Разное

Что такое импортозамещение: Импортозамещение — Что такое Импортозамещение?

15.05.1976

Содержание

Что такое импортозамещение: полный обзор понятия

Здравствуйте, уважаемый(ая) коллега! Экономика России и всего мира в последние несколько лет испытывает серьезные колебания и связаны они в большинстве своем с нестабильной политической ситуацией в ряде стран и сильной взаимосвязью многих отраслевых хозяйств. В данной статье я попытался раскрыть суть понятия “импортозамещение”. Надеюсь, что представленная информация поможет “пролить свет” на существующую ситуацию в нашей стране и в мире в целом.

Содержание:

1. Что такое импортозамещение? Импортозамещение в России
2. Импортозамещение в сельском хозяйстве
3. Импортозамещение в промышленной сфере
4. Импортозамещение в сфере IT-технологий
5. 44-фз и импортозамещение
6. Выводы

1. Что такое импортозамещение? Импортозамещение в России

С недавних пор, а именно с марта 2014 года с того момента, как США начали активные действия по введению санкций против России, часто в СМИ стало звучать такое понятие, как “импортозамещение”. Вроде бы абсолютно ясное, даже исходя из этимологии слова. Но до сих пор многие задаются вопросом, что ж это такое и какими нормативно-правовыми актами регулируется данный процесс.

Во времена существования СССР острого вопроса импортозамещения не существовало, так как в той стране было все свое: и сырье для производства, и заводы, и многое-многое другое. Конечно, была проблема дефицита, но люди жили, никто не голодал.

После начала приватизации и открытия “железного занавеса” в страну хлынул поток иностранной продукции, причем этот поток был ничем не сдерживаемый. Впоследствии для регулирования товарооборота ввели ряд законодательных таможенных актов, пошлин и так далее. После того, как, практически, 60% потребляемого товара в России стало иностранным, а Российские производители ушли с рынка в связи с невозможностью конкурировать с иностранными игроками, появилось понятие “импортозамещение”.

Итак, импортозамещение — это процесс в национальной экономике, в ходе которого в стране производится необходимая продукция силами производителей данного государства. Простыми словами, российские производители из российского сырья производят продукты, как общего назначения, так и специализированные, пытаясь, таким образом, вытеснить иностранных игроков рынка или возместить растущий спрос на товары, которые раньше поставлялись из-за границы.

Давайте рассмотрим сущность импортозамещения как экономического процесса на простом реальном примере. Мы все привыкли, что на прилавках всегда можно купить итальянские сыры, французское вино, греческие маслины и так далее.

После начала целой череды введения санкций против России, наше правительство остро отреагировало и запретило ввоз ряда иностранных продуктов. Потребитель, привыкший данные продукты закупать в открытом доступе, стал недоволен, спрос на них возрос, и этот спрос нужно было удовлетворять. Таким образом, “наши” российские производители очень быстро, хотя пока и не совсем качественно (возможно, проблема в недоработанной технологии), начали  данные товары производить.

Следствием стало возобновление работы ряда заводов и фабрик, увеличение количества рабочих мест, а значит роста ВВП и устойчивости экономики России. Казалось бы, санкции — это проблема, но благодаря этой проблеме, решился ряд других очень острых вопросов.


Таким образом, исходя из логических умозаключений, импортозамещение может двигаться по двум сценариям.

Первый — это естественный, когда национальные производители в тяжелой конкурентной борьбе выигрывают у иностранных, что приводит к своеобразному естественному отбору, а, точнее, выбору своего народного продукта.

Второй — это искусственный, когда в условиях каких-либо меж политических неурядиц, страна закрывает ввоз иностранных товаров, а, соответственно, национальный производитель должен покрыть имеющийся спрос на них своими силами.

На данный момент политика импортозамещения в России такова, что всячески поддерживается российский производитель, вводятся различные льготы, субсидии и послабления в виде заниженных процентных ставок по кредитам.

2. Импортозамещение в сельском хозяйстве

В 2014 году в ответ на введенные санкции против нашей страны Россия ввела эмбарго, то есть запрет на ввоз «отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению» (Указ о применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации от 6 августа 2014 года).

Данное решение стало огромным стимулом для развития отечественных сельхозпредприятий. Аграрная отрасль России получила возможность  импортозамещения огромного перечня товаров и сырья, так как список “запретных” продуктов очень широк и даже, несмотря на то, что страны Южной Америки, Азии и Африки не попали под данное регулирование, все равно ввозимого ими товара не хватит на удовлетворение спроса.

На сегодняшний день импортозамещение в сельском хозяйстве — одно из самых приоритетных направлений развития в России.

Так в 2015 году Министерство сельского хозяйства увеличило бюджет на предоставление субсидий для крестьянско-фермерских и семейных хозяйств. Данные средства помогли покрыть расходы на приобретение поголовья, оборудования, строительство хранилищ и так далее. Сельскохозяйственные регионы нашей страны также получили дополнительное финансирование.

Одним из наиболее острых вопросов на сегодняшний день остается эффективное взаимодействие фермеров с конечными точками продажи. Сумеют ли продавцы реализовать поставленный товар.

3. Импортозамещение в промышленной сфере

Если с сельскохозяйственной сферой более менее ситуация понятна, то с промышленной немного сложнее. Проблема импортозамещения в промышленности главным образом возникла из-за падения курса рубля, что значительно увеличило цены на импортные товары, а, соответственно, стало предпосылкой для удорожания производимой продукции в  России.

В процессе импорта различных станков, деталей и сырья, значительно возросли издержки самого производителя, от которых напрямую зависит цена на конечный продукт.

Если говорить о сценарии импортозамещения в данной ситуации, то оно не носит вынужденный характер. Эксперты считают, что падение рубля сыграло положительную роль для экономики в целом. Из-за того, что российская валюта обесценилась, а производственные затраты в основном идут за счет иностранных денег, так же как и зарплата работников (в основном это долларовое выражение), соответственно очень снизились издержки. Российская промышленность стала притягательной с точки зрения вливания инвестиций.

Что же касается импортозамещения в машиностроении, то здесь нет жестких запретов. В конце 2015 года по инициативе Министерства промышленности и торговли было утверждено три документа, регламентирующих эту сферу — Распоряжение Правительства РФ от 29.12.2015 г. № 2744-р, Распоряжение Правительства РФ от 31.12.2015 г. № 2781-р и Распоряжение Правительства РФ от 29.12.2015 г. № 1485. Импортозамещение в условиях санкций на данную отрасль экономики особо не повлияло.

Наиболее остро зависимой от внешних поставок отраслью промышленности остается станкостроение. Доля импорта составляет около 90%. Также острая зависимость от импорта имеется и у легкой промышленности и фармацевтике.

По мнению экспертов, чтобы выровнять ситуацию в этих направлениях, нужна хорошая программа импортозамещения, которая будет поддержана и инициирована органами государственной власти. Если грамотно ее проработать и реализовать, зависимости указанных сфер от импорта снизится, по мнению экспертов, как минимум на 30-35 %.

4. Импортозамещение в сфере IT-технологий

IT-индустрия в России быстро и динамично растет. Многие отечественные ИТ-продукты хорошо известны за пределами нашей страны. Но не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Более 70% софта, используемого в России, является импортным, причем во многих сегментах имеется альтернативное Российское программное обеспечение ничуть не уступающее по качеству импортным аналогам.

Одним из важнейших факторов развития использования российских IT-технологий — это информационная безопасность. На данный момент сложившаяся экономическая ситуация внутри страны требует оперативного решения вопроса импортозамещения в этой сфере. Но это не так легко осуществить.

5. 44-фз и импортозамещение

Хочется немного остановиться на вопросе существования импортозамещения в рамках 44-го Федерального закона. Существует общее правило, согласно которому при осуществлении государственных и муниципальных закупок к товарам, произведенным за границей, применим так называемый “национальный режим”, который имеет одинаковые условия с российскими продуктами в случаях и на условиях, предусмотренных международными договорами (ч.1 ст.14 44-ФЗ). Такое же правило существует и по отношению к иностранным гражданам, выполняющим работы или услуги.

Однако, в той же ст.14 44-ФЗ сказано о том, что Правительство Российской Федерации имеет право устанавливать ограничения допуска или полный запрет на поставку иностранных товаров или осуществление работ, оказания услуг иностранными гражданами. Такого рода запреты и ограничения могут устанавливаться для того, чтобы защитить российский рынок, оказать содействие развитию внутренней экономике, поддержать отечественных товаропроизводителей (ч.3 ст.14 44-ФЗ). В свою очередь Министерство экономического развития Российской Федерации вправе регулировать указанные условия (ч. 4 ст.14 44-ФЗ).

В рамках реализации представленных условий Правительство РФ и Министерство экономического развития РФ установили запреты и ограничения на закупку следующих категорий товаров: оборудования для нужд обороны и безопасности, продуктов питания, товаров машиностроения, легкой промышленности, медицинских изделий и лекарств, программного обеспечения.

Каждая категория, регламентирована подзаконными актами, которые представляют исчерпывающий перечень продукции, закупка и поставка которых ограничена. В любом случае, участие в государственных закупках всегда требует вдумчивого подхода, поэтому советую вам внимательно отнестись и ознакомится с перечнем запрещенных к ввозу товаров (оказываемых услуг, выполняемых работ) иностранными гражданами.

6. Выводы

Подводя итоги, представленной в данной статье информации,  хочется вспомнить знаменитую русскую поговорку “нет худа без добра”. Сложившаяся внешнеполитическая ситуация в нашей стране, казалось бы, должна была повлечь за собой неотвратимые губительные последствия для экономики. Что же мы видим на деле? Рост производства, внедрение новых технологий. Да, есть негативные последствия, но они существовали всегда.

Как таковой до недавнего времени программы импортозамещения в России до 2020 года не существовало. Данная сфера была лишь частью “госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020 гг.”  Введенные санкции заставили наше государство значительно шире увидеть всю суть проблемы. Вопрос импортозамещения  2017 года также остается одним из самых актуальных.

Нам с  вам остается лишь следить за развитием событий, а также постараться извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Многие предприниматели и начинающие бизнесмены до сих пор не знают, что существуют государственные программы поддержки начинающих предпринимателей. Если вам интересна эта тема, пишите комментарии, и я обязательно напишу статью с обзором существующих мер поддержки бизнеса.

На этом сегодня все. Надеюсь, что мне удалось ответить на большинство ваших вопросов касательно импортозамещения. Любые вопросы и дополнения по данной теме вы можете оставлять ниже в комментариях к этой статье.

P.S.: Жмите на социальные кнопки и делитесь данной статьей со своими друзьями и коллегами в социальных сетях.

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ — это… Что такое ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ?

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ
ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

уменьшение или прекращение импорта определенного товара посредством производства, выпуска в стране того же или аналогичных товаров. Подобные товары называют импортозамещающими .

Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. — 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М. 479 с.. 1999.

Экономический словарь. 2000.

