Франшиза

Франшиза мозгобойня: Франшиза «Мозгобойня», купить тренд в индустрии по квизу

28.08.1970

Содержание

Франшиза Мозгобойня, г. Екатеринбург

О ФРАНЧАЙЗЕРЕ:

Мозгобойня - это самая популярная в мире барная интеллектуальная викторина.

Игра зародилась в 2012 году в Минске. Двое друзей придумали первые вопросы, выбрали кафе, позвали своих близких, друзей, приятелей и провели первую игру, в которой приняли участие 50 человек.

В 2019 году каждый месяц по всему миру играет 100 000 человек. 

ФРАНЧАЙЗИНГОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ:

Мозгобойня - выгодный бизнес в сфере развлечений.
Первая прибыль уже через 3 недели.


Основные причины приобрести франшизу Мозгобойни:

- Эмоции. Вы зарабатываете на положительных эмоциях ваших клиентов.
- Выгода. Это готовый бизнес с минимальными инвестициями. 100% партнёров окупили инвестиции уже через 6 месяцев.
- Масштаб. В Мозгобойню играют в 17 странах и 269 городах мира.
- Поддержка. Мы поддерживаем вас на каждом этапе. Мы работаем с 2012 года и знаем, как зарабатывать на любимом деле.

Более подробная информация о франшизе

Мы работаем с партнёрами, которые разделяют наши ценности. Следование им позволяет нам быть самым успешным квизом в мире и становиться сильнее и масштабнее с каждым днём.

Развитие. Каждый день мы думаем, как сделать нашу игру ещё интересней и масштабней. 

Реализация. Каждый член семьи Мозгобойня полон потрясающих идей, и мы делаем всё, чтобы появлялись возможности для их реализации.

Удовольствие. Мы получаем удовольствие от своей работы и ежедневно переживаем все яркие моменты вместе с нашими игроками, именно поэтому атмосфера игры наполнена открытостью и искренними эмоциями.

Качество. Благодаря сильной команде, знающей своё дело, мы обеспечиваем безупречное качество организации и проведения игр в любом месте, с любым количеством человек.

Мозгобойня – это наша жизнь. 24 часа в сутки, 7 дней в неделю мы создаём людям повод для встречи и живого общения. 

Если каждая из этих пяти ценностей нашла отклик в вашем сердце – нам по пути!

 

КОНТАКТЫ:

Телефон: 8 (800) 500-77-85
E-mail: [email protected]

Франшиза Мозгобойня — 1 отзыв + цена и условия, стоит ли покупать

“Мозгобойня” - франшиза квиза, стостоящего из вопросов, на которые нужно давать ответы. Игра подчиняется простым правилам, для осуществления требует несколько команд (в каждой от 4 до 10 человек), помещение, ведущего и оборудование для показа и озвучивания вопросов. По состоянию на июль 2019 года, насчитывает 199 филиалов в мире, из них 183 открыто по франшизе, а 16 принадлежат компании. Страны, в которых организуются игры по франшизе “Мозгобойня” - Беларусь, Россия, Казахстан, Финляндия, Эстония, Латвия, Польша, Германия, Израиль, США и другие. Всего - 15 стран.

Заявленные достоинства франшизы:

  • небольшие инвестиции для запуска, которые зависят от численности населения города открытия;
  • быстрая окупаемость: для мелких и средних городов она составляет от 3 до 4 месяцев, а для крупных - от 4 до 6 месяцев;
  • быстрая организация бизнеса по франшизе: от подписания договора до проведения первой игры проходит 3 недели.

Игра содержит 7 блоков по 7 вопросов, в том числе:

  • тестовые вопросы - для ответа на них требуется смекалка, логика и эрудиция;
  • музыкальные - нужно отгадать название песни, группу или фильм, где звучала заданная композиция;
  • вопросы с картинками - необходимо ответить, кто является автором картины, в какой стране сделаны фотографии и т.п.

Вместе с франшизой франчайзер предоставляет:

  1. Право на использование бренда “Мозгобойня” в своей деятельности.
  2. Возможность поддержки со стороны менеджеров франчайзера.
  3. Маркетинговые инструменты для запуска и продвижения игр в онлайн- и оффлайн-сферах.
  4. Доступ к базе знаний франчайзера, которая содержит макеты для печати и оформления социальных сетей, а также инструкции по рабочим процессам: ведение соцсетей, работа персонала, проведение игр и т.п.
  5. Возможность встречаться с основателем компании на закрытых собраниях всех франчайзи, на которых франчайзер объявляет текущие результаты и планы на будущее.

Для связи с другими франчайзи используются группа в ВКонтакте “Мозгобойня Бизнес”, где публикуются обновления лицензионного комплекса и свежие новости компании. Также компания имеет канал на YouTube, где публикуются видео об актуальных новостях.

Работа по франшизе “Мозгобойня” происходит в следующие этапы:

  1. Подача заявки на приобретение франшизы.
  2. Собеседование с менеджером отдела продаж.
  3. В случае успешного прохождения - заключение договора коммерческой концессии, оплата паушального взноса.
  4. Начало работы в городе, где франчайзи планирует свою деятельность.

Требования к франчайзи

Требования к потенциальному франчайзи:

  • наличие свободных средств для инвестирования и оборотных средств на полугодие;
  • строгое соблюдение стандартов и разделение ценностей компании.

Специальные требования к помещению франчайзером не установлены, потому что квизы под брендом “Мозгобойня” проводятся на базе функционирующих общественным мест: кафе, клубов, ресторанов и т.п. Администрации таких заведений заинтересованы в проведении подобных игр, потому что это позволяет сделать полную посадку в зале и получить большую прибыль в будние дни.

Для заведений франчайзер устанавливает такие требования:

  • вместимость - от 50 человек;
  • достаточное техническое оснащение для игр, в том числе, наличие нескольких экранов, хорошего звука, регулируемого света;
  • доброжелательные работники.

В Тобольске состоялась первая детская «Мозгобойня»

Первая детская «Мозгобойня» в Тобольске состоялась в рамках благотворительной акции «Подарим улыбки ВМЕСТЕ» в Центре содействия семейному устройству детей.

Организаторы проекта «Мозгобойня в Тобольске» на собранные средства от взносов за классическую игру, которая прошла накануне, вручили ребятам большой бассейн. Агентство недвижимости «Сова» подарила воспитанникам центра футбольные и  волейбольные мячи. И, конечно, не обошлось без сладостей от кондитерских студий «Вкусное Место» и «Сладкие подарки»!

Викторина прошла с ребятами, воспитывающимися в МБУ «Центр содействия семейному устройству детей-сирот и детей, ставшихся без попечения родителей, и сопровождения приемных семей».

Как рассказала тюменка Наталья Маленкова, у нее вместе с мужем франшиза по проведению «Мозгобойни» в Тобольске.

В просторном зале учреждения полумрак – он создается для того, чтобы на экране были видны сюжеты и вопросы. Четыре стола с напитками и сладостями – для команд воспитанников центра. Названия себе они придумали заранее: «Миньоны», «Мегамозг», «Киберспортсмены» и «Непоседы». Ведущий – из команды организаторов – дублирует вопросы, которые можно увидеть на транслирующем экране. Ребята сосредоточены: обсуждают ответы, записывают их в блокнот.

Вот закончился первый тур – разминочный, где нужно ответить «верно» или «неверно» на десяток вопросов. Второй тур составили картинки. Применяя логику, командам надо угадать, что на них изображено.

Не обходится игра без музыки. В этом туре по звучащему фрагменту нужно отгадать исполнителя, группу или композитора. Тестовые туры посвящены школьным предметам.

- Здесь не нужно обладать какими-то энциклопедическими познаниями, - пояснила Наталья. - Практически все ответы лежат на поверхности, поэтому достаточно подключить логику, и ты – победитель!

Об этом и многом другом читайте в газете «Тобольск-Содействие» или в ее электронной версии.

Елена Охримец


Понравилась статья? Поделитесь с другими!
  • < Назад
  • Вперёд >

Сколько можно заработать на квизе? - новости Kapital.kz

Зарина Хасанова приобрела франшизу белорусской игры «МозгоБойня» и уже два месяца проводит в Караганде интеллектуальную викторину. О том, почему выбрала именно эту франшизу, насколько сложно было ее приобрести и на какую прибыль рассчитывает, франчайзи рассказала деловому еженедельнику «Капитал.kz».

«Викторина в баре» из Беларуси

Командную интеллектуальную игру «МозгоБойня» придумали жители Минска Екатерина Максимова и Александр Ханин. Это было в 2012 году. Изначально встречи задумывались как развлечение, но очень быстро идея превратилась в бизнес, а потом — и во франшизу. Это произошло через два с половиной года после старта, и, как говорят сами основатели, франшиза «очень быстро разлетелась по Белоруссии». Через какое-то время у проекта появились российские партнеры, а вместе с ними — рост и масштабируемость. Сегодня турниры, в том числе по франшизе проводятся в нескольких странах мира, в том числе и в Казахстане.

Формат — паб-квиз. В 1970-х годах в Великобритании придумали проводить легкие интеллектуальные викторины, чтобы привлекать в бары и пабы больше посетителей. Со временем формат вышел за пределы питейных заведений.

В «МозгоБойне» 7 туров по 7 вопросов, последний тур — блиц. Вопросы — интеллектуально-развлекательные. На ответы дается 100 секунд. Приз — бутылка шампанского.

Франшиза как эмоциональное решение

Как рассказала «Капитал.kz» Зарина Хасанова, ее знакомство с проектом началось во время визита в Алматы: решили с подругами поучаствовать в интеллектуальной игре. «Несмотря на то, что мы на этой игре заняли предпоследнее место, игра и сама атмосфера нам очень понравились, мы получил заряд положительных эмоций. Вот тогда я и влюбилась в «МозгоБойню», — вспоминает собеседница.

Приобретение именно этой франшизы, по ее словам, было скорее эмоциональным решением. До этого Зарина работала в сфере финансов, занимала должность финансового директора компании в Астане. После выхода в декретный отпуск решила открыть свое дело. «Это мой первый опыт в бизнесе. До этого момента присматривала различные варианты именно по франшизе. „МозгоБойня“ показалась мне как раз такой франшизой, какую я искала», — рассказывает собеседница.

Сложным ли был процесс покупки?

Вернувшись в Караганду, Зарина Хасанова нашла представительство «МозгоБойни» в Екатеринбурге и заключила договор на город. Процесс покупки, по ее словам, оказался совсем не сложным. И к тому же сыграл фактор везения: в то время, пока Зарина обдумывала приобретение в те дни, узнала о проведении акции. «Во время чемпионата мира по футболу предоставлялась скидка 18%, очень хорошее предложение, подумала я и на следующий же день занялась подписанием договора и отправкой денег», — рассказывает спикер.

По ее словам, екатеринбургский офис перед заключением договора тщательно проверяет потенциальных франчайзи, в частности задает множество вопросов, изучает аккаунты в социальных сетях.

В итоге договор был заключен, и Зарина Хасанова стала единственным представителем проекта в городе.

Сколько можно заработать на викторине?

Паушальный взнос за франшизу составил 1 650 000 тенге, роялти — 10% от выручки. «По плану доход должен быть очень хорошим. Наша цель — 6 игр в месяц, с количеством игроков около 150−200 человек, а также проведение детских игр и корпоративов. Стоимость участия — 2 тыс. тенге с человека, в эту стоимость входит только игра», — рассказывает собеседница.

По ее словам, на открытие игры, а это произошло в августе этого года, пришло 320 участников. За два месяца организаторы провели 8 игр: 6 «взрослых» и 2 детских. Игры в среднем собирают по 70 человек, на игру, которая прошла на днях, пришло 80. По подсчетам Зарины, для того чтобы проведение игры принесло прибыль, необходимо минимально 50−55 участников. Аудитория, на которую рассчитывает франчайзи, — это карагандинцы и гости города в возрасте в среднем от 25 до 45 лет, с высшим образованием и широким кругозором.

Вложения в организацию игры не столь велики: ведущему игры, специалисту по звуку и помощникам платится зарплата. Арендная плата за помещение не требуется: игры проводятся в ресторане, где участники делают заказы. «Это выгодно и нам, и ресторанам», — отмечает Зарина. Периодически требуется покупать необходимые для проведения игры атрибуты, распечатывать материалы и платить за посты в паблике в «Инстаграме» (это стоит 5 тыс. тенге). Стоимость приза — шампанского — примерно 12 тыс. тенге.

Сейчас франчайзи обдумывает вопрос рекламы. «Хотим проводить встречи в прямом эфире на радиостанции и организовывать промоакции по городу. Остальное — на стадии обсуждения и обдумывания», — делится планами она.

Когда конкуренты воспринимаются не конкурентами

«До приобретения франшизы „МозгоБойни“ я понятия не имела, что у нас уже проводятся игры. Оказалось — еще два квиза. Была этому очень удивлена и немного расстроилась. Но потом поняла: неправа. И даже обрадовалась: к моменту открытия моего бизнеса люди уже знали, что такое квизы», — рассказывает Зарина. Коллегам франчайзи рада и не против с ними сотрудничать, поскольку все, кто работает в этой сфере, по сути, развивают одно направление.

«За все время ведения бизнеса я подружилась с нашими участниками, знакомлюсь с людьми постоянно, провожу опросы, что нравится участникам, а что — нет. Беру интервью у команд и пишу статьи на официальной странице. Мне нравится наблюдать за эмоциями наших игроков и радоваться вместе с ними. Я за квиз во всем мире!» — заключает франчайзи.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Белорусская «МозгоБойня» хочет дойти до Америки — вот как ребята зарабатывают на вопросах-ответах

Александр Ханин и Екатерина Максимова. Фото из сообщества МозгоБойня во ВКонтакте

Игра «МозгоБойня» появилась почти 5 лет назад как хобби белорусской пары Александра Ханина и Катерины Максимовой. Сейчас проект сильно разросся — в компании, которую создали Александр и Катерина, более 30 человек, офисы в Минске и Санкт-Петербурге. Проект открыт по 61 франшизе в разных городах, в том числе Хельсинки и Берлине. Каждые две недели в одном только Минске проходит 10−11 игр. А два года назад основатели стали развивать корпоративное направление и провели по нему уже 250+ игр.

