненное дыхание, о котором он говорит, отсутствует. Четко слышны его слова. Речь не сбитая, взволнованная, но ровная», – констатируют авторы канала. Более того, по их информации, затем был вызван наряд полиции, который зафиксировал показания сторон, и о нанесенном ударе якобы не было сказано ни слова.

Далее в видео канала «Смертельно опасно» приводятся предположительные данные о действиях и передвижениях Мезвришвили, которые ставят под сомнение его диагноз. Конечно, юридическую оценку всем обстоятельствам должен дать суд. Но впечатление действительно складывается такое, как будто кто-то очень недоволен тем, что Дейнеко придал огласке факты, которые должны были оставаться в тени. И теперь мстит блогеру и пытается заставить его замолчать, не особо беспокоясь о законности своих методов.

Криминальный похоронный бизнес России | БРОД

Погребальные конторы заламывают огромные цены: при себестоимости похорон в 5 тысяч родственники вынуждены платить минимум 40–50 тысяч.

Вчера вечером к зданию администрации Самарской области привезли гроб, и видео от крыльца мгновенно развирусились по соцсетям. Эта акция стала жестом отчаяния женщины, потерявшей мужа, которая не могла его похоронить целые две недели из-за космических цен на ритуальные услуги и разборок между ритуальщиками.

Произошедшее — лакмусовая бумажка для всего, что происходит в стране с рынком ритуальных услуг. Закон «О похоронной деятельности» устарел и создаёт условия недобросовестным конторам для того, чтобы взвинчивать цены. Это признавали в Федеральной антимонопольной службе. При себестоимости похорон в Москве 5–6 тысяч посредники (ритуальные компании) доводят минимальную цену на погребение до 50 тысяч. Лайф разбирался, как в регионах и по стране в целом обстоят дела с монополией на рынке ритуальных услуг.

Гроб под окнами губернатора

В четверг вечером у здания Администрации Самарской области появился гроб, аккуратно установленный на козлы. В гробу лежал покойник. Его вдова Анна привезла умершего мужа на площадь перед зданием правительства как последний жест отчаяния. Мужчина скончался 6 февраля, и больше двух недель его тело не могли предать земле из-за споров между ритуальными организациями.

Ритуальная фирма, принадлежащая муниципальным властям, заломила цену в 50 тысяч, сообщила Анна журналистам. Первоначально речь шла о 30 тысячах, но потом по каким-то соображениям ставки выросли. Цена оказалась для неё неподъёмной. Для справки: средний доход населения Самарской области в 2018-м — 28 тысяч в месяц. Женщина нашла другого предпринимателя, который согласился похоронить усопшего дешевле. Но ему не дали работать: не пустили на кладбище.

Так Анна оказалась, по собственному выражению, «в семь часов вечера одна с гробом посреди Самары».

Сейчас гроб уже увезли от здания правительства. Директор похоронной фирмы Алексей Воробьев, тот самый, которому не дали работать, рассказал Лайфу, что согласился похоронить мужчину за 8 тысяч.

Муниципальный депутат Красноярского района Самарской области Азат Туймасов уверен: на рынке региона сформировался ритуальный «картель». По его словам, он подмял под себя большую часть рынка и решает, кто и за сколько будет организовывать похороны. В этот картель, по словам Туймасова, входят два муниципальных предприятия и два частных.

— Индивидуальный предприниматель Воробьёв — мой друг детства. Когда он и его сотрудники столкнулись с противостоянием на кладбище, он попросил меня помочь. Как вы понимаете, у нас на кладбище монополия. МКУ «Ритуал» даёт направления, выделяет участки на кладбище и деньги зарабатывать не имеет права. А вот уже собственно похороны организует МУП «Спецкомбинат ритуальных услуг», — рассказал Лайфу Туймасов. — Неизвестные лица, предположительно сотрудники МКУ «Ритуал», препятствовали землекопам. Человек 25 встали вплотную рядом и буквально не давали опустить лопату.

Сейчас Туймасов и Воробьёв написали заявления в полицию с просьбой возбудить уголовное дело. Там уже началась проверка, и, по словам депутата, к ней даже подключилось областное Управление по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) МВД. Интересно, что в полиции, хотя и официально подтверждают, что ведут проверку, говорят, что никаких заявлений от граждан не поступало.

Губернатор Самарской области дал силовикам и главе Самары поручение «жёстко разобраться в произошедшем». Он заявил Лайфу, что женщине помогут с похоронами супруга, а к виновным будут приняты «самые жёсткие меры».

Пока готовилась эта заметка, стало известно, что своего супруга женщина всё же похоронила, не дожидаясь помощи властей, в 40 километрах от города, на деревенском кладбище.

Организация похорон по принципу «заболтать и продать»

Эксперты говорят, что основной принцип современной ритуальной коммерции — как можно быстрее «заболтать» родственника умершего, воспользоваться его состоянием, чтобы он согласился оплатить похороны.

— Приходит похоронный агент и рассказывает, что организовать похороны официально очень трудно сейчас. Но у него якобы везде есть блат: на кладбище он за небольшую сумму решит вопрос с местом, у него есть договорённости в загсе и он поможет быстро получить документы. В результате стоимость вырастает в два раза, — рассказывает Лайфу директор муниципального казённого учреждения Вологды «Ритуал» Наталия Павлова.

Пользуясь расстроенными чувствами родственников, дополнительную плату у них обязательно попросят в морге, магазине ритуальных принадлежностей, в конторе по изготовлению памятника, в ритуальном зале при организации прощания и, конечно, на кладбище.

Каждый из ритуальных коммерсантов сражается за «заказы». В мае 2016-го такое противостояние привело к массовой драке на Хованском кладбище в Москве. В результате драки со стрельбой три человека погибли, десятки получили ранения. Эксперты тогда в один голос заговорили о необходимости как можно быстрее принять новый закон, который бы регулировал рынок. Однако воз и ныне там.

Примечательно, что ровно год назад аналогичный скандал разразился в Калуге. 22 февраля одна из местных семей захоронила на кладбище в селе Некрасово скончавшегося от болезни пенсионера. На следующее утро родственники застали могилу разрытой, а гроб с телом — на поверхности. Все ритуальные принадлежности пропали. Семья обвиняет главу местного похоронного бюро «Ангел» Дениса Войде.

Причиной инцидента назывались разборки между ритуальными фирмами: гроб с покойным на кладбище в Некрасово хоронили не сами родственники, а одна из 16 ритуальных компаний, работающих в Калуге.

Как недавно признал мэр Калуги Константин Горобцов, земли под захоронения в городе катастрофически не хватает. Из 24 кладбищ открыты, в том числе с отводом новых участков, только три: в Литвиново, Шопино и Большой Каменке. 12 кладбищ открыты для захоронений только на свободных участках в родственных могилах. Ещё девять закрыты полностью, в том числе и в Некрасово. По словам городского главы, на протяжении последних 2–3 лет в Калуге регистрируется около четырёх тысяч фактов смерти ежегодно.

Закон прибыли

Изменения в законодательство о погребении и похоронном деле в России обсуждают уже почти 8 лет. Последние изменения касались приоритета завещания и не затрагивали собственно организацию похорон. Действующий сейчас федеральный закон от 1995 года давно устарел. Об этом говорила замначальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Юлия Ермакова.

По словам Ермаковой, закон устанавливает особый статус ритуальных служб, находящихся под контролем местных властей (как правило, это унитарные ГУПы и МУПы «Ритуал». И хотя Высший Арбитражный суд ещё в 2008-м определил, что закон о погребении не исключает допуска на рынок частников, многие чиновники на местах работают только со своими, «карманными», МУПами. Это создаёт барьеры для входа на рынок другим участникам.

— Выбор поставщика услуг по содержанию кладбища многими муниципалитетами осуществляется также не на конкурентной основе, в обход Федерального закона 44-ФЗ. Кроме того, зачастую это то же лицо, которое занимается оказанием ритуальных услуг, — рассказала Ермакова. — Поскольку содержание кладбища включает в себя охрану его территории, остальные участники рынка не допускаются на кладбище либо вынуждены платить за въезд на территорию сборы, которые в итоге включаются в стоимость услуг и ложатся на плечи потребителей.

Навести порядок в похоронной сфере будет непросто, потому что рентабельность в нём зашкаливает и вызывает зависть даже у наркобаронов: официальные операторы накручивают на некоторые услуги до 700% прибыли.

Анализ Лайфа в одной из прошлых публикаций на тему ритуальных услуг доказал: если бы родственники имели возможность организовать похороны напрямую, без посредников в виде ритуальных фирм, заплатили бы немногим больше 5 тысяч. И это расценки, актуальные для Москвы, в регионах суммы были бы меньше.

Самарские похороны

Ритуальные скандалы сотрясают Самару уже много лет. В конце нулевых журналист Виталий Папилкин опубликовал в своём блоге открытое письмо тогдашнему мэру Самары Виктору Тархову, в котором обвинил градоначальника в связях с криминалитетом, контролирующим похоронный бизнес. Журналист обнародовал видео с камер наблюдения на здании мэрии. На кадрах с крыльца городского департамента по управлению имуществом спускают и избивают бизнесмена, рискнувшего составить конкуренцию МП «Спецкомбинат ритуальных услуг». Съёмка датирована 21 августа 2009 года: назначенный на этот день конкурс должен был определить, кому достанутся 600 миллионов, которые городская казна готова была потратить на реконструкцию и строительство самарских кладбищ. Впоследствии результаты аукциона были аннулированы Федеральной антимонопольной службой.

Рубежное кладбище, на котором собиралась похоронить мужа Анна, существует с 1972 года как городское кладбище. На его территории проводится более 8 тысяч захоронений в год.

Выручка спецкомбината ритуальных услуг, о котором говорил депутат, приближается к 180 миллионам в год. В 2016-м местный Роспотребнадзор установил, что в договоры с гражданами эта компания включает условия, ущемляющие права потребителей. Попутно выяснилось, что спецкомбинат не доводит до убитых горем родственников всю информацию о предоставляемых услугах. А годом позднее выяснилось, что спецкомбинат плохо ухаживает за территорией кладбища «Рубежное»: не убирает на нём мусор, за что получил предписание от самарской администрации.

Лайф связался с директором МКУ «Ритуал» Дмитрием Карповым, однако тот не смог оперативно прокомментировать ситуацию: объяснил, что находится в прокуратуре.

«Самое главное — завладеть трупами». Интервью с Сергеем Моховым — ХАМОВНИКИ

– На чем строится коррупция в похоронном бизнесе?  

– Коррупция — это некая осмысленная вещь, когда чиновник или кто-то другой понимает, что пользуется своим служебным положением для того, чтобы извлечь выгоду. Люди, которые участвуют в похоронном бизнесе, зачастую не понимают где коррупция, а где — нет, потому что для них бизнес делается только так и никак иначе. Это норма, а не хитрость. Это как использование понятия «неформальная экономика» — для государства теневая экономика является неформальной, а для большинства жителей России это норма.  

То, что мы называем «рынком ритуальных услуг», построено таким образом, что они извлекают выгоду из доступа к инфраструктуре: кладбищу, моргу, перевозке тела. То есть инфраструктура — это ресурс, который контролируется определенным мелкими группами, — тут и чиновники, и частные игроки, и простые нанятые работники — абсолютный симбиоз. Как в средневековье — чтобы пройти по дороге, надо заплатить разбойнику. Здесь то же самое: есть люди, которые обладают властью и неким силовым ресурсом, — они захватывают непосредственно инфраструктуру и продают доступ к ней. Хочешь забрать тело из морга — заплати тем, кто держит морг; хочешь выкопать могилу — заплати тем, кто держит это кладбище и т.д.

 – Есть стереотип, что ритуальным бизнесом занимаются преступные группировки, которые ведут свои дела как бандиты, а не как бизнесмены.
 

– В России никто себя не ведет себя как бизнесмен. «Рынок ритуальных услуг» — не исключение. В российских реалиях настолько сложно разделить, где власть, где криминал, где еще кто-то. Поэтому я их просто называю людьми с силовым ресурсом которые контролирует похоронную инфраструктуру. 

Хотя, конечно, в ритуалке людей с криминальным прошлым гораздо больше. Лицо провинциального ритуальщика сразу видно — он такой весь из себя «хозяин». Мы приезжали на аукцион по аренде земли рядом с кладбищем, одного из ритуальщиков спрашиваем, где доверенность на участие в аукционе, а он говорит: «Да это я хозяин, нах». У него там гайки какие-то висят на пальцах, сидит в татуировках весь. Мне кажется это немножко смешным. Ну да, они могут тебе в рожу дать, могут стрельнуть, машину сжечь. Но это не Саша Белый, понимаешь? Это то, в чем в принципе живет российская провинция, где все сидели и где принято решать все «по понятиям». Вот ты отсидел, вернулся к себе в область. Работы нет. Начинаешь шабашить. Выкопал могилу, помог отнести гроб. Никто тебя не спрашивает за твое прошлое. Это не воры в законе и не мафия. Никакой похоронной мафии нет. Она есть только в Москве, и называется она «департамент услуг» — это мафия, но это другой разговор.

Полный текст интервью здесь.

Вам может быть интересно:

Как агенты похоронных бюро охотятся за покойниками

Стремление подобных «бизнесменов» нажиться любыми путями породило самую настоящую охоту за покойниками. Непросвещенный в этом деле человек обычно удивляется: откуда, собственно, они узнают, что именно по этому адресу, в этой квартире находится умирающий или только что умерший? Или же что здесь проживают родные почившего в лечебном учреждении? Бывают и особо неприятные случаи, когда родственники не знают, что родной человек ушел из жизни, а им уже звонят, иногда не только по телефону, но и в дверь, предлагая свои услуги.

Но иногда, пользуясь шоковым состоянием убитых горем людей, «черные» агенты прибывают на место скорби не только раньше полиции, но и раньше самих родственников усопшего. Это бывает, когда соседи первыми сообщают о факте смерти в полицию. Оказавшись в квартире покойного, родственники знакомятся с человеком, который активно пытается организовать похороны. Выглядит это так, будто организатор — и есть один из родственников. Когда до всех присутствующих доходит, что никто не знает этого человека, похороны усопшего уже оформлены на достаточно солидную сумму.

Агенты «черного бизнеса» получают эти сведения, разумеется, не с помощью дара ясновидения, а вполне реальными земными путями. И, конечно, не безвозмездно, а за вполне определенную плату. Звучит невероятно, но основными информаторами становятся те должностные лица, которым мы привыкли доверять больше всего, кто первым получает такую информацию. Прежде всего это врачи скорой помощи и больниц, а также полицейские. Стоит несчастью случиться — адреса родных покойного оказываются в распоряжении похоронных агентств. Ничем, кроме сговора, это объяснить невозможно. Вот и получается, что в рядах тех, кто должен в первую очередь охранять спокойствие граждан, одновременно есть дельцы в погонах или белых халатах, чей интерес — в обогащении за счет попавших в беду.

Кто стучится в дверь ко мне?

Есть, по меньшей мере, два способа передачи информации об умерших таким коммерсантам. И оба они вполне легальны. Во-первых, центральный компьютер службы скорой помощи в течение трех суток хранит поступившую в него информацию. Эту базу практически ничто не охраняет, и получить нужные сведения не составляет труда. Второй, более отлаженный способ передачи информации — врач скорой помощи или полицейский, которого вызвала «скорая», делится последними новостями с друзьями из похоронного агентства.

Подобными «удивительными» историями знакомств с работниками ритуальных агентств делятся казахстанцы в социальных сетях. Среди прочих есть история жителя Петропавловска, который пережил смерть матери. «Как только я вызвал полицию, мне тут же позвонили из похоронного агентства», — утверждает мужчина.

