Разное

Что значит моногород: Моногород — что это такое? Определение, значение, перевод

19.07.1982

Содержание

В Госдуме хотят изменить статус курортных городов

Глава комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Борис Пайкин предлагает пополнить список моногородов, передаёт ТАСС.

В этом сюжете
  • 23 ноября, 12:05

  • 13 мая, 9:49

В частности, он хочет отнести к ним курортные города. Об этом Пайкин заявил на круглом столе, который проходил в Совете Федерации. Он считает, это позволит получить таким населённым пунктам необходимую господдержку.

«В настоящее время в законодательстве отсутствуют возможности для предоставления мер государственной поддержки городам, в основе экономической деятельности которых преобладают санаторно-курортная деятельность или оказание туристских услуг, – говорит Пайкин. – К таким курортным моногородам уже сегодня могут быть отнесены и Кисловодск, и Таганрог, и Анапа, и Туапсе, и Сочи».

По его словам, сейчас такие населённые пункты не относятся к моногородам, поэтому на них не будут распространяться те меры поддержки, которые сейчас специально для них разработаны правительством.

«Я предлагаю совместно поработать над введением понятия «курортный моногород», определением критериев отнесения городов-курортов к таким моногородам и формированием возможных мер поддержки для них», – сказал депутат. По словам Пайкина, такие меры помогут развивать внутренний туризм не только в период кризиса, но и в долгосрочной перспективе.

Моногорода – это населённые пункты, которые образовались на базе градообразующих предприятий. Всего в России насчитывается официально 321 моногород. В 2019 году в этот список внесли ещё семь. Сегодня правительство заявило о ликвидации фонда, который занимается финансовой поддержкой таких населённых пунктов. Речь идёт о Фонде развития моногородов. Вместе с ним кабмин решил закрыть ещё несколько фондов, а также отменил особые экономические зоны.

Мэр Саянска просит Владимира Путина сохранить Фонд развития моногородов в структуре ВЭБ

Мэр Саянска Олег Боровский написал открытое письмо президенту России Владимиру Путину в связи с предстоящей ликвидацией Фонда развития моногородов (ФРМ). Мэр Саянска просит при проведении реформирования рассмотреть возможность сохранения ФРМ в структуре ВЭБ либо создать аналогичную структуру для развития моногородов, но не передавать фонд Министерству экономического развития РФ. Ссылка на письмо опубликована 5 февраля 2021 года на странице мэра в Facebook.

Правительство Российской Федерации 23 ноября 2020 года приняло решение о ликвидации в 2021 году восьми институтов развития, в числе которых Фонд развития моногородов. 31 декабря 2020 года распоряжением правительства утвержден перечень институтов развития, подлежащих ликвидации, и план мероприятий по их ликвидации. Согласно этому плану, срок ликвидации ФРМ – 30 июня 2021 года. В связи с этим мэр моногорода  написал открытое письмо президенту, в котором напомнил, что получение Саянском статуса территории опережающего социально-экономического развития в 2018 году дало ему серьезный стимул для развития.

Олег Боровский отмечает, что за это время на ТОСЭР «Саянск» было организовано три предприятия в статусе резидентов. Однако, после принятия правительством решения о ликвидации ФРМ, потенциальные инвесторы не могут рассчитывать на долгосрочные программы, а значит, искать их будет еще сложнее.

«При проведении реформирования прошу вас рассмотреть возможность сохранения ФРМ в структуре ВЭБ, как это было изначально, когда его курировал на тот момент вице-премьер Игорь Шувалов, либо создания аналогичной структуры для развития моногородов. Считаю, что передача ФРМ в Министерство экономического развития РФ скажется отрицательно, потому что данная структура, как показывает практика, заинтересована не в развитии, а в экономии средств»,

– пишет мэр.

Олег Боровский отмечает, что большинство мэров моногородов с надеждой ждут, что президент повлияете на ситуацию, и надеются на положительное решение данных вопросов.

Фото со страницы Олега Боровского в Facebook

Какую характеристику атмосферного воздуха измеряют гигрометром? Что такое моногород? На эти и другие вопросы ответили участники масштабной акции Географический диктант

Знаете ли вы, какую характеристику атмосферного воздуха измеряют гигрометром? А что такое моногород? В честь какого исследователя назван пролив на Дальнем Востоке? Участники географического диктанта проверили свои знания! «Приобщать иностранных гостей, студентов к географическому диктанту невероятно важно. Через такие акции они познают богатство нашей культуры, нашего наследия, нашей страны

Знаете ли вы, какую характеристику атмосферного воздуха измеряют гигрометром? А что такое моногород? В честь какого исследователя назван пролив на Дальнем Востоке?

Участники географического диктанта проверили свои знания!

«Приобщать иностранных гостей, студентов к географическому диктанту невероятно важно. Через такие акции они познают богатство нашей культуры, нашего наследия, нашей страны», – поделилась Ирина Россиус, телеведущая программы «Вести» на телеканале «Россия 1».

Диктант из 30 тестовых заданий написали в РУДН более 500 человек на знание географических понятий и терминов, умений работать с картой и определять географические объекты по записям дневников путешественников и отрывкам из художественных произведений. Среди участников – студенты РУДН из Албании, Вьетнама, Грузии, Китая, Колумбии, Сенегала, Сербии, Сирии, Турции, Шри-Ланки, Эфиопии, Южной Кореи и др.

«Самый сложный вопрос для меня – указать пролив, который проходит маршрут судна, следующего кратчайшим путем из Такси в Певек. Здесь я задумался не на шутку. Некоторые вопросы записал на листочек. Приду домой и посмотрю правильность своих ответов. Это мой первый опыт участия в таком масштабном мероприятии по проверке знаний», – Рев Кадигамуве Ануруддха Тхеро, студент РУДН из Шри-Ланки.

Проверить свои знания пришли географы разных поколений: от 4 до 80 лет.

В РУДН географический диктант прочитали телеведущая программы «Вести» на канале «Россия 1» Ирина Россиус, актер театра и кино Михаил Владимиров и актеры сборной КВН РУДН Вадим Бакунев и Васант Балант.

Для тех, кто не смог написать диктант очно, есть возможность сделать это онлайн на сайте проекта dictant.rgo.ru до 14:00 30 ноября по московскому времени. Тестирование проходит анонимно, а получить результат можно по уникальному номеру, который присваивается каждому участнику.

Работы участников диктанта отсканируют и отправят в Российское географическое общество. Оценки выставят эксперты. Правильные ответы будут опубликованы 1 декабря. Результаты работ появятся 25 декабря на сайтеhttps://dictant.rgo.ru/

Новости институтов развития


ВЭБ.РФ принимает участие в двухнедельном онлайн — марафоне по текущему двустороннему проекту между Россией и ОЭСР «Обзор национальной городской политики Российской Федерации». Цель марафона — контекстное двухнедельное обсуждение проблем и преимуществ развития российских городов и получение рекомендаций от ОЭСР. Результат будет доступен в 2021 году в виде Отчета ОЭСР с предложениями по развитию жилищной и строительной политики конкретных городов России.

Заместитель Председателя Правительства Алексей Оверчук в своем выступлении на пленарной сессии онлайн-марафона отметил, что «проект стал возможным благодаря тесному сотрудничеству Правительства, Минэкономразвития России, «ДОМ.РФ», «ВЭБ.РФ» и экспертов Центра Россия – ОЭСР РАНХиГС».

«Такой консорциум отражает логику работы самой Организации экономического сотрудничества и развития. А именно – создание полезных стандартов регулирования с учётом мнения всех заинтересованных сторон. Наша задача – сделать города и регионы безопасными и комфортными для жизни. В ближайшие две недели коллегам из ОЭСР, представителям федеральных, региональных и местных органов власти, институтов развития, экспертам придётся активно поработать. Обсудить актуальные проблемы развития российских городов и попытаться найти наиболее оптимальные пути их решения, которые будут представлены в обзоре ОЭСР в следующем году», — подчеркнул Алексей Оверчук.

«Основа развития любого города – это люди, это управленческая команда, которая двигает свой город постоянно вперед. Мы уже прошли длинный путь с моногородами. Реализовали программу, которая смогла дать самым сложным территориям новый импульс развития. Сегодня ВЭБ.РФ, опираясь на этот опыт, запустил еще более масштабный проект для 100 крупнейших городов. Мы вместе «перезагрузим» важнейшие направления городской экономики, найдем «ключ» к новому качеству жизни. Каждая команда вернется в свой город не просто с новыми знаниями, а с практическим опытом и конкретными проектами», — сказала Ирина Макиева.

Она также добавила, что в рамках программы развития ВЭБ.РФ крупнейшие города изучают стандарты ОЭСР, в том числе в сфере оценки городов по достижению целей устойчивого развития.

«ВЭБ.РФ был одним из инициаторов данного проекта. Для нас городская экономика является важнейшим направлением работы. Чтобы правильно планировать, прогнозировать результаты и оценивать эффективность этой работы, мы приняли решение создать систему оценки качества жизни в российских городах. В ее основе будут положены именно индикаторы ОЭСР, в частности, показатели индекса Regional Well-Being и показатели по достижению целей устойчивого развития (ЦУР) на уровне города. По показателям ОЭСР оцениваются 40 стран, более 600 регионов и около 650 городов, а значит их использование позволит обеспечить международную сопоставимость оценки городов в России с городами ОЭСР. Они позволяют комплексно оценить качество жизни в городе – от жилищных условий до субъективного ощущения благополучия, – а также достижение ЦУР, согласованных всеми странами ООН. Кроме того, показатели ОЭСР соответствуют целям как минимум 9 национальных проектов, а следовательно дадут возможность оценить уровень достижения целей нацпроектов на уровне города. Также показатели ОЭСР носят комплексный характер и ставят задачу горизонтального сотрудничества между управленцами разных уровней (национального, регионального и местного) и профилей (департаментов, управлений и др.). ВЭБ.РФ планирует вести работу по оценке качества жизни в городах вместе с Агентством стратегических инициатив. Также мы планируем продолжать работу по этому направлению совместно с Минэкономразвития РФ для завершения создания национального индекса оценки качества жизни в городах, а также совместно с Росстатом РФ гармонизировать методики сбора статистических данных по стандартам ОЭСР», — отметила старший вице-президент ВЭБ.РФ Елена Гущина.

Начальник отдела «Евразия» Секретариата глобальных отношений ОЭСР Бил Томпсон отметил важность внедрения «зелёных стандартов» в экономику городов: «В этой связи, отмечу, что ВЭБ.РФ подготовил стандарт «зеленого» финансирования и ведет работу по созданию национальной системы зелёного финансирования совместно с Минэкономразвития РФ. ВЭБ.РФ был приглашен ОЭСР в группу стран для разработки в 2021 году будет международного Руководства по зеленому финансированию. Работа направлена на гармонизацию национальных стандартов стран, что упростит привлечение международных инвесторов на российский рынок зеленого финансирования».
 
Работа ОЭСР в России реализуется в рамках «Национальной программы городских политик», проводимой с ООН-Хабитат и «Cities Alliance». Одним из факторов инвестиционной привлекательности города является его имидж и наличие информации о нем. «Участие города в проекте ОЭСР – это возможность продемонстрировать работу города в мире, стать заметным для международных инвесторов», — отмечают участники мероприятия.

В России Минэкономразвития РФ разрабатывает Индекс городского развития, направленный на создание системы комплексной оценки развития городов.

Страны-члены ОЭСР и партнеры. К 2020 году количество стран– полноправных участников ОЭСР достигло 37: Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Колумбия, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Мексика, Польша, Португалия, Республика Корея, Словакия, Словения, США, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Чили, Швейцария, Швеция, Эстония, Япония.

Набережные Челны открыли рейтинг ТОП-10 моногородов России / Набережные Челны

Фонд развития моногородов подвел итоги ежегодного рейтинга моногородов за 2019 год. Город Набережные Челны попал в ТОП и открыл 10-ку лучших. Мероприятие прошло сегодня в онлайн-формате на площадке МШУ СКОЛКОВО.

Спикерами сессии стали заместитель председателя ВЭБ.РФ, генеральный директор Фонда развития моногородов Ирина Макиева, президент Московской школы управления «СКОЛКОВО» Андрей Шаронов. К мероприятию также присоединились лидеры более 300 моногородов России, в том числе и мэр Набережных Челнов Наиль Магдеев.

«Это первый город, который получил статус территории опережающего развития. Сегодня на территории почти 40 резидентов, в экономику города привлечено более 15 млрд инвестиций, создано свыше пяти тысяч рабочих мест. Активно привлекают инвесторов, активно работают с фондом. Набережные Челны – браво!», – произнесла Ирина Макиева, объявляя итоги рейтинга.

Отметим, что в ТОП-10 лучших вошли города, которые показали высокий уровень социально-экономического развития в прошлом году. Рейтинг моногородов проводится с 2016 года. Он рассчитывается по 17 показателям. Среди них, оценка взаимодействия города с институтами развития, показатели по развитию МСП, качество и доступность инфраструктуры, оценка экономической ситуации в моногороде. 

«Моногорода сегодня – это прежде всего территории развития, потенциал которых не исчерпан. Многие из тех, кто сегодня вошёл в список лучших, уже неоднократно становились победителями. Все они реализуют программы развития, которые являются драйверами для экономики и повышения качества жизни граждан», – отметил председатель ВЭБ.РФ Игорь Шувалов.

«Сегодня мы объявили новую десятку лучших. Это те моногорода, которые уже вышли за пределы приставки «моно», они окрепли, к ним нужен более масштабный подход. Это города, где не нужно спасать ситуацию и заниматься только лишь созданием рабочих мест. Им нужно больше: развитие городской экономики, городской среды. Настало время включить их в новую большую работу по этим направлениям. Фонд развития моногородов и ВЭБ.РФ готовы помогать», – сообщила Ирина Макиева

Она напомнила, что ВЭБ.РФ уже начал работу с 18 крупными моногородами по развитию городской экономики.

Отметим, рейтинг ТОП-10 помогает выявить наиболее сильные и перспективные стороны моногородов-лидеров, а также определить самые успешные проекты по улучшению качества жизни горожан. В последующем лидеры рейтинга 2019 года станут наставниками для других российских моногородов в рамках проекта МОНОГОРОДА.РФ «Менторство». Они поделятся опытом привлечения инвестиций, развития городской экономики и городской среды.

При использовании информации просьба ссылаться на Управление информационной политики и по связям с общественностью.

воспользуются ли хабаровские моногорода новым шансом?

17 января 2019

В последние годы государство заявляет о мерах поддержки, которой могут воспользоваться моногорода – населенные пункты, полностью зависящие от градообразующего предприятия. Сегодня Фонд развития моногородов софинансирует затраты бюджетов российских регионов, помогая строить и возрождать объекты инфраструктуры, необходимые для реализации новых инвестпроектов. Разумеется, под эти программы попадают оба моногорода Хабаровского края – Эльбан и Чегдомын.

В Правилах предоставления из федерального бюджета субсидии НКО «Фонд развития моногородов» будут внесены изменения, определяющие описание инвестиционного проекта. Под инвестиционным проектом в моногороде понимается инвестиционный проект, осуществляемый в форме капитальных вложений юрлицом или ИП на участке территории, состоящем из одного или нескольких земельных участков, в границах моногорода, а также на прилегающих к границам моногорода участках территории в границах промышленного, индустриального, технологического и агропромышленного парка. То есть, Фонд «раздаст» деньги на агропромышленные, индустриальные парки и промышленные технопарки. Если этими возможностями решит воспользоваться руководство моногорода, то оно, очевидно, сначала предпочтет узнать, какой именно инструмент подойдет лучше всего для возможностей и потребностей конкретного моногорода.

С индустриальным парком все более-менее ясно – это территория для размещения новых (новых!) производств, то есть, грубо говоря, когда в город заезжает абсолютно новый завод со своей – новой для города, на котором он «приземлился» — инфраструктурой. И термин «индустриальный парк» принят Федеральным законом еще в 2015 году – он уже успел поселиться в понимании и чиновников, и инвесторов, и производителей. Разумеется, ничего плохого нет в том, что регион обзаведется совершенно новым масштабным производством. А теперь представьте: площадь территории индустриального парка уже может достигать 40 кв.км. Для сравнения, площадь рабочего поселка Чегодомын – 156 кв.км. То есть, индустриальный парк должен буквально «рухнуть» на более, чем пятую часть этого моногорода.

Но что же это за модель такая – промышленный технопарк? До последнего времени его словно бы не существовало – ведь законодательно не было установлено определение промышленного технопарка. И только летом 2018 года в Федеральном законе появилось это определение.

Принимая это во внимание, с предложением в адрес Департамента регионального развития Минэкономразвития России внести изменения в Правила предоставления из федерального бюджета субсидии Фонда развития моногородов в части корректировки пункта 4.1 Правил выступил директор Ассоциации развития кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

«Ассоциация долгое время вела работу по законодательному закреплению понятия «промышленный технопарк», по итогам которой депутаты Государственной думы внесли законодательную инициативу, и которая нашла отражение в подписанном президентом России Федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации». Федеральный закон определил, что такое технопарк и зачем он нужен. Согласно закону, промышленный технопарк – это объекты промышленной инфраструктуры и технологической инфраструктуры, предназначенные для осуществления субъектами деятельности в сфере промышленности промышленного производства, и (или) научно-технической деятельности, и (или) инновационной деятельности в целях освоения производства промышленной продукции и коммерциализации полученных научно-технических результатов и управляемые управляющей компанией — коммерческой или некоммерческой организацией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации. При внесении соответствующих изменений в Правила предоставления из федерального бюджета субсидии Фонда развития моногородов у потенциальных инвесторов появится возможность использовать новый инструмент – промышленный технопарк. После того, как изменения будут официально внесены, у потенциальных инвесторов, руководителей моногородов появится возможность использовать целый спектр инструментов развития моногородов, в том числе и промышленные технопарки. Необходимо ответить, что уже наработана практика создания и управления промышленных технопарков, существует Национальный рейтинг технопарков, в рамках которого можно проследить наиболее удачные бизнес-модели, которые могут быть применены в моногородах. При детальном рассмотрении моделей промышленных технопарков обращаем внимание, что данная модель наиболее эффективно подходит для моногородов, на территории которых расположены предприятия, имеющие избыточные промышленные площади», — считает директор Ассоциации развития кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

Что имеем на практике

А что же сегодня происходит с промышленной инфраструктурой в моногородах Хабаровского края? Достаточно ли там тех самых избыточных площадей или все цеха напряженно работают круглые сутки? В Чегдомыне комплекс местного кирпичного завода частично руинирован, а некоторые его здания разрушены полностью. Не используются и сильно повреждены склад, слесарная, административные здания, котельная, глиноприемный бункер, сушильный цех, цех обжига. Чегдомынский комплекс Райпищекомбината пострадал, пожалуй, не так сильно. Там действуют административное здание и КПП, а вот склады и насосная станция не подлежат эксплуатации. Та же участь постигла и комплекс зданий и сооружений производственной базы Ургальской ГРП. Все эти полуразваленные сооружения пополняют список потенциально опасных объектов Верхнебуреинского района.

В Эльбане же, как известно, с советского времени функционирует завод по производству взрывчатки и окончательной сборке мин и снарядов. Но даже после 2007 года, когда ДВПО «Восход» наладило выпуск промышленных взрывчатых веществ, не удалось сохранить прежние объемы производства. В результате этого жители стали покидать Эльбан, чтобы найти работу. Сегодня можно говорить о том, что отток населения уже не находится на критической отметке, появились новые возможности в сфере индивидуального предпринимательства, но даже в последние годы не всеми мерами государственной поддержки могли воспользоваться ни Эльбан, ни другие моногорода.

Итак, основная идея промышленных технопарков – создание производств на базе избыточных промышленных площадей, частично простаивающих, превратившихся в бремя для собственника. То есть, представим, что существует полуразвалившийся завод (а представить это совсем несложно), из, условно говоря, 12 цехов которого функционирует всего 3. На эти пустующих 9 цехов смогут «прийти» организации (участники промышленного технопарка) и устроить собственное производство. Но главное преимущество реализации инструмента промышленного технопарка в том, что сегодня государство предоставляет возможность субсидировать до 50% понесенных затрат на всех этапах производства – от разработки технологии до сертификации готового продукта.

А Департамент регионального развития Минэкономразвития России, в свою очередь, обещает, что уже в начале 2019 года при очередном внесении изменений в Правила положения пункта 4.1 (о котором мы тут говорим) будут приведены в соответствие с понятиями, закрепленными в ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации». А значит, моногорода смогут воспользоваться механизмом промышленного технопарка.

И чего не имеем

Можно представить себе, как тут же, в момент выхода последней редакции Правил краевые моногорода начнут решительные действия для создания на своих территория промышленных технопарков. Такого инструмента до сих пор не существует ни в одном городе Хабаровского края. Возможно, в свете объявленного режима экономии новый губернатор Сергей Фургал обратит внимание на инструмент промышленных технопарков и даст сэкономить бизнесу. А параллельно и увеличить количество рабочих мест, наладить в крае собственное производство, воссоздать кооперационные цепочки и выйти местным производителям на зарубежные рынки.

Источник: Social Media News

Проблемы каждого моногорода должны решаться индивидуально

Не ослаблять внимание к социальным проблемам моногородов поручил правительству в понедельник, 22 октября, президент России Владимир Путин.

«Как бы кто бы нас не критиковал за ручной режим, это тот самый случай, когда надо работать индивидуально по каждому городу», — приводит ИТАР-ТАСС слова главы государства. При этом Путин призвал не забывать, что за каждым увольнением стоят судьбы конкретных семей. Он также напомнил о задаче по созданию 25 млн новых рабочих мест до 2020 года. «Мы стремимся к тому, чтобы эти новые рабочие места были новыми и по качеству», — подчеркнул президент.

Путин особо отметил, что ситуация с моногородами, в частности, в плане безработицы очень важна с учетом тенденций в глобальной экономике. «Ситуация в мировой экономике остается неопределенной и напряженной, а мы знаем, к чему приводят эти неурегулированности для мировой и национальной экономик», — сказал он.

«Моногорода — наследие советской эпохи, результат сложившегося в те времена своеобразного механизма размещения крупных промышленных объектов, — заметил в комментарии ER.RU член Генерального совета Партии, первый заместитель фракции «Единая Россия» в Госдуме Вячеслав Тимченко. — Термин «градообразующее предприятие» именно из той эпохи. Это означает, что других предприятий, где человек мог бы приложить свои руки, в городе практически нет. На сегодняшний момент  численность моногородов в России составляет более 330 населенных пунктов».

Он подчеркнул, что экономический кризис бьет сильнее всего именно по таким муниципальным образованиям, увеличивая в них безработицу. «Здесь, как нигде, нужды упреждающие меры, работа, так сказать, на опережение. Сегодня для каждого такого города должна быть разработана программа диверсификации экономики, развития бизнеса, прежде всего, малого и среднего. Понятно, что это задача не одного дня, и пока она не будет решена интересы людей все равно должны быть надежно защищены», — отметил Тимченко.

При этом, по его словам, нельзя относиться к экономической эффективности как к «священной корове». «Убежден, что, к примеру, нужно поддерживать даже неконкурентные производства, если нет иных способов сохранять нормальную жизнь людей, их занятость и достаток», — добавил он.

Новый взгляд на старую проблему

А. Шаститко, А. Фатихова

23

19. «О несостоятельности (банкротстве)», Фед-

еральный Закон от 27 сентября 2002 г. № 127-ФЗ [Федеральный закон от 27 сентября

2002 № 127-ФЗ].

20. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ, доступно по адресу: http: //www.gks.ru

(дата обращения 25.03.2014).

21. Пашинцева Н.И. Официальная статистика для решения проблем

моногородов России в условиях кризиса // Вопросы статистики. 2, стр. 3.

22. Создание Правительства РФ № 1001 от 29 августа 1994 года [Постановление Правительства Российской Федерации

от 29 августа 1994 года].

23. Распоряжение № 1398-р Правительства Российской Федерации от 29 июля

2014 года [Распоряжение Правительства РФ № 1398-р

от 29 июля 2014 года], доступно по адресу: http: // Government.ru/media/files/41d4f68fb74

d798eae71.pdf / (дата обращения 08.12.2014).

24. Столяров, О. I. Программный подход к развитию экономики моногородов

, доступно по адресу:

http: // www.megacities.ru/analitika/index. php? ELEMENT_ID = 2010 (дата обращения

08.12.2014).

25. Терехова, Т. Управление рисками и стратегия управления.

26. Файков Д.Ю. 2011, Социальный контракт как инструмент стратегического

развития муниципального образования, Проблемный анализ и государственно-управленческое управление

анализ проекта. ], нет.4, стр. 55—61.

27. Федотова Н. Е. 2009, Теоретические аспекты совместимости гипотезы Филип-

с российским рынком труда, Известия Иркутской Государственной Академии Иркутской государственной академии

. Экономика],

, вып. 4, стр. 14.

28. Чернова Г.В. 2010, Практика управления рисками на уровне предприятия

, Санкт-Петербург, 389 с.

29. Вильямсон, О. 1996, Экономические институты капитала. Фирмы, рынки,

«Отношенческая» контрактация. Фирмы,

Рынки, «реляционные» контракты], Санкт-Петербург.

30. Шаститко, А. Е. 2010, Новая институциональная экономическая теория

, Москва, 880 с.

31. Агравал, А., Кокберн, Л., Роселл, К. 2010, Не приглашены сюда? Инновации в

городах-предприятиях, Journal of Urban Economics, Vol.67, нет. 1. п. 78–89

32. Барнс, Т. Дж., Хейтер, Р. 1994, Экономическая реструктуризация, местное развитие

и ресурсные города: лесные сообщества в прибрежных районах Британской Колумбии, The Cana

dian Journal of Regional Science, Vol.17. нет. 3, стр. 289—310.

33. Mawhiney, A.-M., Pitblado, J., 1999, Boom Town Blues — Elliot Lake: Col-

отставание и возрождение в монопрофильном сообществе, Dundurn press, Торонто, Оксфорд

издательский дом , 346 с.

34. Диниус, О. Дж., Вергара, А. (ред.), 2011, Города компаний в Северной и Южной Америке:

Пейзаж, власть и рабочие сообщества, Афины, Джорджия [u. А.], Univ. of

Georgia Press, XIV, 241 p.

35. Дейл, Б. 2002. Институциональный подход к местной реструктуризации: случай

четырех норвежских шахтерских городов, European Urban and Regional Studies, Vol. 9, вып. 1,

стр. 5–20.

Что такое моногород

В моногородах жизнедеятельность основной массы населения напрямую зависит от функционирования одного крупного предприятия.Эта зависимость часто приводит к негативному изменению уровня жизни людей из-за нестабильности в работе градообразующего предприятия. Самостоятельно компенсировать последствия экономического кризиса жители моногородов не в состоянии.

Монопрофильные поселения возникли еще в эпоху Петра I. И некоторые исследователи утверждают, что моногорода относятся к еще более раннему периоду. Такие поселения стали типичными на индустриальной стадии развития многих стран.

В России возникновение моногородов было особенно масштабным из-за советской плановой экономики. Удар по благосостоянию жителей «заводских городков» был нанесен в период приватизации. То, что годами производилось на крупных предприятиях Союза, вдруг стало ненужным и ненужным в демократической России; заказы остановились. Сотни тысяч трудящихся остались без работы.

Большинство моногородов оказались депрессивными зонами, их жители стали покидать дома и уезжали работать в более благополучные регионы.

По последним данным Экспертного института, около восьмисот населенных пунктов можно отнести к моногородам России, в них проживает около 25 миллионов человек.

Есть два знака, позволяющих узнать заводской город. Первый — доля людей, работающих на одном предприятии, составляет не менее 25 процентов от общей численности населения города. Второй — объем производства градообразующего предприятия составляет не менее 50 процентов от общей доли продукции поселка.

Правительство РФ составило детальные паспорта моногородов; они включают более двухсот индикаторов. Минрегионразвития выделило четыре категории моногородов по степени депрессивности.

Первая категория: экономический кризис затронул эти населенные пункты, но ситуация в них остается стабильной. Состояние дел в этих «заводских городках» будет тщательно контролироваться, чтобы вовремя отреагировать, когда ресурсы будут исчерпаны.

Вторая категория: на градообразующем предприятии возникли временные трудности, связанные с кризисом. В состав Минрегиона входят предприятия автопрома, работа с которыми уже началась.

Третья категория: градообразующее предприятие имеет серьезные проблемы, низкая производительность труда. Здесь нужна серьезная государственная поддержка, привлечение кредитов, чтобы завод снова вышел на рынок и развивался.

Четвертая категория: модернизация производства не решит проблему основного предприятия.Решение о перепрофилировании принимает государство вместе с собственником. Если нет другого варианта, жители будут переселены в другие города.

Перспективы моногородов в современной России

О компании Mono

Home

Кто мы

Мы являемся сельским сообществом как по географии, так и по характеру. Путешествуя по городу, вы будете восхищаться холмами и множеством ручьев и ручьев, которые образуют истоки трех рек; — реки Хамбер и Кредит, которые текут к озеру Онтарио, и река Ноттавасага, которая изгибается на север к заливу Джорджиан.Кроме того, Моно образует часть истоков Гранд-Ривер, которая впадает в озеро Эри. Это дает начало лозунгу города: « сердце истоков ».

Моно наиболее известен своим живописным ландшафтом, состоящим из откосов, деревень и холмов, поросших деревьями. Всемирный биосферный заповедник ЮНЕСКО, обозначенный как Ниагарский откос, подчеркивает характер города, открывая захватывающие виды. С нашими километрами трасс вы обнаружите, что вдохновлены нашей природной красотой , омоложены нашими безграничными возможностями для отдыха и вдохновлены нашими эклектичными мастерами .

Где мы живем

Город Моно расположен на юге центральной части Онтарио, Канада, в юго-восточном углу Графство Дафферин , к северу от Каледон и к северо-востоку от Оранджвилль . Он тянется от шоссе 9 вдоль южной границы до шоссе 89 вдоль северной границы. Его граница на западе проходит с поселком Амарант , а на востоке граничит с поселком Аджала-Тосоронтио .

Долина Хокли , идущая к северо-востоку от шоссе № 10 прямо через муниципалитет, хорошо известна своей природной красотой. Для тех, кто интересуется пешим туризмом, Bruce Trail входит в Mono на шоссе № 9 к востоку от Airport Road и извивается над сельской местностью через два провинциальных парка до Primrose , где он пересекает шоссе № 89 и продолжает свой курс на север. Провинциальный парк Моно-Клиффс включает часть Ниагарского откоса с его тропами для летних пеших туристов и зимних лыжников, которые поддерживаются Министерством природных ресурсов.Пешие прогулки и катание на лыжах также доступны в парке Монора на шоссе № 10/24 в южной части Моно.

Жители Моно живут на фермах, в сельских усадьбах и в небольших поселках. Моно Центр , Хокли и Камилла — это лишь некоторые из небольших поселений, которые находятся в пределах города Моно .


Трудно поверить, что такая пасторальная обстановка находится всего в 45 минутах к северу от мегаполиса Торонто. Тысячи оттенков зеленого окрашивают склоны Mono , за исключением зимних месяцев, когда все укрыто снежным покрывалом. Разнообразный ландшафт Моно был создан совсем недавно, когда ледники отступили, оставив глубокие речные долины, обильные чистые пресноводные ручьи, скалы и расщелины.

Вернуться к началу страницы

Что в имени?

Первоначальный городок Моно был , зарегистрированным в 1850 году , хотя упоминание было сделано еще в 1821 в законодательстве, создавшем округ Симко. Округ Симко позже был разделен вместе с округом Веллингтон, чтобы сформировать графство Дафферин.В 1999 г. Моно изменился из Городка, официально став Городом Моно 14 мая года.

Многочисленные предположения связаны с происхождением названия Mono . Предполагается, что сэр Перегрин Мейтленд, вице-губернатор Верхней Канады с 1818 по 1828 год, который служил в Испании, любил иностранные имена, возможно, назвал поселок в честь испанского слова , обозначающего обезьяну, : моно.

Некоторые люди утверждают, что Mono был назван в честь дочери вождя Shawnee Tecumseh; однако эта интерпретация была оспорена как исторически неточная, поскольку у Tecumseh был только один ребенок, сын по имени Pageshashenwa .Городок Мулмур, расположенный рядом с Моно на севере, как говорят, назван в честь сына Текумсе, хотя это ни в коем случае не окончательно. Другое объяснение состоит в том, что Mono был назван в честь гэльского слова monadh, что означает холмистый или холмистый пастбище .

В своей книге, опубликованной в 1930 году в Индийских географических названиях в Онтарио, капитан Уильям Фрэнсис Мур далее предполагает, что Моно , возможно, получил свое название от индийского слова Mahnoo , означающего « пусть будет так, ».Хотя он конкретно не приписывает это, Мур, вероятно, взял значение Mahnoo из Элайджа Миддлбрук Хейнс ‘трактата о культуре и языке североамериканских индейцев под названием «Американский индеец» (Un-nish-in-na-ba). . Вся тема завершена в одном томе, опубликованном в 1888 году.

Истоки названия Mono могут быть потеряны в песках времени; тем не менее, если у вас есть какие-либо дополнительные сведения, мы будем рады получить от вас известие.

Town Crest

Городской герб был разработан Mr.Уильям. J. Bakker в 1981 году в рамках проекта, посвященного столетию округа Дафферин.

  • Кленовые листья наверху воспроизведены с герба графства Дафферин и означают, что Моно является одним из составляющих его муниципалитетов, в дополнение к их символике самой Канады.
  • Плуг — это историческое признание пионеров сельского хозяйства, поселившихся в Моно, и неизменное значение сельского хозяйства в муниципалитете.
  • Три рыбы представляют три основные реки, истоки которых берут начало в Моно: Кредит, Хамбер и Ноттавасага, а также богатую дикую природу.
  • Дерево представляет собой леса Моно и природную красоту.
  • Лыжник олицетворяет возможность активного отдыха в Моно и холмистую местность, составляющую большую часть ландшафта.

Вернуться к началу страницы

Стратегический план города Моно

Заявление о видении

Город Моно будет безопасным и устойчивым муниципалитетом, в котором будет действовать новый Economy , наша Environment , наше сообщество и наше природное наследие могут процветать в гармонии.

Заявление о миссии

Городские чиновники и муниципальные чиновники обязуются:

  • сохранять природное наследие, завещанное нам предыдущими поколениями,
  • предоставлять жителям услуги, которые являются безопасными, экологичными и доступными, и
  • чтобы сбалансировать окружающую среду и экономический успех уважительным и справедливым образом.

The 3E’s

The Town установил три «темы » как главные цели, которые закреплены в корпоративной политике и должны быть достигнуты в следующем порядке для реализации любого предложения.

  • Защитите окружающую среду и сельский характер.
  • Обеспечение экономической устойчивости наших решений.
  • Выполняйте взятые на себя обязательства и ведите справедливые отношения с заинтересованными сторонами и другими лицами.

Мы называем эти цели Три E :

  • Окружающая среда
  • Экономика
  • Собственный капитал

Это тесты, которые мы ставим себе и другим, работающим с нами, с помощью порядок так же важен, как и сами тесты.Если вы не можете встретить первый « Environment », остановитесь прямо здесь.

Если можете, то рассмотрим влияние « Economic ».

Если вы прошли оба из них, мы посмотрим, является ли это « Equitable », в котором действуют противоположные силы.

Любой бизнес или правительство должны добросовестно выполнять взятые на себя обязательства. Например, необходимо найти баланс для удовлетворения потребностей и ожиданий между владельцем развивающейся земли и его соседями, интересы которых часто находятся в конфликте.

Вернуться к началу страницы

Демография

Город занимает 277,78 кв. Км. Из тех, кто старше 25 лет, 65% имеют аттестат о высшем образовании, диплом или ученую степень. Средний доход семьи в Моно составляет $ 163 961 .

По данным переписи 2011 года, прирост населения составил 6.7% из 2006 . Для сравнения, средний рост по стране составляет 5,9%.

Площадь земельного участка 277,78 кв. Км. с плотностью населения 27,2 чел. / Кв. Км. . Для сравнения: площадь провинции составляет 908 607,67 квадратных километров, а плотность населения составляет 14,1 человека на квадратный километр.

В 2011 году у Моно было 2558 частных домов, которых занимали обычные жители. Изменение количества частных жилищ, занимаемых обычными жильцами, с на 2006 год на было 9.3% . В целом по Канаде количество частных жилищ, занимаемых обычными жителями, увеличилось на 7,1%.

Распределение по возрасту

В 2011 году процентная доля населения в возрасте 65 лет и старше в Моно составляла 14,4% по сравнению с национальным процентом 14,8%. Процент населения трудоспособного возраста (от 15 до 64) составлял 69,5% , а процент детей в возрасте от 0 до 14 лет составлял 16,0% . Для сравнения, национальный процент составлял 68.5% для населения в возрасте от 15 до 64 лет и 16,7% для населения в возрасте от 0 до 14 лет.

Распределение по возрасту по широким возрастным группам и полу, перепись 2011 г.
Возрастные группы Оба пола Мужчины Женщины
от 0 до 14 16,0% 15,4% 16,6%
от 15 до 64 69,5% 69.2% 69,8%
65 и старше 14,4% 15,3% 13,6%
Источник: Focus on Geography Series, 2011 Census, Mono, ON
Воспроизводится и распространяется «как есть» с разрешения Статистического управления Канады.

Вернуться к началу страницы

Население с разбивкой по возрастным группам и полу

В таблице ниже показаны данные о численности населения с разбивкой по возрастным группам и полу.

Широкие возрастные группы по полу Население
2011 2006 изменение % изменение
Оба пола
Всего 7,550 7 070 480 6,8
0 до 14 1,210 1,325 -115 -8.7
от 15 до 64 5,250 4,920 330 6,7
65 лет и старше 1,090 830 260 31,3
Мужчины
Всего 3 825 3,580 245 6,8
0 до 14 590 655 -65 -9.9
от 15 до 64 2 645 2,480 165 6,7
65 и старше 585 450 135 30,0
Самки
Всего 3,725 3,490 235 6,7
0–14 620 670 -50 -7.5
от 15 до 64 2,600 2,440 160 6,6
65 лет и старше 505 380 125 32,9
Источник: Focus on Geography Series, 2011 Census, Mono, ON
Воспроизводится и распространяется «как есть» с разрешения Статистического управления Канады.

Вернуться к началу страницы

Население по пятилетним возрастным группам и полу

Возрастные группы Оба пола Кобели Женщины
Итого — все возрастные группы 7,550 3,825 3,725
от 0 до 4 лет 275 145 130
от 5 до 9 лет 395 185 205
от 10 до 14 лет 540 265 280
от 15 до 19 лет 610 330 280
от 20 до 24 лет 490 260 225
от 25 до 29 лет 240 125 115
от 30 до 34 лет 210 115 90
от 35 до 39 лет 355 165 185
от 40 до 44 лет 540 260 280
от 45 до 49 лет 795 395 400
от 50 до 54 лет 750 360 390
от 55 до 59 лет 650 325 330
от 60 до 64 лет 610 305 300
От 65 до 69 лет 410 210 195
От 70 до 74 лет 295 155 140
От 75 до 79 лет 205 125 80
от 80 до 84 лет 110 65 50
85 лет и старше 70 30 40
Средний возраст 45.9 45,9 45,8
Источник: Focus on Geography Series, 2011 Census, Mono, ON
Воспроизводится и распространяется «как есть» с разрешения Статистического управления Канады.

Средний возраст — это возраст, при котором половина населения старше, а половина — моложе. Это возраст, который делит население на две группы с одинаковым размером: одна группа старше возраста «x», а другая группа моложе возраста «x», где «x» — средний возраст.

Вернуться к началу страницы

Средний возраст населения

В 2011 году средний возраст в Mono составлял 45,9 года . Для сравнения, средний возраст Онтарио составлял 40,4 года.

Средний возраст — это возраст, при котором половина населения старше, а половина — моложе. Это возраст, который делит население на две группы с одинаковым размером: одна группа старше возраста «x», а другая группа моложе возраста «x», где «x» — средний возраст.

Вернуться к началу страницы

Семьи и домохозяйства

В 2011 году количество переписанных семей в Моно составило 2300 , что представляет собой изменение на 7,5% по сравнению с 2006 . Для сравнения, темпы роста в Канаде за тот же период составили 5,5%.

В Моно, 82,0% переписных семей составляли супружеские пары в 2011 году, в то время как 10,0% составляли гражданские пары и 8.0% было неполных семьи .

Географическое название Всего семей Семейные пары Семейные супружеские пары Одинокие семьи % изменение, перепись семей, 2006-2011 гг.
номер % номер % номер %
Канада 9,389,695 6,293,950 67.0 1,567 905 16,7 1,527,840 16,3 5,5
Онтарио 3,612,205 2,612,890 72,3 394 670 10,9 604 645 90 463 16,7 5,5
Моно 2300 1,885 82,0 230 10.0 185 8,0 7,5
Каледон 17,250 13 895 80,6 1,415 8,2 1,940 11,2 3,8
Амарант 1,160 910 78,4 140 12,1 115 9.9 1,8
Orangeville 7 895 5,325 67,4 1,055 13,4 1 510 90 463 19,1 3,5
Mulmur 1 050 90 463 810 77,1 135 12,9 110 10,5 5,0
Меланхтон 820 595 72.6 135 16,5 95 11,6 -5,2
Аджала-Тосоронтио 3,150 2,420 76,8 410 13,0 320 10,2 -0,3
Источник: Focus on Geography Series, 2011 Census, Mono, ON
Воспроизводится и распространяется «как есть» с разрешения Статистического управления Канады.

67,2% от общей численности населения в возрасте 15 лет и старше были либо состоят в браке (59,9%) , либо жили с гражданским партнером (7,3%) .

Остальные 32,7% были не состоящими в браке и не проживающими с гражданским партнером, в том числе одиноких (никогда не состоявших в браке), разлученных, разведенных или овдовевших.

Среди пар (состоящих в браке и гражданских) 47,2% были супружескими парами с детьми в возрасте от 24 лет и младше , проживающих дома.Для сравнения, в целом 46,9% пар в Канаде имели дома детей в возрасте 24 лет и младше.

Вернуться к началу страницы

Образование

В 2011 г. 61,3% из 5195 взрослых в возрасте 25 лет и старше в Моно закончили некоторую форму послесреднего образования , по сравнению с 59,6% на национальном уровне.

Из населения в возрасте 25 лет и старше в Моно 27,1% имели свидетельство об университете или степень .Еще 23,6% имели диплом колледжа и 10,7% имели свидетельство о профессии .

Доля взрослого населения, которого получили аттестат о среднем образовании, , как самый высокий уровень образования, составила , 26,6%, , и , 12,0%, не закончили ни среднюю школу, ни какое-либо послесреднее образование .

Высший уровень образования Моно
Номер %
Всего — Население 25 лет и старше 5,195 100.0
Нет свидетельства, диплома или ученой степени 625 12,0
Диплом об окончании средней школы 1,380 26,6
Аттестат о высшем образовании, диплом или ученая степень 3,185 61,3
Свидетельство о торговле 555 10.7
Свидетельство о профессии или диплом (кроме ученичества) 295 5,7
Свидетельство о зарегистрированном ученичестве 265 5,1
Диплом о высшем образовании 1,225 23,6
Аттестат вуза ниже бакалавра 240 4,6
Высшее 1,170 22.5
Бакалавриат 760 14,6
Высшее свидетельство выше бакалавра 105 2,0
Диплом в области медицины, стоматологии, ветеринарии или оптометрии 80 1,5
Магистр 195 3,8
Докторантура 30 0.6
Источник: Focus on Geography Series, 2011 Census, Mono, ON
Воспроизводится и распространяется на условиях «как есть» с разрешения Статистического управления Канады.

Вернуться к началу страницы

Revista ESPACIOS | Vol. 39 (Nº 10) Año 2018

Vol. 39 (# 10) Год 2018. Стр. 26

Estrategias de cooperación entre Corporaciones y Educación Superior para atraer a gradados a una gran empresa internacional según condiciones de una ciudad monproductora rusa

Ольга НИКИФОРОВА 1; Елена ТАРАНДО 2; Юрий МИШАЛЬЧЕНКО 3; Александр БОРИСОВ 4; Николай ПРУЭЛЬ 5; Татьяна МАЛИНИНА 6

Поступила: 26.12.2017 • Одобрена: 15.01.2018



1. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

2. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

3. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

4. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

5. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

6. Санкт-Петербургский государственный университет, 199034 Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

7.В красную зону попадают моногорода с наиболее тяжелым социально-экономическим положением;

В желтую зону входят моногорода с риском ухудшения социально-экономической ситуации;

В зеленую зону входят моногорода со стабильной социально-экономической ситуацией.


Revista ESPACIOS. ISSN 0798 1015

Том. 39 (№ 10) Год 2018

[индекс]

[Если вы обнаружите какие-либо ошибки на этом сайте, отправьте электронное письмо веб-мастеру]

© 2018.revistaESPACIOS.com • ® Права защищены

Содержание

1.Введение

2. Обзор литературы

3. Методы

4. Общее описание предмета исследования

5. Стратегия предприятия по привлечению молодежи к работе в моногороде

6. Стратегия предприятия по привлечению высококвалифицированных специалистов среднего звена и топ-менеджеров

7. Обсуждение

8. Заключение

Список литературы


РЕФЕРАТ:

В статье проанализированы стратегии привлечения молодых высококвалифицированных специалистов на крупное промышленное предприятие, входящее в международную корпорацию и образующее моногород, их сильные и слабые стороны, а также предложены новые пути сотрудничества между высшим образованием и бизнесом в обучении и найме молодежи. профессионалы российского образования и российский рынок труда молодежи.Авторы делают вывод о том, насколько эффективно решаются проблемы, а также проблемы рынка труда российского моногорода.
Ключевые слова: молодежный рынок труда, стратегии найма, моногородское предприятие, сотрудничество высшего образования и бизнеса

РЕЗЮМЕ:

El artículo analiza las estrategias para atraer a jóvenes profesionales altamente cualificados a una gran empresa industrial que forma parte de una corporación internacional y constituye una ciudad monproductora, sus fortalezas y debilidades coooo en la superior de néravación formación y reclutamiento de jóvenes profesionales en la Educación rusa y el mercado de trabajo juvenil ruso.Los autores closedyen con qué eficacia se resuelven los issues, así como los del mercado laboral de una monociudad rusa.
Palabras clave: mercado labral juvenil, estrategias de reclutamiento, ciudad monproductora, cooperación entre Educación Superior y Corporación

1. Введение

Обеспечение экономики страны кадрами соответствующей квалификации — одна из самых острых проблем в Российской Федерации в настоящее время.В то время как крупным городам с их развитой социальной, экономической и образовательной инфраструктурой удается решить эту проблему с помощью ряда хорошо разработанных стратегий, предполагающих сотрудничество государства, бизнеса и образовательных учреждений, моногородам приходится разрабатывать такие стратегии с учетом специфики как моногород, так и предприятия, образующие этот город. Моногорода существуют в разных странах, но большая удаленность таких городов от региональных центров по сравнению с другими странами является специфической особенностью России, что чрезвычайно затрудняет циркулярную трудовую миграцию.

Для градообразующих предприятий проблема подбора персонала оказывается еще более сложной в связи с тем, что моногорода — это небольшие города, в которых невозможно обеспечить воспроизводство персонала на предприятии из-за естественных процессов демографического и профессионального воспроизводства. местного населения, а основные потоки трудовой миграции как внешнего источника притока кадров приходятся на областные центры и столицу.

Кроме того, компании, образующие моногород, имеют достаточно узкую специализацию и, следовательно, нуждаются в ограниченном круге профессий, а значит, такие предприятия оказываются акторами спроса в достаточно узких сегментах рынка труда.Это порождает проблему поиска узкой специализации, соответствующей требованиям, что побуждает такие предприятия сотрудничать с образовательными учреждениями соответствующей области знаний, в том числе с высшим образованием.

Целью данной статьи является анализ стратегии взаимодействия предприятия, входящего в международную корпорацию и образующего моногород в российском регионе, и высшего образования для решения проблемы обеспечения таких предприятий молодыми квалифицированными специалистами в условиях слаборазвитая социальная инфраструктура моногородов (по сравнению с крупными городами).В ходе этого анализа авторы выявили возможности реализации вышеупомянутых стратегий другими аналогичными предприятиями. В соответствии с целью данной статьи была высказана следующая гипотеза: специфические условия российского моногорода требуют принятия определенных стратегий по привлечению рабочей силы, в том числе молодежи, для работы на предприятии, образующем этот моногород.

Практическая значимость данного исследования связана с выявлением важнейших управленческих аспектов в рамках стратегий по привлечению молодых специалистов с соответствующим уровнем образования в моногород, что позволяет определить применимость этих стратегий для других аналогичных предприятий, в том числе в других странах.

Меры, принимаемые предприятиями моногородов по найму на работу специалистов разного уровня, в научных публикациях недостаточно исследованы. Изучение функционирования и развития моногородов в международных научных работах чаще всего ограничивается проблемами выживания таких городов, тогда как жизнь городского населения, тесно связанная с успехами градообразующего предприятия, представляет собой только две проблемы. пути развития этого города: либо город успешно развивается вместе с градообразующим предприятием, либо вырождается в состояние города-призрака [Crowley, 2016; Муханбетов, 2014; Polling et al., 2017; Bartholomae et al., 2017]. Поэтому международные исследователи предлагают два пути восстановления моногородов: модернизация градообразующих предприятий и их диверсификация [Боярко и др., 2017; Нуржан, 2016; Клингер, 2017; Торлейфссон, 2016; Krzystofik et al., 2016].

В других странах проблема привлечения рабочей силы на градообразующее предприятие моногорода стоит менее остро, чем в России, из-за большей плотности населения и меньшей удаленности. Специфика российских моногородов определяет специфику кадровых стратегий их градообразующих предприятий.С другой стороны, циркулярная трудовая миграция в моногорода проще в других странах, что наряду с большей гибкостью решения жилищных вопросов снижает роль конкретных стратегий найма, хотя каждое градообразующее предприятие вырабатывает свою политику по привлечению рабочей силы. .

Как правило, стратегии по привлечению молодежи на предприятия анализируются с учетом проблем молодежного рынка труда. Наиболее изученным вопросом здесь является влияние макроэкономических процессов на динамику молодежного рынка труда (Signorelli, Cloudhry, 2015, Junakar, 2015, Rasskazov et al., 2016; Воронов и др., 2014). Гендерные вопросы также достаточно хорошо изучены и включают анализ занятости молодежи и успешности поиска работы молодыми специалистами (Hardi, 2015, Lalthapersad-Pillay, 2014, Kapustkina, 2008). Также рассматриваются вопросы влияния взаимоотношений в родительской семье и, в частности, воспитания детей, на поведение молодежи на рынке труда (Безрукова, 2014, Безрукова, 2013), оценка когнитивного потенциала социологических подходов к исследованию молодежи. рынок труда и специфика трудового поведения молодежи (Иванов, 2013; Иванов, 2012; Дудина, 2015; Дудина, 2013).Исследователи рассмотрели влияние религиозных убеждений на трудовое поведение молодежи (Павенков и др., 2016). Еще одно направление исследований молодежного рынка труда — определение корреляции между формированием пищевых практик транснациональными корпорациями и особенностями молодежной занятости. В основном такие исследования посвящены анализу специфики социального пространства, формируемого практиками питания, с точки зрения их связи с выбором места работы (Веселов, 2015).

При анализе взаимодействия участников молодежного рынка труда мы учли практику привлечения специалистов с необходимой квалификацией. Вопросы, связанные с взаимодействием бизнес-структур и образования, особенно высшего образования, являются наиболее изученной областью (Premand et al., 2015, Alegre et al., 2015; Herault, Zakirova, 2015; Gashkov et al., 2016). Здесь исследователи выявили ряд проблем, таких как устаревшие образовательные стандарты, используемые для подготовки современных профессий, проблема старения квалифицированной рабочей силы и отсутствие эффективных механизмов ее обновления, отсутствие эффективных социальных лифтов, препятствующих справедливому продвижению по службе. молодых людей в выбранной сфере (Лопаткин 6, 2015; Скворцов, 1999; Радаев, 2005).Эти и другие проблемы участники молодежного рынка труда пытаются решить путем активного сотрудничества и разработки определенных стратегий, которые анализируются с учетом типовых проблемных ситуаций. В то же время исследователи недостаточно изучили кадровые стратегии российских предприятий, образующих моногород. Специфика таких предприятий требует разработки конкретных стратегий на рынке труда, в том числе на молодежном рынке труда.

Поставленная в статье проблема анализируется с использованием политико-культурного подхода в экономической социологии, предложенного Н.Флигштейн (Fligstein, 2001). Согласно этому подходу взаимодействие участников рынка направлено на выживание каждого такого участника в рыночной среде. Эта цель предполагает реализацию ряда стратегий, включая стратегии сотрудничества с поставщиками ресурсов. Эти стратегии отражают не только цену ресурсов, но предполагают широкий спектр неценовых аспектов сотрудничества, то есть учитывают социальный контекст взаимодействия предприятия и поставщика.Предприятиям интересны не случайные взаимодействия, а построение стабильных отношений с поставщиками (формирование стратегии сотрудничества), которые станут их постоянными партнерами. В то же время эта стабильность является социальной гарантией для компании постоянного и бесперебойного снабжения необходимыми ей ресурсами.

Что касается поставленной в статье проблемы, то применение политико-культурного подхода означает, что крупное предприятие, образующее моногород, постоянно стремится привлечь квалифицированных специалистов, а их индивидуальный и разрозненный поиск обходится предприятию дорого.Кроме того, кандидаты на вакансию, найденные в результате такого поиска, могут обладать общими знаниями и навыками, но не обладать конкретными знаниями, необходимыми для эффективной работы на этой конкретной должности. Это поднимает вопрос об их дополнительном обучении и, следовательно, о стоимости этого обучения. Стоимость индивидуального поиска востребованного персонала, неопределенность результатов этого поиска, стоимость и неопределенность эффективности дополнительного обучения кадров, найденных на рынке труда, привели к инициативе бизнеса организовать сотрудничество с «поставщиком». »Квалифицированных специалистов — высшее образование.

Это сотрудничество может быть реализовано через различные модели поведения (стратегии), каждая из которых ориентирована на решение конкретных проблем, с которыми сталкивается бизнес, в соответствии с конкретными условиями его деятельности.

В статье анализируются стратегии сотрудничества крупной металлургической компании, построившей одно из своих предприятий в небольшом городе Нижегородской области, и которая в связи с расширением производственных мощностей и большими размерами постоянно нуждается в привлечении квалифицированные специалисты с определенным набором квалификаций.

В качестве эмпирической основы исследования был использован метод case-study, когда вышеупомянутое предприятие выступало в качестве участника молодежного рынка труда и реализовывало определенные стратегии по привлечению молодых специалистов. Особенность этого предприятия в том, что оно работает в условиях моногорода, менее привлекательного с точки зрения жилищных условий, чем областные центры и столица.

Метод case-study подразумевает использование методов интервьюирования и анализа документов.Интервью проводилось как с компетентным сотрудником рассматриваемого предприятия, так и с компетентными сотрудниками университетов-партнеров компании (всего было проведено 5 интервью). Методика анализа документов включала работу с документами вузов-партнеров, касающихся сотрудничества с предприятием, а также путем анализа информации, размещенной на сайтах предприятия и вузов-партнеров.

Применение метода case-study в данном исследовании предполагало решение следующих задач (этапов исследования)

  1. Выявление стратегий сотрудничества предприятия и вузов-партнеров, связанных с потребностями предприятия в определенных категориях сотрудников и условиями труда на предприятии и на предприятии (в первую очередь, условиями моногорода).
  2. Определение ключевых характеристик рассматриваемых стратегий, таких как: социальная группа, на которую нацелена стратегия, механизм набора потенциальных сотрудников — представителей целевой социальной группы; организационная специфика учебного процесса, максимально эффективная с точки зрения получения потенциальными работниками конкретных знаний и вовлечения как студентов, так и профессорско-преподавательского состава.
  3. Определение основных характеристик этих стратегий с точки зрения перспективы их полного или частичного применения на других аналогичных предприятиях, т.е.е. какие проблемы можно решить, реализуя эту стратегию (преимущества) и какие проблемы при реализации этой стратегии (недостатки).

4. Общее описание предмета исследования

Рассматриваемое крупное промышленное предприятие является градообразующим для моногорода в Нижегородской области Российской Федерации. Всего в России 319 моногородов, 12 из которых расположены в Нижегородской области, при этом этот регион не входит в первую десятку субъектов Российской Федерации с наибольшей долей населения, проживающего в моногородах (см. Таблицу 1). .

Таблица 1
Данные по субъектам РФ, в которых более 20% населения проживает в моногородах

Регион

Доля населения в моногородах,%

Население моногородов,

тыс. Человек

Кол-во моногородов

из них

Красная зона

Желтая зона

Зеленая зона

Кемеровская область

60.2

1636

24

8

12

4

Челябинская область

32,3

1130

16

7

5

4

Вологодская область

30.7

365

4

3

1

0

Республика Хакасия

29,2

157

6

1

5

0

Свердловская область

28.9

1253

17

5

6

6

Республика Татарстан

26,7

134

7

2

4

1

Архангельская область

25.3

298

7

2

3

2

Самарская область

24,5

786

2

0

1

1

Республика Карелия

22.7

143

11

6

5

0

Амурская область

21,4

173

4

2

2

0

Исследуемое предприятие относится к металлургической отрасли — наиболее распространенной специализации градообразующих предприятий Российской Федерации (см. Таблицу 2).

Таблица 2
Распределение моногородов и их населения по специализации градообразующих предприятий

Промышленность

Количество моногородов

% от общего количества

Население моногородов,

тыс. Человек

% от общего количества

Металлургия

84

26.3

3948

30,3

Черная металлургия

36

11,3

2649

20,3

Цветная металлургия

24

7.5

903

6,9

Добыча металлических руд

13

4,1

266

2,0

Промышленность редких металлов

11

3.4

130

1,0

Машиностроение

59

18,5

3812

29,3

Деревообработка

38

11.9

644

4,9

Производство неметаллических изделий

37

11,6

683

5,2

Угольная промышленность

30

9.4

1344

10,3

Химическая промышленность

23

7,2

1162

8,9

Пищевая промышленность

17

5.3

214

1,6

Текстильная промышленность

12

3,8

193

1,5

Оборонная промышленность

8

2.5

473

3,6

Атомная промышленность

7

2,2

415

3,2

Транспорт

4

1.3

136

1,0

ИТОГО

319

100

13025

100

Исследуемое крупное металлургическое предприятие входит в состав международной корпорации, предприятия которой расположены не только в России, но и в США.Эта международная корпорация успешна и постоянно расширяет производственные мощности, наращивает объемы производства и внедряет новейшие технологии металлургического производства. Поскольку большая часть предприятий корпорации находится в России, на ее результаты повлиял кризис 2014 г., последовавший за введением санкций западными странами (таблица 3).

Таблица 3
Основные показатели экономической деятельности международной корпорации

2013

2014

2015

2016

Инвестиции, млрд руб.тереть.

16,1

11,5

5,3

6,0

Затраты на НИОКР, млн. Руб. тереть.

128,8

119,0

131,3

131,0

Выручка, млрд руб.тереть.

105

128

161

140

Социальные расходы, млн руб.

426

599

553

598

Штатное расписание

27021

25286

24274

Рассматриваемое предприятие является одним из ведущих в корпорации.Моногород, образованный этим предприятием, среднего размера по российским меркам, с населением около 50 тысяч человек. Этот моногород находится на значительном удалении от областного центра (186 км) и является районным центром. Транспорт между этими центрами осуществляется как по железной дороге, так и автомобильным транспортом. Этот моногород проигрывает областному центру по социальной инфраструктуре. Все это затрудняет привлечение в этот моногород мобильных работников с необходимой квалификацией.

5.Стратегия предприятия по привлечению молодежи к работе в моногороде

Рассматриваемое предприятие наращивает производственные мощности, поэтому необходимо привлечь не только рабочих, но и инженеров, способных решать системные задачи, связанные с металлургическим производством. Проблемы, с которыми часто сталкиваются российские работодатели, в данном случае усугубляются условиями моногорода. Например, при подборе персонала на инженерные должности рассматриваемая компания столкнулась со следующими проблемами, требующими своевременного решения:

  1. Подбор специалистов требуемой компании квалификации;
  2. Необходимость обучения отобранных сотрудников конкретным знаниям, необходимым для эффективной работы на определенной должности на данном конкретном предприятии;
  3. Создание социально приемлемых условий проживания сотрудников, чтобы они не только начинали работать на предприятии, но и оставались на нем.

Первые две проблемы относятся к цели данной статьи, хотя третья проблема тесно взаимосвязана с ними, поскольку ее решение также способствует созданию привлекательной рабочей среды на предприятии. Первые две проблемы компания решает, реализуя две основные стратегии.

Первая стратегия включает организацию регулярного обучения в вузах специалистов, работающих в области металлургии, с последующим их трудоустройством на предприятиях моногорода.Данная стратегия успешна только в том случае, если участники соответствующих образовательных программ соглашаются работать на указанном предприятии после окончания вуза на условиях их юридической свободы выбора места работы. Поэтому рассматриваемая компания выступила с инициативой по организации, открытию и содержанию в этом городе филиала Московского специализированного университета. Этот филиал, созданный в 2002 году, готовит специалистов как со средним профессиональным образованием (после 9 классов школы с продолжительностью обучения от 3 до 3.5 лет) и высшее профессиональное образование (от 4 до 4,5 лет) для металлургических специальностей, востребованных на металлургическом градообразующем предприятии.

Обоснование этой стратегии проистекает из того факта, что большинство студентов этого учебного заведения — жители моногорода и прилегающих территорий, для которых проживание в моногороде достаточно удобно и повседневная жизнь которых устроена; это способствует их адаптации к ритму жизни, в том числе к работе на предприятии.

Предприятие принимало участие не только в организации и открытии такого учебного заведения, но и в его работе, стремясь улучшить качество обучения, чтобы получить работника с необходимой квалификацией. Это участие проявляется в организации регулярного обучения учителей на предприятии, использующем передовые производственные технологии, что позволяет учителям овладеть этими технологиями и актуальными современными знаниями в различных областях металлургии.Решение о создании таких стажировок было принято после того, как компания изначально столкнулась с низким уровнем подготовки выпускников, что было связано с устаревшими технологиями, используемыми при обучении металлургическому производству.

Однако подготовка учителей высветила проблему низкой заработной платы в высшем образовании, когда квалифицированные, знающие современные учителя могли оставить университет и работать на предприятии, где заработная плата выше не только зарплаты преподавателя в университете, но и средней заработной платы. в промышленности области.Чтобы решить эту проблему, предприятие начало доплачивать квалифицированным учителям, чтобы они оставались на учебе. Оценив затраты на реализацию такой стратегии, было доказано, что они ниже затрат на переподготовку и дальнейшее обучение выпускников с устаревшими знаниями.

Еще одна распространенная в России форма сотрудничества бизнеса и вузов — различные виды стажировок студентов на предприятии.

Фиг.1
Стратегия сотрудничества с филиалом Московского специализированного университета, созданным в моногороде

Данная стратегия предоставляет следующие возможности компании, которая ее реализует:

  1. Постоянная обеспеченность рабочими квалификацией, требуемой предприятием моногорода;
  2. Квалификация выпускников, трудоустроенных на предприятии, соответствует требованиям места работы;
  3. трудоустройство почти всех выпускников по специальности на градообразующее предприятие;
  4. Развитие у студентов положительной мотивации к освоению образовательной программы;
  5. Развитие положительной мотивации студентов к трудоустройству на предприятии;
  6. Развитие положительной мотивации студентов к работе на предприятии;
  7. В моногороде с населением 53 000 человек (на 2016 год), из которых на рассматриваемом предприятии работают 14 500 человек, программа направлена ​​на набор детей и внуков уже работающих на предприятии сотрудников для обучения в вышеупомянутом вузе. , то есть на предприятии создаются профессиональные династии, сохраняющие культуру труда, обеспечивающие преемственность культурных традиций, повышающие лояльность сотрудников к предприятию.

Стратегия может быть реализована с некоторыми ограничениями:

  1. Доступен только для крупного бизнеса, так как требует значительных вложений для его внедрения. Средний бизнес может принять такую ​​стратегию при условии, что нескольким компаниям требуются работники одной специальности, что в моногороде вряд ли возможно.
  2. Выпускники, обученные в рамках такой стратегии, должны быть востребованы на предприятии, то есть не только удовлетворять потребность предприятия в расширении производственных мощностей, но в идеале полностью покрывать естественную текучесть кадров на предприятии.Это говорит о том, что предприятие должно быть крупным (в 2016 году в исследуемой компании было занято около 14 500 человек).
  3. Моногород, в котором открыто соответствующее образовательное учреждение, должен иметь достаточное количество жителей (в рассматриваемом случае численность населения в моногороде составляла более 53 000 жителей в 2016 году). При этом компания делает ставку не только на молодежь этого моногорода, но и на молодежь всей Нижегородской области, что требует дополнительных программ по привлечению и удержанию этой молодежи на предприятии.
  4. Компания должна иметь соответствующие отношения и связь с государственными органами, чтобы это учреждение было создано в нужном месте и с основными организациями, требуемыми компанией. Например, рассматриваемое высшее учебное заведение создано Министерством образования Российской Федерации.
  5. Для обеспечения надлежащей подготовки востребованных специалистов компания должна участвовать в образовательном процессе; это подразумевает не только регулярное выделение средств, но и создание на предприятии определенных организационных структур, которые взаимодействуют с учреждением, что усложняет структуру предприятия, увеличивает численность персонала, а также приводит к дополнительным расходам.
  6. Учебное заведение (филиал Московского специализированного университета) не готовит специалистов высшей квалификации (магистров), способных решать системные задачи и востребованных на предприятии.
  7. В условиях моногорода, когда дети и внуки сотрудников, уже работающих на предприятии, становятся студентами вышеупомянутого вуза, а затем трудоустраиваются на этом предприятии, возникает проблема семейственности, т.е.е. использование семейных отношений для получения преимущества при трудоустройстве выпускников и их дальнейшей карьере.

6. Стратегия предприятия по привлечению высококвалифицированных специалистов среднего звена и топ-менеджеров

Другая стратегия по привлечению выпускников на предприятие призвана дополнить рассмотренную выше стратегию, а именно компенсировать отсутствие в филиале этого Московского университета образовательных программ для подготовки профессиональных инженеров с углубленным образованием в области сталеплавильного и прокатного производства. производства, способные проводить комплексный анализ технологических процессов.Подготовка таких инженеров осуществляется по магистерским программам, которых нет в филиале Московского университета, созданном в моногороде. По словам эксперта предприятия, компетентного в вопросах сотрудничества с университетом-партнером, такие специалисты не востребованы в большом количестве. Эти специалисты также должны соответствовать особым требованиям, связанным не только с их профессиональными компетенциями, но и с умением ладить с коллегами, работать в команде, придумывать инновации.Таким образом, стратегия приема такого специалиста на предприятие отличается от стратегии привлечения персонала, способного расширить производственные мощности и покрыть естественную текучесть кадров компании.

При привлечении таких специалистов предприятие в первую очередь ориентируется на выпускников магистратуры Московского специализированного университета, куда на конкурсной основе принимаются студенты с техническим образованием со всей страны.В рамках этой магистерской программы компания совместно со специализированным университетом-партнером открыла магистерские курсы «Прокатное производство», «Сварочное производство» и «Сталеплавильное производство», которые ежегодно корректируются и совершенствуются в соответствии с производственными потребностями.

Компания принимала непосредственное участие в открытии этих магистерских программ, и это участие включало не только подготовку содержания соответствующих курсов, но также разработку и утверждение соответствующих образовательных стандартов государственными органами.Такое всестороннее участие компании позволило преодолеть отсталость университетского образования в этой сфере и создать условия для получения студентами образования, отвечающего требованиям компании, которое обеспечило бы их необходимыми компетенциями и практическими навыками в условиях реального производства на предприятии. исследуемое предприятие.

Для обеспечения соответствия обучающегося требованиям работодателя (предприятия), изложенным в этих магистерских программах, был разработан специальный график освоения образовательной программы, который включал не только прохождение производственной практики, но и чередование обучения в Москве для получения теоретические знания и работа на предприятии моногорода в Нижегородской области для овладения практическими навыками, связанными с внедрением этих знаний в реальных ситуациях на производстве.Например, три месяца учебы сменяются тремя месяцами работы. При этом независимо от того, учатся студенты или работают, им выплачивается заработная плата. Такой график не только помогает студентам развить навыки тайм-менеджмента, но и раскрывает их потенциальную выносливость, то есть способность выдерживать разного рода нагрузки (нагрузку совмещения работы и учебы с написанием магистерской диссертации) и умение решать различные производственные задачи, в том числе нестандартные. Выпускники, успешно окончившие магистратуру, обязаны проработать на рассматриваемом предприятии пять лет.Такая система обучения в сочетании с гарантированным трудоустройством позволяет компании привлекать и отбирать лучших выпускников без громоздкого тестирования и необходимости поиска выпускников и привлечения их для работы на предприятии. Это также решает проблему испытательного срока для вновь нанимаемых специалистов. К настоящему моменту с момента запуска магистерской программы в 2009 году на предприятии трудоустроено около 60 человек.

При этом опрошенный эксперт указал, что такая организация приема на работу выпускников связана с трудностью их удержания на предприятии после указанного пятилетнего срока, так как качество условий жизни в моногороде хуже, чем в региональном. центры и столица.Предприятие решает эту проблему, предоставляя таким работникам квартиру, тем самым формируя положительную мотивацию не только к продуктивной работе в течение указанных пяти лет, но и демонстрируя желание предприятия сохранить такого работника на более длительный срок.

Рис.2
Стратегия сотрудничества с Московским специализированным университетом по магистерским программам

Реализация данной стратегии по привлечению выпускников вузов в моногородское предприятие предоставляет компании следующие основные возможности:

  1. Поступающие на работу выпускники обладают знаниями и навыками, необходимыми для работы на конкретном предприятии и на конкретном рабочем месте.
  2. Набор студентов со всей страны обеспечивает подбор людей со значительным рабочим потенциалом.
  3. Гарантированная занятость мотивирует студентов к сознательному обучению в магистратуре.
  4. Периоды работы на предприятии знакомят будущих рабочих с производством. Такие стажировки представляют собой периоды адаптации к месту работы и трудовым обязанностям, что облегчает адаптацию трудоустроенного выпускника и не требует дополнительных вложений со стороны предприятия.
  5. За время обучения в Московском профильном университете студенты осваивают передовые технологии не только на рассматриваемом предприятии, их будущем месте работы, но и разработанные и внедренные в других странах, где проходят стажировку преподаватели и студенты этого вуза.
  6. Компания экономит на переподготовке, обучении и адаптации нанятого специалиста, что, по мнению специалистов компании, превышает затраты на реализацию таких магистерских программ.
  7. Компания экономит на текучести кадров, так как студенты, не освоившие образовательную программу, отфильтровываются на этапе обучения.

В то же время данная стратегия имеет некоторые базовые ограничения относительно ее реализации:

  1. Высокая стоимость программы (хотя затраты компенсируются снижением затрат, связанных с поиском и обучением работников). Такие программы могут реализовывать как крупные, так и средние бизнес-субъекты, сотрудничающие в этой сфере (что проблематично из-за их конкуренции друг с другом).
  2. Компания должна иметь возможность принимать на работу выпускников каждый год без увольнения уже работающих сотрудников, то есть либо для покрытия естественной текучести кадров на этих должностях, либо для обеспечения долгосрочного расширения производственных мощностей за счет увеличения количества рабочих мест.
  3. Необходимо проводить комплексную кадровую политику, направленную на удержание трудоустроенных выпускников, что означает не только создание эргономичных условий труда, но и хороших жилищных условий, то есть реализацию социальной ответственности бизнеса, что также требует затрат.
  4. Необходимость взаимодействия с государственными органами не только в сфере хозяйственной деятельности, но и участия в образовательном процессе, в том числе в утверждении образовательных стандартов.

Как мы видим, компания стремится контролировать тот сегмент рынка труда, на котором она работает, и при этом компания стремится регулировать взаимодействие на этом рынке и налаживать сотрудничество с высшей школой как «поставщиком» ресурсы, необходимые предприятию за счет реализации двух вышеупомянутых стратегий.

Вопросы взаимодействия бизнеса и российского высшего образования, направленные на обеспечение бизнеса кадрами соответствующего уровня подготовки, активно исследуются социологами и экономистами. Изучив имеющиеся работы, можно сделать вывод, что этого сотрудничества недостаточно (Ионова и др., 2015, Лопаткин, 2015; Григорьева, 2015; Гафурова, 2013; Аношин, Курильченко, 2013). Например, только 1% выпускников трудоустроен в рамках договора между бизнесом и вузом о подготовке молодых специалистов (Аношин, Курильченко, 2015, 65).Наше исследование показало, что контакты между субъектами хозяйствования и университетами достаточно тесные и взаимовыгодные. В то же время опрошенная компания очень крупная, с экономическими и социальными возможностями поддержания такого тесного сотрудничества с университетом-партнером. Это подтверждают результаты более ранних исследований, согласно которым постоянное и тесное сотрудничество с вузами в России обычно осуществляется крупными и очень крупными компаниями (Мишальченко и др., 2016).

Результаты проведенных ранее исследований сотрудничества хозяйствующих субъектов и вузов в России позволили выделить два уровня такого сотрудничества: 1) организация вводной, производственной и преддипломной производственной практики студентов в компаниях-партнерах; 2) компании, направляющие заявки в вузы для привлечения выпускников (Ионова и др., 2015; Матросова, Гукасова, 2014; Борисова, Тимофеева, 2014; Аношин, Курильченко, 2013). Результаты нашего исследования показали, что эти уровни дополняются еще двумя вариантами: 3) влияние хозяйствующего субъекта на образовательный процесс через определение содержания учебной программы и утверждение соответствующих образовательных стандартов в государственных органах и через разработку содержание учебных курсов; 4) поддержание учебного процесса и трудоустройство всех выпускников соответствующих образовательных программ на предприятии.

В исследованиях указывается на необходимость оценки и мониторинга работы студентов по выбранной профессии, тогда как в России эти меры не реализуются (Борисова, Тимофеева, 2014). Наше исследование показывает, что мониторинг фактически не проводится; однако условия для подготовки молодых специалистов, которые являются частью первой стратегии компании, и организация такого обучения (вторая стратегия) позволяют компании получать выпускников, мотивированных на успешную работу в своей области.

Академические работы называют наличие опыта работы одной из ключевых проблем при приеме на работу молодых специалистов, когда компания стремится нанять сотрудника, который уже обладает определенными навыками. Наше исследование показало, что проблема приобретения навыков на производстве решается соответствующей организацией обучения при активном участии компании, которая выделяет определенные ресурсы для обеспечения приобретения навыков будущими профессионалами, происходящего на производственных объектах компании.

Наше исследование подтверждает основные положения политико-культурного подхода в экономической социологии, сформулированные Н. Флигштейном. Фактически рассматриваемая компания стремится стабилизировать свои позиции на рынке труда, регулируя сотрудничество с поставщиками этих ресурсов, среди которых университеты играют значительную роль. Такое регулирование приводит к установлению стабильного сотрудничества между компанией и университетами, позволяя контролировать не только предложение рабочей силы на должности, требуемые компанией, но и обеспечивать необходимое качество (уровень подготовки) рабочей силы.

Проанализировав стратегии крупного промышленного предприятия с градообразующим предприятием, можно сделать следующие выводы:

  1. Несмотря на относительно высокие затраты, исследуемое предприятие успешно реализует вышеперечисленные стратегии; предприятие имеет постоянную и бесперебойную подачу квалифицированных специалистов со специальными знаниями, несмотря на условия моногорода, в котором находится предприятие.
  2. Эти стратегии, учитывая их ярко выраженные недостатки (трудно выполнимые требования), могут полностью или частично применяться другими предприятиями моногородов не только в России, но и за рубежом, в зависимости от конкретных условий работы и характеристик таких предприятий.
  3. Анализ стратегии компании по привлечению молодых специалистов с требуемым уровнем подготовки показал, что, помимо трех уровней сотрудничества хозяйствующих субъектов и вузов, рассмотренных в исследовательских работах (информирование вузов о вакансиях, имеющихся в компании, заключение договоров между субъекты хозяйствования и университет для подготовки необходимых специалистов, проведения различных видов стажировок в компаниях) существует два более глубоких уровня сотрудничества между бизнесом и университетами, которые связаны со спецификой моногорода, формируемого крупным предприятием.Во-первых, это создание вуза и руководство им со стороны рассматриваемого предприятия, что включает в себя как материальное обеспечение учебного процесса, так и гарантию трудоустройства всех выпускников. Во-вторых, открытие и реализация магистерских программ в Московском специализированном университете с целевым набором студентов и обеспечением соответствующего материального, управленческого, научного и образовательного обеспечения учебного процесса.

Проведенный нами анализ стратегий привлечения молодых специалистов в компанию моногорода показал, что эти стратегии не включают в себя оценку профессиональной пригодности и мониторинг готовности следовать выбранной карьерной траектории; это, по мнению российских экономистов и социологов, необходимо при подготовке специалистов, но не делается в российской системе образования.В то же время принципы набора студентов и особенности организации учебного процесса при активном участии рассматриваемой компании доказывают, что подобные процедуры могут быть исключены.

Алегре, М.А., Касадо, Д., Санс, Дж., Тодескини, Ф.А. (2015). Влияние политики рынка труда с интенсивным обучением на трудовые и образовательные перспективы NEET: данные Каталонии (Испания). Исследования в области образования , 57 (2), 151-167.

Аношин, А.В., Курильченко Э. (2013). Направления интеграции рынка труда и рынка образовательных услуг в сфере высшего образования Удмуртской Республики. Уровень жизни населения регионов России , 6 (184), 63-69.

Bartholomae F., Woon Nam C., Schoenberg A. (2017). Ухудшение и возрождение городов в Германии , Городские исследования, 54 (12), 2701-2718.

Безрукова, О. (2014). Модели отцовства и родительский потенциал: межпоколенный анализ, Социологические исследования , (9), 85-97.

Безрукова, О. (2013). Отцовство в преобразовании общества, ожидания матери и практики отца, Социологические исследования , (11), 118-130.

Борисова А.А., Тимофеева А.Ю. (2014). Выпускники вузов на рынке труда: индикаторы мониторинга и профильные ограничения занятости, Управление университетом: практика и анализ , 1 (89), стр.71-80.

Боярко Г.Ю., Матюгина Е.Г., Погарницкая О.В., Гринкевич Л.С. (2017). Горные моногорода России, Горный журнал , 1, 4-10.

Кроули, С. (2016). Моногорода и политическая экономия промышленной реструктуризации в России, Постсоветские дела , 32 (5), 397-422.

Дудина В.И. (2015). Социологические знания в контексте развития информационных технологий, Социологические исследования , (6) января, 13-22.

Дудина В.И. (2013).Фиктивный кризис социологии и новая форма эпистемологии, Социологические исследования , (10), 13-21.

Флигштейн, Н. (2001). Архитектура рынков: экономическая социология капиталистических обществ XXI века . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Гафурова, А.А. (2013). Система образования как основополагающий фактор развития человеческого капитала и повышения уровня экономического потенциала региона (на примере Ульяновской области), Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 13, 29-38.

Гашков, С., Рубцова, М., Хмырова-Пруэль, И.Б., Малинина, Т.Б., Санжимитупова, Т. (2016). Социальная инженерия через оптику противопоставления пассивности / активности: обзор литературы, International Journal of Applied Engineering Research, 11 (5), 3134-3140.

Харди, J.H. (2015). Женская работа? Предсказатели стремления молодых мужчин к занятиям профессиями, в которых традиционно доминируют женщины, Половые роли , 72 (7-8), 349-362.

Эро, Н., Закирова Р. (2015). Доходы от образования: учет эффектов зачисления и завершения обучения, Экономика образования , 23 (1), 84-100.

Ионова М.Л., Фадеенко Н.В., Куроедов Л.Н. (2015). Комплексные проблемы образования, реализации процесса воспроизводства трудового потенциала на предприятиях и молодежном рынке труда на современном этапе, Интерэкспо Гео-Сибирь , 3 (2), 68-72.

Иванов Д.В. (2013). Этапы эволюции социологии и доминирующие типы теоретизирования, Социологические исследования , (9), 3-13.

Иванов Д.В. (2012). К теории структур течения, Социологические исследования , (4), 8-16.

Junakar, P.N. (2015). Влияние глобального кризиса на безработицу среди молодежи, Обзор экономических и трудовых отношений , 26 (2), 191-217.

Капусткина, Е.В. (2008). Система финансирования бизнеса в России: гендерный аспект, Международный журнал предпринимательства и малого бизнеса, 5 (3-4), 297-317.

Клингер Т. (2017). Переходя от мономодальности к мультимодальности? Смена режима на выбор новых жителей, Транспортные исследования Часть A: Политика и практика , 104, 221-237.

Кшистофик, Р., Ткоч, М., Спорна, Т., Кантор-Пьетрага, И. (2016). Некоторые дилеммы постиндустриализма в регионе традиционной промышленности: пример агломерации Катовице, Польша, Моравские географические отчеты , 24 (1), 42-54.

Лалтаперсад-Пиллэй, П.(2014). Гендерное влияние на рынке труда. Случай БРИКС, Mediterranean Journal of Social Sciences , 5 (10 SPEC.ISSUE), 146-155.

Лопаткин, И.В. (2015). Молодежный сегмент рынка труда Саратовской области: адаптация к современным реалиям и стабильность, Новости Саратовского университета. Новая серия: Социология. Политология , 15 (3), 56-58.

Матросова Е.Г., Гукасова Н.Р. (2014). Инновационный дизайн как императив реализации компетентностного подхода в высшем образовании, Экономика и предпринимательство , 12 (2), 395-399.

Мишальченко Ю.В., Тарандо Е.Е., Борисов А.Ф., Пруэль Н.А., Малинина Т. (2016). Взаимодействие университетов и бизнеса на молодежном рынке труда в России, Американский журнал прикладных наук , 13 (3), 344-356.

Мухамбетов Т. (2014). Проблема моногородов: пути Казахстана к решениям, Материалы 2-й Международной конференции по менеджменту, лидерству и управлению (ICMLG 2014), 182-188.

Нуржан, А.(2016). Специфика рынка труда моногородов в Республике Казахстан, Asian Social Science , 11 (19), 257-263.

Павенков, О., Шмелев, И., Рубцова, М. (2016). Справляющееся поведение ортодоксальных религиозных студентов в России, Журнал по изучению религий и идеологий, 15 (44), 205-224.

Поллин, Б., Срока, В., Мергенталер, М. (2017). Успех городского фермерского хозяйства — корректировки и бизнес-модели — результаты опроса фермеров в Рурском метрополисе, Германия, Политика землепользования , 69, 372-385.

Преманд, П., Бродман, С., Алмейда, Р., Грюн, Р., Баруни, М. (2016). Обучение предпринимательству и самостоятельная занятость среди выпускников университетов, World Development , 77, 3544, 311-327.

Радаев, В.В. (2005). Социология потребления: основные подходы, Социологические исследования , (1), 5-15.

Рассказов, С., Рубцова, М., Дерюгин, П., Пруел, Н., Малышев, В. (2016). Анализ социальных сетей как инструмент организационной диагностики: пример малого бизнеса в России, Международный обзор менеджмента и маркетинга , 6 (1), 170-176.

Синьорелли М., Чоудри М.Т. (2015). Симпозиум: молодежный рынок труда и «Великая рецессия» , Economic Systems , 39 (1), 1-2.

Скворцов, Н.Г. (1999). Этническая принадлежность: социологическая перспектива, Социологические исследования , (1), 21-31.

Торлейфссон, К. (2016). От угля до Ukip: борьба за идентичность в постиндустриальном Понкастере, История и антропология , 27 (5), 555-568.

Веселов Ю.В. (2015). Повседневные практики питания, Социологические исследования , (1), 95-104.

Воронов В.В., Лавриненко О.Я., Сташане Я.В. (2014). Оценка динамики межрегиональных различий (уроки Европы), Социологические исследования , (1), 29-39.

городов мира против реалий российского ржавого пояса

(Меморандум о политике PONARS в области Евразии) В поисках новых источников экономического роста и пути, ведущего из «ловушки среднего дохода», председатель Счетной палаты парламента Алексей Кудрин настаивал на том, чтобы правительство вливало ресурсы в небольшую группу стран. потенциально российские «глобальные города». Он утверждает, что города являются двигателями роста глобализированной капиталистической системы.Как утверждают многие, суперзвездные или глобальные города, такие как Нью-Йорк, Лондон или Токио, являются центрами технологических изменений, получают непропорционально большую долю капиталовложений и являются домом для ведущих мировых компаний и талантов. Однако демографические характеристики России и ее сотни «моногородов» предвещают серьезную проблему: как найти новые источники экономического роста, управляя деиндустриализацией, нехваткой рабочих мест, а также социальной и политической стабильностью. Когда Россия окончательно оправится от пандемии COVID-19, такие дилеммы станут еще более острыми.

Городская география России

Урбанист Ричард Флорида придумал термин «креативный класс» для описания профессионалов, которых тянут в глобальные города, — дескриптор, который широко использовался для описания протестующих против Путина в Москве и Санкт-Петербурге в 2011-2012 годах. В своем ежегодном послании Федеральному собранию в 2018 году президент Владимир Путин прямо заявил: «Важно, чтобы городское развитие стало движущей силой для всей страны», — утверждение, которое он неоднократно повторял во время своей избирательной кампании в том году.Такие аргументы оказались убедительными.

После выборов правительство России утвердило 115-страничную «Стратегию пространственного развития до 2025 года», в которой 18 городов (помимо Москвы и Санкт-Петербурга) рассматриваются как «перспективные центры экономического роста» с потенциалом стать «мировым классом». центры науки и образования »[1]. Эта стратегия соответствует шестилетнему плану правительства по развитию инфраструктуры, в котором основная часть инвестиций направлена ​​на строительство высокоскоростных транспортных соединений между такими крупными городскими центрами.

Однако городская география России сосредоточена не вокруг небольшого числа крупных мегаполисов, а включает сотни малых и средних городов, большинство из которых были сформированы во время сталинской и постсталинской индустриализации. Отсюда возникает дилемма: потребность в новых источниках роста, или, по словам Кудрина, «города вместо нефти», является неотложной. Однако существующая география России и явное стремление режима к политической стабильности предполагают, что такая политика городских преобразований сталкивается с огромными препятствиями.

Советская индустриализация оставила России уникальную городскую географию. В отличие от большинства других стран, где население сосредоточено в нескольких крупных городах, в России есть несколько сотен крупных городов, разбросанных по обширной территории, часто вдали от столичных агломераций. Большинство этих городов были созданы для удовлетворения потребностей плановой экономической системы, которой больше не существует. В 2010 году только в 11 городах России проживало более миллиона человек. В Соединенных Штатах более 66 процентов городского населения проживает в мегаполисах с населением более миллиона человек.В России это меньше половины этой суммы — всего 31 процент. Более 30 процентов городских жителей России живут в городах с населением менее 100 000 человек, в то время как лишь небольшая часть городских жителей США проживает.

По словам Кудрина, Москва и Санкт-Петербург — единственные «глобальные города» России, а остальные города России «едва заметны на карте мира». На два крупнейших города России приходится более 25 процентов ВВП страны, тогда как в Соединенных Штатах соответствующий показатель составляет 13 процентов, а в среднем по Западной Европе — 9 процентов.Между тем, города с населением более 100000 человек производят 84 процента ВВП в США и 64 процента в Западной Европе, тогда как в России они составляют всего 55 процентов, что также существенно меньше, чем в Китае (78 процентов) и Латинской Америке. Америка (76 процентов). Это, по словам Кудрина, «огромная брешь, из которой возникает печальная и циничная мантра о невозможности обеспечить хорошее качество жизни за пределами МКАД». Без изменения политики Кудрин утверждает, что к 2035 году Москва и Санкт-Петербург.На Петербург будет приходиться 40 процентов ВВП России.

Россия отличается в другом смысле тем, что среди множества малых и средних городов более 300 официально обозначенных городов и поселков, судьба которых зависит от одной отрасли, и поэтому они являются «моногородами» ( monoprofil’nye goroda или просто моногорода) . Термин «моногород» привлек широкое внимание российского общества и политических обозревателей во время глобального экономического кризиса 2008–2009 годов, когда значительное падение промышленного производства привело к опасениям по поводу значительной безработицы и призраку социальных волнений.

В мае 2009 года протесты вспыхнули в моногороде Пикалево в Ленинградской области, где остановились три местных завода. Многим рабочим была присуждена задолженность по заработной плате, и городская ТЭЦ закрылась. В знак протеста жители блокировали главную автомагистраль, в результате чего образовалась 400-километровая пробка. Тогдашний премьер-министр Путин вскоре прибыл в город на вертолете, чтобы публично одеть олигарха и владельца фабрики Олега Дерипаску в сцене, которая стала известна как «изгнание олигарха».

Впоследствии российское правительство создало комиссию по мониторингу моногородов страны, в официальном правительственном списке которой в настоящее время признано 319 городов и поселков.По этому показателю 14 миллионов человек, или примерно 10 процентов населения России, проживают в моногородах. Название «моногород» несколько вводит в заблуждение. Они значительно различаются по размеру, уровню изоляции и экономической жизнеспособности их градообразующих предприятий. Тем не менее, в явном сигнале своей озабоченности список российского правительства делит моногорода на три категории в соответствии с их «риском ухудшения социально-экономических условий», и за этими условиями следит Федеральная служба охраны (ФСО).Со временем правительственные чиновники и другие лица стали называть самые неблагополучные моногорода «красной сотней».

В 2014 году правительство создало официальный Фонд развития моногородов, который поддержали два крупных государственных банка: Внешэкономбанк и Сбербанк. К 2015 году, после падения цен на нефть, российская пресса назвала моногорода «социальным динамитом», а два года спустя Счетная палата России сообщила, что 70% жителей моногородов сочли свои условия либо невыносимыми, либо «сносными с трудом».Однако к 2019 году vesti.ru озаглавил отчет драматическим языком:

«Умирающие советские« моногорода »нужно перепрофилировать! Эра мрачных промышленных городов из ржавчины закончилась! »

По другим сведениям, деятельность Фонда была настолько успешной, что официальный список моногородов можно было сократить вдвое. Однако примерно в то же время Счетная палата выпустила резкий отчет, в котором говорилось, что программа моногородов была отменена, поскольку она не улучшила жизнь жителей моногородов и что инвестиционные фонды не идут в «красную сотню» наиболее депрессивных моногородов, а скорее тем, кто более обеспечен с большим лоббистским влиянием.

Сумма прямых государственных субсидий российским моногородам была довольно мизерной: с 2014 по 2018 год она составила примерно 25 миллиардов рублей (400 миллионов долларов). Предполагалось, что федеральные субсидии будут подкреплены гораздо большим объемом частных инвестиций, привлеченных через специальные предпринимательские зоны (TOR или TOSER), другие значительные налоговые льготы и ссуды с нулевой процентной ставкой. На вопрос, могут ли частные инвестиции решить «проблему моногородов», ведущий региональный эксперт по России Наталия Зубаревич ответила с явным сарказмом: «В стране с катастрофическим инвестиционным климатом последним местом для вложения денег будут моногорода, лишенные привлекательных промышленных активов.”

Моногорода представляют собой острую форму более серьезной проблемы, а именно, как найти новые источники экономического роста, управляя продолжающейся деиндустриализацией и поддерживая политическую стабильность. Таким образом, объясняя, почему Россия остается «застрявшей в ловушке среднего дохода», один сторонний наблюдатель выразился довольно грубо, но с небольшим преувеличением:

«Проблема, с которой сталкивается Кремль, заключается в том, что для того, чтобы действительно что-то изменить, ему нужно уволить половину рабочей силы и посоветовать им найти лучшую работу — а в большинстве регионов таких рабочих мест в частном секторе просто не существует.”

Переехать или остаться на месте?

Логика предложений Кудрина и нынешняя политика правительства предполагают побуждение россиян к переезду из ржавеющих промышленных центров в более динамичные города и регионы. Всемирный банк соглашается:

«Чтобы стать динамично развивающейся экономикой, Россия должна быть более гибкой — постоянно перемещать человеческие ресурсы и производственный капитал от малоценных к более дорогостоящим возможностям. Обычно это влечет за собой перемещение рабочей силы и капитала из регионов, находящихся в упадке, в регионы расширения.”

Таким образом, для Банка:

«Главная цель реформы — создать условия, чтобы рабочая сила могла перераспределяться в соответствии с возникающими региональными экономическими преимуществами, а не попадать в ловушку отстающих областей из-за устаревших и, казалось бы, капризных прошлых стимулов».

Однако такие разговоры предполагают, что жизненный выбор россиян определяется только экономическими стимулами. Безусловно, в России была значительная миграция, особенно в 1990-е годы. Хотя данные неточны, сравнение переписи 2010 года с недавними оценками Росстата показывает явное сокращение численности населения во многих малых и средних городах.Однако по сравнительным стандартам общая межрегиональная мобильность рабочей силы в России остается низкой. Это вызывает недоумение, особенно если учесть, что страна страдает чрезвычайно высоким уровнем регионального неравенства.

Многие жители моногородов явно сопротивляются переселению, сопротивление, которое может показаться непонятным для посторонних (возможно, особенно для странствующих американцев), учитывая сложные экономические перспективы многих таких городов и поселков. Проще говоря, многие люди привязались к месту , какими бы неприятными они ни казались другим.Даже на Крайнем Севере России, где условия часто довольно мрачные, исследования показали, что эмиграция резко замедлилась после 1990-х годов не только из-за изменения экономических условий, но и из-за вложенного в места социального капитала и «психических издержек» миграции, которые часто перевесили чисто экономические расчеты.

Даже в экологически сложных и токсичных городах, таких как Асбест, само название которого говорит о его главном продукте, жители сохраняют свою привязанность. Точно так же в Норильске, известном как «самый северный город в мире», а также в одном из «самых загрязненных мест в мире», с такими суровыми условиями окружающей среды и жизни, что продолжительность жизни на десять лет меньше, чем в других местах в России, многие в город с населением 177 000 человек, даже те, кто не работает на заводе, утверждают, что любят там жить.

Неравномерный вызов стабильности и легитимности

Несмотря на опасения режима по поводу таких событий, как Пикалево, вероятность того, что российские моногорода или другие регионы ржавого пояса разразятся дестабилизирующими социальными беспорядками, может быть поставлена ​​под сомнение. Действительно, хотя жители моногородов, как и жители других российских рабочих сообществ, действительно участвуют в коллективных протестах, чаще всего они используют индивидуальные стратегии для адаптации к сложным условиям. Поступая таким образом, они бросают вызов экономической логике и вместо этого отказываются покидать место, делая свои бедствующие общины, по меткому выражению Джереми Морриса, «обитаемыми».Таким образом, жители моногородов наглядно демонстрируют способность российских граждан сопротивляться тому, что Сэмюэл Грин назвал их «агрессивной неподвижностью».

Даже если бы правительственная программа городских инвестиций была направлена ​​на 40 крупнейших городских центров страны, а не только на 20 лучших городских центров, это оставило бы позади примерно половину населения России. В конечном итоге это может быть правдой, как утверждает Леонид Бершидский:

«Мрачный Жнец приближается к некогда шумным городкам, куда люди перебрались из деревень.В стране, где слишком много места и слишком мало людей, большая часть территории обречена на превращение в огромную эстакаду ».

Если этот процесс не будет происходить очень постепенно — темпами, которые подорвет цель экономического роста — такая политика, скорее всего, приведет не только к сопротивлению, но и к протесту. Хотя такие события, как Пикалево, могут быть редкими, они станут более вероятными, и их будет трудно игнорировать. Действительно, дилемма выходит за рамки географии и экономики и касается вопроса социальной и политической стабильности.

Заключение

Экономический кризис 2008 года не только выдвинул на первый план российские моногорода, но и ознаменовал сдвиг руководства страны в сторону усиления государственного контроля над экономикой, усиление акцента на «социальной ответственности» олигархов и усиление популистского взгляда на экономику. националистическая и социально-консервативная риторика и действия. Углубляющийся разрыв между региональными и классовыми интересами стал очевиден во время якобы протестов среднего и «креативного класса» в 2011–2012 годах, сосредоточенных в Москве и Санкт-Петербурге.В Петербурге, когда Путин позиционировал себя как защитник интересов рабочего класса от либеральных космополитов. По словам Ивана Крастева и Стивена Холмса, тем самым Путин натравил «сельский и ржавый пояс России против городской и модернизирующейся России».

В своем исследовании «Путиномики» Крис Миллер утверждает, что в российской политической экономии действует иерархия целей: «во-первых, политический контроль; во-вторых, социальная стабильность; в-третьих, эффективность и прибыль ». Вскоре проясняются противоречия в таком ранжировании приоритетов.Политический контроль не может бесконечно полагаться на репрессии и пропаганду, особенно если не достигается третья цель — эффективная экономика, приносящая определенные общественные выгоды. Однако планы дальнейшей либерализации экономики России могут скоро сойти на нет, поскольку приоритетность этой третьей цели — экономической эффективности, особенно в современном российском обществе, — рискует подорвать социальную стабильность и, в конечном итоге, политический контроль. Это дилемма для общества с ограниченными ресурсами. Следует ли инвестировать в надежды на создание глобальных городов будущего или в реалии общин ржавого пояса, борющихся с наследием прошлого?

Стивен Кроули — профессор и заведующий кафедрой политики Оберлинского колледжа.Эта памятка взята из статьи, которая будет опубликована в Slavic Review (лето 2020 г.).

[ PDF ]


[1] Остальные 18 городов: Челябинск, Иркутск, Казань, Краснодар, Красноярск, Набережные Челны, Нижний Новгород, Новосибирск, Омск, Пермь, Ростов-на-Дону, Самара, Тюмень, Уфа, Владивосток, Волгоград, Воронеж, и Екатеринбург.

Кредит изображения домашней страницы: каллум белый.

Inderscience Publishers — объединение академических кругов, бизнеса и промышленности посредством исследований

Новое исследование, опубликованное в Международном журнале вычислительной биологии и дизайна лекарств , описывает новый липопептидный антибиотик, который может подавлять репликацию вируса SARS-CoV-2, вызывающего COVID-19.Исследователи объясняют, что соединение, известное как каннурин, препятствует активации и функционированию РНК-зависимой РНК-полимеразы.

Х. Шабир Али из отдела молекулярной паразитологии и иммунологии Центрального научно-исследовательского института лекарственных средств CSIR в Лакхнау, Уттарпрадеш, Индия, и П. Праджош и К. Сриджит из отдела биотехнологии и микробиологии Университета Каннур, в Керала и М. Дивья Лакшманан из отдела молекулярной биологии исследовательского центра Йенепоя в Йенепойе (так называемый университет) в Дералакатте, Мангалор, объясняют, что ключевой компонент неструктурного белка 12, nsp12, коронавируса является первичным мишень для фармацевтического вмешательства в лечение COVID-19.

Команда провела компьютерные in silico эксперименты с известным антибиотиком широкого спектра действия Каннурин против вируса. Они объясняют, что циклическая форма этого лекарства взаимодействует с аминокислотными остатками Phe 407, Leu 544 и Lys 511, которые присутствуют в «пальцевом» субдомене белка nsp12. Именно это взаимодействие блокирует естественное связывание кофакторов nsp7 и nsp8 и, таким образом, ингибирует и в конечном итоге инактивирует вирусную активность и репликацию.

Дополнительный способ действия, связанный с тем, который используется известным противовирусным препаратом Ремдесивир, также был идентифицирован группой для липопептида.Второй механизм включает взаимодействие с аминокислотным остатком Arg 555 в полости субдомена «ладони» вирусного белка и линейной формой каннурина. Двойной режим действия может предложить более мощную атаку на вирус. Важно отметить, что с точки зрения противовирусных механизмов Каннурин не действует как аналог природного нуклеотида для выполнения своей блокирующей функции. Действительно, каннурин также обладает свойствами поверхностно-активного вещества и может нарушать клеточные мембраны, что означает, что он может препятствовать первоначальному прикреплению вируса к клеткам организма и, таким образом, блокировать проникновение, поэтому этот препарат, по сути, имеет трехстороннюю атаку на вирус.

«Мы предполагаем, что биомолекулы, такие как липопептиды, предлагают огромные возможности модификации структуры, чтобы сделать их подходящими терапевтическими кандидатами, особенно в контексте такой пандемии, как COVID-19», — пишет команда. Таким образом, этот подход может помочь нам справиться с угрозой пандемии, когда появится еще один новый коронавирус и медицине потребуются новые лекарственные препараты перед разработкой подходящей и широко доступной вакцины. Настоящее лекарство Каннурин является прототипом этого подхода.

Shabeer Ali, H., Prajosh, P., Sreejith, K. и Divya Lakshmanan, M. (2021) «Конформеры нового липопептидного антибиотика, каннурин ингибирует репликацию SARS-Cov2 посредством вмешательства в РНК-зависимую РНК. Активация и функция полимеразы », Int. J. Вычислительная биология и дизайн лекарств, Vol. 14, No. 4, pp.251–260.
DOI: 10.1504 / IJCBDD.2021.118826

Исчезнувший город — BBC News

«Моногорода делятся на три категории, — поясняет Елена.«Во-первых, пока все в порядке, но нам нужно думать о будущем, когда товары, которые они производят, могут перестать быть востребованными.

«Во втором — производство уже падает. И третий, самый драматичный, когда местный завод либо закрылся, либо вот-вот закроется ».

В моногородах, как правило, в два раза больше людей без работы, чем в среднем городе, и исследование Федеральной службы охраны в 2016 году показало, что до 60 процентов жителей моногородов описывают свою жизнь как «невыносимую» или «едва терпимую». .

Цифры явно вызывают беспокойство у правительства России, тем более что страна имеет дело с нестабильной мировой экономикой и последствиями международных санкций в связи с аннексией Крыма. И все это с приближением президентских выборов в 2018 году.

Три года назад для решения этой проблемы была разработана новая национальная программа. Бюджет Фонда развития моногородов составляет чуть более 450 миллионов долларов (335 миллионов фунтов стерлингов) для инвестирования до 2020 года. Сам президент Путин внимательно следит за его развитием.

Часть денег пойдет на программу обучения Елены, которая направлена ​​на то, чтобы в течение следующих полутора лет пять человек из местных органов власти и ключевых предприятий из всех 319 моногородов прошли ускоренный курс по развитию бизнеса. Особое внимание уделяется местным жителям, которые работают вместе, чтобы помочь себе.

Все города, участвующие в программе, должны достичь набора ключевых показателей к началу 2018 года. К ним относятся привлечение независимых инвестиций, создание рабочих мест и реализация программы проектов обновления городов в консультации с местным сообществом.

«Это довольно сложно, — говорит Елена. «Это, несомненно, оказывает на них давление. Но если мы не сделаем этого сейчас, ситуация станет еще более беспокойной, и мы никогда не достигнем наших долгосрочных целей ».

Уже есть несколько небольших признаков раннего успеха. Елена приводит примеры мест, где фабрика игрушек, пиццерия или технопарк помогли вдохнуть новую жизнь в обанкротившийся город.

За последние 20 лет город потерял более половины населения, так как угольная промышленность замедлилась.

Окрестности полны пустых и заброшенных шахтерских поселений, в которых осталась горстка стариков.

Но теперь у города есть планы по поощрению оставшегося населения открывать магазины и развлекательные центры, развивать сектор высоких технологий и поощрять малый бизнес, продающий местные изделия ручной работы и деликатесы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *