Разное

Федор овчинников жена – Фёдор Овчинников – Интервью о личном

30.06.2019

Фёдор Овчинников – Интервью о личном

Сели в такси около офиса «Додо-пиццы».

— Первый раз даёшь интервью в такси?

— Нет, когда-то кому-то ещё давал.

— Ты по образованию археолог. Зачем люди роются в земле? Какая нам разница, что сто лет назад вот тут жили кривичи?

— Такой же вопрос однажды задал мой учитель английского. Учителя английского не всё знают про людей, поэтому много спрашивают. Мне было сложно ему ответить. Люди многие вещи делают непонятно зачем. Когда-то философия и математика тоже непонятно зачем были.

Представь, что ты занимаешься каменным веком на территории Республики Коми. Изучаешь, как гребенчатая керамика несколько веков назад слилась с какой-то другой керамикой. Зачем это нужно современным людям? Мне кажется, что суть человека — всё изучать. Изучать, не всегда понимая, зачем это практически надо и какую пользу твоя работа принесёт человечеству. Это некий процесс познания. Так устроен человек.

Археологию часто используют в политических целях. Например, нормандская и антинорманнская теории. Даже в археологии, которой занимался я в Коми, была замешана политика: нужно было доказать, что финно-угорские племена живут в Коми давно. 

Ещё одну вещь скажу: археология — это история материальной культуры. Я изучал пряжки для ремней эпохи великого переселения народов на определённой территории, и в пятом веке была одна мода, в шестом — другая, в седьмом — третья. Пряжки отражали социальный статус так же, как сейчас его отражает машина или телефон. Это интересно с практической точки зрения.

— Что тебе дало изучение пряжек?

— Во-первых, развитие научного мышления, умение структурировать и делать выводы.

Ещё математический подход. Археология — самая негуманитарная из гуманитарных наук. В ней очень много статистики.

Усидчивость и терпение. Археология — нудная работа с интересными результатами. Чтобы дойти до них — нужно проделать много скучной и неинтересной работы. В бизнесе, кстати, так же.

Я использовал пряжки для хронологии и оставил след в археологии, сделав теорию, которая объясняет хронологию и этническое происхождение определённого населения.

Осознание того, что ты сделал открытие — суперкайф. Оно заставляет быть учёным. Есть куча всего неизвестного, ты это анализируешь и делаешь какое-то открытие. Это тоже сродни бизнесу: запуск продукта очень драйвит.

Вообще, для меня пряжки были игрой. Когда, допустим, Перельман пытается решить теорему Пуанкаре, он играет. Теорема — просто головоломка, которая наполняет его жизнь смыслом. Пряжки для меня были такой же игрой, попыткой отгадать загадку. Плюс понимание того, что ты соприкасаешься с тайной. С детства мечтал об этом.

Я изучал курганные могильники на территории Республики Коми. Представь, что в 5-6 веках нашей эры кочевники пошли на Север. Почему они пошли? Это же трагедия. Я — единственный, кто это расследует. Как сыщик. Это до безумия интересно. Всю жизнь занимался бы этим.

— Почему ты ушёл из археологии?

— В российской науке ты не всегда можешь сам выбирать тему. Мне поменяли тему, у меня была демотивация, стал параллельно увлекаться маркетингом. Понял, что там больше выбора и ушёл в бизнес.

—Расскажи про последнюю книгу, которая на тебя повлияла.

— Я не очень много читаю. В год две-четыре книги целиком. Расскажу про две последние.

Первая — «Sapiens. История человечества». В ней очень мощное обобщение того, как функционирует общество. Человек — животное, которое придумывает мифы и верит в них. Государство, деньги — это мифы. Мифы отличают нас от животных и позволяет создавать нам масштабные вещи. Я понял, что бренды — такие же мифы. Круто создать что-то, что может объединить людей.

Вторая — «Империя должна умереть» про историю России начала 20 века. Я археолог и историк, поэтому большим кайфом было просто погрузиться в эту эпоху. Понравилось, что книга написана простым журналистким языком, а не историческим. Вынес много открытий. Например, оказывается, уровень гражданского общества и демократии при царе был высоким.

interview.sourvillo.ru

Что происходит с историей о «наркотрафике из Латинской Америки»? — Блоги — Эхо Москвы, 21.02.2018

2892338

Фёдор Овчинников, основатель «Додо Пиццы»: Когда наша история получила, благодаря вашей поддержке, очень широкую огласку, наше дело из ОВД Южное Медведково передали в вышестоящую инстанцию — в отделение МВД по Северо-восточному административному округу города Москвы. В конце прошлой недели на допрос в качестве свидетеля к новому следователю сходил наш партнер-франчайзи в Москве Станислав Семионов. Следователь СВАО общался уже совершенно по-другому. Он сообщил, что все это какое-то недоразумение. Он вообще не понимает, зачем на допрос был вызван основатель компании, и пообещал, что больше допросов не будет.

Следователь предположил, что две «закладки», которые были найдены нашими сотрудниками в одной и той же пиццерии в Москве в ноябре и январе, объединить в одно дело не получится, так как доказать, что обнаруженное вещество из одной партии не представляется возможным. Станислав дал показания об обстоятельствах обнаружения «закладок» в туалете сотрудниками его пиццерии. На этом все закончилось.

На допросе был только один странный момент. Следователь сообщил адвокату и нашему партнеру-франчайзи, что я дал неверную информацию полиции на первом допросе. Сказал, что у меня нет судимостей, но они проверили и на самом деле у меня есть погашенная судимость за мошенничество. Это абсолютная неправда. Что это, ошибка или своеобразный психологический прием, чтобы посмотреть на реакцию слушателей?

Чтобы оценить, будет ли развиваться это дело или все действительно на этом и закончится, надо знать, что за ним стояло. Люди называли разные версии: отъем бизнеса, происки конкурентов, месть обиженных, коррупция, «проверка» на прочность, просто рутинная отработка дела. Некоторые даже считали, что мы это сами все раздули ради пиара. Хотя последнее, что нам нужно, — это ассоциации нашей компании с делом о наркотиках.
Изложу свое субъективное мнение, основанное на анализе известных фактов. Я не считаю, что наш бизнес хотели отобрать — хотя бы потому, что без нашей команды он ничего не стоит. Не верю и в версию о конкурентах — на нашем рынке так конкурировать просто бессмысленно, а наши крупнейшие соперники — это уважаемые международные компании.

Но я не думаю, что это было и рутинной полицейской работой. Безумная анонимка о том, что мы якобы под видом сети пиццерий занимаемся поставкой наркотиков из Латинской Америки, поступила в полицию 1 октября. В ней были указаны адреса пяти пиццерий, задействованных в «схеме наркотрафика». 23 ноября именно в одной из пиццерий этого списка в туалете для гостей наши сотрудники и обнаружили закладку наркотических средств.

Есть три версии, которыми можно объяснить связь этих событий. Первая: анонимное обвинение — правда, весь бизнес «Додо Пиццы» это просто прикрытие. Вторая: заявление от какого-то безумца с указанием адреса пиццерии и найденная через 23 дня «закладка» именно в этой пиццерии — просто случайное совпадение. Третье: и письмо, и «закладка» — части одной спланированной провокации.

Что еще было необычного в этой истории? Безумное заявление было написано от лица Прониной Екатерины Викторовны. На основании именно этого заявления я был привлечен к делу как свидетель, несмотря на то, что не имею никакого отношения к управлению пиццерией в Медведково, где наши сотрудники нашли «закладку». Эта пиццерия принадлежит нашему партнеру-франчайзи в Москве Станиславу Семионову.

Следователь очень настойчиво вызывала меня на допрос в качестве свидетеля в ОВД Южное Медведково, при этом три месяца с момента поступления заявления полиция не пыталась установить, кто такая Пронина, хотя в заявлении было указано, что она имеет отношения к «Додо Пицце» в Люберцах. Пользователи интернета нашли настоящую Пронину за пару часов, при этом настоящая Екатерина, инвестор нашей пиццерии в Люберцах, сказала, что заявление не писала и ее подпись подделана. Мой допрос в ОВД Медведково начался с того, что следователь объявила мне грозную статью «распространение в особо крупных размерах с наказанием вплоть до пожизненного», и представлял из себя попытку связать меня и пиццерию в Медведково, где были найдены «закладки».

У нас есть основания полагать, что все это было спланированной провокацией, и написали об этом заявление в надзорные органы и полицию. Что стоит за этой историей? Вы можете не поверить, но я пишу совершенно искренне, мы не знаем, кто и зачем все это мог организовать. У нас нет врагов. Но при этом мы понимаем, что вокруг — достаточно агрессивная бизнес-среда. Возможно, наши открытые цифры у кого-то вызывают зависть (хотя мы еще по сути стартап, и наша управляющая компания по-прежнему убыточна). Может быть, кому-то показалось, что мы богаты и могли бы поделиться? Если даже дела не выйдет, всегда ведь можно затаскать людей по допросам. Кто-то на нашем месте дал бы слабину — и был бы готов «договариваться».

Но это не наш путь. С самого начала мы ведем бизнес открыто — все на ладони, «Додо Пицца» де факто сегодня самая прозрачная частная компания в России. Нам сложно что-то предъявить. И мы всегда будем открыто защищать интересы компании, бизнеса, инвесторов, сотрудников.

Я не думаю, что атака преследовала серьезные цели — скорее это была разведка боем. В то же время мы почувствовали, что нас поддерживает множество людей — журналисты, бизнесмены, политики… Поэтому предполагаю, что для нас эта история на том и закончится. Мы не будем больше ходить на допросы, а дело против неустановленных лиц перейдет в разряд нераскрытых. Риски, которые создает наша публичность, никак не сопоставимы с той воображаемой выгодой, которую можно получить от нашего бизнеса.

Мы идеалисты, но мы никогда не идеализировали Россию. Эта история сделает нас сильнее. Мы намерены открывать пиццерии по всему миру в странах с разной бизнес-средой, и в Южной Америке и в Африке, и мы готовы к разным вызовам. Мы уже принимаем серьезные меры, чтобы не дать использовать наши пиццерии для противоправных действий. Мы поставили цель — сделать наши пиццерии самым некомфортным местом для любых криминальных элементов. Исключим возможность что-то спрятать в туалетах, закроем все люки и вентиляционные отверстия. Убедимся, что в пиццериях нет слепых зон для видеокамер. Введем регулярные проверки мест, в которых можно что-то оставить.

Ну и конечно, мы продолжим вести бизнес так, чтобы к нам просто невозможно было придраться. Мы по-прежнему будем вести бизнес открыто. И будем теперь готовы отстаивать интересы компании всеми законными способами.

Спасибо за поддержку!

Оригинал

echo.msk.ru

Фёдор Овчинников — ВикиКомпромат

Фёдор Овчинников, фотография взята с портала vedomosti.ru.

Фёдор Овчинников — российский деятель, связанный с конторой «Додо Пицца». Фигурант уголовного дела. Попался на самопиаре.

Родился 10 июня 1981 года в Сыктывкаре.

Окончил Сыктывкарский государственный университет.

С 2015 года связан с конторой «Додо Пицца» (Dodo Pizza).

Дело о наркотиках[править]

В феврале 2018 года на портале Medialiks вышла статья «„Беги, Додо, беги“. Что происходит с Фёдором Овчинниковым и его „Додо Пиццей“, где нашли наркотики». В материале отмечается, что:

  • У основателя сети «Додо Пицца» Фёдора Овчинникова проблемы: полиция утверждает, что в ресторанах его партнёров нашли несколько закладок наркотиков, а на него самого в главное управление МВД поступил донос.
  • 30 января Овчинников сообщил, что с ним связались сотрудники отдела полиции в округе Южное Медведково. По его словам, они звонили по телефону и в грубой форме требовали, чтобы бизнесмен явился на допрос.
  • В комментариях довольно быстро выдвинули версию, согласно которой уголовное дело о сбыте наркотиков через пиццерии — результат атаки со стороны конкурентов. В базе ОГРН подписчики Овчинникова обнаружили предпринимателя Пронину Екатерину Викторовну. Ей принадлежит компания ООО «ВИТАГОЛД», зарегистрированная в Люберцах.[1]

В мае 2018 года вышла статья «Дело о наркотиках в „Додо пицце“ завели снова из‐за „разгильдяйства следствия“». В статье сообщается, что следствие пришло к выводу, что через компанию Овчинникова может производиться отмывание денежных средств, нажитых преступным путём:

  • Основатель пиццерии «Додо пицца» Федор Овчинников сообщил, что следствие снова рассматривает дело о наркотиках в одном из заведений его сети.
  • Овчинникова снова вызвали на допрос в УВД по Северо-Восточному административному округу Москвы в качестве свидетеля. По его словам, УВД закрыло дело весной 2018 года, но теперь возобновило по требованию прокуратуры СВАО.
  • В частности, сегодня следствие спрашивало о том, как связана «Додо пицца» с холдинговой компанией DP Global Group на Британских Виргинских Островах. Следователь в разговоре с Овчинниковым предположил, что прокуратура может проверять пиццерию на «отмывание средств».[2]

Додо Пицца[править]

О конторе Овчинникова ходят многочисленные негативные отзывы, типовые примеры:

  • Отвратительная компания просто невозможно. Эти гребаные отзывы в группе за которые огребает менеджер а потом и все мы. Зарплата я даже не могу сказать сколько но так мало что едва хватает на еду и коммуналку. Ушёл потому что менеджера раздражал и она практически открыто об этом говорила!
  • При трудоустройстве говорят, что все по ТК РФ. При работе 9-часовой смены обед 30 минут, хотя по законодательству 1 час. В табеле пишут, что отработал 8 часов. Куда в итоге девается 30 минут??? Что за бред? Руководство непрофессиональное, могли бы отдельную уборщицу нанять или доплачивать за уборку!!!
  • Приняли на 7 дней стажировки за сущие копейки. Трудоустройство спустя месяц работы у них. Пришла учиться на кассу. В итоге дальше мытья зала стажировка не продвинулась. Отработав смену, сказали позвонят, когда выходить. Так и не позвонили.
  • Читаю отзывы и удивляюсь. Люди, почему вы себя так не цените, что соглашаетесь на такую работу на таких условиях? Вам кушать нечего? Это касается не только ДоДо, любой работы. Ведь именно потому, что вы готовы работать за троих, а получать крохи, работодатель не повышает зарплату. А зачем? Придет следующий и будет рад 1-2 месяца грести на галерах за похлебку, потом его за борт, а на его место придет другой. Желающих полно. Жалуетесь, что нормальной ЗП нет, так ее и не будет, это рынок, если раб.сила продается дешево, зачем платить дороже? Работодатель себя ведет так, что работа для вас это дар, вы должны быть благодарны, он вас кормит. На самом деле, все держится на обычных работягах и вы приносите ему в 2 раза больше денег, чем он вам платит, иначе ему было просто бы не выгодно. Очень жаль, что в нашей стране не развиты профсоюзы (я не про совок, а про нормальные), это единственная возможность отстаивать свои права и быть равной стороной в отношениях с работодателем. Цените себя и свой труд![3]

Отметился в самопиаре, в частности, созданы материалы об Обвчинникове на таких порталах как tadviser.ru, menofact.com и др., которые были замечены в массовой рекламе различных сомнительных персоналий.

Отслеживаются публикации в СМИ, созданные для пиара Овчинникова: «Мы такие же наивные, как птица додо» (Ведомости), «Сыктывкарский бизнесмен стал лучшим предпринимателем России» (Комсомольская правда), «12 бизнес-советов от Федора Овчинникова» (Gq.ru) и др.

  1. ↑ medialeaks.ru
  2. ↑ 360tv.ru
  3. ↑ otrude.net

wikicompromat.org

Глава «Додо Пицца» Федор Овчинников о 4 книгах, которые вернули ему веру в себя

Владелец сети пиццерий «Додо Пицца» Федор Овчинников — человек открытый. Он не делает секрета из того, как строится его бизнес. Федор ведет блог, где честно делится своими неудачами и проблемами. К примеру, в кризис 2008-2009 годов его первый бизнес, связанный с книгами, «прогорел». Овчинников не сдался и начал все заново, уже на рынке общественного питания — области для него совершенно неизвестной. Предприниматель считает, что очень важно учиться на чужом опыте, поэтому перечитал массу книг от создателей бизнес-империй, которые начинали с нуля. Специально для читателей Библиотеки КнигиКратко Овчинников рекомендует четыре самые полезные книги, которые помогают ему преодолевать препятствия в профессии и верить в себя.

1. «Продавец обуви», Фил Найт

Рекомендации Фила Найта помогли Федору Овчинникову вовремя увидеть и преодолеть угрозы в своем бизнесе.

О собственной обувной марке Фил Найт, основатель бренда Nike, мечтал еще в школе. После колледжа он занял деньги у отца и основал компанию «Блю Риббон», которая семь лет перепродавала японские кроссовки. В то время на рынке господствовал «Адидас», поэтому, когда новоиспеченная компания реализовала первые 300 пар обуви, Найт отпраздновал это как победу. К сожалению, проблем в бизнесе оказалось гораздо больше, чем достижений. На пути к успеху Nike прошла и банкротства, и попытки поглощения, и преступные происки конкурентов, и махинации поставщиков. У Фила Найта есть четыре рецепта преодоления препятствий, которые он описал в книге.

2. «Доставляя Счастье», Тони Шей

«Если вы хоть как то связаны с электронной коммерцией, то эту книгу вы просто обязаны прочитать», — советует Федор Овчинников.

История Тони Шея «от нуля до миллиарда» стала супер-бестселлером. Автор утверждает, что есть три типа счастья: удовольствие, увлечение и высшая цель. Когда они присутствуют в деле, которым вы занимаетесь, финансовые вопросы отходят на дальний план. Но личная вовлеченность и страсть (причем не только руководителя, но и всех сотрудников, от менеджера до курьера) рано или поздно делает бизнес прибыльным и успешным. Почему страсть особенно важна в е-commerce? Ведь вас не видят потребители. Парадоксальный ответ читайте в книге.

3. «Джефф Безос и эра Amazon», Брэд Стоун

Федор Овчинников говорит: «Взяв эту книгу в руки, вы не останетесь равнодушными!» Эмоций будет масса, ведь главный герой книги — чудаковатый миллиардер Джефф Безос.

Говорят, что все выдающиеся люди немного сумасшедшие, в том числе и гении бизнеса. Пример Безоса подтверждает эту теорию. Он работал на Уолл-Стрит и дослужился до поста вице-президента в крупной брокерской компании. У Безоса был собственный дом, полный достаток и красавица-жена. Его ценили начальники и звали к себе конкуренты. Казалось бы, о чем еще мечтать? Но этого показалось Безосу мало.

В 1994 году основатель Amazon уволился с прибыльной работы. Соорудил в гараже подобие офиса и нанял нескольких приятелей, которые согласились помочь. Через четыре года простенький книжный магазин превратился в гигантский супермаркет, продающий все подряд. Сегодня этот бизнес входит в пятерку крупнейших компаний мира. Оставаться на плаву даже в худшие времена Безосу помогали сильный характер и жесткие принципы управления. В Библиотеке КнигиКратко мы подготовили краткий обзор, в котором собраны лучшие бизнес-идеи Безоса, а также его причуды, о которых вспоминают его партнеры и служащие.

4. «Принципы», Рэй Далио

«После прочтения этой книги ваша жизнь уже не будет прежней», — считает Овчинников. Здесь такая концентрация полезных советов на квадратный сантиметр, что книгу лучше читать, вооружившись блокнотом и ручкой.

Рэй Далио вырос в обычной семье со средним достатком, а теперь он входит в топ-100 самых влиятельных людей планеты по версии журнала Forbes. В 26 лет Далио основал инвестиционную фирму, которая существует уже почти полвека. За это время предприниматель изменил всю отрасль, создал новые стандарты бизнеса и просто «размазал» конкурентов. В книге Далио раскрывает секреты своей работы, которые выкристаллизовались из его личных побед и поражений.

В Библиотеке КнигиКратко вы также найдете статью «Что читают известные предприниматели: 3 мини-интервью с Максом Крайновым, Дэнни Перекальски и Олегом Тиньковым»

Акция

Оформите подписку, после чего Вам станут доступны все материалы Библиотеки.

ПОДПИСАТЬСЯ

www.knigikratko.ru

«Открытие бизнеса в новой стране – как высадка на Марс» – «Англия»

Известный российский предприниматель, владелец сети «Додо Пицца» и герой книги «И ботаники делают бизнес» недавно посетил Великобританию

Федор – человек, доказавший, что вести свое дело в России в открытую и выводить не­большую компанию на между­народную арену можно и нуж­­но. Компания Федора масштабируется по франшизе и уже открыла 131 пиццерию в России, США, Китае, Литве, Эстонии, Казахстане и других странах. Команда Овчиннико­ва планирует открытие первой пиццерии в Англии в мае 2017 года. Бизнесмен посетил страну для того, чтобы «по­щупать рынок», посмотреть конкурентов и вернуться в Россию с готовой концепцией заведения. Помимо рабочих планов предприниматель рассказал о своих принципах жизни и наконец раскрыл секрет, сколько он сам съедает пиццы.

– Федор, вы первый раз в Англии?

– Это мой второй визит в Англию. Первый раз я приезжал в гости по приглашению Евгения Чичваркина в 2011 году. Он написал предисловие книги о моем первом предпринимательском опыте «И ботаники делают бизнес» и решил познакомиться лично. Евгений рассказал про местный ри­тейл, и это было очень круто. Я смотрел, как устроен анг­лийский общепит, рестораны, кафе. Теперь цель моей по­ездки более амбициозная. В следующем году мы планиру­ем здесь открыть «Додо Пиц­цу», и мне важно поймать ин­сайты, сравнить их с наб­лю­дениями и предположениями моих коллег. В Россию я дол­жен вернуться с ответом на вопрос о формате заведения: будет ли это только дос­тавка пиццы или она будет совмещена с кофейней. Мне доставляет большое удовольствие «открывать» новую страну с точки зрения бизнеса. Хожу не по туристическим местам, а впитываю атмосферу города, смотрю, как живут люди, что тут популярно.

– Помимо личных ощущений, планируете ли вы исследовать британский рынок?

– Исследования бесполезны. Важна интуиция, от которой на сто процентов зависит бизнес. Ведь что такое предпринимательский нюх? Это не просто подсознательное ощущение, а опыт. Чем больше ты занимаешься бизнесом, тем лучше у тебя интуиция. Плюс должна быть природная предрасположенность к созданию продуктов, которая нераздельно связана со знаниями логики рынка и производства, теорией позиционирования – маркетинг, в общем.

Главное, что надо знать про нашу сферу бизнеса в Брита­нии: тут существует формат pizza-delivery и успешно раз­виваются международные компании Papa John’s, Domi­no’s. Точка. Рынок сильно кон­курентный, и нам нужно оп­ре­делить свои преимуще­ства и на что делать ставку. Мы выберем популярные позиции конкурентов, и на их основе сделаем свое меню с рецептами, знакомыми англичанам. Сначала запустимся, поработаем, получим цифры продаж и отклики клиентов, а потом начнем экспериментировать. Открытие бизнеса в новой стране – это как высадка на Марс. Нужно сначала колонию закрепить и выжить, а потом уже начинать что-то изобретать. Ведь что не убивает, делает тебя сильнее.

– Какие есть идеи по поводу формата «Додо Пиццы» и британского рынка общепита в целом?

– Американский рынок, на котором мы уже работаем, ближе к британскому, чем к российскому. Но в США бе­зумная культура консюмеризма, тогда как в Англии люди придерживаются разумного потребления, отдают предпочтение полезным и натуральным продуктам. Для себя я отметил, что в Лондоне популярна еда на ходу (сэндвичи, салаты), а это как раз наше направление. С точки зрения развитости рынка, Англия – большая Калифорния. Мы остановимся на формате Artisan pizza delivery. Не­большое количество пицц с отборными ингредиентами. Будет простой сайт, стильный дизайн кафе и пицца кусочками, чтобы у каждого была возможность познакомиться с новой маркой.

– Кто будет управлять пиццерией в Британии?

– Пиццерия открывается по франшизе. Ее владелец – рус­ский предприниматель Кон­с­тантин Юдинцев, при­ехавший в Англию несколько лет на­зад. Первую пиццерию отк­роем, скорее всего, в Брай­то­не. У нас очень много заявок на открытие «Додо Пиц­цы» от русскоязычных бизнесменов, которые эмигрировали в Ка­наду, Англию, Китай, да­же из Пуэрто-Рико запрос есть. Два наиболее перспек­тивных нап­равления – США и Китай. Есть большие планы по Ин­дии, Австралии, Бра­зилии, Германии, Франции. Здесь можно открываться благодаря американским компаниям, сформировавшим рынок дос­тавки пиццы.

– Как скоро можно увидеть «Додо Пиццу» в Италии?

Может быть, никогда. Италия – особая страна. Междуна­род­ные сети пиццерий туда не идут, потому что пицца для них – святое. Starbucks отк­рывал там заведение, и итальянцы сильно возмущались: у нас же свой кофе есть.

– В своем первом интервью с Олегом Тиньковым вы го­ворили о том, что планируете развиваться по всему миру. На тот момент это была готовая стратегия или только мечта?

– Четкого плана не было, иначе это звучало бы нескромно от человека, у которого одна пиццерия в подвале, открывшаяся полтора месяца назад. Я верил в то, что завтра бу­дет новый день, что мы вырастем, будем выходить на другие страны. Чтобы добиться чего-то крупного, нужно с большим удовольствием заниматься мелкими делами, имея за плечами весомую цель и амбиции. Мысли глобально, действуй локально – моя лю­бимая формула.

– В книге «И ботаники дела­ют бизнес» позиция «не наб­расываться на мармелад», т.е. желание быстро получать плоды своих действий, была вам чужда. А сейчас?

– Бизнес – это постоянная учеба на ошибках. Невозмож­но прочитать умную книжку, а потом не наступать на грабли. Все достижения «Додо Пиццы» сделаны благодаря ошибкам в прошлом. Сейчас я тоже совершаю промахи, но не такие фатальные. Свои страсти стараюсь контролировать, ведь этой ключевой фактор успеха в бизнесе. Нужно, чтобы с ростом компании не было головокружения от успехов. Предприниматель должен держать руку на пульсе и помнить о смерти, как японские самураи. Как говорил Билл Гейтс, любая компания за 180 дней может разориться из-за неправильного управления.

Вокруг много соблазнов, проектов, стран. Важно уметь говорить «Нет». У нас уже есть Америка, Россия, Китай с большими рынками, так что, с одной стороны, английский проект может нас больше расфокусировать. С другой – я вижу партнера, его энергетику и понимаю, что для нас это стратегическая вещь, которую нужно показать инвесторам. Не так много русских компаний, которые растут глобально и в чей успех и долгосрочность верит столько талантливых, амбициозных людей.

Серьезный вызов для меня – умение управлять собой, энергией и состоянием потока. Быстрый темп и проекты, длящиеся не по году, выбивают тебя из колеи. Нужно постоянно подзаряжаться, осо­бенно от творческих и ин­тересных людей, которые с тобой работают. Я не имею права уставать, несмотря на большое количество задач и решений. Я должен быть главным двигателем бизнеса. От моей мотивации и уверенности зависят результаты команды, поэтому свою энергию надо беречь. Тут и образ жизни, и питание важны.

– Какими задачами сейчас вы занимаетесь больше: стратегическими или текущими?

– И тем, и тем. Когда у нас была одна пиццерия, я думал о том, что будет завтра, а также о каждом заказе, почему курьер не вышел на работу и т.д. Если бы рост «Додо Пиццы» прекратился, мне бы­ло бы легко перейти на стратегический уровень. Еще я постоянно преодолеваю свой перфекционизм, следуя истине «better done than better».

– Отличным стимулом для работы является неверие в вашу компанию, не так ли?

– Когда мне говорят, что ни­чего не получится, меня это заводит. Людям постоянно ка­залось невозможным то, что мы делаем. Они не верили, что можно долгосрочно инвестировать деньги в России, что сыктывкарская компания мо­жет построить федеральную сеть и выйти за рубеж. Сей­час многие сомневаются, что мы можем в Англии создать что-то значительное. Но бизнес же – это игра. Деньги быстро перестают мотивировать. Больше всего людей заводит война, конкуренция с собой и рынком – это заложено в нашей природе. Миром правят человеческие страсти: жадность, обиды, желание быть первыми. Чем больше бизнес, тем больше понимание: на высоком уровне решения принимаются точно такие же, как в повседневной жизни. Там тоже есть усталость и лень.

– Вы придерживаетесь позиции Стивена Кови «win-win». Насколько это себя оправдывает?

– Да, я верю в «win-win» уже лет десять и считаю, что все предприниматели должны быть ориентированы на такой подход. Если сделка заключа­ется в этом русле, она прочная, надежная, эффективная. Когда человеку выгодно с то­бой сотрудничать, его не надо контролировать, не надо расходовать лишние ресурсы. Я – за открытые переговоры и справедливые механизмы. Это чистый прагматизм. Порой я сталкиваюсь с желанием ма­нипулировать мной. Я это ви­жу, но с годами не меняюсь.

Я верю, что большую компанию можно построить на принципах доверия. Допустим, вы сдаете помещение и смогли запросить у арендатора более высокую цену. Сторона сделки чувствует несправедливость и при любом удобном случае сбежит. Разговоры про то, что в нашей стране «win-win» невозможен, сильно преувеличены.

– Вы считаете Россию хорошей площадкой для создания бизнеса?

– Я не поддерживаю пессимистических настроений, что в России невозможно заниматься бизнесом, потому что все отберут. К примеру, в Англии начать бизнес проще, но там большая конкуренция и бюрократия. Люди получают по наследству компании и медленно их развивают. В нашей стране есть более серьезные риски, неуверенность в завтрашнем дне, но при этом – пустой рынок. Мы сейчас ли­деры в России по количеству пиццерий, обогнали Papa John’s, Domino’s, Pizza Hut. За пять лет в Англии это было бы нельзя сделать. В мире все сбалансированно. И в Нигерии можно делать бизнес, просто везде своя специфика.

Предприниматель – сорняк, который прорастет везде. Сей­час я вижу огромное количество проектов «Как стать предпринимателем», запус­каются кофешопы, закусочные и прочие стартапы. Это целый пласт людей, которые растут и развиваются несмотря ни на что, думают самостоятельно, не ждут помощи. Может быть, когда все хуже, тогда все лучше? Не благодаря, а вопреки.

– Кто основной потребитель вашего продукта? Как часто вы сами едите пиццу?

– Мы – массовый бренд. Ядро – это молодые люди, которые едят на ходу, задерживаются в офисах, отмечают праздники в больших компаниях. Им не­обходимо сжигать много энер­гии. Мы не хотим мани­пули­ро­вать сознанием и со­вершать сделку с совестью. Мы понимаем, что регулярное употребление нашей еды не очень полезно для здоровья. Но для нас важно, чтобы че­ловек по­лучал удовольствие, чтобы пицца была качест­вен­ная, с хорошим мясом, све­жими ово­щами, натуральным соу­сом и тестом без искусст­венных до­бавок. Делать чело­века счаст­ливым – в этом на­ша миссия. Наша команда продает только то, что сама употребляет. Мы уверены, что сделали крутой сбалансированный продукт. Я постоянно дегустирую пиццу, в Сыктыв­каре моя семья дважды в ме­сяц выбирается в «Додо Пиццу».

– «Додо Пицца» привлекла частных инвесторов, что яв­ляется нестандартной практикой для России. Кто поверил в вашу компанию?

– Это успешные профессионалы, среди них много IT-менеджеров. Это предприниматели, мыслящие прогрессивно, западноориентированные в плане бизнеса, готовые к свободной конкуренции. С другой стороны, это обычные люди, которые в нас верят. Многие приходят к нам не только с деньгами, но с ценными советами. Через 5-7 лет мы планируем выходить на IPO. Это возможность сделать «Додо Пиццу» ликвидной, отблаго­дарить наших вкладчиков, по­делиться с ними успехами. На­ши сотрудники также по­лучают акции компании.

– К вашей команде присоединился Максим Котин, автор книги «И ботаники делают бизнес». Чем он будет заниматься?

– Мы давно дружили и сот­рудничали с Максимом по разным проектам: написание статей, ведение американского блога и группы в «Фейсбуке». Сейчас он будет заниматься внешними и внутренними коммуникациями, для которых давно настало время. У нас большое количество партнеров и сотрудников, до которых на­до качественно доносить ин­формацию. Во франчайзинге ты не можешь приказывать, но должен управлять ценностями, доносить идеи компании, правильно мотивировать, преподносить новости и интересные кейсы. Задача Котина – сделать коммуникации эф­фективными. Эдакая роль евангелиста. В связи с этим у нас есть в планах но­вая книга о «Додо Пицце», где будут раскрыты история и дости­жения компании. Изда­ние бу­дет больше ориентировано на сотрудников, но его также смогут приобрести на­ши кли­енты. Мы хотим пока­зать, что не Федор Овчинни­ков стоит в центре, а есть непоколебимые принципы: открытость, работа для клиента, предпринимательский подход.

– В СМИ нет информации о вашей семье. Расскажите немного о ней.

– Я открыт в бизнесе, но стараюсь не привлекать лишнего внимания к семье. С моей женой у меня также отношения «win-win». Она знает, что бизнес для меня – важнейшая часть жизни, и дает им заниматься. Для меня это очень важно. Любое дело требует вовлеченности и неких жертв в определенной степени. Когда речь идет о суперрезультатах, ты не можешь посвящать столько же времени семье, сколько среднестатистический человек. Свободное время я стараюсь уделять детям. Моей дочке 11 лет, сыну – 5. Я не обучаю их предпринимательству, стараюсь их не баловать и выработать дисциплину. Я видел очень много талантливых людей, с детства привыкших все быстро получать. Они не развили в себе умение заставить себя что-то сделать. Я считаю, что мои результаты во многом связаны с тем, что в детстве я занимался в му­зыкальной школе на пианино. Помню, как ненавидел его, но нужно было себя заставлять. Меня это многому научило. Поэтому дочка у меня занимается балетом, сын – тхэквондо. Я вижу, как занятия их дисциплинируют. А бизнесом – нет, им еще рано.

– Расскажите о моменте жиз­ни, когда вы были особенно счастливы.

– Такие моменты часто быва­ют. Ты встаешь с утра, делаешь хрустящий тост с маслом, завариваешь кофе, собираешься на работу, а дети – в школу и садик. Ты счастлив, потому что ты ешь вкусный тост, в семье никто не болеет и ты идешь на работу решать инте­ресные задачи. Не надо связы­вать это чувство с ре­зульта­том типа открою пиццерию в Англии или выйду на IPO – буду счастлив. Счастье в про­цессе. И чем меньше те­бе на­до, тем более ты радост­ный. У Дельфина есть такая фраза: «Счастье в секундах, маленьких острых, Щедрое к детям и скупое для взрослых»…

Беседовала Елена Михеева

angliya.com

«Я уверен, что это не попытка отжать бизнес»

На этой неделе основателя франчайзы «Додо пицца» Федора Овчинникова обвинили в поставке наркотиков из Латинской Америки через свою сеть. Предприниматель не стал отмалчиваться и описал случившееся в социальной сети.

Накануе блогер Илья Варламов попытался разобраться в ситуации вокруг «дела Додо» и записал видео с Федором. В нем основатель сети попытался ответить на мучавший многих вопрос — кто же его подставил.

— Я уверен, что это не попытка отжать бизнес, потому что наш бизнес — это не нефтяная вышка или гостиница. Это сложная структура. Мы сейчас на инвестиционной стадии, вкладываем деньги в IT, частных инвесторов. Управляющая компания не зарабатывает, — пояснил непросвещенной публике Федор.

Он также отсек распространенную версию, что наркотики ему могли подбросить конкуренты.

— В это я тоже не верю. Клиент — более важен, чем конкурент. Люди идут туда, где хорошо обслуживают и хорошо кормят, а не где конкурентов нет, — считает предприниматель.

Сам Овчинников считает, что вся ситуация могла разгореться из-за того, что кто-то мог заметить, что у компании нет «крыши».

— Решили наехать, чтобы просто заработать. Мы открытые и все наши доходы озвучиваем в Интернете, — предположил бизнесмен.

Также Федор подчеркнул, что несмотря на сложившуюся ситуации не намерен уезжать из России (как посоветовали ему многие интернет-пользователи).

Напомним, Управление МВД по Москве на этой неделе сообщило о возбуждении уголовного дела о незаконном сбыте наркотиков. Пакеты с запрещенным наркотическим веществом (производной Н-метилэфедрона) были обнаружены «в одной из пиццерий» в проезде Дежнева. Полицейские сообщают, что пакеты (всего 700 грм) с наркотиками были обнаружены в туалете пиццерии дважды — в ноябре 2017 года и январе 2018 года. 7 февраля, как сообщает управление МВД, владелец сети пиццерий был допрошен в качестве свидетеля.

Федор Овчинников: дело о наркотиках в Додо Пицце .Интервью основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова перед вторым допросом по делу о сбыту наркотиков. Фёдора я знаю лично, познакомились мы, когда я снимал про него репортаж в Сыктывкаре. Вернувшись в Москву, я ещё долго всем рассказывал об удивительном предпринимателе, который строит бизнес в российской провинции, хотя мог бы покорять Кремниевую долину. И вот за Фёдором пришли. Вы, наверное, думаете, что к нему пришли дать ему орден или снять про него передачу, ведь такими людьми страна должна гордиться. Но нет, его притащили на допрос по делу о сбыте наркотиков. Запомните: если вы окажетесь в подобной ситуации, НИКОГДА НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ С ПОЛИЦИЕЙ. Это самый важный совет, который я могу вам дать, и вот почему: https://youtu.be/shhyeIrvJAE

www.spb.kp.ru

Фёдор Овчинников. Почему фастфуд Михалкова обречён — Секрет фирмы

Чем дольше я занимаюсь бизнесом, тем больше верю в рыночные механизмы. Инициатива Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова по созданию национальной сети общепита под брендом «Едим дома!» нарушает их базовые принципы. Они пытаются получить нерыночные инвестиции, привязать логистику к местным производителям вне рынка и уже на стадии запуска ищут нерыночные каналы сбыта. Я совершенно не верю в перспективы такого подхода.

Рынок общепита в Москве неконкурентный. При всей видимости обилия кафе и ресторанов конкуренции по качеству почти нет. Сильных игроков с хорошим регулярным менеджментом тоже очень мало. В США опыт управления такими сетями накапливался десятилетиями, поэтому их модели так популярны в других странах. А у нас рынок находится в состоянии зародыша, здесь есть место для новых крупных игроков.

Более того, спрос на национальный фастфуд тоже есть. Многие люди предпочитают блины пицце или суши. Опыт компании «Теремок» это отлично иллюстрирует. Выбранная Михалковым и Кончаловским структура бизнеса, когда фабрика-кухня обслуживает кафе-кулинарии, тоже интересная. По такой концепции успешно развивается, например, сеть «Братья Караваевы». Часть продуктов привозится с фабрики-кухни, часть они готовят на месте. Какие-то блюда и выпечку клиенты забирают с собой, какие-то едят в кафе. Кулинарии с хорошей и недорогой едой востребованы.

Хороших идей в бизнесе множество, но главное — реализация. С этим будут проблемы.

Соответственно, в реализации главное — люди. Братья-режиссёры хотят привлечь у государства много денег и построить сразу большую сеть. Но 9 женщин не родят ребёнка за месяц, даже если им за это хорошо заплатить. Стратегически неверно строить сразу большую сеть. Все проекты, которые так делались, не выжили в долгосрочной перспективе.

Отличный пример — проект Юрия Лужкова «Русское бистро» — у людей были деньги, льготные помещения, всесторонняя поддержка властей, но ничего хорошего не вышло.

secretmag.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о