Разное

Брекзит это: Недопустимое название — Викисловарь

31.05.1982

Содержание

новый “старый” выбор Великобритании – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ЕВРОПЕЙСКИЙ ПРОЦЕСС: СТРАНЫ И РЕГИОНЫ

УДК 324

Константин ХУДОЛЕЙ, Наталья ЕРЕМИНА

БРЕКЗИТ: НОВЫЙ «СТАРЫЙ» ВЫБОР ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Аннотация. Брекзит, с одной стороны, является отражением традиционного британского евроскептицизма, с другой, — демонстрирует отношение граждан к собственному правительству. По сути, брекзит стал проявлением сложившейся ситуации внутри страны и в рамках Евросоюза, когда граждане не испытывают лояльности правительству и не чувствуют, что их мнение и голос учитываются на политическом уровне. Брекзит — это запрос общества на большую демократизацию, на возврат государственного суверенитета и стремление обратить внимание на собственные внутренние проблемы. В статье определены основные черты европейского интеграционного процесса, влияющие на позиции британцев, проведен сравнительный анализ референдумов 1975 г. и 2016 г., выявлены причины и факторы, способствовавшие проведению референдума в 2016 г., а также возможные перспективы для Британии и ЕС после брекзита. Авторы приходят к выводу, что традиционный британский прагматизм и стремление выйти на более широкую международную арену — это принципы, которые позволят Британии сохранить и улучшить своё положение в международной политике и преодолеть негативные последствия брекзита.

Ключевые слова: брекзит, референдум о членстве в ЕС, европейская интеграция, общий рынок, британская партийно-политическая система.

Соединённое Королевство — один из ключевых участников европейской интеграции [United Kingdom GDP, 2016; Share of total contributions to the European Union budget, 2015]. Опыт его участия в европейском интеграционном процессе показателен ещё и тем, что это был единственный случай, когда в состав ЕЭС (затем ЕС) вошла великая держава, не являвшаяся страной — основательницей. Однако Вели-

© Худолей Константин Константинович — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. Адрес: Россия, 191060, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного 1/3, подъезд 8. E-mail: [email protected] Еремина Наталья Валерьевна — доктор политических наук, кандидат исторических наук, доцент кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. Адрес: Россия, 191060, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного 1/3, подъезд 8. E-mail: [email protected]

кобритания за почти четыре десятилетия не смогла органично вписаться в европейские институты. По этой причине не только факт выхода Британии из ЕС, но даже сама постановка вопроса об этом оказывает серьёзное влияние на все интеграционные процессы в целом. Поэтому референдум 23 июня 2016 г. — это не только проблема будущего Британии, но и будущего ЕС.

В связи с этим цель авторов состоит в том, чтобы ответить на два взаимосвязанных вопроса. Во-первых, какие факторы обеспечили возможность проведения референдума и его итоги («кто виноват?»). Во-вторых, как влияют данные итоги на развитие британского общества и самого ЕС, какой сценарий необходимо выбрать для реализации требований британского общества («что делать?»).

Причины референдума о членстве Соединённого Королевства в ЕС

Вопрос референдума 23 июня 2016 г. о членстве Британии в ЕС заставляет обратить внимание на то, что он представляет собой в настоящее время, как его воспринимают граждане и, прежде всего, британцы. При этом, согласно учредительным документам, любое государство-член в соответствии со своими конституционными правилами может принять решение о выходе из состава Союза [The Treaty on European Union. VI. 50.1]. Это требует уведомления Совета и заключения соответствующего соглашения о порядке выхода, в котором должны быть также прописаны и будущие взаимодействия государства с Союзом, при этом процедура выхода занимает два года [The Treaty on European Union. VI. 50.2].

Европейский Союз является наиболее удачным интеграционным проектом современного мира, который смог создать пространство безопасности для всех участников. Его граждане в целом одобряют коммунитарную политику [Standard Eurobarometer 83, 2015]. Но в контексте многочисленных кризисов ЕС уже не может оставаться таким же привлекательным пространством безопасности для всех своих участников. Так, отсутствие уверенности британцев в том, что ЕС способен обеспечивать экономическую и политическую безопасность, решать миграционные проблемы на фоне идентификационных поисков британцев являются важнейшими причинами референдума 2016 г.

Во-первых, британцы всегда проявляли недовольство в отношении финансовых и экономических взаимодействий внутри ЕС. Великобритания — это один из десяти членов ЕС, которые вносят в бюджет больше, чем получают взамен, даже учитывая некоторые преференции, гарантированные Соединённому Королевству [UK Politics, 2016]. Взносы Британии в ЕС, в первую очередь, шли на поддержку таких государств, как Польша. Эти проблемы служат своеобразным фоном, способствовавшим накоплению раздражения британцев Евросоюзом, многие из которых полагают, что для собственной безопасности необходимо сохранять свою валюту и сторониться глубокой интеграции. Более того, в Британии всегда воспринимали европейскую интеграцию как способ решения внутренних проблем, позволяющий Британии играть важную роль в европейских делах [Buzan, Weaver, 2003: 363].

Во-вторых, формирование безопасного пространства — сложная задача, сопряжённая с достижением не только общих правовых норм и сотрудничества национальных и наднациональных институтов, взаимного доверия, но и осознания культурной идентификационной общности, которая способна его обеспечивать. Поэтому вопрос строительства безопасного пространства ЕС связан с понятием европейской идентичности и пониманием самих участников своего места в интеграцион-

ном процессе, с их самоидентификацией, с признанием ими своей европейской идентичности. Этот вопрос встал очень остро в связи с миграционным кризисом.

Граждане ЕС считают, что главными элементами европейской идентичности являются демократия и свобода. Они же являются и основными европейскими ценностями (47% респондентов) [Parlemeter, 2014]. Однако британцы в качестве образца демократии указывают на собственное государство.

Рост числа британцев, которые перестали идентифицировать себя с ЕС, происходил постепенно, начиная с финансового кризиса в 2008 г. В 2012 г. уже только 42% британцев заявляли о своей приверженности ЕС и своей «европейскости», выказывая недоверие коммунитарной демократии [European Citizenship Report, 2012], а в 2014 г. их число сократилось до 39% [European Citizenship Report, 2014].

В-третьих, острое недовольство британцев вызвал рост иммиграционных потоков. Жёсткую позицию в этом вопросе, невзирая на традиции толерантности в британском обществе, заняли именно граждане Соединённого Королевства. Уже в 2013 г. свыше 56% заявили о необходимости серьёзно ограничить иммиграцию в страну. В 2015 г. большая часть респондентов назвала миграционную проблему ключевой для страны [UK Public Opinion toward immigration, 2015]. Очевидно, что эта позиция обоснована как раз вопросом безопасности и тем, что ЕС перестал отвечать требованиям безопасности для своих граждан, как полагает британская публика.

Тем не менее, британцы склонны преувеличивать эту проблему, переоценивать число мигрантов как из ЕС, так и извне ЕС [Ананьева, 2016].

В-четвёртых, британцы, как и многие другие, считают, что брюссельская бюрократия в принципе неспособна удовлетворительно решать задачи безопасности. А критические высказывания Брюсселя в отношении британского правительства в британском обществе расцениваются как вмешательство во внутренние дела страны. При этом особые претензии приверженцы брекзита выдвигали Европейской комиссии [The EU bureaucrats, 2016]. Поэтому британцы заявляли о том, что выход их страны из ЕС означает возвращение к истинной парламентской демократии и экономическому прогрессу [12 Reasons to Vote Leave, 2016].

Таким образом, очевидно, что несмотря на некоторые экономические и политические претензии жителей Соединённого Королевства, ключевым образом именно проблема безопасности и перемен в мире повлияла на их решение о выходе из ЕС.

Британцы уже имеют опыт проведения референдума о членстве в ЕС. Мы имеем в виду референдум 1975 г. о членстве в Европейском Экономическом Сообществе (ЕЭС). Но, невзирая на это, в 2000-е годы правительству Соединённого Королевства поступали предложения вновь вынести вопрос о статусе Британии в ЕС на референдум [Timeline: Campaigns for a European Union Referendum, 2015]. Так, в 2015 г. 57% респондентов сочли, что референдум 1975 г. не вполне отвечает интересам Британии [Does the result of the 1975 referendum on EU membership still justify the UK’s membership of the EU, 2015]. В контексте мирового экономического кризиса, проблемы мигрантов и роста террористических угроз, консервативное правительство, стремясь сохранить лидирующие позиции партии в стране и добиться преимуществ для Британии, объявило о проведении референдума 23 июня 2016 г. о членстве страны в ЕС.

Два референдума

Британская элита всегда сдержанно относилась к проведению референдумов, считая, что это ослабляет авторитет парламента и создаёт возможности для манипулирования настроениями в обществе. Общенациональных референдумов было всего два — 1975 г. и 2016 г., причём оба по вопросу участия в европейской интеграции. Правящие круги Великобритании пошли на проведение этих референдумов по двум причинам — желая избежать раскола в обеих ведущих партиях, где по данному сюжету имелись острые противоречия, и укрепить свои позиции на переговорах с партнёрами по ЕС о предоставлении стране особых условий членства.

Между референдумами 1975 г. и 2016 г. есть ряд общих черт, но есть и отличия. Так, в 1975 г. премьер-министр лейборист Гарольд Вильсон провёл переговоры об условиях вступления Британии в ЕЭС перед референдумом, и как раз эти договорённости нуждались в одобрении избирателей. В 2016 г. консерватор Дэвид Кэме-рон выступил с идеей продолжения переговорного процесса, чтобы добиться для Британии дополнительных преференций, т.е. он указывал, что достигнутые договоренности необходимо будет в дальнейшем развивать. Сторонники членства Британии в ЕС заявляли о том, что Британия сохранит свою валюту, контроль над своими границами, не будет участвовать в политической интеграции, установит свою систему ограничений в получении социальных выплат иммигрантами, ограничит контроль брюссельской бюрократии [Why the Government believes we should remain, 2016].

Вместе с тем, отметим, что от Соединённого Королевства с самого начала никто не требовал вступать в еврозону или стать участником Шенгенского соглашения [European Council Meeting at Fontainebleau, 1984]. Поэтому оно имело большие возможности влияния на иммиграционные вопросы, нежели другие государства-члены ЕС. По данным Департамента национальной статистики Великобритании чистая миграция существенно не выросла в 2014-2015 гг., а число граждан ЕС, проживающих в Соединённом Королевстве, не увеличилось [Migration Statistics Quarterly Report, 2016]. При этом правительство говорило о десяти сложных годах неопределённости в случае выхода из состава ЕС [What happens if we leave, 2016].

Однако в составе ЕС Британия, по мнению Д. Кэмерона, должна была находиться на особом положении: Британия оставляет свою валюту; государству обеспечивается реализация британской конкурентоспособности на тех направлениях торговой политики, которые ему выгодны; страна не участвует в политической и социальной интеграции в ЕС [Annex I. European Council Conclusions, 2016].

Интересно, что в 1973 г. Британию в Общий рынок привели консерваторы, и в 2016 г. они же пытались удержать её там. При этом в 1975 г. проблемы иммиграции и безопасности были не столь значимыми для британцев, поэтому более 67% поддержали членство в ЕЭС [Archive. The Guardian, 1975].

Важно и то, что референдум 1975 г. не привёл к расколу партий и общества, что произошло в результате референдума 2016 г. Перед вторым чтением законопроекта о вступлении в ЕЭС (осень 1972 г.) премьер-консерватор Э. Хит разрешил депутатам палаты общин свободное голосование — беспрецедентный случай, поскольку речь шла о крутом политическом повороте. Тоже самое сделал и лидер оппозиции Г. Вильсон, что, очевидно, помогло избежать раскола в обеих партиях.

При этом в референдумах 1975 г. и 2016 г. есть сходство в целях, преследовавшихся их инициаторами — правительствами.

Во-первых, как для лейбористов, так и для консерваторов интеграция — это механизм подтверждения силы Британии и её высокого международного статуса [Harold Wilson, 1972]. Во-вторых, общим является выборочность интеграционных проектов и задач, в которых участвовала Британия. В-третьих, британские правительства постоянно проводили переговоры с институтами ЕС, в которых отстаивали свои интересы и особый статус Британии. Очевидно, речь идёт об общем тренде британской политики в рамках интеграционного движения, который просто достиг очередного пика к 2016 г.

Особенностью референдума 23 июня 2016 года можно назвать то обстоятельство, что голоса разделились практически поровну [EU referendum, 2016]. Если посмотреть в динамике, можно увидеть, что с сентября 2015 г. до 20 июня 2016 г. число сторонников членства было чуть выше числа его противников. Однако в мае 2016 г. цифры некоторых опросов сравнялись, а в начале июня, благодаря успешной кампании брекзита, число противников ЕС выросло и превысило число тех, кто высказывался за членство. Однако тех, кто не определился, было ещё довольно много — от 10 до 20%. Поэтому именно от этой группы населения в основном зависел исход голосования [EU referendum, 2016].

Не всё однозначно и в ведущих британских партиях. Сторонники Консервативной партии разделились: 42% выступили против выхода из ЕС, и 42% — за. Среди сторонников Лейбористской партии 58% поддерживали членство в ЕС, и только 27% отстаивали право покинуть ЕС [EU referendum, 2016]. При этом электорат Шотландской национальной партии, Плайд Камри и Либерально-демократической партии выступил за сохранение членства в ЕС.Были организованы две кампании -«Голосуй за выход» и «Более сильная Британия в ЕС». При этом вторая кампания получила гораздо большую финансовую помощь от крупных частных фондов и благотворителей. Размер финансовой поддержки группы составил около 7 млн ф.ст.. А первая кампания собрала только около 3 млн ф.ст. Однако с этой же повесткой, не входя в данную группу, выступал Найджел Фарадж со своей Партией независимости Соединённого Королевства [EU referendum, 2016].

Право голоса на референдуме получили не только граждане Британии, но и ирландцы, и представители Содружества, британцы, проживающие за границей, если они были зарегистрированы в электронном регистре в течение последних 15 лет, а также граждане Гибралтара [EU referendum, 2016].

Итоги референдума стали неожиданностью. За выход из ЕС проголосовали 51,9% (более 17 млн), а сохранение членства поддержали 48,1% (чуть больше 16 млн человек) [EU referendum BBC, 2016]. Однако, принимая во внимание всё сказанное ранее, эти результаты можно считать закономерными. Они повлекут за собой серьёзные не только краткосрочные, но и средне- и долгосрочные последствия.

Воздействие референдума на Британию и ЕС

Итоги референдума имеют два измерения: внутреннее и внешнее. Если говорить о внутреннем измерении, отметим, что возросла активность избирателей. Исход референдума решили 3 млн человек. А это как раз число тех, кто входил в группу «неопределившихся». В британской прессе референдум по этой причине даже называют «бунтом рабочего класса».

A.A. Громыко полагает, что важнейшее значение брекзита состоит в том, что он отражает глубинные процессы новой социальной поляризации во всем мире. Он в

известном смысле стал следствием того, что экономические кризисы привели к размыванию среднего класса, его дифференциации, и голосование по нему стало отражением протеста «среднего класса» ГГромыко, 20161.

Помимо активизации электората произошла серьёзная встряска существующего политического расклада, вперед действительно вырвались малые партии, в то время как политические «тяжеловесы» в очередной раз столкнулись со стратегической задачей обновления своего имиджа. Перед ними снова встал вопрос о новой британской внутриполитической стратегии. Предложить эту новую стратегию в нынешних условиях будет очень сложно, так как британское общество расколото практически поровну.

При этом критическим можно считать раскол в рядах не только Консервативной партии. Например, лидера лейбористов Дж. Корбина его соратники по партии критиковали за недостаточно убедительную позицию по вопросу брекзита, поскольку тот озвучивал и многочисленные негативные последствия для Британии в случае сохранения членства в ЕС.

Но поскольку консерваторы были и остаются традиционными евроскептиками, привлечь избирателя можно было, только сыграв на антиинтеграционной риторике, пообещав соответствующий референдум. При этом Д. Кэмерон не принял во внимание то обстоятельство, что британское общество традиционно настроено скептически в отношении евроинтеграции.

