Разное

Гугл чья компания какой страны: Кому принадлежит Гугл: официальные данные о собственниках

21.09.1978

Содержание

: Технологии и медиа :: РБК

Корпорация Alphabet, владеющая компанией Google, стала самой дорогой компанией в мире. Она смогла обойти по капитализации предыдущего лидера, Apple

Фото: Reuters/Pixstream

Квартальная отчетность и взлетевшая за этим цена акций позволила корпорации Alphabet, владеющей компанией Google, обойти Apple по рыночной капитализации и стать самой дорогой компанией в мире, сообщает Би-би-си.

Согласно отчету, чистая прибыль Alphabet в четвертом квартале 2015 года выросла до $4,9 млрд, что на $0,2 млрд больше, чем год назад. После публикации отчетности цена акций корпорации взлетела на 9%.

Это означает, что сейчас стоимость Alphabet составляет около $568 млрд. Apple стоит $535 млрд.

Корпорацию Alphabet в прошлом году создали основатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин. В холдинг вошел сам Google и еще несколько компаний. Реорганизацию компаний в новую корпорацию завершили в октябре 2015 года. Google стал крупнейшим сегментом холдинговой компании: в него вошли видеохостинг YouTube, операционная система Android, а также занимающиеся рекламой и приложениями подразделения.

Apple оставалась самой дорогой компанией с 2010 года, тогда она смогла обойти компанию Microsoft.

Вашу почту Gmail могут читать другие люди. Вы сами им это разрешили

Автор фото, Google

Подпись к фото,

Для кого открыта переписка в Gmail?

Компания Google подтвердила, что частную переписку в Gmail иногда могут читать другие люди, работающие на разработчиков сторонних приложений, а не только алгоритмы.

Люди, привязавшие к своему аккаунту определенные приложения, могли, сами того не осознавая, разрешить разработчикам просматривать свою электронную переписку.

Одна из таких компаний сказала Wall Street Journal, что это обычная практика, и «грязный секрет» индустрии.

Корпорация Google в ответ заявила, что эта практика не противоречит правилам компании.

Gmail — самая популярный электронный почтовый сервис в мире, у него 1,4 млрд зарегистрированных пользователей.

Google разрешает пользователям присоединять к своему аккаунту приложения сторонних разработчиков, например, помогающие при заказе билетов или сравнивающие цены товаров и услуг.

В таком случае у пользователей спрашивают, согласны ли они, что разработчики приложений получат доступ к содержимому их почтового ящика.

Как пишет Wall Street Journal, иногда подобное согласие подразумевает, что сотрудники компаний-разработчиков приложений получают доступ к переписке пользователя.

Разрешение

Обычно электронную почту в подобных случаях сканируют компьютерные алгоритмы. Однако сразу несколько компаний сообщили Wall Street Journal, что их сотрудники лично читают тысячи имейлов.

Компания Edison Software Ltd сообщила газете, что изучала электронную переписку сотен людей, чтобы разработать новое приложение.

Другая фирма — eDataSource Inc — говорит, что просматривала личные электронные послания пользователей для того, чтобы улучшить работу своего алгоритма.

Компании говорят, что не спрашивали у пользователей особого разрешения для доступа к их электронной почте в Gmail, так как пользователи автоматически на это соглашались, устанавливая приложение.

«На то, чтобы прочесть все условия контракта, может понадобиться несколько недель, — говорит профессор Алан Вудвард из университета Суррея. — Вполне может быть, что в списке всех условий это и упоминалось, но это нельзя считать нормальным. Нельзя, чтобы кто-то другой читал вашу личную переписку».

Google утверждает, что доступ к частной переписке получали лишь проверенные компании и лишь в случаях, когда пользователи сами давали на это согласие.

Компания советует пользователям Gmail зайти в раздел «Проверка безопасности», чтобы увидеть, какие именно приложения связаны с их аккаунтом, и закрыть доступ для тех, кому они не хотят его предоставлять.

Правила в отношении собственных снимков Google в Просмотре улиц

Размытие

Компания Google принимает ряд мер, чтобы обеспечить конфиденциальность личных данных и анонимность людей, попавших на снимки в Просмотре улиц.

Мы используем собственные передовые технологии размытия лиц и номерных знаков автомобилей на фотографиях, опубликованных Google в Просмотре улиц. Если вы считаете, что ваше лицо или номерной знак вашего автомобиля необходимо размыть сильнее, или хотите, чтобы мы размыли ваш дом, машину или фигуру целиком, отправьте нам запрос.

Нарушение прав интеллектуальной собственности

Запрещена публикация изображений или любого другого контента, если при этом нарушаются чьи-либо законные права, в том числе авторские. Чтобы получить более подробную информацию или подать жалобу на нарушение закона США «Об авторском праве в цифровую эпоху» (DMCA), перейдите по этой ссылке.

Материалы сексуального характера

Запрещено публиковать материалы сексуального характера.

Незаконные, жестокие или опасные действия

Запрещено публиковать материалы, побуждающие к опасным или незаконным поступкам, а также содержащие сцены насилия и иных преступных действий.

Домогательства и угрозы

Мы не принимаем контент, с помощью которого можно использовать Просмотр улиц в целях преследования, домогательства или запугивания.

Дискриминационные высказывания

Запрещен контент, который содержит призывы к насилию или одобрение насилия в отношении отдельных лиц и групп людей на основании их расы, этнического происхождения, религии, инвалидности, пола, возраста, национальности, наличия или отсутствия статуса ветерана, сексуальной ориентации или гендерной самоидентификации.

Материалы террористического характера

Террористическим организациям запрещается использовать наш сервис в любых целях, в том числе для вербовки. Мы будем удалять любой связанный с терроризмом контент, в частности пропагандирующий террористическую деятельность, призывающий к насилию или прославляющий террористические атаки.

Нарушение прав ребенка

Категорически запрещен любой контент, содержащий сцены эксплуатации детей или насилия над ними. В сервисах Google не допускается публикация детской порнографии или изображений несовершеннолетних в сексуальном контексте. Если вы обнаружите какие-либо материалы подобного характера, не делитесь ими в Интернете и не комментируйте их, даже если ваша цель – привлечь к ним внимание представителей компании Google. Если вы найдете такой контент на других интернет-ресурсах, сообщите о нем в Национальный центр поиска пропавших и эксплуатируемых детей (NCMEC) или другую профильную организацию в вашей стране.

Информация, позволяющая идентифицировать личность

Запрещена информация, позволяющая идентифицировать личность, например данные банковских карт, медицинские или личные документы, даже если это сведения о лице, которое их публикует.

Рыночная капитализация Alphabet достигла $1 трлн

Акции Alphabet подорожали на 0,9% в четверг, и ее рыночная капитализация достигла $1 трлн. Ранее преодолеть эту отметку удалось Apple, Amazon и Microsoft. Кроме того, более $1 трлн стоит саудовская нефтяная госкомпания Saudi Aramco: в декабре она провела IPO, в ходе которого была оценена в $1,7 трлн, затем на второй день торгов ее капитализация превысила $2 трлн, а в последние дни составляет $1,8–1,9 трлн.

В пятницу, 17 января, капитализация Alphabet увеличилась до $1,02 трлн.

С начала года акции Alphabet выросли более чем на 10% благодаря надеждам инвесторов на то, что 3 февраля компания снова отчитается о сильном росте выручки от онлайн-рекламы. Когда-то сооснователи Google опасались, что зависимость от онлайн-рекламы может негативно сказаться на работе ее поисковика. Однако она до сих пор служит драйвером роста бизнеса. На долю онлайн-рекламы пришлось 83,7% выручки Alphabet в III квартале 2019 г.

Первой публичной компанией, чья стоимость достигла $1 трлн, стала Apple в августе 2018 г. Затем эта отметка покорилась Amazon, а в апреле 2019 г. – и Miсrosoft, которая в прошлом году становилась самой дорогой компании мира.

Индекс Nasdaq Composite в 2019 г. вырос на 35,2%, превысив отметку 9000 пунктов; в начале 2020 г. рост продолжился. На акции пяти крупнейших технологических компаний приходится около 36% совокупной капитализации индекса. По итогам торгов в пятницу стоимость лидера, Apple, составила $1,397 трлн, Microsoft – $1,275 трлн, Amazon – $924,5 млрд, Facebook – $633,5 млрд.

В декабре Alphabet объявила, что сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин отойдут от управления материнским холдингом, чтобы упростить структуру руководства бизнесом. В результате гендиректор Google Сундар Пичаи занял аналогичную должность в Alphabet. Однако Уолтер Прайс, управляющий фондом Allianz Technology Trust, уверен (цитата по Financial Times): Alphabet стоила бы на 50% дороже, если бы Брин и Пейдж, сохраняющие акции особого класса с гораздо большим числом голосов, чем обыкновенные акции, «изменили свою позицию и больше прислушивались к интересам инвесторов, как это сделали Apple и Microsoft».

По прогнозам аналитиков, выручка компании вырастет примерно на 20% по итогам 2019 г. и составит более $160 млрд. Это примерно соответствует ее темпам роста в 2010 г., хотя тогда она была в пять раз меньше. «Вряд ли 10 лет назад кто-то предполагал, что и сейчас она будет расти на 20%», – приводит FT слова аналитика RBC Capital Markets Марка Махэйни. По его словам, Google заключила крайне удачную сделку, приобретя YouTube в 2006 г. При этом у нее есть еще огромный потенциал для роста, ведь она занимает только 10–15% мирового рекламного рынка, считает Махэйни.

Другие виды бизнеса, включая магазин приложений Play Store, облачное хранение данных и продажу гаджетов, приносят Alphabet уже более 16% выручки, и доходы от них растут почти вдвое быстрее. Но наиболее амбициозные проекты холдинга пока не окупаются. Хотя некоторые аналитики оценивают подразделение Waymo, разрабатывающее самоуправляемые автомобили, в $150 млрд, другие недовольны тем, что компания отвлекается на столь дорогостоящие проекты, которые даже могут не стать бизнесом. «Несмотря на весь хайп вокруг самоуправляемых автомобилей, на их пути слишком много препятствий, чтобы они получили широкое распространение к 2030 г.», – писал в отчете аналитик Deutsche Bank Тим Рокосса. «Они [Alphabet] пытаются найти новый Google, но его не существует», – считает Прайс из Allianz.

Сооснователи Google во время ее IPO в 2004 г. не хотели, чтобы об успешности компании судили по рыночной капитализации, и говорили, что их реальная цель – «сделать мир лучше». В интервью FT 10 лет спустя Пейдж выражал сожаление, что Google не удалось сильно изменить мир, несмотря на ее огромные ресурсы: «Имея все эти миллиарды, нам стоит инвестировать в улучшение жизни людей. Если мы просто продолжим делать то же самое, мне это будет казаться преступлением».

Но к компании накопились и претензии. За последние два года Еврокомиссия несколько раз оштрафовала Google в общей сложности более чем на 8 млрд евро за антиконкурентное поведение. А бывший глобальный директор по международным отношениям Google Росс Лажёнес, проработавший в компании более 11 лет, утверждает, что «в какой-то момент прибыль стала для Google важнее любого другого фактора», важнее желания «сделать мир лучше и служить нашим пользователям» (его видеообращение приводит Bloomberg). По словам Лажёнеса, его самого уволили за то, что он выступал против политики компании, защищая права человека и сотрудников. «Меня поражает, что Google вообще стала рассматривать вопрос о возвращении в Китай, чтобы предлагать цензурируемый продукт», – сказал Лажёнес, который формализировал в компании принципы поддержки свободы слова и защиты частных данных.

«Мы твердо привержены поддержке усилий и организаций в области защиты прав человека», а Лажёнес попал под сокращение в результате реорганизации, ответила на это представитель Google Дженн Кайзер. Сейчас он баллотируется в сенаторы от штата Мейн, заявляя, что время саморегулирования для технологических платформ прошло. В прошлом году регуляторы США инициировали несколько антимонопольных расследований против ведущих технологических компаний, поскольку в обществе растет беспокойство по поводу обеспечения конфиденциальности данных интернет-пользователей.

Интернет: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Корпорация Google переформатировала свой бизнес: ее подразделения станут самостоятельными компаниями и войдут в состав холдинговой компании Alphabet, созданной сооснователями Google Сергеем Брином и Ларри Пейджем.

Google также станет дочерней структурой Alphabet (переводится на русский как «Алфавит») — самой большой в ее составе. В самостоятельные компании внутри холдинга превратятся разрабатывающие роботов, дроны и гаджеты ближнего радиуса действия Google X lab, работающая над вопросами здравоохранения и продления жизни Calico и другие крупные подразделения, в том числе Google Ventures и Google Capital, финансирующие инновационные разработки.

«Лента.ру» разбиралась, какие причины побудили основателей Google создать новый холдинг Alphabet.

«Прежде всего, мы убеждены, что это даст нам больше свободы и позволит управлять не связанными друг с другом направлениями независимо», — говорят основатели Google. Новым генеральным директором Google в составе Alphabet станет Сундар Пичаи, он займется развитием основного бизнеса, основанного на текущих продуктах и проектах Google. В их число войдут одноименный поисковик, географические карты, платформа Android, мобильные приложения, онлайн-реклама и YouTube. А Брин и Пейдж сосредоточатся на поиске инновационных бизнесов, способных изменить будущее.

Сергей Брин и Ларри Пейдж

Фото: Paul Sakuma / AP

Непривычно, но в новой структуре интернет-бизнес Google вполне можно назвать консервативным, в то время как за инновационную составляющую в составе Alphabet будут отвечать компания Nest, разрабатывающая решения для умного дома; Life Sciences, создающая контактные линзы для больных диабетом; работающая над продлением человеческой жизни Calico; выпускающая роботов и дроны Google X lab, инженеры которой придумали беспилотный автомобиль и очки дополненной реальности Google Glass, а также недавно созданное Google подразделение Sidewalk Labs, которое участвует в создании инфраструктуры для умных городов.

«Наша компания хорошо функционирует сегодня, но мы можем сделать ее более чистой и понятной», — пояснил Пейдж в официальном заявлении. Более прозрачная структура Alphabet покажет рынку, во что инвестирует Google: например, в проекты беспилотных автомобилей, высокоскоростного интернета для развивающихся стран или в области умной медицины.

С четвертого квартала 2015 года Alphabet будет отчитываться о финансовых показателях Google отдельно от остальных подразделений. Общий отчет, как ожидается, холдинг опубликует уже в январе 2016 года.

Как отмечает Bloomberg, более прозрачная структура означает, что компании будет проще приобретать новые бизнесы или, наоборот, продавать активы. Станет более прозрачным и развитие новых проектов — достигают ли они запланированных показателей в плановое время или бесконечно числятся в перспективных.

При продаже компаний это будет уже отдельный бизнес, имеющий свой раскрученный логотип. Например, бренды ThinkPad и Lumia позволили Lenovo и Microsoft соответственно относительно безболезненно купить мобильные подразделения IBM и Nokia. Покупатели уже привыкли к отдельной торговой марке и не так остро реагировали на смену производителя.

Как сообщает The New York Times, одна из причин создания Alphabet в том, что структура компании вызывала все больше вопросов у экспертов и трейдеров. Так произошло с General Electric: инвесторы подтолкнули энергетический гигант к решению о выделении финансового подразделения в отдельную структуру, поскольку считали, что пострадавшая во время экономического кризиса 2008 года часть компании тянет GE на дно.

Заявление Брина и Пейджа о создании Alphabet подняло акции Google на торгах после закрытия биржи (after hours) на пять процентов. С четвертого квартала 2015 года Alphabet заменит Google на биржах, акции старой компании будут автоматически трансформированы в акции новой. Торговаться на Nasdaq холдинг продолжит под тикерами GOOGL и GOOG.

По мнению авторов TechCrunch, создание Alphabet, в рамках которого будут параллельно развиваться десятки отдельных бизнесов, поможет удержать талантливых инженеров и разработчиков. В ситуации, когда все больше интернет-компаний на рынке создают собственные исследовательские институты, обостряя конкуренцию за технологических гениев, это решение кажется им правильным. Самый яркий пример — социальная сеть Facebook с ее лабораториями по исследованию искусственного интеллекта и проектами запуска дронов.

Кроме того, теперь у Alphabet появится возможность предотвратить уход высококлассных специалистов, предложив им более солидную должность и более широкий круг обязанностей: ведь лучше быть CEO небольшой компании внутри холдинга, чем одним из главных инженеров внутри гигантского подразделения, рассуждает TechCrunch. Ресурс сравнил процессы, идущие сейчас внутри Google, с развитием сюжета в популярном сериале «Игра престолов».

Продолжая тему талантов, стоит обратить внимание на фигуру нового генерального директора Сундара Пичаи. Долгое время он оставался в тени Пейджа и Брина. Однако сказать, что в последние годы темпы карьерного роста Пичаи впечатляют, значит не сказать ничего.

Со времени его прихода в компанию в 2004 году объем полномочий Пичаи рос год от года. В сентябре 2008 года он руководил запуском браузера Chrome, а годом позже — одноименной «облачной» платформы. В 2012 году он также взял под крыло приложения Google Apps.

Сундар Пичаи

Фото: Gary Reyes / Zumapress / Global Look

Ключевой поворот в карьере Пичаи произошел в 2013 году, когда из Google ушел Энди Рубин. В результате в портфолио управляемых Пичаи проектов появился «лакомый кусочек» — самая популярная в мире мобильная ОС Android. А уже в следующем году Ларри Пейдж фактически передал ему руководство всеми ключевыми интернет-продуктами Google: поиском, картами, исследованиями, Google+, инфраструктурой, коммерческими и рекламными инструментами. Продвижение более чем заслуженное — об этом в один голос говорят и коллеги Пичаи, и эксперты рынка.

Однако в карьерном взлете индийца можно увидеть и корыстные мотивы основателей Google. Известно, что в активном поиске гендиректора сейчас находится Twitter; Сундар Пичаи считался претендентом на пост главы Microsoft, где его опередил соотечественник — Сатья Наделла. Не стоит исключать, что Google решила новой высокой должностью удержать талантливого топ-менеджера от разговоров с хедхантерами, не меняя круга его полномочий.

Это был бы не первый прецедент: потеряв Мариссу Майер, Google, по слухам, с помощью должности гендиректора YouTube удержала в компании Сьюзан Вожицки. Такая стратегия нередка на хайтек-рынке в целом — так, по-прежнему ходят разговоры о том, что проект Apple Watch был призван в том числе поддержать интерес Джонни Айва к компании.

При этом сами Брин и Пейдж теперь развязывают себе руки для того, чтобы заниматься менее прибыльными, но более интересными инновационными проектами. Опять-таки это напоминает ситуацию с Айвом, который планирует переключиться на более творческую часть работы в Apple.

Не исключено, что реструктуризация бизнеса Google затеяна с целью лишний раз привлечь к себе внимание — никаких существенных кадровых перестановок не произошло, топ-менеджмент компании сохранил свои позиции, незначительно сменив круг обязанностей, а котировки Google на бирже подросли, как и лояльность экспертного и инвестиционного сообщества.

Брин и Пейдж при выборе имени не упустили возможность создать компанию Alphabet, которая по алфавиту стоит выше многолетнего конкурента Apple. Веб-адрес новой компании Alphabet напрямую отражает ее название (abc.xyz). Компания даже потрудилась добавить easter egg для фанатов сериала Silicon Valley в сообщение на главной странице нового сайта — если в восьмом абзаце после слова effort кликнуть на точку, происходит переадресация на страницу hooli.xyz.

Однако основатели Google могут попасть в неудобное положение: они не закрепили за собой право на домен alphabet.com, который по данным ICANN, принадлежит группе компаний BMW, которая размещает на нем сайт мобильного решения для корпоративных клиентов.

Учитывая, что эта Alphabet была основана в 1997 году, вряд ли компания запросто откажется от доменного имени. Сомнительно и то, что уступит свой домен известная медиакомпания «ABC» —владелец abc.com.

Более того, ни Google, ни новой Alphabet не принадлежит Twitter-аккаунт @alphabet (его владелец — пользователь Крис Андриканич из США), ни @abc (им владеет одноименная медиакомпания), ни @abcxyz (аккаунт кажется заброшенным). Следить за новостями новой компании можно через аккаунт @aIphabetinc — причем именно строчными буквами, потому что такой же аккаунт, но с INC заглавными буквами, ведет небольшой стартап alphabet-inc.com. Его владельцы уже написали в Twitter, что для них это был «однозначно интересный день».

Today has definitely been an interesting day for us.

— alphabet, INC. (@AlphabetINC) August 11, 2015

Такова цена выбора типового имени. Однако, как шутят интернет-пользователи, компания, чьим главным продуктом является поиск, не могла бы придумать лучшего запроса. Без внимания новая, но хорошо знакомая старая компания точно не останется.

Google исполняется 20 лет. 10 малоизвестных фактов о компании

Имя режиссера Надежды Парфан — синоним новой волны украинской документалистики. Вместе со своим мужем, продюсером Ильей Гладштейном, в 2014 году они создали фестиваль документального кино и урбанистики «86», а впоследствии продакшн Phalanstery Film и дистрибьюторскую компанию 86PROKAT. Также среди проектов Надежды — онлайн-платформа украинского кино Takflix.

Журналистка Vector Дарья Чернина встретилась с Надеждой Парфан и узнала, как построить собственное дело в киноотрасли.

Обучение как прокрастинация взрослых решений

После первых холодных дней сентября вышло солнце. Надя опаздывала, и я со съемочной группой Vector наблюдала за ланчем шумной молодежи на террасе BURSA на Подоле. Через несколько минут у дверей кинотеатра KINO42 появилась молодая девушка в бежевом плаще. Вместе мы спустились по крутой лестнице в подвальное помещение.

«Этот кинотеатр создал мой муж Илья Гладштейн вместе с Василием Гроголем. Как правило, арендовать его стоит достаточно дорого, поэтому мы здесь по блату», — рассмеялась режиссер.

Надежда сняла пальто и сразу начала настраивать свет в помещении.

«Вы знали, что здесь 42 кресла? Отсюда и название — КINO42. Их все выкупил Илья, когда в 2018 году закрылся легендарный киевский кинотеатр „Украина“. Жаль было очень. Ведь именно там в 1965 году состоялась премьера „Тени забытых предков“ Параджанова», — Надежда села в центре зала, поправляя волосы.

Она указывает на небольшой бар перед входом в кинозал. «Кстати, здесь не продают попкорн. Ведь этот хруст невероятно отвлекает от фильма. Зато зрителям предлагают крафтовый украинский сидр. Я, например, очень люблю ревеневый».

Закончив съемку, мы поднялись на летнюю террасу кафе «1818».

В марте этого года на платформе MEGOGO состоялась премьера короткометражной ленты Надежды Парфан «Женщины, играющие в игры». Это фильм-игра, который сквозь призму историй семи лауреаток премии Women in Arts 2021, возвращает зрителя в детство. «Девочки — это отдельная субкультура и свой таинственный мир, в котором происходило много магии. Теперь они выросли и „зажгли“», — рассказывает о своем фильме Парфан.

Надежда родилась и выросла в Киеве. Ее родители — инженеры, очень далеки от кино и искусства. «Заканчивая школу, я решила, что хочу поступать в Киево-Могилянскую академию на факультет культурологии. Конечно, мои родители хотели, чтобы я выбрала право или экономику, но это казалось мне слишком скучным. Только сейчас я понимаю, что в их советах был определенный смысл», — улыбается Надежда.

Парфан получила степень бакалавра. «В Могилянке мне нравилось. Это был некий пузырь, где ты абсолютно изолирован от реального мира. Высокая, интеллектуальная, творческая среда. А потом ты оказываешься на рынке труда со своими прочитанными томиками Гегеля. Ты совершенно не знаешь, куда тебе идти и что делать», — вспоминает режиссер.

После чего продолжает:

«Я 1986 года рождения. Мое поколение вообще поздно начало думать об этих вещах. Сейчас люди в 17–20 лет уже „раздупленные“. Они знают, как устроен мир, по какой траектории надо двигаться».

У меня в этом возрасте был ветер в голове. Я ничего не знала о жизни, о том, кем я себя вижу. Мне хотелось что-то менять. Но что? Конкретных идей не было.

После окончания университета Надежда поехала в Будапешт получать диплом антрополога. Там она впервые взяла камеру в руки и попыталась снять небольшое эссе об украинских маршрутках.

«После летнего обучения в Венгрии я вернулась в Украину. Это был 2010 год. В стране безработица. И тут я со всеми этими дипломами бралась за любую работу. Например, переводила сериалы на каком-то телеканале. За неделю насыщенной работы мне платили 300 грн, в месяц — 1200. Этих денег едва хватало на питание», — рассказывает Парфан.

В то время она вообще не видела себя в кино. Все, что происходило с ней в последующие годы, Надежда назовет «случайностью». Одна из них случилась в автобусе «Киев-Одесса», который ехал на первый Одесский международный кинофестиваль. Среди его пассажиров был ее будущий партнер Илья. Он — программный координатор на старейшем кинофестивале страны «Молодость», она — переводчица фильмов.

Другой случай — знакомство с американским оператором и режиссером Джонатаном Нардуччи. «Американские фотографы и режиссеры часто искали в помощь человека, который знает английский и разбирается в культурных особенностях. Язык я знала. Плюс у меня много родственников, проживающих в США. Поэтому я была „инкультурирована“ в американскость», — вспоминает Парфан.

Нардуччи тогда снимал свою ленту «Замуж за иностранца». Надежда фактически стала его линейным продюсером, но на самом деле обязанностей было гораздо больше. «Я проработала с ним где-то три года скорее как ассистентка режиссера. Говорю честно: это была лучшая киношкола в мире».

Впоследствии Парфан получила стипендию по программе Фулбрайта и полетела в США изучать урбанистику. Позже к ней присоединился Илья. Они много путешествовали по стране, посещали кинофестивали и даже успели поработать crowd-менеджерами на South by Southwest (SXSW — фестиваль музыки, кино и технологий в городе Остин, Техас).

«Интересно было наблюдать за местной децентрализацией. Ведь в Украине в начале десятых вся культура была на 99,9% сосредоточена в Киеве. Кроме того, у американцев есть свой дух — you can do it (ты можешь все, — ред.). У европейцев все наоборот. Люди найдут тысячу и одну причину, почему не надо сейчас этого делать. Увлекшись, мы вернулись и решили попробовать „do it“ — создать здесь свой кинофестиваль», — вспоминает Надежда.

Кинофестиваль кино и урбанистики «86» стартовал в Украине через год.

Показать украинское кино в регионахидея сумасшедших

Украина очень изменилась после 2014 года. «Произошел культурный бум, все будто заиграло новыми красками. Появились перспективы». Евромайдан, считает Парфан, способствовал развитию украинской документалистики. «К тому времени мало кто снимал художественное документальное кино. Была в основном публицистика».

Поэтому, по замыслу Надежды и Ильи, их фестиваль должен был быть совсем другого типа. «Мы хотели связать кино с пространством. Еще мы принципиально не хотели делать фестиваль в Киеве. Я помню, когда мы это озвучивали, люди крутили пальцем у виска. Но мы упорно продолжали искать небольшой городок для кинофестиваля», — улыбается Надежда.

Вариантов было несколько — Украинка, Бахчисарай, Славутич, Шаргород.

«На Славутиче остановились случайно. В горсовете банально подняли трубку. Мы представились и сказали, что планируем организовывать у них международный кинофестиваль. Они немного удивились, после чего сказали: ну приезжайте, посмотрим. Так мы и поехали в Славутич», — говорит Парфан.

У фестиваля было трое организаторов:

  • Надежда Парфан — соучредитель и креативный директор;
  • Илья Гладштейн — соучредитель и программный директор;
  • Анна Белинская — исполнительный директор.

«Наша команда состояла из мечтателей. Людей, которые хотели, верили, стремились к качественно другому опыту. Все мы верили в утопию. Так родилась концепция „86“ — выдергивать людей из рутины и погружать в другой мир, который существовал только пять дней».

Больше всего проблем было с финансами, ведь «86» — некоммерческий проект. Денежный бюджет одного года фестиваля составлял примерно $150 000.

«Эта цифра очень занижена. Ведь на фестивале многие работали бесплатно, некоторые вещи мы получали бартером или по сниженным ценам. Реальная стоимость „86“ — $250 000 и больше», — говорит Парфан.

Инвесторов у фестиваля не было. По словам Надежды, бизнес не понимал и до сих пор не понимает, зачем делать фестиваль немейнстримного кино, да еще и в Славутиче. Зачем инвестировать в культурные проекты, когда есть развлекательные. Бизнесу понятен такой формат мероприятий как Atlas Weekend — там есть показатели, охват.

«За все время фестиваля нам удалось найти несколько анонимных меценатов. Они небольшими суммами, но довольно уместно нас поддерживали. Остальную часть средств мы собирали по щепотку в международных фондах. Среди них — Фонд Генриха Белля, Международный Вышеградский фонд, Фонд Фридриха Эберта, различные экологические платформы», — рассказывает Надежда.

Дороже обошлись:

  • Логистика. Всю технику организаторы арендовали и везли из Киева.
  • Зарплаты.
  • Оплата прав на показы.

«У многих были проблемы с тем, как добраться до Славутича. Мест в автобусах всем не хватало, транспорт оставлял желать лучшего. Поэтому мы решили, что „86“ поедет к зрителям сам. Так на второй год проведения фестиваля возникла идея дистрибьюторской компании 86PROKAT», — вспоминает Парфан.

Впоследствии сфера деятельности расширилась — появился продакшн Phalanstery Film.

«Когда мы работали над фестивалем, мы много общались с представителями отрасли, иностранными режиссерами. И тогда мы задумали создать кооператив, где все могли бы друг друга понемногу продвигать, продюсировать, режиссировать. Мы хотели убрать это жесткое разделение на бизнес и искусство, избежать походов к „папикам“ — так мы в шутку называем опытных старших продюсеров», — улыбается Надежда.

Сегодня Парфан не занимается 86PROKAT — это инициатива Ильи. В Phalanstery Film они работают вместе.

«Иногда мы работаем вдвоем как продюсеры. Иногда я режиссирую, он продюсирует. Иногда мы выступаем в роли креативных продюсеров. Кроме нас двоих, есть еще команда фрилансеров. Это звукорежиссеры, колористы, операторы», — говорит Надежда.

Фестиваль кино и урбанистики «86» закрылся в 2018 году, просуществовав пять лет.

«У „86“ есть две конечности. Первая — положительная: мы действительно достигли своих целей. Все, что еще в 2013–2014 годах казалось невероятным, нам удалось реализовать. Поэтому мы достаточно быстро стали модными», — говорит Парфан.

Помню, выхожу во время фестиваля в центр Славутича и удивляюсь: это какой-то Берлин! Все хипстеры с Рейтарской были у нас. Но, как говорится, с вечеринки надо уходить на пике. В какой-то момент мы просто поняли, что уже не сможем превзойти себя.

Отсутствие устойчивого финансирования порождает замкнутый круг: для фестиваля нужны деньги, на поиск которых нужны деньги. Разорвать этот круг могла бы гарантированная ежегодная доля бюджета.

«Здоровой была бы ситуация с гарантированными 30% бюджета ($75 000). Минимально необходимая доля — 15% бюджета ($37 000). В развитых странах фестивали, подобные „86“, получают адресное финансирование из местного, областного, федерального или общенационального бюджета, от международных фондов, частного бизнеса. В Украине это — фантастика. Город Славутич всегда предоставлял „86“ мощную административную и ресурсную поддержку, но мы ни разу не получали денег из городского бюджета. В областной бюджет достучаться не удавалось», — говорится на сайте фестиваля.

Это была отрицательная концовка. В последний год фестиваля организаторы «86» получили грант 500 000 грн от Министерства культуры. Однако чиновник из Минкульта требовал «откат» в размере 30 000 грн. Как вспоминает Парфан, сначала ситуацию пытались решить мирно. Наконец они поняли, что Минкульт не собирается выплачивать грант, а потому подключили СМИ и сделали из этого публичную кампанию.

«Мы были в долгах. Должны были закладывать свои средства, чтобы рассчитаться с людьми. Через полгода деньги выплатили. Впрочем, мы были истощены. После этого инцидента нам стало понятно, что мы уже не сможем нормально сделать еще один „86“. Это будет постоянная борьба», — рассказывает Надежда.

Также в это время соорганизатор Анна Белинская уехала с Украины. Это также стало причиной закрытия.

Реализовать себя в режиссуре

Во время работы над «86» Надежда Парфан начала снимать свой первый полнометражный документальный фильм «Співає Івано-Франківськтеплокомуненерго».

«Он задумывался как короткометражка, на которую я выиграла 50 000 грн при питчинге Львовской кинокомиссии. Это должна была быть история о том, как хор Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго едет выступать на Форум издателей во Львове. Некое роуд-муви. Однако часть с поездкой не вошла в финальный монтаж. История разрослась во время съемок», — вспоминает Надежда.

Лента имела оглушительный успех. Ее премьера состоялась в 2019 году время швейцарского фестиваля Visions du Reel. Украинская премьера — в том же году на Одесском международном кинофестивале. Лента получила награду «Кіноколо» и Золотую дзигу, как лучший документальный фильм 2019 года. Также он вошел в рейтинг «Топ-100 лучших фильмов в истории украинского кино».

Бюджет ленты — 1,1 млн грн. Фильм выиграл питчинг Госкино и получил поддержку от американского телеканала Current time. Кассовые сборы — 438 871 грн.

«Большую часть финансового успеха ленты обеспечил азиатский заказчик NHK, который ее приобрел. Многие думают, что успех ленты — кассовые сборы. Есть еще бюджет на промо, о котором мало кто говорит. То есть ты можешь собрать миллион, но если ты вложил пять — история провальная. Еще надо понимать, что половину средств забирает кинотеатр, а половину второй половины — дистрибьютор. То есть правообладатель получает лишь 25% прибыли», — объясняет математику Парфан.

Netflix с украинскими лентами

В конце 2019 дебютная работа Парфан вышла на широкие экраны.

«Кинотеатры — это предприятия. И они не очень охотно идут на какие-то эксперименты. Для них самое важное — деньги. Если у кинотеатра будет выбор: показать голливудский блокбастер или украинское кино, они выберут первое».

На этой волне режиссер задумала создать собственную площадку с украинскими лентами. Прототип онлайн-платформы Takflix увидел свет в декабре 2019 года. Как вспоминает Парфан, в то время у нее не было опыта ни в диджитал, ни в IT. Она взялась разрабатывать концепцию и бренд. Техническую часть взял на себя друг Надежды Евгений Голованевский. Вдохновлялись платформой Mubi.

«Самое смешное, что Takflix — рабочее название. Когда пришло время запускаться, мы поняли, что у нас нет других вариантов. Первый логотип нам разработал наш друг Сергей Клепик. Им стала будто бы винтажная полосатая картинка, которая имитировала эффект старых телевизоров», — улыбается Надежда.

Среди проблем — наполнение онлайн-кинотеатра. «Takflix — это маленькая независимая платформа, мы не можем сразу предложить правообладателям большие суммы за их фильмы. Мы возвращаем все средства с продаж. Но если говорить о дистрибьюторах или агентах по продаже, то они смотрят на весь этот процесс исключительно как на бизнес. Грубо говоря, какая платформа больше предложит, той они и отдадут фильм. И неважно, подходит лента аудитории или нет», — рассказывает Парфан.

На запуск Takflix Надежда и Евгений потратили несколько тысяч долларов из своего кармана. «Я думаю, это было до $5000», — вспоминает Надежда. Сначала Takflix был онлайн-кинотеатром. Релизы происходили раз в месяц. В начале цена билета была 60 грн, сейчас — 75.

Впоследствии решили отойти от этой финансовой модели. «Все изменила эпидемия. Значительно вырос спрос на контент онлайн. И мы подумали: люди не могут смотреть один фильм по кругу», — говорит основательница ресурса.

Сейчас на платформе доступны около полусотни украинских лент. Есть также несколько вариантов подписок — исключительно для патронов. Кроме этого, недавно на платформе появилась функция «кинопати» — интерфейс для передачи фильмов онлайн.

В будущемистория о западном андеграунде

Сейчас у Takflix две цели. «Если глобально — мы хотим иметь самую большую и самую качественную коллекцию украинского кино онлайн. Вторая цель — технологическое совершенствование. Например, у нас нет приложений для мобильных устройств и плазменных телевизоров. Если все будет ок, весной 2022 года у нас появится приложение на Android, позже — на iOS», — говорит Надежда.

Сейчас Парфан снимает социальный документальный проект о бездомных. Его цель — сделать этих людей более видимыми и снять с них стигмы.

Среди запланированных кинопроектов — «То моє море» (первоначальное название — «Міс Рок-Європа») и «Благовіщення».

«„То моє море“ — фильм о конце 80-х — начало 90-х годов. Про андеграундную культуру Львова и Новояворовска. История будет рассказывать о зарождении украинской поп-культуры», — говорит режиссер.

В ближайшее время Парфан начнет работать над сценарием «Благовіщення» — ее первого игрового фильма. Режиссер говорит, что ей стало тесно в документалистике. «Все, что я хотела, я попробовала. Надо двигаться дальше».

Фото: Павел Фишар

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

О компании ASUS — История бренда

Что такое ASUS?

ASUS: жизнь компании


Название компании ASUS происходит от слова Pegasus (Пегас) – так звали крылатого коня из древнегреческой мифологии, символизирующего мудрость и знания, поэтому бренд ASUS воплощает в себе силу, дух творчества и чистоту этого существа. С каждым новым продуктом компании ASUS покоряются все новые вершины.

За последние десятилетия тайваньская индустрия информационных технологий пережила огромный рост, выдвинув эту страну в число лидеров глобального рынка. Одним из локомотивов роста стала компания ASUS, образованная в качестве производителя материнских плат с минимальным количеством сотрудников, а сейчас насчитывающая более 17 тысяч человек персонала по всему миру. ASUS выпускает продукты почти во всех отраслях, относящихся к категории ИТ: компьютерные компоненты и периферийные устройства, ноутбуки, планшетные компьютеры, серверы и смартфоны.

Секретом успеха ASUS является стремление к инновациям. Среди революционных продуктов компании можно отметить смартфон PadFone, покоривший публику на выставке Computex 2011, а также последовавшие за ним гибридные мобильные решения TAICHI и Transformer Book.

ASUS TAICHI — это уникальный ультрабук с двусторонним мультисенсорным дисплеем, который можно использовать и как ноутбук, и как планшет в зависимости от положения дисплея. Те же два режима работы предлагает Transformer Book, но переключение между ними осуществляется путем отсоединения его дисплея от клавиатурного модуля.
Линейку инновационных решений ASUS дополняет серия планшетов с операционной системой Windows RT и 8, которые предлагают всю функциональность, необходимую пользователям в наступающую сейчас эру облачных вычислений.

Инновационность — секрет успеха компании среди потребителей, равно как и среди специалистов, которые отметили продукты ASUS множеством восторженных отзывов (4368 наград от специализированных СМИ и организаций в одном лишь 2015 году). О продолжающемся развитии бренда говорят цифры: с каждым годом ASUS увеличивает поставки ноутбуков, а доход компании в 2015 году составил 14 миллиардов долларов США.

Будучи одной из наиболее уважаемых компаний в мире по версии журнала Fortune, ASUS предлагает широкую линейку продуктов для комфортной цифровой жизни сегодня и в будущем, включая роботов Zenbo, смартфоны ZenFone, ультрабуки ZenBook, высококачественные компьютерные компоненты и периферию, а также инновационные решения для «Интернета вещей», виртуальной и дополненной реальности. В 2017 году продукты ASUS завоевали 4 511 наград, а оборот компании, насчитывающей более 16 тысяч сотрудников и свыше 5 тысяч высококлассных разработчиков по всему миру, составил 13 миллиардов долларов США.

25 крупнейших интернет-компаний мира

Google — вторая по величине интернет-компания, основным видом деятельности которой является поисковая система в Интернете.

С самого начала промышленной революции ведущими мировыми компаниями были обычные компании в различных отраслях, от горнодобывающей промышленности до отрасли недвижимости. Однако это изменилось после изобретения Интернета. Сейчас среди крупнейших компаний мира есть интернет-компании, которые лидируют по запасам, полученной выручке и количеству сотрудников.Интернет-компании — это организации, которые занимаются бизнесом в Интернете и могут исключать компании, занимающиеся информационными технологиями, или поставщиков интернет-услуг.

Крупнейшие интернет-компании в мире

Amazon

Amazon, также известный как Amazon.com — компания, занимающаяся электронной коммерцией. Оборот Amazon в 2015 году превысил 107 миллиардов долларов, что делает его крупнейшей в мире онлайн-розничной компанией. Основанная в 1994 году Джеффом Безосом, в настоящее время ее штаб-квартира находится в Сиэтле, штат Вашингтон. Amazon имеет глобальное присутствие с партнерскими веб-сайтами по всему миру. Благодаря этому компания превзошла Wal-Mart по рыночной капитализации в 329,7 миллиарда долларов в 2015 году. Amazon может похвастаться тем, что является крупнейшим работодателем среди всех интернет-компаний, а в 2015 году количество сотрудников составило 268 908 человек, и выручка компании составила 70 миллиардов долларов.

Google

Google, пожалуй, самая известная из интернет-компаний. Его основная деятельность — поисковая система в Интернете. Однако у него есть интересы в других областях, таких как социальные сети (Google Plus) и облачное хранилище данных (Google Drive). Штаб-квартира находится в Маунтин-Вью, Калифорния, США. Google была основана двумя студентами университета, Ларри Пейджем и Сергеем Брином из Стэнфордского университета в 1996 году.Идея заключалась в модификации существующих поисковых систем того времени, которые изначально назывались PageRank. Вначале он находился в гараже друга. В настоящее время в Google работает около 61 814 сотрудников, а годовой доход составляет 74,98 миллиарда долларов. Его рыночная капитализация составляет 493,2 миллиарда долларов.

eBay

eBay — это компания электронной коммерции, основанная в 1995 году программистом по имени Пьер Омидьяр.Компания расположена в Сан-Хосе, штат Калифорния, ее выручка достигла 8,59 миллиарда долларов, а ее рабочая сила составляет 34 600 человек. Потоки доходов eBay диверсифицированы за счет многочисленных приобретений в других областях. PayPal, компания, занимающаяся обработкой онлайн-денег, является ярким примером, на долю которой приходилось 44% ее дохода до того, как она стала публичной. Рыночная капитализация eBay в 2015 году составила 26,98 миллиарда долларов.

Facebook

Facebook — крупнейшая социальная сеть в мире.У Facebook более миллиарда пользователей, а его доход достиг 17,93 миллиарда долларов. Марк Цукерберг основал его, будучи студентом Гарвардского университета. Компания Facebook, расположенная в Менло-Парке, штат Калифорния, насчитывает более 12 641 человека в своей рабочей силе. В 2012 году Facebook провел IPO, в результате чего его стоимость значительно выросла и достигла рыночной капитализации более 25 миллиардов долларов. В 2014 году Facebook приобрела компанию мобильных сообщений Whatsapp примерно за 19 миллиардов долларов.

Алибаба

Alibaba — крупнейшая компания электронной коммерции в Азии, имеющая более миллиарда пользователей по всему миру.Alibaba была основана Джеком Ма в 1999 году, ее штаб-квартира находится в Ханчжоу, Китай. У Alibaba есть два основных портала, которые работают под ней: Alibaba и Aliexpress. Alibaba в основном занимается оптовыми транзакциями, в то время как Aliexpress занимается розничными транзакциями. В 2015 году Alibaba была оценена в 202 миллиарда долларов при продажах более 500 миллиардов долларов. С более чем 26000 сотрудников Alibaba добилась беспрецедентных продаж в Китае, включая День холостяков в ноябре 2015 года, когда было реализовано более 17,7 миллиардов долларов.

25 крупнейших интернет-компаний в мире

Рейтинг Компания Промышленность Доход (млрд долларов) Сотрудники Штаб-квартира
1 Amazon Электронная коммерция $ 107 268 908 Сиэтл, Вашингтон , США
2 Google Поиск $ 74.98 61814 Маунтин-Вью, Калифорния, США
3 Facebook Социальные сети $ 17,93 12691 Менло-Парк, Калифорния, США
4 Tencent Социальные сети $ 15,84 25,517 Шэньчжэнь, Гуандун, Китай
5 Alibaba Электронная коммерция $ 12,29 26,000 Ханчжоу, Чжэцзян, Китай
6 Baidu Поиск 10 долларов.56 41467 Пекин, Китай
7 Priceline Group Travel 9,22 долл. США 9000 Норуолк, Коннектикут, США
8 eBay Электронная коммерция 8,59 долл. США 34600 Сан-Хосе, Калифорния, США
9 Netflix Развлечения $ 6,77 3500 Лос-Гатос, Калифорния, США
10 Expedia, Inc. Путешествия $ 6,67 18000 Белвью, Вашингтон, США
11 Rakuten Электронная коммерция $ 6,3 12,981 Токио, Япония
12 Salesforce.com Облачные вычисления $ 5,37 16,227 Сан-Франциско, Калифорния, США
13 Yahoo Поисковая система $ 4,97 12,500 Саннивейл, Калифорния, США
14 ODIGEO Путешествие 4 доллара.9 1700 Барселона, Испания
15 NetEase Онлайн-сервисы $ 3,63 12919 Гуанчжоу, Гуандун, Китай
16 Zalando Электронная коммерция 3,28 доллара США 10,000 Берлин, Германия
17 Groupon Электронная коммерция $ 3,1 10,000 Чикаго, Иллинойс, США
18 LinkedIn Социальные сети $ 2.99 8735 Маунтин-Вью, Калифорния, США
19 Twitter Социальные сети $ 2,22 3,638 Сан-Франциско, Калифорния, США
20 Naver Corporation Поисковая система $ 2,2 2,501 Сеул, Южная Корея
21 Cimpress Массовая настройка $ 1,78 8000 Венло, Нидерланды
22 TripAdvisor Travel 1 доллар США.5 2793 Нидхэм, Массачусетс, США
23 flipkart Электронная коммерция $ 1,5 35000 Бангалор, Карнатака, Индия
24 ASOS.com E -Торговля $ 1,40 7,500 Лондон, Великобритания
25 Яндекс Поиск $ 0,9 5,514 Москва, Россия
Джойс Чепкемой по экономике
  1. Дом
  2. Экономика
  3. 25 крупнейших интернет-компаний мира

Как крупные технологические компании реагируют на рост числа случаев дельта-варианта

Горстка самых влиятельных технологических компаний страны реагирует на рост числа случаев заболевания Covid-19, откладывая планы возвращения в офис, требуя вакцинации сотрудников и закрывая офисы все вместе.

Представитель Twitter сообщил CNBC Make It, что «после тщательного рассмотрения обновленных руководящих принципов CDC и в свете текущих условий Twitter принял решение закрыть наши открытые офисы в Нью-Йорке и Сан-Франциско, а также приостановить работу будущих офисов. -открытия, вступают в силу немедленно «.

В середине июля офисы компании в Нью-Йорке и Сан-Франциско были вновь открыты с сокращенной на 50% вместимостью для вакцинированных сотрудников, которые хотели вернуться. Twitter попал в заголовки газет в мае 2020 года, когда генеральный директор Джек Дорси сказал, что сотрудники могут работать из дома «вечно», если захотят.

Представитель Twitter добавил, что компания «продолжит оценку повторного открытия дополнительных офисов на основе нашей системы принятия решений, которая учитывает множество факторов, включая уровень инфицирования и вакцинации в офисах. Открытие наших офисов — это наше решение. , когда и если наши сотрудники вернутся, будут их ».

Корпоративные действия последовали за рядом недавних заявлений политических лидеров. Ожидается, что президент Джо Байден объявит в четверг, что все федеральные работники должны будут пройти вакцинацию или пройти строгий тест на Covid-19.А во вторник Центры по контролю и профилактике заболеваний обновили свои рекомендации о том, что все, включая полностью вакцинированных лиц, должны носить маску в общественных помещениях в районах с «значительной и высокой передачей» Covid-19.

Шквал объявлений в последние дни о росте числа случаев заболевания Covid-19

Twitter одним из последних объявил о планах реагирования на пандемию на фоне растущей обеспокоенности по поводу последнего роста случаев заболевания из-за высокоинтенсивного дельта-варианта.Некоторые компании уже продвигают свои планы на следующий год — Lyft и компания-разработчик программного обеспечения Asana переносят даты возвращения на февраль 2022 года.

Apple возглавила пакет, когда на прошлой неделе объявила, что откладывает планы по возвращению в офис по крайней мере на месяц до октября. Первоначальный план возвращения генерального директора Тима Кука подвергся критике со стороны сотрудников, поскольку требовал, чтобы сотрудники возвращались в офисы по понедельникам, вторникам и четвергам. Компания также обновила свою рекомендацию, согласно которой рабочие и клиенты должны носить маски в розничных магазинах независимо от статуса вакцинации.

В другом месте Кремниевой долины Facebook объявил в среду, что сотрудники, возвращающиеся в любой кампус США, должны будут пройти полную вакцинацию. Вице-президент по работе с людьми Лори Голер заявила, что эта политика будет осуществляться на основе местных условий и правил и будет включать процесс для тех, кто не может быть вакцинирован по медицинским или другим причинам.

Facebook «будет оценивать наш подход в других регионах по мере развития ситуации», — говорится в заявлении Голера. Ранее компания сообщала, что в июне планирует открыть большую часть своих U.Офисы S. к началу сентября будут загружены на 50% с прицелом на полное открытие в октябре. «Они внимательно следят за ситуацией», — сообщил CNBC Make It представитель пресс-службы.

Сотрудникам, чья работа требует их присутствия на объекте, рекомендуется в обозримом будущем приходить в офис половину рабочего времени. Все остальные на всех уровнях компании могут запросить работу удаленно на полный рабочий день после пандемии.

Генеральный директор Google Сундар Пичаи также сообщил сотрудникам в среду, что они отложат возвращение в офис на месяц до октября, и что возвращающиеся сотрудники должны будут предъявить доказательства вакцинации, начиная с U.S в ближайшие недели. Ранее компания планировала возвращать сотрудников в офис 1 сентября как минимум на три дня в неделю.

«Мы очень рады тому, что начали заново открывать наши кампусы, и поощряем сотрудников Google, которые чувствуют себя в безопасности, приходя на уже открытые сайты, продолжать делать это», — сказал Пичаи в своем электронном письме. «В то же время мы понимаем, что многие сотрудники Google наблюдают всплески активности в своих сообществах, вызванные вариантом Delta, и обеспокоены возможностью вернуться в офис.«

Google будет отслеживать данные о Covid-19 и уведомлять сотрудников не менее чем за 30 дней до перехода на свои планы полного возврата. Сотрудники, находящиеся в« особых обстоятельствах », смогут подавать заявки на удаленную работу до конца года.

Подробнее работодатели могут следовать

Многие из тех же компаний, объявившие о новых правилах, чтобы избежать преждевременного возвращения, привели к отправке сотрудников домой в начале пандемии и продлению удаленной работы до 2021 года.

Dr.Перри Халкитис, декан Школы общественного здравоохранения Рутгерса, поддерживает решение крупных работодателей отложить их планы возвращения в офис и потребовать вакцинации сотрудников, отмечая, что они являются «влиятельными лицами, осознающими важность гибкости».

«Сегодняшние показатели [Covid] невысоки», — говорит он. «Если бы мы с вами вели этот разговор пять-шесть недель назад, я бы сказал:« Конечно, мы все вернемся к работе ». Но я начинаю сомневаться в этом, учитывая, как появляется дельта, если не произойдет радикального изменения показателей вакцинации в стране.«

Случаи Covid снова растут во всех 50 штатах, а уровень вакцинации стабилизировался. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, в США 69,3% взрослых получили хотя бы одну дозу вакцины.

Халкит также изучил эпидемию ВИЧ в 1980-х годах и провел параллели в том, как общественность должна реагировать на событий, чтобы информировать или обновлять меры безопасности. «Каждый день — новый день информации, — говорит он. — Вы должны быть проворными.Если это означает, что мы будем работать из дома, мы будем работать из дома ».

Компании, ведущие свои планы по обеспечению безопасности при пандемии, должны учитывать не только количество случаев заражения Covid-19 в их районе, но и то, как обновления могут повлиять на их занятость и имидж потребительского бренда, говорит Джордж Пенн, вице-президент Gartner HR, исследовательской и консультационной компании.

Работодатели должны взвесить, стоит ли постепенное изменение политики кратковременного сбоя, чтобы избежать того, что он рассматривает «долгосрочное разрушение», такое как подрыв доверия между сотрудниками и потребителями.

«Когда вы будете первопроходцем, нужно понимать, что если вы принимаете эти решения на основе высококачественных данных, они могут понять, что, делая это, они фактически улучшают свою репутацию на рынке», — говорит Пенн.

Выезд:

Может ли ваш работодатель потребовать от вас вакцину против Covid? Вот что говорят эксперты. Covid в любом случае

Зарегистрируйтесь сейчас: Узнайте больше о своих деньгах и карьере с нашим еженедельным информационным бюллетенем

Материнская компания Google Alphabet вернулась в Китай (потому что она никогда не уходила) — SupChina

Google parent компания Alphabet вернулась в Китай (потому что никогда не уходила) — SupChina Перейти к содержанию

Найдите любую китайскую компанию Поиск любого Китая на основе companyJD TechnologyEvergrande GroupGanfeng LithiumShenghe Ресурсы HoldingChina Северная Редкоземельные GroupBaotou Утюг и SteelGemLens TechnologyKanzhunKuaishouMissFreshXuanji TechVolitationHuimingjieAEEEHangChina Три ущелья CorporationChina OceanwideHoneycombXAGSMDGDUFoiaSky SYSTIMAutel RoboticsAviation промышленности корпорации ChinaChina академии аэрокосмического AerodynamicsGreat Стена MotorsAir DwingSoarabilityHigh GreatDamodaGenki ForestGrepowINNNOAutoFlightYuanmu HoldingGeneinnoBitalltechJincheng AviationDingdong MaicaiAerofugiaWalkeraZingtoMicromulticopter AviationYuanfudaoGSX TecheduZuoyebangZhangmenNew Oriental EducationPinduoduoWaterdropSinopharm GroupByteDanceTencentGeelyChang’an AutomobileGuangzhou AutomobileBYD AutoJD.comHuatai Страхование GroupHuaqin TechnologyChina Life InsuranceBilibiliHuaweiAgricultural Банк ChinaContemporary Amperex TechnologyTsinghua UnigroupXiaomi58.comLenovoFAW GroupBaiduJinko SolarSinoChemChina строительство железных дорог CorporationZTEXpeng MotorsiQiyiJD DigitsT3 Mobile Travel ServicesChina развития BankChina МИИТ CorporationChina строительства BankChina государственного строительного EngineeringTAL Образование GroupRoborockNIOIceKreditSuning.comChina National Petroleum CorporationChina Shenhua EnergyXiaoneiwai (XNW.com) CITIC GroupChina PostLi AutoChina ResourcesPing An InsuranceJD HealthState Grid Corporation of China (SGCC) China UnicomNEOMeituanHuobiManbang GroupBank of ChinaAnt GroupSinopecYatsen Holding Limited (Perfect Diary) Suning FinanceDongfeng Motor GroupCodemao INCAIQihoo 360 Technology Capitaling Inc. MobileChina National Offshore Oil CorporationAlibabaChina Pacific Construction Group (CPCG) MEGVIIBAIC BJEVJD LogisticsIndustrial и коммерческий банк ChinaInceptio TechnologyAdvertisingAppsArtificial IntelligenceAssociationAudioAutomobileAutomotiveAutonomous VehiclesB2BB2CBankingBatteryBig DataBiotechnologyBitcoinBlockchainBlogging PlatformsChemicalClean EnergyCoal MiningCommunication HardwareCommunitiesComputerComputer ElectronicsConglomerateConstructionConsultingConsumer ElectronicsContentCreditCryptocurrencyDeliveryDelivery ServiceDevelopment BankingDronesE-Lea rningEcommerceEdTechEducationElectric VehicleElectronicsEnergyEngineeringEntertainmentFacial RecognitionFinanceFinancial ServicesFintechFreightFreight ServiceHardwareHealth Carehealth insuranceHealthcareImage RecognitionIndustrial EngineeringInformation услугиСведения TechnologyInfrastructureInsuranceInsurTechInternetInternet ServicesKnowledge ManagementLocal BusinessLogisticsMachine LearningMachinery ManufacturingMailManufacturingMarketingMedia и EntertainmentMedicalMobileMobile AppsMobile DevicesNetwork EquipmentNewsOilOil и GasPackagePaymentsPetroleum RefiningPharmaceuticalPodcastPrimary EducationProduct ResearchPublic TransportationRenewable EnergyRetailRide SharingRisk ManagementRoboticsSearch EngineSecondary EducationSecurityShoppingSocial MediaSocial NetworkSoftwareSolarTelecommunicationsTransportationTutoringTVUtilitiesVideoVideo GamesVideo StreamingWealth ManagementWireless

Закрыть диалоговое окно Диалоговое окно закрытия учетной записи

Глобальная штаб-квартира и другие офисы Google

Количество офисов Google по всему миру резко возросло по мере роста его глобального влияния.По состоянию на январь 2021 года в США и Канаде было 69 офисов Google, включая глобальную штаб-квартиру в Маунтин-Вью, Калифорния, которая называется Googleplex; восемь в Латинской Америке; 40 в Европе, включая то, что компания называет своей штаб-квартирой в ЕС в Дублине; 28 в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая штаб-квартиру A-P в Сингапуре; и семь в Африке и на Ближнем Востоке.

Google, которая с октября 2015 года является дочерней компанией публично торгуемой Alphabet Inc., материнской компании, созданной в результате крупной реструктуризации Google и некоторых ее дочерних компаний, была названа одной из лучших компаний в мире для работы, и сотрудники неизменно сообщают о высоком уровне удовлетворенности работой.В Alphabet работает более 100 000 штатных сотрудников и даже больше контрактников.

Вот некоторые из офисов компании, работа, которая там проводится, и удобства, которые они предлагают.

1600 Amphitheatre Parkway
Mountain View, CA 94043

Глобальная штаб-квартира Google (и Alphabet) также является домом для самого большого числа сотрудников Google, которых называют гуглерами. Это рабочее пространство включает в себя постоянно меняющуюся коллекцию тематических кафе, где подают бесплатную еду в течение всех трех приемов пищи в день, два бассейна, две площадки для пляжного волейбола, боулинг, велосипеды для езды от здания к зданию, а также групповые занятия по приготовлению пищи и фитнесу.

901 Cherry Avenue
San Bruno, CA 94066

В офисе в Сан-Бруно, Калифорния, работает компания YouTube, которую Google приобрела в 2006 году. Сотрудники компании по обмену видео могут сделать перерыв, поиграв в баскетбол или поплавав в спортивном бассейне.

2600 Pearl Street
Boulder, CO 80302

В Боулдере, штат Колорадо, находится инженерный центр Google, где разрабатываются улучшения для таких ключевых продуктов, как Google Диск, Google Карты, Google Now и Payments.Среди удобств этого офиса — огород, двухэтажная крытая стена для скалолазания и терраса с видом на Скалистые горы.

355 Main Street,
, Кембридж, Массачусетс, 02142

Офис Google в Кембридже, штат Массачусетс, является центром разработки и продаж. Инженеры Google в Гарвардском университете работают над поиском, YouTube, Chrome, Android, поиском картинок, Google Play для образования, газетным киоском и продуктами для путешествий, такими как Поиск авиабилетов. На этом рабочем месте часто встречаются авторы, которые рассказывают о своих книгах.

19510 Jamboree Road
Irvine, CA 92612

Компания Google в Ирвине, Калифорния, специализируется на хранении больших объемов данных, прогнозировании, управлении запасами, новых уровнях представления, оптимизации и поиске. Члены группы инженеров и продаж также работают над Google Analytics и AdWords. Это рабочее место предлагает вид на болота Сан-Хоакин и заповедник дикой природы, а также дает возможность поиграть в пинг-понг, настольный футбол, пинбол и видеоигры.

340 Main Street
Лос-Анджелес, CA

Сотрудники могут войти в этот офис Google — в Chiat / Day Building в районе Венеции в Лос-Анджелесе — под произведением искусства, известным как Giant Binoculars .Инженеры в этом месте работают в Google Рекламе, Chrome и YouTube; продавцы здесь работают над цифровой рекламой. Сотрудники любого уровня могут поиграть в большие шахматы на крыше или заняться серфингом на Венис-Бич.

111 8th Avenue
New York, NY 10011

Второй по величине офис Google находится в районе Челси в Нью-Йорке. Инженеры работают над Google Диском, Поиском, AdWords и Картами, а большая группа продаж работает с клиентами, включая медиа-компании и рекламные агентства.Здесь есть тренажерный зал и коридор, выложенный плиткой метро.

6425 Penn Avenue
Pittsburgh, PA 15206

В офисе в Питтсбурге работают инженеры и менеджеры по продукции, которые специализируются на компьютерных системах, сетях, машинном обучении, компьютерном зрении и планировании маршрутов. Это также рабочее место для торговых операций компании. В офисе регулярно проводятся конкурсы по пустякам, а пол оформлен в стиле близлежащего парка развлечений Кеннивуд.

345 Spear Street,
, Сан-Франциско, CA 94105

Инженеры и компьютерные специалисты в офисе Google в Сан-Франциско работают над поиском, Gmail, Chrome, Wallet и App Engine. Продавцы и члены творческой группы компании также работают в этом месте, что позволяет сотрудникам приводить в офис своих собак — также называемых гуглерами.

Gordon House
Barrow St
Dublin 4
Ирландия

Европейская штаб-квартира Google расположена в Кремниевых доках Дублина, районе, где расположено множество высокотехнологичных компаний, чье название было вдохновлено Силиконовой долиной в Калифорнии.Отдел продаж обслуживает более 100 рынков, а его команда инженеров заботится о европейских центрах обработки данных Google. В этом офисе есть оздоровительный центр с бассейном, а также произведения искусства, посвященные ирландскому фольклору.

Лондон — 6PS
6 Pancras Square
Лондон N1C 4AG
Соединенное Королевство

Лондон — BEL
Belgrave House
76 Buckingham Palace Road
London SW1W 9TQ
United Kingdom

Лондон — CSG
1-13 St Giles High St
London WC2H 8AG
United Kingdom

Члены инженерной, коммерческой, юридической и финансовой групп Google работают в трех лондонских офисах компании.Эти рабочие места оснащены двухэтажным автобусом Routemaster и библиотекой с прекрасным видом. Ведется строительство консолидированного офисного здания в районе Кингс-Кросс, которое, как ожидается, будет стоить около 1,3 миллиарда долларов.

Erika-Mann-Str. 33
80636 Мюнхен
Германия

Среди сотрудников Мюнхена инженеры, которые работают над Chrome и Google Dashboard, и продавцы, которые поддерживают корпоративных клиентов. К преимуществам этого офиса относятся еженедельные групповые обеды и игры в настольный футбол.

Brandschenkestrasse 110
8002 Цюрих
Швейцария

Офис Google в Цюрихе — это европейский инженерный центр компании. Сотрудники отвечали за карты для Европы, Ближнего Востока и Африки, а на рабочем месте есть горка со штопором, стена для скалолазания в помещении и гондолы в швейцарском стиле.

70 Pasir Panjang Road, # 03-71,
Mapletree Business City
Сингапур 117371

Сотрудники штаб-квартиры Google в Азиатско-Тихоокеанском регионе в Сингапуре входят в состав самых разных команд: инженеров, рекламы, партнерства, финансов, управления персоналом, маркетинга и юриспруденции.В этом офисе есть комната для сна, физиотерапевтический центр, комната для медитации и маникюрный салон.

Survey No. 13, DivyaSree Omega
Kondapur Village
Hyderabad, Telangana 500084
Индия

Офис Google в Хайдарабаде — крупнейший в Индии. Инженеры внесли свой вклад в Gmail, Документы и Карты, а продавцы работают с рекламодателями по всему миру. Среди преимуществ этого места — массажисты, крытое поле для крикета и еда, которая прославляет все 28 штатов Индии.

48 Pirrama Road
Sydney, NSW 2009
Австралия

Карты Google были созданы в офисе Google в Сиднее, и инженеры здесь работают над этим продуктом, а также над Chrome. Из этого офиса открывается вид на мост Харбор-Бридж в Сиднее, музыкальный зал и живую стену из растений.

Roppongi Hills Mori Tower
6-10-1 Roppongi
Minato-ku, Токио 106-6126
Япония

Google Tokyo расположен внутри башни Roppongi Hills Mori Tower, пятого по высоте здания в столице Японии.Инженеры этого офиса работали над поиском, рекламой, картами, Chrome, Google+ и Android, а продавцы помогают компаниям во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе. Во время простоя рабочие могут поиграть в настольный теннис или на музыкальном инструменте или подзарядиться в эспрессо-баре.

компаний, основанных евреями в Америке: Google

Google Inc. — многонациональная корпорация, занимающаяся общедоступными облачными вычислениями, поисковыми и рекламными технологиями в Интернете. Google размещает и развивает ряд интернет-услуг и продуктов и получает прибыль в основном от рекламы через свою программу AdWords.

Компания была основана Ларри Пейджем и Сергеем Брином, которых часто называют «ребятами из Google», в то время как эти двое были аспирантами по информатике в Стэнфордском университете. Согласно отраслевым знаниям, Брин и Пейдж часто спорили, хотя спарринг вскоре закончился, когда они начали разработку нового типа поисковой машины в Интернете в общежитии своего колледжа. Они назвали свою программу BackRub за ее способность анализировать «обратные ссылки», то есть указатели с одного веб-сайта на другой. Они разработали теорию о том, что поисковая машина, основанная на математическом анализе взаимосвязей между веб-сайтами, даст лучшие результаты, чем используемые в то время основные методы.BackRub позволил поисковой системе отображать результаты в соответствии с популярностью страниц после того, как Брин и Пейдж осознали, что чаще всего самый популярный результат также будет наиболее полезным. Они работали над BackRub до середины 1998 года, а затем попытались продать лицензии на эту технологию. Их ближайшей целью было переехать из общежития и погасить задолженность по кредитной карте, которую они накопили. Энди Бехтолсхейм, соучредитель Sun Microsystems, сразу же был в восторге от технологии, которую Брин и Пейдж назвали Googol, поскольку поисковая система могла найти такой объем информации.Гугол — это слово, обозначающее число, представленное цифрой 1, за которой следуют 100 нулей. При их первой встрече Бехтольшейму не нужно было слышать слишком много подробностей; он выписал чек на 100 000 долларов, сказал Брин. Чек был выписан Google, Inc., по сути, вынудив двух молодых людей создать корпорацию, хотя бы для того, чтобы обналичить чек, с несколько другим написанием, чем их первоначальное имя.

В конечном итоге Брин и Пейдж привлекли 1 миллион долларов от семьи, друзей и других инвесторов, а 7 сентября 1998 года компания Google начала коммерческую деятельность в гараже друга в Менло-Парке, Калифорния.Изначально Google получал 10 000 запросов в день. К 2004 году их количество составляло 200 миллионов в день.

В 2004 году в компании, расположенной в штаб-квартире площадью 500 000 кв. Футов в Маунтин-Вью, штат Калифорния, известной как GooglePlex, работало почти 2 000 сотрудников. Согласно формам, поданным в Комиссию по ценным бумагам и биржам, Брин и Пейдж владели более 38 миллионами акций Google, или примерно 40 процентами компании. Когда в 2004 году компания Google стала публичной, ее стоимость оценивалась в 23 миллиарда долларов, а состояние каждого учредителя — многие миллиарды долларов.Многие сотрудники, чьи привилегии на рабочем месте включают стиральные машины, посещение врачей в офисах компании, хоккей на роликах, настольный теннис, бассейн, массажистку, а также бесплатные обеды и закуски, стали миллионерами.

Google управляет более чем одним миллионом серверов в центрах обработки данных по всему миру и ежедневно обрабатывает более миллиарда поисковых запросов и двадцать петабайт пользовательских данных. Быстрый рост Google с момента его создания привел к появлению цепочки продуктов, приобретений и партнерских отношений, выходящих за рамки основной поисковой системы компании.Компания предлагает программное обеспечение для повышения производительности в Интернете, такое как программа электронной почты Gmail, и инструменты для социальных сетей, включая Orkut и, с недавних пор, Google Buzz. Продукты Google распространяются и на настольные компьютеры с такими приложениями, как веб-браузер Google Chrome, программа для систематизации и редактирования фотографий Picasa, а также приложение для обмена мгновенными сообщениями Google Talk. В частности, Google возглавляет разработку операционной системы для мобильных телефонов Android, которая используется на ряде телефонов, таких как Nexus One и Motorola Droid.

Первый офис Google в Израиле открылся в 2006 году, когда компании было всего пять лет. С тех пор они расширились; с 600 инженерами в стране по состоянию на октябрь 2016 года и большим специализированным кампусом для стартапов в Тель-Авиве. Google приобрела пять израильских компаний, в первую очередь заплатив более 1 миллиарда долларов за разработанное Израилем GPS-приложение Waze.

Дон Додж, партнер-разработчик Google, заявил журналу Business Insider , что он побывал «во всех уголках земли»… [и] нет другой страны на земле, которая думает так же, как мы [Google], как Израиль ». Половина израильских инженеров Google — выпускники Тель-Авивского университета, и Додж утверждает, что «здесь есть удивительный источник талантов». Он добавил: «Израиль действительно« нация стартапов ». Вы думаете, как мы. Вы ломаете вещи, вы создаете вещи, вы творческий человек. Это особенное.

В апреле 2021 года Google официально объявил о создании локальной облачной инфраструктуры в Израиле. Ожидается, что после завершения локальное облако Google улучшит облачные сервисы для местной индустрии стартапов, которые, по мнению штата, существенно выиграют от перехода.Вместе с Amazon Google создаст и будет управлять израильским проектом Nimbus, который предполагает строительство локальных центров облачных серверов.


Источник: Шид, Сэм. «Руководители Facebook, Google и Microsoft объясняют, почему они используют Израиль для своих исследований и разработок», — Business Insider (6 октября 2016 г.).
Энциклопедия иудаики.
Google.
Википедия.

Три года страданий внутри Google, самой счастливой компании в области технологий

В ясный понедельник января 2017 года, в 2:30 дня, около тысячи сотрудников Google, испуганных, встревоженных и слегка закружившихся, начали выходить из офисы компании в Маунтин-Вью, Калифорния.Они собрались в веселом дворике возле кафе главного кампуса, в парковой зоне, усеянной столами для пикника и тенистой конструкцией, напоминающей гигантскую игру в пикапы. Многие из них держали самодельные таблички: «Гордый ирано-американский гуглер», «Даже интроверты здесь» и, конечно же, «Не будь злом!» написано теми же цветами детского сада, что и логотип Google.

После нескольких раундов скандирования призывов и ответов и отзывов от отдельных сотрудников кто-то настроил микрофон митинга так, чтобы он соответствовал высокой долговязой фигуре следующего оратора.Сундар Пичаи, тихий генеральный директор Google с 15-месячным стажем, стоял на небольшой поляне в густой толпе, служившей импровизированной сценой. «В течение последних 24–48 часов мы все очень много работали, — сказал он, — и на каждом этапе этого пути я чувствовал поддержку 60 000 человек, стоящих за моей спиной».

Это было, если быть точным, 30 января; Президентству Дональда Трампа было 10 дней. А исполнительный указ № 13769 — федеральный запрет на поездки граждан из Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена, а также массовая приостановка приема беженцев в США — действовал в течение 73 часов, в результате чего сотни путешественников оказались в подвешенном состоянии. в аэропортах страны.На данный момент фирменный призыв компании против зла был направлен на четкую, безошибочно внешнюю цель: Белый дом.

Для всего мира это выглядело так, как будто Google — одна из самых влиятельных, проиммигрантских и якобы прогрессивных корпораций в Соединенных Штатах — заняла единую позицию. Но за этим единодушием скрывалась неразбериха нерешительности и беспокойства руководителей. Вероятно, было бы более уместно, если бы Пичай сказал, что за предыдущие 48 часов тысячи его сотрудников загнали его в угол.

В те первые дни эпохи Трампа руководители Google отчаянно пытались избежать конфронтации с новым режимом. История тесных связей компании с администрацией Обамы заставила руководителей почувствовать себя особенно уязвимыми для реакционного движения, частично зародившегося на собственной видеоплатформе Google, YouTube, которое запомнило, сплотило и проголосовало за Трампа в должности. (Не помогло то, что Эрик Шмидт, тогдашний исполнительный председатель материнской компании Google, Alphabet, был советником кампании Хиллари Клинтон, или что около 90 процентов политических пожертвований сотрудников Google пошли демократам в 2016 году.Кент Уокер, не склонный к риску вице-президент Google по государственной политике, советовал сотрудникам не делать ничего, что могло бы расстроить Стива Бэннона или Брейтбарта. Поэтому, когда во второй половине дня в пятницу, 27 января, было объявлено о запрете на поездки, руководители Google изначально надеялись, что «просто не поднимут голову и позволят этому улетучиться», по словам сотрудника, который был близок к этим ранним подсчетам.

Но племенной диктат собственной рабочей силы Google сделал почти невозможным бездельничать. Ларри Пейдж и Сергей Брин, бывшие дети Монтессори, которые основали Google, будучи аспирантами Стэнфордского университета в конце 90-х, разработали знаменитую открытую культуру своей компании, которая способствует свободному мышлению.Сотрудники были «обязаны выразить несогласие», если видели что-то, с чем они не согласны, и их поощряли «отдавать все свои силы» на работу, а не проверять свою политику и личную жизнь у порога. И что удивительно в Google, так это то, что так много сотрудников подчинились. Они приняли участие в тысячах онлайн-списков рассылки, включая IndustryInfo, мегафорум с более чем 30 000 участников; Coffee Beans, форум для обсуждения разнообразия; и Poly-Discuss, список для полиамурных гуглеров. Они постоянно публиковали сообщения в версии Google+, предназначенной только для сотрудников, и в Memegen, внутреннем инструменте для создания мемов и голосования за них.По четвергам Google проводил общекорпоративную встречу под названием TGIF, известную своими беспрецедентными вопросами и ответами, на которых сотрудники могли и действительно бросали вызов руководству.

Все эти обсуждения и обсуждения стали возможными благодаря еще одному элементу социального контракта Google. Как и другие корпорации, Google применяет строгие правила, требующие от сотрудников соблюдения конфиденциальности бизнеса компании. Но для сотрудников Google неразглашение информации было не просто правилом, это была священная сделка, которая принесла им откровенность от руководства и безопасное пространство, чтобы свободно говорить о своих перегибах, недовольстве и разногласиях на внутренних форумах.

Наконец, в значительной степени сотрудники Google действительно принимают «Не будь злом» близко к сердцу. Встречи высшего руководства, как известно, прекращаются, если кто-то спрашивает: «Подождите, это зло?» Для многих сотрудников это аксиома: Facebook малодушен, Amazon агрессивен, Apple скрытна, Microsoft уравновешенна, но Google искренне хочет делать добро.

Все эти заповеди вызвали у сотрудников Google полный переполох после того, как было объявлено о запрете на поездки. Мемеген заполонил изображения с такими заголовками, как «Мы ​​поддерживаем тебя» и «Мы — это ты.«Евреи и HOLA, группы по интересам еврейских и латинских служащих, быстро заявили о своей поддержке мусульманской группы Google. Согласно The Wall Street Journal, члена одного списка рассылки провели мозговой штурм, могут ли быть способы «использовать» результаты поиска Google, чтобы выявить способы помощи иммигрантам; некоторые предлагали компании вмешиваться в поисковые запросы типа «ислам», «мусульманин» или «Иран», которые давали «исламофобные, алгоритмически предвзятые результаты». (Google утверждает, что ни одна из этих идей не была реализована.Около 14:00 в субботу сотрудник из списка рассылки иранских гуглеров сообщил о возможности проведения забастовки в Маунтин-Вью. «Сначала я хотел проверить, не думает ли кто-нибудь, что это плохая идея», — написал сотрудник. В течение 48 часов время было заблокировано, и был создан внутренний веб-сайт.

Сотрудники также провели выходные, протестуя как частные лица на открытом воздухе. В международном аэропорту Сан-Франциско явилась горстка юристов Google, чтобы предложить иммигрантам представительство в чрезвычайных ситуациях; гораздо больше сотрудников присоединились к демонстрации у международного терминала.Но в частности, один гуглер делал национальные выпуски новостей. В субботу вечером, никого в Google не проинформировав, Сергей Брин появился в аэропорту, чтобы присоединиться к толпе. Он не дал никаких других комментариев прессе, кроме как сказать Forbes : «Я здесь, потому что я беженец», и дать понять, что он был там в личном качестве.

Состав персонажей

Зак Джейсон

САНДАР ПИХАИ
Генеральный директор Google в течение последних четырех лет. Он привел компанию к рекордной прибыли и добавил около 40 000 сотрудников.Он также председательствовал на череде крупных утечек, скандалов и разногласий.

КЕВИН ЧЕРНЕКИ
Разработчик Chrome и известный внутренний овод против «политической программы социальной справедливости» Google. Получив предупреждение от HR, он подал заявление в Национальный совет по трудовым отношениям.

ДЖЕЙМС ДАМОР
Инженер-поисковик, который написал взрывную записку, в которой утверждал, что биологические различия помогают объяснить гендерный разрыв инженера. Его уволили, после чего он подал коллективный иск.

ЛИЗ ФОНГ-ДЖОНС
Инженер по надежности сайта и известный внутренний активист, который подвергался преследованиям в Интернете после того, как ее сообщения Google были просочены в крайне правые СМИ. Она ушла в отставку в январе.

ЭНДИ РУБИН
Соучредитель Android, который, как The New York Times сообщал в конце 2018 года, получил пакет на выход в размере 90 миллионов долларов после обвинения в принуждении сотрудницы к оральному сексу.

МЕРЕДИТ УИТТАКЕР
Бывший менеджер программы Google Cloud, который организовал петицию с просьбой о закрытии Project Maven, был соорганизатором женской забастовки 2018 г. и ходатайствовал об исключении президента Heritage Foundation из совета по этике искусственного интеллекта Google.

КЛЭР СТЭПЛЕТОН
Бывший менеджер по маркетингу YouTube, который помогал проводить в ноябре 2018 г. женскую забастовку, на которой 20 000 сотрудников протестовали против сексуальных домогательств, дискриминации и неравенства в оплате труда.

Между давлением со стороны сотрудников и поездкой Брина в аэропорт, которая фактически заставила компанию высовывать свою шею, собственные официальные расчеты Google начали меняться. В течение выходных компания выплатила 2 миллиона долларов в виде пожертвований, собранных сотрудниками в кризисные фонды для защиты прав иммигрантов.И вот в понедельник, в последнюю минуту, Пичай решил выступить на демонстрации сотрудников.

В своих коротких и непринужденных замечаниях в переполненном дворе Пичай назвал иммиграцию «стержнем основания этой компании». Он попытался ввести дозу умеренности, подчеркнув, насколько важно «протянуть руку и пообщаться с людьми со всей страны». Но когда он упомянул о появлении Брина в аэропорту, его сотрудники разразились скандированием «Сер-гей! Сер-гей! Сер-гей! » Брин наконец выбрался из толпы и с ветровкой в ​​руке подошел к микрофону.Он тоже поддержал опасения протестующих, но попытался снизить накал. «Нам нужно быть умными, — сказал он, — а это означает привлечение людей, придерживающихся разных точек зрения». Пока он говорил, над головой пролетел вертолет новостей.

И это был почти последний раз, когда руководители и работники Google выступали столь единым фронтом по поводу чего-либо.

По мере того как эра Трампа шла к концу, Google продолжал готовиться к всевозможным внешним атакам, и не только справа. Выборы 2016 года и их последствия вызвали негативную реакцию против Кремниевой долины, которая, казалось, исходила со всех сторон.Законодатели и СМИ начали осознавать экстрактивный характер бесплатных услуг Big Tech. И Google — компания, которая случайно ввела Интернет для наблюдения за потребителями, заказчик мировой информации, владелец восьми продуктов с более чем миллиардом пользователей каждый — знала, что это будет неизбежная цель.

Но во многих отношениях самые неприятные угрозы Google в тот период исходили изнутри самой компании. В течение следующих двух с половиной лет компания снова и снова оказывалась в одном и том же положении: планетарная сила стоимостью почти 800 миллиардов долларов, казалось бы, бессильна против групп сотрудников — как слева, так и справа — которые могут держать компанию в заложниках. к собственному общественному имиджу.

В более широком смысле Google обнаружил, что он и его культура глубоко не адаптированы к новому набору политических, социальных и деловых требований. Чтобы изобрести такие продукты, как Gmail, Планета Земля и Переводчик, вам нужны изнеженные гении, дающие волю своему разуму. Но чтобы ограничить прибыльные государственные контракты или выйти на желанные зарубежные рынки, что все чаще необходимо делать Google, вам необходимо иметь возможность отдавать заказы и давать клиентам то, что они хотят.

Для этой статьи WIRED поговорил с 47 нынешними и бывшими сотрудниками Google.Большинство из них попросили сохранить анонимность. Вместе они описали период растущего недоверия и разочарования внутри Google, который перекликался с гневом, ревущим за стенами компании. И за все это время Google никак не мог предвидеть предстоящего столкновения. Например, после отмены запрета на поездки руководители компании ожидали худшего — и что оно будет исходить из Вашингтона. «Я знал, что мы к чему-то стремимся как снежный ком», — говорит один из бывших руководителей. «Я думал, что это Трамп призовет нас к прессе.Я не думал, что это будет какой-то парень, который напишет записку ».

Около тысячи сотрудников Google проводят акцию протеста у штаб-квартиры компании 30 января 2017 года, осуждая временный запрет президента Дональда Трампа для всех посетителей из семи преимущественно мусульманских стран.

Джейсон Генри / The New York Times / Redux

II.

Во многих отношениях внутренние социальные сети Google похожи на микрокосм самого Интернета. У них есть свои пузыри-фильтры, свои тролли, свои эджелорды.И вопреки распространенному мнению, не все эти сети населены либералами. Подобно тому, как на YouTube росли правые реакции, они находили способы усилиться в рационалистической культуре дебатов Google.

Некоторое время, например, одним из модераторов списка рассылки консерваторов компании был инженер Chrome по имени Кевин Чернеке. На протяжении многих лет сотрудники Google довольно последовательно описывали Чернеке: как проницательного крайне правого провокатора, который дал о себе знать в социальной сети Google, троллируя как либералов, так и консерваторов.

В августе 2015 года в гигантском списке рассылки IndustryInfo разгорелась бурная дискуссия о том, почему так мало женщин в сфере высоких технологий. В прошлом году Google стал первым гигантом Кремниевой долины, опубликовавшим данные о демографических характеристиках своей рабочей силы, и обнаружил, что 82 процента технических работников — мужчины. Для многих участников форума IndustryInfo эта цифра была явным и раздражающим доказательством того, что Google пришлось изменить. Когда разговор перерос в спор о достоинствах разнообразия, к которому присоединился Чернеке, старший вице-президент Google попытался закрыть его.Чернаки начал бомбардировать страницу исполнительной власти в Google+ сообщениями о его праве критиковать «политическую повестку дня социальной справедливости» в поддержку разнообразия. «Можем ли мы добавить четкое изложение запрещенных мнений в справочник для сотрудников, — написал он, — чтобы все знали, каковы основные правила?» В ответ отдел кадров Google выдал Чернеке письменное предупреждение за «неуважительные, деструктивные, беспорядочные и неподчиняющиеся» комментарии.

Google также принял меры против сотрудников, находящихся на противоположной стороне дискуссии, за их поведение в той же цепочке; но наказание Чернеке имело более длительные последствия.В ноябре 2015 года Чернеке подал заявление в Национальный совет по трудовым отношениям, утверждая, что предупреждение Google является возмездием за его политические взгляды. Он также утверждал, что выговор нарушил его право заниматься «защищенной согласованной деятельностью» — по сути, его право свободно обсуждать условия труда, как это определено в Законе о национальных трудовых отношениях.

Когда Чернеке вступил в многолетнюю судебную тяжбу с Google, он оставался активным на внутренних каналах. В 2016 году, когда члены группы белых националистов, названной скинхедами из Голден Стэйт, столкнулись с контрпротестами антифа в парке Сакраменто, Чернеке высказался за них в списке рассылки Google Free Speech.Хотя он сказал, что он был «самым далеким от нацистов», Чернаки утверждал, что скинхеды «выступили за свободу слова и свободу ассоциаций». А в январе 2017 года, когда известный белый националист Ричард Спенсер получил удар по голове протестующим в маске после инаугурации Трампа, Чернеке сказал своим коллегам по списку, что «битва за свободу слова обостряется». Он попросил их сделать пожертвование на кампанию WeSearchr, которая собирала вознаграждение для всех, кто сможет отследить личность нападавшего.Когда участники списка рассылки сказали, что WeSearchr — крайне правый ответ GoFundMe, основанный агитаторами Чарльзом Джонсоном и Паксом Дикинсоном, — кажется сомнительным, Черники написал: «Он полностью набирает обороты. Пожалуйста, не клевещите на моих друзей. :-(. »

Но как бы заметен ни был Чернеке внутри Google, он был почти невидим в открытом Интернете. Следовательно, не Чернеке стал самым известным еретиком Google. Это различие выпадет на долю сравнительно сдержанного Google. Поисковый инженер по имени Джеймс Дамор.

В конце июня 2017 года Дамор посетил мероприятие компании, посвященное продвижению разнообразия в Google, которое проводилось в штаб-квартире в Маунтин-Вью. Там, по его словам, он слышал, как организаторы обсуждали возможность дополнительных собеседований и более благоприятную обстановку для женщин и недопредставленных меньшинств. (Google заявляет, что не проводит дополнительных интервью для людей, принадлежащих к определенной демографии.) Для Дамора все это звучало как нарушение меритократического процесса найма в Google, тонко настроенной системы, созданной для выявления объективно квалифицированных инженеров.

Вскоре после этого, возвращаясь самолетом из рабочей поездки в Китай, Дамор написала 10-страничную записку, в которой утверждала, что биологические различия могут помочь объяснить, почему в Google меньше женщин-инженеров, и поэтому попытки компании достичь гендерного паритета были неудачными. заблуждение и дискриминация по отношению к мужчинам. В среднем, писал он, женщины больше интересуются людьми, чем вещами, более чуткими, более невротичными и менее напористыми. Чтобы поддержать эти утверждения о различиях личности, Дамор процитировал два исследования, три страницы в Википедии и статью из Quillette, противоположного онлайн-журнала, который часто освещает свободу слова в университетском городке и предполагаемые связи между генетикой и IQ.В записке Дамор написал, что практика найма, направленная на увеличение разнообразия, «может эффективно снизить планку» в Google.

Весь июль Дамор пытался убедить руководство Google обратить внимание на его опасения. Он отправил меморандум организаторам саммита по разнообразию; он отправил его в отдел кадров Google; по предложению коллеги он разместил его в Coffee Beans, внутреннем сервере рассылки для обсуждения разнообразия. Он сделал то же самое лично на одном из семинаров Google «Устранение предвзятости», где сотрудники разыгрывают ролевые игры, как выявить неосознанную предвзятость в отношении меньшинств.(Позже он утверждал, что его сослуживцы смеялись над ним.)

Дамор сформулировал свою записку как призыв к интеллектуальному разнообразию, определив свои аргументы как консервативную политическую позицию, замалчиваемую «идеологической камерой эха» Google. «Это точка зрения, о которой отчаянно нужно рассказать в Google», — написал Дамор.

Однако многие коллеги Дамора слышали эту точку зрения раньше. До тошноты. «Люди будут писать подобные вещи каждый месяц», — говорит один из бывших руководителей Google.Когда тема диверсификации персонала Google поднимается на больших собраниях и внутренних форумах, одна темнокожая сотрудница говорит: «Вам в значительной степени нужно подождать около 10 секунд, прежде чем кто-то вмешается и скажет, что мы понижаем планку». (После одной мэрии по вопросам разнообразия в апреле 2015 года сотрудник написал во внутренней публикации в Google+, что Google «снижает планку приема на работу для меньшинств или устраивает мероприятия, на которых белые мужчины чувствуют себя исключенными».) Более того, дебаты продолжались в повторяющийся цикл из-за постоянного притока молодых выпускников, которые впервые участвовали в этих дискуссиях.В то время Google набирал сотрудников с бешеной скорости. В период с 2015 по 2017 год он добавил около 20000 штатных сотрудников, примерно столько же, сколько и весь персонал Facebook. (И даже после всего этого приема на работу технический персонал Google состоял на 80 процентов из мужчин, на 56 процентов из белых и на 41 процент из Азии.) аудитории внутри Google. В среду, 2 августа, Дамор отправил свою записку во внутренний список рассылки Skeptics.На следующий день он поделился им с Liberty, внутренним списком либертарианцев, о существовании которого Дамор не знал. К пятнице технический блог Motherboard сообщил, что «манифест против разнообразия» стал вирусным внутри Google.

Пичай был в отпуске, когда его заместители сказали ему, что Google лучше быстро разобраться с ситуацией с Дамором. Пичай согласился и попросил собрать весь свой управленческий состав для встречи. К субботе полная копия документа Дамора просочилась в Gizmodo. Пока гуглеры ждали официального ответа от высшего руководства, менеджеры, которые хотели выразить свою поддержку женщинам, громко осудили идеи меморандума во внутренних сообщениях Google+.

Лиз Фонг-Джонс, инженеру по надежности сайта в Google, аргументы из служебной записки были особенно знакомы. Инженеры Google не объединены в профсоюзы, но внутри Google Фонг-Джонс, по сути, выполнял функцию представителя профсоюзов, передавая обеспокоенность сотрудников менеджерам по всем вопросам, от решений о продуктах до практики включения. Она приобрела эту неформальную роль примерно в то время, когда компания выпустила Google+ для публики в 2011 году; перед запуском она предостерегла руководителей от того, чтобы требовать от людей использовать свои настоящие имена на платформе, утверждая, что анонимность важна для уязвимых групп.Когда общественный резонанс разразился так, как предсказывал Фонг-Джонс, она села напротив руководителей, чтобы обсудить новую политику, а затем объяснила необходимые компромиссы для разгневанных сотрудников. После этого к ней стали приходить менеджеры и сотрудники, чтобы урегулировать разного рода внутренние противоречия.

В рамках этой внутренней пропагандистской работы Фонг-Джонс был настроен на то, как дискуссии о разнообразии на внутренних форумах сопровождались такими людьми, как Чернеке, Дамор и другими коллегами, которые «просто задавали вопросы».По ее мнению, руководство Google слишком долго позволяло этой динамике накапливаться, и теперь пришло время руководителям занять определенную позицию. Во внутренней публикации в Google+ она написала, что «единственный способ справиться со всеми головами медузы — не использовать платформу для всех».

Через несколько часов внутренние сети Google подверглись шоку системы. Скриншот комментария Фонг-Джонса «Медуза» появился в Vox Popoli, блоге, который ведет вдохновитель альтернативных правых Теодор Биль, вместе с ее полным именем и фотографией в профиле.Раздел комментариев быстро заполнился расовыми и сексуальными оскорблениями, зацикленными лично на Фонг-Джонсе, который является трансгендером. «Они должны выбросить всех этих сексуальных уродов с крыш», — написал один анонимный комментатор Vox Popoli.

В понедельник утром топ-менеджмент Google наконец встретился, чтобы обсудить, что делать с Дамором. Комната, согласно отчету Recode, была разделена. Половина руководителей считала, что Дамора не следует увольнять. Затем генеральный директор YouTube Сьюзан Войчицки и глава отдела коммуникаций Джессика Пауэлл призвали своих коллег подумать, как бы они отреагировали, если бы Дамор применил те же аргументы к расе, а не к полу.Это их убедило: инженер должен уйти. В записке для сотрудников Пичай сказал, что увольняет Дамора за сохранение гендерных стереотипов.

В своем сообщении Пичай пытался убедить левых, не отталкивая правых. «Предполагать, что у группы наших коллег есть черты, которые делают их менее биологически пригодными для этой работы, оскорбительно и не нормально», — писал он. «В то же время есть коллеги, которые сомневаются, могут ли они безопасно выражать свои взгляды на рабочем месте (особенно те, кто придерживается точки зрения меньшинства).Они тоже чувствуют себя под угрозой, и это тоже нехорошо. Люди не должны стесняться выражать несогласие ». Затем он пообещал прилететь обратно в Район залива на встречу TGIF в четверг, где сотрудники смогут обсудить этот вопрос.

Увольнение Дамора вызвало предсказуемый натиск негативного освещения справа. Такер Карлсон, Энн Коултер и Бен Шапиро критиковали Google; Обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Дэвид Брукс призвал Пичаи уйти в отставку. Дамор дал свои первые интервью ютуберам Джордану Петерсону и Стефану Молинье, последний из которых является сторонником «расового реализма».Альтернативные правые восприняли это как поддержку и начали штамповать мемы о Даморе, его голова на теле Мартина Лютера, прибивая его памятку к двери церкви.

Новые утечки изнутри Google подпитали безумие. На Breitbart появились скриншоты разговоров сотрудников Google во внутренних социальных сетях, некоторые из которых относятся к 2015 году. Между тем, в субреддите, посвященном Трампу, появился коллаж, в котором были показаны полные имена, изображения профилей и биографии в Twitter восьми сотрудников Google, большинство из которых были гомосексуалистами, трансгендерами или цветными людьми.Фонг-Джонс был одним из них. Каждая биография содержала фразы, которые делали сотрудников мгновенными мишенями для онлайн-преследований: «полиамурные гомосексуальные аутичные транс-лесбиянки», «просто еще один гей-коммунистический инженер по надежности сайта» или, в случае Фонга-Джонса, «транс и квир как черт». Через два дня после увольнения Дамора Майло Яннопулос, бывший технический редактор Breitbart, поделился изображением коллажа Reddit с 2 миллионами подписчиков в Facebook. «Посмотрите, кто работает в Google, теперь все имеет смысл», — написал он, как если бы эти восемь сотрудников были теми, кто принял решение уволить Дамора.

Для сотрудников, ставших объектом нападений, утечки были ужасающими. Сколько их коллег скармливали материал альт-правым? Сколько еще утечек? И что их работодатель собирался сделать, чтобы их защитить?

В прошлом Google увольняла сотрудника за утечку внутренних мемов из Memegen. Но когда целевые сотрудники сообщили о преследовании, они говорят, что служба безопасности Google сообщила им, что утечка снимков экрана может подпадать под юридическое определение «защищенной согласованной деятельности» — то же самое трудовое право, на которое ссылается Чернеке.

Для Фонг-Джонса ответ службы безопасности был одновременно шокирующим и поучительным; она не понимала, что утечка информации может быть защищена. «Все думали, что у Google есть абсолютное право не разрешать вам говорить о чем-либо, связанном с Google», — говорит она. Но здесь руки Google были явно связаны трудовым законодательством.

Руководители чувствовали, что делают все, что в их силах. Предложили разместить сотрудников, переночевавших в гостинице. Но целевым сотрудникам казалось, что Google позволяет страху перед ответной реакцией ультраправых и угрозе дальнейших судебных исков перевесить опасения по поводу безопасности лояльных сотрудников.(Представитель Google отказался уточнять, удалось ли компании раскрыть личность лиц, виновных в этом деле, но заявил, что расследует все такие инциденты и обеспечивает соблюдение своей политики без учета политики.)

Ко дню, когда Пичаи должен был ответить вопросы о Даморе в TGIF, хаос окружил Google. В тот же день Дамор вернулся в кампус с фотографом, которого The New York Times недавно окрестила «Энни Лейбовиц из альтернативных правых».«Живите в Маунтин-Вью», — написал инженер в Твиттере, дразня своих 40 000 новых поклонников в Twitter. Яркие технические репортеры, предчувствуя открытие, просили сотрудников прислать им данные из мэрии в режиме реального времени.

За сорок пять минут до предполагаемого начала встречи Пичай отправил своим 78 000 сотрудников электронное письмо. «TL; DR. Извините за позднее уведомление, но мы собираемся отменить сегодняшнюю ратушу», — написал он. «Мы надеялись на откровенное, открытое обсуждение сегодня, как мы всегда делаем, чтобы объединить нас и двигаться вперед.«Но вопросы, которые сотрудники представили для обсуждения на собрании, — писал он, — просочились в прессу и уже появлялись в таких изданиях, как WIRED. Он также расплывчато намекал на сотрудников, которых доксировали как часть его обоснования отмены собрания. «На некоторых веб-сайтах гуглеров теперь называют лично», — написал Пичаи.

Фонг-Джонс была дома в Бруклине, когда получила электронное письмо Пичаи. Она хотела, чтобы руководители объяснили, почему, учитывая причины увольнения Дамора, они позволили его записке распространяться по Google более месяца.Теперь казалось, что Google использовал оскорбления, которые пережили она и другие сотрудники, как предлог, чтобы не отвечать на вопросы. «Эти 100 процентов меня не устраивали», — говорит она. «Это не сделало меня безопаснее. Фактически, это было почти триумфом для людей, преследовавших меня ».

В своей внутренней адвокатской деятельности Фонг-Джонс всегда была рада встретиться с высшими менеджерами на их условиях. Она хранила свои секреты. Она следовала правилам. И она проинструктировала других поступать так же. Руководители общались с людьми, которым доверяли, и не доверяли людям, которые разговаривали с посторонними.Но теперь Фонг-Джонс решила взять дело в свои руки. В октябре она пригласила рабочую группу, которая обычно объединяет рабочих, чтобы они рассказали гуглерам больше о защищенной согласованной деятельности. Возможно, пригодятся знания трудового права.

III.

Вначале Google давал своим сотрудникам свободу, потому что это окупалось. Некоторые из первых многомиллиардных побед компании были получены благодаря предоставлению инженерам автономии и разжиганию их амбиций. В 2002 году пять инженеров, занимавшихся программированием на выходных, придумали основную идею AdWords, которая является источником большей части доходов компании.Инженеры не входили в команду по рекламе, и их не просили работать над проблемой. Но они увидели записку, которую Ларри Пейдж оставил на кухне в офисе в пятницу днем, в которой говорилось: «ЭТИ ОБЪЯВЛЕНИЯ ОТСТУПАЮТ». К 5 часам утра понедельника инженеры разослали ссылку с прототипом предлагаемого ими решения.

Этот прорыв заложил основу для того, что казалось благотворным циклом. Поскольку Google зарабатывал деньги, показывая людям рекламу, он был заинтересован в развитии самого Интернета и в поиске новых способов сделать его полезным.Появились бесплатные продукты, меняющие мир: Поиск, Gmail, Chrome, Карты, Документы, Фотографии, Переводчик. Для счастливых бенефициаров — миллиардов пользователей компании — это было почти так, как если бы Google был отделом общественных работ, а вовсе не капиталистическим предприятием. Лучшие инженеры на земле стекались в армию, и компания предлагала им время, чтобы потратить их на собственные забавы. Google рассматривал офисные льготы, свободу сотрудников и высокие миссии как проверенный рецепт, как оставаться впереди в меняющемся мире.

Со временем лидеры Google систематизировали эту радикальную культуру и проповедовали ее внешнему миру, как если бы Google нашел способ приостановить действие обычных законов управления и торговли.В своем бестселлере 2014 года « Как работает Google» , Шмидт и Джонатан Розенберг, два главных архитектора культуры Google, подчеркнули важность открытых дебатов в заботе и питании инновационных людей. «По нашему опыту, большинство умных креативщиков имеют твердое мнение и жаждут высказать свое мнение; для них культурная обязанность выражать несогласие дает им свободу делать именно это », — писали они. Они подчеркнули важность искоренения «мошенников» (лжецов, мошенников, бездельников), но поддержки и защиты «див», сложных, но блестящих сотрудников, которые могут действовать на нервы другим сотрудникам.«Вам нужны эти отклоняющиеся от нормы гении, потому что именно они в большинстве случаев способствуют совершенствованию продукта», — сказал Шмидт в интервью WIRED в начале этого года. «Они лучше, чем другие технические специалисты».

Одной из парадигматических див Google был Энди Рубин, соучредитель Android, стартапа, который Google приобрел в 2005 году примерно за 50 миллионов долларов. Рубин был известен своей территориальностью, требовательностью и впечатляющей изобретательностью. Журналисты редко забывают упомянуть его склонность к необычным устройствам, включая дверной звонок в его доме с роботизированной рукой, которая звонит в гонг внутри, и сканер сетчатки глаза снаружи.(«Система упрощает работу с бывшими подругами», — сообщается в профиле New York Times за 2007 год, перефразируя Рубина. «Никаких беспорядочных сцен с получением ключей — это просто обновление базы данных».)

По мнению руководителей, Рубин прекрасно справился с задачей Google. Больше, чем кто-либо другой, он обеспечил компании безопасный и прибыльный переход в мобильную эру. По мере того, как пользователи переходили с настольных компьютеров на смартфоны, операционная система Android с открытым исходным кодом выступала в роли троянского коня для потребительских приложений Google, в первую очередь для поиска.К 2013 году у Android был миллиард пользователей, и его успех предоставил Рубину невероятные льготы, в том числе ссуду в размере 14 миллионов долларов под 1 процентную ставку на покупку пляжного домика в Японии. Пейдж был особенно благодарен. В какой-то момент он наградил Рубина грантом в размере 150 миллионов долларов на покупку акций еще до того, как комитет по вознаграждениям Google даже одобрил это предложение.

Google не изобрел все концепции, которые определяли его культуру. («Обязательство выражать несогласие», например, заимствовано у консалтинговой фирмы McKinsey.) Но он связал их вместе в связное и вдохновляющее повествование об инженерах как о вольномыслящих людях, уникально способных переконфигурировать мир, исходя из первых принципов. Эта культура помогла найму, удержанию и восхищала общественность и регулирующие органы. Что, если Google становился невероятно мощным? Монополии прошлого занимались взвинчиванием цен и стали менее изобретательными. Продукты Google остались бесплатными и продолжали поражать воображение.

Культура Google помогла рекрутерам, удержанию кадров и восхищала общественность и регулирующие органы.

Иногда, конечно, сбой может испортить имидж Google как благотворной силы, бросающей вызов гравитации на мировых рынках, но даже эти сбои иногда разрешаются способами, укрепляющими миф. В 2006 году, стремясь выйти на растущий рынок, Google открыл офис в Пекине и запустил цензурированную версию своей поисковой системы в Китае. Сотрудники усмотрели в этом явное нарушение принципов Google; они должны были сделать мировую информацию общедоступной, а не подавлять ее.Проект быстро пошел наперекосяк. Руководители надеялись, что присутствие Google в Китае сделает страну более открытой, а не закрытой. Вместо этого это воодушевило правительство потребовать дополнительных уступок. Затем, в декабре 2009 года, Google обнаружил изощренную кибератаку, исходящую из Китая, с целью получить доступ к учетным записям диссидентов и правозащитников в Gmail. Брин, который все время очень не хотел въезжать в Китай, убедил Пейджа, что они должны прекратить соблюдать правила китайской цензуры и рассказать общественности о нападении.

В то время Google управлялся как триумвират, а генеральный директор Эрик Шмидт играл роль взрослого резидента. Шмидт утверждал, что, если Google прекратит цензуру результатов поиска, он никогда не вернется в Китай. Но Пейдж и Брин остались равнодушны. В январе 2010 года сотрудники офиса Google в Пекине узнали из публичного блога, что компания уходит из Китая. Во время эмоциональной телеконференции они сказали руководству, что чувствуют себя брошенными.

Однако реакция в Маунтин-Вью была эйфорической.На заседании TGIF на той неделе сотрудники разразились бурными аплодисментами и аплодировали Брину стоя. «В наследство от решения, принятого Китаем, была огромная доза доброй воли со стороны сотрудников Google по всему миру», — писал Шмидт в книге « Как Google работает» ; он подтвердил принципы компании, «определяющие, как должны приниматься все трудные решения».

Однако в течение пяти лет цена этого решения — и пределы всей формулы успеха Google — начали становиться неприятно очевидными.Google по-прежнему чеканил деньги, но рост доходов от рекламы замедлялся, а стоимость найма инженеров и финансирования НИОКР быстро росла. Инвесторы хотели знать, что будет дальше, но у Google не было убедительного ответа. Компания добивалась невероятных успехов в области искусственного интеллекта, но ее рост в Интернете все больше сдерживался социальными сетями. Для пользователей, которые проводят время внутри Facebook или разговаривают с Alexa, приложения Google больше не находятся на расстоянии одного клика. И пока основатели компании возились с беспилотными автомобилями и воздушными шарами с гелием, которые распространяли Интернет на землю, Amazon накопила огромное преимущество в области, которую Google должен был потерять: облачных вычислений.

Пейдж и Брин сосредоточились на облаке более десяти лет. Они построили великолепное созвездие центров обработки данных по всему миру для поддержки собственных продуктов Google, таких как Gmail, службы, которая для огромного количества пользователей нормализовала идею передачи ваших данных на удаленные серверы компании. Но менеджер по работе с клиентами Google создавал продукты, которые по умолчанию использовали бы миллиард человек, не заключая сделок, не управляя контрактами и не настраивая инфраструктуру для других компаний.

У Amazon таких угрызений совести не было.В 2006 году он начал продавать простую, но очень эффективную платформу облачных вычислений другим компаниям, предлагая таким клиентам, как NASA и Netflix, доступ по запросу к вычислительной мощности, включая хранение и обработку данных. К тому времени, когда Google наконец-то предложил сопоставимую услугу под названием Google Cloud Platform в 2012 году, Amazon уже был на несколько лиг впереди. В апреле 2015 года Безос сообщил, что Amazon Web Services принесла доход в размере 4,6 миллиарда долларов в предыдущем году и скоро должен будет превысить прибыль своего розничного бизнеса.В тот же день было объявлено о прибылях и убытках Google. Компания сообщила, что 90 процентов ее доходов по-прежнему приходилось на интернет-рекламу.

Примерно в то же время решение Google выйти из Китая по моральной дороге все больше и больше походило на самоизоляцию. По всей Силиконовой долине технологические гиганты в поисках роста преследовали 680 миллионов интернет-пользователей Китая. Apple открыла магазин приложений в Китае с 2010 года. Поисковая система Microsoft Bing обслуживала результаты поиска с цензурой с 2009 года.Даже LinkedIn был там. Тем временем Google наблюдал, как китайские производители мобильных телефонов, такие как Xiaomi, продавали телефоны, работающие на неофициальной версии Android, что означало отсутствие поиска Google на домашнем экране, отсутствие магазина приложений Google и отсутствие хорошего способа заработать деньги на миллионах устройств.

Проблема заключалась не только в том, что Google терял часть дохода здесь или там. Для Google эти недостатки в облачных вычислениях и в Китае вызвали экзистенциальный страх: они означали, что компания теряла видимость того, как развивается Интернет и каково будет его будущее.

В 2015 году Google приступила к масштабной реорганизации. При новой материнской компании Alphabet, лунные снимки и побочные проекты выпадут за рамки Google, который будет больше ориентирован на зарабатывание денег. Когда Пичаи стал новым генеральным директором Google, поиск новой опоры в Китае и облачные вычисления стали одними из приоритетов компании. Например, одним из первых шагов Пичаи было нанять Дайан Грин, соучредителя VMware, компании, которая помогла популяризировать раннюю версию облачных вычислений до краха доткомов.Грин возглавил облачное подразделение Google. Но для того, чтобы догнать Безоса, Google потребовалось бы переориентировать. Покупателям нужна была надежность, а не волшебство, и они хотели, чтобы кто-нибудь из Маунтин-Вью поднял трубку. И, чтобы наверстать упущенное, Грин должен был бы заняться несколькими крупными клиентами.

IV.

11 августа 2017 года — на следующий день после того, как паника в Googleplex побудила Пичаи отменить ратушу, чтобы обсудить Дамора, — руководители Google развлекали маловероятного посетителя: министра обороны Джеймса Мэттиса.В штаб-квартире они встретили отставного генерала за величественным столом для переговоров, с Брином, Пичаи, Грин и Уокером с одной стороны и командой Мэттиса с другой. Все они сидели в креслах Aeron последней модели нового оттенка под названием «Минеральный». . »

Мэттис был там, чтобы поговорить о делах. Пентагон находился в процессе возрождения своих отношений с Кремниевой долиной, которые выросли из военных контрактов 1950-х и 60-х годов. С появлением искусственного интеллекта потенциальные отношения снова стали казаться взаимовыгодными.В последние годы, отчасти по настоянию технических руководителей, таких как Шмидт, Пентагон начал заключать контракты на модернизацию своей цифровой инфраструктуры. Но прежде чем Пентагон смог полностью принять участие в ИИ и машинном обучении, департаменту пришлось пометить свои запасы данных и перенести их в облако.

Во время визита Мэттиса Google, как сообщается, участвовал в тендере на проект, который положит начало этому переходу. Это называлось Cross-Functional Team Algorithmic Warfare, иначе известное как Project Maven.Проект будет включать маркировку прошлых кадров с дронов для обучения алгоритму компьютерного зрения, чтобы после того, как все было в облаке, новые кадры с дронов можно было анализировать автоматически. Хотя это был относительно небольшой контракт, Maven представлял для Google важный потенциальный приз. Грин недавно хвастался, что Google Cloud, на долю которого в то время приходилось 5 процентов рынка, может быть больше, чем Amazon к 2022 году. Федеральные контракты предлагают быстрый способ добраться до этого. Maven могла бы ускорить процесс получения Google разрешений безопасности, необходимых для заключения более прибыльных контрактов с оборонными и разведывательными агентствами, таких как Joint Enterprise Defense Infrastructure (JEDI), крупный облачный контракт Пентагона на сумму около 10 миллиардов долларов — если какой-либо хитрый конкурент мог отбиться от Безоса.

Google, Amazon и IBM участвовали в контракте с Maven. Но Google был особенно коварным конкурентом. Компания незаметно подала заявку через подрядчика и запретила Пентагону упоминать Google без предварительного согласия. Когда Google, казалось, приблизился к заключению контракта, руководители облачной команды размышляли, как сделка с Пентагоном — особенно та, которая может быть связана с автономным оружием — может отразиться на незлом бренде Google. В сентябре, через несколько недель после встречи с Мэттисом, они обсудили создание некоторого позитивного пиара, в котором основное внимание будет уделено аспектам «ванильной облачной технологии» контракта с Maven.«Избегайте ВСЕМИ ЦЕНАМИ любых упоминаний об ИИ», — написал Фей-Фей Ли, профессор Стэнфордского университета и главный научный сотрудник Google Cloud по ИИ. Ли не участвовала в контракте с Maven, но ее беспокоила шумиха и неразбериха вокруг ИИ в общественном воображении. «ИИ, вооруженный оружием, вероятно, одна из самых острых тем в искусственном интеллекте, если не САМАЯ. Это красное мясо для средств массовой информации, которые ищут все способы навредить Google ».

Ли была права, когда беспокоилась о том, как можно будет принять Мавен, но СМИ были не единственной группой, о которой ей приходилось беспокоиться.Когда в конце сентября Google выиграла контракт с Maven, компания решила вообще ничего не говорить — даже своим собственным сотрудникам. Но это было незадолго до того, как Лиз Фонг-Джонс узнала о Maven от группы заинтересованных инженеров, которых попросили заложить основу для этого. Они попросили ее молчать до января, пока они пытались убедить руководство изменить курс. Фонг-Джонс согласился и сосредоточил ее внимание на другом пожаре, который тихо горел внутри Google.

Джеймс Дамор появляется вместе с адвокатом Хармитом Диллоном во время пресс-конференции 8 января 2018 года в Сан-Франциско, где объявляется иск против Google.

Karl Mondon / Getty Images

V.

Незадолго до 8 часов утра в понедельник, 8 января 2018 г., Praetorian PR, фирма из Сан-Франциско, основанная политическим консультантом-республиканцем, отправила журналистам электронное письмо с приглашением на адрес « крупная пресс-конференция »с Джеймсом Дамором и его адвокатом Хармитом Диллоном, который является членом национального комитета Калифорнийской республиканской партии и который« часто берет на себя спорные, громкие дела ».

«Вы не захотите его пропустить», — обещало письмо.

Дамор сидела рядом с Диллон, когда она рассказывала нескольким техническим репортерам и местным новостным агентствам, что ее клиент подал коллективный иск против Google, утверждая, что дискриминация против белых, азиатов, мужчин и консерваторов или любое их сочетание. «Обычно мы не подаем жалобы на 100 или 200 страниц», — объяснила Диллон, листая толстую распечатку жалобы, разложенную перед ней. «Я не думал, что люди поверят в эту диковинную чушь, поэтому мы приложили скриншоты.

Когда Дамор подал пакет документов, подтверждающих намерение подать в суд на Google в декабре 2017 года, в документах упоминался Кевин Чернеке в качестве другого истца, но эта жалоба так и не материализовалась. В иске, обнародованном Диллоном в тот день, имя Чернеке не фигурировало. В жалобе цитировалось предупредительное письмо Google к нему и содержались подробности его взаимодействия с руководителями и отделом кадров в качестве доказательства того, что Google дискриминировал консерваторов, но личность Чернеке оставалась в основном невидимой для внешнего мира.По крайней мере, 169 другим сотрудникам Google не повезло: на скриншотах, включенных в иск, были обнаружены десятки адресов электронной почты, изображения профилей и фрагменты обсуждений. Большинство из них было взято из внутренних социальных сетей Google, включая доску анонимных сообщений о психическом здоровье и список рассылки для сотрудников, не имеющих двойного пола.

Вскоре начался еще один раунд преследований. Посыпались угрозы, призывая к тому, чтобы сотрудники, критикующие Дамора, были убиты выстрелами в голову, отравлены, взорваны, преследованы, изнасилованы, изнасилованы колпаком для крупного рогатого скота и сброшены со здания.Как и прежде, многие из выделенных сотрудников были цветными гомосексуалистами и трансгендерами. На таких форумах, как 4chan, имена сотрудников, указанные в иске, были связаны с их аккаунтами в социальных сетях. Личная информация как минимум трех сотрудников была обнаружена и размещена в Интернете. Другой сотрудник был предметом уничижительной темы на онлайн-форуме Kiwi Farms, который журнал New York назвал крупнейшим сообществом сталкеров в Интернете.

В том же месяце Фонг-Джонс сделала еще одно расчетливое исключение из своей обычной политики сохранения инакомыслия в семье Google.Она и 14 других нынешних сотрудников рассказали WIRED о «грязной войне», которая ведется внутри Google по вопросу разнообразия. Большинство новостей о деле Дамора усилили его заявления о том, что Google расправляется с консерваторами. Но сотрудники утверждали, что происходит что-то еще. По их словам, HR стал «оружием»; Гуглеры по обе стороны от линии фронта стали искусными в работе с рефери: заставляя коллег говорить вещи, которые могут нарушать кодекс поведения компании, а затем обращаться в отдел кадров, чтобы сообщить о них.Но гуглеры справа пошли еще дальше, транслируя всему миру отрывки ссор компании без цензуры и настраивая своих коллег на преследование.

Отдел кадров Google, со своей стороны, чувствовал себя заваленным политическими нарушениями по всему спектру. По словам Фонг-Джонс и ее коллег, отдел был слишком сосредоточен на попытках выглядеть беспристрастным. Сотрудников ругали и даже увольняли за критику записки Дамора с использованием таких терминов, как «привилегии белых» и «белый мальчик».«Запрещается пропаганда вредных стереотипов на основе расы или пола», — говорится в заявлении Google об одном из таких увольнений.

Вскоре после разговора с WIRED Фонг-Джонс помогла подготовить заявление, объясняющее коллегам, почему она и другие обратились к прессе. Она попросила коллег подписать петицию о более безопасном рабочем месте, требуя лучшей модерации списков рассылки и правил против доксинга коллег. Было собрано 2600 подписей. Но это была не единственная петиция сотрудников, которая вызвала волну той зимой.

VI.

К февралю слухи о Maven начали циркулировать за пределами команд инженеров, которые первыми уведомили Фонг-Джонса о проекте. Поэтому она решила опубликовать информацию о Maven на своей внутренней странице в Google+, поделившись серьезными опасениями, что Google может помочь правительству США наносить удары с помощью беспилотников, согласно копии сообщения, предоставленной WIRED другим инженером Google. Вскоре после этого группа инженеров опубликовала собственное внутреннее заявление, объясняя, что им было сказано создать «воздушный зазор» — меру безопасности, одобренную Пентагоном, которая физически разделяет сети для защиты конфиденциальных данных, — и проинформировав коллег об их попытки сорвать проект.

Фонг-Джонс надеялся оказать давление на руководителей Google, используя исключительно внутренние каналы, и поначалу казалось, что все работает. Возмущенные сотрудники стали называть инженеров «Группой девяти», и руководители почувствовали себя обязанными ответить. На своей собственной странице в Google+ Грин пыталась заверить сотрудников, что контракт составляет всего 9 миллионов долларов и является просто «подтверждением концепции». Однако в течение 48 часов Фонг-Джонс говорит, что ей позвонил журналист — Ли Фанг из Intercept — и попросил ее прокомментировать ее сообщение в Google+.Кто-то просочился. Она боялась, что если слухи разойдутся, менеджмент загнан в угол. Поэтому Фонг-Джонс сама обратилась в службу безопасности Google. «Давай поймаем того, кто сообщил об утечке информации», — сказала она.

Еще одним сотрудником, внимательно следившим за внутренними слухами о Maven, была Мередит Уиттакер, менеджер программ в Google Cloud. Помимо работы в Google, Уиттакер также помогала руководить исследовательским центром AI Now Institute при Нью-Йоркском университете, который изучает этические и социальные аспекты применения искусственного интеллекта.28 февраля Уиттакер подготовил петицию для сотрудников, требуя от Пичаи расторгнуть контракт. «Google не должен заниматься войной», — написала она.

На той неделе руководители TGIF были плохо подготовлены к ответной реакции. Одна из служащих встала и сказала, что она ушла с последней работы из-за этических проблем, связанных с защитой. Брин сказал ей, что Google был другим, потому что, по крайней мере, здесь она могла задавать вопросы. Петиция Уиттакера собрала около 500 подписей в тот вечер и 1000 подписей на следующий день.Это стало пробным камнем для многомесячных внутренних дебатов, разжигаемых открытой культурой Google.

Не было единого мнения по поводу Maven внутри капризного коллектива Google, в который входят бывшие исследователи Министерства обороны, ветераны вооруженных сил и иммигранты из стран, находящихся под наблюдением беспилотников США. На проекте разделилась даже группа сотрудников для ветеранов. Но противники Maven были организованы так, как Google никогда раньше не видел. Сотрудники разделились на разные группы.Некоторые исследовали открытые базы данных Google, где они обнаружили электронные письма, которые, казалось, противоречили заявлению Грина о размере контракта с Пентагоном; они также нашли фрагменты кода Python для технологии компьютерного зрения, который, казалось, был разработан для отслеживания людей и транспортных средств. Некоторые выпускали мемы против Maven; другие отслеживали сотрудников, которые увольнялись по контракту. Одна группа активистов сосредоточилась на проверке фактов, перечисляя каждый раз, когда они находили доказательства, противоречащие линии компании.Список становился все длиннее и длиннее.

Грин в ответ разыграл крота — заблокировал списки рассылки, удалил документы или попросил сотрудников отредактировать записи в Google+. Многолетние руководители были озадачены и даже задеты потерей доверия своих сотрудников, которое они привыкли принимать как должное.

Фонг-Джонс сама связалась со службой безопасности. «Давай поймаем того, кто сообщил об утечке информации», — сказала она.

В марте Gizmodo предал публике историю Maven. Внутри Google руководители призывали сотрудников не выносить суждений; По их словам, руководители Google разрабатывают набор принципов искусственного интеллекта, которые будут регулировать его деловую практику и контракты, такие как Maven.Сотрудникам следует дождаться тех принципов, которые дадут основу для обсуждения всей компании.

В другой раз такого жеста в сторону саморегулирования могло хватить. И многие сотрудники хотели сменить тему. Но организаторы противников Maven имели импульс на своей стороне и поддержку со стороны внешней профсоюзной организации под названием Tech Workers Coalition. Они также были вдохновлены мощным осознанием того, что они могут надежно привлечь пристальное внимание средств массовой информации и общественности, которые более чем когда-либо изголодались от сопутствующих острых ощущений от наблюдения за кем-то — наконец, — призвать технологические компании к ответственности.

4 апреля New York Times опубликовала статью о петиции Уиттакера, которая к тому времени собрала более 3100 подписей. Четыре дня спустя, в 22:00 в понедельник вечером, Уиттакер получила электронное письмо от Грина с приглашением принять участие во внутренних дебатах с участием четырех человек о Maven, которые будут транслироваться сотрудникам Google из Маунтин-Вью в ту среду.

Уиттакер лихорадочно готовился. Она позвонила коллегам и другу из Министерства обороны.Она запомнила статистику убийств дронов и прочитала о контрактах на оборону. В день, когда она вылетела из Нью-Йорка на мероприятие, Уиттакер узнала, что дебаты будут проходить три раза в течение дня, чтобы сотрудники из других часовых поясов могли подключиться к ней.

Уиттакер должно было быть лучше. Грин выступал в качестве модератора, а два сторонника Maven были давними ветеранами Google. Но они использовали многие из тех же аргументов, которые приводили руководители в недавних TGIF. Контракт поисковый. Maven просто использует программное обеспечение для машинного обучения с открытым исходным кодом от Google. Лучше иметь Google, работающего над ИИ, чем оборонный подрядчик. Maven помогает «нашим» военным. Уиттакер, основываясь на анализе, который она репетировала в социальных сетях Google в течение нескольких недель, утверждала, что этические кодексы, связанные с ИИ, все еще в значительной степени не сформированы и не должны определяться на лету в контексте деловых отношений с Пентагоном.

После первой панели Уиттакер ходила взад и вперед по стоянке Googleplex, звоня коллегам, чтобы спросить, как бы они отреагировали на ее замечания.К тому времени, когда закончилась последняя панель, энергия Уиттекера была исчерпана. Под проливным дождем она подбежала к своей машине, взяла в винном погребе пива и арахиса и вернулась в свой номер в отеле. В Google люди часто обращаются к Мемегену, чтобы оценить настроение неуправляемой рабочей силы. В день ратуши большинство мемов были в поддержку Уиттакера.

30 мая The New York Times опубликовала статью о Maven, в которую вошли электронные письма, которые Фей-Фей Ли отправлял другим руководителям о вооруженном искусственном интеллекте.На еженедельной встрече облачной команды два дня спустя, согласно сведениям, просочившимся в Gizmodo, Грин объявил, что Google планирует не продлевать контракт с Maven. По ее словам, такая реакция была ужасной для компании.

VII.

В начале июня 2018 года Пичаи наконец опубликовал принципы искусственного интеллекта, которые Google обещал своим сотрудникам. Они включили список из четырех приложений ИИ, которые Google не будет использовать, включая оружие, технологии, которые собирают и используют информацию «для наблюдения, нарушая международно признанные нормы», и технологии, «цель которых противоречит общепринятым принципам международного права и прав человека.

Два месяца спустя многим сотрудникам казалось, что Пичай уже нарушил эти принципы. 1 августа в блокбастере Intercept сообщалось, что Google планирует запустить новую поисковую систему с цензурой в Китае. Система под кодовым названием Project Dragonfly заносила в черный список такие поисковые запросы, как «права человека» и «студенческий протест», и давала контролируемые правительством результаты для «качества воздуха». Служба будет представлять собой приложение, которое Google готовится запустить через шесть-девять месяцев.Китайские официальные лица уже видели демонстрацию, согласно Intercept, хотя Google все еще требовалось одобрение правительства. Приложение может даже помочь связать поисковые записи человека с их мобильным телефоном с информацией, хранящейся на серверах в Китае. (Представитель Google сообщил WIRED, что в то время было «невозможно подтвердить или прокомментировать» то, как «могла бы выглядеть услуга — было слишком рано говорить». Цензура китайского правительства, которая так беспокоила сотрудников Google в 2010 году, стала только смелее и изощреннее при президенте Си Цзиньпине, который содержал сотни тысяч уйгуров и членов других мусульманских меньшинств в лагерях для интернированных и использовал новейшие технологии наблюдения. на граждан.

Череда скандалов продолжала углублять разрыв между руководителями и активистами сотрудников. Последние все больше и больше ставили под сомнение общественный договор, в соответствии с которым они жили. «Я перешел от« Боже мой, кто это просочил? »К« Боже мой, что сделало руководство ?! », — говорит Фонг-Джонс. Она начала сомневаться в своих прошлых успехах с руководителями. «Возможно, причина, по которой они были готовы слушать, в первую очередь, заключалась в том, чтобы отказаться от вещей, которые имели для них меньшее значение», — говорит она.

Через пару недель после первой истории Intercept Пичай ответил на несколько вопросов о Dragonfly, которые он назвал «исследовательской» программой.По его словам, Dragonfly был проектом, который соответствовал принципам Google, а не противоречил им. «Наша заявленная миссия — организовать мировую информацию», — сказал он. «Китай составляет одну пятую населения мира». Кроме того, он сказал: «Я искренне верю, что мы оказываем положительное влияние, когда мы взаимодействуем по всему миру, и я не вижу причин, по которым это могло бы быть иначе в Китае».

Брин также выступил на встрече, заявив, что он узнал о Dragonfly только из-за «неразберихи».(Бывшие руководители говорят, что это кажется им неправдоподобным.) Он также сказал, что «сотрудники Google должны в целом гордиться своей работой, а не думать, что она ставит под угрозу их принципы». Затем встреча внезапно прекратилась. Кто-то в прямом эфире транслировал событие репортеру New York Times . Один из руководителей на сцене попросил технических специалистов, проводящих собрание, показать всем, что происходит, и стена экранов позади Брина высветила твит от репортера, который публиковал комментарии Брина в режиме реального времени.

После скандала со Dragonfly сотрудники Google в некотором смысле меньше всего беспокоили. Законодатели из Вашингтона от обеих партий ответили зловещим тоном. «Было бы очень опасно для Google, если бы они искажали американским политикам степень своего участия в Китае или последствия некоторых из своих совместных предприятий», — заявил WIRED сенатор Марк Уорнер, демократ из Вирджинии, отметив растущее число двухпартийных партий. беспокойство по поводу Китая.

Dragonfly оставил Google особенно уязвимым для критики правых лидеров, которые назвали компанию неамериканской.Джош Хоули, ныне сенатор-республиканец от Миссури, сказал, что Google был больше мотивирован деньгами, чем верностью какой-либо стране. «Если это означает нарушение конфиденциальности американских потребителей, они счастливы это сделать. Если это означает поехать в Китай и сотрудничать с технологиями, которые помогают репрессивному режиму, они, по-видимому, счастливы это сделать ». В этом контексте старый слоган Google больше не применяется, сказал Хоули. «Пора убрать ореол».

VIII.

25 октября 2018 года в статье The New York Times была раскрыта темная сторона терпимости Google к отклоняющимся гениям.В 2013 году, как сообщала газета, женщина, работавшая в Google, обвинила соучредителя Android Энди Рубина в принуждении ее к оральному сексу в гостиничном номере. В статье сообщалось, что Google провела расследование и нашла это утверждение заслуживающим доверия, но отправила Рубина с выходным пакетом в размере 90 миллионов долларов и нежным прощанием.

На Рубине история не закончилась. Другой высокоэффективный руководитель, Амит Сингхал, бывший глава Google Search, получил многомиллионный пакет на выход после того, как работница обвинила его в том, что он нащупал ее на внешнем рабочем мероприятии.Третий, Ричард ДеВол, якобы сказал женщине-кандидату во время собеседования, что у него полиамурные отношения, и пригласил ее на встречу с ним в Burning Man, где он спросил, может ли он сделать ей массаж. Google отказал ей в работе. ДеВол все еще работал в Google директором X, экспериментального подразделения компании, занимающегося амбициозными проектами.

Расследование Times также отметило общую «разрешительную культуру» Google, при которой высшие руководители, включая Брина, Шмидта и главного юриста Дэвида Драммонда, имели отношения с сотрудниками-женщинами.Некоторые женщины утверждали, что позже их выгнали из компании.

Сотрудники Google засветились во внутренних социальных сетях компании, в очередной раз размышляя о неприятных фактах о положении женщин в Кремниевой долине. Но на этот раз обсуждение было не так легко сорвать, возможно, потому, что некоторые из наиболее важных обменов происходили в анонимном списке рассылки под названием Expectant New Moms. 4000 членов группы знали истории о Рубине и Сингхале — отчасти благодаря электронным перепискам в списке после ухода каждого руководителя.Но выплата «Рубину» в размере 90 миллионов долларов показалась ему ужасной. Тот факт, что неправомерное поведение руководителей было не секретом, только усугубил ситуацию. Почему они потратили столько лет своей жизни на то, чтобы сделать этих людей безумно богатыми?

В 14:05 Клэр Стэплтон, в то время менеджер по маркетингу продуктов на YouTube, отправила группе сообщение: «Абсолютно отвратительно — все это, все они. свергнуть патриархат ».

В тот день Alphabet уже была готова поделиться смешанными финансовыми новостями. Компания должна была отчитаться за 9 долларов.19 миллиардов прибыли за третий квартал, отчасти благодаря снижению налогов Трампом в пользу крупного бизнеса, но не достигшим плановых показателей по доходам. Теперь руководители изо всех сил пытались устранить ущерб с сотрудниками до объявления о прибылях и убытках. Через пару часов после публикации статьи Times о Пичай отправил служебную записку, в которой заверил сотрудников, что Google изменил свои методы. Он написал, что за последние два года 48 человек были уволены за сексуальные домогательства, в том числе 13 человек на уровне старшего менеджера или выше, ни один из которых не получил выходного пакета.Сотрудники были настроены скептически. Если Google так старался создать безопасную среду, почему DeVaul все еще там? (Представитель Google сказал, что HR расследовал это обвинение «тщательно и принял соответствующие меры по исправлению положения».)

В тот же вечер Пейдж, который был генеральным директором, когда стали известны утверждения о Рубине, Сингхале и ДеВоле, извинился перед сотрудниками TGIF. . «Мне приходилось принимать множество решений, которые влияли на людей каждый день, некоторые из них были непростыми. И, вы знаете, я думаю, что есть те, которые, оглядываясь назад, я бы сделал иначе », — сказал он в подготовленном заявлении.Объяснение Пейджа было уклончивым, но его тон был серьезным. Брин, с другой стороны, пошутил по поводу конфиденциальности, что для некоторых прозвучало так, как будто он обвинял лиц, уводящих утечку, и казался раздраженным тем фактом, что один и тот же вопрос поднимался снова и снова, когда руководителям нечего было сказать нового. . Вскоре собрание вернулось к обычному режиму работы с демонстрацией продукта для новых функций Google Фото.

Для Стэплтона встреча стала большим разочарованием. Ее первая работа в Google в 2007 году заключалась в том, чтобы помогать руководить TGIF, в том числе писать тезисы для Пейджа и Брина.Теперь они не могли ответить даже на главный вопрос. В 19:58 Стэплтон отправил еще одно сообщение в список, предлагая мамам направить свой гнев на коллективные действия, например, забастовку, забастовку или открытое письмо. «Женщины-гуглеры (и союзники) ДЕЙСТВИТЕЛЬНО охвачены гневом прямо сейчас, и мне интересно, как мы можем использовать это, чтобы вызвать некоторые, вроде бы, настоящие изменения».

Когда женщины анализировали эффективность TGIF, они также обменивались историями о домогательствах в Google HR только для того, чтобы наблюдать, как их обидчики получают повышение по службе.Сообщения все еще приходили в час ночи.

Google сбился с пути

За последние три года компания перешла от кризиса к кризису. —Z.J.

2017

30 ЯНВАРЯ
Гуглеры протестуют против указа президента Трампа, запрещающего гражданам семи стран с большинством мусульманского населения.

2 АВГУСТА
Памятка, в которой ставится под сомнение практика Google при приеме на работу разнообразия, становится вирусной внутри компании и просачивается в прессу.Несколько дней спустя Google увольняет автора меморандума, инженера Джеймса Дамора.

11 АВГУСТА
Министр обороны Джеймс Мэттис посещает Googleplex, чтобы обсудить укрепление связей компании с Пентагоном — точно так же, как Google подает заявку на контракт по искусственному интеллекту под названием Project Maven.

2018

8 ЯНВАРЯ
Дамор подает коллективный иск против Google.

28 ФЕВРАЛЯ
Мередит Уиттакер, менеджер проекта в Google Cloud, подает внутреннюю петицию против Project Maven после того, как Google тайно выиграет контракт.

6 МАРТА
Gizmodo ломает историю о Maven.

1 ИЮНЯ
Google решает не продлевать контракт Maven.

7 ИЮНЯ
Пичаи публикует набор принципов искусственного интеллекта, пообещав, что компания не будет создавать технологии, «цели которых противоречат общепринятым принципам международного права и прав человека».

1 АВГУСТА
Intercept раскрывает планы Project Dragonfly, «исследовательской» цензурированной поисковой системы Google в Китае.

25 ОКТЯБРЯ
The New York Times публикует расследование «разрешительной культуры» Google, включая защиту трех руководителей-мужчин, обвиненных в сексуальных проступках.

1 НОЯБРЯ
Более 20 000 сотрудников в офисах Google по всему миру уходят с работы, чтобы привлечь внимание к сексуальным домогательствам, дискриминации и неравенству в оплате труда в компании.

2019

26 МАРТА
Google формирует консультативный совет по этике ИИ, в который входит президент Heritage Foundation Кей Коулс Джеймс, который компания распускает девять дней спустя.

26 АПРЕЛЯ
В ратуше Google женщины обсуждают предполагаемое возмездие, с которым они столкнулись после участия в ноябрьской забастовке.

На следующее утро Стэплтон основал группу Google. «Добро пожаловать в эпицентр забастовки женщин в Google / день без женщин (название / бренд — уточняется)». Как и в случае с запретом на поездки 21 месяцем ранее, слухи распространились быстро. Появилась группа из восьми организаторов, в том числе Мередит Уиттакер, и они приступили к работе по планированию логистики, выработке требований и уточнению своего сообщения.Стэплтон создал форму Google, чтобы спрашивать сотрудников, почему они уходят. 350 ответов, которые поступили незамедлительно, включали личные истории о домогательствах, дискриминации, преследованиях и неравенстве в оплате труда.

Из этих ответов и других внутренних сообщений организаторы составили пять основных требований. Они хотели положить конец принудительному арбитражу, процессу, который заставлял сотрудников подавать иски частному арбитру, оплачиваемому Google, а не судье. Они также потребовали справедливости в оплате труда и политики, которая гарантировала бы большую прозрачность в отношении заявлений о домогательствах.Они вычистили личные данные из 350 историй и разделили их на сегменты, соответствующие каждому запросу, чтобы организаторам митинга было что почитать.

По мере согласования планов Google пригласила Стэплтона присоединиться к встрече с тремя руководителями высшего звена: Рут Порат, финансовым директором компании; Войчицки, генеральный директор YouTube; и Эйлин Нотон, руководитель отдела кадров. Приглашение было оформлено при посредничестве главы отдела по работе с женщинами в Google, группы ресурсов для сотрудников, которая сказала Стэплтону, что это прекрасная возможность.Другие организаторы забастовки не согласились. Организаторы чувствовали, что Google просто пытался использовать их импульс. Стэплтон отклонил запрос. «Странно говорить« нет »этим женщинам, вроде иллюминатов, — сказала она.

Во вторник вечером, за два дня до забастовки, Пичай прислал еще одну записку: «Мне стало ясно, что наши извинения в TGIF не были приняты, и этого было недостаточно». Он признал протест и сказал сотрудникам, что они получат необходимую поддержку.

Планировалось, что каждый офис выйдет в 11:10 утра 1 ноября 2018 года. К тому времени, когда пришли первые фотографии из Азии, стало ясно, что звонок не просто мобилизовал левшей в Маунтин-Вью. В Сингапуре, где трудовое законодательство запрещает рабочим маршировать, сотрудники стояли в огромном вестибюле офиса, мрачные и внимательно слушали выступающих. В Нью-Йорке сотрудники устремились из офиса Google на Восьмой авеню в близлежащий парк. Уиттакер и Стэплтон стояли на стульях, сплачивая толпу.Их мегафон не мог сравниться с шумом с Вестсайдского шоссе, но скандирование «Время вышло!» поднялся над шумом.

Когда пришло время митинга в Маунтин-Вью, 4000 сотрудников Google заполнили двор перед главным кафе, снова скандировав и держа таблички, в том числе разработанные волонтерами из Google Creative Lab, с надписью «СЧАСТЛИВЫ УХОДИ ЗА 90 миллионов долларов — НЕТ ТРЕБУЕТСЯ СЕКСУАЛЬНОЕ ПРИНЦЕССИЕ »свежим шрифтом без засечек. Находясь в нескольких ярдах от того места, где стояли Пичаи и Брин во время забастовки в 2017 году, сотрудники снова поделились своими историями.Сотрудница YouTube рассказала, что ее коллега накормил наркотиками на мероприятии компании, а затем отдел HR сказал ей, что она должна остаться в той же команде. На этот раз к микрофону не подошел ни один руководитель. Их имена никто не скандировал.

Местным телекомпаниям приходилось вести репортажи с краев кампуса, но репортеры новостей хорошо видели надписи «Не в порядке, Google» и «Время вышло», написанные мелом на тротуаре. К тому времени Стэплтон, Уиттакер и другие организаторы в Нью-Йорке реквизировали будку в мексиканском заведении в районе Митпэкинг.Они заказали маргариту, чипсы и гуакамоле, обновили аккаунты в социальных сетях и ныряли на улицу для интервью с прессой. Женщины торжествовали; они были в полусне. Несколькими днями ранее они думали, что явка сотнями будет иметь большое значение. Когда они подсчитали общее количество, ушли 20 000 сотрудников.

В некотором смысле попытки Google нейтрализовать забастовку сработали. Чувство катарсиса и товарищества, казалось, затмило любую враждебность к руководству. Даже некоторые сторонники посчитали, что забастовка была больше актом, чем просьбой.8 ноября 2018 года, через неделю после протеста, Пичай отправил своим сотрудникам служебную записку, одновременно опубликованную в блоге Google, в которой объявлялось, что Google больше не будет требовать арбитража по искам о сексуальных домогательствах. Но он все равно запретил бы групповые иски. Это изменение привело Google в соответствие с политиками, внесенными Microsoft и даже Uber за последний год.

1 ноября 2018 года около 20 000 сотрудников Google уволились с работы в знак протеста против действий технического гиганта по отношению к сексуальным домогательствам со стороны руководителей.

Майкл Шорт / Getty Images

IX.

Ответ Google последовал знакомому циклу: внутренняя оппозиция и плохая пресса, за которыми следовали постепенные изменения. Но женская забастовка, похоже, встревожила руководителей так, как протесты против Dragonfly и Maven — нет. В последующие месяцы сопротивление, казалось, перекинулось на повседневную работу организаторов. В декабре Уиттакер сказали, что ей придется покинуть компанию Google Cloud, в которой она проработала три года.Через несколько недель после этого Стэплтон утверждает, что ей сказали, что ее роль в YouTube будет «реструктурирована», и она потеряет половину своих отчетов и обязанностей. (Представитель Google говорит, что в роли Стэплтона не было никаких изменений.)

Фонг-Джонс, со своей стороны, перегорел. Прошло полтора долгих года с тех пор, как просочилась записка Дамора. В начале января 2019 года она подала заявление об отставке, но даже это превратила в последнюю попытку реформировать Google; она сказала руководству, что пересмотрит вопрос, если компания включит сотрудника в свой корпоративный совет.Вместо этого отдел кадров Google попытался заставить ее уйти до истечения срока уведомления, и она подала иск о возмездии. Google провела расследование и определила, что это было необоснованным.

В том же месяце Google ужесточил бразды правления TGIF. Брин и Пейдж перестали появляться. Сотрудники могли получить доступ к видеозаписям только в течение недели после собрания, а не в течение многих лет. Компания отказалась от живых вопросов, которые, по утверждению Google, были более справедливыми по отношению к сотрудникам, находящимся в разных часовых поясах. («Мы глобальная компания и хотим быть уверены, что отвечаем на вопросы сотрудников со всего мира», — говорит представитель.) Превращение TGIF из откровенного разговора в пресс-конференцию практически завершилось.

В социальных сетях компании тоже стало тише. Чернеке был уволен в июне 2018 года за нарушение нескольких политик компании, в том числе за использование личного устройства для загрузки информации о компании. В рамках продолжающегося судебного процесса, по словам людей, знакомых с делом, он должен был вернуть 20 000 страниц внутренних документов, некоторые из которых являются конфиденциальными. Cernekee оспаривает это.

(В течение нескольких недель, пока WIRED готовил эту историю к публикации, адвокат Чернеке пытался отговорить журнал от раскрытия его личности.Через шесть дней после того, как эта статья была опубликована, но до того, как она появилась в газетных киосках, в The Wall Street Journal появилось интервью с Чернаки. Он представился разоблачителем и основным республиканцем, над которым издевались и в конце концов уволили за свои убеждения. В последующих интервью с Такером Карлсоном и на телеканале Fox & Friends Чернеке сказал, что, по его мнению, Google попытается повлиять на выборы 2020 года — утверждение, которое вдохновило самого президента Трампа на твит, назвавший инженера.)

Коллективный иск Дамора, тем временем, все еще рассматривался, хотя и без Дамора. В октябре 2018 года его иски были переданы в арбитраж, а иски двух консерваторов, утверждающих, что им было отказано в должности по политическим причинам, рассматриваются в суде.

Генеральный директор Google Сундар Пичаи дает показания перед Судебным комитетом Палаты представителей 11 декабря 2018 года в Вашингтоне, округ Колумбия.

Алекс Вонг / Getty Images

Спустя пару месяцев Пичаи вызвали, чтобы ответить на вопросы о Dragonfly на слушаниях в судебном комитете Палаты представителей.«Прямо сейчас, — сказал он, — у нас нет планов запускать поисковый продукт в Китае». Это не будет его последняя поездка в Вашингтон. После двух лет восстаний сотрудников, культурной войны и обвинений, фурор, который окружал Facebook в течение предыдущих трех лет, теперь, наконец, кажется, был нацелен на Google в полную силу. В течение трех недель в марте сенатор Хоули ударил по барабану, внося поправки в законы, которые предоставляли платформам иммунитет от ответственности за модерирование их платформ; Сенатор-демократ и кандидат в президенты Элизабет Уоррен опубликовала план по разделению Big Tech; и председатель Объединенного комитета начальников штабов подтвердил, что усилия Google по ухаживанию за Китаем «косвенно приносят пользу китайским военным», даже несмотря на то, что они пренебрегают сотрудничеством с Пентагоном.Пару дней спустя президент Трамп написал в Твиттере: «Google помогает Китаю и их вооруженным силам, но не США Грозным!»

Той весной многие попытки Google избежать проверки, казалось, ускорили его появление. В марте Google объявил, что сформировал совет по этике ИИ, состоящий из внешних консультантов. В его состав входила Кей Коулс Джеймс, президент Heritage Foundation, которой не хватало каких-либо заметных знаний в области искусственного интеллекта и которая недавно выразила анти-транс и иммигрантские взгляды.Некоторые сотрудники были потрясены; внутренняя петиция об удалении Джеймса быстро собрала 2500 подписей. Брейтбарт и Daily Caller опубликовали имена организаторов петиций, включая Уиттакера, и утекли внутренние сообщения из списка рассылки. Один член совета по этике ушел в разгар шума. Когда Google узнал, что другой член собирается уйти, компания распустила совет — через девять дней после его создания. Для внешнего мира это выглядело так, как если бы Google капитулировал перед протестами сотрудников.Сошли консервативные критики. В The Washington Post Джеймс заявил, что Google не поддерживает свои права. «Как теперь Google может ожидать, что консерваторы будут защищать его от антибизнес-политики левых сил, которая может угрожать самому его существованию?» спросила она.

Пока Уиттакер помогала возглавить обвинение Совета по этике, она продолжала бороться с руководством из-за своей работы. Стэплтон, которой несколько раз говорили, что она является «восходящим лидером» в маркетинге YouTube, говорит, что она также изо всех сил пыталась удержать обязанности, которые выполняла до забастовки.Когда две женщины узнали, что третьему организатору также было отказано в переводе, они разместили открытое письмо в списке рассылки забастовщиков в понедельник в конце апреля, сообщив своим коллегам, что Google принимает ответные меры против них. Они пригласили своих коллег дать отпор репрессалиям на собрании мэрии сотрудников в ту пятницу, которое будет транслироваться в офисах Google по всему миру.

Есть совет?

Если вы хотите оставить чаевые WIRED анонимно, у нас есть несколько способов сделать это здесь.

На той неделе менеджеры разослали по электронной почте все отделы маркетинга и облачных вычислений, отрицая утверждения женщин. Утром перед зданием мэрии Лоррейн Тухилл, глава отдела маркетинга Google, также разослала по всему отделу электронное письмо, в котором говорилось, что утверждения Стэплтона ложны. «За последние несколько недель я провела много времени, разговаривая со всеми участниками, пытаясь понять ситуацию и посочувствовать ей», — написала она. Стэплтон говорит, что Тухилл никогда не спрашивал ее об инцидентах, связанных с ее заявлениями о возмездии.

После этого Стэплтон не видела для себя будущего на YouTube. Через три недели она подала прошение об отставке. В середине июля подал в отставку и Уиттакер. На следующий день Google окончательно объявил о смерти Project Dragonfly. К тому времени в компании остались лишь немногие из основных организаторов протестов, потрясших Google за последние два года.

Но это не означало, что в Google все вернется на круги своя. За последние три года структуры, которые когда-то позволяли руководителям и внутренним активистам снижать напряженность, сильно подорвались.На их месте появился новый механизм, созданный активистами компании слева, который умело привлекал внимание СМИ и использовал традиционные организационные тактики. Несогласие больше не было семейным делом. А справа, тем временем, поток утечек, проходящий через стены Google, по-прежнему был силен как никогда.

В конце июня Project Veritas, правое издание, специализирующееся на обвинениях и разоблачениях, опубликовало множество просочившихся документов и фрагментов видео, снятых скрытой камерой изнутри Google.Одним из пунктов, которые он разместил, как будто свидетельством предполагаемой предвзятости Google, было «Руководство по протестам для новичков», которое сотрудники Google составили примерно во время запрета на поездки в 2017 году. Рядом с документом было сообщение и ссылка. «Вы работаете в Big Tech?» он сказал. «Project Veritas будет рад услышать от вас».

Обновлено 13.08.19, 13:50 по восточноевропейскому времени: в более ранней версии этой статьи неправильно указывалось имя скинхедов из Голден Стэйт, и к июлю 2019 года ни один из основных организаторов протестов Google не оставался в компании.Несколько организаторов продолжают работать в компании.


НИТАША ТИКУ ( @nitashatiku ) — старший писатель в WIRED.

Эта статья опубликована в сентябрьском номере. Подписаться сейчас .

Сообщите нам, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо редактору на номер [email protected] .


Когда вы покупаете что-то, используя розничные ссылки в наших историях, мы можем заработать небольшую партнерскую комиссию.Узнайте больше о , как это работает .


Еще больше замечательных проводных историй

Pixel Smartphone на самом деле сделан HTC, а не Google

Просто чтобы установить рекорд. Все в последних смартфонах Google Pixel было произведено HTC на Тайване, а не Google, поскольку поисковый гигант хотел, чтобы люди поверили в его рассказ о запуске в начале этой недели.

Многим эта деталь может показаться несущественной — Apple не скрывает, что Foxconn является основным производителем своих устройств, — но тот факт, что Google так настойчиво продвигает барабан « аппаратное и программное обеспечение, созданное Google (#MadeByGoogle) », совсем не странно, скрывая участие HTC в разработке и производстве, и учитывая, что Google много неудачных попыток в этой области за последние 6 лет, когда она впервые выпустила Nexus One.

Google снова серьезно относится к оборудованию

Не то чтобы компания Mountain View на самом деле не могла разработать, изготовить и протестировать смартфон.Какое-то время так и было, когда компания приобрела Motorola 5 лет назад. Однако три года спустя поисковый гигант решил, что больше не подходит для производства оборудования — а значит, «жесткой» части — и продал производителя устройств Lenovo, сохранив при этом интеллектуальную собственность (патенты).

Итак, у Google есть сомнения по поводу создания оборудования?

Что ж, в Atherton Research мы действительно так думаем, особенно после того, как в апреле прошлого года Google нанял бывшего президента Motorola Рика Остерлоха для объединения и управления аппаратными средствами гиганта онлайн-рекламы.

И еще многое предстоит сделать, поскольку Google боролся годами, запустив множество аппаратных инициатив. Дочерняя компания Alphabet в Маунтин-Вью изготовила очки Google, ноутбук Chromebook Pixel и планшет Pixel C, которые в конечном итоге потерпели неудачу, приобрела Nest (термостат, камеру), которая в настоящее время находится в подвешенном состоянии, но продает очень успешные устройства потоковой передачи Chromecast.

Разница между программами Nexus и Pixel: логотип

Google также продвигал свою собственную линейку доступных Android-смартфонов Google Nexus — чтобы продемонстрировать лучший «опыт работы с Android» — пока программа не была отменена и на этой неделе заменена на Google Pixel.

Итак, давайте подробнее рассмотрим разницу между линейками Nexus и Pixel.

С помощью смартфонов Nexus компания Google управляла дизайном, разработкой, маркетингом, продажами и поддержкой. Однако с Pixel … ну, это почти то же самое, за исключением одной очень важной детали, по крайней мере, для Google: логотипа.

Да, теперь на задней панели телефона есть буква G, а в слогане написано «Сделано Google», а не HTC, Huawei, LG, Motorola или Samsung.

Почему Google Pixel не работает

Нет особой разницы? На самом деле, это смелый шаг для Google, который теперь (снова) становится полноценным вертикально интегрированным производителем устройств, с рисками и проблемами при создании относительно нового бренда (дизайн, продажи, маркетинг, поддержка, распространение …) на этом высококонкурентном и глобальном рынке смартфонов.

Google также сейчас конкурирует лицом к лицу с Apple в области оборудования, программного обеспечения и услуг, а также со своими ближайшими партнерами, такими как Samsung или Huawei.

Тем не менее, для производителей Android-смартфонов конкурентные риски выхода Google на рынок остаются довольно низкими. Доступность Google Pixel ограничена веб-сайтом Google (в основном для компьютерных фанатов и первых пользователей) и Verizon, а его цена сопоставима с Samsung S7 или Apple iPhone 7.

Лично мне не нравится конструкция задней панели наполовину стеклянная, наполовину металлическая, огромная лицевая панель внизу, несмотря на отсутствие кнопки, и то, что она не является водонепроницаемой.

По этим причинам, а также из-за того, что программное обеспечение Google в Pixel также найдет свое применение во всех других высокопроизводительных смартфонах Android, что лишает его главного конкурентного преимущества, я ожидаю, что Google Pixel не преуспеет в рынка и ожидаем снижения цен до конца года.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.