Разное

Мошкович – Вадим Мошкович – биография, фото, о жене, бизнесе и «Русагро»

25.09.2017

Вадим Мошкович – биография, фото, о жене, бизнесе и «Русагро»

Имя Вадим Николаевич Мошкович
Дата рождения (возраст) 6 апреля 1967 года (сейчас ему 52)
Место рождения г. Москва, СССР
Национальность еврей
Гражданство российское
Семейное положение (дети) женат, трое детей
Сфера деятельности агробизнес
Состояние, $ 2 млрд (2019 год)

Биография Вадима Мошковича – это неустанное движение вперед. Люди, близко знающие миллиардера, называют его жестким бизнесменом. Это не удивительно, поскольку конкуренция, существующая в современном бизнесе, не оставляет места слабым.

Краткое содержание

Детство и родители Вадима Мошковича

О своих детских годах Вадим Мошкович особо не распространяется.

Нынешний олигарх и филантроп – выходец из обыкновенной еврейской семьи, некогда проживавшей Москве.

Его жизненный путь начался 6 апреля 1967 года. Отец и мать дали Вадиму надлежащее воспитание и позаботились о его образованности. Наблюдая у мальчика интерес к точным наукам, родители обеспечили ему учебу в математической школе №57, которая считалась одной из лучших не только в столице, но и в Союзе. Проучившись 10 лет, в 1984-м Вадим получил аттестат зрелости.

Образование

Дальнейшее пополнение копилки знаний Вадим Мошкович продолжил в Московском институте радиоэлектроники и автоматики, где обучался по специальности «компьютерная томография». Уже в стенах вуза молодой человек получил представление о бизнесе и так увлекся предпринимательством, что, не доучившись до конца, в 1989 году оставил учебное заведение. Диплом о высшем образовании Мошкович получил лишь в 1992 году, и это произошло опять же по настоянию его родителей.

Карьера и бизнес Вадима Мошковича

Карьеру предпринимателя Вадим Мошкович начал еще студентом, когда вместе с однокурсником занялся торговлей компьютерами. Тогда же он познакомился с превратностями бизнеса. Быстро заработав крупную сумму и доверив ее Сбербанку, он так же быстро лишился денег по причине банковского кризиса. Оценив нюансы игры и почувствовав ее вкус, Вадим избрал более серьезную тактику в получении доходов.

Следующим опытом в биографии новоявленного бизнесмена стала Московская товарно-сырьевая биржа Борового, где, благодаря проявившейся в нем предпринимательской жилке, Мошкович мог зарабатывать в день суммы, которых хватало на покупку автомобиля.

В 1992 году Вадим оставляет биржу и, собрав коллектив единомышленников, основывает компанию «Авгур Эстейт», которая специализируется на строительстве.

В следующем году Вадим Мошкович создает ТОО «Мэлла лимитед», где выступает в роли гендиректора и соучредителя. Фирма занимается импортом алкогольных напитков и табачных изделий. Здесь Мошкович впервые становится миллионером, однако своей не совсем чистой деятельностью он начинает привлекать внимание налоговиков и таможенников.

По-настоящему в серьезном бизнесе Вадим Николаевич оказался в 1995 году, после создания компании «Штугар трейдинг». Оценив беспомощность государства в полноценном обеспечении пищевых предприятий сырьем, Мошкович и компания взяли дело в свои руки и начали стабильно поставлять сахар на крупные кондитерские фабрики.

Начав с обыкновенной перепродажи сахара, к концу XX столетия «Шугар трейдинг» обзавелась тремя сахарными заводами вблизи Белгорода. Теперь к сфере деятельности компании, помимо торговли, прибавилась модернизация производства и переработка сладкого продукта.

В 1999 году компания Вадима Мошковича захватила пятую часть российского сахарного рынка и вошла в тройку крупнейших сахароперерабатывающих предприятий России. К этому времени постоянными клиентами «Шугар трейдинга» было около двух десятков известных кондитерских фабрик, а сам сахар поставлялся в 50 регионов России.

Следующим этапом карьеры в биографии предпринимателя Вадима Мошковича стал агробизнес. Компания бизнесмена приступила к выращиванию зерновых и переработке масличных культур. Собрав все свои проекты воедино, в 2000-м Мошкович основывает компанию «Русагро-Инвест», которая уже через год получает статус крупнейшего холдинга.

Постоянно конфликтуя с государственными органами и конкурентами, сахарная империя Мошковича продолжала расширять сферу своего влияния. В 2003 году холдинг Вадима Николаевича начал импортировать в Российскую Федерацию сахарный сироп. В этом же году бизнесмен берет контроль над Екатеринбургским масложировым комбинатом, а немного позже становится владельцем акций Лискинского и Лабинского маслоэкстракционных заводов. Таким образом Мошкович подключает свою организацию к производству масла и майонеза.

Еще одним новаторским шагом предпринимателя в этот период стало брендирование своей продукции. Под зарегистрированной торговой маркой «Чайкофский» начинает производиться сахар-рафинад.

Дальнейшим ходом Мошковича становится заключение сделки на постройку свинокомплекса в Белгородской области. Одновременно с этим Вадим Николаевич начинает избавляться от части принадлежащих ему активов. В результате в холдинге остается 6 заводов по производству сахара и МЖК в Екатеринбурге.

Попытки бизнесмена подмять под себя банковскую сферу окончились неудачей, и он снова всецело отдался аграрному бизнесу.

Осенью 2009-го Вадим Мошкович стал полноправным владельцем «Русского сахара», с которым раньше у него было множество проблем. В 2012-м холдинг «Русагро» получил новое расширение в виде мощной бройлерной птицефабрики, построенной в Тамбовской области.

И все же агробизнес – не единственный интерес Вадима Мошковича. В 2012-м ему принадлежало ¾ активов девелоперской компании «Масштаб», обеспечивающей застройку новых районов столицы России. В 2015-м эта фирма, уже под названием «А101 Девелопмент», была продана группе «Сафмар», принадлежащей Гуцериевым и Шишханову.

В 2017 году Вадим Мошкович возобновил свою девелоперскую деятельность с новым проектом, предполагающим увеличить площадь московской недвижимости на 195 тысяч квадратных метров.

Вадим Мошкович – не только талантливый и удачливый бизнесмен. С 2006 года он принимал участие в политической жизни России, где в качестве сенатора представлял Белгородскую область в Совете Федераций. С этого поста он ушел досрочно в 2014-м.

Состояние Вадима Мошковича

Вадим Мошкович считается одним из самых молодых миллиардеров России. Его фото с пометкой в графе состояние – $1 млрд появилось в журнале «Форбс», когда бизнесмену было всего 40 лет.

Основной капитал Вадима Мошковича находится в активах холдинга «Русагро», где предпринимателю принадлежит 72% акций.

Информация, ежегодно предоставляемая Forbes, дает возможность ознакомиться с финансовыми успехами миллиардера за последние несколько лет (г. – $, млрд/место в российском рейтинге самых богатых россиян):

  • 2011 – 1,6/61;
  • 2012 – 1,8/54;
  • 2013 – 2,1/48;
  • 2014 – 1,3/81;
  • 2015 – 1,9/47;
  • 2016 – 2,3/38;
  • 2017 – 2,3/43.

По данным 2018 года сейчас в капитал Вадима Мошковича равен $2 млрд, что соответствует 50-й позиции российского рейтинга.

Для быстрого передвижения по своей империи агромагнат пользуется самолетом Global 6000 Bombardier. «Джет» зарегистрирован в Великобритании и является собственностью лизинговой компании, однако, насколько известно, единственным и постоянным его пользователем является именно Вадим Мошкович.