Павлу Луценко пришлось не только тесно познакомиться с похоронным бизнесом, но и ощутить на себе все неприятные сюрпризы отечественного здравоохранения. Его мать страдала от рака молочной железы. Пока она была жива, она получала бесплатные лекарства. В ноябре они закончились, и доктор прописал другие. Но новые препараты не помогали. В медцентре объяснили: необходимого препарата нет в наличии, а тендер еще не прошел. Поэтому пять месяцев они жили вообще без лекарств. Точнее — выживали. Даже самостоятельно Павел не мог их приобрести из-за отсутствия рецепта. Но потом терпение его кончилось, и он обратился с жалобой в Нур-Султан, в республиканские фармацевтические структуры. Через пару часов лекарства неожиданно появились. Выяснилось, что в столице все это время таблетки выдавали беспрепятственно. Так или иначе, болезнь прогрессировала: в конце марта женщина скончалась. И как раз после смерти матери Павел столкнулся с неэтичным поведением представителей похоронного бизнеса.

— Когда мама умерла, друзья вызвали «скорую», сам я не помню, как это было. «Скорая» констатировала смерть. А полицию я вызвал сам, помню отчетливо. Но удивительно было то, что буквально через две минуты после моего звонка в полицию ко мне позвонили из похоронного агентства с вопросом: «А тело вывозить будем?» Когда я несколько раз переспросил, откуда они узнали, те просто бросили трубку. Выглядит так, будто это полиция передает сведения. А где гарантия, что о нас не передают какую-то другую информацию? Я потом звонил прокурору, хотел узнать его мнение по этому поводу. Но дежурного прокурора на месте не оказалось, трубку никто не снял. Правда, потом я записался на прием, но уже не смог попасть: у меня дети несовершеннолетние, поэтому я был занят. Зато я сходил в первый отдел полиции, но там, конечно же, сказали, что они никакой информации не передают «похоронщикам», — поделился своей историей Павел.

На этом истории казахстанцев, столкнувшихся с «методами работы» похоронных служб, не заканчиваются.

— Когда умерла моя бабушка, почти два года назад, к нам домой бесцеремонно ворвались люди из одного местного похоронного агентства. Они сходу спросили, где «тело», и даже ринулись уже ее уносить. Мы были в таком ужасе, но самообладания хватило, чтобы выставить незваных гостей за дверь. Отец еще даже не успел прийти и попрощаться с ней. Мы ожидали его с минуты на минуту. Кроме участкового, мы вроде даже никому не звонили. Откуда эти люди прознали про наше несчастье? Когда участковый написал протокол и мой папа попрощался с бабушкой, мы вызвали людей из другого агентства. Тех самозванцев, что чуть не унесли нашего родного человека еще теплым, мы, естественно, проигнорировали, — пишет Тоня Федорова.

А вот казахстанец Миат Бакеев столкнулся с недобросовестной работой моргов. После того, как его родного человека увезли в морг, его обязали выплатить определенную сумму, чтобы просто забрать тело.

— Обязательно-принудительно заберут в морг, без вскрытия не отдадут. Или заплати 30-40 тысяч тенге, или после вскрытия будут мурыжить, пока не заплатишь. Я понял, у них бизнес такой.

Интернет наполнен и более обескураживающими историями.

— Когда моему папе стало плохо, мы позвонили в «скорую». «Скорая», узнав его возраст и что у него больное сердце и диабет, приехала сразу вместе с «ритуальными». И такой у них бизнес есть, — говорит Анастасия Щурова.

И такое бывает: готовь сани летом, как говорится. Похоронные агенты не только появляются вовремя, но и, пользуясь потрясенным состоянием родственников, оформляют все услуги по завышенным ценам. Как утверждает пользователь социальных сетей Александр, тактичный представитель фирмы по имени Мансур оформил похороны отца парня на 250 тысяч тенге. Хотя, оказывается, можно было сделать это гораздо дешевле.

В этой ситуации страдают, конечно, потребители, которые переплачивают за ритуальные услуги. Например, если организовывать похороны через крупные фирмы, минимальный набор — гроб, венок, крест, табличка, бригада на захоронение и катафалк — в среднем обойдется в 40 тысяч тенге. Если заключить договор с посредниками, плата за услуги повышается на 30-50 процентов. К тому же после работы мелких фирм приходится многое переделывать опять же за счет заказчиков. Но часто люди в подобной ситуации готовы заплатить любую сумму. Нередки случаи, когда родственники покойного даже берут немалые кредиты, чтобы устроить достойные похороны. И когда они понимают, что их обманули, доводить дело до контролирующих органов сил уже не остается.

Умереть в Казахстане дорого

С переходом к рыночной экономике на казахстанском рынке ритуальных услуг наряду с государственными похоронными учреждениями появились и частные фирмы. По данным алматинского государственного коммунального предприятия, около 92 процентов всех ритуальных работ выполняются ими. По неофициальным данным, в Алматы таких фирм около 60. Бизнес хоть и скорбный, но прибыльный. Ведь ежегодно в Казахстане умирает около 152 тысяч человек, на захоронение которых в среднем уходит 44,5 миллиона долларов. Самое главное — владельцем такой фирмы стать несложно, достаточно открыть индивидуальное предпринимательство по упрощенной декларации. Это объясняет высокую конкуренцию на рынке похоронных услуг. Поэтому, чтобы хоть как-то выжить, фирмы прибегают к ухищрениям.

По мнению участников рынка, подобная ситуация сложилась из-за того, что в Казахстане нет законодательных актов, которые бы регулировали деятельность ритуального бизнеса.

По словам менеджера производства ГКП «Спецкомбинат ритуальных услуг» Каната Кастаева, нужно, чтобы фирмы, которые занимаются ритуальными услугами, получали специальные лицензии, дающие им право на занятие таким видом деятельности.

Если в ближайшее время закон не появится, в похоронном бизнесе продолжит процветать криминал, а фирмы продолжат цинично наживаться на людском горе, оказывая некачественные услуги, часто по завышенным ценам. Есть ли методы борьбы с такой практикой?

Продажа и получение информации о «материале», дающее благодатную почву для давления на родственников, уже и сегодня преследуется законом. Но самое суровое наказание за такое преступление, как правило, — лишение должностных полномочий и штраф. Как за «слив» информации, так и за ее получение. Однако факт такого нарушения доказать весьма сложно, потому что хорошо отлаженные связи обычно работают без сбоев и следов не оставляют.

Интересно отметить, что в Китае и в некоторых европейских странах за подобный «бизнес» полагается не только заоблачный штраф, но и уголовная ответственность. Будем надеяться, что и в нашей стране коррупция медиков и полицейских в такой деликатной сфере будет прекращена, а весьма печальные, но необходимые услуги будут выполнять добросовестные официальные компании — частные либо государственные.

В Минстрое решили убрать криминал с рынка ритуальных услуг

 Денис Яковлев / Югополис

Законопроект вводит единые принципы и правила оказания ритуальных услуг, а также систему контроля за специализированными службами.

В Кодексе РФ об административных правонарушениях появится «похоронная» статья: наказание предусмотрено за нарушение порядка предоставления земельного участка для захоронения, осуществление деятельности по оказанию услуги по организации похорон лицами, с которыми не заключено соответствующее соглашение. Наказывать будут и за передачу сведений о факте смерти человека и контактных данных его родственников третьим лицам.

Как сообщал «Югополис», поручение сделать ритуальные услуги доступнее полтора года назад давал правительству президент РФ Владимир Путин.

Сегодня в похоронном деле множество нарушений. Ритуальные агенты атакуют родственников звонками с предложениями похоронить дешево еще до того, как человек умер, не выдают тела из моргов, продают участки на кладбищах втридорога.

Несколько дней назад в Самаре гроб с телом умершего к зданию правительства области привезла его гражданская жена, которой не дали похоронить мужчину достойно, сообщает «РГ».

В сентябре 2018 года «Югополис» сообщал о том, что мэрию Краснодара обвинили в незаконном вмешательстве в похоронный бизнес. От имени администрации было направлено письмо, ограничивающее доступ хозяйствующих субъектов на рынок услуг по транспортировке тел умерших в морг. В дело пришлось вмешаться антимонопольному ведомству.

Владельцу похоронного бюро в Монтроузе, который якобы продал сотни тел без согласия семей, предъявлено обвинение.

Владельцу похоронного бюро в Монтроузе, подозреваемому в продаже частей тел множества людей, семьи которых хотели их кремировать, было предъявлено обвинение по девяти пунктам. включая обвинения в мошенничестве с использованием почты и перевозке опасных материалов.

Обвинительное заключение, поданное на прошлой неделе прокуратурой США в Денвере, утверждает, что 43-летняя Меган Хесс из отдела похорон и донорской службы Сансет Меса извлекала части тел у сотен мертвых людей без разрешения их семей.Обвинение предъявлено и матери Гесса, Ширли Кох.

66-летние Гесс и Кох были арестованы во вторник и предстали перед судьей.

Эту пару обвиняют в том, что они давали семьям кремы другому человеку, а иногда и нескольким другим людям, якобы возвращая прах своих близких. «У обвиняемых в офисе был контейнер, полный кремаций различных умерших», - заявил журналистам на брифинге во вторник во второй половине дня прокурор США в Колорадо Джейсон Данн.

Схема якобы действовала с 2010 года по февраль 2018 года и помогла Хессу и Коху заработать сотни тысяч долларов.

БОЛЬШЕ: Прочтите обвинительный акт.

В обвинительном заключении, обнародованном во вторник, говорится, что некоторые семьи согласились на пожертвование или передачу небольших образцов, таких как опухоли или участки кожи, для тестирования или исследования. «Другие семьи полагали, основываясь на представлениях Гесса или Коха, что пожертвованные останки будут использоваться для лечения живых реципиентов. Третьи разрешили пожертвование только определенных частей тела, таких как определенные органы, но конкретно отказали в пожертвовании для чего-либо еще.«

Гесс и Кох, однако, часто« превышали полученное разрешение », - говорится в обвинительном заключении.

«Части тела сверх разрешенных, если не целые тела, были бы проданы», - говорится в обвинительном заключении, - «В каждом из этих случаев семьи не разрешили бы пожертвование, если бы их проинформировали о том, что на самом деле будет сделано с останки их любимого человека ».

В обвинительном заключении подробно описана пересылка частей почти 40 тел по почте и на самолетах с апреля 2015 года по июнь 2017 года.

«Во многих случаях продавалось все тело умершего», - говорится в обвинительном заключении. «Тем не менее, с семей взимали плату и обычно платили 1000 долларов или больше за кремацию, которой не было. Этим семьям будут заменены кремы Гесса или Коха или дополнены кремами от другого человека или людей ».

Пара якобы в десятках случаев подделывала подписи членов семьи, якобы позволяя пожертвовать тела или части тела. Гесс или Кох также, согласно обвинительному заключению, продавали бы тела или части тел людей, инфицированных ВИЧ или гепатитом, после того, как представили их свободными от болезней.В обвинительном заключении говорится, что Кох обычно брал кровь для анализа на инфекционные заболевания, но в десятках случаев продавал трупы, даже если тесты давали положительный результат.

Гесс попала под расследование еще в конце 2017 года после того, как выяснилось, что Сансет Меса не только оказывала похоронные услуги и услуги кремации, но и управляла компанией, которая продавала части человеческих тел исследовательским лабораториям и другим организациям по всему миру.

Члены ФБР вместе с правоохранительными органами Монтроуза расследуют здание похоронной службы Сансет Меса и донорских служб во вторник утром, 6 февраля 2018 года.(Уильям Вуди, Специально для Colorado Sun)

Обвинения в мошенничестве с почтой проистекают из того факта, что Гесс и Кох отправили останки, которые они получили обманным путем по почте. Обвинения в транспортировке опасных материалов связаны с тем, что пара отправила инфицированные останки - включая головы, позвоночник и ноги - в качестве груза на коммерческих рейсах, в том числе рейсами United и American.

В случае признания виновным Гесс и Кох могут быть приговорены к тюремному заключению сроком до 135 лет.

Многие пострадавшие на Западном склоне

Расследование дела Гесса началось после того, как семьи заявили, что они просили Сансет Меса кремировать своих близких, но взамен получили креманы странного вида.

Число пострадавших выросло настолько, что ФБР создало специальную линию для информирования. Создана группа в Facebook, где предполагаемые жертвы могут рассказать о том, что с ними произошло.

«Многие жертвы этого дела с нетерпением ждали правосудия», - сказал Данн во вторник. «Я понимаю, что этот день давно наступил».

Во вторник, по крайней мере, одна потенциальная жертва была счастлива услышать новости об обвинительном заключении Гесса.

«Интересно, спрашивает ли она сейчас, стоит ли оно того», - сказала Настасья Олсон, обеспокоенная тем, что она может быть одной из жертв Гесса.«Я думаю, это принесет мне некоторое закрытие, зная, что ей больше не разрешено это делать, и что в этом есть некоторая справедливость. Она страдает. Ей придется долго страдать в тюрьме ».

Мать Олсона, Джина Пейс, погибла в автокатастрофе в апреле 2017 года недалеко от Теллурида. Тело Джины было немедленно отправлено в Сансет Меса, потому что этим продавцом пользовался коронер округа Сан-Мигель. Олсон прилетела из Орегона, чтобы уладить дела матери, и говорит, что Гесс сразу же неправильно ее растерзал, когда они встретились в похоронном бюро.

«От этой леди у меня мурашки по коже с самого начала», - сказал Олсон в интервью во вторник. «Она явно пыталась использовать людей во время траура».

Олсон сказал, что Гесс собиралась забальзамировать тело своей матери против ее желания. Затем, когда она появилась в Сансет Меса, Олсон сказала, что на ее матери был непривычный макияж и платье, которое не соответствовало ее характеру - услуги, за которые ей было предъявлено обвинение, несмотря на то, что они были выполнены вопреки ее желанию. Затем Хесс создала веб-страницу в память о своей матери, также вопреки желанию Олсона, которая позволила скорбящим покупать цветы, которые, по словам Олсона, она никогда не получала.

«Она не оставила бы нас наедине с телом моей матери», - сказал Олсон.

Когда Олсон и другие члены семьи пытались отодвинуть одеяло, накинутое на Джину, Олсон говорит, что Гесс неоднократно останавливал их.

«Мы как бы задаемся вопросом: неужели она уже потенциально начала возиться со своим телом или что-то резать?» - сказал Олсон. Позже ее мать была кремирована.

Спустя несколько месяцев, когда она обнаружила, что Сансет Меса находится под следствием, Олсон начала просматривать кремы своей матери и обнаружила предметы, которые казались неуместными.

«Я нашел в пепле кучу вещей, которых просто не должно было быть», - сказал Олсон. «Куча странных металлических деталей, похожих на металлические гвозди и винты».

Прах был проверен исследователями и оказался человеческими останками, но Олсон задается вопросом, были ли они смешаны с чьим-то любимым человеком или близкими.

«Мы просто не знаем, - сказал Олсон. «У нас может быть ее тело, а может и нет. У нас может быть прах других людей. Это могла быть смесь.

Законодатели штата принимают меры

Сложившаяся ситуация побудила законодательный орган Колорадо принять ряд законопроектов, направленных на предотвращение повторения подобной схемы.

В 2018 году законодатели штата приняли закон, запрещающий лицу, владеющему 10% или более долей в крематории, также владеть брокерским бизнесом.

В этом году законодательный орган направил губернатору Джареду Полису законопроект, согласно которому жестокое обращение с трупом квалифицируется как уголовное преступление 6 класса. В настоящее время это проступок 2-й степени тяжести.Мера, законопроект 1148, ожидает подписи Полиса.

Данн, поверенный США в Колорадо, не исключает дальнейших действий по этому делу.

«Расследование остается открытым и продолжается - это все, что я скажу на данный момент», - сказал Данн.

На вопрос, почему в обвинительном заключении намекают, что по делу, возможно, были сотни жертв, но обвинения отражают лишь несколько десятков из них, Данн сказал, что прокуратура преследует обвинения, по которым, по их мнению, они могут выиграть обвинительный приговор.

«Мы предъявляли обвинения именно в тех случаях, которые, как мы думаем, можем доказать без разумных сомнений в том, что имело место мошенничество», - сказал он.

Олсон сказал, что, несмотря на то, что арест Гесса ни утешит ее, неизвестность вызывает беспокойство.

«Это ужасно преследует», - сказала она.

The Colorado Sun не имеет платного доступа, то есть читателям не нужно платить за доступ к историям. Мы считаем, что жизненно важная информация должна быть видна пострадавшим, будь то кризис общественного здравоохранения, журналистские расследования или ответственность законодателей.

Этот отчет зависит от поддержки таких читателей, как вы. Всего за 5 долларов в месяц вы можете инвестировать в информированное сообщество.

ФБР обыскивает похоронное бюро в Монтроузе и бизнес по продаже частей человеческого тела - The Denver Post

Агенты ФБР во вторник обыскали похоронное бюро в Монтроузе, владелец которого также управляет бизнесом в том же здании, где продаются части человеческих тел.

Газета Montrose Daily Press сообщила около полудня, что агенты ФБР прибыли на место происшествия у похоронного бюро Сансет Меса.Командующий полиции Монтроуза Джин Лиллард подтвердил поиск в The Denver Post, заявив, что полицейские Монтроуза помогали обеспечивать безопасность, в то время как детективы Монтроуза помогали в поиске. Но он сказал, что обыск проводился полностью «под юрисдикцией ФБР», и все изъятые доказательства находились под стражей ФБР.

Репортер телеканала Grand Junction KKCO 11 News разместил в Твиттере фотографию, на которой виден большой черный грузовик, припаркованный прямо перед входом в похоронное бюро, а рядом с ним стоит мужчина в ветровке ФБР.

ФБР на сцене похоронных бюро Сансет Меса в @Montrose_County сегодня вечером @ KKCO11News @ KJCTNews8 pic.twitter.com/FfqRqYioef

- Стефани Беннетт (@StephBennettTV) 6 февраля 2018 г.

Пресс-секретарь ФБР Эми Сандерс сообщила Associated Press, что у агентов есть санкционированный судом ордер на обыск, но не предоставила никаких дополнительных сведений о расследовании. Она сказала, что во время обыска во вторник никто не был арестован.

Сансет Меса Похоронные директора и брокер частей тела, который называется Donor Services Inc.вместе составляют бизнес, не похожий ни на один другой. Обширное расследование, проведенное информационным агентством Reuters, не обнаружило в Америке другого телеграфного брокера, который делит помещения с похоронным бюро.

Тело-брокеры принимают пожертвованные трупы и продают части образовательным или медицинским исследовательским учреждениям. В прайс-листах, которые просматривали репортеры Reuters, Donor Services взимала 500 долларов за человеческую голову или 1000 долларов за туловище. Рейтер также поговорил с одним бывшим сотрудником, который сказал, что мать владельца бизнеса хвасталась тем, что продает золотые зубы, извлеченные из трупов, для оплаты отпуска.

Закон

Колорадо не регулирует деятельность посредников по телам, и до сих пор нет публичных заявлений о том, что тела, отправленные в похоронное бюро только для захоронения или кремации, оказались на стороне посредников. ФБР расследует дела, связанные с нарушениями федерального закона и коммерческой деятельностью, выходящей за пределы штата.

В заявлении, опубликованном в прошлом месяце для Montrose Daily Press, Меган Хесс, владелица обоих предприятий, защищала свои действия. Тогда она сказала, что не получала сообщений от ФБР о расследовании.

«Я без устали работала в Западном Колорадо более 15 лет, чтобы гордо служить своему сообществу в качестве распорядителя похорон», - сказала Хесс в своем заявлении. «Пожертвование - такой же вариант для семей, как захоронение или кремация».

Сансет Меса не имеет дисциплинарной истории с регулирующими органами штата. Однако в прошлом месяце представитель Управления регулирующих органов штата Колорадо заявил, что штат расследует девять отдельных жалоб на похоронное бюро, которые он охарактеризовал как число выше среднего.

преступников нацелены на программу помощи Covid, заплатив 9000 долларов на похороны

Дана Нили | Камень | Getty Images

Преступники нацелены на новую федеральную программу, согласно которой расходы на похороны близкого человека, умершего от Covid-19, составляют до 9000 долларов, сообщила во вторник Федеральная торговая комиссия.

Программа помощи при похоронах из-за Covid-19, контролируемая Федеральным агентством по чрезвычайным ситуациям, открылась для заявителей в понедельник. По словам официальных лиц, у людей возникли проблемы с проходом из-за большого количества звонков.

По данным FTC, мошенники связываются с людьми и выдают себя за государственных агентов, предлагая зарегистрировать их для получения помощи.

«FEMA не отправляло никаких таких уведомлений, и мы не связываемся с людьми до того, как они зарегистрируются для получения помощи», - говорится в сообщении о мошенничестве на веб-сайте FEMA.

Больше от личных финансов:
Проверка стимула меньше, чем ожидалось? Как IRS сообщит вам об этом?По данным Университета Джона Хопкинса, С. умер от Covid-19.

По данным FTC, преступники могут потребовать оплату за доступ к финансовой помощи.

Они также могут запрашивать конфиденциальную личную или финансовую информацию, такую ​​как номера социального страхования, банковских счетов или кредитных карт потенциальных жертв или умерших родственников.

Государственная программа предназначена для лиц, которые понесли расходы на похороны близкого человека, умершего после 20 января 2020 года от Covid-19.

Программа финансировалась за счет двух предыдущих раундов федеральной помощи Covid, меры в размере 900 миллиардов долларов в декабре и 1 доллар в прошлом месяце.9 триллионов американского плана спасения.

Приемлемые расходы включают, среди прочего: гробы или урны, участки для захоронения, надгробия, официальные услуги, а также расходы на кремацию или интернирование. Физические лица могут получить до 9000 долларов за похороны и максимум 35 500 долларов за заявку на каждый штат.

Ограничения дохода для получения средств нет. Документация, такая как свидетельство о смерти и квитанции, обязательна.

По данным FEMA, программа страдала от технических проблем из-за первоначального большого количества обращений.Физические лица должны обращаться по телефону.

«Сегодня утром в колл-центр поступили тысячи звонков, что вызывает некоторые технические проблемы», - сообщило агентство в понедельник.

«Мы просим заявителей набраться терпения, пока мы работаем над исправлением этих проблем и подготовим все их важные документы, когда они позвонят», - добавлено в заявлении.

В настоящее время нет крайнего срока для подачи заявки.

Директор похорон округа Честер выкачал почти 258000 долларов в виде денег на имущество, предназначенных для благотворительных организаций, сообщает AG.

В проигрышной битве с раком Кейт Джером сделал похоронному директору округа Честер свою доверенность и поручил ему передать свое имущество в дар. три благотворительные организации.

Вместо этого, прокуроры в Генеральной прокуратуре штата заявили в четверг, что директор Кеннет Нилд-младший присвоил деньги, потратив их на личные расходы, включая аренду на время отпуска, парковочные талоны и счета за ортодонта своей дочери. А после смерти Джерома в сентябре 2016 года только две из назначенных им некоммерческих организаций получили пожертвования на его имя в суммах, которые составляли лишь доли от почти 258000 долларов, которые, по словам прокуроров, они должны были получить.

Нилд, 47 лет, король Пруссии, был арестован в четверг и обвинен в краже, подделке документов, мошенничестве со страховкой и других подобных преступлениях.Он был освобожден под необеспеченный залог в размере 50 000 долларов.

Адвокат Нилда, Юджин Тинари, охарактеризовал его как «трудолюбивого семьянина, который стремится обслуживать своих клиентов в похоронном бизнесе», и был удивлен обвинениями в совершении преступления.

«Мы изучаем обвинительные документы, и наше расследование продолжается», - сказал Тинари. «Мы должны проанализировать документы и посмотреть, есть ли какие-то законные бухгалтерские ошибки, которые необходимо исправить».

Джером, 84 года, не был женат, у него не было детей или живых родственников, когда он умер в доме престарелых в Дойлстауне, говорится в письменных показаниях вероятной причины ареста Нилда.За несколько месяцев до своей смерти Джером заключил контракт с Нилдом через Neeld Family Funeral Care, компанию, которой он управлял в Малверне.

В соответствии с соглашением, по которому Нилд получил доверенность, Джером назвал три некоммерческих организации единственными бенефициарами в своем завещании: Центр для пожилых людей в Коутсвилле; Amigos De Jesus, благотворительная организация, поддерживающая детей в Гондурасе; и Zawadi Fund International, который работает с детьми в Кении.

Три года спустя страховое агентство, через которое Джером приобрел полис страхования жизни, обратилось в Генеральную прокуратуру штата, говорится в письменном показании под присягой.Рабочие были обеспокоены тем, что Нилд мог незаконно вывести средства из годового дохода Джерома, и было возбуждено уголовное дело.

В ходе этого расследования следователи обнаружили, что Нилд неоднократно снимал деньги со счетов, открытых на имя Джерома, иногда выписывая чеки себе или своему бизнесу или скрывая транзакции за сфабрикованными расходами, связанными с имуществом Джерома, говорится в аффидевите.

В одном случае, как утверждают обвинители, Нилд представил детализированный счет на покупку надгробия и другие расходы на похороны Джерома на общую сумму более 14 000 долларов, когда тело Джерома было кремировано примерно за 600 долларов, согласно письменным показаниям.

Предполагаемые получатели фондов недвижимости тем временем заявили, что они либо не получали денег, либо получали ничтожные пожертвования: например, Zawadi Fund International получила только 1000 долларов на имя Джерома, говорится в показаниях под присягой.

Генеральный прокурор Джош Шапиро сказал, что его офис внимательно следит за подобными случаями по всему штату.

«Частью достойного завершения жизни является душевное спокойствие, зная, что ваши последние желания будут выполнены - и это презренно, когда это доверие нарушается ради прибыли», - говорится в заявлении Шапиро в четверг.

«Ужасное» хранение трупов в похоронном бюро в Бруклине не является преступлением, говорит брат директора