Евроскептицизм был и остаётся превалирующей идеей в политическом сознании британцев. Хорошо демонстрирует это состав кабинета Т. Мэй, сформированного после референдума. В том кабинете было довольно много евроскептиков. Например, Б. Джонсон, занимавший в нём пост министра иностранных дел. Д. Дэ-виса, ставшего тогда министром по вопросам выхода Великобритании из Евросоюза. Бывший министр обороны Л. Фокс был назначен министром по международной торговле [Тереза Мэй назначила ключевых министров, 2016].

Итоги референдума 2016 г. будут иметь значение и для эволюции неписанной британской конституции. Прежде всего, с выходом Великобритании из ЕС для неё перестанут быть обязательными нормы законодательства ЕС, которые с 1973 г. считались неотъемлемой частью британской конституции. Однако возникшая ситуация может иметь и более далеко идущие последствия.

После того, как сторонники брекзита одержали победу на референдуме, в Соединённом Королевстве сложилась необычная с конституционной точки зрения ситуация. В предвыборных манифестах основных партий на парламентских выборах 2015 г. возможность выхода Великобритании из ЕС не упоминалась, а роль предвыборных манифестов и правительства, и оппозиции в определении политики в Великобритании достаточно велика. Референдум 2016 г., как и предшествующие, был консультативным. Тем не менее, премьер — министр Д. Кэмерон подал в отставку, а новый премьер Т. Мэй объявила о том, что начнёт процесс выхода.

Важно, что референдум 23 июня 2016 г. значительно обострил центр-региональные взаимоотношения, поскольку население национальных регионов Шотландии, Уэльса и во многих отношениях Северной Ирландии, не настроено разрывать отношения с ЕС, в отличие от жителей Англии. Например, выход Шотландии был бы сильным ударом по Соединённому Королевству во всех сферах, поэтому правящие круги несомненно хотят его избежать. Однако поле для маневра тут достаточно ограниченно. Опыт Дании, где входящие в её состав Гренландия и

Фарерские острова не входят в ЕС, вряд ли применим к Великобритании. Можно предположить, что Шотландия по примеру Ирландии не вступит в Шенген, но регулирование сухопутной границы с Англией, которая станет реальной границей ЕС, так, чтобы не повредить имеющиеся связи, будет делом сложным. Многое зависит от того, какие условия выхода согласуют Лондон и Брюссель, на какое участие Великобритании в европейских интеграционных процессах без членства в ЕС согласятся остальные государства-члены ЕС. Однако во всех случаях определённая реорганизация отношений правительства Соединённого Королевства с Шотландией (а возможно и Северной Ирландией), скорее всего, будет неизбежной.

Говоря о внешнем измерении итогов референдума о членстве в ЕС, стоит отметить тот факт, что Британия в очередной раз встряхнула весь мир, обратившись к себе, к своему «английскому миру», который действительно велик, так как включает страны Содружества наций. Помимо этого, итоги референдума показывают, что Великобритания стремится «играть свою игру» и некоторым образом отказывается от роли «смычки» в отношениях между США и НАТО и ЕС.

Выход столь мощной европейской экономики из ЕС наносит удар по привлекательности самого интеграционного проекта, демонстрируя явно выраженное недовольство коммунитарной политикой, особенно в области бюджета. Вопрос о популярности ЕС — это и вопрос его легитимности, корректного обоснования проекта углубления интеграции [UK Politics, 2014]. Стоит напомнить, что в 1982 г. стремление избавиться от сдержек и ограничений привело к тому, что из ЕЭС вышла Гренландия, обладающая правом принимать самостоятельные внешнеполитические решения по вопросам, непосредственно относящимся к региону.

Будущее ЕС всегда зависело от системы координации, сложившейся между институтами ЕС и национальными государствами, соотношения в ней национально-государственных и наднациональных инструментов регулирования [Morgan, 2005: 3, 8]. В свете этих обстоятельств возникает вопрос, какие сценарии выхода Великобритании из ЕС могут иметь место, и как они скажутся на самом ЕС. После референдума следует ожидать новых дискуссий о будущем ЕС вокруг двух стратегий развития.

Первая стратегия означает разделение всех участников интеграции на отдельные группы (идея интеграции на разных скоростях для разных государств), что будет способствовать закреплению роли отдельных государств. Другая стратегия может заключаться в кардинальной перестройке систем управления и принятия решений, при обеспечении максимального сохранения Союза в существующем ныне виде, что приведёт к усилению государственных интересов на наднациональном уровне.

Гораздо более сложными остаются вопросы «когда» и «как». Сценарии возможного «развода» на сегодняшний день разнообразны: 1) норвежский вариант, который позволяет Великобритании остаться в Едином рынке, но при этом страна должна будет выполнять соответствующие директивы ЕС, не имея возможности влиять на них; 2) швейцарский вариант, который оставляет некоторый доступ к Единому рынку, в зависимости от переговоров; 3) доступ к Единому рынку будет обеспечен Великобритании в рамках правил ВТО [The Future under a Hard and a Soft Brexit, 2016]. Судя по заявлению Т. Мэй, речь идёт именно о «жёстком брекзите». А для реализации «мягкого выхода» нет достаточных оснований. Жёсткий сценарий предполагает, что британские компании сократят свой доступ к Единому рынку.

Выводы

Таким образом, очевидно, что именно вопросы британской идентичности, вкупе с вопросами безопасности стали ключевыми факторами, вызвавшими к жизни как сам референдум, так и обеспечившими его результаты. Именно по этой причине брекзит означает кризис единой европейской идентичности, кризис европейской целостности и единства [Sakwa, 2016]. Британское общество выбрало не европейские, а британские идеалы, основанные на идее глобального британского присутствия в контексте Содружества наций [10 things that sun up Britishness, 2009; Sandhya, 2017; Easton, 2013].

Список литературы

Ананьева Е. Брекзит: простые решения сложных вопросов. Аналитическая записка № 15. 2016 (№ 45). URL: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/an45.pdf

Громыко Ал. А. День, который изменил Европу. Аналитическая записка № 16. 2016 (№ 46). URL: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/an46.pdf

Тереза Мэй назначила ключевых министров, дав дорогу сторонникам брекзита. Международная панорама. 14 июля 2016. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3452610

References

Ananyeva H. Brexit: prostye resheniya slozhnyh voprosov. Analiticheskaya zapiska № 15. 2016 (№ 45). URL: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/an45.pdf

Gromyko Al.A. Den’, kotoryi izmenil Evropu. Analiticheskaya zapiska № 16. 2016 (№ 46). URL: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/an46.pdf

The Treaty on European Union. URL: http://eur-lex.europa.eu/resource.html?uri=cellar:2bf140bf-a3f8-4ab2-b506-fd71826e6da6.0023.02/D0C_1&format=PDF

United Kingdom GDP. Trading Economics. URL: http://www.tradingeconomics.com/united-kingdom/gdp

Tereza May naznachila klyuchevyh ministrov, dav dorogu storonnikam Brexita. Mezhdunarodnaya panorama. 14 July 2016. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3452610

Annex I. European Council Conclusions. 18-19 February 2016. Cover Note. EUCO 1/16, Brussels, February 19, 2016. (37). URL: http://www.consilium.europa.eu/en/meetings/european-council/2016/02/EUC0-Conclusions_pdf/

Archive. The Guardian 1975. URL: https://www.theguardian.com/politics/from-the-archive-blog/2015/jun/05/referendum-eec-europe-1975

Buzan B., Weaver O. Regions and Powers. The Structure of International Security. Cambridge, 2003. Does the result of the 1975 referendum on EU membership still justify the UK’s membership of the EU? UK poll results. 29.06. — 06.07.2015. URL: http://whatukthinks.org/eu/questions/considering-1975s-referendum-for-euwhich-of-the-following-statements-is-closest-to-your-opinion/

EU referendum. Poll of Polls // http://whatukthinks.org/eu/opinion-polls/poll-of-polls/ EU referendum BBC. URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-32810887 European Citizenship Report // Standard Eurobarometer 77. 05.2012. URL: http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb/eb77/eb77_citizen_en.pdf

European Citizenship Report // Standard Eurobarometer 82. 11.2014. URL: http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb/eb82/eb82_citizen_en.pdf

European Council Meeting at Fontainebleau. Conclusions of the Presidency. 25-26 June 1984. (10). URL: http://www.consilium.europa.eu/en/european-council/conclusions/pdf-1992-1975/fontainebleau-

european-council,-25-and-26-june-1984/

European Council Conclusions. 18-19 February 2016. Cover Note. EUCO 1/16, Brussels, February 19, 2016. (37). URL: http://www.consilium.europa.eu/en/meetings/european-council/2016/02/EUC0-Conclusions_pdf/

Harold Wilson. Leader’s Speech, Blackpool. 1972 // British Political Speech Archive. URL: http://www.britishpoliticalspeech.org/speech-archive.htm?speech=170#banner

Migration Statistics Quarterly Report: February 2016. Office for National Statistics. URL: https://www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/populationandmigration/internationalmigration/bull etins/migrationstatisticsquarterlyreport/february2016

Morgan G. The Idea of a European Superstate. Public Justification and European Integration. Princeton, 2005.

Sakwa R. Bliney, it’s Brexit // Valdai Discussion Club / Expert opinion 2016 // URL: http://valdaiclub.com/ a/highlights/blimey-it-s-brexit/

Sandhya J. Brexit: Harbinger of an Unexpected New World Order // Strategic Analysis. 2017. Vol. 41. N 1. PP. 110-117.

Share of total contributions to the European Union budget in 2015, by Member State. Statista, the Statistics Portal. URL: http://www.statista.com/statistics/316691/european-union-eu-budget-share-of-contributions/

Standard Eurobarometer 83. Public Opinion in the European Union. URL: http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb/eb83/eb83_first_en.pdf

The EU bureaucrats cannot cope with democracy // The Telegraph. 27.05.2016. URL: http://www.telegraph.co.uk/opinion/2016/05/27/the-eu-bureaucrats-cannot-cope-with-democracy/

The Future under a Hard and a Soft Brexit. URL: http://ukandeu.ac.uk/wp-content/uploads/2016/08/The-Environment-under-Soft-or-Hard-Brexit.pdf

Timeline: Campaigns for a European Union Referendum. UK Politics. BBC News 21.05.2015. URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-33141819

UK Politics. URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-27583545 UK Public Opinion toward immigration. 20.08.2015. URL: http://www.migrationobservatory.ox.ac.uk/sites/files/migobs/Public%200pinion-Overall%20Attitudes%20and%20Level%20of%20Concern.pdf

What happens if we leave? The EU Referendum. URL: https://www.eureferendum.gov.uk/what-happens-if-we-leave/

Why the Government believes we should remain. The EU Referendum. URL: https://www.eureferendum.gov.uk/why-the-government-believes-we-should-remain/

2014 Parlemeter. URL: http://www.europarl.europa.eu/atyourservice/en/ 20150201PVL00104/Parlemeter-2014

12 Reasons to Vote Leave. URL: http://getbritainout.org/

BREXIT: A NEW-OLD CHOICE OF GREAT BRITAIN

Authors: Khudoley K., Doctor of History, Professor, Head of Department of European Studies at School of International Relations, Saint-Petersburg State University. Address: 191060, Russia, Saint-Petersburg, Smol’nogo 1/3, entrance 8. E-mail: [email protected]

Eremina N., Doctor of Political Science, Candidate of Science in History, Associate Professor at School of International Relations, Saint-Petersburg State University. Address: 191060, Russia, Saint-Petersburg, Smol’nogo 1/3, entrance 8. E-mail: [email protected]

Abstract. Brexit expresses substantial changes and transformations of the British statehood and in the UK’s relations with its partners in the EU and beyond. The British, who historically have been Eurosceptic, voted to leave the EU. By having done that, the authors asserts, they have started a disintegration process in their own state and in the EU. The aim of the article is to explore reasons, results and the prospects of Brexit. The authors analyze the European integration process’s aspects, the European financial and migration crisis, opinions of the EU citizens, political and party debates on integration process in the UK, the British approach to referendums, and comparison of the two referendums on integration in the UK. The results of the referendum split in two the main British parties and the British society. The implications of Brexit are complex. There is an intrigue: how to keep the British participation in the Single Market and how to prevent disintegration of the state in the face of the Scottish National Party’s demands. In the conclusion the authors underline British pragmatism and define the UK aspirations for Global Britain as a desire not to be confined to the European arena only.

Key words: Brexit, EU referendum, European integration, Common market, British political and party system.

1 февраля случится Брекзит. Как он отразится на Европе, России и мире?

https://www.znak.com/2020-01-31/1_fevralya_sluchitsya_brekzit_kak_on_otrazitsya_na_evrope_rossii_i_mire

2020.01.31

С 1 февраля Великобритания больше не является членом Евросоюза. Брекзит, решение по которому британцы приняли на референдуме более трех лет тому назад, свершился. Но это не конец истории, а ее начало, поскольку за выходом последует период адаптации к новым политико-экономическим условиям. С какими потенциальными угрозами столкнется Соединенное Королевство в ближайшие годы и даст ли Брекзит шанс на перезагрузку отношений Лондона и Москвы?

Alex Lentati/Keystone Press Agency/Global Look Press

Народ сказал «хватит». Но не весь

23 июня 2016 года почти 52% жителей Великобритании проголосовали за выход своей страны из состава Евросоюза. Преимущественно «за» выступили англичане, в то время как жители Северной Ирландии и Шотландии — против. В историю это явление вошло под названием Брекзит (Brexit). Оно произошло от сочетания двух слов: Britain (Британия) и Exit (выход). В марте 2017 года Евросоюз получил от Великобритании заявку на выход страны-члена. Это первый случай за всю историю существования Союза. 

Великобритания вступила в Европейское экономическое сообщество в 1973 году. Сообщество было прообразом нынешнего Евросоюза. Разногласия начались практически сразу, британцы всегда занимали особое положение в этой структуре, ревностно защищая свои интересы. Некоторые предложения евробюрократии воспринимались в штыки. В нулевые годы произошло расширение Евросоюза за счет новых членов — как правило, менее экономически развитых. Это увеличило финансовую нагрузку на плечи прежних участников Союза. При этом стала усиливаться централизация: был подготовлен и подписан договор о введении конституции для Европы. Правда, она так и не была принята. Но это усилило желание Британии покинуть Союз. Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева пишет: 

«Меры, которые предлагал франко-германский тандем в виде укрепления валютно-финансового союза, в Лондоне расценивали как угрозу создания единого экономического правительства еврозоны. В 2012 году Британия наложила вето на Бюджетный пакт Евросоюза (углубление интеграции в налоговой сфере, жесткое ограничение дефицита госбюджета — распространяются на еврозону и некоторые другие страны), осталась вне Банковского союза (чтобы не передавать контроль над своими банками Брюсселю). Не поддержала она и введение должности европрокурора, увеличение многолетнего бюджета Евросоюза на 2013–2020 годы выше уровня инфляции, как и другие планы Евросоюза». 

Alex Lentati/Keystone Press Agency

Для примера, только одна Польша ежегодно потребляет в последнее десятилетие примерно такую же сумму из бюджета Евросоюза, какую Великобритания вносит в этот бюджет. За 15 лет членства в Евросоюзе Польша получила из его бюджета в виде дотаций около 110 млрд евро. А Великобритания вносила в бюджет этой структуры более 10 млрд ежегодно: например, ее вклад в 2014 году был четвертым после Германии, Франции и Италии и составил 11,34 млрд евро, а в 2015 году эта цифра выросла до 18,2 млрд евро. 

На проблемы внутри Евросоюза накладывались политические проблемы внутри Соединенного Королевства. Членство в этой структуре стало своего рода разменной картой. Правящая элита, состоящая из различных групп интересов, так и не смогла прийти к общему пониманию, зачем Лондону нужен Евросоюз. Было решено обратиться к гражданам, как и раньше. В 1975 году британцам было дано право выбрать, следует ли их стране оставаться в Европейском экономическом сообществе или нет. Тогда большинство сказало «да». Но в этот раз большинство сказало: «хватит». Но большинство — еще не все. Поэтому история с Брекзитом 1 февраля не заканчивается, а начинается ее сложный этап — поиска компромиссов и баланса интересов. 

Новое государство на карте Европы — Кельтония

В первую очередь Брекзит подает «дурной пример» младшим братьям — если можно Британии выйти из Евросоюза, то почему нельзя Северной Ирландии и Шотландии сделать то же самое по отношению к Соединенному Королевству? На британских островах вновь запахло сепаратизмом.

Уже в августе 2019 года ирландская газета The Irish Independent писала: «Сближение стало бы постепенным процессом, сначала, скорее всего, лишь на культурном уровне. Но если бы дело дошло до политического союза, то Северная Ирландия смогла бы заручиться экономической поддержкой Шотландии, Ирландии и Евросоюза. Остров Мэн — владение Британской короны, даже не приглашенное участвовать в референдуме 2016 года, — тоже можно было бы привлечь к будущей конфедерации кельтских государств. И назвать это образование можно было бы Кельтония… Если сложить все территории и воды Кельтонии, то мы получим одно из самых крупных государств Евросоюза!»

Более того, Брекзит породил проблему границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Северная Ирландия — часть Великобритании, а Ирландия — самостоятельная страна. Границы между двумя территориями фактически нет, это стало для ирландцев само собой разумеющимся. Но если Великобритания выходит из Евросоюза, а Ирландия в нем остается, то придется возродить границу. Это может сильно усложнить жизнь, сократив потоки людей, товаров и капитала. Прежний премьер-министр Тереза Мэй предлагала сделать границу максимально «прозрачной». Это мало кому понравилось. Нынешний премьер-министр Борис Джонсон предложил наделить Северную Ирландию особым статусом, который позволяет ей остаться в Таможенном союзе Евросоюза. Но есть опасения, что за особым статусом со временем может последовать желание присоединиться к Ирландии. А это значит, снова может возникнуть сепаратизм, насилие и терроризм. С другой стороны, Ирландия, как и любая другая страна Евросоюза, обязана будет проверять товары, ввозимые из пограничных государств. Окончательного ответа, что делать с этой границей, пока нет.

The last day before Brexit Steve Taylor/Keystone Press Agency

«Уже сейчас в контексте Брекзита складывается положение, при котором Северная Ирландия регулятивно будет в большей степени заключена в пространство Евросоюза, чем остальная часть Великобритании. Сколь долго северные ирландцы будут сохранять такое положение, это вопрос. По сравнению с 70-ми годами XX века вопрос единства с Британией приобретает совершенно другие краски. Сегодня Северная Ирландия уже экономически успешна по сравнению с прежними временами» — прокомментировал ситуацию Znak.com заведующий сектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин.

Что касается Шотландии, то в 2014 году ее жители проводили референдум за независимость. Тогда 55,3% проголосовавших выступили против отделения. Но почти 45% — за. В то же время шотландцы выступили против выхода из Евросоюза. В конце 2019 года партия шотландских националистов получила 48 из 59 мест в Шотландии. На этом основании лидер партии Никола Стерджен стала требовать проведения нового референдума по Шотландии. 

Как полагает Сергей Уткин, Шотландии будет трудно отделиться от Соединенного Королевства. «Она географически часть острова, от континента отделена морем. Более того, сама она невелика, там живет всего 5 млн человек. Кроме того, с Британией у нее общая валюта. Сможет ли такая страна стать самостоятельной? Это набор практических, политических и финансовых вопросов. Но, условно говоря, националистический запал в Шотландии есть, и он может быть направлен против Брекзита. И вполне может быть, что шотландцы добьются нового референдума за независимость. И результаты после Брекзита там могут быть иными, чем до» — поясняет эксперт. 

Кроме того, есть и экономический аспект. «Если в результате Брекзита будет серьезный отток инвестиций из Британии, то, конечно, Шотландия может начать активно говорить о выходе из состава Британии. Шотландцы всегда были приверженцами Евросоюза. Я думаю, после Брекзита Лондону в итоге придется идти на какие-то уступки Шотландии в области самоуправления» — поделился своим мнением со Znak.com экономист, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.  

Уйти из ЕС, но торговать с Европой

Отношения между Британией и Евросоюзом после Брекзита на первом этапе неизбежно осложнятся. Камнем преткновения выступает свободный рынок. Если коротко, британцы одновременно хотят и сохранить свои выгоды на свободном рынке Европы, и избавиться от обязательств перед ним.

Глава делегации Евросоюза на переговорах по Брекзиту Мишель Барнье занял жесткую позицию в этом вопросе, заявив на переговорах с британской стороной, что на едином рынке никогда не будет компромиссов. «Выход из Евросоюза, выход из единого рынка, выход из Таможенного союза — это выбор Великобритании, который будет иметь последствия. И что я видел в прошлом году, так это то, что многие из этих последствий были недооценены в Великобритании или не очень хорошо объяснены людям. Теперь мы должны смотреть в лицо реальности и быть реалистами» — подчеркнул он. 

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас полагает, что Европа тоже заинтересована в беспошлинной торговле с Британией. Но это значит, что последней придется соблюдать стандарты Евросоюза. «Мы все хотим нулевых тарифов и отсутствия торговых барьеров, однако для этого нужна гарантия от демпинга и недобросовестной конкуренции. Без общих стандартов защиты наших рабочих, потребителей и окружающей среды не может быть полного доступа на самый крупный единый рынок в мире» — полагает он. 

Steve Taylor/Keystone Press Agency

Пока, на переходный период длиною в год, Великобритания останется членом единого рынка. В течение этого времени Соединенное Королевство и Евросоюз будут пытаться заключить торговую сделку. Сегодня Британии предлагается заключить договор о свободной торговле наподобие тех, что были подписаны Евросоюзом с Канадой, Японией и Южной Кореей. Но что из этого выйдет на самом деле — вопрос. При этом год — это явно малый срок для разработки и заключения такой сделки, считают аналитики. В любом случае в Брюсселе предупредили Лондон, что торговые отношения уже не будут такими, как прежде. 

Сергей Уткин называет переходный период «подушкой безопасности», которая предотвратит «аварии» на пути к реальному выходу из Евросоюза. «Говорить о последствиях Брекзита и о том, какой формат отношений в итоге сложится между Евросоюзом и Британией, можно через год. А может быть, даже через два, поскольку есть возможность растянуть переходный период еще на год» — объясняет эксперт.

Владислав Иноземцев полагает, что хоть Британия и выходит из ЕС, но далеко от Европы не уйдет. «Нужно понимать, что этот уход будет не очень далеким в том плане, что Британия останется в Таможенном союзе. Сегодня порядка 46% экспорта и импорта Британии приходится на Евросоюз, а на США порядка 13%. Я думаю, что на территории Британии останется действовать большинство европейских правовых норм. Особенно в экономической сфере. И, конечно, британцы все равно будут вынуждены, как Норвегия и Швейцария, вносить определенные взносы в европейский бюджет, чтобы иметь доступ на континентальный рынок» — полагает он. 

Помимо экономических проблем Брекзит создал для Евросоюза и политико-репутационные. «В конечном счете Брекзит — это удар по Евросоюзу, поскольку он ставит под сомнение идею европейской интеграции. — размышляет Сергей Уткин. — Некоторые государства сегодня стремятся в Евросоюз, а тут появляется другое государство, которое говорит, что нам это все не надо, наигрались уже. Естественно, это событие будут использовать евроскептики в других странах. Например, в 2022 году во Франции будут выбирать президента, и главным соперником Макрона будет выступать Марин Ле Пен. Она, как известно, выступает с крайне правых позиций и критикует Евросоюз. Если в Британии после Брекзита не произойдет никакого кризиса, то для Ле Пен и ей подобных это будет сильный аргумент против сложившегося международного порядка в Европе». 

Владислав Иноземцев на этот вопрос смотрит оптимистичнее. «Британия в Евросоюзе всегда была особым случаем. Она всегда требовала себе особых условий для членства. Внутри британской элиты постоянно были разногласия по поводу Евросоюза. То есть и Британия создавала проблемы для Евросоюза, и наоборот. Поэтому маловероятно, что Британия подаст пример другим странам и случится эффект домино. Выход Британии стал закономерным итогом долгих споров и процессов внутри этой страны. Я думаю, что в Брюсселе только перекрестились, когда Британия наконец вышла». 

«Я уеду жить в Лондон…»

Свои выгоды от Брекзита сможет получить и нынешний политический режим в России. Прежде всего, для него это станет дополнительным обоснованием своей внешней политики. «Этот шаг доказывает, что время национальных государств еще не прошло. — комментирует Znak.com Владислав Иноземцев. — Британцы пошли на потери ради сохранения своего формального суверенитета. А раз постимперские нации показывают, что их государственная независимость остается важным фактором мировой политики, то и Путину будет легче оправдывать свои шаги на международной арене». 

Напомним, что последняя встреча между лидерами Британии и России состоялась в январе этого года. Премьер-министр Борис Джонсон напомнил Владимиру Путину про инцидент в Солсбери. Это «безответственное использование химического оружия и вопиющая попытка убийства невинных людей на британской земле» — подчеркнул он. В целом он дал понять, что потепления отношений пока ждать не стоит. «Премьер-министр заявил, что нормализации наших двухсторонних отношений не будет, пока Россия не прекратит свои дестабилизирующие действия, которые угрожают Великобритании и нашим союзникам и подрывают безопасность наших граждан и нашу коллективную безопасность», — гласит сообщение из пресс-офиса Джонсона.

Повлияет ли Брекзит на отношения Британии и России? На этот вопрос Znak.com отвечает Сергей Уткин: «Известно, что сегодня между Британией и Россией царят недоверие и напряженность. В первую очередь это связано со шпионскими скандалами. Но, возможно, что новый независимый статус Великобритании позволит забыть о прошлом и начать все с начала. Россия все-таки глобальный международный игрок по целому спектру вопросов. Соответственно возникает вопрос, можно ли как-то использовать ее потенциал. Не исключено, что в новых условиях Лондон постепенно будет дрейфовать к тому, чтобы наводить мосты с Россией или с Евразийским экономическим союзом». 

Кроме того, по мнению эксперта, Брекзит мог бы изменить позицию Британии по вопросу санкций против России. «До настоящего времени санкционная политика была частью единого санкционного режима, который был создан Евросоюзом. Пойдет ли Британия просто по пути его воспроизведения или, может быть, займет позицию: наша хата с краю, у нас свои интересы, мы не видим смысла в санкционном давлении. Последний вариант, конечно, звучит идеалистически. Но вполне может быть ослабление ныне существующих санкций» — комментирует эксперт. 

Alex Lentati/Keystone Press Agency/Global Look Press

Кроме того, Британия традиционно служит для состоятельных россиян неким прибежищем. Там обитают не только беглые бизнесмены, политики и журналисты, но также туда устремляются и обычные граждане, которым некомфортно в нынешней социально-политической атмосфере России. Изменится ли что-то для них? «Наверняка Брекзит ударит по Лондону как финансовой столице глобального масштаба. А именно поэтому туда стремятся многие богатые россияне. Но Британия вполне сможет сохранить такой статус своей столицы, если еще больше либерализует правила, связанные с финансовыми рынками, и тем самым продолжит привлекать к себе капиталы, испытывающие чрезмерный регулятивный гнет у себя на родине» — считает Сергей Уткин.

По данным, озвученным на Российско-британском бизнес-форуме «Цифровая инфраструктура и индустрии», за три квартала 2019 года товарооборот между Россией и Великобританией составил более 11 млрд. долларов, показав рост на 12,8% выше, чем в аналогичный период 2018 года. При этом вырос импорт в Великобританию из России: он составил более 8,5 млрд — рост 17,3%. Ожидается, что товарооборот по итогам ушедшего года составит 15 млрд долларов, показав прирост не менее чем в 10%. Выход Британии из Евросоюза снимает с нее торговые барьеры. Вероятно, это откроет новые перспективы и для экономического сотрудничества с Россией. 

В материале использованы данные и цитаты из следующих источников:

Елена Ананьева, «Брекзит: предыстория и причины», журнал «Международная жизнь», 26.02.2018;

«Брекзит: что произойдёт с Северной Ирландией?», Ежедневный обзор европейской прессы, 16.08.2019;

«Джонсон — Путину: нормальных отношений не будет, пока не прекратится дестабилизация», 19.01.2020, BBC — Русская служба;

Евсеева Татьяна, «Станет ли „Брекзит“ причиной вооруженной борьбы в Северной Ирландии?», 26.04.2019, Zima Magazine;

«ЕС предупреждает Великобританию о будущих потерях», Финверсия, 28.01.2020;

«По итогам 2019 года товарооборот между Россией и Соединенным Королевством может достигнуть $15 млрд», «Энергетика и промышленность России», 28.11.2019;

Филатов Сергей, «Европа размышляет: „Есть ли жизнь после Брекзита?“», журнал «Международная жизнь», 25.01.2020.

Ковид наложился на Брекзит: почему Великобритания осталась без водителей и официантов

В прошедшие выходные британцы в спешке скупали бензин. Ажиотаж начался из-за того, что некоторые топливные компании объявили, что не справляются со своевременными доставками бензина и дизеля из терминалов на АЗС и будут вынуждены закрыть часть своих станций, — не хватает водителей бензовозов.

С водителями ничего особенного не произошло: они не объявляли забастовку и не улетели все разом в один день на каникулы. В Британии их не хватало еще до пандемии, это старая проблема национальной экономики, и существует она не только в этой, но и в других европейских странах, однако нигде больше она не проявлялась так остро, как на острове в этот уик-энд, когда километровые очереди на заправки попали на первые полосы СМИ и в прайм-тайм на ТВ.

До Брекзита страна жаловалась на избыток иммигрантов, после Брекзита стала страдать от их недостатка

Бензин и дизель из страны не исчезли. Просто у некоторых компаний возникли (уже не впервые) задержки с их доставкой на АЗС, но в этот раз сообщения об этом вызвали панику и резкий рост спроса, к которому компании не были готовы.

Реклама на Forbes

 «У нас не то чтобы нехватка бензина в стране. Нам просто надо сделать так, чтобы люди заправлялись тогда, когда им нужно заправиться, вместо того, чтобы думать: «Поеду-ка я дозаправлюсь на всякий случай, а то вдруг мне нужно будет куда-то отправиться на следующей неделе или через неделю», — сказал в воскресенье министр транспорта Грант Шаппс телеканалу Sky News.

Эта история — часть более широкой картины. Страна уже не первый месяц испытывает острый дефицит рабочих рук, причем не только в логистике. Если до Брекзита она жаловалась на избыток иммигрантов, то после Брекзита стала страдать от их недостатка.

Несмотря на то, что ажиотаж вызвали пока что лишь очереди на заправках, проблема намного шире и охватывает сразу несколько важных отраслей, в которых традиционно работало много мигрантов. В первую очередь розничную торговлю, общепит и сельское хозяйство. Кризис начался еще в 2020 году, а в 2021-м представители бизнеса стали понемногу бить тревогу и призывать правительство что-то предпринять для возвращения людей.

Куда делись люди? 

Представители бизнеса, СМИ и аналитики дружно считают, что в стране случился «идеальный шторм»: ковид наложился на Брекзит. Люди из менее богатых стран ЕС, работавшие в магазинах, барах и на грузовиках Великобритании, уехали переживать пандемию на родину и пока что не спешат возвращаться: кто-то нашел работу дома, кто-то — в третьей стране, а кто-то ждет снятия антиковидных ограничений. В то же время новым европейским иммигрантам приехать трудно, так как в 2019 году Великобритания вышла из единого европейского рынка труда. И несмотря на то, что иммиграционная система страны позволяет работникам ряда дефицитных профессий приезжать и устраиваться на работу в упрощенном порядке, европейцы из Румынии, Болгарии и Латвии воспользоваться этим правом не спешат. Потому что в этом случае все равно нужно будет оформлять стопку документов, в то время как поехать работать в Нидерланды или Германию, где люди тоже нужны, по-прежнему можно абсолютно свободно.

Особенно в Британии сегодня не хватает водителей большегрузных автомобилей — их нехватка была проблемой и до пандемии. По оценкам лоббистских организаций Logistics UK, представляющей грузовые фирмы, и British Retail Consortium, представляющей розничную торговлю, только в 2020–2021 годах страну покинуло около 25 000 водителей, и с учетом уже имевшегося до пандемии дефицита стране нужны не менее 90 000 водителей. 

По оценкам другого объединения, Road Haulage Association, в Британии не хватает 100 000 водителей — из тех 600 000, которые работали в стране до пандемии.

Водители называли условия работы дальнобойщиков в Британии одними из худших в Европе

Газета Financial Times выяснила, что водители из Восточной Европы покидали Британию после Брекзита, опасаясь постоянных очередей на границах, а также из-за перспективы сдавать британские экзамены по вождению — далеко не все они владеют английским языком на достаточном уровне. Однако были и неприятные моменты, не связанные с Брекзитом. В частности, водители называли условия работы дальнобойщиков в Британии одними из худших в Европе, а еще некстати подоспела налоговая реформа IR35, по которой водителям стало сложнее регистрироваться и работать как отдельным компаниям-подрядчикам (что позволяло им платить меньше налогов).

Разумеется, британские работодатели были бы рады приглашать на работу местных водителей, но они сталкиваются с целым рядом трудностей. Во-первых, в самой Великобритании желающих заниматься этим тяжелым и непрестижным трудом не так много. Ситуация усугубляется тем, что средний возраст водителя грузовика составляет 57 лет: молодые британцы туда почти не идут, поэтому логистика страны традиционно рассчитывала на трудовые ресурсы из ЕС. 

Кроме того, даже если желающие сейчас и найдутся, то их еще надо обучить и выдать им сертификаты, а на это уходит время — подготовленные водители нужны прямо сейчас. 

Что предпринимает правительство?

В правительстве не реагировали на предупреждения со стороны бизнеса, но все-таки решили что-то предпринять, когда на заправках появились километровые очереди. Для начала ввести особые визы для водителей грузовиков. В воскресенье было объявлено, что Британия выдаст дополнительные 5000 рабочих виз для водителей из Европы, которые будут действовать до Рождества. Представители бизнеса сразу же сказали, что 5000 при дефиците в 100 000 — это мало и это количество не решит проблему. 

Крупные фирмы устроили настоящую гонку за руками, умеющими крутить баранку

Что касается самих АЗС, то в качестве незамедлительных мер правительство страны на время приостановило действие антимонопольного законодательства в топливной индустрии, чтобы компаниям было проще решать проблему совместными усилиями. Кроме того, премьер-министра Бориса Джонсона попросили рассмотреть возможность призвать на помощь топливным компаниям водителей из вооруженных сил. Правда, и военные должны будут потратить какое-то время, чтобы научиться управлять бензовозом.

Кто пострадал от нехватки водителей?

Летом 2021 года крупные фирмы устроили настоящую гонку за руками, умеющими крутить баранку. Они постоянно повышали зарплаты водителям и предлагали разные другие бонусы, а также шли на прямое переманивание сотрудников: были случаи, когда агенты искали водителей и предлагали им работу прямо на стоянках и в кафе, соблазняя их щедрым вознаграждением. В результате зарплаты водителей выросли на 40%, и в объявлениях о приеме на работу уже в конце августа можно было найти зарплаты в размере £56 000 в год: столько в Британии получают далеко не все архитекторы, юристы и программисты.

Первыми пострадали средние и мелкие фирмы, которые не могли платить своим работникам такие большие деньги. Однако в августе и сентябре продолжали происходить перебои с поставками и у крупных фирм, в первую очередь в пищевой индустрии. То одна, то другая компания вдруг объявляла о сбоях. Так, сеть ресторанов Nando’s еще в августе объявила о закрытии 50 из 400 своих ресторанов, так как не справлялась со своевременными поставками продуктов. А сеть ресторанов McDonald’s в августе по той же причине прекратила продавать молочные коктейли и некоторые напитки в бутылках. Даже у Coca-Cola (CCEP) возникли проблемы с доставкой Diet Coke и Coke Zero в британские магазины.

Среди топливных компаний первой ласточкой стала сеть BP, которая еще в июле была вынуждена временно закрыть часть своих заправок (тогда это панику не вызвало). А глава сети супермаркетов Iceland в августе предупредил, что если так будет продолжаться, то к Рождеству британцев в магазинах могут ждать пустые полки.

Европейский иммигрант, который так не нравился «брекзитерам», был и водителем, и официантом, и упаковщиком еды

Перебои случились и в крупнейшей британской сети пабов Wetherspoon, которая не смогла доставлять на точки некоторые сорта пива. Забавно, что глава пострадавшей сети Тим Мартин известен в Британии как ярый противник евроинтеграции и сторонник Брекзита. Впрочем сам Мартин в этой ситуации «вину» Брекзита не признает: он говорит, что проблема нехватки водителей существует и в других странах Европы, а Брекзит сам по себе не означает запрет на иммиграцию.

Реклама на Forbes

Нехватка водителей ударила и по муниципальным службам: в городах страны стало некому вывозить мусор. По данным Ассоциации местных властей (Local Government Association, LGA), с трудностями в этой сфере сталкиваются 46% местных советов в Англии и Уэльсе, и число незанятых вакансий летом этого года составляло около 20%.

Кого еще не хватает?

В 2021 году для многих стало очевидно, что европейский иммигрант, который так не нравился «брекзитерам» в 2016 году, на самом деле был и водителем, и официантом, и собирателем, и упаковщиком еды. И мог прокормить, как в сказке у Щедрина, не только двух генералов, но и всех юристов, журналистов, политиков, чиновников, представителей творческих профессий, безработных и бездельников, живущих на острове. Когда же он уехал, то выяснилось, что работать некому, и Великобритания оказалась в положении щедринского «дикого помещика», очень неудачно избавившегося от мужика. 

Это касается не только водителей. В стране стало некому биться за урожай. В конце августа Национальный союз фермеров с тревогой сообщил о том, что на полях гниют фрукты, овощи и ягоды. Фермеры не могут найти достаточно людей, чтобы их собрать. Главной причиной нехватки людей работники индустрии называют Брекзит: сельское хозяйство Великобритании недосчиталось работников из Восточной Европы, особенно из Румынии и Болгарии. Некоторые агропредприятия, не найдя работников, бесплатно разрешают уносить выращенную ими еду всем желающим. Кстати, в этот уик-энд британское правительство выделило не только 5000 дополнительных виз для водителей, но и дополнительные 5500 виз для работников птицефабрик. Фермеры уже высказались о том, что шаг этот хоть и правильный, но запоздалый: индеек к Рождеству уже точно всем не хватит, думать надо было раньше. 

Пищевая индустрия Британии может «переехать» за границу: на острове упаковывать сэндвичи попросту некому

Еще одно важное звено производства и доставки еды — фабрики по упаковке продуктов — тоже не могут найти людей. Говорят даже о том, что пищевая индустрия Британии может «переехать» за границу: на острове упаковывать сэндвичи и салаты для продажи в магазинах попросту некому.

То же самое происходит в барном и ресторанном бизнесе: в стране внезапно стало невозможно найти официантов. Сочетание ковида и Брекзита привело к тому, что из Британии уехал каждый пятый работник индустрии. В аналогичной ситуации находятся и гостиницы, которые не могут найти уборщиков, и строительные компании, которым не хватает строителей и разнорабочих, и госпитали, которым не хватает уборщиков.

Реклама на Forbes

Согласно недавнему отчету, выпущенному Конфедерацией британской индустрии (CBI), в настоящее время от нехватки персонала страдает почти каждый сектор: везде вакансий осенью 2021 года сейчас больше, чем было до ковида, а уровень безработицы стремится к историческому минимуму.

Вместо заключения: куда податься Фатиме?

Осенью 2020 года, в самый суровый миг локдауна, когда половина Британии сидела без работы, правительство страны решило прорекламировать возможности смены карьеры, особенно для работников творческих профессий, больше других пострадавших от карантина. Реклама получилась неоднозначной: британцы увидели балерину в пуантах и надпись: «Новая работа Фатимы будет в IT. Просто она еще об этом не знает. Переосмысление. Переобучение. Перезагрузка».

Люди возмутились: это же какое-то издевательство, сначала политики и чиновники лишили работы артистов и музыкантов, а теперь вообще предлагают им почувствовать себя неудачниками и оставить любимую профессию, в которую они вложили много сил и таланта. А может, они сами пойдут и переучатся на программистов, если управлять страной у них получается вот так?

Правительство извинилось и спорную рекламу сняло. Спустя год британцы стали шутить о том, что Фатима должна бросить программирование и пойти учиться водить бензовоз.

Почему брекзит вряд ли состоится — Московский Центр Карнеги

У правительства Великобритании становится все меньше возможностей повлиять на логику развития брекзита, который оно же само и проводит. Дело идет к тому, что в конечном итоге Великобритания либо останется в ЕС, либо выйдет оттуда на таких переходных условиях, которые мало чем будут отличаться от полноправного членства.

Три месяца назад британский премьер Тереза Мэй объявила о проведении досрочных выборов, которые должны были укрепить большинство Консервативной партии в парламенте. Мэй утверждала, что это поможет ей вести переговоры о выходе из ЕС с более сильных позиций. Но на деле позиция после выборов оказалась более слабой: консерваторы потеряли несколько мест, и правительство Мэй теперь зависит от поддержки десяти депутатов Демократической юнионистской партии Северной Ирландии. На приемах в Вестминстере все чаще говорят о том, что теперь добиться нормальных договоренностей о выходе из ЕС вряд ли удастся. Почему? Давайте рассмотрим четыре возможных исхода переговоров между Великобританией и Евросоюзом.

Первый вариант – это соглашение на основе тех принципов, которые Мэй обозначила в январе. То есть Британия покидает единый европейский рынок и таможенный союз, получает право сама решать, кто из граждан ЕС имеет право на постоянное проживание, Европейский суд теряет возможность вмешиваться в решения британских властей, но при этом между Британией и ЕС заключается «смелое и амбициозное соглашение о свободной торговле».

Министр иностранных дел Борис Джонсон охарактеризовал эту стратегию как стремление «усидеть на двух стульях»: сохранить все преимущества членства в ЕС и одновременно избавиться от всех недостатков. Но главный переговорщик ЕС Мишель Барнье уже заявлял, что это невозможно. И нет никаких оснований ему не верить: такая сделка неизбежно подстегнет антиевропейские настроения в других странах Евросоюза.

Чтобы договоренности были приемлемы для остальных членов ЕС, Британии придется отказаться хотя бы от части обозначенных Мэй пунктов и, скорее всего, выплатить серьезный штраф за выход (десятки миллиардов евро). Британский парламент вряд ли одобрит такую сделку: при нынешнем раскладе достаточно будет нескольких голосов против от консерваторов, и она провалится. Более компромиссные варианты тоже вызовут сопротивление, причем на обоих концах политического спектра. Депутатам-евроскептикам не понравится, что в компромиссном соглашении сохраняется слишком много издержек, связанных с членством в ЕС. Депутатам-евроэнтузиастам, наоборот, – что теряется слишком много преимуществ.

Если бы на июньских выборах консерваторы, как рассчитывала Мэй, получили большой перевес, то правительство смогло бы преодолеть такое сопротивление парламента. Но консерваторы такого перевеса не получили. И теперь Мэй будет почти невозможно выторговать такое соглашение, которое одновременно устроило бы и ее саму, и 27 стран Евросоюза, и большинство депутатов парламента.

Второй вероятный исход – провал переговоров. Это означает, что в 2019 году Великобритания выйдет из ЕС без каких-либо договоренностей о дальнейших действиях. В ходе предвыборной кампании Мэй заявляла, что «отсутствие сделки лучше, чем плохая сделка». Но в последние дни прояснились малоприятные последствия этого варианта. Британия будет исключена из важнейших общеевропейских институтов, в безусловной пользе которых никто не сомневается. Среди них Евратом, благодаря которому Британия получает радиоактивные материалы, жизненно необходимые для лечения больных раком, а также европейский договор по открытому небу, без которого полеты из Британии в Европу будут невозможны.

Теоретически можно договориться о продолжении участия Британии в этих конкретных институтах. Но оба вопроса попадают под компетенцию Европейского суда, который, как заявила Мэй, не должен играть в Британии никакой роли. К тому же есть и другие аналогичные договоренности, прекращение которых может сильно осложнить жизнь британцев, не говоря уже о более масштабных неприятностях, которые грозят британской экономике в случае выхода из ЕС без сделки.

Итак, компромисс маловероятен, а выход без сделки – катастрофа, которой нужно избежать любой ценой. Что же остается?

Есть третий сценарий, при котором Британия выходит из ЕС, не разрешив эти и другие трудные вопросы, и просто сохраняет текущие договоренности на переходный период, скажем, три года. Иными словами, Британия будет подчиняться правилам единого рынка, Евратома, договора по открытому небу и так далее, пока по этим вопросам не будет достигнуто окончательное соглашение. Соответственно, британцам придется сохранить и свободу передвижения между Британией и другими странами ЕС, а также по-прежнему платить взносы в общеевропейский бюджет.

Против такого варианта могут проголосовать некоторые консерваторы, но лейбористы поддержат его или просто воздержутся от голосования: ведь это именно то, чего они хотят. В предвыборном манифесте лейбористов 2017 года говорилось, что партия «принимает результаты референдума», но настаивает на сохранении всех преимуществ членства в ЕС.

Кто-то может сказать, что переходный период лишь отложит катастрофу, но не предотвратит ее. Однако ничто не мешает продлевать этот переходный период до бесконечности. Вопрос скорее в том, согласятся ли на такое остальные члены Евросоюза. Если да, то это и есть самый вероятный исход.

Но если Евросоюз не согласится на такой вариант или выдвинет условия, неприемлемые для британского парламента, возникает четвертый вариант, при котором Великобритания попросту останется в Евросоюзе. О такой возможности многие парламентарии говорят в личных беседах, а некоторые и публично. Среди них сэр Винс Кейбл, новый лидер Либерально-демократической партии; аналогично высказался и бывший премьер-министр Тони Блэр.

Такой сценарий, несомненно, обрадует большинство стран ЕС, и если британское правительство порекомендует этот вариант парламентариям, большинство его поддержит. Недовольные, конечно, найдутся и в Консервативной, и в Лейбористской партии, но их голоса можно будет компенсировать поддержкой либеральных демократов и Шотландской национальной партии, которые точно проголосуют за то, чтобы остаться в ЕС.

Вопрос в том, при каких условиях дело может дойти до такого сценария, который означает угрозу реального раскола в Консервативной партии. Однако если и компромисс, и переходные договоренности окажутся недостижимыми, Британия столкнется с жестким выбором: либо полностью разорвать отношения с ЕС, что создаст огромные трудности для экономики, да и вообще для повседневной жизни британцев, либо остаться в Евросоюзе.

И если выбор в 2018 году будет именно таков, то общественное мнение в Великобритании вполне может перемениться и начать поддерживать не брекзит, а сохранение членства в ЕС. Именно эта перспектива и заставляет сегодня представителей практически всех британских партий усомниться, что страна действительно покинет Евросоюз.

Питер Келлнер – журналист, политический аналитик, бывший глава аналитической компании YouGov

Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe 17.07.2017

Журнал Международная жизнь — Брекзит: еще немного, еще чуть-чуть

12:48 11.12.2020 • Елена Ананьева, руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Переговоры Лондона и Брюсселя о будущих отношениях уже который раз продлеваются за пределы всех обозначенных сроков.

Обычно ЕС ведет переговоры до последнего часа – до 23.59 – когда часы бьют полночь, и карета превращается в тыкву. ЕС заинтересован в сделке, как заинтересован в ней и ярый брекзитер Борис Джонсон, хотя он постоянно заявляет, что Великобритания может жить и без соглашения с Евросоюзом. Обе стороны ускорили приготовления к ситуации «без сделки».

Проблема заключается в том, что брекзитеры проводили агитационную кампанию под лозунгом «вернем контроль над нашими границами (а это Северная Ирландия и территориальные воды — рыболовство), законами (а это — механизм разрешения споров — Суд ЕС, на что Британия не может согласиться), деньгами (финансирование ЕС)».

Стороны уже давно уперлись в три проблемы взаимоотношений. Первая заключается в регулировании сферы рыболовства. Рыбаки ЕС ловят рыбу в водах Британии, причем в больших объемах. В экономике Великобритании рыболовная отрасль составляет лишь 0,1% ВВП. Казалось бы, немного, и можно было бы уступить, но Соединенное Королевство вышло из Евросоюза, чтобы «вернуть контроль над своими границами, законами и деньгами». Отсюда, для Лондона контроль над своими водами – дело принципа. Франция сильно возражает: без работы останутся 40 тысяч рыбаков, хотя сейчас представители рыболовной отрасли просят президента Франции пойти на уступки, иначе (в случае отсутствия сделки) они останутся вообще ни с чем.

В то же время рыбаки Британии выловленную рыбу сразу привозят к берегам Франции на рынок ЕС (80% улова) и Брюссель заявляет, что закроет свой рынок для британской рыбы. Таким образом, экономические интересы противостоят политическим принципам, которыми Великобритания не может поступиться – во всяком случае, на 11 декабря.

Вторая проблема — это правила добросовестной конкуренции (level playing field), регулирование торговли. В эту сферу входят стандарты продукции, экологические требования, государственные субсидии. Если Великобритания по-прежнему будет придерживаться правил конкуренции, принятых в ЕС (то есть не «вернет контроль над своими законами»), то встанет вопрос, а зачем она вообще вышла из Евросоюза? Получится, что Британия уже не входит в руководящие органы ЕС, не участвует в принятии решений и не может продвигать свои интересы, но должна подчиняться Брюсселю. Брюссель будет принимать новые регламенты (опять же законы), и законы по обе стороны пролива будут неизбежно расходиться со временем.

Третья проблема заключается в том, каков будет механизм разрешения споров. Брюссель настаивает на юрисдикции ЕС, а Великобритания, естественно, не согласна.

Мы уже ранее рассматривали Билль о внутреннем рынке, который сильно раздражал Брюссель (см. нашу предыдущую публикацию «Закон о внутреннем рынке»). Он нарушает Протокол о Северной Ирландии (этот документ — неотъемлемая часть Соглашения Британии с ЕС, подписанного сторонами в октябре 2019 г.), то есть международное право. По всей видимости, законопроект был просто трюком, который разыграл Джонсон, чтобы заставить ЕС пойти на уступки. Сам Джонсон отозвал спорные статьи Билля (нарушающие международное право) из парламента, объявив, что они сыграли свою роль.

Что касается взаимоотношений ЕС и Великобритании после смены власти в США, то премьер-министр Джонсон не в лучшей ситуации. Вспомним, как президент Обама обещал «отправить Британию в конец очереди» на заключение торгового соглашения с США, если Соединенное Королевство выйдет из ЕС. Сменивший Обаму президент Трамп поощрял брекзит, и даже брекзит без сделки. Однако для Лондона наступает дежавю. В Демократической партии и в Конгрессе США очень влиятельно лобби американцев ирландского происхождения, да и Джо Байден сам имеет ирландские корни. Соответственно, США будут настаивать на том, чтобы Британия соблюдала Белфастское соглашение 1998 года о мирном урегулировании между католиками и протестантами в Северной Ирландии, то есть Протокол о Северной Ирландии как часть Соглашения с ЕС, если Байден станет президентом. Демократическая партия и Джо Байден неоднократно высказывались за то, чтобы Великобритания совершила с Брюсселем сделку, причем соглашение должно быть полноценным, а не для проформы.

С обоих берегов Ла-Манша раздаются голоса, что уступать нельзя, и с обоих берегов Ла-Манша раздаются голоса, что нужен компромисс. И Лондон, и Брюссель оглядываются на внутриполитическую ситуацию. Вместе с тем, в СМИ появились сообщения, что Брюссель и Лондон снова договорятся «остановить часы» — продлить переговоры. Появились сообщения о вероятном «временном применении» подписанного в октябре 2019 года Соглашения, то есть уже в новом году.

Политическая логика загоняет обе стороны в тупик.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Великобритания не готова отдать Евросоюзу контроль над Ла-Маншем

Евросоюз и Великобритания не могут поделить пролив Ла-Манш: не получается договориться о контроле за прибрежными водами, не говоря уже о квотах на вылов рыбы. Между британскими и французскими рыбаками даже происходят стычки за право добычи морского гребешка. Эти разногласия уничтожает шансы на мирный и управляемый брекзит.

Шансы на достижение торговой сделки с Великобританией и мирный брекзит уменьшаются с каждым днем. Об этом заявила в среду 16 сентября президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

«С каждым днем шансы на своевременное соглашение уменьшаются», — цитирует Reuters главу Еврокомиссии. Выступая в Европарламенте она заявила, что соглашение о «разводе» «не может быть изменено, проигнорировано или отменено».

«Это вопрос закона, доверия и добросовестности. Доверие — основа любого прочного партнерства», — сказала фон дер Ляйен.

Среди многочисленных претензий друг к другу по ходу процесса между Евросоюзом и британцами на первый план неожиданно вышла проблема раздела Ла-Манша, отделяющего европейский материк от островного государства.

Ни метра нашей воды

Позиция сторонников Brexit в Великобритании состоит в том, что рыболовство — это символ суверенитета. Британские рыбные угодья должны принадлежать в первую очередь британским рыбакам, а не французским или исландским.

«Представьте себе, что французы бесплатно раздают 60% своего винограда», — возмущается представитель Федерации шотландских рыбаков Берни Армстронг.

По его мнению, Британия сейчас делает то же самое со своими рыбными ресурсами — раздает их направо и налево партнерам по ЕС. При этом рыбная отрасль в стране пришла в упадок. По данным Seafish, продажи рыбы падают и уже сократились на 25% с 2006 года.

Но позиция британского премьера Бориса Джонсона не менее жесткая. Он считает, что необходимо противостоять «абсурдным» требованиям из Брюсселя, например, о том, чтобы Лондон установил торговые барьеры между Великобританией и своей провинцией Северная Ирландия. Не пугают Джонсона и угрозы Евросоюза устроить британцам продовольственную блокаду.

Британский премьер считает, что выход из ЕС без торгового соглашения принесёт стране «колоссальное процветание». Его вдохновляет пример Австралии, которая ведёт торговлю с ЕС по правилам ВТО.

«Мы, как правительство, готовимся к этому, подготовкой охвачены наши приграничные районы и наши порты…у нас будет полный контроль над своими законами, правилами и рыболовными угодьями», — заявлял ранее премьер-министр.

Как только стало известно, что Великобритания выходит из ЕС и политики не могут договориться о квотах на вылов рыбы, между рыбаками усилились разборки. The Independent ранее сообщала о том, что Королевские ВМС Великобритании испытывают недостаток судов для патрулирования и предотвращения столкновений между британскими и французскими рыбаками из-за вылова морских гребешков в проливе.

Британские рыболовные суда подвергались нападению со стороны французских конкурентов. В ход шли камни и дымовые шашки. Французы возмущались тем, что им запрещают добывать гребешков, в то время как британские суда беспрепятственно ловят этих моллюсков, сообщало издание.

Ваша рыба — наша рыба

Переговорная позиция ЕС — соглашение, которое дает доступ к добыче рыбы и моллюсков всем судам из стран-членов блока, включая Францию и Нидерланды.

В ЕС уверены, что об этом можно договориться. По крайней мере, о поэтапном отказе от квот на вылов рыбы, а не сразу — с января следующего года.

Кроме того, ЕС хочет смягчить условия на рыболовство в британских водах на расстоянии до 12 морских миль от берега.

Британия официально покинула ЕС в январе этого года. Был объявлен переходный период для возможного переосмысления взаимных позиций и заключения новой сделки в рамках Brexit. Но переговоры практически зашли в тупик. Переходный период заканчивается 31 декабря 2020 года, после чего Британия, если цивилизованный «развод» на новых условиях не состоится, выйдет из общего рынка ЕС, и в силу автоматически вступят правила Всемирной торговой организации, предполагающие введение торговых тарифов.

Вопрос согласования рыбных квот — один из наиболее сложных и проблемных в переговорах Евросоюза и «отколовшегося» от него острова, считает инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

«Достижение компромисса в ближайшее время видится сложным прежде всего в свете политических аспектов «развода», хотя в компромиссе по проблеме рыбной ловли заинтересованы обе стороны», — говорит Бахтин.

Дело в том, что рыболовные суда Дании, Нидерландов, Бельгии, Франции и Ирландии из-за принципиальной позиции Лондона могут оказаться прижатыми к своим берегам, в то же время свыше 70% рыбы, выловленной в богатых на улов британских прибрежных водах, реализуется в Евросоюзе. «Иными словами, Великобритания существенно зависит от европейского континента, как от ключевого рынка сбыта», — отмечает Бахтин.

Британские СМИ при этом сообщают, что неуправляемый выход Великобритании из ЕС с одной стороны осложнит наработанные годами торговые связи, но зато откроет новые возможности для британской рыболовной отрасли по освоению потребительского рынка США.

Reuters со ссылкой на дипломатические источники в ЕС прогнозирует, что Брюссель все очевиднее понимает, что не сможет иметь дело с Лондоном.

как Брекзит может обрушить британскую экономику

В пятницу, 31 января, в 11 часов вечера по Лондону произойдет Брекзит, которого в Великобритании одновременно и ждали, и боялись годами. И без того сложные отношения между Лондоном и Брюсселем станут еще более запутанными, а Лондону теперь придется договариваться о новом формате сотрудничества. Сторонники Брекзита называют такую политику по-настоящему суверенной, а противники — заведомо провальной. Что ждет Великобританию в ближайшие годы и как Брекзит разделил общество, из Лондона Русской службе RFI рассказал журналист и писать Андрей Остальский.

RFI: 1317 дней прошло между голосованием и выходом Великобритании из Евросоюза. Сага, за которой журналисты, честно говоря, устали следить. Поменялся на этом фоне премьер-министр, были многотысячные акции то за, то против Брекзита. Сегодня, можно выдохнуть и сказать, что мы перевернули эту страницу истории?

Андрей Остальский: Правительству кажется, что это так. Или им хочется, чтобы это было так, и теперь время перевернуть страницу, залечивать раны, восстанавливать национальное единство и заниматься совсем другими актуальными проблемами.

Но мне, как и многим обозревателям, кажется, что это wishfull thinking, то есть желаемое выдают за действительное. Раны не затянуты. Есть апатия. Люди очень устали. Основная масса населения, как я понимаю, хотя точных опросов на этот счет нет, испытывают некое безразличие. Есть желание: скорее бы эта морока закончилась.

Морока не кончится, чего массы не понимают. А вот городская либеральная интеллигенция, которая на 90% была и остается противницей Брекзита, испытывают апатию и горькую обиду. Эта обида не пройдет. Это видно даже по дискуссии по памятной монете, которая выходит сегодня. На ней написано «Мир, дружба и сотрудничество со всеми странами мира». Монета вызвала кошмарно отрицательную реакцию среди противников Брекзита, в соцсетях такие бури бушуют. Люди предлагают даже свастику рисовать на этом, по их мнению, лицемерном и фальшивом призыве.

Бывший пресс-секретарь Блэра (экс-премьер-министр Великобритании — RFI) Алистер Кэмпбелл в твиттере назвал эти слова обманом, а на самом деле все эти три вещи — и мир, и дружба с народами, и процветание — ставят под сомнение. Кэмпбелл пишет — не принимайте эту монету, я буду в магазине требовать, чтобы мне давали другие! Никогда не возьму ее в руки, ни за что!

Сейчас Великобритания, которая очень сильно разделена — наверное, даже больше, чем когда-либо — вступает в так называемый переходный период, и фактически продолжает выполнять большую часть своих европейских обязательств. Что будет через год, эта история закончится? Или кто-то может попытаться «переиграть» Брекзит.

Очень трудно себе представить, чтобы Брекзит обратно переиграли, особенно учитываю колоссальное большинство, которое консервативная партия получила благодаря Брекзиту получила. Это смысл существования, raison d’être этого правительства.

Юридически — все! Все кончено. С завтрашнего дня Великобритания-де-юре больше не член ЕС. Но еще 11 месяцев будет соблюдаться большинство, 99 процентов правил, связанных с членством в Евросоюзе. То есть в течение переходного периода народные массы не почувствуют никакого отличия.

Видимо, правительство будет этим пользоваться и трубить на каждом шагу: видите, мы же вышли из Европейского союза, и ничего страшного не случилось. Эти пророки катастрофы нас пугали страшными экономическими прогнозами, ничего подобного.

А вот не замечательно может стать с января 2021 года, когда и де-факто все правила ЕС перестанут действовать. За эти 11 месяцев Борис Джонсон, как он уверяет население, сможет достичь всеобъемлющего соглашения о сотрудничестве с Евросоюзом, которое компенсирует чуть ли не все потери, которые может понести Британия. Но известно, что в подобных сложных соглашениях есть масса подводных камней. Они требуют долгих лет переговоров.

Но ведь мы видели, что даже о сделке по Брекзиту договаривались долго, что и отсрочило выход из ЕС. Сложно говорить о том, что за год удастся договориться обо всем. Есть какое-то доверие к Джонсону в этом вопросе, или сомнения есть и у самих британцев?

У британцев, которые не слишком разбираются в политике, есть инстинктивные сомнения. Но они готовы дать шанс Борису Джонсону, потому что они устали. Минимальное доверие существует, и его нужно попытаться оправдать. Но у мыслящих британцев есть очень серьезные сомнения на этот счет.

Реально ли это, возможно ли? Одна лишь рыболовная проблема чего стоит. Очень эмоциональный вопрос для британцев.

Для французов тоже.

Конечно, но в разном смысле. Тут столкновение заложено чудовищное в этом. Если не будут пускать рыбаков из ЕС в британские экономические воды, это будет означать, что последуют ответные санкции. Это касается, например, финансового сектора.

Британская рыболовная промышленность держится на поставках в Евросоюз, 70% продукции туда поставляются. Если Евросоюз в качестве ответного шага откажется покупать британскую рыбу, то что с ней будут делать британские рыбаки? Они вообще разорятся.

Вы какой-то апокалипсис обрисовываете. То есть сейчас финансовые перспективы британцев, если договориться не удастся, печальные, это будет катастрофа?

Конечно же, это будет катастрофа. С 2016 года фунт стерлингов упал на 10%. Он упадет гораздо больше, если не будет нормального соглашения. Чуть ли не вполовину, как некоторые экономисты высчитывают. Это очень ударит по жизненным стандартам населения. Вот тогда массы зачешутся, начнут оглядываться по сторонам.

Очень многие крупные компании вывозят своих сотрудников из Лондона и думают о том, куда переехать после Брекзита. Будет это Париж или другая экономическая столица ЕС. Кроме того, Великобритания должна заплатить Евросоюзу значительную сумму — 36 миллиардов евро. Получается, Лондон может перестать быть деловой столицей мира?

Крупные компании, действительно, начинают уходить, и будут уходить, если договориться не выйдет. Тогда на правом флаге консервативной партии отвечают, что есть решение. Срежьте корпоративный налог чуть ли не до нуля. Тогда все ринутся, со всего мира компании выстроятся в очередь. Вот вам и решение. Но это решение крайне правое, оно предполагает отказ от концепции социального государства. От того, чем Великобритания была после Второй Мировой войны. Это полный переворот.

Простит ли население такой переворот, это огромный вопрос. Борис Джонсон, наверное, это понимает, поэтому и не говорит своим правым — да, это отличная идея. Но все может быть, он может к концу 2020 года оказаться в таком отчаянном положении, что иного выхода, может быть, и не останется.

Но Борис Джонсон упрямится, говорит, я всех удивлю, я всего достигну.

Помните, после Брекзита были плакаты «спасибо, Путин». Было разбирательство о том, что якобы Россия вмешивалась в процедуру выхода Великобритании из ЕС. И вот сейчас, спустя четыре года, можно ли сказать, что для Москвы Брекзит — это победа, и в Кремле сейчас можно наконец-таки открывать шампанское? Или это очень упрощенное понимание, и все будет еще более напряженно теперь?

Российское руководство знаменито своим мастерством тактических ходов и отсутствием стратегического планирования. В краткосрочном плане это, действительно, выглядит как великая победа политики Путина. Россия, наверное, вмешивалась, но насколько был реальным ее вклад — тут даже самые радикальные римейнеры сомневаются, думают, что вряд ли это было определяющим фактором.

Другие факторы сыграли главную роль. Ну, добавили чуть-чуть, несколько процентов, может быть, в копилку Брекзита. Но ясно, что Россия очень этого хотела, и Путин этого не скрывал. Так что в каком-то смысле он может торжествовать, поскольку отношения внутри Европейского союза осложнились, осложнились отношения Европейского союза с очень важным членом — Британией, вплоть до ее ухода. И непонятно, как вообще будут строиться отношения — и экономические, и политические — дальше. Не возникнет ли из-за экономических трений большой политической вражды?

В газете Times вчера был комментарий на тему, что есть шанс у Москвы отколоть Британию, сделать ее своим фактически союзником в бодании с Европейским союзом почти по всем политическим позициям. Я не уверен, что это так. Конечно, опасность эта существует, такой риск. Но насколько прямо вообще эта опасность нам смотрит в глаза, я не убежден. Думаю, что это все-таки дело отдаленного будущего, но исключить этого тоже нельзя.

Но все-таки Борис Джонсон известен, наоборот, достаточно жесткой позицией по отношению к Кремлю.

Да, конечно. Но только Борис Джонсон имеет репутацию блестящего оппортуниста. Он даже сам себя так описал в своем романе — там выведен герой, явно автопортрет своего рода, все это в юмористических, сатирических тонах, но он сам показал свое альтер эго как хитрого, умного оппортуниста, который готов на все, что угодно, лишь бы добиться успеха в своей личной карьере. Поэтому да, вот был он резким критиком России, и российских действий, и того, что в Солсбери произошло. Но если вдруг политическая конъюнктура его начнет толкать в противоположную сторону, то, говорят его критики, он не задумается ни на секунду, он совершит поворот, если это покажется ему выгодным. Может быть, слишком резкая формулировка — пока он этого испытания не прошел, мы должны допустить презумпцию политической невиновности. Но на самом деле, есть такая логика, которая может теоретически привести к полному перевороту внешнеполитических ориентиров Великобритании тоже.

Можно ли ждать каких-то дополнительных санкций против России от Великобритании? Теперь у Лондона практически развязаны руки в этом плане, не нужно больше советоваться ни с кем.

Может быть. Опять же, это будет определяться конъюнктурой, я думаю, — и внутриполитической прежде всего. Если Борис Джонсон решит, что надо показать своей национальной аудитории, что он отнюдь не размяк после выхода из Европейского союза, то он может на это пойти. Если он сочтет это контрпродуктивным, то этого не произойдет. Очень интересно, что не публикуется упорно доклад, сделанный комитетом Палаты общин по разведке и безопасности уже достаточное время назад, о вмешательстве России как раз во внутриполитические процессы в Британии. Правительство фактически наложило вето на его публикацию перед выборами, обещало его опубликовать позже — пока ни слова. И вот на той самой памятной брекзитовской монете, о которой я говорил, многие в соцсетях пририсовали совсем другую надпись: «опубликуйте доклад по России».

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Связаться с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Влияние Brexit на технологии и инновации | Анализ промышленного сектора | Brexit | Глобальная юридическая фирма

Что произойдет с (а) патентными правами; (б) права на товарный знак; и (c) права на дизайн; и (d) авторское право после вступления в силу Brexit?

а. Патентное право

Текущая система национальной патентной защиты, полученная через Ведомство интеллектуальной собственности Великобритании (UKIPO) или Европейское патентное ведомство (это не учреждение ЕС), останется неизменной.

Однако должен вступить в силу пересмотр патентного режима в ЕС, позволяющий владельцам изобретений подавать заявки на получение единого общеевропейского унитарного патента (UP), охватывающего большую часть ЕС, и с единым Объединенным патентным судом ( UPC) для рассмотрения и разрешения патентных споров на общеевропейской основе. Будущее системы единого патентного суда (UPC) было под вопросом после того, как Великобритания проголосовала за выход из ЕС, поскольку она была создана в рамках ЕС. Правительство Великобритании объявило 28 ноября 2016 г., что ратифицирует Соглашение о едином патентном суде, что означает, что теперь система может быть реализована, и после вступления в силу статьи 50 заявило, что ратификация состоится в надлежащее время.В настоящее время запуск системы Единого патентного суда (UPC) запланирован на декабрь 2017 года.

Правительство поспешило пояснить, что его решение не влияет на его позицию на переговорах, поскольку оно готовится к выходу из ЕС: право Великобритании оставаться в системе UPC после вступления в силу Brexit остается неясным. Таким образом, хотя ратификация, безусловно, означает, что система UPC выживет (с Великобританией или без нее), она не устраняет неопределенности в отношении объема выданных унитарных патентов и любых незавершенных судебных разбирательств в UPC после выхода Великобритании из ЕС.

Компаниям настоятельно рекомендуется пересмотреть свои стратегии патентной защиты и будущие стратегии правоприменения, имея в виду, что UPC теперь становится реальностью, хотя и с вопросительным знаком по поводу того, как он будет выглядеть после вступления в силу Brexit. Теоретически дальнейшее участие Великобритании возможно, но в настоящее время думают, что это потребует подчинения Великобритании юрисдикции CJEU, что станет проблемой в нынешнем политическом климате.

г. Право на товарный знак

Национальная система товарных знаков, в соответствии с которой товарные знаки Великобритании приобретаются через UKIPO, не изменилась.

После вступления в силу Brexit товарные знаки ЕС, скорее всего, больше не будут распространяться на Великобританию. Владельцы существующих товарных знаков ЕС, вероятно, смогут полагаться на переходные положения (условия или процедуры, которые еще предстоит определить), которые должны позволить владельцам получить отдельное покрытие в Великобритании на основе права на товарный знак ЕС.

В дальнейшем, если Великобритания является важным рынком, заявителям следует рассмотреть возможность получения отдельной защиты товарных знаков Великобритании в дополнение к подаче заявки в ЕС или указанию ЕС в заявке по Мадридскому протоколу.Это принесет уверенность и уверенность в том, что права могут быть обеспечены правовой защитой в Великобритании, если в этом возникнет необходимость.

г. Права на дизайн

Национальная система Великобритании для зарегистрированных промышленных образцов, полученных через UKIPO и право на незарегистрированные образцы в Великобритании, не изменилась.

После вступления в силу Brexit права на промышленные образцы, зарегистрированные в Сообществе, скорее всего, больше не будут распространяться на Великобританию. Опять же, как и в случае с торговой маркой, владельцы существующих промышленных образцов, зарегистрированных в Сообществе, вероятно, смогут полагаться на переходные положения (условия или процедуры, которые еще предстоит определить), которые должны позволить владельцам получить отдельное покрытие в Великобритании на основе существующего Сообщества. зарегистрированное право на промышленный образец.Опять же, в будущем, если Великобритания является важным рынком, заявителям следует рассмотреть возможность обращения за отдельной охраной образца в Великобритании в дополнение к подаче заявки на регистрацию права на промышленный образец в Сообществе.

г. Авторское право

В системе защиты авторских прав в Великобритании нет никаких изменений, поскольку она не согласована во всех странах ЕС.

Хотя закон об авторском праве сам по себе не согласован, правила, регулирующие способы использования охраняемых авторским правом произведений в определенных контекстах, регулируются законодательством ЕС (например, Директивой по программному обеспечению и Директивой InfoSoc), и эти законы ЕС уже были внедрено в законодательство Великобритании.Однако прозвучали призывы к гармонизации законов об авторском праве, что привело к появлению таких инициатив, как «Единый цифровой рынок» (см. Ниже).

Brexit объяснил: как это произошло и что будет дальше | Политика

Как мы сюда попали?

С чего начать? Вот и география: Британия — это остров, и с тех пор как 8000 лет назад с континента произошел брексинг с геологической точки зрения. И история: в отличие от большей части Западной Европы, последние несколько столетий она не превратилась в поле битвы.Его история, скорее, глобальна и имперская.

Все это, плюс героизм Второй мировой войны, придало ему глубокое чувство исключительности, подкрепленное относительным экономическим успехом и в подавляющем большинстве евроскептично настроенной популярной прессой, которая обожает распространять разъедающую неправду о Брюсселе.

Все это в конечном итоге соединилось, чтобы создать впечатление, что ЕС был, по сути, антибританским заговором: что-то, что каким-то образом было сделано с нами. Жесткий тори евроскептицизм возник после выступления Маргарет Тэтчер в Брюгге в 1988 году, вынудил партию перейти в оппозицию в 1990-х годах и вернулся с удвоенной силой после восстановления правления консерваторов в 2010 году.

На фоне горьких последствий финансового краха растущее беспокойство общественности по поводу иммиграции и политическая угроза со стороны правых в виде партии Ukip Найджела Фараджа, выступающей против ЕС, заставили Дэвида Кэмерона пообещать референдум по выходу из ЕС, если он выиграет в 2015 году. выборы.

В значительной степени популистская, эмоциональная и не имеющая доказательств кампания с вдохновляющим лозунгом «Вернуть контроль» продолжилась, когда избиратели, мотивированные широким спектром факторов, отдавали предпочтение от 52% до 48% в пользу выхода Великобритании из ЕС.

Наступили три года изнурительного тупика, когда парламент отказался набрать большинство в пользу сделки о выходе, погряз в неуверенности, главным образом в будущем статусе Северной Ирландии.

Премьер-министр Ирландии Лео Варадкар встречается с Борисом Джонсоном в октябре 2019 года. Фотография: Ноэль Маллен / EPA

Так что же привело к выходу из тупика?

Короче говоря, встреча в месте проведения свадьбы в Виррале в холодный день октября 2019 года.

Борис Джонсон и премьер-министр Ирландии Лео Варадкар вывели из тупика соглашение о том, что делать с сложной сухопутной границей между Ирландией и Северной Ирландия.

Эта граница стала 300-мильным камнем преткновения для Терезы Мэй, которая не смогла заключить соглашение о том, как вывести Северную Ирландию из ЕС без восстановления неработающих — и неприятных — пограничных проверок.

Джонсон и Варадкар по сути договорились перенести пограничный контроль между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании.

Сделка не пользуется популярностью в Северной Ирландии. Но это тот, который пользуется поддержкой Консервативной партии и ее 80-сильного большинства.Таким образом, после того, как он был одобрен депутатами в декабре и ратифицирован в Европейском парламенте и Вестминстере позднее на этой неделе, он опустит последний занавес 47-летнего членства в ЕС в 23:00 31 января.

Значит, Великобритания вне ЕС?

«Да, но». Ровно 11 часов вечера 31 января (полночь в Брюсселе) Великобритания перестает быть членом ЕС. Развод скреплен. Единственный способ вернуться — это подать заявку на повторное присоединение.

Но многие люди могут не заметить разницы, поскольку Великобритания вступает в 11-месячный переходный период, чтобы дать время для переговоров о новых отношениях.Это означает оставаться на едином рынке ЕС, его таможенном союзе и платить в его бюджет. Британские граждане могут продолжать жить, работать, учиться и выходить на пенсию в ЕС, в то время как граждане ЕС27 пользуются этими взаимными правами в Великобритании.

Более важным моментом может быть 1 января 2021 года, первый день Великобритании за пределами правил ЕС. Согласно соглашению о выходе из Brexit, этот день может быть отложен до 2022 или 2023 года, но Джонсон исключил любое продление переходного периода.

Так что же на самом деле изменится в пятницу?

Жизнь будет продолжаться в обычном режиме для физических лиц с одним ключевым изменением — граждане Великобритании с 23:00 больше не будут гражданами ЕС.

Владельцы британских паспортов по-прежнему смогут путешествовать и работать в ЕС, поскольку страна остается на едином рынке в течение переходного периода до 31 декабря, а свобода передвижения товаров, людей, услуг и капитала через границы действует до тогда.

Основное изменение — юридическое и институциональное. Процесс по статье 50 окончен и необратим. Пятница — точка невозврата в ЕС.

Великобритания продолжит следовать правилам ЕС, но не имеет права голоса в их создании.Британские министры не будут участвовать в законотворческом процессе ЕС. Премьер-министр перестанет посещать саммиты ЕС для определения приоритетов блока.

73 члена Европарламента из Великобритании будут отправлены домой, а один из профсоюзов парламента будет отправлен в Дом истории, финансируемый ЕС. Последний комиссар Великобритании Джулиан Кинг уже попрощался с Брюсселем. ЕС будет действовать без Великобритании.

Более 47 лет британские правительства приветствовали либеральную экономическую политику (прежде всего единый рынок), продвигали расширение ЕС, изобрели региональные политические субсидии для более бедных регионов, продвигали реформу рыболовства и сельского хозяйства, смягчали некоторые законы об охране окружающей среды (и отстаивали другие) , избегая при этом евро и зоны без паспортов Шенгенского соглашения.

В Великобритании был «самый лучший мир», — заключил один ветеран французского дипломата. Теперь его нет.

сторонников Брексита провели кампанию за то, чтобы Биг-Бен дал сигнал о выходе Великобритании из ЕС. Фотография: Уилл Оливер / EPA

И как страна планирует это отметить?

После почти полувека членства в ЕС выход из ЕС стал историческим событием. Но премьер-министр должен быть осторожен, чтобы не усугубить разногласия в стране из-за чрезмерного торжества, и вместо этого выбрал серию сдержанных мероприятий, чтобы отметить это событие.

Вместо того, чтобы звонить Биг-Бен, когда Великобритания официально отправляется в 23:00 в пятницу, часы обратного отсчета будут проецироваться на Даунинг-стрит № 10.

И попытка передать приверженность партии тори «выравниванию» страны, специальное заседание кабинета министров пройдет в еще нераскрытом месте на севере Англии.

Юнион-джек будет развеваться со всех флагштоков на Парламентской площади, но символического опускания флага ЕС не будет.

Вступит в обращение памятная монета Brexit 50p с надписью «мир, процветание и дружба со всеми народами».Новые марки, посвященные этому случаю, также находятся в разработке.

Кампания Farage и Leave Means Leave устраивает вечеринку, посвященную обратному отсчету времени, на Парламентской площади, и сторонников Брексита поощряют выходить в маскарадных костюмах.

Официальной поминки для оставшихся нет, но читатели Guardian поделились своими личными планами по случаю знаменательного дня.

Грузовики в очереди возле Дувра на репетиции безоговорочного Брексита. Фотография: Шон Смит / The Guardian

Что будет дальше?

Есть установленный график на год, переговоры официально начнутся после 25 февраля.

К 1 июля должна быть заключена сделка по рыболовству и Великобритании должно быть принято решение о продлении переходного периода.

Джонсон призвал Брюссель ускорить торговые переговоры, но ЕС действует в своем собственном темпе. Проект мандатов на ведение переговоров должен быть подготовлен к 1 февраля, и ожидается, что министры ЕС утвердят мандат главного переговорщика Мишеля Барнье 25 февраля, что позволит вскоре начать официальные переговоры.

Эти переговоры будут беспрецедентными и могут охватывать широкий круг вопросов, включая торговлю, безопасность, иностранные дела, данные, рыболовство, культурно-образовательные связи и многое другое.

Однако, поскольку на переговоры осталось всего 11 месяцев, велика вероятность, что сделка будет заключена только по принципу «голого костей», охватывающая торговлю, рыболовство и безопасность. Если это так, то к концу 2020 года останется много незавершенных дел. Разные ожидания в отношении торговых переговоров открывают перспективы нового сценария отказа от сделки в конце этого года.

Если в переходный период не будет заключена торговая сделка, это не приведет к серьезному дипломатическому спаду, который мог бы привести к провалу соглашения о выходе из Брексита.

Это будет иметь огромные внутренние последствия, однако представители автомобильной промышленности, больниц, сельского хозяйства и директора уже выразят тревогу по поводу заявления Саджида Джавида о том, что Великобритания не будет следовать правилам ЕС, что приведет к задержаниям в Дувре и Кале и возможно, приведет к тому, что предприятия покинут страну.

Ввиду отсутствия сделки предыдущее соглашение о правах граждан, деньгах и ирландской границе остается в силе.

Действуют особые договоренности, действующие в Северной Ирландии, независимо от того, будет ли сделка или нет.

Обе стороны будут готовиться к экономическому шоку от торговли на условиях Всемирной торговой организации, результат, который будет более разрушительным для Великобритании. Но переговоры продолжались.

Великобритания и ЕС обязались к 1 июля обсудить новую основу для принятия решения о правах на рыбную ловлю. Фотография: Джефф Дж. Митчелл / Getty Images

Какие большие проблемы здесь поставлены на карту?

Первое место в списке занимает торговая сделка для обеспечения беспошлинного и неквотируемого потока товаров между ЕС и Великобританией. Но ЕС согласится на нулевые тарифы и нулевые квоты только в том случае, если Великобритания пообещает нулевой демпинг, то есть не понижать социальные и экологические стандарты, чтобы превзойти ЕС.

Участники переговоров почти наверняка столкнутся с конфликтом из-за отказа ЕС включить услуги в торговую сделку, в результате чего лондонский Сити будет полагаться на лоскутное одеяло соглашений о доступе на рынок, которые могут быть отозваны в любой момент.

Еще одна ранняя борьба будет из-за рыбы, поскольку ЕС стремится связать торговлю товарами с поддержанием статус-кво в отношении доступа к британским водам, спрос, который в Лондоне считается возмутительным.

Неторговые темы звучат проще, но они полны политических мин. Например, согласование замены европейского ордера на арест потребует от Германии изменения своей конституции.Соединенное Королевство будет бороться за достижение исторического первенства по обеспечению внешнего доступа к некоторым базам данных ЕС по борьбе с преступностью.

Что будет с экономикой?

Все зависит от того, кого вы спросите. В краткосрочной перспективе большая часть риска, по-видимому, была учтена, по крайней мере, на валютных рынках, где фунт стерлингов все еще находится на низком уровне по сравнению с июнем 2016 года. Фондовый рынок далеко впереди. График

Фунт-доллар График FTSE 100

Немного более определенный прогноз может позволить возобновить инвестиции в бизнес после многих лет отставания от британских аналогов G7.Но с этим следует сопоставить непредсказуемость надвигающихся торговых переговоров.

График бизнес-индекса

Что думает Европа о большом моменте Brexit?

ЕС всегда выражал сожаление по поводу решения Великобритании уйти, повторяя, насколько это возможно с юридической точки зрения, на протяжении всего процесса Brexit, что дверь все еще открыта, если Великобритания передумает, и что в последнее время она всегда может подать повторную заявку после выхода.

Но блок также решительно отстаивал свои интересы, в частности целостность единого рынка, настаивая с неожиданным единодушием, что Британия не может «съесть свой пирог и съесть его», сохраняя преимущества членства в ЕС, но при этом отклоняясь от своего правила.

Разочарование нарастало в связи с тем, что члены ЕС-27 рассматривали как нежелание Великобритании принять реальные последствия голосования за выход, ее неспособность договориться о том, какого типа Брексит она хочет, и, конечно же, долгие месяцы парламентской психодрамы и паралича, которые последовало.

Некоторые страны (Франция) заняли гораздо более жесткую позицию, чем другие; некоторые (Нидерланды, Дания) гораздо больше пострадают от Brexit без торговых соглашений. Но 27 стран ЕС должны поддерживать свое единство в ходе будущих переговоров о взаимоотношениях: каким бы сильным ударом ни был жесткий Brexit, ослабленный единый рынок представляет собой гораздо более разрушительную перспективу.

Британцы и другие люди размахивают флагами ЕС и Испании, протестуя против Брексита в Малаге в сентябре 2019 года. Фотография: Хорхе Герреро / AFP / Getty Images

Что все это значит для британцев в Европе…

Никто еще не знает полностью; многое еще предстоит обсудить. Соглашение о выходе гарантирует основные права британских граждан на проживание и работу в странах, принимающих ЕС, в целом аналогичный статус после Брексита в каждой стране, а также координацию в рамках ЕС в области взаимного здравоохранения и социального обеспечения.

В течение 11-месячного переходного периода, поскольку Великобритания останется на едином рынке, британцы сохранят свободу передвижения внутри ЕС, как и раньше. По его окончании они будут иметь право — при условии, что они зарегистрируются или в некоторых странах подадут заявление в течение определенного срока — остаться и, по прошествии некоторого времени, искать постоянное место жительства.

Но когда Великобритания выйдет из единого рынка после перехода, некоторые права, в том числе свобода передвижения, утратятся. Это серьезный удар для 80% граждан Великобритании на континенте, которые находятся в трудоспособном возрасте или моложе; они упорно боролись за закрепление свободы передвижения в соглашении о выходе, но ЕС решил, что это должно быть частью торговых переговоров.

Некоторые права в рамках подарка Великобритании еще не гарантированы, например, плата за проживание на дому для британских студентов на континенте, которые хотят учиться в Великобритании, и права на воссоединение семей для британцев, возвращающихся в Великобританию с членами семьи из ЕС.

… а для европейцев в Британии?

Многие британские избиратели, которые страстно желали остаться в ЕС, будут расстроены и взволнованы 31 января в 23:00. Хотя в целом жизнь идет своим чередом, это точка невозврата, и с 1 февраля британские граждане больше не будут гражданами ЕС.

Но для граждан ЕС в Великобритании этот момент будет иметь серьезные материальные последствия. Хотя правительство дало заверения, что они не столкнутся с депортацией или потерей социальных или трудовых прав, узы доверия с правительством слабые, не в последнюю очередь из-за скандала в Виндраш.

А для остального мира?

Хотя Брексит определенно повлияет на Великобританию больше, чем на ЕС почти во всех отношениях, Брексит, несомненно, ослабит ЕС экономически и политически.Великобритания была второй по величине экономикой ЕС, крупным чистым донором в бюджете, ключевой военной силой и одной из двух ядерных держав блока и постоянных членов Совета безопасности ООН.

Институты ЕС, возможно, выдержали испытание Brexit лучше, чем ожидалось, и поддержка ЕС среди его граждан в целом возросла. Брексит также стал полезным уроком, поскольку почти все националистические и евроскептические партии блока отказались от обещаний последовать примеру Великобритании.

Но уход Великобритании отвлек внимание от ряда других серьезных и неотложных проблем, включая климатический кризис, и установление новых отношений также, вероятно, будет грязным и изнурительным процессом.В долгосрочной перспективе, в балансе мировых держав, меньшая по размеру и раздробленная Европа, очевидно, является более слабой Европой.

Перед лицом агрессивного Китая и все более протекционистских и непредсказуемых США ЕС должен будет быть значительно более жестким, с централизованной внешней политикой и более строгими правилами, обеспечивающими европейским компаниям возможность конкурировать с зарубежными конкурентами. Брексит делает эту настоятельную необходимость еще более актуальной.

Что значительная сделка Brexit означает для науки

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, который выступал за выход Великобритании из Европейского союза, подписывает торговую сделку по Brexit, заключенную 24 декабря.Предоставлено: Леон Нил / Гетти

.

Исследователи с облегчением отреагировали на новость о том, что 24 декабря Соединенное Королевство и Европейский Союз заключили торговую сделку в последний момент, положив конец более чем четырехлетней неопределенности относительно того, как будут выглядеть их отношения после Brexit.

Сделка имеет самые разные последствия для ученых — самое главное, это означает, что британские исследователи примут участие в флагманской исследовательской программе Horizon Europe стоимостью 85 миллиардов евро (106 миллиардов долларов США).

«Продолжающееся участие Великобритании в крупнейшей в мире исследовательской программе является символом надежды и солидарности», — написала в Twitter Кэтрин Гинар, менеджер по политике и защите прав лондонской биомедицинской благотворительной организации Wellcome Trust.

В своем выступлении, посвященном соглашению, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон сказал, что сделка означает «уверенность для наших ученых, которые смогут продолжить совместную работу над крупными коллективными проектами».

Соглашение также будет определять правила обработки данных, обмен студентами, ядерную науку, космические исследования и клинические испытания. Когда пыль уляжется, Nature рассмотрит, что долгожданная сделка Brexit означает для ученых.

Финансирование: британские ученые могут выиграть гранты ЕС

Торговая сделка означает, что Великобритания станет «ассоциированным» членом Horizon Europe, который официально начинается в этом месяце, но не выдаст свои первые гранты до марта или апреля.Это означает, что британские исследователи смогут принять участие в программе так же, как и их коллеги из ЕС — например, соревнуясь за престижные гранты Европейского исследовательского совета и программ действий Марии Склодовской-Кюри. Но британские исследователи и фирмы будут исключены из нового фонда Европейского инновационного совета Horizon Europe, который предназначен для поддержки стартапов и дочерних университетских фирм.

Ассоциация — «фантастическая новость для научного сообщества по обе стороны канала», — заявила Вивьен Стерн, директор Universities UK International (UUKi), организации, которая представляет университеты Великобритании во всем мире, в заявлении.

Великобритания заплатит Horizon Europe сумму, пропорциональную ее валовому внутреннему продукту, и эти деньги увеличат общий бюджет программы, хотя цифра еще не объявлена. Если в течение двух лет подряд страна берет больше, чем вкладывает в программу, на сумму, превышающую 8% ее взноса, ей придется возместить ЕС, чтобы покрыть разницу.

Теперь необходимо заключить соглашение, определяющее мелкие детали ассоциации, и британские исследователи не смогут участвовать в программе, пока это не произойдет.Комитет представителей Великобритании и ЕС обсудит и утвердит условия ассоциации. «Будем надеяться, что этот разрыв будет как можно меньше и короче», — говорит Курт Декетелаэр, генеральный секретарь Лиги европейских исследовательских университетов в Лёвене, Бельгия.

Участие Великобритании и финансирование от Horizon 2020, предшествовавшего Horizon Europe, значительно упали после голосования по Brexit в 2016 году, несмотря на то, что британские ученые остались правомочными на тех же условиях, что и их коллеги из ЕС. «Задача на ближайшие годы будет заключаться в том, чтобы посмотреть, сколько Соединенное Королевство упустило, и поработать над тем, как« восстановить наше влияние »после многих лет неопределенности», — говорит Майк Голсуорси, который является одним из руководителей группы кампании «Ученые за ЕС».

Ядерные исследования: исследователи из Великобритании и ЕС будут сотрудничать

В соответствии с соглашением Brexit Соединенное Королевство теперь также станет ассоциированным членом исследовательской программы Евратома, которая охватывает ядерные исследования и участие Великобритании в ИТЭР, крупнейшем в мире ядерном синтезе. эксперимент, строящийся в настоящее время на юге Франции. «Это то, на что мы надеялись все время», — говорит Ян Чапман, глава Управления по атомной энергии Великобритании. Соединенное Королевство формально покинуло Евратом 31 января 2020 года, хотя его участие осталось неизменным в течение переходного периода.Могут пройти месяцы, прежде чем будет достигнуто отдельное соглашение об этой ассоциации, но Чепмен говорит, что оно будет применяться задним числом с 1 января, а это означает, что отношения Соединенного Королевства с европейскими партнерами в этой области могут продолжаться, как до Брексита. «Это был отличный рождественский подарок», — говорит он.

Соглашение с Евратомом также должно упростить переговоры о дальнейшем расширении финансирования со стороны Европейской комиссии для базирующегося в Великобритании, но в основном финансируемого ЕС, Joint European Torus (JET), говорит он.Исследовательский центр, который тестирует топливные технологии для ИТЭР, имеет контракт на финансирование с комиссией до октября 2021 года, но он столкнулся с несколькими неудачными попытками финансирования с тех пор, как Великобритания проголосовала за выход из ЕС. «Есть надежда, что JET будет работать еще как минимум пару лет, прежде чем ITER включится в 2025 году», — говорит Чапман.

Космос: Великобритания остается участником спутниковой программы

Согласно торговой сделке, Соединенное Королевство останется участником спутниковой программы наблюдения Земли Коперник.Этот парк спутников генерирует климатические данные, например, об атмосферных газах, качестве воздуха, температуре и уровне моря. Но страна не будет участвовать в спутниковой навигационной системе ЕС Galileo. Соединенное Королевство остается членом Европейского космического агентства, которое не входит в состав ЕС.

Лабораторные принадлежности: избежание введения новых тарифов

Многие исследователи опасались, что товары, перевозимые между Соединенным Королевством и ЕС, будут облагаться значительными новыми тарифами, что приведет к задержкам в доставке товаров в страну.Но сделка включает в себя беспошлинную торговлю товарами, а это означает, что импорт критически важного лабораторного оборудования и расходных материалов столкнется с небольшими дополнительными препятствиями, хотя и будет некоторое усиление таможенных проверок.

Клинические испытания и данные

В рамках сделки Великобритания и ЕС согласились признать стандарты качества друг друга и проверки лекарств, что означает, что дополнительные проверки безопасности не потребуются при перемещении лекарств через границу. Это «должно свести к минимуму любые перебои в поставках, включая продукты, проходящие клинические испытания», — говорит Эмлин Сэмюэл, директор по политике и связям с общественностью лондонской благотворительной организации Cancer Research UK.

Но возникло опасное бюрократическое препятствие: несмотря на сделку, судебные процессы под руководством Великобритании, которые охватывают несколько европейских стран, теперь должны будут нанять человека или организацию в ЕС, чтобы они действовали в качестве законного представителя. «Это препятствие для международного сотрудничества», — говорит Самуэль. Он отмечает, что некоторые исследования рака, в частности редких или детских заболеваний, для изучения которых доступно меньшее количество людей, опираются на клинические испытания, которые работают во многих странах.

Помимо сделки, Соединенное Королевство все еще ждет, пока ЕС решит, являются ли его правила защиты данных «адекватными».Это позволило бы учреждениям Великобритании продолжать беспрепятственно получать личные данные из стран ЕС, включая данные пациентов из клинических испытаний. В качестве временного решения участники переговоров согласились сохранить действующие правила на срок до шести месяцев, что должно дать Европейской комиссии время для завершения своей оценки.

Студенты: Великобритания оставляет популярную программу обмена

Многие ученые сетуют на решение Великобритании выйти из Erasmus +, популярной программы, которая позволяет гражданам ЕС учиться за границей в десятках стран и рассматривается как ключ к поощрению международного сотрудничества.В 2018 году программой воспользовались более 17000 студентов британских университетов.

Соединенное Королевство заменяет Erasmus схемой Тьюринга, инициативой стоимостью 100 миллионов фунтов стерлингов (138 миллионов долларов), которая, по словам правительства Великобритании, будет более глобальной и будет ориентирована на студентов из неблагополучных районов. Правительство заявляет, что это «обеспечит налогоплательщикам большее соотношение цены и качества», но эта схема не будет распространяться на приезжающих студентов из других стран. По оценкам UUKi, если учесть расходы новых студентов Erasmus, Соединенное Королевство получило чистую прибыль в размере 243 миллионов фунтов стерлингов в год от участия в Erasmus.

Иммиграция: начинается балльная система

Brexit положил конец «свободе передвижения» между Соединенным Королевством и ЕС, что означает, что люди больше не могут беспрепятственно перемещаться между двумя регионами для работы и проживания, хотя краткосрочные визиты остаются безвизовыми .

Новая иммиграционная система Великобритании, согласованная до заключения торговой сделки, включает специальные положения для ученых. Ученые и инженеры из ЕС, желающие работать в Соединенном Королевстве, теперь должны подавать заявки через систему баллов для квалифицированных рабочих, которая вступила в силу 1 января.Их приложения рассматриваются наряду с приложениями исследователей из остального мира. Ученые также могут подать заявление на получение визы Global Talent, которая предлагает более быстрый путь к постоянному поселению, чем путь квалифицированного рабочего.

Но правила для британских ученых, стремящихся работать в странах ЕС, более фрагментированы: свобода передвижения заменена лоскутным одеялом национальных иммиграционных схем, говорит Кристин Салливан, адвокат из Брюсселя Fragomen, юридической фирмы, специализирующейся на иммиграции. вопросы.По ее словам, ЕС проводит политику, которая пытается гармонизировать и упростить правила стран для людей, приезжающих в блок для проведения исследований и учебы, но единой визы для ученых на территории ЕС не существует.

После угроз сорвать сделку по Брекситу Великобритания и ЕС проводят решительные переговоры.

Европейский союз (ЕС) развевается рядом с флагом Британского союза, также известным как «Юнион Джек» в Лондоне.

Джейсон Олден | Bloomberg Creative Photos | Getty Images

ЛОНДОН — Великобритания и Европейский Союз должны начать новые переговоры в пятницу, чтобы избежать надвигающейся торговой войны.

Великобритания официально вышла из ЕС в январе 2020 года, и с тех пор вступил в силу ряд новых торговых соглашений. Тем не менее, соглашения теперь, похоже, находятся под угрозой, поскольку Великобритания жалуется на трудности с проведением необходимых проверок товаров, перемещаемых из Великобритании в Северную Ирландию.

Характер этой границы после Брексита стал серьезным камнем преткновения в переговорах между правительством Великобритании и Европейским союзом. Великобритания включает Англию, Шотландию и Уэльс, но не Северную Ирландию; Однако Северная Ирландия входит в состав США.K.

Европейская комиссия, исполнительный орган ЕС, в прошлом месяце предложила адаптировать определенные части торговой сделки, чтобы упростить проведение этих проверок. Но официальные лица ЕС с тех пор жаловались, что правительство премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона не проявляет готовности к переговорам.

Политологи предупреждают, что это противостояние может затянуться на несколько месяцев.

Чиновник Комиссии, который не пожелал называть своего имени из-за деликатности переговоров, заявил в четверг, что его предложения отмечают «существенное отличие» от первоначальной торговой сделки.

«Северная Ирландия заслуживает стабильности и определенности, и мы готовы работать круглосуточно для достижения этой цели», — сказал чиновник. «Великобритания должна сделать шаг навстречу нам, чтобы переговоры были значимыми».

Однако есть существенные различия в том, как ЕС и Великобритания ищут решения этой проблемы.

Министр Великобритании по Brexit Дэвид Фрост заявил, что все проверки товаров, перемещаемых из Великобритании в Северную Ирландию, должны быть прекращены. Вместо этого он считает, что власти должны доверять компаниям, которые сообщают им, останутся ли продукты в Северной Ирландии или продолжатся в Ирландской Республике, которая является европейской территорией.

Компании должны заполнять разные формы в зависимости от того, поступят товары на европейский рынок или нет.

Однако Европейская комиссия заявляет, что они не могут доверять компаниям, которые информируют их о торговых потоках. «Что … не работает, так это ждать, пока трейдеры нам сообщат», — сказал неназванный чиновник Комиссии. «Мы считаем, что нам нужны данные, чтобы отслеживать это».

Комиссия заявляет, что она действительно хочет значительно сократить количество документов, которые компании должны заполнять при перемещении товаров из Великобритании в Северную Ирландию.Однако в конечном итоге Брюссель обеспокоен тем, что продукты, не соответствующие европейским стандартам, могут попасть на единый рынок ЕС через Северную Ирландию.

Другая проблема заключается в том, что Великобритания хочет прекратить юрисдикцию Европейского суда в отношении того, как работает их торговая сделка. Но ЕС не сдвинулся с места в этом направлении.

Разорвать все на части?

На фоне этого противостояния Фрост пригрозил применить так называемую статью 16 — это приведет к приостановке части текущего торгового соглашения на том основании, что оно вызывает «экономические, социальные или экологические трудности.

Он сказал в среду, что запуск этой статьи будет «единственным вариантом», если переговоры с ЕС потерпят неудачу.

ЕС, со своей стороны, предупредил, что он будет принимать ответные меры в этом сценарии, который не может привести к торговой сделке. — и торговая война.

«Высокопоставленные официальные лица ЕС в Брюсселе, а также в 27 столицах континента крайне мрачно оценивают перспективы и считают, что эскалация в форме торговой войны — вероятно, в начале нового года — теперь почти неизбежно «, — говорится в записке аналитиков консалтинговой группы Eurasia во вторник.

Сотрудничество Германии и Великобритании — Федеральное министерство иностранных дел

Соглашение о торговле и сотрудничестве, заключенное между ЕС и Соединенным Королевством, вступило в силу на временной основе 1 января 2021 года после того, как все 27 государств-членов одобрили Соглашение и его временное применение. 27 апреля 2021 года Европейский парламент также выразил свое одобрение, что означает, что Соглашение могло полностью вступить в силу 1 мая 2021 года.

Соглашение о торговле и сотрудничестве ставит отношения между ЕС и Соединенным Королевством на новый уровень. опора.Это большой успех. Никогда ранее такое всеобъемлющее соглашение не было заключено между EU и третьей страной, и оно было достигнуто в рекордные сроки.

Обе стороны, EU и Великобритания, получают выгоду от достигнутого соглашения. Не только для Европейского Союза, но и для Германии необходимы интенсивное сотрудничество и тесные дружеские отношения с Соединенным Королевством, что также подчеркнул Бундестаг Германии в своей позиции, опубликованной 21 апреля 2021 года. Соглашение о торговле и сотрудничестве составляет здесь прекрасную основу.Бундесрат также подчеркнул в своей позиции от 12 февраля 2021 года, что Соглашение обеспечивает долгосрочную правовую основу, дающую всем, кто пострадал от Брексита, основу для планирования.

Какие договоренности были согласованы?

Помимо прочего, Соглашение о торговле и сотрудничестве создает широкое экономическое партнерство. По сути, это основано на соглашении о свободной торговле, которое не содержит ни тарифов, ни квот и, таким образом, предотвращает любые серьезные торговые барьеры. Однако для такого партнерства нужны справедливые параметры.По этой причине обе стороны согласовали далеко идущие положения, чтобы гарантировать честную конкуренцию. Это касается сферы государственной помощи и стандартов защиты потребителей, труда, окружающей среды и климата. Вы можете найти точные положения, которые полностью вступили в силу 1 мая 2021 года, на веб-сайтах соответствующих федеральных министерств, а также Европейской комиссии. Краткий обзор можно найти здесь.

Однако подлинного экономического партнерства не могло бы быть, если бы будущие отношения не выходили за рамки торговых вопросов.Таким образом, Европейский Союз и Соединенное Королевство также согласовали рамки будущего сотрудничества во многих других сферах: услуги, профессиональная квалификация, государственные закупки, вопросы окружающей среды и энергетики, грузовые воздушные, морские и железнодорожные перевозки, а также положения о социальном обеспечении. и исследования и разработки. В соответствии с Соглашением Великобритания продолжит участие в целой серии программ ЕС .

В свете тесных связей между Европейским Союзом и Соединенным Королевством и их географической близости Соглашение также устанавливает тесное партнерство в области безопасности.Это облегчает сотрудничество по вопросам правосудия и внутренних дел. Конкретно это означает, что обе стороны будут продолжать, например, в контексте Европола, тесно сотрудничать в борьбе с преступностью и будут сотрудничать в борьбе с отмыванием денег, транснациональной преступностью и терроризмом. Кроме того, Соглашение регулирует взаимный обмен данными, например данными о пассажирах авиакомпаний или сведениями о судимости. Все это будет сделано в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека и стандартами защиты данных, сопоставимыми со стандартами EU .

Хотя ЕС хотел бы этого, к сожалению, Соглашение не содержит никаких положений о сотрудничестве в сфере внешней политики и безопасности. ЕС и Великобритания останутся ключевыми партнерами в НАТО , ОБСЕ и ООН . Федеральное правительство продолжает выступать за тесное внешнее сотрудничество и сотрудничество в области политики безопасности с Великобританией, также в рамках ЕС .

На каком основании Европейская комиссия вела переговоры?

С выходом Соединенного Королевства из Европейского Союза с 1 февраля 2020 года вступило в силу Соглашение о выходе, ранее заключенное между ЕС и Великобританией.Соглашение о выходе регулирует такие ключевые вопросы, как права граждан. Это соглашение сопровождалось Политической декларацией, в которой были изложены согласованные рамки для переговоров о будущих отношениях. В соответствии с Политической декларацией 27 государств-членов ЕС согласовали 25 февраля 2020 года переговорный мандат Европейской комиссии, которая вела переговоры о будущих отношениях с Великобританией от имени государств-членов. С марта по декабрь 2020 года ЕС и Великобритания вели постоянные переговоры, несмотря на трудности, вызванные пандемией COVID19.Европейская комиссия на регулярной основе проводила регулярные консультации с 27 странами-членами, а также с Европейским парламентом. Ближе к концу обе стороны еще больше активизировали переговоры, и 24 декабря 2020 года было достигнуто соглашение.

Что произошло в конце переходного периода? Какие приготовления были сделаны?

Период между выходом Соединенного Королевства из ЕС 1 февраля 2020 года и 31 декабря 2020 года был переходным периодом, согласованным в Соглашении о выходе.Это дало гражданам, предприятиям и государственным органам время подготовиться к выходу Великобритании из единого рынка ЕС и таможенного союза ЕС .

С 1 января 2021 года Великобритания больше не является частью единого рынка ЕС или таможенного союза ЕС . Таким образом, отношения ЕС с Великобританией коренным образом изменились, несмотря на новое Соглашение о торговле и сотрудничестве.

Федеральное правительство провело своевременную и всестороннюю подготовку к этим изменениям, которые уже можно было предвидеть до конца переходного периода и которые произойдут независимо от результатов переговоров о будущих отношениях.В рамках ЕС правительство Германии поддерживает очень тесные контакты с Европейской комиссией и другими государствами-членами, а также на национальном уровне с землями и всеми заинтересованными сторонами (бизнес-сообществом, ассоциациями, гражданами) с момента начала переговоров. Этот тесный контакт будет продолжаться после вступления Соглашения в силу.

9 июля 2020 года Европейская комиссия опубликовала сообщение о готовности, в котором излагаются изменения, которые произойдут, независимо от результата переговоров.Подробную информацию об отдельных изменениях (например, поездки, таможенные пошлины, закон о защите данных, промышленные товары, химические вещества и т. Д.) Можно найти в почти 100 уведомлениях о готовности заинтересованных сторон для конкретных секторов. Они призваны помочь государственным органам, компаниям и гражданам адаптироваться к новой ситуации.

Здесь вы можете найти обзор исчерпывающей информации, доступной для граждан и компаний.

Какую роль играет Соглашение о выходе?

Благодаря Соглашению о выходе, ЕС свобода передвижения, т.е.е. право жить, работать, учиться или получать социальное обеспечение в любой точке ЕС и в Великобритании продолжало действовать до конца переходного периода. Кроме того, гражданин ЕС , проживающий в Великобритании до 31 декабря 2020 года, и граждане Великобритании, проживающий в стране ЕС до 31 декабря 2020 года, будут пользоваться пожизненной комплексной защитой своих прав; они могут продолжать жить, работать, учиться и пользоваться социальным обеспечением в Великобритании и ЕС соответственно.

Эти права содержатся в Соглашении о выходе; вытекающее из этого обязательство по защите этих прав будет реализовано посредством национального законодательства и мер. В Германии 24 ноября 2020 года вступил в силу Закон о текущей поправке к Закону о свободе передвижения / , ЕС и другим законодательным актам, соответствующим законам Союза. Этот Закон обеспечивает статусные права граждан Великобритании и членов их семей, имеющих право на свободу передвижения в соответствии с Соглашением о выходе.Дополнительная информация доступна на веб-сайте Федерального министерства внутренних дел, строительства и коммунального хозяйства.

С момента своего выхода 1 февраля 2020 года Великобритания не имела права голоса в учреждениях ЕС . Более того, с тех пор граждане Великобритании были исключены из участия в инициативах европейских граждан и больше не имеют права голосовать на местных выборах в других странах ЕС или на выборах в Европейский парламент, а также баллотироваться в качестве кандидатов на таких выборах.

Специальный протокол для Северной Ирландии (Протокол Северной Ирландии), прилагаемый к Соглашению о выходе, гарантирует непрерывную целостность единого рынка ЕС ; в то же время он гарантирует, что не будет никакого контроля на границе между Ирландией и Северной Ирландией и что Соглашение Страстной пятницы останется в полной силе. Протокол предусматривает, что Северная Ирландия останется частью таможенной территории Великобритании, но все соответствующие правила единого рынка ЕС будут применяться в Северной Ирландии, как и Таможенный кодекс Союза.Проверки и сбор таможенных пошлин, которые это повлечет за собой, будут производиться, в частности, на пунктах въезда на остров Ирландия в Северной Ирландии. В декабре 2020 года Европейская комиссия и Великобритания договорились отложить начало определенных проверок на несколько месяцев.

После того, как 3 марта 2021 года правительство Великобритании в одностороннем порядке объявило о своем намерении продлить эти освобождения от проверок для товаров и таможенных пошлин, применимых к определенным группам продуктов, 15 марта 2021 года Европейская комиссия начала судебное разбирательство против Великобритании.Великобритания представила свои замечания в ответ на письмо с официальным уведомлением Европейской комиссии до 15 мая. Европейская комиссия сейчас оценивает этот ответ.

В то же время Европейская комиссия и Великобритания работают над графиком полного выполнения Протокола для Северной Ирландии с целью разработки четких долгосрочных правил для сообществ и предприятий Северной Ирландии.

Соглашение о выходе создает совместный комитет, в котором стороны регулярно встречаются под председательством Мароша Шефчовича, вице-президента Европейской комиссии, и Дэвида Фроста, ответственного министра со стороны Великобритании, для участия в диалоге по реализации Соглашение о выходе.

Более того, финансовые обязательства Великобритании в отношении EU являются одним из пунктов, изложенных в Соглашении о выходе. [Европейская комиссия отвечает на дополнительные вопросы о Соглашении о выходе на своем веб-сайте.]

Законодатели ЕС обсуждают соглашение о Брексите до решающего голосования

  • Парламент ЕС голосует во вторник, результат должен быть получен в среду
  • Ратификация ЕС должна быть завершена на этой неделе
  • Великобритания завершила выход из ЕС января.1, напряженность сохраняется

БРЮССЕЛЬ, 27 апреля (Рейтер) — законодатели ЕС в последний раз обсудили торговое соглашение между Европейским союзом и Великобританией после выхода Великобритании из ЕС в последний раз перед голосованием, которое, как ожидается, даст согласие подавляющим большинством голосов. .

Это должен быть последний шаг к ратификации соглашения о торговле и сотрудничестве, достигнутый в декабре после более чем четырех лет ожесточенных переговоров и сохраняющегося недоверия после того, как Великобритания закончила 47 лет членства в ЕС.

«Это развод. Это предупреждение, Брексит. Это провал Европейского Союза, и мы должны извлечь из этого уроки», — сказал депутатам главный переговорщик ЕС по Брекситу Мишель Барнье, которые аплодировали ему стоя. за его работу.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к reuters.com

Зарегистрируйтесь

Соглашение, подписанное в последние дни 2020 года, вступило в силу только временно до конца апреля, ожидая утверждения Европейским парламентом. Законодатели проголосуют поздно во вторник, а результаты будут обнародованы в среду утром.

Нет никаких сомнений в том, что они поддержат сделку после того, как ассамблеи ранее одобрили ее 108 голосами против 1. В противном случае отношения между ЕС и Великобританией вернулись бы к основным условиям Всемирной торговой организации с квотами и тарифами.

Даже с учетом торговой сделки британский экспорт в ЕС упал на 47% в январе-феврале, а импорт на 20%, что намного больше, чем снижение для любого другого торгового партнера ЕС.

Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен выступает на пресс-конференции в Пуурсе, Бельгия, 23 апреля 2021 года.Джон Тис / Пул через REUTERS

Подробнее

Однако были некоторые сомнения, что голосование состоится, поскольку парламент протестовал против британских изменений в торговых соглашениях в Северной Ирландии, что побудило Брюссель подать в суд.

Манфред Вебер, парламентский глава правоцентристской Европейской народной партии, заявил, что его коллеги поддержат сделку, но обеспокоены ее реализацией, поскольку не доверяют правительству премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона.

Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что торговое соглашение предоставляет инструменты, в частности закрытие доступа на рынок, для обеспечения соблюдения.

«Позвольте мне внести ясность: мы не хотим использовать эти инструменты. Но мы без колебаний воспользуемся ими в случае необходимости», — сказала она в начале дискуссии.

Ожидается, что после того, как парламент даст свое согласие, 27 стран ЕС подтвердят сделку. Затем блок проинформирует Великобританию, и торговое соглашение будет официально заключено.

Законодатели также голосуют по 17-страничной сопроводительной резолюции, в которой Брексит назван «исторической ошибкой».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.