  • ИМПОРТНЫЙ УКЛОН
  • ИМПУТАЦИОННАЯ СИСТЕМА НАЛОГОВ

Смотреть что такое «ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ» в других словарях:

  • Импортозамещение — Импортозамещение  замещение импорта товарами, произведёнными отечественными производителями, то есть внутри страны. Для замещения импорта национальными товарами могут быть использованы таможенно тарифное (пошлины) и нетарифное (квоты,… …   Википедия

  • Импортозамещение — производство в данной стране товаров, которые ранее только импортировались. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • импортозамещение — сущ., кол во синонимов: 1 • замещение (13) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ — уменьшение или прекращение импорта определенного товара посредством производства, выпуска в стране того же или аналогичных товаров. Такие товары называют импортозамещающими …   Энциклопедический словарь экономики и права

  • импортозамещение — импортозамещ ение, я …   Русский орфографический словарь

  • ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ — прекращение ввоза в страну данного товара в связи с организацией его производства на месте …   Большой экономический словарь

  • импортозамещение —    уменьшение или прекращение импорта определенного товара посредством производства, выпуска в стране того же или аналогичных товаров. Подобные товары называют импортозамещающими …   Словарь экономических терминов

  • Программа импортозамещения в российской экономике в 2014-2015 годах — Импортозамещение уменьшение или прекращение импорта определенного товара посредством производства, выпуска в стране того же или аналогичных товаров. В 2014 году санкции западных стран и предпринятые российской стороной ответные шаги привели к… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Модернизация — (Modernization) Модернизация это процесс изменения чего либо в соответствии с требованиями современности, переход к более совершенным условиям, с помощью ввода разных новых обновлений Теория модернизации, типы модернизации, органическая… …   Энциклопедия инвестора

  • Тульское ОАО ОКБ «Октава» — Эта статья или раздел носит ярко выраженный рекламный характер. Это не соответствует правилам Википедии. Вы можете помочь проекту …   Википедия

Книги

  • Импортозамещение. Справочное пособие специалиста-практика, Кашкаров Андрей Петрович. Несмотря на то, что российский рынок радиоэлектронных компонентов входит в тройку быстро развивавшихся отечественных рынков, в ситуации санкционных ограничений импортозамещение… Подробнее  Купить за 443 руб
  • Импортозамещение. Справочное пособие специалиста-практика, Кашкаров А.П.. Несмотря на то, что российский рынок радиоэлектронных компонентов входит в тройку быстро развивавшихся отечественных рынков, в ситуации санкционных ограничений импортозамещение… Подробнее  Купить за 417 руб
  • Импортозамещение через инновации. Методы повышения конкурентоспособности предприятий, Устин Чащихин. Почему экономика России хронически отстает от стран Запада, а теперь нас обогнали Япония, Корея и Китай? Почему новые технологии создаются на Западе, а не в России? Как начать производить… Подробнее  Купить за 400 руб электронная книга
Другие книги по запросу «ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ» >>

Статья по импортозамещению | VXI-Системы

Реальное импортозамещение в приборостроении или завуалированный импорт?


 


После 1993 года доля российских производителей в приборостроении все время снижалась в пользу импортных приборов пока не дошла до 80-90% импортных приборов на российском рынке. По новым приборам положение еще хуже. Вот с таким багажом российское приборостроение пришло в 2014 год. Когда против России ввели санкции, наше государство наконец вспомнило про собственное приборостроение.

Импортозамещение в целом, а в приборостроении особенно, стало в условиях санкций важнейшей проблемой российской промышленности и науки, касающейся абсолютно всех отраслей экономики. В результате санкций и резкого падения курса рубля доступ российских предприятий к современным импортным приборам катострофичеcки сократился. Многим предприятиям пришлось забыть о современных приборах или сильно сократить их закупки. Особенно пострадали предприятия, попавшие под западные санкции. Но пострадали не только потребители. Пострадали и продавцы современных импортных приборов в РФ. Их объем продаж существенно сократился в конце 2014 года и, по некоторым прогнозам, примерно в 2 – 2,5 раза сократиться в 2015 году. Столкнувшись с такой реальностью чиновники наконец задумались об импортозамещении критических технологий, среди которых приборостроение является одной из важнейших отраслей.

Теперь давайте разберемся с терминами. Что такое импортозамещение? Под импортозамещением мы все понимаем разработку и производство российских аналогов замещаемых приборов. Это означает, что разработка и производство данных приборов ведется в России, и вся документация на прибор также находится в России. При этом электрорадиоэлементы (ЭРИ) могут быть импортными (производства Китая и Юго-восточной Азии), и, в редких случаях, серийное производство может быть тоже в Китае. Конечно, лучше всего, чтобы все, включая ЭРИ, было в России, но это пока невозможно, потому что номенклатура российских ЭРИ крайне мала, и из них пока нельзя создать современные приборы, по крайней мере в ближайшие 3-5 лет.

Только такой подход обеспечит нормальное производство и поддержку российских потребителей независимо от любых политических или экономических решений третьих стран. Только при таком подходе производитель сам волен решать, кому продавать свою продукцию, кому не продавать, прекращать производство или нет, модернизировать или нет и так далее.

Однако, очень часто за импортозамещение выдается организация производства импортных приборов в России. При анализе такого производства выясняется, что это практически в 95% случаев переклеивание шильдиков с названиями и лишь иногда крупноузловая сборка приборов. В случае серийного производства, например, телевизоров, торговая марка производителя всегда остается, сборочный завод выполняет лишь небольшой объем операций, и вся эта схема позволяет существенно снизить таможенные платежи на определенное время, пока не будет достигнут согласованный уровень локализации в России. Хозяева брендов так построили свой бизнес, что сегодня большинство производств в юго-восточной Азии не имеет электрических схем производимых приборов и не имеет доступа к программному обеспечению данных приборов. Отсюда вывод. При построении совместного производства реальный хозяин продукции никогда не потеряет технический контроль над этой продукцией, будет всегда показывать свою торговую марку, и почти всегда предпочтет оставить за собой контроль за сбытом этой продукции. Примеры таких фирм как, Apple, Keysight ( бывший Agilent Technologies), National Instruments и др., сами за себя говорят. Все эти фирмы практически ничего не производят в США, но полностью контролируют свои предприятия за рубежом, потому что владеют всей технической информацией и программным обеспечением по своей продукции. Их продукция защищена патентами и лучшими юристами от попыток копирования конкурентами.

Это означает, что разработка и производство данных приборов ведется в России, и вся документация на прибор также находится в России.

Теперь вернемся к нашей проблеме. Многие дилеры зарубежных производителей после появления санкций на продукцию двойного назначения быстро отрапортовали о российском производстве некоторых импортных приборов, увеличили сверх меры цены, сославшись на освоение производства, и долгожданное «импортозамещение» по многим приборам чудесным образом состоялось. Причем многие приборы “российского производства” появились практически через 2-3 месяца после громких заявлений о собственных программах импортозамещения. Чудеса, да и только. При этом новых заводов почему-то не появилось, никто из «импортозамещаемых» иностранцев о таких серьезных проектах в России ничего не сообщил. Ведь всем, более-менее информированным специалистам хорошо известно, что на разработку собственного прибора надо потратить 1-3 года, а иногда и более. Откуда вдруг приборы и системы с шильдиком «Сделано в России» начали появляться через 2-3 месяца. При детальном рассмотрении таких успехов быстро выясняется, что большинство успешных “импортозаместителей” берут все те же импортные приборы и переклеивают только шильдики со своим названием, иногда забывая оповестить производителей об этом. Думаю, следующим шагом будет обращение за господдержкой «успешного» импортозамещения. Но это будет уже другая история…

Некоторые дилеры громогласно заявляют об организации производства импортных приборов и систем в России. Более того, рапортуют об обучении своих специалистов на фирмах-производителях. И почему-то никого не волнует, что у них нет схем, документации, доступа к программному обеспечению таких приборов, и все это производство при желании западных партнеров закончится за один день так же, как и прямая поставка от реального западного производителя. Кроме того, понятно, что в правовых условиях России ни один западный «здоровый на голову» производитель никогда не даст российскому предприятию полной документации и схем приборов, потому что тогда их можно будет бесконтрольно производить в России и продавать на всех рынках. Зато ни в одном прайсе у западных производителей вы не увидите цены составных частей приборов, и появляется приятная возможность резко увеличивать цену конечного готового, успешно «импортозамещенного» прибора и выдавать такие приборы за собственные разработки. А со своими приборами легко участвовать в тех тендерах, где в условиях заявлено, что поставляемая продукция должна быть российского производства.

Одним из самых негативных моментов сложившегося положения является то, что немногие реальные российские производители приборов по-прежнему имеют проблемы доступа к потребителям своей продукции. Ситуация похожа на аналогичную проблему с российскими производителями сельхозпродукции. Вроде бы они есть, но к рынку их не допускают дилеры западных компаний. Для подтверждения моих слов надо просто проанализировать имеющиеся тендеры, объявляемые различными государственными фирмами. Дилеры совместно с «неизвестными» сотрудниками предприятий или ответственными за закупки формируют тендеры, специфическим образом выставляя технические требования к продукции таким образом, чтобы условиям тендера отвечала продукция конкретного заранее согласованного западного производителя или его «импортозаместителя» с российским шильдиком. Поэтому победители часто известны заранее. В модульном приборостроении, которое служит основой сложных тестовых систем для нужд авиации, космоса , связи и вооружений положение примерно такое же. Мне зададут вопрос- дайте примеры. Пожалуйста.

Системы контроля в открытых стандартах VXI, PXI, AXIe, LXI. Это в настоящее время основной тренд создания современной контрольно-измерительной аппаратуры. В России существует несколько производителей подобной аппаратуры в стандартах VXI и LXI. Все они известны.

Но в стандарте PXIе в России производителей измерительной аппаратуры нет. Почти все, что поставляется — это аппаратура производства американской фирмы National Instruments. Однако, во многих тендерах и даже в контрактах государственных концернов появляется техническое требование на поставку продукции в стандарте PXI, хотя тип применяемого стандарта на качество и возможности поставляемых систем вообще не влияет, и потребителю все равно в каком стандарте выполнена аппаратура. По-хорошему, выбор стандарта должен быть за разработчиком аппаратуры, и главным условием должно быть производство данной аппаратуры в России за минимальную цену при сохранении технических параметров изделий . Поэтому наличие требования построения системы в стандарте PXIе означает прямое лоббирование продукции иностранных компаний. Для России это в 90% случаев лоббирование фирмы National Instruments. Почти всегда переклеивание шильдиков и замена лицевых панелей приборов, скрывающая реального производителя делается дилерами и перепродавцами втайне от самого производителя. Это можно понять, потому что большинство производителей дорожат своими брендами и отвечают за качество поставленной продукции. Для измерительных приборов, которые требуют поверки и утверждение типа средств измерений, такая практика приводит к тому, что поверка прибора вообще не производится (заменяется на калибровку), измерители не проходят процедуру утверждения типа средств измерений и не попадают в госреестр, а системы не поверяются, а аттестуются. Таким образом, требования к метрологии приборов исчезают, и их метрологические параметры становятся неопределенными. Я уже молчу о возможных юридических проблемах с иностранными производителями, если их штаб квартиры узнают о таком «импортозамещении» и захотят с этим разобраться.

Системы контроля в открытых стандартах VXI, PXI, AXIe, LXI. Это в настоящее время основной тренд создания современной контрольно-измертельной аппаратуры.

Другим показательным примером являются тестеры бортовых кабельных сетей для железнодорожной, авиационной и космической промышленности. Такие тестеры широко применяются как для тестирования кабелей так и, всей кабельной сети самолетов, локомотивов, космических аппаратов и так далее. На российском рынке подобных систем есть российские производители (3 фирмы), которые конкурируют с аналогичной продукцией из Германии, Канады, Франции, Великобритании и США (всего примерно 6-7 фирм). Однако, сразу после введения санкций продукция из Германии (фирма Weetech) тестеры W434R вдруг начали производиться в России. Ясно, что такая продукция стала российской путем переклеивания шильдиков или крупноузловой сборки. Если на ней остались лейблы оригинала, значит производитель санкционировал такое совместное производство. Хоть юридических проблем не будет. Однако, чем эта продукция отличается от оригинала. Только тем, что теперь требования по качеству надо предъявлять не иностранной фирме (которая дорожит своим брендом), а «российскому» производителю, который не имеет электрических принципиальных схем данной продукции и технически ничего не сможет ответить заказчику без поддержки иностранного поставщика. Вопросы ремонтов, замены дефектных комплектующих также затянутся и могут в один день вообще прекратиться по решению западного поставщика. В таких условиях лучше покупать продукцию от иностранного производителя напрямую, а не от «импортозаместителя». Мне зададут вопрос. А санкции? Если санкции появятся на такую продукцию, то совместное производство подобного типа исчезнет за один день так же, как и прямая поставка. Никто из серьезных западных производителей не захочет проблем в своих странах. Свежий пример. Что теперь делать с тестерами кабельных сетей от фирмы Cable Test (Канада)? Как их поддерживать, модернизировать, обновлять программное обеспечение предприятиям, которые в свое время купились на сладкие обещания дилера? Почему то же самое не может произойти с «импортозаместителем», который производит продукцию в России путем переклеивания шильдиков или крупноузловой сборки. Аналогичных примеров достаточно.