Недавно к Александру и Катерине присоединились два партнера из России — Семен Черноножкин и Юлия Родионова. Вместе они стали расти быстрее. В планах — выйти с проектом на весь мир. Мы узнали у сооснователя проекта Александра Ханина и его нового партнера Семена Черноножкина, что помогло им в развитии и как дальше будет масштабироваться их проект.

«МозгоБойня» — командная игра, которая привлекает как студентов, так и топ-менеджеров. Она состоит из 49 вопросов на эрудицию и кругозор, которые разделены на несколько туров. Например, вопросы о событиях в мире, загадки в картинках, музыке, блиц-тур.

— Мы с Катей стартовали не предполагая, что это станет бизнесом. Делали «МозгоБойню» года два с половиной сами, вдвоем. Это доставляло огромное количество удовольствия.


Александр Ханин
Сооснователь игры «МозгоБойня»

Не могу не вспомнить самую первую игру. Это как первый секс — ничего не почувствовал, но эмоций и воспоминаний выше крыши: огромная пицца в подарок от заведения, где проводилась игра, родственники, сидящие за столом с лучшими друзьями и бывшей девушкой, одногруппники, которые приехали из Вильнюса на игру, срывающийся из-за плохого микрофона голос, проблемы с техникой, волнение…

Фото из сообщества МозгоБойня во ВКонтакте

С чего начался рост

Даже когда идея начала приносить деньги, мы делали все интуитивно. Не ощущали себя бизнесменами — и до сих пор не ощущаем. Мы даже торговую марку зарегистрировали только через 3 года! Осознание того, что нужно делать, приходило порой очень поздно.

Хотя развитие было плавным, спустя два с половиной года мы все равно уперлись в потолок. Стали «зашиваться» — нужно было и писать вопросы для игроков, и поддерживать интерес, и заниматься продвижением, и нанимать персонал, и следить за качеством. Понимали, что у проекта есть будущее, тоже интуитивно. Но не понимали, какое. Бросать не хотелось. А сил уже не было.

Думаю, так происходит со всеми стартапами. Ты либо подхватываешь и развиваешься, либо умираешь.

Народ приходил на «МозгоБойню» все больше и больше… Появился запрос на франшизу. И мы сказали — «А давай!».

Стали создавать команду помощников в Минске. И снова удовольствие вернулось! Франшизу начали расхватывать — вся Беларусь разлетелась буквально за полгода. И 90% этих людей до сих пор с нами.

Фото из сообщества МозгоБойня во ВКонтакте

Но это не значит, что мы не ошибались. Кто-то «кинул», кто-то оказался недобросовестным, кто-то не вытянул…

Наша команда разрасталась, хоть мы не проводили отборов, собеседований. Люди, близкие по духу, присоединялись сами. Например, когда однажды Катя (Екатерина Максимова, сооснователь проекта — прим. «Про бизнес.») позвонила в бывший клуб «Пираты» (теперь это «Брюгге») — и сказала «Хотите мы вам 200 человек привезем?», они посмеялись нам в лицо. Но мы привели! И арт-директор клуба начал нам помогать.

А прошлым летом мой бывший коллега Семен Черноножкин, который вместе с Юлей Родионовой развивал франшизу в России, предложил развивать вторую линию франшизы. Дело пошло. Прошлым летом наступил момент, когда мы все почувствовали, что двигаться вместе — проще. Собирались в Питере, в Минске, в Ниде (Литва) и обсуждали, говорили, спорили. И решили стать соучредителями одной компании.

С появлением Семена и Юли начался быстрый рост. Они увидели в нашем проекте бизнес-процесс и масштабируемость.

Как «МозгоБойня» превращается в бизнес

—  Сейчас большую часть времени занимает работа с франчайзинговым направлением. Сейчас у нас 6 филиалов и 61 франшиза. Франшиза приносит около 50% прибыли.

Первый человек, которого мы наняли в питерском офисе — HR. Она — тот «клей», который поможет набирать и удерживать правильную команду. Одним из главных критериев был и есть «наш человек».


Семен Черноножкин
Соучредитель «МозгоБойни»

Саша и Катя не «ушли» в топ-менеджмент, а продолжают «делать продукт руками» — до сих пор ведут игры в Минске — там играет больше всего людей из всех городов. По-прежнему сами придумывают вопросы.

В Минске у нас скорее команда помощников. В управляющей компании, которая находится в Питере, есть отделы продаж, контроля качества и контроля производства, работы с партнерами.

Продвижением франшиз до недавнего времени занимались разные люди в разных регионах. В Германии — наши берлинские партнеры, в России — один из соучредителей, в Беларуси — мы с Катей. Последние полгода этим «рулит» отдел продаж в Питере.

Фото из личного архива

Последним достижением было создание консультативного совета. Он состоит из 3 российских предпринимателей, чьи бренды довольно известны. Они участвуют в наших совещаниях, делятся опытом и контактами.

Процесс продвижения франшизы — нескончаемый. Мы потратили много времени на «упаковку» предложения, делали это своими силами и привлекали агентства, которые помогали в систематизации, детализации и позиционировании на рынке.

Есть контролеры, которые отслеживают работу франчайзи. Например, просматривают сообщества в соцсетях — фотографии, комментарии, позиционирование. Так, недавно обнаружилось, что в одном из городов игра заканчивается в 22:30, а должна на час раньше — иначе получается слишком долго.

Фото из сообщества МозгоБойня во ВКонтакте

Иногда франчайзи пытается изменить фирменный стиль — играется с цветами, шрифтами. Это «местечковые замуты», которые портят впечатление о бренде, их не должно быть.

А одни франчайзи у нас и вовсе украли идею — создали аналогичную игру и назвали ее «Ум за разум». Они вышли еще в несколько городов, в том числе там, где есть и мы. Но удивительно — у нас команд больше. Это говорит о том, что именно в «МозгоБойне» есть нечто притягательное и интересное.

И это не единственный случай, когда у нас подсматривали идеи. Почти все подобные форматы, которые есть в России и Беларуси, навеяны «МозгоБойней». И это нас очень сильно подстегивает. Но ведь идеи нельзя патентовать. А если можно было бы, то такие игры зарегистрировали бы в Англии лет 40 назад и «МозгоБойни» бы тоже не было.

Фото из сообщества МозгоБойня во ВКонтакте

Куда сейчас движется наш бизнес

Все это время мы работаем в режиме «давай-давай». Только успеваем обрабатывать входящий поток — партнеров, клиентов, участников. Вся энергия, ресурсы, компетенции затрачиваются только на то, чтобы огромный поток информации и входящих вызовов обработать, не потерять, выжать максимум, выстроить процессы, нанять компетенции, привлечь профессиональных консультантов, понять вектор, понять цель.

Можно сказать, что продажи франшизы делаются сейчас опосредованно, большая часть наших партнеров — «теплые». Конверсия с такими — около 90%. Мы считаем, это совершенно сумасшедшие цифры. Именно поэтому очень важно каждому сотруднику работать каждый день на «МозгоБойне» так, чтобы этот поток не иссякал.

Сейчас наша главная задача — занять все русскоязычные города мира и города, где хотя бы 10 000 населения говорит по-русски.

В одном только Берлине по некоторым подсчетам таких — порядка 100 000 человек. И за 5 лет мы планируем как минимум выйти во все столицы Европы, США, Южной Америки.

В корпоративном направлении мы собираемся «допилить» сайт и продвигать его, связываться с прежними клиентами, активно продавать. И наконец начать работать с ивент-агентствами — очень странно, что про нас все знают, но заказов — 5% от общего объема.

Думается, настоящий успех придет тогда, когда мы как руководители сможем думать еще чуть дальше, чем требуют входящие запросы, предугадывать их и делать все, чтобы они уже на входе были удовлетворены.

Читайте также

Названы франшизы которые подойдут для регионов Сибири

Фото: pixabay.com

14 Фев 2020, 18:46

Каково сейчас сибирскому предпринимателю? Нелегко, как и любому другому. Если верить данным аналитиков, по всей России количество закрывшихся предприятий в два раза превышает количество новых.

Об этом в 2019 году, ссылаясь на FinExpertiza писал РБК. Почему так? Редакция портала о франчайзинге Businessmens.ru попыталась ответить на этот вопрос.

Снижение покупательской способности, рост налоговой нагрузки – причины в основном всё те же, что и раньше. Хотя называлось и банальное отсутствие опыта у людей. Бизнес запускается, а как его превратить в стабильный доход непонятно. По этому показателю сибирские регионы не в лидерах, но общая ситуация характерна и для них.

На фоне этой причины становится понятно, почему растёт популярность франчайзинга. Опыт и помощь. Вот, что ценят покупатели франшизы. Да, денег приходится вкладывать больше. Паушальный взнос, роялти, рекламные отчисления. Но в результате предприниматель получает экономию на ошибках, конкурентные преимущества и рабочую схему, которая позволит продержаться на рынке дольше.

Даже для России франчайзинг – направление не новое. Так, первые франшизы в Сибири были открыты ещё в 90-х годах: Levis, GrillMaster, Подорожник. Но только сейчас рынок стабилизировался, стали понятны основные критерии качества франшизы, да и цены приобрели «человеческие» очертания. Самих франшиз тоже стало в разы больше, их стало легче находить, оценивать и выбирать. Не в последнюю очередь благодаря интернет-ресурсам.

Теперь для начинающих предпринимателей открыто множество дорог. Вот только появилась новая проблема – как выбрать из такого количества? Ведь не может быть такого, что любая франшиза – стопроцентный путь к успеху?

Редакция портала о бизнесе и франчайзинге Businessmens.ru поделилась советами – как франшизу выбрать и какие предложения подойдут для регионов Сибири.

«Первым делом стоит искать те франшизы, которые ещё не имеют представительств в регионе» - сообщает основатель Businessmens.ru Юрий Богомолов. «Во-первых, они с большим вниманием отнесутся к потенциальным партнёрам из таких регионов. Во-вторых, эксклюзивное территориальное право, которое даётся франчайзи, исключает возможность открытия рядом ещё одного. Внутренняя конкуренция не нужна никому.

В крупных городах сделать это непросто. Они занимаются в первую очередь. Так, например, представители кофейного бизнеса - одного из самых популярных и недорогих франчайзинговых направлений по статистике каталога – CoffeeWay, уже открыты и в Новосибирске, и в Красноярске, и в Омске. Но с ними проще, в одном городе могут спокойно ужиться несколько франчайзи.

Сложнее становится, когда франшиза не подразумевает множество точек на один населённый пункт. Так, например, франшиза детской футбольной школы «Чемпионика» доступна для Томска, а вот возможность покупки для таких городов, как Новосибирск, нужно уточнять у представителя компании».

«Мы публиковали много материалов для тех, кто выбирает франшизы» - говорит главный редактор портала Евгений Звягин. «Писали и об основных ошибках франчайзи, и критериях выбора франшизы, составляли подборку советов. Главный из них – не думайте, что франшиза позволит вам сидеть сложа руки. Это всё тот же бизнес. И для результата потребуется много работать.

Какая франшиза подойдёт именно вам? Никто не скажет. Начните с выбора категории. Привлекают квизы? Посмотрите, какие компании работают в этом направлении. Так, например, франшизы «Держи пять», «Игра разума», «Мозгобойня» есть в большинстве крупных городов Сибири. А вот «Genium Quiz» ещё доступен.

Хотите связать бизнес с детским образованием? Смотрите, что предлагает рынок в таких актуальных направлениях, как франшизы школ программирования. «Шкодим», «ДжуниСкул», «Алгоритмика».

Вариантов очень много. Начните действовать. Составьте список интересных направлений, определитесь с возможным бюджетом, прочтите вводные статьи, информацию, которая даётся в каталоге. А потом выберете франшизы и свяжитесь с их представителями, чтобы задать вопросы лично».

Источники: https://finexpertiza.ru

https://ru.wikipedia.org/wiki/Франшиза

Организатор «Мозгобойни» Юрий Жуков о том, как игра стала популярной в Челябинске

https://www.znak.com/2018-02-27/organizator_mozgoboyni_yuriy_zhukov_o_tom_kak_igra_stala_populyarnoy_v_chelyabinske

2018.02.27

Блеснуть эрудицией или весело провести время? Одним из самых любимых развлечений жителей Челябинска сегодня стала игра «Мозгобойня». За два часа можно угадать известную песню, узнать знаменитостей по детским фотографиям, разобраться в последних новостях и получить за свой интеллект приз. В чём принцип игры, какая царит атмосфера на площадке, каким уровнем знаний надо обладать, с кем приходится конкурировать? На эти и другие вопросы отвечает организатор игры Юрий Жуков.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Юрий, как бы ты сам охарактеризовал игру «Мозгобойня»?

— У нас среди организаторов принято называть её псевдоинтеллектуальной. Это для того, чтобы людей не отпугивали какие-то громкие названия и мысли, что надо быть «великим умом» для того, чтобы поиграть. Я думаю, если бы мы позиционировали игру только как сугубо интеллектуальную, то уйму людей отпугнули бы. А так человек заинтересуется, что за псевдоинтеллектуальное развлечение?

Нет, к нам приходят ребята, которые играют в игры, где требуется более высокий уровень знаний и интеллекта. «60 секунд», например. Там же всё равно нужно быть чуть более осведомлённым в каких-то областях. А у нас все играют. Это такая игра для друзей. Может прийти любой: от детей до взрослых. У всех уровень интеллекта разный, но, мы надеемся, положительные эмоции получают все одинаково.

— Давай тогда, чтобы всем всё стало понятно, о самом формате игры. 

— Сама игра продолжается около двух часов. Семь туров по семь вопросов в каждом. Тематика обширная: музыка, картинки, география, новости, да всё что угодно. И блиц в конце, чтобы нервы пощекотать. Команды регистрируются заранее через соцсети, когда приходят, у каждого есть уже свой стол, таблички с названием, бланки, ручки. Сели и погнали играть. После каждого третьего тура делаем перерыв, чтобы дать участникам немного отдохнуть; пофоткаться; поговорить с друзьями; обсудить, что хорошо, что плохо написали. 

— Какие близкие по духу игры ещё существуют в городе? Чем отличается от них «Мозгобойня»?

— Отличия в основном в сложности вопросов. Если брать те же «60 секунд», это старинная игра. Практически «Что, где, когда». Я сам там не был, но те игроки, которые приходят и к нам, говорят, что там сложненько. Очень похожа на нас «Квиз плиз»: молодёжный формат, больше увеселительный, нежели требующий гарвардской степени образования. Есть «Ботва» в Челябинске, но мы там не были. Ничего не могу сказать, честно. У нас игры с ними совпадают по датам. Вот вроде и всё.

— Я помню ещё некую игру «Включи логику».

— Да, у них там было всё на гаджетах завязано. И что-то у них не пошло. Когда два раза играли, два раза отключали свет. Но это были не мы (смеётся). В итоге игра сошла на нет.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Сама «Мозгобойня» в Челябинске началась с того, что мы сходили поиграть в «Хаос знаний», но с аббревиатурой «Х.З.» даже было неважно, как это расшифровывается (смеётся)… Местные ребята делали, и это было максимально приближено к «Мозгобойне», всё очень похоже. Мы там случайно оказались на дне рождения подруги, поиграли, понравилось. Поехали в Екатеринбург, потому что знали, что там есть «Мозгобойня», попробовали сами сыграть для начала, и закрутилось…

— Ты сказал, что людей привлекают даже не столько сами вопросы, сколько атмосфера, которая царит на площадке. Можешь описать её так, чтобы максимально включить воображение у людей. Не просто словами «у нас прикольно, весело», а с примерами, фактами?

— Ну да, читателям не скажешь: «Закройте глаза и представьте», придётся читать (смеётся). Вопросы, как должно быть на идеальной «Мозгобойне», должны выступать дополнением к атмосфере, которая царит на игре. Нам всегда приятно, когда люди приходят какой-то праздник отметить, например. У нас игроки из команды «Звёздочка» отмечали день рождения три раза. Семья, друзья, они все здесь.

К каждому празднику мы стараемся сделать свои фишки. Новый год, Хэллоуин, 23 февраля, 8 марта, 9 мая: во-первых, один из туров отдаётся под эту тематику и составляются специфические вопросы, и мы просим игроков прийти в соответствующих образах. Недавно делали шляпную «Мозгобойню», призывали всех прийти в шляпах. Самым креативным командам давали за лучшие головные уборы дополнительные баллы.

Кто не был, может просто попытаться представить 300 человек, и все они кричат, вопят, радуются, а все, казалось бы, взрослые серьёзные люди. Это надо видеть. Насчёт детей понятно, они всю жизнь кричат. А когда это делают взрослые… Кураж, эмоции!

После каждого тура мы смотрим ответы, вот первый повод покричать. Радуется вся команда, если написали правильно. Начинают немножко друг друга ненавидеть, когда говорили правильно, а их не слушали. И летят предметы в того, кто написал неверный ответ. Но при этом люди не перестают быть друзьями, семьёй. В перерывах между турами, когда команда не согласна с решением, уже другие эмоции, люди пытаются что-то опротестовать. В таких случаях мы учимся вместе.

— Так люди приходят все-таки за победой или проверить свои знания, или за чем-то ещё? Если ты говоришь про весёлую дружескую атмосферу, то как это вяжется с эпизодом про споры с организаторами?

— Команды с синдромом отличника, безусловно, есть. Не буду афишировать, но, например, в названии одной из них можно вспомнить историю про падение одного фрукта на голову одному учёному, а фрукт этот идёт на производство сидра (смеётся). Так вот, эти игроки наиболее ревностно отстаивают ответы. А вообще каждая команда за своим приходит. Нет такого, что каждому нужна непременно победа и люди начнут друг другу рвать глотки. Тем более у нас призы-то символические. За первое место бутылка шампанского. Я понимаю, если бы машина или квартира, тут веселья бы поубавилось.

Хотя давайте «Лигу чемпионов» вспомним. Эта игра проводится раз в год. Встречаются только лучшие команды, те, кто на протяжении года хоть раз занимал первое место. Там атмосфера более напряжённая. На регулярных играх люди как-то позитивней настроены, и игры проходят со смехом. Когда лучших выбирали из лучших, в атмосфере чувствовалось некое напряжение.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А какие можешь припомнить смешные варианты ответов игроков, от которых хотелось за голову хвататься?

— На одной из игр был новостной тур, где нужно было отгадать, какие фигуры в Красноярске коммунальные службы красили белой краской. Правильный ответ был — снег. Но я сам видел, как на одном из бланков было написано «фигуры из г…на» и в скобочках было приписано (фекалии) (смеётся). Я не знаю почему! Что было у людей в головах в тот момент?

Или в музыкальном туре зачастую звучит классическая музыка, и надо написать композитора: Чайковский, Вивальди, Моцарт, Бетховен, ещё кто-то. И иногда люди пишут Виктор Дробыш. Видимо, вообще не знают и считают: «Ну, а вдруг!», лучше же что-то написать, чем оставить строку пустой. Ребят, которые потом эти бланки проверяют, тоже веселит, когда вместо Брамса пишут Дробыша.

— Я знаю пример команды «Солянка». Они, когда что-то не знают, пишут «лубриканты».

— Пикантные вопросы у нас часто попадаются, так что однажды это всё-таки выстрелит (смеётся). Есть ещё у нас команда «Мозголомы». Был вопрос: «Кто автор строк „Сижу за решёткой в темнице сырой“». И один из игроков сказал: «Я точно знаю, это моё любимое стихотворение. Автор — Лермонтов». Написали, а потом, когда правильный ответ озвучили, вся команда в недоумении к этому персонажу повернулась, мол, как так? Ты же говорил: любимое стихотворение. Находит на людей иногда.

Изощряются в названиях команды. Есть «Смекал Очка», «Играй гормон», «Весёлые АйТиТьки», «Сообразим на троих». Например, на игру, посвящённую Хэллоуину, заявилась команда «Я и бал ведьм». Так что при зачитывании списка пришлось в этом случае делать паузы между словами (смеётся).

— Хочется ещё случаев резонансных.

— На «Лиге чемпионов» во время самого важного «блиц-тура» (команда может либо набрать 14 очков вместо традиционных семи, либо, напротив, скатиться на 14 в минус — прим. ред.) случился инцидент. Причём мы заранее всё посмотрели, подготовились, и всё у нас замечательно было. Казалось бы. Появляется картинка, на ней созвездие и написан вопрос: «Что это за созвездие?» Составители вопросов написали «Малая медведица», мы вроде как посмотрели, согласились. Элементарный, по сути, вопрос, и мы даже не подумали, что с этим может получиться какой-то косяк. Озвучили, приняли варианты, смотрим правильные ответы — написано «Малая медведица». Но тут встаёт большая часть команд и говорит: «Ребята, вы ку-ку? Это ж „Большая медведица“!» И все бегут оспаривать результаты. Те, кто написал «Малую медведицу», отстаивают очко, потому что это верный вариант от составителей. Те, кто написал «Большую медведицу», говорят: «Так не малая же!» А проблема возникла от того, что просто картинку перевернули не под тем углом. Что там было?! 

Я не помню, чем там дело кончилось, но потом составителям вопросов все города писали гневные сообщения. Мол: «Как так? Лига чемпионов раз в год, и такую свинью вы нам подложили». Сейчас, конечно, внимательней за этим следим.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А надо в команде какие-то роли распределять? Кого-то назначать капитаном, кого-то писарем. При том что основная цель, как ты утверждаешь, — покуражиться…

— Наверное, всё-таки структурирование должно быть. Как пример: у нас часто возникают вопросы по географии, про флаги, например. Знаю команду в Екатеринбурге, участники которой взяли список всех стран и поделили между собой для заучивания, какой флаг какой стране принадлежит. Соответственно, на игре кто-то да вспомнит.

Мне кажется, если в команде есть неорганизованность, это в первую очередь утомляет самих людей. 

Если все будут хвататься за ручку с желанием написать ответ, то дольше её будут делить, чем писать. А когда выработается некий статус, то и игра сложится ярче.

Это же касается, кстати, и знаний игроков. Лучше, когда в команде люди разных профессий, разного профиля. А то если 10 человек будут шарить в музыке и ни один в новостях, ничем хорошим для результатов это не завершится.

Ещё про количество людей можно сказать. У нас лимит — 10 человек в команде. Некоторые и стараются 10 набрать с такой аргументацией, что «раз нас 10, то знать будем больше», а на деле за большим столом 10 человек могут друг друга просто не услышать, и многие команды приходят к тому, что вшестером-всемером играть комфортнее. 

— Игра пусть и псевдо, но интеллектуальная. Каким уровнем знаний надо обладать, чтобы более-менее в середнячках быть в турнирной таблице? Хватает житейских познаний или нет?

— Я склоняюсь к тому, что житейского уровня зачастую хватает. От игры к игре, конечно, по-разному. Бывают и лёгкие туры, когда и победителя сложно выявить. Но есть сложные именно для уральцев, например. Нам же вопросы из Минска присылают, им там может и легко, а у наших затык.

Энциклопедические прям знания не нужны, но бывает иногда выстрелит вопрос по физике, химии. Я в них сам ни «бум-бум». Открываю и понимаю, что без шансов. Но за год с небольшим такие вопросы можно по пальцам руки пересчитать.

— То есть вопросы сочиняются не у нас?

— Нет. «Мозгобойня» — это франшиза. Одни и те же вопросы звучат во всех городах. Я их, естественно, заранее смотрю, чтобы «не пыкать, не мыкать». Нужно заранее их знать, чтобы правильно всё выговорить, ну и, может, жути на команды нагнать.

По некоторым вопросам, когда смотрим со стороны, пытаемся разобраться, а можно ли догадаться с ответом? Неинтересно же, когда есть только вопросы, на которые ты либо знаешь ответ, либо нет.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Но есть ведь двоякие вопросы. Например, нарисована плитка шоколада с одной белой долькой. На ум может прийти как рэпер Эминем, так и Майкл Джексон.

— Может, и Майкл Джексон, но это Эминем (смеётся). Всё-таки он больше приходит в голову в том плане, что он один белый среди чёрных. С Джексоном непонятно, какого он был цвета — то чёрный, то белый. А Эминем тут в топе.

— А от вас при составлении вопросов запрашивают какие-нибудь данные про Челябинск? Чтобы составить вопрос для какого-нибудь из туров.

— Такого нет. Я даже не знаю, кто эти вопросы составляет, может, их из космоса присылают. Но в одной из игр был вопрос: «Как до 1991 года назывался Екатеринбург?» В Минске, может, над этим голову поломали, но для жителей Урала ответ на 100% очевиден.

— Франшиза белорусская, я так понял?

— Да, придумали парень с девушкой.

— Ну, как придумали, содрали кальку с «Квиз плиз». Вспоминаю настольную игру «Диксит», ее придумали во Франции в 2008 году, она успела получить 15 наград по всему миру. Не успела попасть в Россию, как у нас по стране разошёлся «Имаджинариум» — фактически нелицензированный аналог.

— А, да? Я просто в настольных играх не очень. На самом деле «Мозгобойне» шестой год, а московский «Квиз плиз» намного моложе. Что касается нашей челябинской франшизы, мы вели переговоры с представителями в Санкт-Петербурге. Сейчас наиболее сильные города — Минск, Санкт-Петербург, Екатеринбург — ведут совместные переговоры, главным образом для того, чтобы разнообразить игру, чтобы быстро не приелась. Просто каждые две недели решать задачки — это ж скукота.

— То есть тематику игр продумывают?

— Да, как я говорил выше. Всё-таки у нас игры в будний день проходят, люди с работы усталые приезжают, им в первую очередь надо отдохнуть. И «Мозгобойня» — это больше отдых, чем тяжёлая физическая работа.

— Как запускали игру в Челябинске? Долго раскачивались?

— Самая первая игра, ох… это было не так давно, чуть больше года назад. После поездки в Екатеринбург мы ещё сгоняли в Тюмень, посмотрели, как у них. Решили, что будем делать. Нашли площадку — «Мелиот». Вначале по друзьям раскидали информацию в соцсети «ВКонтакте», и сейчас это наш основной ресурс. Первую игру провели бесплатно, собрали аж 17 команд. Сейчас, конечно, если посмотреть со стороны на ту игру, было много недочётов. А может, и нет. Просто мы щепетильно к мелочам относимся и переживаем, если кому-то не нравится.

Мы запускались в ноябре, приближался Новый год. И было уже тяжеловато, народ мало проявлял интерес. На вторую, третью, четвертую игру даже десятка команд не собирали. А потом с нами связался «Максимиллианс», предложили проводить «Мозгобойню» у них. И вот мы потихоньку-потихоньку раскрутились. 

На последнюю игру зарегистрировались уже 37 команд.

В «Мелиот» (сейчас называется «Король Густав» — прим. ред.) мы в итоге недавно также вернулись, проводим игры теперь на двух площадках. Но «Максимиллианс» для игроков предпочтительнее. Находится в центре, вмещает больше посетителей. «Мелиот» расположен в конце северо-запада, не всем удобно добираться, напротив арена «Трактор», и, когда там идут игры, машину оставить даже негде. У нас один раз был случай, когда возле плотины произошла авария, две машины полностью перегородили поток, нам люди звонили, жаловались, что вообще двигаться не могут, всё стоит. Но тем не менее от «Мелиота» мы не отказываемся. Есть же люди, которые живут в этом районе, знают о «Мозгобойне», пешком приходят или перед домом заезжают на 2,5 часа.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Какие-нибудь выездные услуги вы предлагаете?

— Да, у нас есть корпоративные игры.

— Не обидно, когда какие-нибудь нелегалы в два раза скидывают ценник и проводят какую-нибудь «Мозголомалку»?

— Есть такое. Мы на связи со всеми городами, и нам постоянно рассказывают о таких полулегальных играх. До суда у нас ещё не доходило, в основном делаем внушение, нам присылают письма с заверениями, что такое в последний раз.

— А чем ты занимался до «Мозгобойни»? Сколько тебе лет вообще?

— Мне 26. До «Мозгобойни» я не спеша заканчивал университет, занимался стендапом (комедийное искусство, в котором комик выступает перед живой аудиторией, обычно адресуя речь напрямую зрителям — прим. ред.). В барах работал, ну и сейчас работаю по выходным ведущим. Свадьбы не веду. Хотя начинают спрашивать. Это, кстати, тоже плюс «Мозгобойни», связи набираются. Находятся ребята, которые после игры начинают писать: «Ты так хорошо ведёшь игру. А свадьбу не проведёшь?» Но в «Мозгобойне» легче, перед тобой есть текст, который ты просто читаешь. Я обычно людям отвечаю так: «Я свадьбы никогда не вёл, но, если вы хотите что-то нетрадиционное, дикое, то пожалуйста. Только учтите, что никаких караваев, выкупов и так далее». Отвечают: «Окей! Мы подумаем!», но что-то никто больше так и не появлялся (смеётся).

Мне лично «Мозгобойня» названием ещё нравится. Сразу понятно, к чему готовиться. 

Бывает, откроешь подобную игру, а их же очень много. Смотришь и думаешь: «А как неподготовленный человек отреагирует, он поймёт вообще, о чём речь?» Не буду озвучивать конкурентов, знатоки и так поймут. Но лично меня подкупает, что «Мозгобойня» так и называется. Вот про одну из игр ты упоминал, я даже не вспомню сейчас, как она по-настоящему называется — то ли «Включи логику», то ли «ЛогикON».

— То есть как яхту назовёшь, так она и поплывёт?

— Стопроцентно…

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Как последняя бойня в районе Залива увернулась от топора

В часе езды к северу от Сан-Франциско вы найдете последнюю бойню в районе залива. Сначала я проехал мимо - это просто невысокая группа одноэтажных прямоугольных домов и сборных трейлеров за высоким забором. Он был зажат между франшизой бикрам-йоги, многоквартирным домом и торговым центром. Казалось, что франшиза Bikram восприняла отсутствие вывесок возле бойни как открытое приглашение, потому что кто-то повесил большой баннер через забор бойни с надписью «Сертифицированная органическая йога».”

Место, когда-то известное как Rancho Veal, а теперь называемое Marin Sun Farms Petaluma, - единственная бойня, которая находится между лугами Сонома и Вест-Марин и социально сознательными едоками Сан-Франциско. Без него история местного продовольственного движения в районе залива была бы совсем другой. Было много скотоводов-идеалистов, готовых сражаться за защиту пастбищ для сельского хозяйства, вместо того, чтобы позволить им превратиться в пригород. Была такая же идеалистическая клика поваров, готовых платить больше, чтобы покупать мясо у местных и этически выращенных животных.Но было только одно ранчо. И все, что потребовалось, чтобы он оставался открытым, - это обвал всего американского рынка недвижимости - это и 8,7 миллиона фунтов отозванной говядины.

[серия, связанная с засыпкой]

Несмотря на всю свою важность, Ранчо держится в тени. Когда я написал об этом статью еще в 2008 году, мои просьбы о посещении были категорически отклонены. «Вы никогда не попадете сюда внутрь», - это фраза, которую я помню, как регистратор.

Но за семь лет многое может измениться. Одним ярким весенним утром я просто прохожу через парадные ворота, мимо офиса, который бойня обязана предоставить местному инспектору Министерства сельского хозяйства США, и в другой квадратный сборный офисный трейлер, который выглядит так же, как и он с деревянными панелями. здесь совершенно без изменений с начала 70-х гг.

Внутри Дэвид Эванс, нынешний владелец предприятия, обсуждает сложные заказы на мясо. Стартап доткомов, который поставляет наборы для самостоятельного приготовления еды, только что неожиданно попросил срочно заказать несколько тысяч крошечных упаковок органического говяжьего фарша, упакованных в индивидуальные пакеты. Можно ли так быстро сделать такой заказ? Короткое обсуждение. Позже они выясняют, как это сделать.


Сан-францисканцы в былые времена, как и большинство других городских жителей Америки, ели животных, которых убивали в пределах города.В начале 1900-х годов скот пасли на Третьей улице и встретили свою судьбу в промышленных кварталах рабочего класса, таких как Бэйвью (он же Батчертаун, он же Гнилостная улица) и Dogpatch (названный в честь стай диких собак, которые бродили по окрестностям в поисках остатков бойни. ). Ислэйс-Крик, которому не посчастливилось проходить через Бэйвью, часто краснел от крови и имел собственное прозвище: Шит-Крик.

Железная дорога и холодильник сделали городские бойни по большей части устаревшими.Несколько лет назад я взял интервью у Роджера Горовица, историка, который много писал о скотных дворах Чикаго, для журнала Meatpaper . Что меня удивило в рассказах Горовица, так это то, как гордятся своими работами скотные дворы, бойни и мясокомбинаты Чикаго. Нигде в мире не было ничего подобного - это были высокотехнологичные фирмы своего времени.

Когда Аптон Синклер исследовал сцены бойни в фильме Джунгли , ему не нужно было действовать под прикрытием - ему просто нужно было присоединиться к группе приезжих туристов, которые обязательно осмотрели скотные дворы Чикаго так, как проверяют современные туристы из Чикаго. из Cloud Gate или в Институт искусств.Горовиц прислал мне копию туристического буклета, который изготовил Броневой завод в качестве сувенира для посетителей. «Убийство свиней и последующая обработка продуктов из свинины предлагают среднестатистическому посетителю наиболее интересную и уникальную область наблюдения», - говорится в брошюре рядом с рисунком визжащих свиней, подвешенных на цепях, убитых человеком в фартуке. «Казалось бы, этот отдел доведен до абсолютного совершенства». Генри Форд был гостем в одной из тех туристических групп и утверждал, что линия скотобойни была его источником вдохновения для линии сборки автомобилей.Он просто воспользовался нововведением скотного двора в систематическом и повторяющемся разделении животных на куски мяса и превратил его в постройку автомобилей.

В Северной Калифорнии, как и в остальной части страны, скотоводы стали частью этой системы. Владельцы ранчо выращивали телят на пастбище, а затем, когда телят достигли примерно 800 фунтов, они продавали их тому, кто предлагал лучшую цену - обычно покупателю одной из крупных мясных компаний. Тот, кто покупал телят, отправлял их на обширные откормочные площадки и скотобойни на Великих равнинах.С каждым десятилетием отрасль крупного рогатого скота, в частности, становилась все более консолидированной, и количество покупателей сокращалось.

Это было здорово, если вы любили много есть бычка; цена на говядину упала вдвое в период с 1970-х по 1990-е годы. Но это было не здорово, если ты любил их растить. Хотя в последнее время из-за обострения нехватки скота из-за засухи цены оставались высокими, сегодня четыре компании покупают 85 процентов скота на рынке.

«Когда вы получаете такую ​​консолидацию, это действительно может быть здорово», - говорит Эванс, чья компания Marin Sun Farms приобрела Rancho в прошлом году.«Потому что люди начинают искать альтернативы».

Эванс был одним из таких людей. Он основал Marin Sun Farms в 1999 году, будучи членом фермерской семьи в четвертом поколении и недавно получившим диплом по сельскохозяйственным наукам из CalPoly. Эванс решил, что его ниша будет заключаться в продаже крупного рогатого скота, который всю жизнь пасся на местных пастбищах, вместо того, чтобы откармливаться на откорме. Он будет выращивать около 10 голов крупного рогатого скота в год - минимум, который ему нужен для получения какой-либо прибыли, - и продавать их целиком, половинками и четвертями местным жителям в Западном Марине, у которых была своего рода идеология местных закупок и морозильная камера. пространство, необходимое для покупки в таком масштабе.

У Эванса были большие мечты, но то, что он делал, не было особенно радикальным. Опыт Билла Нимана, школьного учителя из Вест-Марина, ставшего владельцем ранчо, доказал, что было много людей, готовых платить больше за мясо животных, с которыми хорошо обращались и выращивали в местных условиях. И решительная группа местных активистов позаботилась о том, чтобы, несмотря на то, что они находились всего в часе езды от Сан-Франциско, округа Марин и Сонома оставались местом, где мелкое сельское хозяйство все еще могло развиваться.

Начиная с 60-х годов фруктовые сады к югу от Сан-Франциско постепенно заменялись жилыми комплексами и офисными парками. (По сообщениям, небольшая сливовая роща, которая, как сообщается, была последним работающим фруктовым садом в этом районе, была продана застройщику два года назад.) Молочные фермы и ранчо к северу от города сопротивлялись - причем жестко - против строительства жилых домов.

То же самое должно было произойти к северу от города - и в некоторых местах это произошло. Но подробный план по превращению Вест-Марина в пригородный спальный район с населением 241 000 человек был сорван в конце 60-х - начале 70-х годов из-за маловероятного союза владельцев ранчо и защитников окружающей среды.Образцом альянса стал Фонд сельскохозяйственных земель Марин (MALT), основанный в 1980 году молочным фермером Эллен Штраус и биологом Филлис Фабер. MALT был первой организацией в Соединенных Штатах, которая использовала земельные трасты - исторически инструмент для богатых, позволяющий удерживать низкие налоги на большие поместья - для сохранения земли для сельскохозяйственных нужд. Спасенная земля не обязательно была лучшими сельхозугодьями в районе залива, но подходила для выпаса скота.

В то же время близлежащая Петалума - некогда мировая столица яиц - переживала тяжелые времена, но также была полна решимости не превращаться в жилой пригород.Жители города проголосовали за ограничение жилищной застройки до 500 новых единиц в год, и Ассоциация строительной индустрии незамедлительно подала на них в суд. В 1975 году, ко всеобщему удивлению, дело выиграла Петалума. Город превратился в то, что он есть сегодня - место, где торговые центры, комбикормовые заводы, многоквартирные дома и последняя бойня в районе залива каким-то образом умудряются соседствовать друг с другом.

Ранчо могло и не походить на чью-то идею деревенской сельской жизни, но местное правительство поддержало.«Если мы собираемся сохранить пастбищные угодья этих двух округов», - сказал Билл Кортум, эколог и бывший руководитель округа Сонома, Santa Rosa Press Democrat в 2006 году, - нам лучше иметь бойню ».

Как почти все владельцы ранчо в Марине, Эванс отправил своих животных на Ранчо. В то время как несколько владельцев ранчо устроили сложный юридический танец, который позволил им использовать услуги убоя на ферме легендарного предпринимателя, известного как «Джонни с одним выстрелом», если вы хотели продавать через фермерские рынки или в рестораны, Ранчо было единственной игрой в городе.Эта говядина-пашот на вашей тарелке в Chez Panisse, этот бургер в Zuni? Все прошло через Ранчо.

Ранчо, возможно, сыграло решающую роль в развитии местной экономики скотоводства и культуры гурманов в районе залива, но обратное было неверным. Однажды в 2008 году я разговаривал с Бобом Синглтоном, бывшим владельцем ранчо, о статье, которую я написал для журнала San Francisco Magazine . Синглтон был резок и самоуверен по телефону, но с подозрением относился к любому освещению в прессе - он боялся привлечь внимание борцов за права животных, а позже сказал проверяющим факты журналу, что никогда не разговаривал со мной вообще.В то время Синглтон объяснил, что да, он выполнял индивидуальную работу для местных владельцев ранчо, таких как Эванс, которые разводили животных разных пород и обращались со странными просьбами, например: «Спасите меня от бычьих хвостов» или «Можно мне вернуть голову коровы?» Он также объяснил, что ни одна бойня, даже в районе залива, не может выжить как бизнес только на этом. Хлеб с маслом Синглтона был как бы молочным скотом.

Среднее молочное стадо ежегодно убирает треть коров и всех телят мужского пола, а поскольку молочный скот плохо передвигается, его, как правило, убивают ближе к месту выращивания.Синглтон купил их и отправил из таких далеких мест, как Невада и Твин-Фоллс, штат Айдахо, прежде чем развернуться и продать мясо на товарном рынке. К 2008 году его бизнес на протяжении десятилетий медленно падал; Ранчо работало на половину меньшей мощности, чем в 1980-х годах. Скотоводство в Сономе тоже пришло в упадок, так как многие владельцы ранчо обнаружили, что виноградники более прибыльны. Ранчо было куплено за бесценок после того, как его бывший владелец обанкротился в 1960-х годах, но земля, на которой оно стояло, была слишком ценной, чтобы такое могло когда-либо повториться.

Ничто из этого не остановило Эванса. Он продолжал следовать плану медленного роста Marin Sun Farms, когда в 2002 году произошло нечто неожиданное. Журнал New York Times Magazine опубликовал статью тогда еще относительно малоизвестного писателя о природе по имени Майкл Поллан. Названный «Power Steer», он описывал жизнь бычка откормочной площадки и закончился тем, что автор поел стейк из бычка, откормленного травой, выращенного в долине Гудзона, и назвал его жестким, но гораздо более вкусным. Внезапно все, кто читал New York Times Magazine , захотели попробовать и стейк из травяного откорма.Нишевый продукт Эванса только что занял более широкую нишу.

Поскольку он покупал крупный рогатый скот у единомышленников в этом районе и продавал его под лейблом Marin Sun Farms, Эванс также был лучше подготовлен к удовлетворению внезапного спроса, чем отдельные владельцы ранчо с небольшими стадами. И он обнаружил, что разбирается в маркетинге, который, как он решил, действительно нужен местному скотоводству. Он чувствовал себя довольно хорошо, имея дело с более суетливыми клиентами из Bay Area - в том числе с теми, которые настаивали на том, чтобы он выращивал биологически невозможный домашний скот, например свиней, откормленных травой.«Когда ты становишься владельцем ранчо среднего размера, - сказал мне Эванс, - ты должен решить, собираешься ли ты разводить скот или продавать его. Я люблю разводить крупный рогатый скот, но животноводческому сообществу нужен был кто-то, кто мог бы их продать ».

В течение следующих нескольких лет Evans вложил значительные средства в обслуживание клиентов. Он начал переходить от продажи замороженного мяса к продаже свежего. Он не думал, что это обязательно лучше, и, конечно, не было легче, но именно этого хотели продуктовые магазины, рестораны и местные мясные лавки.Он открыл производство по упаковке и упаковке, чтобы Marin Sun Farms могла начать упаковывать и продавать меньшие по размеру нарезки. Он много работал над инвентаризацией. «Если кто-то придет на фермерский рынок, а у вас на этой неделе нет курицы, - сказал Эванс, - они могут сказать, что верят в сезонность, но они пойдут покупать эту курицу где-нибудь еще».

И он пытался купить Ранчо, безуспешно, много раз. В 2006 году Поллан выпустил серию The Omnivore’s Dilemma , основанную на репортажах, вошедших в статью «Power Steer», и еще больше способствовал увлечению травой.2006 год был также годом, когда попытка построить бойню в Юкайа, штат Калифорния, была заблокирована местными активистами по защите прав животных и жителями, обеспокоенными качеством воздуха и воды. Бойню поддержала Филлис Фабер, одна из соучредителей MALT, и многие представители местного движения за еду надеялись, что это будет запасной вариант на случай, если Rancho когда-нибудь закроется.

Само ранчо было настолько старым, что в городе Петалума не было никаких записей о его строительстве. Но становилось ясно, что предложение новой бойни в любом районе будет сложной задачей, даже в районе залива, где любят местную еду.

На тот момент Синглтон уже продал опцион на замену Rancho Veal застройщику за 3 миллиона долларов. Общее отношение к местной кулинарии в районе Залива было настроением контролируемой паники, но Синглтон, казалось, был этому очень доволен. Он сказал, что некоторые люди могут рассматривать центральное расположение Ранчо как преимущество, но у него есть некоторые недостатки. Он пришел на работу и обнаружил, что активисты по защите прав животных прикованы цепями к фасаду здания, и объект дважды подвергался бомбардировке с зажигательной смесью. «Я думаю, они выяснили, что мы убили много телят», - сказал Синглтон.«Что вы можете понять по названию». Синглтон настаивал на том, что местное скотоводство обречено, что бы мне ни говорили. То, что не взяли пригороды, возьмут винодельни.

Затем, несколько месяцев спустя, в декабре 2008 года, все изменилось: рынок жилья рухнул с невиданной ранее в американской истории скоростью. Разработчик отказался; Ранчо Телятины оставалось открытым. В Сан-Франциско увлечение кустарным мясом переросло в мясное цунами, мало осведомленные о бездне, которую он едва обогнул.Появилось новое существо, известное как «мясник рок-звезды». В последующие годы я видел на вечеринках больше мертвых свиней, чем мог сосчитать. Иногда я задавался вопросом, насколько это было из-за искренней приверженности местному сельскому хозяйству, и насколько богатый город упал в обморок из-за животноводства, как Мария-Антуанетта из-за доярок. Но пока что можно было заработать.

Несмотря на проблемы - для начала - одни из самых дорогих сельскохозяйственных угодий в мире - Сонома и Марин продолжали оставаться инкубатором для пищевых стартапов, как Силиконовая долина для технологий.Владелец ранчо по-прежнему мог остановиться в Петалуме и забрать ушные бирки и оборудование в Jay’s Dairy Supply. Три оставшихся комбикормовых завода Petaluma разошлись по улицам, создавая новые виды кормов - органические корма для органических фермеров, местные корма для фермеров, которым это небезразлично, местные органические корма для людей, обеспокоенных тем фактом, что в наши дни на рынке больше всего органических кормов. был выращен в Китае. «Люди устремляются к возможности, - сказал Эванс. «Это сельская община, но недалеко от мегаполиса с большим количеством денег.Вы можете приехать сюда, арендовать небольшой участок, поехать в Сан-Франциско и найти людей, которые купят ваш продукт ».

История Ранчо могла бы продолжаться, но в начале 2014 года разразился скандал: все мясо животных, убитых на Ранчо в 2013 году, на сумму около 8,7 миллиона фунтов, было отозвано. Федеральное расследование показало, что Синглтон, Амарал и двое высокопоставленных сотрудников Rancho работали вместе, чтобы скрыть тот факт, что они отправляли мясо больного молочного скота на поставку мяса.

Прокуратура утверждала, что Синглтон по дешевке скупал дойных коров с признаками возможного рака глаза. Этот скот был забит, когда федеральные инспекторы по мясу были на обеденном перерыве, и их головы были заменены головами другого, более здорового скота, чтобы инспекторы не заметили, что что-то не так. Синглтон, которому тогда было 77 лет, признал себя виновным. Во время отзыва он уже быстро продал Ранчо Дэвиду Эвансу.

Это была и возможность, которую Эванс ждал годами, и то, что он все еще ждет, чтобы ее реализовать.Отзыв сильно пострадал почти от каждого небольшого владельца ранчо в районе залива. Хотя они утверждали, что их животные никогда не касались молочного стада Ранчо и были зарезаны в совершенно другой день, федералы не освобождали их.

«Мы так устали говорить об отзыве», - сказала АннаРэй Грабштейн, операционный директор Marin Sun Farms, хотя, добавляет она, Marin Sun Farms не смогла бы купить Rancho без этого.

Прошел год с тех пор, как Marin Sun Farms вновь открыла бойню.За это время компания получила сертификат Animal Welfare Approved. Он закрыл свою деятельность по разделке и упаковке в Сан-Франциско, где мясники разбили туши на более продаваемые части и перевезли их на место. Некоторые владельцы ранчо восприняли продажу с облегчением и трепетом. Теперь, когда ей принадлежала единственная в городе бойня, сможет ли Marin Sun Farms использовать свою новообретенную монополию во благо? Будут ли наказаны владельцы ранчо, которые решили продавать напрямую, а не через Marin Sun Farms?

Пока ответ положительный.Отправлять животных на бойню было дороже, чем у старых владельцев Ранчо, но мясники работали лучше. Marin Sun Farms опросила владельцев ранчо о том, какие новые услуги они хотели бы получить от своей идеальной бойни, и ответы привели к созданию службы, которая доставляет товары из Ранчо в рестораны и продуктовые магазины даже в Лос-Анджелес.

Теперь остается выяснить, как сделать то, что бывшие владельцы Ранчо считали невозможным, и построить бойню для местных жителей.Раньше местные клиенты работали только один день в неделю по расписанию Rancho. Однако национальные тенденции могут быть в пользу Marin Sun Farm - из-за засухи огромные бойни, которые когда-то убивали их более мелких конкурентов, теперь умирают сами по себе, освобождая больше бизнеса для тех малых и средних предприятий, которым удалось выжить. последние несколько десятилетий.

Для того, чтобы выжить в долгосрочной перспективе, компании Marin Sun Farms Petaluma придется пойти гораздо дальше и изменить привычки питания в Bay Area.Я напомню Эвансу, что, если бы всеми любимая Straus Dairy, первая сертифицированная органическая молочная ферма на Западном побережье, начала упаковывать мясо своих дойных коров под лейблом Straus, у вегетарианцев Сан-Франциско могла бы возникнуть аневризма. . Эванс не согласен. Он думает, что гамбургер Straus был бы потрясающим - что в районе залива больше людей, которые заботятся о покупке мяса животных, выращенных в местных условиях и с соблюдением этических норм, чем людей, которые хотят сохранить в неприкосновенности свои пасторальные иллюзии.


«Вот где это происходит, - говорит Грабштейн. Мы сидим на краю гофрированного металлического забора, глядя на извилистую тропу, по которой животные идут к бойне. Два обесцвеченных солнцем коровьих черепа смотрят на бокс, куда прибывает животное, о котором идет речь, и убивают - надеюсь, - прежде, чем оно даже заподозрит что-то неладное. «Это что-то вроде« Нет страны для стариков », - говорит Грабштейн. «Вы знаете, когда Хавьер Бардем убивает людей из этого пневматического пистолета.”

Сегодня день свиней, а внутри 100 свиней уже мертвы и разделены на части парнями в синих сетках для волос и белых халатах. Хотя снаружи бойня выглядит тускло и неприметно, внутри она ухоженная и ухоженная. Это напоминает мне чистые комнаты на некоторых фабриках, которые я видел, за исключением того, что с потолка свисает гораздо больше мертвых свиней. Свиньи были полезной защитой от засухи, в которой Калифорния была последние три года, поскольку они не едят траву.Многие местные владельцы ранчо решили распродать свои стада раньше, чем рисковать из-за нехватки травы.

Хизер Смит

Несколько быков стоят в загоне позади нас. Двое из них - шотландское нагорье, с длинными острыми рогами, которые заставили бы их отвергнуть большинство бойней. Высокогорцы скакают друг с другом и закрывают глаза своей длинной ржавой челкой, как супермодели.

Они назначены на завтра. Мне очень жаль их, потому что они действительно должны быть на обложке французского Vogue .Но я понимаю, что мне также грустно, потому что я видела быков на мега откормочных площадках и знаю, что они выглядят в лучшем случае стоически, в худшем - несчастными - совсем не так, как эти шотландские дивы.

На данный момент местное движение за еду заново научилось разводить домашних животных, чтобы они жили хорошо. Он добился успехов в защите земель, на которых происходит сельское хозяйство. Бойня Marin Sun Farms Petaluma - это часть следующей части головоломки: защита инфраструктуры, такой как бойни, которая необходима для того, чтобы местные продукты питания оставались функционирующим бизнесом, а не просто хобби для фермеров-джентльменов.

Сага о ранчо полна неудач. Многое должно было пойти правильно - и неправильно - прежде, чем была спасена последняя бойня в районе залива. Но Эванс уверен, что в ближайшие несколько лет в течение часа или двух от города откроется еще одна бойня.

Это будет нелегко. Конкурент должен будет выяснить, как позволить себе землю и как расположить к себе соседей. Но это неизбежно, говорит Эванс. И тогда он поймет, что действительно преуспел: в тот день, когда объявят соревнование.

Исправление: Этот пост был обновлен, чтобы уточнить, что бойня была переименована в Marin Sun Farms Petaluma, когда она была приобретена, а также для исправления ошибок в сообщении о разговоре о большом заказе на фарш в индивидуальной упаковке. Грист сожалеет об ошибках и приговорил автора к редактированию "Информационного бюллетеня 101 бойни Министерства сельского хозяйства США".


Большой брат 23 спойлера: цели 2-й недели; Альянс скотобойни образует

Понедельник был первым днем ​​в доме «Большого брата 23» после первой ночи Frenchie (правда, первые несколько часов) в качестве HOH, где все было относительно тихо.Частично это связано с тем, что церемония вето прошла, как и ожидалось: Дерек Икс. спас Киланд , и, несмотря на попытки провести несколько забавных дел в преддверии, Френчи выбрал Трэвис в качестве ренома, как он планировал с субботы.

Прямо сейчас, Трэвис , вероятно, будет первым неудачным выселением в четверг, так как все, похоже, загружают его поверх Алиссы . Ни один из них еще не начал кампанию, так что посмотрим, но дом хочет, чтобы Алисса оставалась подольше, и хотя Френчи находится у власти лишь номинально до четверга, уход Трэвиса означает, что он выполнил свою цель - выселить тупоголового.Он просто выбрал самый безумный и ненужный путь, чтобы добраться туда.

SEE «Большой брат 23», неделя 1, результаты церемонии вето

Френчи, что шокирует, большую часть дня после церемонии вето был холоден. Он говорил об игре в Wildcard comp на следующей неделе, но Дерек Ф. сказал ему подождать и посмотреть, кто из HOH будет первым. Самым большим моментом Френчи было оформление одной из своих 83 версий «Бойни» для камер, чтобы ее можно было включить в будущую серию.Он сказал, что «Старшему брату нужны кадры», имея в виду, что ему сказали сделать это в ДР, но, видя, как этот чувак сознательно потворствует публике, у него, вероятно, был этот план несколько дней, и он, наконец, остановился на одном составе. В эту официальную бойню входят он, Дерек Ф., Brent , Christian , Alyssa , Kyland , Xavier и Whitney - да, восемь человек, иначе говоря, половина дома.

Другой альянс тоже пошатнулся: Джекпот с Tiffany , Claire и Sarah Beth .Позже Сара Бет и Киланд рассказали друг другу о Джекпоте и Бойне, так что это должно сделать вещи интересными. Я не хочу тащить Кайланда в его день рождения (во вторник ему исполнилось 30), но он, ну, еще не самый умный игрок. Без намека на иронию он назвал Френчи «лучшим игроком в игре», для чего Сара Бет была похожа на LOL.

«Я так не думаю. Я думаю, что он неаккуратный, эмоциональный, нервный, параноик », - сказала она. «Я очень хорошо отношусь к Френчи.Я ему не доверяю, я не говорю ему никакой реальной информации. Я ничего ему не даю, потому что даже немного ему не доверяю. Это плохая игра. Он не получает от меня никакой информации до конца этой игры ».

СМОТРЕТЬ Спойлеры «Большой брат 23»: Френчи продолжает оставаться самым грязным на первой неделе HOH за всю историю

Где ложь? Сара Бет сказала, что не будет нацеливаться на Френча следующие две недели, но она хочет выстрелить в него перед судом присяжных. Френчи был бы понятной целью на следующей неделе, но пока никто серьезно не упомянул его имя. Аза , который участвует в Джокерах с Френчи, и Тиффани хотят пойти за Брентом на следующей неделе и обсудили его назначение вместе с Дереком X. Оба чувствовали бы себя плохо, выдвигая Дерека X., потому что он им нравится - он и Тифф обсудили мягкий союз - и он был бы номером для них, но он также был козлом отпущения для Френчи / остальной части дома и, возможно, был бы задушен, если бы он не выиграл вето. Аза хотел бы поменять Уитни, которая близка с Брентом и является «лучшей женщиной», которую хочет уйти Тиффани. Тифф не хочет, чтобы ее руки были в крови с Уитни, поэтому единственная женщина, которую она назначила, - это Алисса в качестве пешки рядом с Брентом.Между тем, Алисса назначит Дерека Икс, оправдывая это тем, что он спас Киланда вместо нее, и Ханна, , потому что она сказала, что оставит Киланда, если бы номинации остались прежними.

Имя Дерека X. будет много раз обсуждаться в ближайшие несколько дней, особенно сейчас, когда официальная бойня и все будут относиться к этой неделе как к предрешенному исходу.

ПРОГНОЗИРУЙТЕ кто выиграет "Большой Брат 23"

Делайте прогнозы на Gold Derby прямо сейчас. Загрузите наше бесплатное и простое приложение для устройств Apple / iPhone или Android (Google Play), чтобы соревноваться с легионами других фанатов, а также с нашими экспертами и редакторами за лучшую оценку точности прогнозов.Смотрите наши последние чемпионы по прогнозированию. Сможете ли вы в следующий раз возглавить наши уважаемые таблицы лидеров? Всегда не забывайте обновлять свои прогнозы, потому что они влияют на наши последние коэффициенты на гонках, что пугает голливудских руководителей и звезд. Не упустите удовольствие. Высказывайтесь и делитесь своим раздражительным мнением на наших известных форумах, где каждый день скрываются 5000 лидеров шоу-бизнеса, чтобы следить за новостями о наградах. Все хотят знать: что вы думаете? Кого вы предсказываете и почему?

История Джо в KC

Это история Джеффа и Джой Стейни и их компании Joe’s Kansas City Bar-B-Que.Во многом это вполне обычная история. В конце концов, люди начинают успешный бизнес каждый день. Но компания Джеффа и Джой совсем не обычная.

В 1990 году Джефф и Джой впервые посетили конкурс барбекю по приглашению друга. «Мы прекрасно провели время», - говорит Джефф. «Я любил все в этом. Дым. Запах этого. Товарищество. Конкурс. Страсть. И, конечно же, еда. Меня зацепило. Я знал тогда, и вот что я должен был сделать.”

Семья Stehneys вскоре приобрела курильницу для соревнований и вместе с несколькими друзьями сформировала команду по приготовлению барбекю. Они назвали это «Бойня номер пять».


Прошло совсем немного времени, и Бойня № 5 начала выигрывать соревнования. Много конкурсов. В течение следующих нескольких лет команда забирала домой трофеи с некоторых из самых престижных соревнований по приготовлению барбекю в стране, включая чемпионат штата Ленекса Канзас по барбекю, American Royal Open и American Royal Invitational.

Если вы хотите получить полное представление о наградах, которые Джо получил за эти годы, вы можете посмотреть их здесь.

По мере того, как их репутация барбекю на чемпионатах начала распространяться, люди начали спрашивать Джеффа и Джой, будут ли они обслуживать специальные мероприятия, свадебные приемы, вечеринки по случаю выхода на пенсию и тому подобное. «Довольно скоро люди начали говорить нам, что мы должны открыть собственный ресторан, - вспоминает Джой. «Конечно, это было лестно, но в то время мы оба работали в ресторанном бизнесе и не понаслышке знали, сколько усилий и рисков потребуется, чтобы открыть собственное заведение.Мы не торопились с этим ».

На соревнованиях Джефф и Джой подружились с Джо Доном Дэвидсоном, основателем и владельцем компании Oklahoma Joe's Smoker Company. Под пьянящим воздействием дыма от барбекю Джефф и Джо решили вместе заняться ресторанным бизнесом.

Oklahoma Joe's Bar барбекю and Catering был открыт в середине 1995 года, а первый ресторан Oklahoma Joe’s открылся в январе 1996 года в Стиллуотере, штат Оклахома.

Позже в том же году опыт и целеустремленность пересеклись с возможностью и интуитивной прозорливостью на углу 47-й авеню и Мишн-роуд в Канзас-Сити, штат Канзас, где закрылся владелец небольшой заправочной станции и мини-маркета недалеко от дома Стейней маленький прилавок с жареными цыплятами, которым он управлял внутри магазина.«Мне показалось, что это неплохое место для барбекю», - говорит Джефф. «Внутри заправочной станции. К тому же, по соседству, в том же здании, был магазин спиртных напитков, что было довольно круто. Но главное, чтобы это было недалеко от дома. Я знал, что нам придется потратить немало часов, и быть рядом с домом было бы действительно хорошо. Мы составили предложение, сделали предложение, и внезапно мы оказались не только в бизнесе барбекю, но и в бизнесе заправочных станций ».

Затем, в 1997 году, Джо Дэвидсон продал свою курильщицу и переехал в Техас.Поскольку некому было присматривать за рестораном в Оклахоме, он был закрыт, и Джефф и Джой купили долю Джо в ресторане Канзас-Сити. С того времени семья Stehneys была единоличным владельцем ресторанов Joe's Kansas City Bar-B-Que.

Тема расширения компании поднимается часто. И на это у Джеффа есть быстрый и окончательный ответ. «Нам достаточно трех барбекю-ресторанов. Наши амбиции никогда не заключались в том, чтобы быть самыми большими. Наша цель - быть лучшими.Думаю, мы этого добились. Сохраняя его маленьким, мы сохраняем его реальным. Мы остаемся ближе к нашим клиентам и к продукту.

«Мне напоминают о важности того, что мы здесь делаем, и о нашей роли в традициях барбекю в Канзас-Сити каждое утро, когда я прихожу в ресторан и чувствую этот чудесный дым, исходящий от наших курильщиков. Спустя столько лет это все еще волшебно.
Мы отправляем барбекю

40 коров сбегают с бойни в Калифорнии. Теперь одна будет прожить свою жизнь в фермерском заповеднике

На этой неделе группа из примерно 40 коров покинула калифорнийскую бойню Manning Beef через открытые ворота.Стадо спасалось бегством по соседнему району Пико Ривера, по пути повреждая машины. Власти собрали большую часть коров и вернули их на бойню. Полиция застрелила одну корову после того, как она напала на семью. Однако одна корова ускользнула от властей на два дня, прежде чем оказалась в парке в районе Южного Эль-Монте - более чем в шести милях от Пико Ривера. Мужчина - как сообщается, служащий бойни - попытался задрать корову с помощью лассо после того, как она из страха сбила с ног другого мужчину.

В конечном итоге корова была поймана и загружена в трейлер, но она не будет возвращена Manning Beef благодаря усилиям автора песен Дайан Уоррен, удостоенной премии Грэмми, и активиста движения животных Симоны Рейес, которые договорились о ее освобождении.

«Мое сердце разбилось при виде этих коров, спасающихся от своей ужасной участи», - сказал Уоррен. «Они знали, что их ждало. Это умные, чуткие, красивые души. То, что сказал Пол Маккартни, абсолютно верно: «Если бы бойни имели стеклянные стены, каждый был бы вегетарианцем.«В твоем бифштексе и гамбургере есть сторона пыток и убийства».

Вместо того, чтобы возвращаться на бойню, корову планируется перевезти в Актон, штат Калифорния, где находится организация по спасению животных Farm Sanctuary, к которой присоединяются Liberty и Indigo - корова-мать и ее теленок, спасенные от Manning Beef актером-веганом Хоакином. Феникс в прошлом году. Корова должна сначала пройти тестирование Министерством сельского хозяйства США, чтобы определить, свободна ли она от болезней, прежде чем ее выпустят в город Пико-Ривера, а затем отпустят на ферму-заповедник.

«Кто бы не сбежал с бойни, если бы представился шанс?» Об этом сообщила председатель правления Farm Sanctuary и веганская актриса Эмили Дешанель. «Сцена в Пико Ривера во вторник вечером должна быть всем доказательством того, что всем нужно знать, что коровы хотят жить, и что то, как мы разводим, эксплуатируем и забиваем их для еды, отвратительно. Мы благодарны Дайан Уоррен и Симоне Рейес за помощь в освобождении этой храброй девушки в Farm Sanctuary ».

Хоакин Феникс спасает коров от убоя

В феврале 2020 года, сразу после выступления на церемонии вручения Оскара за лучшую мужскую роль в главной роли в фильме « Джокер », посвященном правам животных, Феникс отправился к Мэннингу Бифу, чтобы договориться об освобождении Либерти и Индиго с бойни вместе с группой, в которую входила невеста. и его коллега-активист Руни Мара, матери его и Мары, директор Earthlings Шон Монсон, основательница программы «Спасение животных Лос-Анджелеса» Эми Джин Дэвис, президент и соучредитель Farm Sanctuary Джин Баур.Феникс способствовал переводу коров - которых он назвал в честь умершей сестры и ее ребенка - на ферму Санктуарий, чтобы они прожили остаток своей жизни в мире.

Этим 22 апреля (День Земли) Феникс вернулся на ферму Святилище, чтобы проверить Либерти и Индиго, и снял последующий документальный фильм о визите, чтобы поделиться историей их спасения от того, что он назвал «фабрикой смерти». поклонники. Там он наблюдал, как дуэт матери и дочери непринужденно ласкает друг друга и посетителей - резкий контраст по сравнению с тем ужасающим состоянием, в котором Феникс наблюдал за животными, когда они были на бойне.«Это их естественное поведение; так часто мы прерываем это. Это уникальная жизнь, и они заслуживают автономии и свободы жить так, как хотят », - сказал Феникс. «Я просто думаю о миллиардах животных, которых мы убиваем ради самих себя, ради наших головных уборов, браслетов, обуви или ремней».

И хотя стадо коров, сбежавших из Мэннинг-Биф на этой неделе, из страха и отчаяния причинило ущерб окружающим районам, спасенная корова вскоре также получит возможность жить более мирно, вместе с Либерти и Индиго, на ферме Святилище. .

«Было несколько других приютов, которые хотели принять не только эту корову, но и другие, которые бродили по нашим жилым улицам», - сказал городской менеджер Пико Ривера Стивен Кармона. «И мы продолжим способствовать этому диалогу с Мэннингом Бифом».

Фотография предоставлена: CBS Los Angeles / KTLA / Farm Sancutary

Обновление

: корова теперь живет в Farm Sanctuary и получила имя Джун Б. Фри.

Вторая, ранее необнаруженная корова была обнаружена в 12 милях от Мэннинг Биф через восемь дней после побега.Те же активисты работали с бойней и должностными лицами Пико Риверы, чтобы выпустить эту дополнительную корову в Farm Sanctuary, где она в настоящее время выздоравливает после того, как ее обнаружили сильно обезвоженной.

Как и мы, любите растительный образ жизни?
Получайте ЛУЧШИЕ веганские рецепты, путешествия, интервью со знаменитостями, выбор продуктов и многое другое в каждом выпуске VegNews Magazine. Узнайте, почему VegNews является №1 в мире журналом о растениях, подписавшись на него сегодня!

Подписаться

Дефицит мяса свидетельствует о необходимости реформирования федеральной бойни

Когда коронавирус начал разорять национальные бойни, производство говядины и свинины упало более чем на 30%, что привело к нехватке мяса и опустошению полок магазинов.Чтобы предотвратить дефицит в будущем, Конгресс в настоящее время рассматривает закон PRIME, законопроект, который ослабит ограничения на местные мелкие бойни.

Начиная с Закона о здоровом мясе 1967 года, говядина, свинина и другое мясо могут продаваться населению только после того, как они были переработаны на бойне, проверенной Министерством сельского хозяйства США. Но с 1990 года количество скотобоен, прошедших федеральную инспекцию, сократилось на 36%, и сегодня их осталось около 800. Консолидация даже хуже, чем показывают эти цифры.Почти 60% производственных мощностей по упаковке свинины в стране приходится на 15 заводов. Что касается говядины, то на долю чуть более 50 заводов приходится 98% всего забоя и переработки крупного рогатого скота в Соединенных Штатах.

КРС занимают откормочную площадку в Колумбусе, штат Небраска, среда, 10 июня 2020 г. Производство мяса восстановилось ... [+] со своего минимума во время пандемии коронавируса, когда были закрыты десятки заводов, но эксперты считают, что потребительские цены вполне вероятны чтобы оставаться на высоком уровне, потребуются месяцы, чтобы преодолеть отставание в миллионы свиней и крупного рогатого скота, создавая головную боль производителям.(AP Photo / Nati Harnik)

СВЯЗАННЫЙ ПРЕСС

Поскольку многие мясоперерабатывающие заводы представляют собой массивные, густонаселенные предприятия, неудивительно, что такая высокая концентрация может быть особенно уязвимой для вспышек. По данным Сети отчетности о пищевых продуктах и ​​окружающей среде, 38 403 упаковщика мяса с 382 мясокомбинатов имели подтвержденные случаи заболевания Covid-19, в результате которого погиб не менее 171 упаковщика мяса.

Еще до пандемии предприятия по упаковке мяса были серьезным препятствием для цепочки поставок.В результате владельцам ранчо часто приходилось записываться на прием за несколько месяцев вперед и часами путешествовать, даже через границы штата, чтобы воспользоваться одной из немногих бойней, которые полностью соответствовали правилам Министерства сельского хозяйства США. Теперь некоторые фермеры и владельцы ранчо сообщают о задержках на срок до двух лет, что явно затрудняет снабжение страны продовольствием.

Но федеральный закон не исключает некоторых видов некоммерческих продаж, включая «личные, домашние, гостевые и служебные продажи». Таким образом, вместо того, чтобы ждать, пока появится доступная скотобойня, прошедшая федеральную инспекцию, лица, подпадающие под одно из этих исключений, могут пойти на меньшую и, как правило, гораздо более близкую «заказную» бойню, чтобы переработать свое мясо.

Войдите в PRIME Act. В случае принятия законопроект (S. 1620 / HR 2859) распространит действующие льготы на таможенные скотобойни на прямые продажи потребителям, а также на продуктовые магазины, рестораны и отели, при условии, что мясо продается в пределах одного штата. как обычная бойня. В отличие от скотобоен, инспектируемых на федеральном уровне, на заказных бойнях инспекторы не обязаны присутствовать на месте во время всей обработки. Учитывая их значительно меньшую мощность, специализированные бойни по-прежнему проверяются, но реже - обычно один раз в год, подобно выборочным проверкам в ресторанах.

Таможенные бойни по-прежнему должны соблюдать федеральные законы, регулирующие фальсификацию мясных продуктов и мясных продуктов с неправильным брендом; эти правила не будут затронуты Законом ПРАЙМ. Также это не разрешило бы продажи между штатами. Хотя законопроект не решит всех проблем с производительностью и консолидацией, он предоставит фермерам и владельцам ранчо более гибкие возможности и большие возможности для более быстрого вывода мяса на рынок. Такая реформа также сыграла бы ключевую роль в обеспечении более устойчивого (и более местного) снабжения продовольствием.

Введенный в прошлом году республиканцами из Кентукки, конгрессменом Томасом Мэсси и сенатором Рэндом Полом, а также их демократическими и независимыми коллегами из штата Мэн, республиканцем Челли Пингри и сенатором Ангусом Кингом, Закон PRIME более чем удвоил количество соавторов в обоих камер с момента пандемии. Закон PRIME также получил поддержку сотен ферм и ранчо и множества некоммерческих организаций, включая Фонд правовой защиты фермеров и потребителей, Альянс за свободу фермерских хозяйств и ранчо и Институт правосудия.Отражая двухпартийную поддержку и новообретенную своевременность, спонсоры законопроекта надеются включить эту меру в следующий раунд помощи Конгрессу по борьбе с Covid-19.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕССА

Противники закона PRIME заявляют, что либерализация продаж на скотобойнях гипотетически может поставить под угрозу общественное здоровье. Тем не менее, в период с 2012 по 2020 год Министерство сельского хозяйства США не сообщило «никаких записей о каких-либо болезнях пищевого происхождения, вызванных переработкой мяса на специальных бойнях», согласно запросу, полученному Альянсом.Более того, у предприятий действительно есть мощный стимул поддерживать безопасные и санитарные помещения: в конце концов, даже самого слабого запаха потенциального загрязнения часто бывает достаточно, чтобы отпугнуть потребителей и вызвать резкое падение продаж мяса.

Закон ПРАЙМ - не единственное федеральное средство правовой защиты, предлагаемое для облегчения узких мест в сфере упаковки мяса. Несколько членов Конгресса поддерживают Закон о RAMP-UP, который предусматривает предоставление грантов в размере до 100 000 долларов, чтобы владельцы могли модернизировать и переоборудовать свои бойни, чтобы они стали объектами, находящимися под федеральной инспекцией.Но эти обновления могут стоить более 600 000 долларов и потребовать месяцев, а то и лет усилий.

Другими словами, даже при наличии федерального гранта мясникам все равно придется вкладывать значительные средства и ждать, прежде чем они смогут хотя бы начать возмещать свои затраты. (Строительство новой бойни с нуля - это еще большие инвестиции, которые легко могут стоить миллионы долларов.)

С другой стороны, заказные бойни

уже существуют и предлагают гораздо более непосредственную выгоду для фермеров и владельцев ранчо, при условии, что Конгресс примет простое решение в федеральном законе.К тому же, в отличие от Закона о RAMP UP, Закон PRIME не будет тратить деньги налогоплательщиков на субсидирование скотобоен. (Если предприятиям нужна субсидия для соблюдения нормативного режима, это обычно хороший знак того, что эти нормативные акты отчаянно нуждаются в капитальном ремонте.)

Слишком долго переработка и упаковка мяса были слабым звеном в цепочке поставок страны. Приняв Закон PRIME, Конгресс может гарантировать, что мясная промышленность не выйдет из своего пика.

Barnett по первоначальному значению и пункту

о привилегиях или иммунитетах Эндрю Хэмм
от 5 ноября 2015 г. в 14:43

«Сосредоточьтесь на первоначальном значении слов и позвольте фишкам повествования упасть, где они могут», - утверждал Рэнди Барнетт в лекции на прошлой неделе, спонсируемой Историческим обществом Верховного суда.Сосредоточившись на делах о бойнях, он исследовал не столько само решение, сколько то, как ученые отреагировали на него и что их противоречивые интерпретации говорят о правильном подходе к конституционной интерпретации.

В делах о бойнях 1873 года Верховный суд подтвердил закон штата Луизиана, предоставивший право пользования одной бойне в Новом Орлеане и запретивший убой животных в других частях города. Решение подверглось резкой критике за прекращение Реконструкции путем фактического удаления пункта о привилегиях или иммунитетах из Четырнадцатой поправки, которая гласит, что «[ни] ни один штат не должен принимать или обеспечивать соблюдение любого закона, ограничивающего привилегии или иммунитеты граждан Соединенных Штатов. .«Инопланетянин из космоса, - предположил Барнетт, - скорее всего, сочтет этот пункт довольно важным». Однако он оставался заметно отсутствующим в судебной практике Верховного суда с момента его принятия из-за узкого постановления судьи Сэмюэля Миллера. (Это отсутствие стало еще более очевидным из-за присутствия в аудитории судьи Кларенса Томаса, который в деле McDonald v. Chicago стал одним из немногих судей в истории, процитировавших эту оговорку.)

По словам Барнетта, сегодня среди ученых-юристов господствуют три основных нарратива, стремящихся либо оправдать, либо осудить это решение.Первое повествование оправдывает действие как необходимую меру общественной безопасности и, как таковое, утверждает, что решение, подтверждающее его, следует рассматривать положительно, независимо от ущерба, нанесенного положению о привилегиях или иммунитетах. Читая вслух дневниковые записи иностранных посетителей Нового Орлеана, а также статистические данные о здоровье и санитарии, Барнетт описал проблемы города со здоровьем и санитарией в девятнадцатом веке, когда его жители страдали от множественных эпидемий холеры и желтой лихорадки. В отчетах, имеющих особое отношение к делам о скотобойнях, подробно описывается гниение мяса и внутренностей животных на улицах, а также о высокой концентрации скотобоен всего в миле вверх по течению от основных водопроводных труб для всего города.Закон пошел на пользу городу, построив один центральный объект для убоя скота ниже по течению основных трубопроводов и дренажа и предоставив всем мясникам доступ к объекту. Как резюмировал Барнетт аргумент, статут был «победой для франшизы, победой для мясников и, что наиболее важно, победой для широкой публики».

Второй рассказ предполагает, что статут возник прежде всего как «частная мера для неосновательного обогащения немногих», и критикует решение Суда о поддержке коррупции в законодательстве.Барнетт обрисовал историю коррупции и взяточничества в обществе в Новом Орлеане и во всем штате Луизиана (что, как он отметил, в то время в целом справедливо для всей страны). Законодательный орган штата регулярно наделил местные франшизы и монополии полномочиями, такими как привилегия, предоставляемая (или, скорее, приобретаемая за взятки) частным инвесторам для управления государственной монополией. Рассматриваемая франшиза единственной бойни, о которой идет речь в данном случае, возникла из той же системы, предполагает этот рассказ, и должна была быть отменена.

Третье повествование подчеркивает роль расы в политике Луизианы. Приведенный к власти новой конституцией штата Луизиана, предоставляющей бывшим рабам право голоса и лишающей бывших сторонников Конфедерации избирательных прав (на время), республиканский законодательный орган, состоящий как из черных, так и из белых, принял целый ряд законов, регулирующих вопросы расы, в том числе законы, запрещающие сегрегацию в общественных местах. Сторонники этой позиции предполагают, что противодействие Закону о бойнях было частью более широкого сопротивления республиканскому правлению, разжигаемого расизмом.Они указывают на тот факт, что Джон Кэмпбелл, юрист, ведущий дело против Закона о бойне, покинул Верховный суд, чтобы стать военным министром Конфедерации; По его мнению, оспаривание закона предоставило законные средства для возвращения белых демократов к власти в Луизиане и на Юге. Судья Миллер, бывший виг-республиканец, таким образом должным образом сопротивлялся попытке Кэмпбелла использовать Четырнадцатую поправку против ее республиканцев и подтвердил средства и возможности нового законодательного органа.

Хотя он признал, что эти нарративы - общественное здравоохранение, общественная коррупция и расовая принадлежность - проливают свет на важные аспекты дела, Барнетт критиковал их использование по двум причинам. На базовом уровне они не так ясно иллюстрируют правильный результат, как можно было бы предположить. Очень банальный характер публичной коррупции в политике Луизианы предполагает, что кумовство, вероятно, действительно имело место с Законом о бойне, а также то, что такое кумовство может не иметь большого значения, особенно в сравнении с нарративом общественного здравоохранения.Возможно, не было другой альтернативы, кроме взяточничества, чтобы активизировать полицейскую власть государства во имя общественного здоровья.

Что еще более важно, Барнетт представил то, что он охарактеризовал как «новую информацию» о расе и делах о бойнях. Он отметил, что противник Кэмпбелла по делу, Джеремайя Блэк, выступал против отделения, несмотря на то, что он был демократом, но также активно стремился разрушить Реконструкцию. В деле Ex parte Milligan Блэк убедил Суд признать неконституционным использование Армией Союза военных трибуналов, а не гражданских судов, для граждан - серьезный удар по республиканским целям в Реконструкции.Блэк явно хотел уничтожить пункт о привилегиях или иммунитетах, суть недавно созданной и мощной Четырнадцатой поправки. Как известно истории, именно это и произошло, и даже Кэмпбелл много лет спустя признал, что «для страны, вероятно, было бы лучше, если бы мы проиграли это дело». По словам Барнетта, непросто утверждать, что расовый нарратив выступил против решения о бойне; в пользу этого мнения были также мотивы против Реконструкции.

Здесь, вместо того, чтобы попытаться прояснить одно повествование и спорить от его имени, Барнетт сделал свое более широкое заявление о том, что эти конкурирующие нарративы демонстрируют, что бесполезно оценивать решения Верховного суда на основе повествований.Скорее, должно быть предметом спора только первоначальное значение текста. Он процитировал два последующих решения, чтобы доказать это.

Во-первых, на следующий день после рассмотрения дел о бойнях суд вынес свое важное решение по делу Майры Брэдуэлл, отклонив ее попытки получить доступ в бар штата Иллинойс. Миллер также написал мнение по этому делу, гораздо более краткое решение, в котором он утверждал, что те же аргументы, что и в случае с бойнями, сделали дальнейшее уточнение в данном случае ненужным: Брэдуэлл не прибегал к положению о привилегиях или иммунитетах.Барнетт подчеркнул, что несогласные по делам о бойнях, которые согласились с делом Брэдвелла , почувствовали это давление. Чтобы оправдать свое решение, судья Джозеф Брэдли написал печально известное снисходительное решение о надлежащих ролях мужчин и женщин. Для Барнетта это не несущественно. Аргументы, содержащиеся в этих совпадающих мнениях, впоследствии фактически придали силу аргументам, которые разрушили многие из этих барьеров для женщин. Поскольку судьи указали причины для дискриминации, стало возможным возражать против этих причин.

Напротив, Барнетт указал на решение Суда 1896 года по делу Plessy v. Ferguson , которое, как известно, поддерживало использование «отдельных, но равных» общественных помещений. В мнениях по этому делу заметно отсутствует какой-либо аргумент, оправдывающий, почему сегрегация может быть допустимой, вместо этого, по мнению штатов, безоговорочная власть полиции. Для Барнетта это восходит к фактическому аннулированию оговорки о привилегиях или иммунитетах: поскольку эта оговорка ничего не значила, юристам не нужно было оправдывать ее сокращение.

Хотя узкий взгляд на решение о бойне предполагает, что борьба с расизмом означает поддержание этого акта, по мнению Барнетта, история показывает нам, что произошло в результате. Решение Плесси нанесло гораздо больший ущерб прогрессу расовой справедливости, чем это было бы возможно, если бы пункт о привилегиях или иммунитетах означал нечто более сильное, чем ничего.

Барнетт завершил обсуждение своей недавней поездки в Новый Орлеан, которая позволила ему поразмышлять над этими случаями в том месте, где они произошли.Всего несколько кварталов отделяют сцену ареста Гомера Плесси в 1896 году от места бойни 1873 года. Используя эмоциональное влечение аудитории к расовому повествованию, объясняющему эту эпоху в истории, Барнетт завершил свой аргумент, демонстративно призвав сторонников идеи различные основанные на повествовании подходы к пониманию дел Верховного суда, чтобы «рассмотреть юридический рассказ о том, что происходит, когда вы редактируете пункт о привилегиях или иммунитетах из Четырнадцатой поправки, как это сделал Верховный суд в делах о бойне.Возможно, Барнетт обладал слишком радужной уверенностью в потенциальной силе этого пункта, но никто из слушателей не мог оставить свою лекцию без особого размышления.

Убивая 14-ю поправку - Claremont Review of Books

Обзор Дела о бойнях: регулирование, реконструкция и четырнадцатая поправка Рональда М. Лаббе и Джонатана Лурье

В 1873 году спор по поводу государственного регулирования мясной промышленности Луизианы дал Верховному суду США первую возможность интерпретировать недавно ратифицированную 14-ю поправку. Slaughterhouse Cases , как стало называть это решение, с тех пор вызывает споры. Сегодня он остается действующим законом, влияющим на жизнь всех американцев, хотя, как недавно выразился судья Кларенс Томас, ученые-юристы согласны только в одном: решение о Slaughterhouse было ошибочным. Тем не менее, несмотря на его важность и споры вокруг этого решения, до сих пор это решение никогда не рассматривалось как целая книга.

К сожалению, хотя Рональд Лаббе и Джонатан Лурье демонстрируют значительные навыки в разгадывании сложной паутины истории законодательства, судебных процессов и встречных исков, они упускают из виду многие важные детали конституционной истории и игнорируют самые фундаментальные проблемы, связанные с Slaughterhouse .Они акцентируют свое внимание на важности санитарной реформы в животноводстве XIX века. Но хотя это, безусловно, актуально, это мало помогает читателям понять важность или обоснованность решения. Фактически, описание Лаббе и Лурье судьи Сэмюэля Миллера, написавшего решение, невольно указывает на изъян в их собственной работе: «Возможно, из-за того, что ему не хватало судебного опыта», - пишут они одобрительно, - его «мнения отражали скорее прагматический подход к проблемам. чем строго логическое применение правовой доктрины."То же самое можно сказать и об их книге.

Ратифицированная в 1869 году 14-я поправка запрещает штатам ограничивать «привилегии или иммунитеты» граждан или лишать их «равной защиты закона» или «надлежащей правовой процедуры». Спонсоры поправки - в частности, депутат Джон Бингхэм и сенатор Джон Шерман - хотели, чтобы пункт о «привилегиях или иммунитетах» защищал естественные и общие права всех американцев. Среди них, по словам Бингхэма, была «свобода… работать в честном призвании и вносить своим трудом какой-то вклад в поддержку себя, в поддержку своих собратьев и быть в безопасности в наслаждении плодами своей жизни». тяжелый труд.«

Затем был принят Закон о бойне 1869 года. В ответ на давление с требованием очистить город, законодательный орган Луизианы ограничил все операции по разделке скотобойни центральной скотобойней, принадлежащей частной корпорации Crescent City Company. Сотни мясников немедленно подали иски, утверждая, что Закон создает монополию и нарушает их право зарабатывать на жизнь. Они утверждали, что общественное здравоохранение было лишь предлогом; если бы это действительно было мотивом, закон ограничил бы места, где можно было проводить забой, или поставил бы бойню под государственный контроль, вместо того, чтобы отдавать всю забойную торговлю одной коммерческой компании.

Верховный суд не убедили. В решении 5-4 указывалось, что положение о привилегиях или иммунитетах защищает очень мало прав, и право зарабатывать на жизнь среди них отсутствует. Эта статья не была предназначена, как писал судья Миллер, «для передачи безопасности и защиты всех гражданских прав, о которых мы упоминали, от Штатов к федеральному правительству». Миллер не представил доказательств этих утверждений. Вместо этого он проводил различие между правами, относящимися к федеральному гражданству, и правами, вытекающими из гражданства штата.«Только первые помещены этим пунктом под защиту Федеральной конституции». Поскольку для Миллера право зарабатывать на жизнь было закреплено за государственным, а не федеральным гражданством, этот пункт не защищал его. Он защищал только права, провозглашенные в федеральной конституции, такие как поездки в Вашингтон, округ Колумбия, и обращение в Конгресс.

Судья Стивен Филд, не согласившись с этим, проанализировал историю права зарабатывать на жизнь, прямо связал ее с Декларацией независимости и отметил, что заключение Суда сделало эту оговорку излишней: клаузула о верховенстве уже защищала созданные на федеральном уровне права, так что " никаких новых конституционных положений не требуется, чтобы воспрепятствовать такому вмешательству….Но если поправка относится к естественным и неотъемлемым правам, которые принадлежат всем гражданам, [она] имеет глубокое значение и последствия ». Мнение Миллера, как он предсказал, сделало бы статью« бессмысленным и праздным принятием ». Он был прав. То, что задумывалось как основная защита свободы в соответствии с 14-й поправкой, было полностью опровергнуто - в период с 1873 по 1999 год Верховный суд никогда не полагался на это. Вместо этого Суд начал защищать не перечисленные права в соответствии с положением о "надлежащей правовой процедуре", чтобы восстановить некоторое двусмысленное равновесие. .

* * *

Бойня по-прежнему важна для американцев, потому что это собака, которая не лает. В настоящее время государства обычно устанавливают монополии под самыми надуманными предлогами. Без защиты положения о привилегиях или иммунитетах предприниматели постоянно эксплуатируются государством в интересах немногих избранных. Лаббе и Лурье упоминают некоторые из этих соображений. Хотя они тщательно описывают предысторию и прохождение Закона о бойнях, они не описывают предысторию или отрывок 14-й поправки.Нет упоминания о бесчисленных делах, которые до 1873 года поддерживали гражданское право зарабатывать на жизнь. Вместо этого они предполагают, что несогласные просто изобрели это право, чтобы служить своей политической повестке дня, и даже выдвигают гипотезу - с небольшими доказательствами - что Джон Кэмпбелл, адвокат мясников, придумал свой аргумент как уловку, чтобы разрушить саму Реконструкцию. Тем не менее, хотя Бойня действительно ограничила федеральную власть по защите освобожденных рабов - отвергнув аргумент Кэмпбелла - авторы описывают постановление как фактически «одобряющее» Реконструкцию! Это утверждение почти так же абсурдно, как и их утверждение о том, что Закон о бойне «соответствовал идеологической склонности начала девятнадцатого века к ограниченному правительству.«

По страницам рассыпаны и другие признаки отказа серьезно относиться к юридическим вопросам. Без обоснования они характеризуют аргументы мясников как «умные и циничные»; они утверждают, что «дебаты в Конгрессе относительно сферы действия новой поправки мало подтвердили» аргументы мясников, но цитируют эти дебаты только в одном абзаце (который фактически поддерживает аргументы мясников). Они утверждают, что дело Chicago v. Rumpff , на которое сильно полагались мясники, было «решением, основанным на заведомо ложных рассуждениях», но не приводят реальных аргументов в его пользу; они утверждают, что 14-я поправка была «принята с совершенно иными целями», чем защита мясников - хотя в единственном параграфе о намерениях составителей поправки они цитируют Лаймана Трамбалла, Джона Бингема и Чарльза Самнера, которые все сказали Поправку следует читать широко.Они вообще никогда не упоминают Джона Шермана или антимонопольные традиции, кульминацией которых станет принятие Антимонопольного закона только двадцать лет спустя.

Авторы также игнорируют более фундаментальную ошибку Суда Бойня : тот факт, что Суд проигнорировал то, как 14-я поправка изменила федералистскую структуру. Первоначальная Конституция никогда не определяла гражданство, но новая Поправка объясняла, что «все лица, рожденные или натурализованные в Соединенных Штатах… являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают."Это полностью изменило старый порядок, согласно которому государства определяли гражданство, и на основании этого происходило американское гражданство. Теперь национальное гражданство было явно первичным. Это соответствовало мнению Республиканской партии о том, что американский суверенитет и защищаемые им права принадлежат не отдельным лицам. штатов, но в Соединенных Штатах в целом. Вот почему Линкольн считал союз нерасторжимым.

Хотя эта точка зрения горячо оспаривалась - действительно, привела к гражданской войне - именно республиканцы, победившие в этой войне, разработали 14-ю поправку, чтобы подтвердить национальную основу свободы и защитить ее от государственного вмешательства.Гражданские права американцев, в том числе право зарабатывать себе на жизнь, вытекают из их партнерства в «едином народе» Декларации; таким образом, сенатор Шерман объяснил, что суды, интерпретирующие положение о привилегиях или иммунитетах, «сначала будут рассматривать Конституцию Соединенных Штатов как главный источник власти. Если это не определяет право, они будут искать не перечисленные полномочия в Декларации независимости США. , к каждому клочку американской истории, к истории Англии, к общему праву Англии….Там они найдут источник и резервуар прав как американских, так и английских граждан ». Таким образом, хотя судья Миллер был прав, проводя различие между федеральным гражданством и гражданством штата, его заявление о том, что право зарабатывать на жизнь относилось к« классу прав ». который правительства штатов были созданы для установления и обеспечения безопасности ", игнорировал пункт 14-й поправки. Он категорически отрицал, что поправка была направлена ​​на изменение федерализма - то, что было ощутимо и очевидно верно. Но Лаббе и Лурье не заполняют этого разрыв - или даже пауза, чтобы заметить это.

Хуже всего то, что в них не говорится о том, что судьи XIX века восприняли бы очень серьезно: о целях и ограничениях правительства. В естественном состоянии, писал Мэдисон, «более слабый человек не защищен от насилия более сильного». Правительство исправляет это, подчиняя всех закону, так что более сильные и слабые должны разрешать свои разногласия мирным путем. Тем не менее, сильные фракции могут попытаться использовать само правительство для подавления слабых, поэтому «сначала вы должны позволить правительству контролировать тех, кем управляют, а затем обязать его контролировать себя.«Одна фракция могла бы попытаться увеличить свое богатство, законодательно запретив конкуренцию с другими, но эта монополия нанесла бы вред потребителю - из-за более высоких цен - и рабочим, которые остались бы без работы. Такое неоправданное применение силы противоречило бы цели правительства даже в отсутствие конкретных конституционных запретов. Как объяснил Верховный суд только через два года после Бойня , «одной рукой возложить власть правительства на собственность гражданина, а другой - наделить ее привилегированным помощь частных лиц в помощь частным предприятиям и накопление личного состояния, тем не менее, является грабежом, потому что это совершается в соответствии с законами.Но когда Лаббе и Лурье цитируют адвокатов мясников, подчеркивающих это: «Когда вы говорите мне, что я не могу использовать часть своей собственности в моем доме ... что я должен для получения прибыли недавно созданной компании, поместить ее в их владение и под их контролем, по тарифу, установленному не мной, а корпорацией, я говорю, что это навязывает мне сервитут »- они отвергают это, даже не обсуждая этот вопрос, как если бы его ошибочность была самодостаточной. очевидно.

Признание того, что правительство не может на законных основаниях брать у одних и давать другим, было основополагающим условием для того, чтобы заставить правительство контролировать себя.Однако юристы девятнадцатого века считали неизбежными некоторые виды монополий: например, так называемые естественные монополии, такие как магистрали и железные дороги, обычно создавались путем выдачи монопольных хартий частным застройщикам. Чтобы помешать государству использовать эти хартии для предоставления «явных преференций» немногим на основании их грубой политической власти, суды регулярно требовали от них включения определенных условий: например, что железная дорога не должна отказывать в перевозке какого-либо пассажира, или что его ставки будут устанавливаться правительством.Это гарантировало, что естественные монополии служат общественному, а не частному благосостоянию, что справедливо отметил в своем несогласии Джастис Филд: «предоставление с исключительными привилегиями права« строить железную дорогу или другую естественную монополию »- это совсем другое дело. от предоставления с исключительными привилегиями права заниматься одной из обычных профессий или делом жизни… ". Последней была монополия на бойню; полностью создан правительством, якобы для защиты здоровья населения. Это обоснование было сомнительным, поскольку оно никоим образом не было продвинуто путем передачи права собственности на центральную бойню частной корпорации; даже Лаббе и Лурье признают, что «та же цель могла быть достигнута с меньшими противоречиями, если была предоставлена ​​привилегия консорциуму мясников или агентству штата, но законодательный орган Луизианы 1869 года решил поступить иначе.«

* * *

Но здесь возникает вопрос, поскольку вся суть дел о бойне заключалась в следующем: разрешила ли 14-я поправка законодательному органу «поступить иначе»? Общее право, намерения создателей Поправки, предыдущие интерпретации фразы «привилегии и иммунитеты» и англо-американская антимонопольная правовая традиция - все предполагало, что ответ отрицательный. Но Лаббе и Лурье ничего из этого не принимают во внимание. Действительно, они полностью игнорируют различие между естественными и искусственными монополиями, когда отвергают утверждение Филда о том, что каждый человек имеет равное право зарабатывать на жизнь без необоснованного вмешательства.

По иронии судьбы Лаббе и Лурье начинают с того, что убеждают читателей не смотреть на прошлое современными глазами. Их неоднократная защита политики, лежащей в основе Закона о бойнях, и их молчание по юридическим вопросам показывает, что они рассматривают Slaughterhouse через призму основанных на результатах конституционных предположений, преобладающих с 1930-х годов. Не сталкиваясь с юридическими аргументами, авторы вообще не могут объяснить дела о бойне . Даже те немногие, кто считает, что это решение было правильным, не найдут в этой книге поддержки в поддержку этого аргумента.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *