Разное

Экономический кризис в сша 2019: Stratfor (США): экономический кризис в США все глубже и суровее | Экономика | ИноСМИ

02.10.2020

Stratfor (США): экономический кризис в США все глубже и суровее | Экономика | ИноСМИ

Спад из-за пандемии, возможно, достиг нижней точки в апреле-июне, когда ВВП падал рекордными темпами. Но учитывая, что рост замедлялся еще до пандемии, перспективы американской экономики остаются безрадостными. Один лишь эффект базы, вероятно, обеспечит в третьем квартале 2020 года положительный рост, однако признаки восстановления экономики США уже замедляются, а это означает, что нельзя исключить новый спад уже в четвертом квартале. И с ростом числа заболевших по всей стране усиливается вероятность, что рост ВВП США не вернется к допандемическому уровню еще долгие годы. 

Что произошло

Как и следовало ожидать, первоначальная оценка роста ВВП США, самое широкое мерило экономической активности, во втором квартале 2020 года резко упала, составив в годовом исчислении 32,9 процента. Хотя этот показатель несколько меньше консенсус-прогноза в 34 процента, этот спад — величайший за всю историю, по крайней мере, с 1940-х, когда США начали собирать квартальные данные. Рост ВВП в первом квартале также был снижен на 5 процентов.

В третьем квартале 2020 года экономика США, скорее всего, вырастет, так как пик карантина пришелся на апрель. Однако вспышки эпидемии ширятся по меньшей мере в 21 штате, а восстановление высокочастотных показателей экономической активности — например, оплаты по кредитной карте и уровня занятости гостиниц — замедляется. Это усугубит уже нанесенный ущерб доходам, потреблению, инвестициям и безработице. Даже умеренные меры сдерживания — например, продолжающееся социальное дистанцирование и удаленная работа для ряда профессий и отраслей, все равно подорвут экономическую активность. 29 июля председатель Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл (Jerome Powell) подчеркнул эти опасения, недвусмысленно заявив, что «развитие экономики будет в значительной степени зависеть от распространения вируса» и что восстановление в США под вопросом.

 

  • Американские домохозяйства будут с осторожностью относиться ко всем расходам, кроме насущного потребления. Личное потребление, а на него приходится порядка двух третей ВВП США, во втором квартале сократилось в годовом исчислении на 34,6 процента. Доля личных сбережений в располагаемом доходе также почти утроилась — с 9,5 процента в первом квартале до 25,7 процента во втором.
  • Личные доходы во втором квартале подскочили на 32,6 процента — главным образом за счет государственных выплат, чье будущее неясно. Перспектива сворачивания расширенных пособий по безработице, даже если Конгресс утвердит временное продление, все же нагнетает неопределенность вокруг постоянного дохода и продолжит сокращать расходы потребителей: домохозяйства опасаются новых вспышек и усугубления безработицы.
  • Кроме того, по данным агентства «Рейтер», задолженность 17,3 миллиона американцев по арендной плате составляет в общей сложности 21,5 миллиарда долларов. Федеральный запрет на выселение истекает 31 июля, а Конгресс зашел в тупик насчет продления.
  • Крупнейшим тормозом для экономики будет оставаться безработица. Официальные данные по безработице склонны занижать ущерб рынку труда, поскольку отличить работников в неоплачиваем отпуске от выбывших из рынка труда непросто. Кроме того, завершение Программы защиты зарплат 8 августа грозит отсроченным сокращением рабочих мест, поскольку предприятия теряют поддержку на фоне падения продаж. Доля участия населения в рабочей силе составляет 61,5 процента — налицо небольшой рост, но его недостаточно, чтобы восстановиться после падения в феврале-апреле. Между тем число первичных обращений за пособиями по безработице за последний отчетный период (с учетом задержки) возросло впервые после бурного скачка в марте. Повторные заявки немного снизились, но скользящее среднее первоначальных заявок за четыре недели, по-видимому, застряло на уровне 1,4 миллиона — при этом ту или иную форму пособий предположительно получают более 30 миллионов американцев.
  • Ситуация для американских компаний не лучше, поскольку неопределенность вокруг узких мест — спроса и предложения — сохраняется, а прибыль корпораций продолжает падать. Во втором квартале инвестиции в основной капитал сократились на 27 процентов в годовом исчислении, а инвестиции в недвижимость упали на 38,7 процента. Инвестиции в нежилые здания и сооружения падают пять кварталов подряд без перспектив значительного восстановления в этом году, поскольку как крупным, так и мелким компаниям грозят банкротства. К концу июня о банкротстве по главе 11 (с целью финансового оздоровления) объявили более 3 тысяч 600 американских компаний, что на 26 процентов больше, чем за аналогичный период 2019 года и на 43 процента больше, чем в июне 2019 года, по данным юридической службы Epiq Global.
  • Между тем, на фоне федеральных трат государственные расходы выросли во втором квартале на 2,7 процента. Грядущий откат назад не вызывает сомнений, поскольку до сих пор нет единого мнения о необходимом объеме федерального стимулирования. Ограничению расходов будет способствовать и сокращение государственных и местных доходов, поскольку в 48 штатах из 50 в той или иной форме действует требование сбалансированного бюджета, как сообщает Управление по подотчетности правительства США. Для сравнения, чтобы оправиться от рецессии 2007 года государственным и местным властям потребовалось 10 лет.
  • Хотя чистый экспорт США (конечная категория расходов ВВП) во втором квартале незначительно вырос, перспективы торговли остаются неопределенными на фоне резкого падения мирового спроса и обострения напряженности между США и Китаем.

 

Что дальше

 

Project Syndicate
Fox News
Sina.com

Что касается политических контрмер, Пауэлл решительно дал понять, что ФРС достигла пределов своего арсенала — при всей готовности сделать все необходимое, чтобы сохранить экономику США на плаву на фоне обострения эпидемии covid-19. В будущем тяжелая работа ляжет на плечи фискальной политики. Точечный график с июньского заседания Федерального комитета по открытым рынкам демонстрирует единодушное мнение ФРС, что процентные ставки будут оставаться на уровне, близком к нулю, до 2021 года. Лишь два члена ожидают в 2022 году повышения, а идею отрицательных ставок Пауэлл не одобряет.

На фоне роста числа заболевших экономический рост в США может оставаться на допандемическом уровне в течение многих лет, что грозит подорвать федеральные расходы а, возможно, и способность Вашингтона оказывать глобальное влияние.

На выручку Конгрессу и Белому дому, которые как будто зашли в тупик из-за размера расходов и выплат, может пойти фискальная политика. И если фискальная политика должна принять на себя удар, но не может этого сделать, либо если у нее не хватает политической воли достичь соглашения, США грозит длительный период экономической стагнации, а возможности правительства реагировать на колебания делового цикла будут сильно ограничены.

Приоритеты федеральных расходов придется переориентировать, особенно когда уровень государственного долга достиг рекордного уровня, что также чревато последствиями для глобальной роли США, ограничивая их способность демонстрировать свою мощь, будь то жесткую или мягкую. Китай и Европа намного лучше США контролируют свои вспышки covid-19, и, хотят они того или нет, США придется составлять бюджеты в соответствии с имеющимися ресурсами — и не исключено, что для этого придется сократить военные расходы и иностранную помощь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ипотечный долг США побил рекорд 2008 года

https://ria.ru/20190815/1557511821.html

Ипотечный долг США побил рекорд 2008 года

Ипотечный долг США побил рекорд 2008 года

Одиннадцать лет назад крах крупнейшего инвестбанка мира Lehman Brothers вызвал глобальный финансовый кризис, обернувшийся многолетней рецессией. Этому... РИА Новости, 23.08.2019

2019-08-15T08:00

2019-08-15T08:00

2019-08-23T19:27

ипотечный кризис

lehman brothers

мировой финансовый кризис

финансовый кризис 2008 года

федеральная резервная система сша

сша

экономика

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/155752/37/1557523753_0:0:3001:1688_1920x0_80_0_0_58e886e1ae9d526e5b29b5b8d162ed24.jpg

МОСКВА, 15 авг — РИА Новости, Наталья Дембинская. Одиннадцать лет назад крах крупнейшего инвестбанка мира Lehman Brothers вызвал глобальный финансовый кризис, обернувшийся многолетней рецессией. Этому предшествовал ипотечный кризис в США. Нынешний ипотечный долг американцев достиг рекордных 9,4 триллиона долларов — это больше, чем в 2008 году. Насколько опасна ситуация и грозит ли миру повторение катастрофического сценария десятилетней давности — в материале РИА Новости. Больше, чем в 2008-мВ начале 2007 года кризис затронул высокорисковые ипотечные кредиты. Вторая волна в 2008-м распространилась на стандартный сегмент, где займы, выдаваемые банками, рефинансируются государственными ипотечными корпорациями. К третьему кварталу 2008-го ипотечный долг в США достиг 9,294 триллиона долларов.Если верить статистике Федерального резервного банка (ФРБ) Нью-Йорка, сейчас ипотечный долг американских домохозяйств еще больше. Во втором квартале он вырос на 162 миллиарда — до 9,4 триллиона долларов. Причем на ипотечные кредиты приходится львиная доля общего внутреннего долга, составляющего 13,86 триллиона и увеличивающегося уже 20 кварталов подряд.Устойчивый долгОзначает ли это то, что под американской экономикой снова задымилась ипотечная долговая бомба, готовая взорваться? Как утверждают экономисты ФРБ Нью-Йорка, нынешняя ситуация с долгом домохозяйств существенно отличается от той, что была 11 лет назад. Правила кредитования стали намного жестче, случаи задержки платежей сократились.В то же время, по мнению аналитиков банка JP Morgan Сhase, изменение структуры рынка ипотечных кредитов выглядит рискованным. В 2018 году небанковские ипотечные кредиты занимали 80% рынка (до кризиса — менее 20%). Небанковские кредиторы обычно менее капитализированы, а кроме того, нет четкого механизма для определения того, кто может взять на себя роль обслуживания небанковских услуг, если такие кредиторы выйдут из бизнеса.Что же касается ипотечного долга домохозяйств, то, как считают в Morgan Сhase, в целом положение "достаточно устойчиво" и с этого направления рецессии ждать не стоит.Триггером станет доллар…Более вероятный триггер нового обвала — сам доллар. Как предупреждают аналитики Bloomberg, стремительный рост курса американской валюты наносит урон экономике и способен вызвать рецессию уже в ближайшем будущем.Эксперты поясняют: укрепление доллара съедает прибыли транснациональных корпораций США с долговыми обязательствами на триллионы долларов (например, Сoca-Cola, Caterpillar, Boeing). На это указал Дональд Трамп, озабоченный усилением национальной валюты."Высокая ставка ФРС по сравнению с другими странами удерживает наш доллар на слишком высоком уровне. И это создает большие трудности для того, чтобы наши прекрасные производители, такие как Caterpillar, Boeing, John Deere, наши автомобильные и другие компании могли конкурировать на единых для всех условиях", — посетовал он в твиттере. Впрочем, по мнению наблюдателей, попытки Трампа ослабить доллар, скорее всего, обречены на провал. С

О будущем экономическом кризисе в Европе — Реальное время

На Западе надулся новый пузырь на рынке недвижимости?

Процентные ставки в еврозоне уже довольно долго находятся на очень низком уровне, что стимулирует кредитование. Но когда-нибудь Европейский центральный банк запустит процесс ужесточения денежно-кредитной политики — и тогда никому мало не покажется. Впрочем, глобальный кризис придет не из Европы. «Реальное время» предлагает читателям материал коллег об этом.

Очередной кризис в Европе неизбежен, уверена глава банковского надзора в Европейском центральном банке (ЕЦБ) Даниэль Нуи. Неизвестно, когда и почему он возникнет, отмечает она, но допускает, что новый экономический шторм может зародиться на рынке недвижимости.

Риски создает рост цен на коммерческую недвижимость в Прибалтике и использование плавающих процентных ставок, пояснила Нуи в интервью латвийскому агентству LETA. По ее словам, это создает более широкие риски для стран Северной Европы, так как многие балтийские банки принадлежат скандинавским кредиторам.

Сейчас процентные ставки в еврозоне находятся на рекордно низком уровне, и некоторые эксперты опасаются, что «дешевые» деньги могут надуть пузыри на рынке. Кое-где уже произошел резкий рост цен на недвижимость. Между тем ЕЦБ анонсировал постепенное сворачивание мягкой кредитно-денежной политики. При этом нет никаких гарантий, что зарплаты или прибыли вырастут вместе со ставками, сообщает Reuters.

Очередной кризис в Европе неизбежен, уверена глава банковского надзора в Европейском центральном банке (ЕЦБ) Даниэль Нуи. Фото Reuters (investing.com)

За дешевизну придется платить

Долгий период низких процентных ставок в Европе и накопившиеся в результате объемы кредита действительно таят в себе потенциальную угрозу для экономического развития региона, поскольку повышение учетных ставок сделает обслуживание кредитов дороже, что может затруднить процесс их возврата, разделяет тревоги европейских чиновников эксперт «Международного финансового центра» Ольга Прохорова.

ЕЦБ не повышал ставки с 2008 года, напоминает она, и за 10 лет рынок привык к «дешевым» деньгам. В условиях отрицательной депозитной ставки ЕЦБ (–0,1%) и нулевой базовой учетной ставки сам ЕЦБ, по сути, поощрял людей тратить деньги или инвестировать. Эти меры были направлены на то, чтобы противостоять слишком низкой инфляции. Банки активно раздавали кредиты, и, как результат, общий объем долга еврозоны в 2018 году составляет примерно 84% ВВП против 65% в 2007 году.

Низкие ставки по кредитам стимулировали рост ипотечного кредитования региона, и даже обеспеченные граждане, которым нет нужды прибегать к заемным средствам, повсеместно использовали этот инструмент, поскольку проценты по ипотеке очень низкие, — поясняет аналитик.

К примеру, в Финляндии средняя ставка по ипотеке составляет 1,47% годовых, в Швеции — 1,85%, в Германии — 1,89%. Даже в проблемных регионах, таких как Греция и Италия, ипотечные ставки составляют 4,35 и 2,56% соответственно. Для сравнения, в России, по данным местного ЦБ, средневзвешенная процентная ставка по рублевой ипотеке сегодня составляет 9,62%, а ставка по ипотечным кредитам в иностранной валюте — 9,29%.

Когда ЕЦБ запустит процесс ужесточения денежно-кредитной политики, стоимость обслуживания ипотечных кредитов для населения и бизнеса начнет расти. Далеко не все смогут покрыть эти издержки, что потенциально может привести к росту долговой нагрузки для банков и их банкротству, в особенности на фоне того, что параллельно с этим будет расти стоимость обслуживания кредитов, взятых самими банками у ЕЦБ, — продолжает эксперт.

Она согласна с Нуи в том, что невозможно предугадать, когда именно начнется кризис. Но регион уже имеет целый спектр опасных явлений, среди которых и перегретый «дешевыми» деньгами фондовый рынок, и в особенности яркий дисбаланс в экономике сообщества между Германией и такими странами с большими размерами торгового и бюджетного дефицита, как Греция, Ирландия, Испания, Португалия и Италия.

Также потенциальные риски несут смена парадигмы в отношениях между США и еврозоной и некоторая их натянутость, возникшая в последнее время на фоне газовых споров США и Германии. Еще одна опасность — торговые войны, инициированные президентом США Дональдом Трампом, поскольку это грозит замедлением экономического роста региона, что на фоне удорожания денег может сказаться весьма критично.

Вспоминая США

Повод для беспокойства у главы банковского надзора ЕЦБ и правда есть, считает руководитель аналитического департамента компании «ФинИст» Екатерина Туманова. Но она не уверена в том, что новый кризис зайдет через рынок недвижимости.

Когда мы слышим «кризис на рынке недвижимости», мы вспоминаем события 10-летней давности — кризис ипотечного кредитования, который начался в США. Но нельзя сравнивать ту ситуацию США и Европу сейчас, — предупреждает эксперт.

По ее словам, в Америке была продумана система плавающих ставок, с которыми население не справилось. То есть сначала был период низких ставок, затем проценты росли в рамках одного кредитного договора. Люди брали трудновыполнимые обязательства на недвижимость, выплачивали их по низким ставкам, потом просили рефинансирование у банков и перекредитовывались по таким же низким процентам.

И если бы недвижимость тоже продолжила рост, может, кризис и миновал, однако ставка начала расти, а цены на недвижимость — снижаться. Поэтому пошла волна отказов платить дорого за недвижимость, которая быстро дешевеет. То есть тут последовательность следующая: дешевые ипотечные ставки — дешевая недвижимость — дорожающая недвижимость — дорожающие ставки — дешевеющая недвижимость — кризис — снижение ставок до 0%, — рассуждает Туманова.

Очень похожая ситуация возникла в Великобритании после референдума по Brexit в 2016 году, добавляет она: цены на коммерческую и жилую недвижимость начали расти ускоренными темпами и достигли размеров предкризисного 2006 года. Конечно, 2 года назад у Великобритании были вообще иные условия, но симптомы схожи. Однако резервный банк Великобритании, наобо

Мировое экономическое положение и перспективы на 2019 год

Мировое экономическое положение и перспективы на 2019 год

21 января 2019 г.

Ожидается, что глобальный рост останется на уровне 3,0% в 2019 и 2020 годах, однако стабильные темпы роста мировой экономики маскируют рост рисков снижения, которые потенциально могут усугубить проблемы развития во многих частях мира, по данным World Экономическое положение и перспективы 2019.Мировая экономика сталкивается с совокупностью рисков, которые могут серьезно подорвать экономическую активность и нанести значительный ущерб долгосрочным перспективам развития. Эти риски включают эскалацию торговых споров, резкое ужесточение мировых финансовых условий и усиление климатических рисков.

«Хотя мировые экономические показатели остаются в основном благоприятными, они не говорят всей картины. В отчете «Мировое экономическое положение и перспективы на 2019 год» подчеркивается, что за этими цифрами можно увидеть нарастание краткосрочных рисков, которые угрожают перспективам глобального роста.Говоря более фундаментально, отчет вызывает озабоченность по поводу устойчивости глобального экономического роста перед лицом растущих финансовых, социальных и экологических проблем ». —Антониу Гутерриш, Генеральный секретарь ООН

Во многих развитых странах темпы роста приблизились к своему потенциалу, а уровень безработицы упал до исторического минимума. Среди развивающихся стран регионы Восточной и Южной Азии по-прежнему демонстрируют относительно высокие темпы роста в условиях стабильного внутреннего спроса.Однако, если не считать сильных глобальных заголовков, экономический прогресс по регионам был крайне неравномерным. Несмотря на улучшение перспектив роста на глобальном уровне, в нескольких крупных развивающихся странах в 2018 году наблюдалось снижение дохода на душу населения. Даже среди стран, в которых наблюдается значительный рост дохода на душу населения, экономическая активность часто определяется основными промышленными и городскими регионами, оставляя позади периферийные и сельские районы. Хотя экономическая активность в странах-экспортерах сырьевых товаров, особенно в экспортерах топлива, постепенно восстанавливается, экономический рост по-прежнему подвержен изменчивым ценам на сырьевые товары.Для этих стран резкое падение мировых цен на сырьевые товары в 2014/15 году по-прежнему сказывалось на финансовом и внешнем балансе, оставив после себя более высокий уровень долга.

Полный отчет:

Краткое содержание:

американских фермеров в кризисе. Вот почему

Вот уже почти два столетия семья Рикманнов выращивает коров для молока на этом грязном клочке земли в центре Висконсина. Мэри и Джон Рикманн, которые сейчас управляют фермой и ее 45 коровами, видели все взлеты и падения - засухи, наводнения, переизбыток молока, из-за которого цены упали.Но они никогда не видели такого кризиса.

У Рикманов долги на сумму около 300 000 долларов, и сборщики ссуд требуют от них счета за корм и выплаты за использованный трактор, который они купили для поддержания фермы. Но сейчас труднее, чем когда-либо, заработать деньги, не говоря уже о выплате долга, - говорит Мэри Рикманн на обклеенной желтыми обоями кухне обвисшего фермерского дома, где она живет со своим мужем Джоном и двумя из их семи детей. Семья Рикманов получает около 16 долларов за каждые 100 фунтов проданного молока, что на 40 процентов меньше, чем шесть лет назад.Бывают недели, когда весь чек идет на ежемесячный платеж по ипотеке в размере 2100 долларов. Два сборщика векселей наложили арест на ферму. «Что вы делаете, когда стоите у стены и просто не знаете, куда повернуть?» - говорит Рикманн, когда ее старинный холодильник начинает гудеть. Мэри, 79 лет, и Джон, 80 лет, надеялись оставить ферму своим двум сыновьям, 55 и 50 лет, которые все еще живут с ними и управляют фермой. Теперь они меньше сосредоточены на своем наследии, чем на том, чтобы пережить неделю.

По крайней мере, в американском воображении семейная ферма все еще существует, как и на праздничных открытках: как живописное, скромно процветающее пространство, которое благотворно заполняет пространство между городскими центрами, где живет большинство из нас. Но он снижается на протяжении поколений, и в последние дни 2019 года небольшие фермы подвергаются ударам со всех сторон: торговая война, суровая погода, связанная с изменением климата, падение цен на сырьевые товары, связанное с глобализацией, политической поляризацией и корпоративным сельским хозяйством, определяемое не каким-либо бункер и красный амбар, но технологии и эффективность масштабирования.Это худший кризис за последние десятилетия. С июля 2018 по июнь 2019 года количество банкротств фермерских хозяйств на Среднем Западе увеличилось на 12 процентов; на Северо-Западе они выросли на 50 процентов. Десятки тысяч людей просто перестали заниматься сельским хозяйством, зная, что реорганизация через банкротство их не спасет. В период с 2011 по 2018 год страна потеряла более 100 000 ферм; 12000 из них только в период с 2017 по 2018 год.

Мантия Рикмана в их доме во Фремонте, Висконсин, ноябрь.20, 2019.

Джейсон Вон для TIME

Долг фермы в 416 миллиардов долларов находится на рекордно высоком уровне. С 2013 года более половины всех фермеров теряли деньги каждый год, а в этом году потеряли более 1644 долларов. Просрочки по сельскохозяйственным кредитам растут.

Самоубийства в фермерских общинах происходят с угрожающей частотой.Фермеры - не единственные рабочие в американской экономике, которых вытесняют технологии, но когда они теряют работу, они также изгоняются из своих домов и с земли, которая принадлежала их семьям на протяжении поколений. «Это так сильно поражает вас, когда вы чувствуете, что теряете наследие, которое начали ваши прабабушка и дедушка», - сказал Рэнди Рокер, молочный фермер из Висконсина, который боролся с депрессией и чей сосед Леон Статц покончил жизнь самоубийством в прошлом году. после финансовых затруднений он вынужден был продать 50 дойных коров.По оценкам Рокера, он теряет 30 000 долларов в месяц.

Даже крупные компании сталкиваются с беспрецедентными проблемами; Dean Foods, глобальный производитель молочной продукции, который покупает молоко у тысяч мелких фермеров, объявил о банкротстве во вторник, 12 ноября, и добивается продажи, что может еще больше помешать фермерам искать места для продажи своего молока.

Фермеры всегда говорили о надвигающейся катастрофе, но продолжительность и серьезность нынешнего кризиса предполагает тревожную и когда-то немыслимую возможность - независимое земледелие больше не является жизнеспособным средством к существованию.На малые фермы, определяемые как те, которые приносят менее 350 000 долларов в год до вычета расходов, приходилось лишь четверть производства продуктов питания в 2017 году, по сравнению с почти половиной в 1991 году. В молочной промышленности на небольшие фермы приходилось всего 10 процентов производства. Исчезновение маленькой фермы еще больше ускорило бы упадок сельской Америки, которая десятилетиями пыталась сохранить экономическую базу.

«Фермерские и ранчо семьи находятся на грани исчезновения», - говорит Эл Дэвис, животновод из Небраски и бывший сенатор штата.«Если мы потеряем сельский образ жизни, мы действительно потеряем большую часть того, что делало эту страну великой».

Вид из коровника на коровье пастбище; одна из многих фермерских кошек у входа в сарай.

Джейсон Вон для TIME

Совершенный шторм факторов привел к недавнему кризису в сельскохозяйственной отрасли.После периода бума в начале 21-го века цены на такие товары, как кукуруза, соя, молоко и мясо, начали падать в 2013 году. Причиной такого снижения цен являются две силы, перевернувшие большую часть американской экономики: технологии и глобализация. Технологии сделали фермы более эффективными, чем когда-либо прежде. Но эффект масштаба означал, что большая часть выгод досталась корпоративным фермерам, которые создавали огромные владения, когда мелкие фермеры распродавались. Даже после того, как с 1948 по 2015 год в США исчезли четыре миллиона ферм, общий объем производства увеличился более чем вдвое.Глобализация привела к появлению большего числа фермеров на международном рынке сельскохозяйственных культур, наводнив рынок соей, кукурузой, крупным рогатым скотом и молоком, а с увеличением предложения цены снизились. По словам Джона Ньютона, главного экономиста Американского сельскохозяйственного бюро, мировое производство продуктов питания за последнее десятилетие увеличилось на 30 процентов. Если это хорошо для того, чтобы накормить планету, это также сокращает объем поступлений, поступающих производителям, затраты которых не падают вместе с ценами.

Торговая война президента Трампа не помогла.После того, как США в прошлом году ввели пошлины на китайские товары, включая сталь и алюминий, Китай в ответ ввел 25-процентные пошлины на импорт сельскохозяйственной продукции из США. Затем Китай обратился к другим странам, таким как Бразилия, для замены американской сои и кукурузы. «Это был рынок, на развитие которого ушли годы», - говорит Барб Калбах, фермер в четвертом поколении, выращивающий кукурузу и сою из Айовы, имея в виду Китай. «Президент очень много работал, чтобы сделать наши рынки нестабильными». Ее соевые бобы собраны и сидят в элеваторе, пока она ждет, чтобы увидеть, купит ли Китай, несмотря на тарифы.Экспорт сельскохозяйственной продукции в период с января по август этого года снизился на 5 процентов, или на 5,6 миллиарда долларов, по сравнению с тем же периодом прошлого года. Администрация Трампа предоставила помощь фермерам, пострадавшим от торговой войны, на сумму 16 миллиардов долларов, хотя мелкие фермеры жалуются, что большая часть денег уходит крупным производителям с большими потерями урожая. По данным Американской федерации сельскохозяйственных бюро, около 40 процентов из 88 миллиардов долларов дохода фермерских хозяйств, ожидаемых в этом году, поступят в виде федеральной помощи и страхования.Доход фермерских хозяйств без этой помощи, составляющий 55 миллиардов долларов, снизился на 14 процентов по сравнению с прошлым годом и составляет половину от уровня 2013 года.

Небольшим хозяйствам было особенно трудно адаптироваться к этим изменениям, в которых они винят политику правительства и отсутствие соблюдения антимонопольного законодательства. По их словам, правительство на стороне крупных хозяйств и неоднозначно относится к успеху мелких хозяйств. «Стань большим или уходи», - печально сказал фермерам в 1970-х Эрл Батц, министр сельского хозяйства Никсона.Эту мысль недавно поддержал министр сельского хозяйства при президенте Трампе Сонни Пердью. «В Америке большое становится больше, а маленькое исчезает», - сказал Пердью на Всемирной выставке молочных продуктов в Висконсине в октябре. По данным Министерства сельского хозяйства США, количество ферм с площадью более 2000 акров почти удвоилось с 1987 по 2012 год. Количество хозяйств с площадью от 200 до 999 акров сократилось за этот период на 44 процента.

Многие мелкие американские фермеры обычно продают свой урожай дешевле, чем его производство.«Это очень пугающим, вы работать каждый день, и каждый день, кажется, что вы просто всегда борются,» говорит Rieckmann.

Цены настолько низкие, что такие фермеры, как Рикманы, пытаются придумать другие способы найти деньги для поддержания своей фермы. Но, как и во многих других сельских районах по всей стране, их город Фремонт не отличается бурной экономикой. В этом году в округе Ваупака закрылись и Kmart, и еще один универмаг Shopko, в результате чего десятки рабочих лишились работы.Мэри Рикманн, которой в январе исполнится 80 лет, устроилась разносчиком газет; семья также открыла аккаунт GoFundMe. Но после того, как Мэри разбила свою машину туманной ночью, ее муж и сыновья убедили ее отказаться от бумажного маршрута. В прошлом семья продавала телят, чтобы получить дополнительные деньги, но Джон недавно вывел двух телят на фондовый рынок и получил 20 долларов за одного и 30 долларов за другого - два года назад эти телята принесли бы от 300 до 400 долларов каждый. «Если бы кто-нибудь сказал мне 20 лет назад, как это будет сейчас, я думаю, я бы назвал его лжецом», - говорит Рикманн.

Закрытый торговый центр Mobil Mart во Фремонте, штат Висконсин, 20 ноября 2019 г.

Джейсон Вон для TIME

Сильный дождь и несвоевременный снегопад в этом году также нанесли ущерб многим фермерам Среднего Запада.Этот год «был одним из самых значительных погодных явлений», - сказал Джон Ньютон, главный экономист Американской федерации сельскохозяйственных бюро. В этом году в некоторых частях Айовы, Небраски и Миннесоты произошло рекордное наводнение: в верховьях реки Миссисипи выпало на 200 процентов больше дождя и снега, чем обычно. Необычный дождь и снег помешали фермерам засеять 19 миллионов акров в этом году, это больше всего с тех пор, как Министерство сельского хозяйства США начало измерения в 2007 году. Напротив, в прошлом году погода помешала посадке всего на 2 миллиона акров.

Майк Росманн, клинический психолог и фермер из Айовы, который работает с фермерами, оказавшимися в бедственном положении, говорит, что этой весной ему приходилось семь звонков в неделю от фермеров, у которых были проблемы с психическим здоровьем из-за финансового состояния их фермы. Один фермер позвонил Росманну, чтобы сказать, что он подумывает о самоубийстве - наводнения уничтожили кукурузу, которую он уже собрал и хранил в элеваторе, но ни страхование урожая, ни страхование от наводнения не покрыли бы ее, поскольку он уже собрал урожай.«Когда эта ферма потеряна, это огромная потеря самости», - говорит Скотт Марлоу, старший специалист по политике Фонда развития сельских районов, у которого есть горячая линия для фермеров, которым грозит опасность потерять свои фермы. Джон Хэнсон, у которого есть горячая линия помощи в Небраске, говорит, что в этом году ему в полночь звонили отчаявшиеся фермеры, в том числе один сидящий на своей кухне с заряженным дробовиком и выключенным светом.

«Это очень, очень уныло для нас, и многие фермеры, которых я знаю, находятся в одной лодке», - сказала Бренда Кокран, небольшая ферма из Пенсильвании, которая говорит, что ей известно о девяти самоубийствах, связанных с низкими ценами на молоко, за последние два года. .«Чтобы поддержать нас в течение пяти лет, нужно чудо». В Farm Aid работает горячая линия 1-800 для фермеров, столкнувшихся с кризисом, и количество звонков на эту горячую линию в прошлом году увеличилось на 109 процентов по сравнению с предыдущим годом, говорит Алисия Харви, директор отдела по защите интересов и фермерских услуг Farm Aid. В новом законопроекте о фермерских хозяйствах предусмотрено выделение 50 миллионов долларов на пять лет на поддержку психологического здоровья бедствующих фермеров.

Сельская Америка сокращалась на протяжении десятилетий, и Великая рецессия ускорила это сокращение, поскольку рабочие места на производстве в сельских районах исчезли, а люди переехали в города и пригороды в поисках работы.Вот где действительно работа. Согласно данным, полученным Дэвидом Свенсоном, экономистом из Университета штата Айова, в период с 2008 по 2017 год на мегаполисы, в которые входили центральные города с населением не менее 50 000 человек, приходилось 99 процентов всех рабочих мест и прироста населения. На Среднем Западе в 81% сельских округов в период с 2008 по 2017 г. наблюдалось сокращение численности населения, а на Северо-Востоке за этот период сократилось 85% сельских округов.

Стивен Рикманн загружает тюк сена ноября.20, 2019.

Джейсон Вон для TIME

Калбах, фермер из Айовы, выращивающий кукурузу и сою, говорит, что на квадратной миле земли, где она живет, пять разных семей выращивали кукурузу, бобы, сено, крупный рогатый скот и свиней. За последние 15 лет остальные четыре семьи сдались и уехали. По мере того как фермеры продавали продукцию более крупным предприятиям, местные предприятия, зависящие от мелких фермеров, также разорялись.Место, где Кальбахи покупают химикаты, теперь находится в 75 милях. Единственная аптека в ее округе закрылась в начале этого года. Больше нет местного места, где она могла бы починить сельхозтехнику. «Все тысячи фермеров, которые покинули землю - все предприятия ушли вместе с ними», - говорит она.

То же самое и с организациями, составляющими сообщество . По данным Национального центра статистики образования, около 4400 школ в сельских районах были закрыты в период с 2011 по 2015 год, последний год, по которому имеются данные; пригородные районы, напротив, за тот же период добавили около 4000 школ.В одной только молочной стране Висконсина школьный округ Антиго на севере центральной части штата Висконсин в этом году закрыл три начальные школы, а с 2018 года закрылись 44 школы.

«Раньше у меня было много соседей, теперь у меня почти нет соседей, - говорит Джордж Нейлор, фермер из Айовы, выращивающий кукурузу и сою, который пытается перейти на органическое земледелие, чтобы остаться на плаву.

Кокран беспокоится о будущем своей сельской общины в Пенсильвании, поскольку все больше фермеров сдаются.В ближайшее время запланированы аукционы двух соседних ферм. Бизнес по поставкам холодильного оборудования для молочной продукции, где она покупает оборудование, находится на грани краха. Молодые люди, видя вокруг себя экономическое отчаяние, уходят как можно быстрее. «Я рассматриваю это как полное изгнание - или истребление - нашего сельского класса», - говорит она.

Нет ничего, что могло бы изменить эти сельские районы. Американцы все больше концентрируются в нескольких мегаполисах - к 2040 году 70 процентов американцев будут жить в 15 штатах.Регионы, окружающие семейные фермы Америки, могут стать следующими городами-призраками страны. «Мы должны подумать о том, как мы действительно хотим, чтобы сельская Америка выглядела», - говорит Джим Гудман, президент Национальной коалиции семейных фермерских хозяйств. «Хотим ли мы, чтобы это были заброшенные маленькие городки и фермеры, которые не могут зарабатывать на жизнь, и множество действительно больших ферм, загрязняющих грунтовые воды?» (Было обнаружено, что крупные фермы, которым приходится иметь дело с большим количеством отходов животноводства из-за своего размера, загрязняют грунтовые воды и воздух.)

Большинство семейных фермеров , похоже, согласны с тем, что привело к их тяжелому положению: политика правительства. По их словам, после Нового курса Соединенные Штаты установили минимальный уровень цен для фермеров, по сути обеспечив им минимальную заработную плату за выращиваемые ими культуры. Но правительство начало откатывать эту политику в 1970-х годах, и теперь мировой рынок во многом определяет цену, которую они получают за свой урожай.Крупные фермы могут обходиться более низкими ценами на зерновые, увеличивая их масштабы; несколько центов за галлон коровьего молока в сумме, если у вас тысячи коров.

Мэри Рикманн на своей ферме во Фремонте, Висконсин, ноябрь.20, 2019.

Джейсон Вон для TIME

Более мелкие фермеры предупреждают, что страна без местных фермеров может создать проблемы в цепочке поставок продуктов питания. Если одна компания поставляет все молоко или сыр для всего региона, что произойдет, когда это растение окажется зараженным или шторм изолирует его от остальной части страны? «Это невероятно хрупкая цепочка поставок, и когда она терпит неудачу, она выходит из строя полностью», - говорит Марлоу из Фонда развития сельских районов.

Семейные фермеры говорят, что концентрация сельскохозяйственных угодий среди нескольких крупных компаний сродни феодализму и не по-американски. Он также отвлекает любую прибыль, которая может быть получена от сельского хозяйства, к инвесторам из других стран, усугубляя экономические и географические разногласия, питающие политический раскол в стране. «Есть веская причина для серьезного беспокойства, когда вместо 10 средних молочных ферм, приносящих доход, владельцы которых тратят его в городе, вы заменяете его большой фермой, принадлежащей группе инвесторов, чьи прибыли уходят в Нью-Йорк и Чикаго, - сказал Питер Карстенсен, почетный профессор права юридического факультета Университета Висконсина.

Фермеры говорят, что лучшее решение - это государственная политика, направленная против консолидации продуктовых магазинов и предприятий пищевой промышленности, которые закупают продукты у фермеров. Существующий антимонопольный закон позволит правительству предотвратить крупные слияния, которые означают, что у фермеров меньше мест для продажи своего урожая и что запасы более дорогие, но эти законы в основном не соблюдаются, говорит Карстенсен. Ранее в этом году конгрессмен из Висконсина представил закон, вводящий мораторий на крупные слияния продуктовых и продуктовых магазинов.Фермеры выступают за улучшение соблюдения антимонопольного законодательства по всей стране; в октябре скотоводы провели акцию «Митинг, чтобы остановить воровство!», чтобы призвать Конгресс защитить семейных фермеров от монопольной власти, а в Вермонте фермеры, занимающиеся производством молока, подали иск, утверждая, что конгломерат покупателей молока сговорился установить низкие цены на продукцию. молоко.

Одна категория мелких фермеров процветает на нынешнем рынке: органические фермы, которые могут взимать надбавку за свой урожай и которые могут продавать его на месте.В 2016 году насчитывалось более 14 000 сертифицированных органических фермеров, что на 58 процентов больше, чем в 2011 году. Но переход на органическое производство обходится дорого, и для таких фермеров, как Рикманы, которые уже имеют большие долги, это не вариант. Рикманн говорит, что они не получили ни цента помощи от правительства, поскольку помощь идет фермам с наибольшим количеством сельскохозяйственных угодий и животных. Они не затаили дыхание, что что-то изменится. «Иногда мне кажется, - говорит Мэри Рикманн, - что реальный средний семейный доход в США

» (MEHOINUSA672N) | FRED

Источник: U.С. Бюро переписи населения