Меня могут спросить. Вы что против производства в России подобных систем и приборов? Я совсем не против такого производства при условии, что оно будет увеличивать российскую локализацию и не ограничится переклеиванием шильдиков. Но я категорически против, когда подобное производство путают с импортозамещанием. Давайте каждый процесс называть своим именем, для того чтобы была ясность в этом вопросе.

Исходя из вышеизложенного, становится важным определение реального, а не поддельного импортозамещения. В большинстве случаев это легко определить и, соответственно, делать правильный выбор. В тех же случаях, когда анализу вдруг кто-то мешает и пытается под видом российской продукции предложить импорт, следует задуматься об интересах тех, кто это делает.

Отрадно, что в РСПП эти проблемы поднимают, понимают и предлагают способы их решения. На очередном совещании 9 февраля 2015 г., организованным РСПП по теме «Импортозамещение в приборостроении», российские производители приборов встретились лицом к лицу с некоторыми представителями из нефтегазовой промышленности. Состоялся серьезный разговор и представители нефтегазового комплекса с удивлением узнали, что есть российские производители приборов и систем, способные решить их проблемы и вполне успешно конкурировать с западными производителями. Таким образом, появляется понимание потребителей и производителей приборов, а РСПП помогает наладить взаимодействие между ними.

Импортозамещение в ТЭК: новый взгляд на энергетическую безопасность | Российское агентство правовой и судебной информации

Законотворческая инициатива Минюста, предлагающая штрафовать чиновников в случае невыполнения требований по импортозамещению, обозначила популяризацию отечественных разработок как приоритетное направление развития в 2021 году. Одним из ключевых секторов в достижении данной цели остается топливно-энергетический комплекс (ТЭК), для которого импортозамещение является не только задачей государственного масштаба, но и способом формирования энергетической безопасности страны. 

О том, как российский ТЭК реализует политику импортозамещения, что связывает отечественные разработки и энергетическую безопасность и зачем «Роснефти» крупнейший научный комплекс в Европе, – читайте в материале РАПСИ.


Еще в прошлом году председатель правительства Михаил Мишустин неоднократно заявлял о необходимости систематизировать процессы импортозамещения в России путем определения целевых показателей по закупкам у отечественных производителей или введения ответственности для губернаторов за достижение соответствующих показателей в регионах. А недавно предложенный Минюстом РФ законопроект подтвердил, что распространение и интеграция российских продуктов станут ключевым вектором развития государства в 2021 году. 

Напомним, политика импортозамещения стала приоритетным направлением для страны в 2014 году (указ президента РФ «О применении специальных экономических мер по обеспечению безопасности РФ») на фоне введения рядом государств антироссийских санкций. Но несмотря на реакционный характер данного решения интенсификация развития российского производства отвечает экономическим интересам страны.  

Как правило, первостепенной (и чуть ли не единственной) задачей в рамках данной стратегии видится замена импортных продуктов питания на отечественные. Однако в реальности политика импортозамещения подразумевает создание и распространение российских инновационных разработок, затрагивающих не только товары общественного потребления, но также оборонную, добывающую и прочие отрасли. 

Кроме того, по данным исследования Национального рейтингового агентства (НРА), за восемь лет запрета на ввоз определенной продукции общественного потребления России не удалось достичь плановых показателей. По итогам 2019 года внутреннее производство запрещенных к ввозу из ЕС продуктов только в 2,5 раза превысило объемы импорта из стран, не попавших под санкции.  

Подобные выводы, однако, не относятся к энергетической отрасли, которая посредством импортозамещения решает другую важную задачу – обеспечение энергетической безопасности РФ. Ведь разработка собственного программного обеспечения, интеграция изобретений российских ученых на производствах позволяют крупным компаниям ТЭК минимизировать столкновение с внешнеэкономическими и внешнеполитическими вызовами – основными угрозами для энергетической безопасности страны (Доктрина энергетической безопасности РФ, утвержденная в 2019 году).

Так, с 2014 года Министерство энергетики России в сотрудничестве с другими профильными ведомствами проводит работу по снижению зависимости российского ТЭК от импортного оборудования, технологий и материалов. 

Данный курс находит отражение и в Энергетической стратегии РФ до 2035 года, предполагающей повышение инновационной активности компаний и удовлетворение внутреннего спроса на все энергоресурсы, технологии и услуги в сфере энергетики. А прогнозируемое в документе падение объемов добычи нефти – до 420 млн тонн в год – на фоне истощения уже изведанных месторождений и усиления налоговой нагрузки потребует скорейшего решения технологических задач, стоящих перед нефтегазовой отраслью.

К настоящему моменту российский ТЭК уже реализовал ряд импортозамещающих проектов: построен новый высотехнологичный комплекс по глубокой переработке легкого углеводородного сырья в полиолефины (ООО «ЗапСибНефтехим»), произведена реконструкция единственного в стране производства терефталевой кислоты, создан первый в Евразии промышленный симулятор гидравлического разрыва пласта (ПАО «НК «Роснефть») и т.д. 

Все упомянутые достижения являются итогом деятельности разных компаний. Тем не менее результаты деятельности «Роснефти», обладающей крупнейшим научным комплексом на континенте и отмеченной наградой Роспатента в номинации «100 лучших изобретений России за 2019 год и первое полугодие 2020 года», представляются наиболее интересными для изучения. 

Собственные разработки – ключ к устойчивому развитию

Более пяти лет назад государства-члены ООН, в том числе Россия, приняли на себя обязательства по реализации 17 целей устойчивого развития (ЦУР). После этого задачи, касающиеся социальной защиты, экологии, энергетики и прав человека, отразились не только в букве закона, но и в деятельности крупного бизнеса. 

В случае же России очевидно, что импортозамещение является важным инструментом на пути достижения ЦУР при условиях геополитической нестабильности, мировой пандемии, санкционного давления и внешних ограничений Запада на различные отрасли экономики страны. 

В 2018 году «Роснефть» заявила о приверженности ЦУР, определив для себя пять стратегически приоритетных направлений: хорошее здоровье и благополучие, недорогостоящая и чистая энергия, борьба с изменениями климата, партнерство в интересах устойчивого развития, а также достойная работа и экономический рост. Последнее, как указано в отчете компании, напрямую коррелирует с действующей в НК «Программой импортозамещения и локализации производства», предусматривающей развитие смежных отраслей. 

В целом реализация политики импортозамещения осуществляется «Роснефтью» по двум основным векторам: локализация оборудования, не производимого на данный момент в России, и импортозамещение оборудования, в том или ином виде представленного на рынке. Данный документ также констатирует амбициозные цели НК: обеспечение 70%-ой локализации по всем реализуемым ею проектам к 2025 году. 

Среди уже имеющихся результатов – многочисленные изобретения компании, создаваемые как непосредственно штатными сотрудниками «Роснефти», так и при сотрудничестве с учеными из МГУ и другими партнерами. 

Использование искусственного интеллекта в системах контроля за безопасностью производства, первый в Евразии симулятор гидравлического разрыва пласта (ГРП) «РН-ГРИД», гидродинамический симулятор «РН-КИМ» для создания и анализа трехмерных цифровых месторождений, программный комплекс для обработки и интерпретации данных геофизических исследований скважин «РН-ПЕТРОЛОГ» и комплекс «РН-СИГМА» – все это отечественные ноу-хау, запатентованные «Роснефтью». 

В плане локализации важным достижением НК является разработка собственного программного обеспечения, связанного с разведкой и добычей углеводородов. К настоящему моменту собственные разработки «Роснефти» представляют собой несколько пакетов прикладного ПО: для геологического сопровождения бурения скважин (РН-ГОРИЗОНТ+), для решения задач управления разработкой месторождений (РН-КИН) и для подбора погружного оборудования для скважин (RN-ROSPUMP). 


Вице-президент по информатизации, инновациям и локализации «Роснефти», куратор крупнейшего в Европе научного центра Андрей Шишкин в интервью «Российской газете»:

«Мы стремимся обеспечить технологическую независимость компании в области компьютерного моделирования, необходимого при использовании сложных технологий бурения, таких как гидроразрыв пласта. По сути, «Роснефть» сработала на опережение, создав собственное программное обеспечение еще до введения санкционных барьеров, ограничивших продажи ПО. Из российских компаний сегодня только «Роснефть» имеет в своем распоряжении собственный программный продукт для полного цикла проектирования операций гидроразрыва».


В совокупности все вышеперечисленное и другие новации компании в разработках ПО обеспечивают практически полный переход «Роснефти» к использованию своего технологического продукта как минимум на уровне того, что относится к поиску нефтяных залежей и непосредственной добыче. 

Однако компания не ограничивается единоличным потреблением собственных изобретений, знакомя других представителей ТЭК с особенностями использования оборудования. Так, в 2017-2019 гг. специалисты ООО «РН-БашНИПИнефть» (входит в корпоративный научно-проектный комплекс компании) провели серию обучающих семинаров по проектированию ГРП в уже упомянутом симуляторе «РН-ГРИД». По итогу цикл мероприятий посетили более 220 специалистов из 46 нефтегазовых и сервисных компаний, а также вузов-партнеров. 

Исходя из этого, можно сделать вывод, что деятельность крупнейшей российской нефтяной компании позволяет не только обеспечить энергетическую безопасность страны, модернизировав ТЭК, но и катализировать эволюцию смежных отраслей. В общей сложности это способствует достижению целей, установленных национальными целями как по импортозамещению, так и по цифровизации. 

Импортозамещение в ТЭК | Министерство энергетики

С 2014 года Минэнерго России в сотрудничестве с Минпромторгом России, а также с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и компаниями ТЭК ведет работу по снижению зависимости российского ТЭК от импортного оборудования, технологий и материалов.

В 2019 году Минэнерго России продолжена работа по реализации политики импортозамещения в ТЭК.

По итогам реализации плана по импортозамещению в нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслях промышленности Российской Федерации (головной исполнитель – Минэнерго России) доля отечественных катализаторов нефтепереработки по итогам 2019 года оценивается на уровне 66,0% (31,8% в 2014 году), катализаторов нефтехимии – 72,7% (34,2% в 2014 году), крупнотоннажных полимеров – 93,5% (83,2% в 2014 году) в общем объеме их потребления.

В 2019 году ПАО «СИБУР Холдинг» завершены работы по реализации ряда импортозамещающих проектов:

  • В г. Тобольске завершено строительство нового высокотехнологичного комплекса по глубокой переработке легкого углеводородного сырья в полиолефины ООО «ЗапСибНефтехим» мощностью 2 млн тонн в год. Работа завода будет способствовать импортозамещению наиболее востребованных на российском рынке полимеров – полиэтилена и полипропилена, необходимых для изготовления напорных труб, автокомплектующих, выдувной тары, пленки для пищевой и промышленной упаковок, кабельной продукции. Ввод производства создаст в Российской Федерации устойчивый профицит полипропилена к 2030 году в объеме около 1,0 млн тонн и полиэтилена до 4,2 млн тонн год.
  • В г. Перми завершено строительство нового производства экологичного пластификатора диоктилтерефталата мощностью 100 тыс. тонн в год, что позволяет не только удовлетворить потребности российского рынка, но и способствовать росту несырьевого экспорта в Европу и другие страны. Получаемая продукция является одним из ключевых компонентов напольных и кровельных покрытий, обоев, кабельных пластикатов и других товаров строительной отрасли, придающих им повышенную прочность, износо- и морозостойкость.
  • На заводе в г. Благовещенск завершена реконструкция единственного в России производства терефталевой кислоты (ТФК) с увеличением мощности с 275 до 350 тонн в год. Получаемая продукция является базовым сырьем для синтеза полиэтилентерефталата, из которого производят синтетические ткани, пластиковые бутылки и упаковочные материалы для пищевой промышленности и медицины. Увеличение мощности производства позволит на 60% покрыть внутренний спрос на ТФК в России и сократить импорт продукции.

Для создания условий, способствующих разработке передовых отечественных технологий для реализации проектов в ТЭК, имеющих наиболее существенное значение для обеспечения энергетической безопасности Российской Федерации, в 2019 году принят ряд нормативных правовых актов, в том числе:

  • План мероприятий («дорожная карта») по реализации мер по освоению нефтяных месторождений и увеличению объемов добычи нефти в Российской Федерации, утвержденный Председателем Правительства Российской Федерации 25 января 2019 г. № 598п-П9;
  • План мероприятий («дорожная карта») по развитию нефтегазохимического комплекса в Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 февраля 2019 г. № 348-р;
  • План мероприятий («дорожная карта») по внесению изменений в нормативные правовые акты Российской Федерации в целях перехода субъектов электроэнергетики на обязательное приобретение электронных компонентов и программных средств, производимых в Российской Федерации, утвержденный Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Д.Н. Козаком от 2 июля 2019 г. № 5978п-П9;
  • План («дорожная карта») реализации первоочередных мер по локализации критически важного оборудования для средне- и крупнотоннажного производства сжиженного природного газа (СПГ) и строительства осуществляющих транспортировку СПГ судов-газовозов, утвержденный Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Д.Н. Козаком от 30 августа 2019 г. № 7076п-П9.

В рамках плана мероприятий («дорожной карты») по внесению изменений в нормативные правовые акты Российской Федерации в целях перехода субъектов электроэнергетики на обязательное приобретение отечественных электронных компонентов и программных средств по итогам 2019 года доля закупок отечественного программного обеспечения в общем объеме закупок электроэнергетических компаний с государственным участием оценивается на уровне 89,5% (79,5% в 2015 году).

В 2019 году компаниями ТЭК и смежных отраслей экономики также продолжена деятельность по импортозамещению, в том числе в рамках реализации проектов по производству промышленной продукции и оборудования. Всего за год реализовано более 60 проектов в сфере импортозамещения, в том числе:

  • АО «РЭП Холдинг» для применения на заводе по производству СПГ «Криогаз-Высоцк» спроектирован и изготовлен центробежный компрессор для холодильного цикла К 905-71-1С. Компания стала первым в России и третьим в мире производителем компрессорного оборудования данного типа.
  • ПАО «НК «Роснефть» запустило проект «Цифровое месторождение», для которого все программное обеспечение было разработано в корпоративном научном центре компании.
  • ПАО «Транснефть» в особой экономической зоне «Алабуга» в Республике Татарстан запущен завод по производству противотурбулентных присадок для транспортировки нефти. Производственные мощности завода позволят полностью удовлетворить потребности ПАО «Транснефть» в противотурбулентных присадках и имеют высокий экспортный потенциал.
  • ПАО «Машиностроительный завод «ЗиО-Подольск» изготовлен первый отечественный теплообменник для четвертой очереди завода «Ямал СПГ».

В 2019 году Минэнерго России совместно с Минпромторгом России создан Центр компетенций технологического развития ТЭК (ЦКТР ТЭК) на базе ФГБУ «РЭА» Минэнерго России.

К основным задачам ЦКТР ТЭК относятся:

  • Формирование консолидированного заказа отраслей ТЭК России по технике и технологиям;
  • Формирование научно-технической политики ТЭК;
  • Определение приоритетных направлений и формирование инструментов государственной поддержки при реализации инновационной политики и политики импортозамещения в отраслях ТЭК;
  • Взаимодействие с предприятиями-заказчиками для выработки отраслевых технических заданий и мониторинга выполнения инженерных проектов, и испытаний пилотных образцов;
  • Развитие научно-технического сотрудничества для создания инновационной и импортозамещающей продукции со странами БРИКС, ОПЕК+, Африки и Азии и др.;
  • Информационно-аналитическая поддержка государственных органов и предприятий ТЭК.

Импортозамещение в химической промышленности :: Полимерсбыт

10 декабря 2019 года наши СМИ растиражировали слова премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что на рынке химической промышленности наблюдается стабильный рост импортозамещения. Да, тенденция получается положительной. Но всё-таки стоит разобраться с системой импортозамещения подробнее.

Что такое импортозамещение? Давайте дадим определение для общего понимания данной тематики. Импортозамещение – это процесс постепенного замещения иностранных товаров аналогами отечественного производства. Сам вопрос по импортозамещению в России возник давно. Но только в 2014 году приобрёл особую актуальность в связи с введением санкционных мер со стороны Запада.

Программы и комплекс мероприятий по импортозамещению в настоящее время проходят в самых разных отраслях промышленности: химической, станкостроении, строительстве, энергетике, нефтегазовой отрасли. По данным Росстата за 2018 год, лидером импорта стала категория товаров «Машины, оборудование и аппаратура». Её доля составляет 31% в общем объёме импортируемых товаров. На втором месте идёт категория «Продукция химической промышленности». Она составляет 13% в общем объёме импортируемых товаров. И это особый сигнал для производителей лакокрасочной продукции.

Что касается импортозамещения в химической промышленности, то до сих пор есть много вопросов и проблем. По-разному можно относиться к тому факту, что мировые гиганты-производители ЛКМ самым непосредственным образом участвуют в импортозамещении в нашей стране, являясь, по сути, иностранными производителями:

  • Jotun – российское производство было запущено в 2017 году, а в 2018 предприятие вошло в список компаний под статусом локализованного импортозамещающего производства от Минпромторга Российской Федерации,
  • PPJ – 1 место в ТОП-10 глобальных производителей ЛКМ, выделены значительные ресурсы для развития производства лакокрасочных материалов в Липецке,
  • Hempel – завод полного цикла в Ульяновске был построен в 2016 году, компания один из лидеров сертифицированных судовых ЛКМ в РФ.

Контакт с нашим государством в этом плане очень важен. Так как пока есть законодательное право у иностранных производителей участвовать в программах по импортозамещению в России, ситуация координально не изменится. Да, импортозамещение стабильно растёт, но это происходит в основном за счёт вышеперечисленных мировых гигантов-производителей.

Слова Дмитрия Медведева, сказанные накануне, доказывают, что мы идём в правильном направлении. По своим свойствам многие российские аналоги зарубежной лакокрасочной продукции сейчас не уступают аналогичной иностранной продукции. Но, как и все российские производители лакокрасочных материалов, мы ждём от государства и ответственных организаций разработку систем упрощённой сертификации импортозамещаемой продукции и субсидирования производственной деятельности. Это приведёт к ещё более положительной динамике импортозамещения в химической отрасли.

Все статьи

Импортозамещение в России: а процесс-то пошел!

http://sdelanounas.ru/blogs/72028/

Российская программа импортозамещения долгое время была раздражающим фактором. Цель поставили ясную — избавиться от зарубежного подряда там, где это возможно. Но как достигнуть этой цели пока вопрос открытый. В финале первого года реализации многие эксперты говорят о нерентабельности программы замещения импорта. Отчасти это правда. Есть сферы деятельности, где играть в «догонялки» с западными коллегами бессмысленно по чисто экономическим резонам. Но раз уж мы оказались в условиях закрытых рынков, работа по замещению импорта должна проводиться. В этом и состоит философия смены приоритетов.

Исходные позиции на старте не лучшие. Доля импортных компьютеров и комплектующих в январе 2015 года составляла порядка 95%. Среди откровенно буксующих оказались автомобильная промышленность, производство мелкобытовой и телевизионной техники, парфюмерия, фармацевтика, пошив одежды и обуви. Указанные сегменты контролировали зарубежные производители, занимая от 50% до 80% рынка.

Относительно неплохо были развиты пищевая промышленность и химическая — в части производства бытовой химии низшего ценового сегмента. Неплохо шло производство мебели — преимущественно, изделий из дерева. С такими показателями мы и стартовали — в условиях санкций Запада, да еще и с собственным списком импортных товаров, запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации.

«Мы должны снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, в том числе имею в виду станко-и приборостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для освоения месторождений и арктического шельфа, — говорил в декабре 2014 года президент Владимир Путин. — Разумное импортозамещение — наш долгосрочный приоритет, независимо от обстоятельств».

Цель поставлена — на местах приступили к разработке собственных программ.

Замещаем, но со скрипом

С большой долей скепсиса к поставленным задачам отнеслись в экспертном сообществе. Ключевые фигуры грядущих изменений — бизнесмены, руководители предприятий, до конца не понимали, по каким правилам следует играть теперь. Откровенно говоря, ясности нет и сегодня. Об этом, в частности, говорят те, кто наблюдает за ходом реализации программы со стороны.

«Импортозамещение вместо модернизации — вот чем занимаются сегодня российские промышленники, — размышляет заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло по итогам опроса промышленных предприятий. — Но главная проблема не в этом. Плохо, что потребитель так и не поверил в отечественное. Пока мы отдаем предпочтение импорту, пусть и подорожавшему».

Промышленники в принципе оказались тяжелыми на подъем в вопросах замещения импорта. И это понятно. Годами отработанные схемы и так рушились на глазах, а тут еще и глобальная программа вступила в силу. «Рубить с плеча» никто не стал — своих поставщиков стали привлекать там, где это было возможно. Институт Гайдара по итогам опроса промышленных предприятий составляет следующий рейтинг лучших «заместителей»:

  • В промышленности строительных материалов — самый значительный отказ от импорта. Во втором квартале 2015 года долю зарубежных комплектующих и оборудования сократили 40% предприятий. При этом, 40% «строителей», в принципе не закупают импортное оборудование. Это максимум среди всех отраслей.
  • В машиностроении закупки импорта во втором квартале 2015 года снизили примерно 33% предприятий. Более 50% игроков собираются работать в тандеме с зарубежными партнерами, как минимум, ближайшие месяцы. 15% предприятий вообще не зависят от импорта.
  • В металлургии не более 25% предприятий сократили закупки импорта. Только 6% предприятий не используют зарубежное оборудование, и менее 1% полностью отказались от его закупки.

Проблема многих российских предприятий в том, что они не могут быстро отказаться от иностранного оборудования. Если поставщиков сырья на своей территории мы еще можем найти, то некоторые виды станков и приборов в России просто не производят. Поэтому, наряду с развитием, может быть, и не самых экономически прибыльных, но стратегически необходимых направлений, пора обратить внимание на незанятые ниши. О таком подходе на очередном заседании Международного клуба директоров рассказала доцент Московского авиационного института Надежда Балановская.

«Текстильный рынок в России — это 77% импортных товаров, чаще всего, из Китая и Турции. Хлопка мы лишились еще после распада Советского Союза. Но нам никто не мешает развернуться в технических тканях. По сырью здесь у нас конкурентов мало. Нужно только возродить или построить новое производство, используя частно-государственное партнерство. Именно сегодня разрабатывается Стратегия развития текстильной промышленности до 2025 года. Думаю, это лучший момент, когда текстильщики могут совершить рывок в своем развитии».

Легкая промышленность — не единственная сфера, где мы могли бы найти свободную нишу. Другое дело, создавать нечто новое — всегда сложнее. Но последние хроники формата «сделано у нас» подтверждают потенциал российских производителей. Так, на «Омском каучуке» в рамках импортозамещения возрождают производство латексов. В Белгороде открыт завод трубопроводов для атомных и тепловых электростанций — один из крупнейших современных комплексов в России. В Татарстане для ремонта импортной сельхозтехники налажен собственный выпуск запчастей. А новосибирский завод готов заменить украинский в выпуске двигателей для тепловозов. Все это — информационные поводы именно последних недель.

Задача минимум — продовольственная безопасность

Достижения наших производителей по итогам года проще всего оценить в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Здесь доля импорта сокращалась максимально быстро. Во многом потому, что вопрос продовольственной безопасности мы пытаемся решить не первый год. Как шли дела в 2015-м видно на графике — информация в открытом доступе представлена на страницах Единой межведомственной информационно-статистической системы.

Цифры говорят о рекордном производстве сыра, неплохом развитии мясной промышленности — в лидерах курица и свинина, чуть отстает говядина. Фактически до нуля снизилось доля импорта муки и круп. Пока не удается избавиться от зависимости на рынке сухого молока и сливок. Зато умеренными темпами развивается производство растительных масел. Правда, до скачка подобно замещению импорта масла животного пока далеко.

С едой, кажется, порядок — себя должны прокормить. Но не стоит забывать о том, что наши производители работают в условиях закрытого рынка. А значит, есть риск потерять преимущество, когда конкуренты вернутся.

«Действительно, в сельском хозяйстве довольно сильно прирастает производство зерна, молока, мяса птицы и свинины. Это хорошо, — размышляет президент Международного клуба директоров, академик Абел Аганбегян. — Но легко занять место, когда импортер уходит, и трудно удержаться, когда он попытается вернуться. Цены наши подрастут, они свои сбросят. Нужно технологически переоборудовать производство, чтобы по уровню качества и затрат не уступать иностранному поставщику. А наши пока пришли замещать со старой техникой, никто им инвестиций не дал, чтобы они надолго заняли нишу. Так что импортозамещение не такое большое, как хотелось бы».

В структуре экспортируемых товаров никаких прорывных тенденций — мы, по-прежнему, делаем ставку на зерновые и масленичные культуры.

Все закономерно

Пик программы импортозамещения пришелся на конец 2014 года. Свою роль сыграли патриотический подъем и «шоковая терапия» санкций. В новых условиях мы быстро наши замену западным партнерам и, более того, в некоторых сферах деятельности ставка на отечественного производителя себя оправдала. Но этот задел не спас нас в 2015-м — «отдача» от валютного и инфляционного шока оказалась слишком серьезной. Дальше — новый удар. Центробанк повышает ключевую ставку до 17. Началось резкое падение промышленности. Кредиты стали слишком дорогими, об обновлении производственной базы не могло быть и речи. Все замерло, но, по мнению экспертов, уже начинает оживать.

«Сегодня ставка снизилась до 11%, но быстрой отдачи не последовало. Больше позитива будет в 2016 году, так как, во-первых, начнет действовать эффект низкой базы этого года, а во-вторых, в январе есть шансы на то, что регулятор все же проведет снижение ставки до 10-10,5%», — такой прогноз дает инвестиционная группа «Финам».

Предпосылки для успешной реализации программы замещения импорта есть. И для российской экономики такая работа необходима. Но результатов в краткосрочной перспективе ждать не стоит. Речь идет о стратегии, как минимум, на ближайшее десятилетие. И если в 2014-2015 годах речь шла о массовом замещении импорта, то задача на 2016-й ставится иная. О ней в своем послании Федеральному собранию говорил президент Владимир Путин.

«Продукция, которая будет производиться, должна быть самого высокого международного уровня. Вновь подчеркну, будем поддерживать именно конкурентные отечественные производства. Ни у кого не должно быть иллюзий, что, прикрываясь импортозамещением, можно подсунуть государству и гражданам суррогаты или залежалый, да ещё втридорога товар, — подчеркнул президент. — России нужны компании, которые не только способны обеспечить страну современной качественной продукцией, но и завоёвывать мировые рынки».

То есть речь теперь идет не только о производстве продукта для внутреннего рынка. Задача максимум — формирование экономики, способной покрывать отечественный спрос и успешно конкурировать на мировом рынке. И это неплохая новость. Ведь стратегия импортозамещения — естественный выбор в условиях геополитической напряженности и войны санкций. А «экспортная сертификация» экономики, это еще и предпосылка к восстановлению нормального градуса взаимодействия на международной арене.

Определение индустриализации импортозамещения (ISI)

Что такое индустриализация импортозамещения (ISI)?

Импортозамещающая индустриализация (ISI) — это экономическая теория, которой обычно придерживаются развивающиеся страны или страны с формирующимся рынком, которые стремятся уменьшить свою зависимость от развитых стран. Этот подход нацелен на защиту и инкубацию вновь сформированных отечественных производств для полного развития секторов, чтобы производимые товары были конкурентоспособными с импортными товарами.Согласно теории ISI, этот процесс делает местные экономики и их страны самодостаточными.

Ключевые выводы

  • Индустриализация замещения импорта — это экономическая теория, которой придерживаются развивающиеся страны, которые хотят уменьшить свою зависимость от развитых стран.
  • ISI нацелена на защиту и инкубацию вновь сформированных отечественных производств для полного развития секторов, чтобы производимые товары были конкурентоспособными с импортными товарами.
  • Развивающиеся страны начали отвергать политику ISI в 1980-х и 1990-х годах.

Понимание индустриализации импортозамещения (ISI)

Основная цель реализованной теории замещающей индустриализации — защитить, укрепить и развить местную промышленность с использованием различных тактик, включая тарифы, импортные квоты и субсидируемые государственные займы. Страны, реализующие эту теорию, пытаются укрепить производственные каналы на каждом этапе разработки продукта.

ISI прямо противоречит концепции сравнительных преимуществ, которая возникает, когда страны специализируются на производстве товаров с более низкими альтернативными издержками и их экспорте.

История теории импортозамещающей индустриализации (ISI)

ISI относится к политике развития экономики 20 века. Однако сама теория пропагандировалась с 18-го -го века и была поддержана такими экономистами, как Александр Гамильтон и Фридрих Лист.

Первоначально страны внедряли политику ISI на глобальном юге (Латинская Америка, Африка и некоторые части Азии), где намеревались развить самодостаточность путем создания внутреннего рынка в каждой стране.Успеху политики ISI способствовало субсидирование крупных отраслей, таких как производство электроэнергии и сельское хозяйство, а также поощрение национализации и протекционистской торговой политики.

Тем не менее, развивающиеся страны постепенно начали отказываться от ИС в 1980-х и 1990-х годах после усиления глобальной рыночной либерализации, концепции, основанной на программах Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Теория индустриализации импортозамещения (ISI)

Теория ISI основана на группе политик развития.В основе этой теории лежит аргумент о зарождающейся индустрии, тезис Зингера-Пребиша и кейнсианская экономика. Из этих экономических перспектив можно вывести группу практик: действующая промышленная политика, которая субсидирует и организует производство стратегических заменителей, барьеры для торговли, такие как тарифы, завышенная валюта, которая помогает производителям импортировать товары, и отсутствие поддержки для прямые зарубежные инвестиции.

Связанная с ISI и переплетенная с ней школа структуралистской экономики.Эта школа, концептуализированная в работах экономистов-идеалистов и профессионалов в области финансов, таких как Ханс Зингер, Селсо Фуртадо и Октавио Пас, подчеркивает важность учета структурных особенностей страны или общества в экономическом анализе. То есть политические, социальные и другие институциональные факторы.

Важнейшей особенностью являются зависимые отношения, которые развивающиеся страны часто имеют с развитыми странами. Структурные экономические теории получили дальнейшее распространение благодаря Экономической комиссии Организации Объединенных Наций для Латинской Америки (ECLA или CEPAL, ее аббревиатура на испанском языке).Фактически, латиноамериканский структурализм стал синонимом эпохи ISI, процветавшей в различных латиноамериканских странах с 1950-х по 1980-е годы.

Реальный пример индустриализации импортозамещения (ISI)

Эта эра началась с создания ECLA в 1950 году, когда центральный банкир Аргентины Рауль Пребиш был ее исполнительным секретарем. В своем отчете Пребиш изложил интерпретацию растущего перехода Латинской Америки от роста, ориентированного на экспорт, к внутренне ориентированному городскому промышленному развитию.Этот отчет стал «основополагающим документом латиноамериканского структурализма» (если процитировать один научный доклад) и виртуальным руководством по индустриализации импортозамещения.

Вдохновленные призывом Пребиша к оружию, большинство латиноамериканских стран в последующие годы пережили ту или иную форму межведомственной разведки. Они расширили производство потребительских товаров краткосрочного пользования, таких как продукты питания и напитки, а затем расширили производство товаров длительного пользования, таких как автомобили и бытовая техника. Некоторые страны, такие как Аргентина, Бразилия и Мексика, даже развили собственное производство более совершенных промышленных товаров, таких как машины, электроника и самолеты.

Несмотря на успех во многих отношениях, внедрение ISI привело к высокой инфляции и другим экономическим проблемам. Когда они усугубились стагнацией и кризисами внешней задолженности в 1970-х годах, многие латиноамериканские страны обратились за кредитами в МВФ и Всемирный банк. По настоянию этих институтов этим странам пришлось отказаться от протекционистской политики ISI и открыть свои рынки для свободной торговли.

Импортозамещение возвращается к прежним размерам

Импортозамещение — это идея о том, что блокирование импорта промышленных товаров может помочь экономике за счет увеличения спроса на товары отечественного производства.Логика проста: зачем импортировать иностранные автомобили, одежду или химикаты, если можно производить эти товары дома и нанимать для этого рабочих?

Эта идея возникла в экономической мысли столетия назад, но обычно ассоциируется с аргентинским экономистом Раулем Пребишем, который в 1950-х годах пропагандировал свои идеи в Латинской Америке и во всем мире. Многие развивающиеся страны приняли торговые стратегии импортозамещения после Второй мировой войны, когда экономическое развитие приравнивалось к индустриализации и капиталовложениям.Однако к 1980-м годам эта идея потеряла популярность с появлением «Вашингтонского консенсуса», который поддерживал более свободную торговлю.

Этот «взлет и падение» импортозамещения проиллюстрировано в Google N-грамме книжных ссылок на эту идею (см. Рисунок). Упоминания о импортозамещении стали появляться в 1960-х годах, выровнялись в 1970-х и 1980-х годах, а затем уменьшились в 1990-х, когда стал популярным «Вашингтонский консенсус» в пользу либерализации торговли [1].

Тем не менее, сегодня импортозамещение может вернуться в моду.Несколько африканских стран недавно заявили, что они, возможно, снова примут его. [2] Другие страны, такие как Китай, Индия и даже США, стремятся продвигать внутреннее производство и исключать импорт с рынка. Например, в Соединенных Штатах администрация Трампа предпринимает шаги по «переориентации» производства автомобилей, полупроводников и других промышленных товаров для увеличения американского производства и создания рабочих мест на производстве.

В этом контексте несколько удивительно и поучительно узнать, что даже первоначальные сторонники импортозамещения были достаточно квалифицированными в своей защите этой политики и были одними из первых, кто осознал ее потенциальные недостатки и опасности.

В недавно выпущенном рабочем документе PIIE «Взлет и падение импортозамещения» исследуются взгляды на импортозамещение первых интеллектуальных лидеров в экономике развития. В этот список входят Рауль Пребиш, Гуннар Мюрдаль, Рагнар Нуркс и Альберт Хиршман, которые были лидерами в области торговли и развития и много писали в 1950-х, 1960-х и 1970-х годах.

Хотя обычно считается, что эти экономисты безоговорочно одобряли политику импортозамещения, в статье делается вывод, что некоторые из них весьма критически относились к протекционистской политике.Похоже, что даже первые сторонники импортозамещения осознавали потенциальные недостатки такой политики.

Например, Пребиш и Мюрдаль чаще всего считаются самыми стойкими критиками «свободной торговли» и сторонниками импортозамещения. Однако Пребиш также опасался, что экономическая эффективность будет принесена в жертву, если развивающиеся страны с их очень маленькими внутренними рынками попытаются проводить политику самодостаточности. И Мюрдал выступил с резкой атакой на количественный контроль над импортом, опасаясь, что его внедрение будет чревато неэффективностью и коррупцией.

Со своей стороны, хотя Нуркс и Хиршман признали необходимость наличия у стран стратегии развития, они открыто критиковали импортозамещение и считали, что такая политика может иметь неприятные последствия.

К 1960-м годам стало очевидно, что политика импортозамещения, особенно в Латинской Америке и Южной Азии, в дополнение к сдерживанию экспорта и сокращению валютных поступлений ведет к появлению высокозащищенных и неэффективных отечественных отраслей. Более того, у стран, проводящих политику поощрения экспорта, похоже, дела идут лучше.В результате поддержка импортозамещения — по крайней мере, среди лидеров мнений, если не политиков — стала ослабевать.

И все же иногда старые идеи возвращаются в новом обличье, и импортозамещение может снова возродиться. Уроки прошлого могут умерить энтузиазм по поводу возрождения такой антиимпортной политики.

Банкноты

1. Упоминания в книгах об импортозамещении, представленные на рисунке, являются запаздывающим индикатором мнения лидеров мнений об этой идее.В академических кругах обсуждение импортозамещения было наиболее активным в 1950-х и 1960-х годах и прекратилось в 1970-х и 1980-х годах.

2. The Economist сообщает: «Тито Мбовени, министр финансов ЮАР, хочет« наладить производство, чтобы производить то, что нам нужно, и перестать полагаться на импорт из Китая ». Уганда пытается препятствовать импорту. Гана также заявляет, что делает импортозамещение своим приоритетом ».

Индустриализация импортозамещения (ISI) — обзор, как это работает

Что такое индустриализация импортозамещения (ISI)?

Импортозамещающая индустриализация (ISI) — это экономическая политика, которая способствует развитию отечественной промышленности и сокращению зависимости от промышленного импорта из-за рубежа.ISI была важной политикой в ​​20 веках для развивающихся стран, стремившихся уменьшить свою зависимость от развитых стран, с целью достичь индустриализации и в конечном итоге стать самодостаточными. Однако во второй половине века эта политика потеряла свою динамику.

Резюме
  • Импортозамещающая индустриализация (ISI) — это экономическая политика, которая способствует развитию отечественной промышленности и сокращению зависимости от импортного промышленного производства.
  • ISI была выдающейся политикой, принятой развивающимися странами в 20 веках для создания самодостаточного внутреннего рынка.
  • ISI достигается за счет государственного субсидирования жизненно важных отраслей промышленности, протекционизма, национализации и повышения налогов.

Понимание индустриализации импортозамещения

Экономисты, занимающиеся вопросами развития, такие как Рауль Пребиш, утверждали, что развивающиеся страны не могут развиваться без индустриализации.Развивающиеся страны в значительной степени зависят от импорта промышленных товаров из развитых стран из-за неадекватности отечественной промышленности, что делает их привязанными к модели экспорта сырьевых товаров.

Импортозамещающая индустриализация направлена ​​на сокращение этой зависимости путем защиты и развития отечественной промышленности до тех пор, пока развивающиеся страны не смогут создать самодостаточный внутренний рынок. ISI достигается за счет:

  • Государственных субсидий для жизненно важных отраслей: индуцируемая государством индустриализация является основой импортозамещающей индустриализации.
  • Протекционизм Протекционизм Протекционизм — это практика следования протекционистской торговой политике. Протекционистская торговая политика позволяет правительству страны: Обеспечивать соблюдение тарифов и квот, чтобы сделать импортный импорт более дорогим и недоступным. Доходы, полученные от тарифов, могут быть вложены в отрасли.
  • Национализация Национализация Национализация — это процесс, в котором страна или штат берут под свой контроль определенную компанию или отрасль.С национализацией контролируйте это один раз: Передача частных предприятий под контроль государства
  • Повышенное налогообложение : Создание средств для субсидирования промышленного роста

Пример ISI — Латинская Америка

Наиболее ярким примером внедрения индустриализации импортозамещения является вся Латинская Америка. Великая депрессия Великая депрессия Великая депрессия была всемирной экономической депрессией, которая длилась с конца 1920-х по 1930-е годы.На протяжении десятилетий продолжались споры о том, что стало причиной экономической катастрофы, и экономисты по-прежнему разделяют различные точки зрения. в 1930-х годах серьезно пострадал экспортный рынок Латинской Америки. Они осознали, что их сильная зависимость от экспорта природных ресурсов не является устойчивой и делает их уязвимыми для международного рынка.

Вся выручка от экспорта была потрачена на импорт, что привело к инерции роста и быстрому истощению ресурсов. Кроме того, страны Латинской Америки страдали от слабости внутренних рынков из-за небольших местных предприятий, управляемых элитой, что привело к высокому уровню безработицы.

Импортозамещающая индустриализация стала очевидным решением таких проблем. Многие страны Латинской Америки приняли ИСИ, вложив значительные средства в ключевые местные отрасли промышленности. Частные предприятия были национализированы для усиления государственного контроля. Тарифы и квоты были введены для сокращения импорта, а налоги были увеличены для поддержки этой политики.

Однако реализация политики дала неоднозначные результаты. Такие страны, как Аргентина, Бразилия, Чили, Мексика и Уругвай, добились успеха во внедрении ISI благодаря своим инвестициям в технологии и тщательному планированию.Они испытали умеренную индустриализацию и сокращение безработицы.

С другой стороны, такие страны, как Перу, Боливия и Эквадор, не добились успеха. Их неудачу можно частично объяснить их неспособностью достичь консенсуса, а также сопротивлением элиты инвестировать в технологии. В таких случаях страны не смогли развить ключевые отрасли и впоследствии вернулись к экспорту природных ресурсов.

В целом, даже успешное внедрение индустриализации замещения промышленности сопровождалось своими победами и недостатками.Действительно, индустриализация и экономический рост Экономический рост Экономический рост — это широкий термин, который описывает процесс увеличения реального валового внутреннего продукта (ВВП) страны. Рост может быть благоприятным. Однако ISI также непреднамеренно создала непредвиденные проблемы.

Например, усиление роли государственного контроля стимулировало коррупцию, а чрезмерная защита отраслей привела к отсутствию конкуренции и, следовательно, к снижению производительности. Самое главное, поддержка ISI была дорогостоящей, а ее долгосрочное внедрение привело к высокому государственному долгу.

К началу 1980-х многие страны объявили дефолт по своим суверенным долгам, что на самом деле известно как латиноамериканский долговой кризис. Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк вмешались и внесли структурные изменения. Предварительным условием для их помощи был отказ от политики импортозамещающей индустриализации в пользу неолиберальной политики. Таким образом, ISI быстро потеряла свое влияние в Латинской Америке.

Дополнительные ресурсы

CFI является официальным поставщиком глобальной страницы программы Certified Banking & Credit Analyst (CBCA) ® — CBCAGet Сертификация CFI CBCA ™ и получение статуса коммерческого банковского и кредитного аналитика.Зарегистрируйтесь и продвигайтесь по карьерной лестнице с помощью наших программ и курсов сертификации. программа сертификации, призванная помочь любому стать финансовым аналитиком мирового уровня. Чтобы продолжить карьеру, вам будут полезны следующие дополнительные ресурсы CFI:

  • Импорт и экспорт Импорт и экспорт Импорт — это товары и услуги, которые покупаются у остального мира резидентами страны, а не внутри страны. Фонд (МВФ) Международный валютный фонд (МВФ) Международный валютный фонд (МВФ) — это учреждение Организации Объединенных Наций, которое устанавливает стандарты для мировой экономики с целью
  • Тарифы Тарифы Тарифы — это форма налога, взимаемого с импортируемых товаров или услуг. .Тарифы являются обычным элементом международной торговли. Основные цели введения
  • Безработица Безработица Безработица — это термин, относящийся к лицам, которые трудоспособны и активно ищут работу, но не могут найти работу. Включено в это

Импортозамещение | Encyclopedia.com

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ISI

БИБЛИОГРАФИЯ

Импортозамещение, также называемое индустриализацией импортозамещения (ISI), представляет собой набор мер политики, направленных на решение проблем развития структурно несовершенных экономических стран.Как следует из названия, конечной целью ISI является содействие экономической индустриализации страны путем поощрения внутреннего производства и сдерживания импорта потребительских товаров.

Теоретики зависимости были первыми, кто официально придумал импортозамещение как жизнеспособную экономическую стратегию. Вдохновленные работами Карла Маркса и Фридриха Энгельса об империализме, теоретики зависимости характеризуют международную систему как разделенную на страны ядра и страны периферии.В отличие от промышленно развитых стран ядра, периферийные страны бедны и технологически отстают. Другая черта стран периферии, согласно этой школе мысли, — их неспособность влиять на экономические результаты в международной сфере. Асимметрия во властных отношениях между основными и периферийными странами объясняется неблагоприятным экономическим обменом между развивающимися странами и развитыми странами. Эта теория утверждает, что развитые страны используют свое экономическое превосходство, чтобы влиять на экономические, дипломатические и военные интересы периферийных стран и часто вмешиваться в них.

Сторонники теории зависимости утверждают, что развивающиеся страны неизбежно столкнутся с проблемами платежного баланса из-за ухудшения условий торговли; то есть их способность использовать доходы от сельскохозяйственного (или другого сырьевого) экспорта для оплаты промышленного (и с высокой добавленной стоимостью) импорта из развитых стран, вероятно, уменьшится (Hirschman 1971). Следовательно, они утверждают, что развивающиеся страны могут укрепить свое международное стратегическое положение за счет уменьшения или устранения своей торговой зависимости от богатых стран, если они заменят промышленно развитым импортом товары, произведенные внутри страны.

Помимо теории, которая вдохновляет политику ISI, прошлые международные кризисы сформировали консенсус среди развивающихся стран в отношении необходимости развития их местной промышленности. Великая депрессия и две мировые войны были разрушительными для развивающихся стран, чей промышленно развитый импорт из развитых стран был резко прерван. Экономический успех Советского Союза в первой половине двадцатого века также вдохновил политиков во всем развивающемся мире, включая сторонников капитализма, которых убедила очевидная эффективность централизованно планируемой экономики.Действительно, политическая и экономическая элита периферийных стран была убеждена, что государство должно возглавить решающую задачу по развитию отечественной промышленности. Политики полагали, что хорошо продуманное и скоординированное вмешательство государства в экономику в конечном итоге позволит периферийным странам в экономическом отношении догнать развитые страны, которые имеют историческое преимущество в том, что они первыми достигли промышленного развития.

Вкратце, импортозамещение — это управляемая государством жестко организованная экономическая стратегия, направленная на содействие индустриализации путем предложения пакета субсидий местным отраслям (которые часто принадлежат государству) и изоляции молодых отраслей от иностранной конкуренции.Две важные задачи успешной стратегии ISI — убедить отечественных потребителей покупать товары местного производства и побудить отечественных производителей участвовать в проекте индустриализации страны. Инструменты политики ISI включают:

  1. Высокие импортные пошлины на потребительские товары
  2. Низкие или отрицательные тарифы на импорт оборудования и промежуточных ресурсов
  3. Дешевый кредит (часто под отрицательные реальные процентные ставки) промышленным предприятиям
  4. Льготные обменные курсы для промышленных производителей
  5. Государственные инвестиции в инфраструктуру (e.ж., транспорт и электроэнергетика) и в так называемых базовых отраслях промышленности, таких как сталелитейная промышленность (Weaver 1980)

Одной из важных особенностей ISI является тенденция к переносу доходов от экспорта сельскохозяйственной продукции на промышленное развитие. Страны, которые принимают эту экономическую стратегию, фактически наказывают свои сельскохозяйственные секторы, даже несмотря на то, что большинство из этих стран обладают значительными сравнительными преимуществами в сельскохозяйственном производстве. Майкл Липтон (1977) осуждает эту практику как «городскую предвзятость», а именно политику, благоприятствующую городским промышленным производителям и рабочей силе за счет фермеров и рабочих в сельской местности.Некоторые из мер политики, характеризующих предвзятость городов, — это завышенные реальные обменные курсы, которые наносят ущерб экспортному сектору; контроль над ценами на продажу на внутреннем рынке сельскохозяйственных товаров местного производства как средство субсидирования потребления продуктов питания в городских центрах; и высокие налоги на экспорт сельскохозяйственной продукции. Таким образом, можно утверждать, что импортозамещение приводит к экономической автаркии.

Несмотря на широко распространенный энтузиазм в 1940-х и 1950-х годах, уровни экономического успеха правительств, проводивших политику ISI, как правило, различаются в зависимости от региона и страны.Тем не менее, среди стран ISI, добившихся существенной внутренней индустриализации, существует общая закономерность: все они, как правило, имеют большие внутренние рынки. В Латинской Америке, например, некоторые из стран с относительно успешным опытом ISI включают Аргентину, Бразилию и Мексику, три крупнейших страны на континенте. Ученые считают, что импортозамещение как стратегия развития не может быть успешной без поддержки достаточно большого внутреннего рынка. Такие рынки необходимы для стимулирования местного производства.

К сожалению, импортозамещение оставило разрушительное наследие в Африке, где большинство стран с ISI испытали застой или спад производства в своих сельскохозяйственных секторах. Поскольку 70 или более процентов африканского населения зарабатывает свой доход от сельского хозяйства, склонность к городскому развитию, характеризующая импортозамещение, привела к снижению реальных доходов тех, кто относится к числу беднейших в регионе (Всемирный банк, 1981).

Некоторые из других экономических проблем, приписываемых ISI, включают:

  1. Рост государственной бюрократии и административной неэффективности, отчасти из-за чрезмерного вмешательства государства в экономику;
  2. Увеличение бюджетного дефицита, которое в первую очередь вызвано государственными инвестициями в тяжелую промышленность, несмотря на нехватку государственных ресурсов;
  3. Хронические смещения реального обменного курса в результате сохранения завышенного обменного курса;
  4. Нехватка иностранной валюты, в основном из-за плохих торговых показателей страны;
  5. Увеличение внешнего долга из-за того, что страны с ISI обычно заимствуют большие суммы на международных рынках капитала для финансирования своих стратегий развития;
  6. Рост неравенства доходов, особенно между сельскими и городскими рабочими; и
  7. Увеличение проблем с платежным балансом из-за плохих показателей экспорта и увеличения импорта тяжелой техники отечественной промышленностью.

Из всех проблем, связанных с импортозамещением, последняя, ​​пожалуй, самая ироничная. Снижение торговой зависимости от развитых стран — это как раз одна из основных целей реализации стратегии ISI. С конца 1980-х гг. Ученые практически не поддерживали идею импортозамещения. Однако экономический национализм, лежащий в основе этой экономической стратегии, не полностью вышел из моды.

СМОТРИ ТАКЖЕ Торговый баланс; Экономический рост; Продвижение экспорта; Индустриализация; Младенческая промышленность; Протекционизм; Торговля

Hirschman, Albert O.1971. Уклон для надежды: очерки развития и Латинской Америки . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Липтон, Майкл. 1977. Почему бедные остаются бедными: городское уклонение в мировом развитии . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Уивер, Фредерик Стиртон. 1980. Класс, государство и отраслевая структура: исторический процесс промышленного роста Южной Америки . Вестпорт, Коннектикут: Гринвуд.

Всемирный банк. 1981. Ускоренное развитие в Африке к югу от Сахары: программа действий .Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

Моника Арруда де Алмейда

Импортозамещение — обзор

2.3.1 Экономические перспективы и неудачи: адаптация, создание и воссоздание экономики развития

В начале двадцатого века доход на душу населения работающего населения в Аргентина была похожа на Великобританию; в Уругвае во Францию; в Чили в Норвегию; из Бразилии в Италию; а в Мексике — в Португалию, Финляндию или Грецию (цитируется по Гальперину, 1997 г.).Рост валового внутреннего продукта (ВВП) был выше в большей части Латинской Америки, чем в Европе, а стоимость ее экспорта на душу населения была выше или аналогична большей части Европы. Это, конечно, затемняет структуру их соответствующих экономик в отношении индустриализации, социального развития и видов экспорта. Тем не менее, эти данные дают основу для понимания широко распространенного мнения, что ориентированная на внешний мир модель развития, основанная на первичном экспорте, импорте продукции обрабатывающей промышленности, свободной торговле и небольшом участии государства, была правильным путем, и почему классическая экономика с ее рикардианской вера в сравнительные преимущества была доминирующей экономической парадигмой.

И все же, если сравнение переместится с Европы на Соединенные Штаты, темпы роста и накопленные богатства в Латинской Америке кажутся менее чем удовлетворительными. По разным оценкам, в 1930-х годах ВВП на душу населения в Латинской Америке в четыре-шесть раз превышал ВВП на душу населения и с момента обретения независимости рос в среднем на 2 процента в год, в то время как в Латинской Америке рост не превышал 1 процент (Ramos 1993 ) Более того, хотя данные по Европе и Латинской Америке предполагают схожие отправные точки, точки прибытия были совершенно разными.В 1950-х годах Пребиш показал, что, вопреки гипотезе конвергенции, которую отстаивала классическая, а затем неоклассическая экономическая мысль, Латинская Америка больше отдалялась от развитых стран, чем сближалась с ними в период своей первой ортодоксальной модели — от ранней независимости до примерно 1930-е гг.

Когда Первая мировая война прекратила поток импорта в Латинскую Америку, ее экономические элиты, хотя и робко, перешли к производству и замещению части импорта. Но только с мировым экономическим кризисом 1929 года регион сделал резкий поворот в своей экономической модели.Импортозамещение было фактом до того, как стало теорией, но в конечном итоге оно привело к появлению первой отечественной теории экономического развития, которая окажет долгосрочное влияние на регион и на сравнительные исследования в социальных науках.

В 1948 году была создана Экономическая комиссия для Латинской Америки ( Comisión Económica para América Latina y el Caribe или CEPAL), которая объединила ряд экономистов-новаторов во главе с уже известным Раулем Пребишем (для обобщения его работы и учредительный документ CEPAL, см. Prebisch 1950).По мнению Монтесиноса и Маркоффа (2001), теоретическая основа CEPAL преследовала амбициозный проект создания новой школы экономической мысли, которая могла бы предложить основу для конкретной политики развития для непромышленно развитых стран. Отходя от неоклассического экономического видения единой экономической истины для всех стран и критикуя некоторые допущения кейнсианства (хотя и черпая идеи из него), CEPAL и Пребиш выдвинули идею о том, что центральные и периферийные страны, развитые и развивающиеся страны должны искать разные экономическая политика и политика в области развития.Сравнительное преимущество Рикардо не пошло на пользу Латинской Америке, поскольку условия торговли сельскохозяйственной продукцией ухудшались. Таким образом, необходимость индустриализации и защиты зарождающихся отраслей от внешней конкуренции имеет решающее значение для продвижения вперед с точки зрения экономического развития. Активное участие государства посредством промышленных субсидий, тарифной защиты и планирования стало центральным стратегическим инструментом развития. Поскольку идея CEPAL и «cepalino» стала гегемонистской в ​​регионе, большинство стран приняло модель развития, которая была резюмирована как индустриализация импортозамещения (ISI), и приняла идеологию, которую можно в общих чертах определить как «девелопментализм» (или « desarrollismo »). .CEPAL утверждал, что благодаря государственной защите и активному планированию Латинская Америка преодолеет традиционные аграрные отношения и производительность и займет свое место среди современных индустриальных обществ.

Однако к 1960-м годам так называемая легкая фаза импортозамещения закончилась. На смену легкой промышленности пришло производство капитальных товаров и тяжелого машиностроения. Рост застопорился, инфляция резко возросла, а бюджетный дефицит становился все более неуправляемым. Наиболее известное латиноамериканское детище социальных наук появилось на свет из кризисов импортозамещения и стало известно как теория зависимости или « Dependencyismo » (Cardozo and Faletto 1979; см. Также работы Андре Гундер Франк 1970, Теотонио Дос Сантос 1970 и Джеймс Петрос 1970).Несмотря на то, что independentismo был во многом обязан идее CEPAL о ядре и периферии и ее идее ухудшения условий торговли, она вышла далеко за рамки этих идей. Для теоретиков зависимости отсталость Латинской Америки была не просто проблемой отношений «ядро-периферия», а проблемой взаимодействия внутреннего и международного капитала и внутренней классовой структуры в регионе. Монополистический характер транснациональных корпораций, слабость внутренней буржуазии Латинской Америки, анализ экономики анклавов, в которых внутренние ресурсы эксплуатировались ориентированными вовне элитами и международным капиталом, а также интернационализация внутренних рынков были факторами, которые помогли объяснить своеобразное развитие. тот, который был уникальным для развивающихся стран и основывался на внутренней классовой структуре крупных капиталистов-арендаторов и слабой промышленной буржуазии.

Группа ученых и университетов в США и Латинской Америке, хотя и была менее заметной, также радикально переосмыслила развитие. В Чикаго, в Мексиканском автономном технологическом институте Instituto Tecnológica Autónoma de México (ITAM) и в Католическом университете Чили расправляла свои крылья новый вид ортодоксии: неоклассическая экономическая мысль. В радикальном несогласии с Dependentismo , эта группа не считала, что недостатки CEPAL заключаются в его застенчивости продвигать вперед развитие, управляемое государством.CEPAL и ISI были проблемой, но они были проблемой с самого начала. Момент, когда Латинская Америка приняла государственное вмешательство, планирование и защиту, стал моментом ошибки региона. В то время как зависимость видела необходимость в более глубоком участии государства и уничтожении аграрных элит, неоклассическая мысль рассматривала ISI как тормоз для развития Латинской Америки из-за государственного вмешательства и потому, что она наказывала те секторы экономики, которые имели реальное сравнительное преимущество: землевладельцы, которые выращивали и продавали основные продукты питания. .

Если Перу Веласко Альварадо и Чили Альенде олицетворяли радикализацию ISI и теории зависимости, государственные перевороты 1970-х годов в южном конусе Латинской Америки открыли дверь для еще одного, и, возможно, самого радикального, эксперимент в социальных и экономических изменениях. В частности, Чили стали рассматривать как первую в мире лабораторию неоклассического экономического возрождения и окончательного упадка как ISI, так и кейнсианства. Благодаря тарифам, массовой приватизации, дерегулированию рынка труда и либерализации финансовых рынков Чили до тэтчеризма и рейганизма стала любимцем Chicago Boys (группы чилийских экономистов, которые учились в Чикагском университете примерно с 1955 по 1963 год). .Конец ISI и поражение программы зависимости породили третью фазу экономического развития: неолиберализм или то, что более нейтрально было названо Новой экспортной моделью (NEM). Несмотря на то, что до сих пор нет единого мнения по поводу достоинств и недостатков этого второго резкого поворота на 180 градусов, эксперименты в Латинской Америке с середины 1970-х годов подпитывали экономические и социальные дебаты, и эти научные дебаты способствовали переосмыслению развития и девелопментализма. и сравнительные исследования в целом.

Импортозамещение — обзор

Конец двадцатого века: Жилье в соответствии с Вашингтонским консенсусом

Модель ISI не лишена своих внутренних слабостей, включая серьезную неэффективность промышленного сектора, возникшую в результате жесткого протекционизма. Защищенные от внешней конкуренции и обеспеченные внутренним рынком, фирмы стремятся максимизировать прибыль и минимизировать инвестиции. Минимальные капитальные вложения в технологии и почти полное отсутствие исследований и разработок привели к сильной зависимости от иностранных технологий, что, в свою очередь, привело к увеличению производственных затрат (Cornelius et al., 1989). Со временем промышленный сектор Латинской Америки становился все более устаревшим и неэффективным, неспособным конкурировать на международных рынках. Еще одним слабым местом была структурная зависимость от импорта капитальных товаров, которая в сочетании с долгосрочной нехваткой капитала вынуждала латиноамериканские страны брать займы на международных кредитных рынках, что в конечном итоге привело к накоплению неприемлемого уровня долга. К началу 1980-х годов, когда большинство стран Латинской Америки боролось с растущей инфляцией, большим дефицитом государственного сектора и значительными обязательствами по обслуживанию долга, нарастало разочарование в протекционистской политике.Таким образом, преобладающая в Латинской Америке концептуальная модель развития начала смещаться от модели жесткого государственного вмешательства к модели реформ экономической либерализации, которые подчеркивали снижение роли государства, фискальной дисциплины, а также финансовой и торговой либерализации. Подделанное соглашение между лидерами Латинской Америки о необходимости широкого применения неолиберальной политики стало известно как «Вашингтонский консенсус» (Кругман, 1997; Уильямсон, 1997).

Экономические кризисы 1980-х и 1990-х годов вынудили многие страны Латинской Америки провести экономические реформы в соответствии с направлениями, определенными Международным валютным фондом и Всемирным банком, осуществив структурную перестройку, в которой упор делался на макроэкономические реформы, отражающие мышление, заложенное в так называемом Вашингтонский консенсус »(Пью, 1994, 1995).На фоне реформ свободного рынка, которые успешно осуществлялись в большинстве латиноамериканских стран, разработка и реализация жилищной и городской политики приобрели значительный международный характер, в пользу подходов, сформулированных вашингтонскими институтами развития, такими как Всемирный банк. и Межамериканский банк развития. В этом контексте повестка дня в области жилищного строительства и городского развития в Латинской Америке на 90-е годы была задумана в рамках более широких целей экономического развития и макроэкономических показателей, направленных на максимальное усиление позитивных « макроэкономических связей » или потенциала городской экономики по внесению вклада в макроэкономические показатели страны за счет финансовые, фискальные и экономические связи (Коэн и Лейтманн, 1994; Джонс и Уорд, 1994; Ли, 1994; Пью, 1995).С упором на ревальоризацию рыночных механизмов, разумная жилищная и городская политика была определена как политика, направленная на устранение барьеров, ограничивающих производительность городских экономических агентов, как формальных, так и неформальных, с целью максимального увеличения их вклада в национальную экономику (Джонс и Уорд, 1994; Пью, 1995). Роль государственного сектора была определена с точки зрения «обеспечения работы» рынков путем обеспечения законодательных, институциональных и финансовых рамок, в которых фирмы и домохозяйства могут процветать (Pugh, 1995).Городские услуги, включая воду и канализацию, электричество, дороги, транспорт и социальные услуги, теперь концептуализировались как факторы, способствующие производительности городов (Всемирный банк, 1993). Даже потенциальная производительность городской бедноты через неформальный сектор была признана активом, который может способствовать развитию городской и национальной экономики (World Bank, 1993).

Жилищная политика, проводимая в Чили с начала 1970-х годов, предполагала «стимулирующий подход», который должен был быть широко принят в регионе в течение 1990-х годов.Эта политика была принята военным правительством, которое взяло власть в 1973 году в результате военного переворота и оставалось у власти 17 лет. Эта политика продолжалась после того, как Чили вернулась к демократическому правлению в 1990 году, поскольку левоцентристская коалиция, правившая страной в период с 1990 по 2010 год, стремилась усилить борьбу с бедностью в рамках капиталистической экономической модели свободного рынка, принятой в начале 1970-х годов. Таким образом, жилищная политика, проводимая в Чили за последние три десятилетия, является хорошей иллюстрацией стимулирующей жилищной политики, а также слабых сторон и проблем общего подхода.

Забота Чили о жилье началась в 1906 году, когда впервые было принято прогрессивное жилищное законодательство — Жилищные советы рабочих. Однако, несмотря на благие намерения, жилищная политика, проводившаяся в Чили до 1970 года, была несовершенной, как и в других латиноамериканских странах. В частности, в то время как частный сектор преуспел в обеспечении жильем групп населения с более высокими доходами, множество государственных программ безуспешно пытались удовлетворить жилищные потребности слоев населения с низкими доходами.В результате дефицит жилья продолжал расти. Демократически избранное социалистическое правительство Сальвадора Альенде (1970–73) попыталось использовать жилищное строительство как двигатель экономического роста и занятости. Он стремился ускорить программы государственного жилищного строительства за счет передовых технологий и прямого государственного строительства. Эти инициативы вместе с решением положить конец индексации выплат по ипотечным кредитам вызвали ожесточенное сопротивление со стороны строительного и банковского секторов. Социалистическая жилищная политика была внезапно сорвана, когда в 1973 году произошел военный переворот (Gilbert, 2002).

Начиная с 1977 года, военное правительство провело основательную реформу жилищного сектора в соответствии с неолиберальными принципами, которые применялись к экономике в целом. В соответствии с новой парадигмой, которая сохранялась до сегодняшнего дня, частный сектор должен был быть основным игроком в производстве и финансировании жилья, а государство играло вспомогательную роль, повышая покупательную способность домохозяйств с низкими доходами за счет авансовых платежей. субсидии финансируются центральным правительством.Кроме того, новая политика способствовала развитию рынков капитала в целом, включая секьюритизацию ипотечных кредитов, как способ расширения доступа к частному долгосрочному финансированию жилищного строительства для домохозяйств с более высокими, средними и низкими доходами. Кроме того, в 1978 году было отменено регулирование городских земельных рынков, когда были сняты многие ограничения роста и правила землепользования, что позволило высвободить огромное количество новых земель для застройки (Rojas, 2001). Наконец, акцент сместился с производства полностью завершенных жилищ для малообеспеченных слоев населения, и вместо этого больше внимания было уделено прогрессивным моделям самопомощи, направленным на предоставление минимальных жилищных решений, которые впоследствии могли бы быть постепенно улучшены самими бенефициарами (Грин и де Диос Ортузар, 2002).

Несмотря на то, что жилищное строительство неуклонно росло, а частный сектор играл все более важную роль в финансировании и строительстве жилья, сильная роль государства была решающим фактором в обеспечении окончательного успеха жилищной политики Чили. Необходимость государственного вмешательства оказалась особенно острой в сегменте рынка с низкими доходами, поскольку чилийские девелоперы и банки не проявили интереса к строительству и финансированию домов для домохозяйств с доходом менее 200 долларов США в месяц.В результате правительству пришлось взять на себя более активную роль, чем предполагалось изначально, и по сей день оно напрямую заключает договор на строительство жилья для малоимущих с частными компаниями и передает дома бенефициарам, зарегистрированным в национальном списке заявителей. Аналогичным образом, правительство предоставляло дополнительные ссуды, необходимые получателям с низким доходом для оплаты домов, потому что банки не были заинтересованы в финансировании этих ссуд (Rojas, 2001).

Чилийский опыт широко считается успешным: производство нового жилья с 1980-х годов превышало темпы создания новых домохозяйств и замены старого жилищного фонда, что открывает возможность того, что дефицит жилья в Чили скоро будет устранен (Rojas , 2001).Прекращено незаконное владение землей. Это немалое достижение, учитывая, что к началу 1970-х годов незаконное занятие земель стало обычной практикой не только на городских окраинах, но и на более ценных землях, расположенных в городских центрах (Ducci, 2000). Более того, частный сектор в настоящее время играет ведущую роль в производстве и финансировании жилья для домохозяйств со средним и высоким доходом, что является значительным достижением, учитывая, что в 1970-х годах большая часть жилья строилась и финансировалась государством.Кроме того, государственная помощь эффективно достигает бедных, и большая часть государственных ресурсов идет на пользу домохозяйствам с низкими доходами (Rojas, 2001). Однако остаются нерешенными серьезные проблемы, такие как низкое качество жилья и концентрация бедности в жилищных проектах с низким доходом, которые, в свою очередь, расположены на периферии города без достаточного доступа к рабочим местам, услугам и городские удобства. Более того, хронически высокие уровни просроченной задолженности по предоставленным государством жилищным кредитам с низким доходом все еще требуют систематического решения, поскольку они угрожают всей жилищной системе с низким доходом в Чили (Ducci, 2000).

Подход Чили к жилищному строительству в течение последних двух десятилетий, похоже, нашел точку равновесия между минималистской и экспансионистской ролями, которые альтернативно отводились государству в жилищном секторе в Латинской Америке в течение двадцатого века. В этой точке равновесия и государство, и частный сектор играют важную и дополняющую роль. Хотя чилийский опыт продемонстрировал, что частные рынки могут предлагать эффективные жилищные решения и финансовые механизмы для тех слоев населения, которые могут себе это позволить, он также показал, что видение жилищного сектора, в основном управляемого частным сектором, недостижимо.С другой стороны, в жилищной политике Чили подчеркивается необходимость постоянного участия государства в обеспечении развития здоровых рынков жилья и эффективного удовлетворения жилищных потребностей домашних хозяйств с низкими доходами, а также постоянных проблем, с которыми сталкивается эта задача.

ISP | Reshoring Initiative

Цель Программа импортозамещения (ISP) была создана для того, чтобы убедить и облегчить импортирующим компаниям возможность производить или закупать больше внутри страны.Индивидуальные версии ISP доступны для американских производственных компаний, поставщиков технологий, торговых ассоциаций, организаций экономического развития (EDO) и производственных партнерств (MEP). Последовательное использование программы увеличит внутреннее производство примерно на 10%.

Интернет-провайдер выявляет и квалифицирует основных импортеров и помогает убедить их покупать или производить продукцию внутри страны. Интернет-провайдер — это уникальный инструмент, который может стать важной частью любых усилий по продажам, маркетингу или экономическому развитию.

Доступно пять версий ISP.

Для начала определите, какая версия вам подходит, затем загрузите и заполните форму ввода данных ISP. (Вы также можете просмотреть заполненный образец формы.) Заполненная форма позволит нам идентифицировать ваших соответствующих импортеров. Производственные компании Интернет-провайдер создает возможности для поставщиков из США конкурировать с импортными продуктами и, таким образом, переориентировать. Интернет-провайдер выявляет и квалифицирует основных импортеров продукции, которую вы производите или можете производить на конкурентной основе, и помогает вам убедить импортеров переориентироваться и вместо этого покупать у вас.Интернет-провайдер — это уникальный инструмент, который может стать важной частью ваших продаж и маркетинга. Вместо того, чтобы конкурировать с другими местными компаниями за работу по дому, откройте новые возможности без местной конкуренции. Намного проще, чем экспортировать. Организации экономического развития (EDO) ISP позволяет специалистам по экономическому развитию заменять импорт местным производством, помогая местным компаниям принять решение о переориентации, а иностранным компаниям принять решение об осуществлении прямых иностранных инвестиций в своем регионе. ISP — это уникальный инструмент, который может сделать ваш регион экономически сильнее, а вашу организацию — новатором, признанным на национальном уровне. Торговые ассоциации ISP — это интегрированный пакет, который поможет вашим членам убедить импортеров переориентировать и покупать у них. Прекрасная возможность для ассоциации активно продвигать производство в США. Поставщики технологий Интернет-провайдер создает возможности для продажи большего количества оборудования / технологий OEM-производителям и контрактным производителям. Во-первых, определите крупнейших импортеров продуктов, которые можно производить на внутреннем рынке с использованием вашей технологии. Затем свяжитесь с импортерами и предложите два варианта:
  • Импортер покупает оборудование и производит его в США.S., или
  • Здесь вы познакомите с лучшими контрактными производителями, производящими продукцию.
Партнерства по расширению производства (MEP) ISP позволяет специалистам MEP ускорить повторное размещение и прямые иностранные инвестиции в своих регионах. Используйте ISP, чтобы помочь более крупным производителям решить производить или закупать продукцию на местном уровне, а производители МСП могут конкурировать с импортом и генерировать работу, заменяя импорт местным производством. Если общие внутренние затраты недостаточно низки, MEP может предоставить консультации по бережливому производству, обучению персонала, автоматизации и т. Д.чтобы закрыть пробел. Интернет-провайдер предоставляет депутатам Европарламента отличные средства для достижения успеха, объединяя МСП и более крупные компании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.