Частная жизнь Вадима Мошковича

В отличие от биографий многих богатых и власть имущих людей, личная жизнь Вадима Мошковича почти всегда является достоянием прессы и не всегда описывается в достойном свете. Миллиардер женат и имеет троих детей – дочь и двух сыновей. Пара находится в законном браке с 1996 года.

Первые годы супружеской жизни жена Мошковича Наталья Быковская занималась исключительно домашними делами и воспитывала детей. С 2004 года она вошла в бизнес мужа в роли заместителя директора компании «Русагросахар». Через 2 года она стала замещать гендиректора «Русагро-менеджмент», а еще спустя год заняла ту же должность в ООО «Группа компаний «Русагро».

По версии журнала «Форбс», в 2010 году Быковская занимала второе место в рейтинге самых богатых россиянок. Предполагается, что ей принадлежит 1% акций холдинга мужа.

Что касается наследников «сахарного олигарха», то старшие дочь и сын проходят обучение в Америке в Стэнфордском университете, а младший готовится поступить в школу, которая будет открыта его отцом осенью 2018 года.

Именно эта школа – «Летово» – представляет вершину филантропической деятельности бизнесмена. Стоимость этого проекта Мошковича оценивается более чем в четверть миллиарда долларов. Учебное заведение предназначено для одаренных детей, которым здесь будут предоставлены лучшие условия для получения образования. Предположительная стоимость обучения в «Летово» – $20 тыс. в год, однако стоит отметить: планируется, что более половины учеников получат солидные гранты.

Под попечительством Вадима Николаевича находится Национальный исследовательский университет ВШЭ в Москве, государственный университет в Белгороде, а также Еврейский музей и центр толерантности, находящийся в столице России.

Из основных увлечений Мошковича следует упомянуть хоккей, теннис и шахматы. Кроме того, олигарх заядлый охотник и рыбак.

Вадим Мошкович сегодня

2018 год для Вадима Мошковича насыщен событиями. Его холдинг продолжает расширять сферу деятельности в аграрном секторе и сейчас осваивает производство молочных продуктов. В сентябре ожидается первый звонок для учеников «Летово», что станет для филантропа настоящим триумфом.

Скандалы также не обходят олигарха стороной. Одним из таких стал случай с самолетом Мошковича, якобы предоставленным в распоряжение кандидату в губернаторы Орловской области. Многие СМИ приняли этот факт как нацеленность миллиардера вновь вернуться в политику или обеспечить новые связи в верхах.

hrmonitor.ru

Мошкович Вадим | Лица |
RUCOMPROMAT

Мошкович Вадим Николаевич (родился 6 апреля 1967 года, Москва, РСФСР, СССР) — российский предприниматель и филантроп. Бывший член Совета Федерации от Белгородской области (2006-2014 годы). Владелец сельскохозяйственной компании «Русагро» и девелоперской фирмы «Масштаб», строящей жилую недвижимость в Новой Москве.

Вадим Мошкович учился в математической школе № 57 Москвы. Окончил Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА) в 1992 году. Заниматься агробизнесом он начал в 1995 году. В 1997-2003 годах приобрел несколько сахарных заводов. В 2004 году основал Группу «Русагро», которая ведет мясной, масложировой и сахарный бизнесы.

В 2006-2014 годах представлял Белгородскую область в Совете Федерации Федерального Собрания РФ. Добровольно сложил с себя полномочия в 2014 году.

Вадим Мошкович финансирует проект по созданию школы для одаренных детей в Коммунарке (Новая Москва). Согласно планам Мошковича, школа привлечет лучшие преподавательские кадры и будет обеспечена материальной базой для предоставления полного комплекса возможностей образования и всестороннего развития одаренных детей. Ставится цель обеспечить поступление выпускников школы в университеты, входящие в число 30 лучших высших учебных заведений мира. Стоимость проекта оценивается в 250 миллионов долларов. Планируется, что школа примет первых учеников в сентябре 2018 года.

С 2011 года входит в рейтинг журнала Forbes «200 богатейших бизнесменов России». В 2017 году занял в этом рейтинге 43-е место с капиталом в 2,3 миллиарда долларов.

Вадим Мошкович женат, воспитывает троих детей.

<!— AddThis Button BEGIN —>
<div>
<a fb:like:layout=»button_count»></a>
<a></a>
<a g:plusone:size=»medium»></a>
<a></a>
</div>
<script type=»text/javascript» src=»//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941″></script>
<!— AddThis Button END —>

rucompromat.com

биография, творчество, карьера, личная жизнь 🚩 Культура и общество 🚩 Другое

Вадим Николаевич Мошкович – знаменитый российский предприниматель, филантроп. Бизнес-интересы связаны с инвестиционными проектами в сфере девелопмента и сельского хозяйства. Филантропическая деятельность сосредоточена на развитии образования в России и создании подходящих условий для развития одаренных детей.

Вадим Мошкович родился 6 апреля 1967 года в Москве. Получил образование в математической школе и поступил в Московский институт радиотехники, электроники и автоматики. Активно занимался компьютерной томографии.

Первый раз попробовал себя в бизнесе будучи студентом, когда знакомый предложил продать ему компьютер. Поскольку данный товар был в новинку, предприниматель смог реализовать большую партию техники, за что получил свой первый солидный доход. Однако распорядиться им он не успел: произошел дефолт, а полученные деньги благополучно сгорели в Сбербанке.

Такое событие не сказалось на желании стать успешным. Поэтому он попал под руководство к Константину Боровому, который являлся основателем Московской и Российской товарно-сырьевой биржи. За один день была заработана сумма, которой хватило на покупку машины.

Родители были против столь бурной финансовой деятельности. До окончания учебы оставался всего один год, но Мошкович бросил учебу. Диплом им был получен только в 1992 году. В это же время была им создана строительная компания «Авгур Эстейт». Ее он возглавляет по сей день.

Семья

Женился олигарх в 996 году. Его жена Наталья Быковская сначала занималась только семьей и воспитанием троих детей. С 2004 года она стала заместителем генерального директора компании «Русарго-сахар», чуть позже, при поддержке мужа,  ушла на эту же должность в «Русарго-менеджемт», со временем оказывается на этой же должности в ООО «ГК Русарго». На сегодняшний день Наталья признана одной из самых богатых женщин России.

Свой первый миллион в качестве ген. директора он получил в «Мэлле». Основной доход получен на импорте алкогольной продукции и табачных изделий. Благодаря компании россияне познакомились с водкой «Белый орел».

В середине 90-х годов наиболее прибыльным направлением становится доставка сахара в Россию. Для этого была учреждена компания «Шугар Трейдинг Компани». На протяжении многих лет это дело оставалось очень доходным. Полученная прибыль была направлена на организацию «Русарго». Однако к 2003 году стали возникать проблемы. Поставки сахара были взяты под государственный контроль, возник конфликт с компаний «Русский сахар».

Несмотря на то что Мошкович был отстранен от управления «Русский сахар», сдаваться он не собирался. Целый год его единомышленники «закрывали» сироп для ухода от пошлин. Сахар-сырец растворяли в воде и ввозили на территорию страны под видом сиропа. Это было сделано, по словам Мошковича, не только для борьбы с конкурентами, но и с государством. В это же время был сделан шаг, который никто не повторил – он брендировал продукт. Так на рынке появился рафинад «Чайкофский».

Главные события в жизни предпринимателя:

  • 1999 г. основание компании «Русарго»;
  • 2001 г. член совета директоров АБ «Собинбанк»;
  • 2010 г. депутат белгородской областной Думы.

Являлся членом Комитета Совета Федерации по делам содружества независимых государств и комиссии Совета Федерации по делам молодежи и туризму. В 2014 году он досрочно отказался от должности, чтобы больше возможностей было для экономического развития компании «Русарго».

Предприятия Вадима Мошковича работают по четырем основным направлениям:

  1. Сельское хозяйство. Под контролем находится более 680 тыс. гектаров земли в Центрально-Черноземном районе России.
  2. Сахарный бизнес. Открыты 6 перерабатывающих заводов.
  3. Масложировой бизнес. На комплексах производят маргарин и майонез.
  4. Мясной бизнес. В 2012 г. была открыта бройлерная птицефабрика в Тамбовской области.

Бизнесмену принадлежит компания «Масштаб», являющаяся одним из крупнейших застройщиков Новой Москвы. В начале ее деятельности была привлечена международная консалтинговая компания для изучения опыта наиболее успешных городов мира. Благодаря ему был разработан план застройки территорий. Он включает не только строительство кварталов, но и создание городского пространства с хорошо развитой социальной и транспортной инфраструктурой, возможностью создавать рабочие места рядом с жильем. В 2013 г. Мошкович передал столице на безвозмездной основе 307 га земли для возведения административно-делового центра Новой Москвы.

Вадим Мошкович финансирует проект по созданию школы для одаренных детей в Коммунарке. По планам предпринимателя, учебное заведение должно привлечь лучший педагогический состав, будет обеспечена материальной базой для предоставления полного комплекса возможностей и всестороннего развития одаренных ребят. От 50 до 75% детей смогут получить гранты на обучение. Выпускники школы смогут поступать в лучшие высшие заведения планеты. Первых учеников школа приняла в сентябре 2018 г.

Кроме этого, Вадим Мошкович является членом попечительского совета Национального исследовательского университета Высшей школы экономики, расположенной в Москве, а также Белгородского государственного университета.

В заключение отметим: с 2011 года В. Мошкович находится в рейтингах Forbes в списке двухсот богатейших бизнесменов России. В 2018 г. он занял 50 строчку в этом списке и 1215 в общемировом рейтинге.

www.kakprosto.ru

Вадим Мошкович -Агроинвестор

Основатель «Русагро», а сейчас сенатор Вадим Мошкович — резкий человек и поразительно эффективный бизнесмен, сходятся во мнении знающие его люди. Более 20 лет назад он начал бизнес с продажи компьютеров, а в 1990—2000-е годы выстроил один из крупнейших оте-чественных агрохолдингов. В 2008 году Forbes оценивал состояние Мошковича в $1,3 млрд. В мае «Русагро» станет первой российской компанией АПК, с начала нынешнего кризиса вышедшей на IPO.

«До IPO в сельском хозяйстве дорога длиною в жизнь. Об этом можно и не говорить», — утверждал Мошкович в 2002 году. Но тогда бизнесмен, похоже, недооценил себя. Сейчас деловые СМИ обсуждают предстоящее в мае IPO «Русагро» на лондонской LSE (по данным газеты «Коммерсантъ») или на российских (информация «Ведомостей») фондовых биржах. Организаторами размещения назначены «Ренессанс Капитал», Альфа-банк и Credit Suisse. Компания планирует получить за 30% акций $300 млн. Таким образом, весь бизнес оценивается в $1 млрд. Для сравнения, самый дорогой из публичных агрохолдингов СНГ — украинский «Мироновский хлебопродукт» — торгуется на Лондонской фондовой бирже исходя из капитализации около $1,3 млрд.

Для IPO создано новое юридическое лицо: ОАО «Группа «Русагро», куда переданы доли Мошковича и его жены Наталии Быковской в головной компании холдинга ООО «Группа компаний «Русагро». В обмен Мошкович и Быковская получили столько же акций ОАО. Даже тот факт, что почти все акции ООО «ГК «Русагро» заложены Сбербанку, не мешает сделке. Полученные деньги бизнесмены планируют пустить не на реструктуризацию кредитов, а на новые поглощения.

Сумка денег

Мошкович родился 6 апреля 1967 года в Москве. В 1984-м окончил, тоже в столице, 10 «В» класс одной из лучших российских школ в сфере математического и физического образования — 57-й математической. Потом поступил в МИРЭА, где изучал компьютерную томографию. Первый деловой опыт Мошкович получил благодаря приятелю-студенту, предложившему продать компьютер. Тогда ЭВМ была дорогостоящей технической диковинкой, которую можно было обменять на «Жигули». Мошкович продал не один, а 11 компьютеров и получил целую сумку советских денег. Правда, первый заработок был израсходован довольно бездарно: большая его часть попала на счет в Сбербанке, где и превратилась в один прекрасный день в дым, писали «Ведомости».

В 1989-м, за год до окончания института, Мошкович серьезно увлекся зарабатыванием денег. «Я попал на биржу к Боровому. Опять-таки случайно, — вспоминал он на страницах журнала «Карьера», имея в виду предпринимателя Константина Борового, который как раз в то время занимался созданием Московской, а затем Российской товарно-сырьевой бирж. — За один день я заработал на машину. Тогда можно было стать миллионером, проработай я там дольше». Работа стала вторым вузом, объяснившим студенту, что происходит в экономике страны.

По словам Мошковича, его биржевая деятельность очень не понравилась родителям. Они настаивали на продолжении высшего образования. Но Мошкович их не послушал — окончил МИРЭА только в 1992 году. Получив диплом, он ушел с Московской товарно-сырьевой биржи и вместе с партнерами основал строительную компанию «Авгур Эстейт», в которой и сейчас является президентом. Затем стал соучредителем и главой ТОО «Мэлла лимитед», созданного в начале 1993 года.

Попытка Мошковича заработать на постройке гаражей в Ясенево окончилась трагикомически. В ходе работ случайно был порван водопровод, яма заполнилась кипятком, в котором и сгинул экскаватор. К счастью, предпринимателям удалось быстро восстановить снабжение микрорайона горячей водой. Куда удачнее была торговля водкой «Белый орел» через «Мэллу». Она принесла организаторам немалую прибыль, а телереклама водки вошла в постсоветский народный фольклор.

Сладкий бизнес

В 1995 году Мошкович вплотную подобрался к агробизнесу. Он учредил компанию «Шугар трейдинг» и начал разовые поставки сахара крупнейшим кондитерским фабрикам — «Красному октябрю», «Рот Фронту», «Бабаевскому». Мошкович любит рассказывать журналистам, что многое в его жизни происходит случайно. Говорит, в частности, что волей судьбы оказался на «Красном Октябре», который как раз нуждался в сахаре. Дальше ситуация развивалась как в классическом анекдоте: двое ударили по рукам, после чего один отправился искать деньги, а другой — товар. «Вы помните, что тогда творилось на рынке? Прежние механизмы снабжения были разрушены. […] Не было еще стабильных поставщиков, не было ни одной компании с именем», — объяснял Мошкович «Карьере», как малоизвестной компании удалось быстро стать поставщиком таких гигантов.

В 1997—1999 годах приобретаются первые производственные мощности — три сахарных завода в Белгородской области, — и компания становится не только трейдинговой. «Шугар» начинает выращивать сахарную свеклу и в 1999 году входит в тройку лидеров сахарного бизнеса, заняв 19% рынка. Мошкович поставляет сахар на 20 кондитерских фабрик России, работает в 50 регионах и решается выйти на новые рынки — производство зерна и переработка масличных. В 2000 году для реализации агропроектов создается компания «Русагро-Инвест» (в дальнейшем войдет в ООО «ГК «Русагро», в 2003-м объединившее все активы Мошковича). «Я менеджер, а управленцу все равно, какой бизнес ставить на ноги. Если есть понимание процессов, можно и корабли строить, и зерно выращивать, получая от этого прибыль. Важно всегда быть первым. Вне зависимости от того, чем ты занимаешься. Важно находить какие-то маркетинговые, управленческие решения раньше, чем другие», — говорил он журналу «Карьера». В 2003 году Мошкович еще раз подтвердил свои слова делом, создав розничный сахарный бренд «Чайкофский» и став таким образом первопроходцем в брендировании сахара.

В 2001 году «Русагро» вовсю скупает активы: приобретает два элеватора, Краснодарский МЖК, еще один сахарный завод — Усть-Лабинский в Краснодарском крае. Также компания объявляет о слиянии с «Роспродом» — владельцем сахарного завода в Тамбовской области и 57% акций Аннинского МЭЗа (Воронежская область). Сделка обходится Мошковичу в $20 млн — столько компания заплатила Сбербанку за его пакет в «Роспроде». Тогда же на Мошковича оформляется кредитная линия «Роспрода» в Сбербанке на $120 млн. Участники рынка говорили, что вся сделка проводилась именно ради этих денег, и реальных активов в ней якобы не было: «Русагро» заплатил Сберу $20 млн, а в обмен на это последний переоформил на компанию Мошковича кредит «Роспрода» ($120 млн). На часть этих денег «Русагро» в 2000 году якобы купила у государства на аукционе импортные сахарные сырцовые квоты — 29 лотов по 25 тыс. т каждый.

В 2001 году в собственности компании находится 50 тыс. га земли, годовая мощность ее сахарных заводов составляет около 900 тыс. т белого сахара. Мошкович называет себя одним из трейдеров, инициировавших введение механизма пошлин и квот на импорт сахара.

Битвы за контроль

В 2001 году «Русагро» и «Разгуляй» поссорились из-за Аннинского МЭЗа («Русагро» приобрела 57% МЭЗа, «Разгуляй» владел 39,6%). Обе стороны конфликта создали на предприятии по совету директоров. В том же году «Русагро» покупает треть акций компании «Русский сахар» (владел тремя сахарными заводами) и снова начинает битву за контроль над активами. «Русагро» созывает внеочередное собрание акционеров, пытаясь сменить руководство «Русского сахара». Два других акционера (ЗАО «Агро-брокридж» и «Р.С. Инвестмент», у каждого по 1/3 акций) заподозрили компанию в попытке захватить контроль. В конце концов «Русагро» обменяла свою долю акций на один из принадлежащих «Русскому сахару» заводов — Знаменский (Тамбовская область). Аналитики комментировали, что актив достался «Русагро» в два раза дешевле его рыночной стоимости.

Наибольший резонанс получила история с приобретением Кропоткинского МЭЗа (Краснодарский край), одного из крупнейших в России масложировых предприятий. В 2003 году 65% его акций скупила группа «Сигма», немедленно заключила стратегическое партнерство с «Русагро» и передала Мошковичу более 50% акций МЭЗа «в счет будущих инвестиций в завод», признавался гендиректор «Сигмы» Павел Свирский. Мошкович стал председателем наблюдательного совета МЭЗа и пообещал провести на заводе модернизацию. Однако спустя всего два месяца после сделки представители МЭЗа подали жалобу на «Сигму» и «Русагро» в комиссию РСПП по корпоративной этике, обвинив компании в попытке недружественного захвата — якобы «Русагро» провела незаконную допэмиссию акций «Кропоткинского».

В апреле 2004 года бывшее руководство МЭЗа в сопровождении следователей прокуратуры и бойцов местного СОБРа предприняло попытку захвата комбината. Летом того же года «Русагро» снова, как и в случае с «Русским сахаром», предпочла вернуть свой пакет акций продавцу, в данном случае «Сигме». Незадолго до этого московский арбитраж признал допэмиссию, проведенную «Русагро», незаконной, а ФСФР аннулировала ее. Решение о предъявлении Мошковичу обвинения в мошенничестве было отменено лишь зимой 2005 года прокуратурой Москвы. Когда белгородская облдума избрала Мошковича своим представителем в Совете Федерации, коммунисты протестовали, обвиняя нового сенатора в том, что ему понадобилась депутатская неприкосновенность из-за уголовных дел. Было это, впрочем, уже в 2006 году.

Перетасовка активов и новые проекты

В 2003 году «Русагро» делает первый шаг на рынок фасованной масложировой продукции — покупает контрольный пакет огромного Екатеринбургского МЖК, выпускающего майонез «Марио» и масло «Аведовъ». Мошкович объявляет об амбициозных планах занять до 20% российского рынка фасованной масложировой продукции. В том же году он приобретает Лабинский (на Кубани) и Лискинский (под Воронежем) МЭЗы. К этому моменту «Русагро» — один из крупнейших игроков российского агрорынка. Мошкович подписывает со Сбербанком, Федеральным агентством по сельскому хозяйству и администрацией Белгородской области соглашение о создании крупного свинокомплекса. Спустя два года дочернее предприятие «Русагро», «Белгородский бекон», начнет его строительство. На проектную мощность — 60 тыс. т свинины в живом весе в год — проект должен выйти в этом году.

После этого компания прекращает скупку активов и приступает к оптимизации бизнес-процессов. Для этого Мошкович последовательно избавляется сначала от элеваторов — продает их Cargill, затем меняется с «Продимексом» сахарными заводами в Воронежской и Белгородской областях, благодаря чему приобретает полный контроль над сахарным рынком последней. В 2006 году Аннинский МЭЗ, когда-то рассоривший «Русагро» с «Разгуляем», вместе с еще четырьмя маслозаводами переходит в руки холдинга «Юг Руси», Усть-Лабинский сахарный завод продается принадлежащему Олегу Дерипаске агрохолдингу «Кубань». В собственности компании остается шесть сахарных заводов и Екатеринбургский МЖК. «Русагро» продолжает развивать растениеводство и молочное животноводство в Белгородской, Воронежской и Тамбовской областях.

Вырученные от продажи МЭЗов деньги (а это, по мнению экспертов, более $100 млн) Мошкович решает частично инвестировать в деятельность «Авгур Эстейта». Еще в 2004—2005 годах «Авгур Эстейт» выкупил 13 тыс. га, принадлежавших подмосковному племзаводу «Коммунарка» (территория 3-23 км от МКАД вдоль Калужского шоссе — федеральной магистрали «А101»). В 2006 году он объявил о планах застрои

www.agroinvestor.ru

Вадим Мошкович -Агроинвестор

Основатель «Русагро», а сейчас сенатор Вадим Мошкович — резкий человек и поразительно эффективный бизнесмен, сходятся во мнении знающие его люди. Более 20 лет назад он начал бизнес с продажи компьютеров, а в 1990—2000-е годы выстроил один из крупнейших оте-чественных агрохолдингов. В 2008 году Forbes оценивал состояние Мошковича в $1,3 млрд. В мае «Русагро» станет первой российской компанией АПК, с начала нынешнего кризиса вышедшей на IPO.

«До IPO в сельском хозяйстве дорога длиною в жизнь. Об этом можно и не говорить», — утверждал Мошкович в 2002 году. Но тогда бизнесмен, похоже, недооценил себя. Сейчас деловые СМИ обсуждают предстоящее в мае IPO «Русагро» на лондонской LSE (по данным газеты «Коммерсантъ») или на российских (информация «Ведомостей») фондовых биржах. Организаторами размещения назначены «Ренессанс Капитал», Альфа-банк и Credit Suisse. Компания планирует получить за 30% акций $300 млн. Таким образом, весь бизнес оценивается в $1 млрд. Для сравнения, самый дорогой из публичных агрохолдингов СНГ — украинский «Мироновский хлебопродукт» — торгуется на Лондонской фондовой бирже исходя из капитализации около $1,3 млрд.

Для IPO создано новое юридическое лицо: ОАО «Группа «Русагро», куда переданы доли Мошковича и его жены Наталии Быковской в головной компании холдинга ООО «Группа компаний «Русагро». В обмен Мошкович и Быковская получили столько же акций ОАО. Даже тот факт, что почти все акции ООО «ГК «Русагро» заложены Сбербанку, не мешает сделке. Полученные деньги бизнесмены планируют пустить не на реструктуризацию кредитов, а на новые поглощения.

Сумка денег

Мошкович родился 6 апреля 1967 года в Москве. В 1984-м окончил, тоже в столице, 10 «В» класс одной из лучших российских школ в сфере математического и физического образования — 57-й математической. Потом поступил в МИРЭА, где изучал компьютерную томографию. Первый деловой опыт Мошкович получил благодаря приятелю-студенту, предложившему продать компьютер. Тогда ЭВМ была дорогостоящей технической диковинкой, которую можно было обменять на «Жигули». Мошкович продал не один, а 11 компьютеров и получил целую сумку советских денег. Правда, первый заработок был израсходован довольно бездарно: большая его часть попала на счет в Сбербанке, где и превратилась в один прекрасный день в дым, писали «Ведомости».

В 1989-м, за год до окончания института, Мошкович серьезно увлекся зарабатыванием денег. «Я попал на биржу к Боровому. Опять-таки случайно, — вспоминал он на страницах журнала «Карьера», имея в виду предпринимателя Константина Борового, который как раз в то время занимался созданием Московской, а затем Российской товарно-сырьевой бирж. — За один день я заработал на машину. Тогда можно было стать миллионером, проработай я там дольше». Работа стала вторым вузом, объяснившим студенту, что происходит в экономике страны.

По словам Мошковича, его биржевая деятельность очень не понравилась родителям. Они настаивали на продолжении высшего образования. Но Мошкович их не послушал — окончил МИРЭА только в 1992 году. Получив диплом, он ушел с Московской товарно-сырьевой биржи и вместе с партнерами основал строительную компанию «Авгур Эстейт», в которой и сейчас является президентом. Затем стал соучредителем и главой ТОО «Мэлла лимитед», созданного в начале 1993 года.

Попытка Мошковича заработать на постройке гаражей в Ясенево окончилась трагикомически. В ходе работ случайно был порван водопровод, яма заполнилась кипятком, в котором и сгинул экскаватор. К счастью, предпринимателям удалось быстро восстановить снабжение микрорайона горячей водой. Куда удачнее была торговля водкой «Белый орел» через «Мэллу». Она принесла организаторам немалую прибыль, а телереклама водки вошла в постсоветский народный фольклор.

Сладкий бизнес

В 1995 году Мошкович вплотную подобрался к агробизнесу. Он учредил компанию «Шугар трейдинг» и начал разовые поставки сахара крупнейшим кондитерским фабрикам — «Красному октябрю», «Рот Фронту», «Бабаевскому». Мошкович любит рассказывать журналистам, что многое в его жизни происходит случайно. Говорит, в частности, что волей судьбы оказался на «Красном Октябре», который как раз нуждался в сахаре. Дальше ситуация развивалась как в классическом анекдоте: двое ударили по рукам, после чего один отправился искать деньги, а другой — товар. «Вы помните, что тогда творилось на рынке? Прежние механизмы снабжения были разрушены. […] Не было еще стабильных поставщиков, не было ни одной компании с именем», — объяснял Мошкович «Карьере», как малоизвестной компании удалось быстро стать поставщиком таких гигантов.

В 1997—1999 годах приобретаются первые производственные мощности — три сахарных завода в Белгородской области, — и компания становится не только трейдинговой. «Шугар» начинает выращивать сахарную свеклу и в 1999 году входит в тройку лидеров сахарного бизнеса, заняв 19% рынка. Мошкович поставляет сахар на 20 кондитерских фабрик России, работает в 50 регионах и решается выйти на новые рынки — производство зерна и переработка масличных. В 2000 году для реализации агропроектов создается компания «Русагро-Инвест» (в дальнейшем войдет в ООО «ГК «Русагро», в 2003-м объединившее все активы Мошковича). «Я менеджер, а управленцу все равно, какой бизнес ставить на ноги. Если есть понимание процессов, можно и корабли строить, и зерно выращивать, получая от этого прибыль. Важно всегда быть первым. Вне зависимости от того, чем ты занимаешься. Важно находить какие-то маркетинговые, управленческие решения раньше, чем другие», — говорил он журналу «Карьера». В 2003 году Мошкович еще раз подтвердил свои слова делом, создав розничный сахарный бренд «Чайкофский» и став таким образом первопроходцем в брендировании сахара.

В 2001 году «Русагро» вовсю скупает активы: приобретает два элеватора, Краснодарский МЖК, еще один сахарный завод — Усть-Лабинский в Краснодарском крае. Также компания объявляет о слиянии с «Роспродом» — владельцем сахарного завода в Тамбовской области и 57% акций Аннинского МЭЗа (Воронежская область). Сделка обходится Мошковичу в $20 млн — столько компания заплатила Сбербанку за его пакет в «Роспроде». Тогда же на Мошковича оформляется кредитная линия «Роспрода» в Сбербанке на $120 млн. Участники рынка говорили, что вся сделка проводилась именно ради этих денег, и реальных активов в ней якобы не было: «Русагро» заплатил Сберу $20 млн, а в обмен на это последний переоформил на компанию Мошковича кредит «Роспрода» ($120 млн). На часть этих денег «Русагро» в 2000 году якобы купила у государства на аукционе импортные сахарные сырцовые квоты — 29 лотов по 25 тыс. т каждый.

В 2001 году в собственности компании находится 50 тыс. га земли, годовая мощность ее сахарных заводов составляет около 900 тыс. т белого сахара. Мошкович называет себя одним из трейдеров, инициировавших введение механизма пошлин и квот на импорт сахара.

Битвы за контроль

В 2001 году «Русагро» и «Разгуляй» поссорились из-за Аннинского МЭЗа («Русагро» приобрела 57% МЭЗа, «Разгуляй» владел 39,6%). Обе стороны конфликта создали на предприятии по совету директоров. В том же году «Русагро» покупает треть акций компании «Русский сахар» (владел тремя сахарными заводами) и снова начинает битву за контроль над активами. «Русагро» созывает внеочередное собрание акционеров, пытаясь сменить руководство «Русского сахара». Два других акционера (ЗАО «Агро-брокридж» и «Р.С. Инвестмент», у каждого по 1/3 акций) заподозрили компанию в попытке захватить контроль. В конце концов «Русагро» обменяла свою долю акций на один из принадлежащих «Русскому сахару» заводов — Знаменский (Тамбовская область). Аналитики комментировали, что актив достался «Русагро» в два раза дешевле его рыночной стоимости.

Наибольший резонанс получила история с приобретением Кропоткинского МЭЗа (Краснодарский край), одного из крупнейших в России масложировых предприятий. В 2003 году 65% его акций скупила группа «Сигма», немедленно заключила стратегическое партнерство с «Русагро» и передала Мошковичу более 50% акций МЭЗа «в счет будущих инвестиций в завод», признавался гендиректор «Сигмы» Павел Свирский. Мошкович стал председателем наблюдательного совета МЭЗа и пообещал провести на заводе модернизацию. Однако спустя всего два месяца после сделки представители МЭЗа подали жалобу на «Сигму» и «Русагро» в комиссию РСПП по корпоративной этике, обвинив компании в попытке недружественного захвата — якобы «Русагро» провела незаконную допэмиссию акций «Кропоткинского».

В апреле 2004 года бывшее руководство МЭЗа в сопровождении следователей прокуратуры и бойцов местного СОБРа предприняло попытку захвата комбината. Летом того же года «Русагро» снова, как и в случае с «Русским сахаром», предпочла вернуть свой пакет акций продавцу, в данном случае «Сигме». Незадолго до этого московский арбитраж признал допэмиссию, проведенную «Русагро», незаконной, а ФСФР аннулировала ее. Решение о предъявлении Мошковичу обвинения в мошенничестве было отменено лишь зимой 2005 года прокуратурой Москвы. Когда белгородская облдума избрала Мошковича своим представителем в Совете Федерации, коммунисты протестовали, обвиняя нового сенатора в том, что ему понадобилась депутатская неприкосновенность из-за уголовных дел. Было это, впрочем, уже в 2006 году.

Перетасовка активов и новые проекты

В 2003 году «Русагро» делает первый шаг на рынок фасованной масложировой продукции — покупает контрольный пакет огромного Екатеринбургского МЖК, выпускающего майонез «Марио» и масло «Аведовъ». Мошкович объявляет об амбициозных планах занять до 20% российского рынка фасованной масложировой продукции. В том же году он приобретает Лабинский (на Кубани) и Лискинский (под Воронежем) МЭЗы. К этому моменту «Русагро» — один из крупнейших игроков российского агрорынка. Мошкович подписывает со Сбербанком, Федеральным агентством по сельскому хозяйству и администрацией Белгородской области соглашение о создании крупного свинокомплекса. Спустя два года дочернее предприятие «Русагро», «Белгородский бекон», начнет его строительство. На проектную мощность — 60 тыс. т свинины в живом весе в год — проект должен выйти в этом году.

После этого компания прекращает скупку активов и приступает к оптимизации бизнес-процессов. Для этого Мошкович последовательно избавляется сначала от элеваторов — продает их Cargill, затем меняется с «Продимексом» сахарными заводами в Воронежской и Белгородской областях, благодаря чему приобретает полный контроль над сахарным рынком последней. В 2006 году Аннинский МЭЗ, когда-то рассоривший «Русагро» с «Разгуляем», вместе с еще четырьмя маслозаводами переходит в руки холдинга «Юг Руси», Усть-Лабинский сахарный завод продается принадлежащему Олегу Дерипаске агрохолдингу «Кубань». В собственности компании остается шесть сахарных заводов и Екатеринбургский МЖК. «Русагро» продолжает развивать растениеводство и молочное животноводство в Белгородской, Воронежской и Тамбовской областях.

Вырученные от продажи МЭЗов деньги (а это, по мнению экспертов, более $100 млн) Мошкович решает частично инвестировать в деятельность «Авгур Эстейта». Еще в 2004—2005 годах «Авгур Эстейт» выкупил 13 тыс. га, принадлежавших подмосковному племзаводу «Коммунарка» (территория 3-23 км от МКАД вдоль Калужского шоссе — федеральной магистрали «А101»). В 2006 году он объявил о планах застроить больше половины этой территории (120 тыс. кв. м) жильем. Этот проект, получивший название «А101», сенатор намерен реализовать несмотря на кризис: сейчас идет строительство первой очереди — жилого микрорайона, продолжается поиск партнеров. Если планы удастся воплотить в реальность, Мошкович построит жилье для 300 тыс. человек.

Помимо агробизнеса и строительства, Мошковича привлекает банковский бизнес. Сенатор был миноритарным акционером Сбербанка (по данным «Ведомостей», летом 2009 года владел 0,2%-ным пакетом, более поздняя информация недоступна) и «Собинбанка». Последний сейчас на 100% принадлежит «Газ-энергопромбан

www.agroinvestor.ru

Сладкая жизнь. Вадим Мошкович | Forbes.ru

Добавив весной этого года ко всем своим активам членство в Совете Федерации (за его кандидатуру проголосовали 27 из 31 депутата Белгородского заксобрания), Мошкович дополнил имидж классического российского бизнесмена. Зачем вообще бизнесмен пошел во власть? «Мое место сегодня в регулировании рынка, а не в управлении конкретной компанией, — объясняет создатель «Русагро» в интервью Forbes. — Я могу из кожи вылезти, снизить затратную часть до любого состояния. Но пока в стране отсутствует понимание аграрной политики, в любой момент правила могут измениться, и я ничего с этим не сделаю».

Впрочем, до сих пор Мошковичу удавалось приспосабливаться к любым правилам. Знающий его 15 лет бизнесмен Рафаэль Филинов, бывший акционер пейджинговой компании VessoLink, а теперь золотодобытчик, так говорит о Мошковиче: «Он игрок. И ему все равно во что играть. Он будет переживать проигрыш на бильярде не меньше, чем неудачу в борьбе за какой-нибудь завод».

Уступать Мошкович действительно не любит. Он вырос в пролетарском районе Москвы, где ученику престижной математической спецшколы приходилось «решать вопросы» со сверстниками не только с помощью интеллекта. Учась на последнем курсе института радиоэлектроники и автоматики, организовал с товарищами фирму, чтобы торговать на только что созданной Константином Боровым Московской товарно-сырьевой бирже. С той площадки начался взлет многих бизнесменов. Торги по зерну организовывал, например, будущий металлургический магнат Михаил Живило. Олег Дерипаска работал на бирже брокером, а никому не известная украинка Юлия Тимошенко закупала здесь российские нефтепродукты. «В первую очередь это было место коммуникаций. Я обзавелся многими контактами», — вспоминает Мошкович.

Через одного из таких новых знакомых предприниматель занялся сбытом произведенной в США водки «Белый орел». Как говорит сам Мошкович, «искал легальные пути ввоза продукции на рынок». Получалось неплохо: водку ввозили по льготным схемам, которыми власть тогда щедро одарила спортивные и благотворительные фонды. Мошкович убедил владельцев марки дать рекламу на телевидении и придумал, как сократить потери на бое тары: стеклянную бутылку заменили на пластиковую флягу.

Но вскоре Мошковича с его тогдашним партнером Олегом Рогачевым (в 1996 году он погиб в результате поджога одной из московских бильярдных) увлек более выгодный бизнес. Созданная ими в 1992 году фирма «Авгур Эстейт» занималась расселением и перепродажей квартир в центре Москвы. Тогда же они познакомились с руководством фабрики «Красный Октябрь». Кондитеры испытывали перебои с поставками сахара. А у Мошковича нашлись друзья, поставлявшие по бартеру нефтепродукты на Украину и страдающие, в свою очередь, от отсутствия «живых» денег. Бизнесмен, по сути, скопировал схему, по которой в том же 1995 году «Менатеп» и «Альфа-эко» отправляли российскую нефть на Кубу в обмен на сахар-сырец, только он начал работать с украинскими сахарными заводами. Сегодня он скуп в оценках доходности сложившегося механизма: «Это были ценовые качели». Но, по словам начинавших тогда же трейдеров, на сахаре можно было зарабатывать ничуть не хуже, чем на торговле нефтью.

«Сладкая» жизнь продлилась недолго: в 1997 году правительство решило оградить 96 умиравших российских заводов от наплыва сахара с Украины, резко увеличив импортные пошлины. Именно тогда Мошкович приобрел «Ржевский сахарник», где теперь деловито расспрашивает директора об урожае. «Вадим сразу понял, что просто торговать сахаром не очень эффективно. Сахарный рынок — это производство, свекла», — рассказывает бывший гендиректор «Русагро», а ныне глава конкурирующей компании «Евросервис» Марина Голованова. На «Ржевском сахарнике» Мошкович не остановился — к 2000 году глава «Русагро» владел уже четырьмя заводами. «Он стремится консолидировать любую отрасль», — говорит Михаил Липский, глава компании «Русский сахар», с которой Мошкович в 2001-м вступил в союз (он просуществовал всего год).

Тогда же «Русагро» купила одного из крупнейших импортеров сахара-сырца ЗАО «Российское продовольствие» («Роспрод»), принадлежавшее Сбербанку. На рынке поползли слухи, что испытывающий трудности «Роспрод» был выкуплен «Русагро» в обмен на обещание щедрых банковских кредитов (Сбербанк действительно основной кредитор проектов Мошковича). Что, мол, с тех пор и завязалось сотрудничество предпринимателя с ныне могущественным зампредом Сбербанка Аллой Алешкиной, отвечающей за кредитную политику. «Это бред сивой кобылы», — говорит об особых отношениях с крупнейшим банком страны сам Мошкович.

Как бы то ни было, после сделок по слиянию «Русагро» превратилась в одну из крупнейших сахарных компаний России с объемом производства более 700 000 т (11% рынка). Чтобы произвести сахар, используемый в пищевой промышленности или поступающий непосредственно в розничную торговлю, нужно иметь сырье. Источников его всего два — либо импортировать сахар-сырец, либо перерабатывать свеклу в России. На тот момент более двух третей сахара делалось из дешевого привозного сырья. Но на нем отечественные сахарозаводчики из-за частых ценовых колебаний почти не зарабатывали: «выход в ноль» считался хорошим результатом.

Мошкович стал постоянным членом «сахарных» делегаций в Минэкономразвития и Минсельхоз, предлагавших меры по защите отечественного производителя. Итог: испробовав за прошедшие несколько лет выдачу лицензий, квот и сезонные пошлины, с 2004 года правительство ввело гибкую импортную пошлину на сахар-сырец (чем выше на него цена на мировых биржах, тем ниже пошлина и наоборот) и фактически запретительную импортную пошлину на белый сахар. Есть ли в введении этой системы заслуга Мошковича? «Есть коммерсант и есть чиновник. Вадик заставляет чиновника поверить, что с коммерсантом можно договариваться», — рассказывает о бизнесмене его одноклассник, совладелец «М-Видео» Александр Зайонц.

Регулирование рынка привело к тому, что его покинули десятки компаний, которым перерабатывать сырец стало невыгодно. «Он всегда говорил: я готов сделать так, чтобы сырец был убыточен для других, а сам буду отбивать свои деньги на свекле», — рассказывает о Мошковиче Голованова из «Евросервиса». Свекловичный сахар можно продавать с маржой до 50%. Но выгодно не значит доступно: половина российского сахара до сих пор производится из сырца — свеклы на всех не хватает. Мошкович, а точнее его наемные менеджеры, озабочен ростом урожаев. В этом году 30 хозяйств, входящих в холдинг «Русагро», собрали 820 000 т, за последние 5 лет урожаи выросли почти в 10 раз. Это не предел: по данным Sugar Monitoring ISCO, c одного посеянного гектара в России сейчас получают 3 т сахара, в то время как в Голландии этот показатель в четыре раза выше.

На трудовые подвиги в «Русагро» мотивируют в лучших советских традициях. За дисциплиной в хозяйствах с общей площадью пашни 160 000 га и армией из шести тысяч крестьян следит бывший полковник танковых войск Юрий Костюк. В компании есть переходящий кубок «Русагро», на котором ежегодно гравируется название лучшего хозяйства. Аналогия с Кубком Стэнли, на чьих стенках тоже каждый год добавляются новые имена, не случайна: Мошкович играет на досуге в хоккей (на большой лед его впервые вывел другой сахарщик, глава компании «Продимекс» Игорь Худокормов). Кабинеты директоров заводов и хозяйств увешаны благодарственными дипломами и грамотами, подписанными лично хозяином «Русагро». «Это оказалась удивительно эффективная форма мотивации людей, лучше, чем материальное поощрение», — отмечает бизнесмен. «Он делает людей солидарными», — подтверждает Александр Зайонц.

Самого Зайонца глава «Русагро» уговорил шесть лет назад (бывшие одноклассники еще и соседи по загородному поселку) стать партнером по новому для группы зерновому бизнесу. Компаньоны обзавелись четырьмя элеваторами и портовым терминалом. Очень кстати: в стране три года подряд были высокие урожаи, и российское зерно стало востребованным за границей. В сезоне 2002–2003 годов Россия экспортировала 16,5 млн т зерна, почти в три раза больше, чем годом ранее. Прибыльный бизнес (экспортеры зарабатывали $10–15 на тонне плюс возврат НДС) привлек внимание крупных международных трейдеров. Элеваторами и зерновыми терминалами в России обзавелись Cargill, Bunge, Glencore и Louis Dreyfus. Что могла противопоставить «Русагро» иностранным гигантам? «У нас не было логистики, отсутствовал хороший менеджмент, да и трейдинг как таковой лично мне, как акционеру, не интересен», — признает Мошкович. Вместо того чтобы вкладываться в создание своего флота и строительство терминалов, он предпочел выйти из бизнеса. В 2005 году элеваторы и терминал были проданы американской Cargill более чем за $20 млн.

Стоило ли тогда так стараться — выстраивать бизнес? «Мошкович легко перекладывает деньги из одного направления в другое», — говорит бывший сотрудник компании. Еще скупая элеваторы, Мошкович с Зайонцем заинтересовались заводами по производству масла. Ситуация в отрасли была такой же, как и на рынке зерна: большая разобщенность (десятки локальных производителей с малоизвестными брэндами) и высокая доходность на выходе: рентабельность продаж бутилированного масла доходила до 30%.

Мошкович прибег к излюбленному приему — скупке максимального количества заводов в сжатые сроки. Но бизнесмен так торопился, что увяз в корпоративной войне. На контроль над Кропоткинским и Лабинским МЭЗами, акции которых «Русагро» в 2003-м и 2004 годах выкупила у группы «Сигма» Павла Свирского, также претендовали холдинг NTP Group, совладелец группы «Русская бакалея» Александр Старцев и группа «ОГО». Конфликт удалось погасить только в прошлом году.

А минувшим летом Мошкович, еще недавно утверждавший, что собирается планомерно отвоевывать себе место на рынке подсолнечного масла, неожиданно продал пять своих маслоэкстракционных заводов ростовскому «Югу Руси». Странно? Отнюдь. Рентабельность производства подсолнечного масла падает. В России избыток производственных мощностей (8 млн т), заводы в 2005-м были загружены на 70%. Выход один — наращивать объемы производства, минимизировать издержки, выпускать продукцию более высокой переработки. «Основная маржа в бутылке», — отмечает исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. «Русагро» не стала ввязываться в маркетинговую войну с конкурентами (доля ее марки «Аведов», по данным агентства «Бизнес-Аналитика», всего 7%, тогда как на марку «Золотая семечка» ростовского «Юга Руси» приходится в два раза больше). Так что более чем $50 млн, вырученных за заводы, вполне закономерный исход интриги. По мнению экспертов, Мошкович отказался от масла вовремя — с вводом в строй новых мощностей старые МЭЗы дешевеют.

Как потратить вырученные деньги? Похоже, такая проблема перед Мошковичем никогда не стояла. Обожающий быструю езду на спортивных автомобилях (одна из последних его покупок — Ferrari Scaglietti), Вадим Мошкович не любит монотонные усовершенствования, предпочитая зарабатывать деньги стремительно. В конце 2004 года его группа объявила о строительстве в Белгородской области свиноводческого комплекса мощностью 60 000 т и стоимостью $220 млн. Голованова из компании «Евросервис», которая тоже обустраивает два животноводческих хозяйства, говорит, что проект «почти беспроигрышный». Рынок мяса ненасыщен: средний житель России потребляет около 52 кг мяса в год, в то время как средний европеец — свыше 80 кг. Против строительства, правда, выступает другой крупный белгородский землепользователь, глава «Интеко Агро» Виктор Батурин. «Мошкович работает на землях, которые принадлежат мне на правах коллективно-долевой собственности, ссылаясь на какие-то мифические договора аренды земельных долей», — рассказывает Батурин в интервью Forbes. Глава «Русагро» наличие конфликта отрицает и в декабре обещает завести на ферме первое поголовье. А производство комбикормов будет налажено на оставшемся у него элеваторе под Белгородом.

Впрочем, животноводство — не самый быстрый способ разбогатеть. Моментальную прибыль можно извлечь из того, чем Мошкович занимался в молодости, — биржевой торговли. Только на этот раз не товарами народного потребления, а акциями.

Мошкович очень удачно вложил деньги. До начала 2005 года ему принадлежало 2,3% акций Сбербанка — один из крупнейших пакетов среди частных инвесторов. И хотя более двух третей акций было заложено по кредитам группы, вряд ли новоиспеченный сенатор остался внакладе, продав в итоге свой пакет депутату Госдумы, хозяину «Нафта Москва» Сулейману Керимову. Ценные бумаги главного банка страны за пять лет подорожали более чем в 20 раз, на момент продажи пакет Мошковича мог стоить более $200 млн. Расстался бизнесмен и с акциями «Газпрома» — говорит, понадобились деньги на развитие аграрных проектов.

Наконец, еще один верный способ заработать в последние годы — инвестировать в недвижимость. Бизнес, которым предприниматель занялся в далеком 1992 году, неплохо развивается. Только из торговца квартирами «Авгур» постепенно переквалифицировался в девелопера, специализирующегося на дорогом жилье. В его портфеле два жилых комплекса в Москве и ряд проектов в Краснодаре и Белгороде. И, конечно же, земля в Подмосковье.

Несколько лет назад Мошкович начал скупать целые территории неподалеку от столицы. Надоумил его новый партнер, председатель совета директоров Собинбанка Сергей Кириленко, ставший в 2003 году акционером «Русагро». В итоге им удалось приобрести более 3000 га земель племсовхоза «Коммунарка», расположенных вдоль Калужского шоссе в пяти километрах от Московской кольцевой автодороги. Во сколько именно обошлась покупка хозяйства, основанного еще по личному распоряжению Феликса Дзержинского для снабжения работников НКВД парным молоком, партнеры не говорят (оценка экспертов — не более $50 млн). Учрежденная Мошковичем с Кириленко для освоения земель компания «Масштаб» разработала проект комплексного освоения и прилегающей территории на 12 000 га. Впрочем, даже если он не реализуется, совладельцы «Русагро» не прогадают — столица разрастается и сейчас стоимость гектара земли в этом районе приближается к $300 000.

А как же сахар? Мошкович уверяет: «Свекла — одна из самых рентабельных культур. Мы умеем управлять землей. Мы умеем получать хорошие результаты». Несколько месяцев назад он вел переговоры о покупке четырех сахарных заводов компании «Каравай плюс», но его предложение неожиданно перебил все тот же «Евросервис». Участники рынка говорят, что Мошкович уже довольно давно подыскивает покупателя на свои заводы. Вероятность того, что рано или поздно он их продаст, велика. «Я хочу иметь свободу, чтобы то, чем занимаюсь, приносило не только доход, но и удовлетворение. Свободу встать и пойти заниматься чем-то еще», — говорит бизнесмен. Что ж, эту свободу у него никто не отнимал.

«И хруст французской булки»

Когда-то, если кто забыл, рекламу алкоголя свободно показывали по ТВ. «Я — белый орел!» — заявлял, например, пьяный в хлам индеец в телевизионном ролике одноименной водки, и многим это казалось смешным. А инициатором этой кампании был, между прочим, предприниматель Вадим Мошкович, который начал экспортировать «Белого орла» из США в 1994 году.

Все три ролика из серии про «Белого орла» делало гремевшее тогда агентство «Премьер СВ». Как вспоминает их режиссер Юрий Грымов, каждый обошелся примерно в $25 000. «Результат был ошеломительным», — вспоминает Мошкович. Продажи «Белого орла» выросли в десятки раз (около 30 млн бутылок в год), узнаваемость марки, по данным исследовательского центра РОМИР, зашкаливала за 90%. Тогдашний глава «Премьер СВ», а ныне сенатор Сергей Лисовский, вспоминает, что, увидев необычную рекламу, захотел лично познакомиться со смелым заказчиком (он и сейчас иногда общается с Мошковичем — оба увлекаются охотой).

В 1996 году «Белого орла» импортировать перестали, но рекламу водки люди помнили. И на этом решил сыграть партнер Лисовского по рекламному бизнесу Владимир Жечков — он назвал в ее честь свою рок-группу. «Я просто выпил и спел. Но группа и водка никак не связаны», — объясняет Жечков в интервью Forbes. Как бы то ни было, музыкальный проект оказался не менее удачен, чем водочный: хиты 1990-х «Потому что нельзя быть красивой такой» и «Как упоительны в России вечера» многие помнят наизусть до сих пор.

www.forbes.ru

Основатель школы «Летово»: Вадим Николаевич Мошкович

МОШКОВИЧ

ВАДИМ НИКОЛАЕВИЧ

Когда мой сын учился на первом курсе университета, я видел, как он напряженно трудится, но однажды на мой вопрос «Как тебе?» он ответил: «Папа, я в раю». Вот этой фразой можно выразить основную миссию нашей школы — сделать так, чтобы любой ученик мог сказать: «Я в раю»

Биография

Вадим Мошкович — российский предприниматель и меценат, владелец группы компаний «Русагро», окончил знаменитую 57 школу. Выпускник Московского государственного института радиотехники и автоматики, член Попечительского совета Национального исследовательского университета ВШЭ и Белгородского государственного университета. Отец троих детей, двое из которых учатся в Стэнфордском университете.

Идея открытия школы для способных и мотивированных детей родилась у Вадима Мошковича в 2008 году. Отвечая на вопрос о том, с чем связан его интерес к сфере образования, Вадим Мошкович ссылается на собственный школьный опыт. По его словам, именно он многое определил в его жизни: «Необходимость постоянно двигаться вперед, развиваться, узнавать что-то новое воспитала во мне большое уважение к образовательной сфере и понимание того, что образование — базовая жизненная ценность».

Создатели «Летово» во главе с Вадимом Мошковичем изучили опыт лучших российских и зарубежных школ США, Великобритании, Сингапура, Финляндии, Китая, лично посетив многие из них. В процессе его изучения стало очевидно, какие особенности в значительной мере определяют их успех. Хранителем знания должна становиться сама школа, а не конкретный учитель. Потеря даже самого талантливого учителя не может приводить к ухудшению качества образования. Кроме того, благодаря обратной связи со стороны учеников, учителей и родителей школа постоянно себя совершенствует, она всегда обновляется, развивается, при этом не теряя своей уникальности.

Вадим Мошкович мечтает сделать «Летово» не просто школой высочайшего образовательного уровня, а любимой и счастливой частью жизни каждого ученика, когда после её окончания выпускники будут испытывать гордость за то, что они составляют мощное, интересное и дружное сообщество «Летово».

Подписаться на новости «Летово»

Спасибо! Вы успешно оформили подписку!

letovo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о