Разное

Забойный цех – Бизнес-план мини бойни | Бизнес кейс

01.03.2018

Содержание

Убойный цех: взгляд извне — Мясной эксперт

Итак, начнем.

 

Участок приемки и отстоя живка

Казалось бы, чего проще – прими свиновоз с поголовьем, загони его под крышу, помой колеса машины и выпусти ее по чистой дороге обратно, за новой партией. Но судя по тому, что видел лично я и что доводилось слышать на переговорах с заказчиками о составе линии, этот участок представляется многим чем-то не особо важным или второстепенным по значимости.

На некоторых убойниках свиней гонят через весь двор комбината по бетонному желобу метров 50-70, на других этот участок настолько тесен и плохо вентилируем, что находиться там и человеку долго невозможно, не то, что свинье, существу нервному и подверженному стрессу.

На других комбинатах он располагается очень близко к дороге или оживленным внутренним путям предприятия, вокруг постоянно ездят машины, ходят люди, раздаются громкие звуки, резкие запахи, в общем – суета и толчея. И вот вместо того, чтобы спокойно отлежаться в интерьере из зеленых стен, свежего воздуха, сухого пола, вдоволь напиться и успокоиться после дороги, потенциальные источники прибыли (далее – ПИП) продолжают находиться в состоянии стресса, бродят по тесному закутку, затевают стычки, возбуждая друг друга. Но скоро их мучения кончаются, их загоняют на участок оглушения и забоя.

И вот они либо получают удар током или грузятся в лифт, опускающий их в яму с СО2, где они должны по идее забыться сладким спокойным сном.

Не буду касаться различий или преимуществ/недостатков того или иного способа оглушения, тут у каждого своя точка зрения и спорить смысла нет. Однако не забываем, что наши ПИП пошли на оглушение в состоянии стресса, а это, как известно, не самое лучшее состояние перед превращением в мясо. Причем для любого животного, мясо которого потом будет использовано в пищу человеком.

Далее – убой. И следует отметить, что полый нож и вакуумная емкость для сбора крови, ценного сырья как для колбасников, так и для медицины, используются далеко не так часто, как это могло бы быть.

Не буду касаться температурного режима, кратности воздухообмена, уровня влажности и прочих деталей, мелочей, которые обеспечивают правильную работу и стопроцентную отдачу для инвестора/хозяина предприятия. Весьма нередко на этом участке все вышеперечисленное соблюдается формально, если вообще соблюдается. Качества и профессионализм бойца скота – тоже тема для отдельной статьи как минимум.

И вот теперь начинается непосредственно технология, то есть процесс превращения забитой свинки в продукт, за который потребитель будет готов заплатить определенную цену из-за того, что он ему нравится, выглядит аппетитно, обладает необходимыми качествами и должен быть вкусным, полезным и безопасным.

И я готов поспорить на бутылку армянского коньяка 25-летней выдержки, что на 90% предприятий в РФ на каждом этапе превращения свинки в мясо технология нарушается. По разным причинам, часть из которых представляются весьма уважительными, но технология нарушается. И не из-за злонамеренности работников или ответственных лиц. Но нарушается.

Двигаемся далее.

 

Грязная зона

После выхода из шпарчана, после снятия щетины, опалки и полировки туша переходит на участок первичной обработки.

Полная версия статьи доступна только зарегистрированным пользователям

Александр Львов
26 окт ‘18


2430

meat-expert.ru

«Не для впечатлительных». Как работает убойный цех

«Кто более впечатлительный – дальше не ходите. Хотя ничего страшного там нет, все очень цивилизованно», — предупреждает завпроизводством Дмитрий Аверин. Дальше — это в новый убойный цех агрокомбината «Снов». Впечатлительные остаются, остальные, в очередной раз переодевшись в бахилы, шапочки и накидки, отправляются по длинной галерее в помещения, где начинается производство мяса. 
 

 

Сложнее, чем на Западе

Но логично сперва объяснить, как журналисты оказались там, куда обычно не очень любят водить гостей. Претензии Россельхознадзора к белорусским мясоперерабатывающим предприятиям обострили вопросы к существующей в Беларуси системе контроля. Впрочем, сомнений в соответствии требованиям техрегламентов сновского производства не было изначально. Председатель СПК «Агрокомбинат «Снов» Николай Радоман заверяет, что по их продукции никаких вопросов и ограничений со стороны российского ведомства не было. 

«Сегодня контроль в Беларуси намного сложнее, чем на Западе. Я, когда строил новый убойный цех, искал поставщиков оборудования – объездил всю Западную Европу, — рассказывает Радоман. — Такого входящего контроля нет нигде. Они деньги считают. У нас, возможно, от каждого предприятия хотят лишнего. Но сегодня этого требуют от нас наши российские друзья«.

При этом к своим производителям, продолжает председатель, Россия куда лояльнее. Радоман рассказал о своем посещении одного из молочных предприятий Нелидовского района Тверской области: «По виду, по упаковке – все красиво, но когда мы видели, как сыры охлаждаются в бетонных емкостях 60-х годов производства, а на полу опарыши… Не могу я такое есть – я по натуре, как говорят белорусы, «гідлівы» человек«. 

В испытательной лаборатории агрокомбината работают 20 человек, вложили в нее около 2 млн долларов. «И президента мы туда водили. Только в микробиологическое отделение не повели – сам туда никогда не хожу: не положено«, — уточняет Радоман.

Лаборатория «Снова» имеет аттестат аккредитации, здесь внедрена система качества. Состоит она из трех отделений: радиологического, физико-химического и микробиологического. Исследуют здесь и сырье, мясо убойных животных и птицы, и полуфабрикаты, и готовую продукцию, рассказывает и. о. заведующей испытательной лабораторией Наталья Султаншина.  

«Мы принимаем крупный рогатый скот и проверяем каждую корову в живом виде – то есть еще до того как она попадет на убой«, — отмечает ведущий инженер-радиолог Александр Радоман. На его участке смотрят активность цезия-137 в поступающем сырье и выпускаемой продукции. За восемь лет работы, продолжает специалист, превышений не было. Может, и контролировать этот параметр не стоит? «Мы находимся в чистой зоне, но контроль должен быть, — уверен Радоман. — Ведь период полураспада всех радионуклидов – тысяча лет«. Выборочно проверяют и готовый продукт. 

 

В физико-химическом отделении контролируют содержание массовой доли соли, влаги, нитрита, фосфора, белка, жира. Однако в микробиологическое отделение, занимающее отдельный этаж, вход запрещен. Но на наличие генома АЧС продукцию в Беларуси проверяют, заверяют в лаборатории. Для этого госветслужба отбирает пробы, а исследование делает Белгосветцентр и областная ветлаборатория. «Мы имеем право получать протоколы только от независимой аккредитованной государственной ветеринарной лаборатории«, — поясняют специалисты.

Случаев выявления генома АЧС в сновской продукции не было, говорят на предприятии: зона по АЧС здесь благополучная, а весь скот, поступающий на агрокомбинат из других районов, должен иметь справку о благополучии местности по АЧС.

Но чтобы понять, как работает ветконтроль на практике, нам все-таки придется дойти до убойного цеха. 
 

35 бойцов и шесть ветврачей

«Там скользко, режущий инструмент, практически все бойцы работают вручную – к сожалению, мало операций придумали, как оптимизировать«, — уже более предметно инструктирует нас Аверин. На «Снове» два цеха убоя: скота и птицы. Цех убоя скота ввели в 2013-м – это абсолютно новый корпус с европейскими технологиями.

Наш проход по галерее — уже часть этих технологий, требование зональности. Важно, чтобы рабочий персонал, трудящийся в «грязной» и «чистой» зонах, не смешивался, поясняет завпроизводством.

Всего здесь трудятся 35 бойцов, шесть ветврачей, мастера и подсобные рабочие. В «грязной» зоне при убое свиней – всего четыре человека.

В цехе убоя шесть точек ветконтроля. Первый осмотр животного пройдет еще до его попадания на территорию мясокомбината. Если животное в порядке – оно попадает на предубойную базу. 

Чтобы исключить стрессовые ситуации при убое свиней, для них на предубойной базе создают условия, похожие на обычные условия их содержания: такие же полы, вольеры, освещение и микроклимат. «Качество мяса зависит от убойного состояния животного. Чтобы снять стресс у свиней, мы включаем им душ, они поднимают ушки, виляют хвостиками — любят они все это очень. Выдерживаем около двух часов на предубойной базе и потом производим убой. При таком подходе с животными нет никаких проблем – они идут гуськом в боксы«, — рассказывает Дмитрий Аверин.

В боксах под каждое животное с помощью компьютерной системы подбирается необходимая доза электричества для оглушения – по весу, состоянию организма. «В этом случае мы не получаем ни переломов костей, ни изъянов по мясу, хорошо идет обескровливание, а это значит, санитарное состояние туши будет хорошее, мясо будет хорошо храниться«, — поясняет специалист. 

 

Боксы, где животных оглушают, закрытые.

После обескровливания тушки попадают в тоннель. «Они едут по вертикальному тоннелю и для удаления шерсти проходят обработку острым паром – направляющие специальные в те области туши, где шерсть держится наиболее прочно«, — рассказывает завпроизводством, пока мы под лязгающие звуки оборудования идем по «грязной» зоне. Мы присматриваемся к работе бойцов и стараемся пореже дышать: воздух горячий, в цеху стоит несильный, но неприятный запах ошпаренного тела. Сопровождающий продолжает рассказ и приглядывается к журналистам — обстановка непривычная, кому-то может и «поплохеть».   
 

В «грязной» зоне работают всего четыре человека – два на боксе, два – на перецепке.

Одна из самых физически сложных работ – на перецепке, когда ошпаренную тушу цепляют на крюк конвейера. «Это тяжелая мужская работа, оплачивается хорошо. Боец и обвальщик на мясокомбинате – самые высокооплачиваемые специальности. Зарплата бойца – на уровне начальника цеха. Но здоровье нужно действительно прекрасное. Многие не выдерживают больше трех-пяти лет«, — отмечает Аверин.

На следующем этапе свинье отрезают голову и оголяют лимфоузлы, которые будет обследовать ветврач.

Следующие точки ветконтроля: ветсанэкспертиза голов – на финноз и сибирскую язву, ветсанэкспертиза кишечника и ливера, затем самой туши, а потом – трихинеллоскопия. «У нас законодательство пожестче, чем в Европе, – там это делается выборочно, мы – по каждой туше. Пока туша доходит до финальной точки конвейера, анализ готов», — рассказывает специалист.

На «Снове» внедрена новая система – конвейеры с тушей и отделенными от нее ливером и кишечником движутся параллельно и с одинаковой скоростью. Если на одной из контрольных точек у ветврача появились сомнения, он нажимает кнопку «стоп» и три конвейера останавливаются, все части туши извлекаются и попадают на допобследование.

Завпроизводством также обращает внимание на то, что в новом цеху все продукты убоя: хвостовые метелки крупного рогатого скота, башмак от копыт, шерсть – передуваются пневмотранспортом. «Мы не катаем тележки по полу, не разносим грязь«, — поясняет он.

После того как туша прошла обработку паром, ее осмаливают в специальной печи. Конвейер на фотоэлементах – туша попадает в область работы машины, включаются горелки, туша обрабатывается, сгорают остатки эпидермиса. 


 
Потом на специальных моечных машинах этот эпидермис смывается щеточками, и туша поступает в «чистую» зону. Здесь ощутимо холоднее — температура не выше 12 градусов. «Там мы начинаем обрабатывать полость туши: извлекаем внутренние органы, проводим ветеринарный контроль, экспертизу туш, кишечника, ливера«, — поясняет Аверин.

Последнее клеймо от ветврача — и туша уезжает на хранение в холодильник.

Помещение нового холодильника пристроили и ввели в эксплуатацию в прошлом году, вложив несколько миллионов долларов. Конвейер подачи туш и конвейер холодильника синхронизированы, а компьютерная система холодильника через штрих-коды, которые присваиваются каждой туше, идентифицирует ее внутри своей системы. Оператор задает движение этой туше, которую в любой момент можно идентифицировать – из какого хозяйства, когда произведен убой.

news.tut.by

Гигиенические требования к бойням и убойным пунктам | Спрут технолоджи

Гигиенические требования к бойням и убойным пунктам

1. Бойни и убойные пункты должны иметь:

помещение или закрытое пространство, которое является достаточно большим и легко убирается и дезинфицируется, для проверки животных перед убоем;

специальное помещение, которое легко убирается и дезинфицируется, исключительно для больных животных или подозрительных в наличии болезни;

зал забоя достаточно большой для оглушения и обескровливания который должен быть вынесен в отдельное место.

помещение для подготовки, которое является достаточно большим

одну или более достаточно большое холодильных или морозильных камер;

специальное здание с возможностью блокировки, зарезервированное для отдельного хранения мяса, которое было задержано на время существования и нездорового мяса, объявленного непригодным для потребления человеком, а также отходов, если такое мясо и отходы не удаляются ежедневно из бойни;

специальное помещение исключительно для технической обработки или уничтожения мяса, объявленного непригодным для потребления человеком, исключено из использования для потребления человеком, а также отходов и субпродуктов после убоя, предназначенных для промышленных целей, если такая техническая обработка или уничтожение вынесены за пределы помещения; раздевалки, ванные помещения, души и смываемые уборные; Последние не должны выходить непосредственно в рабочие помещения; ванные должны иметь горячий и холодный водопровод, материалы для очистки и дезинфекции работников, и одноразовые полотенца для рук; ванные должны быть расположены возле уборных;

специально подготовленное место для экскрементов, если экскременты не удаляются немедленно и гигиенично; место и соответствующее оборудование для очистки и дезинфекции клеток и средств перевозки;

соответственно оборудованное блокируемое помещение исключительно для использования ветеринарной службой;

в рабочих помещениях соответствующее оборудование для очистки и дезинфекции рабочих и инструментов; такое оборудование должно быть расположено близко, насколько это возможно, к рабочим местам; краны не должны быть ручного управления; удобства должны иметь горячую и холодную проточную воду, очищающие и дезинфицирующие средства и одноразовые полотенца для рук; для очистки инструментов температура воды не должна быть менее + 82°С;

соответствующе огражденное стеной или другим способом место;

водостойкий пол, который легко очищать и дезинфицировать, не гниющий и построенный так, чтобы воду можно было легко использовать;

ровные стены с моющимся покрытием или покраской светлого цвета до высоты по крайней мере 2 метра, с округлыми внешними и внутренними углами;

соответствующая вентиляция и, в случае необходимости, паровое экстрагирование; соответствующее естественное или искусственное освещение, которое не искажает цвета в помещениях;

достаточную подачу под напором только питьевой воды; хотя непитьевая вода может использоваться в исключительных случаях для производства пара, при условии, что трубы, установленные для этой цели не позволяют этой воде быть использованной для других целей; кроме того, использование непитьевой воды может быть позволено в исключительных случаях для охлаждения холодильного оборудования. Трубы для непитьевой воды должны быть окрашены в красный цвет и не должны проходить через помещения, в которых находится мясо; достаточную подачу горячей питьевой воды под напором;

систему утилизации сточных вод, которая соответствует гигиеническим требованиям; надлежащее оборудование для защиты от вредителей, таких как насекомые, грызуны и т.д.; инструменты и действующее оборудование, а также оборудование, контактирующее с домашней птицей во время хранения, которые сделаны из антикоррозийного материала и легко очищаются и дезинфицируются;

специальные воздухо — и водонепроницаемые антикоррозионные контейнеры, которые трудно открываются, для сбора мяса, которое объявлено непригодным для потребления человеком

2 Гигиенические требования к персоналу убойного пункта, бойни, помещениям, оборудованию и инструментам

1. Абсолютная чистота должна быть обязательна для персонала, помещений, оборудования и инструментов.

(а) Персонал должен, в частности, быть в чистой рабочей одежде и головных уборах светлого цвета, которые легко стираются. Персонал, который забивает животных, а также работает с и берет руками мясо, должен мыть и дезинфицировать руки через определенные промежутки времени в течение каждого рабочего дня и каждый раз перед возобновлением работы. Лица, которые контактировали с больными животными или инфицированным мясом, впоследствии должны немедленно тщательно вымыть свои ладони и руки горячей водой, а затем продезинфицировать их. Копчение должно быть запрещено в рабочих и складских помещениях;

(b) собаки, коты или другие животные, кроме животных, предназначенных для убоя, не могут находиться на бойнях, нельзя оставлять на бойнях рабочих животных.

Грызуны, насекомые и другие вредители должны систематически уничтожаться;

(c) Оборудование и инструменты, использованные для проведения убоя, обработки и хранения мяса, должны сохраняться в чистоте и в хорошем отремонтированном состоянии. Они должны быть тщательно очищены и продезинфицированы несколько раз в течение каждого рабочего дня, в конце рабочего дня и перед повторным использованием, если они были загрязнены, особенно болезнетворными микробами;

(d) Контейнеры для нездорового мяса, непригодного для потребления человеком и для отходов должны освобождаться после использования, а также очищаться и дезинфицироваться каждый раз после их освобождения.

2. Помещения, инструменты, рабочее оборудование и агрегаты, использованные для проведения забоя, обработки и хранения мяса должно использоваться исключительно для этих целей.

3. Использование моющих, дезинфицирующих средств и пестицидов не должно влиять на пригодность мяса для потребления.

4. Должны быть устранены от проведения убоя или общения с ним лица, которые могут загрязнять мясо, в особенности, если:

(а) больны или подозреваются на заболевание тифозной лихорадкой, паратифом А или В, инфекционным энтеритом (сальмонеллезом), дизентерией, вирусным гепатитом, скарлатиной или переносчики этих болезней;

(b) больны или подозреваются на заболевание заразным или инфекционным туберкулезом;

(с) больны или подозреваются на заболевание заразными или инфекционными болезнями кожи; осуществляют в то же время действия, которые могут вызвать заражение мяса микробами; носят бандаж на руках, отличающийся от водостойких перчаток, защищающих от заражения раненые пальцы.

5. От каждого лица, работающего с мясом домашней птицы должна требоваться медицинская справка. Это должно подтверждать, что не существует препятствий такой работе; справка должна обновляться ежегодно и всякий раз, когда потребует официальный ветеринар; они должны всегда быть доступны последнему.

3. Гигиенические требования к мясоперерабатывающим предприятиям

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.

При проведении предупредительного государственного санитарного надзора за строительством и реконструкцией предприятий следует руководствоваться действующими «Санитарными и ветеринарными требованиями к проектированию предприятий мясной промышленности», СН 245-71 «Санитарные нормы проектирования промышленных предприятий», СНиП II-89-80 «Генеральные планы промышленных предприятий» и др.

Участок для строительства следует отводить с учетом рельефа местности, уровня стояния грунтовых вод, наличия подъездных путей, возможности водоснабжения, обеспечения необходимых условий спуска сточных вод, направления ветров и др. вопросов. Участок должен располагаться с наветренной стороны по отношению к промышленным предприятиям, выделяющим вредные вещества, и с подветренной — по отношению к жилым домам, лечебно-профилактическим и культурно-бытовым учреждениям. Санитарно-защитная зона должна соответствовать СН 245-71.

При въезде и выезде с территории предприятия у ворот для дезинфекции колес автотранспорта должны быть устроены дезинфекционные барьеры в виде дезинфекционных матов , заполненные дезраствором. Проезжая часть территории должна иметь покрытие, не образующее пыль.

Территория подразделяется на три основные зоны:

1. Хозяйственную со зданиями вспомогательного назначения и сооружениями для хранения топлива, строительных и подсобных материалов.

2. Базу предубойного содержания скота с карантинным отделением (загоном), изолятором и санитарной бойней.

3. Производственную, где расположены здания основного производства.

Вертикальная планировка территории должна обеспечивать отвод атмосферных, талых вод и стоков от смывных площадок. При этом сточные воды с базы предубойного содержания скота (включая карантин, изолятор и санитарную бойню) и топливного хозяйства не должны попадать на остальную территорию предприятия.

Расположение зданий, сооружений и устройств на территории должно исключать пересечение путей перевозки:

а) сырья и готовой продукции;

б) здорового и больного, а также подозрительного по заболеванию скота;

в) пищевой продукции со скотом, навозом, отходами производства.

Кроме того, должен быть предусмотрен разрыв от мест приема и выдачи пищевой продукции:

до карантина, изолятора и санитарной бойни — не менее 100 м;

до закрытых помещений предубойного содержания скота и складов твердого топлива — не менее 25 м.

На расстоянии не менее 25 м от производственных и вспомогательных помещений для сбора мусора на асфальтированные площадки, в 3 раза превышающие площадь основания сборников, устанавливаются металлические контейнеры или бачки с крышками. Освобождение мусороприемников должно производиться при их наполнении не более чем на 2/3, после чего они подлежат мойке и дезинфекции 10% раствором хлорной извести или известковым молоком.

Водоснабжение предприятий осуществляется, в основном, от существующих водопроводных сетей и местных источников (артскважин). В исключительных случаях по согласованию с территориальной санэпидстанцией для отдаленных убойных пунктов допускается использование воды из открытых водоемов. Вода из колодцев может использоваться для водоснабжения предприятий, если сами колодцы и вода отвечают требованиям Санитарных правил по устройству и содержанию колодцев и каптажей родников, используемых для хозяйственно-питьевого водоснабжения.

Вода, поступающая на технологические цели для выработки пищевой продукции и хозяйственно-бытовые нужды, должна отвечать требованиям ГОСТ 2874-82 «Вода питьевая. Гигиенические требования и контроль за качеством». Предприятие обязано подвергать воду химико-бактериологическим анализам в сроки, установленные территориальными санэпидстанциями, но не реже одного раза в квартал при использовании воды городского водопровода и одного раза в месяц при наличии местного источника. При использовании воды из открытых водоемов и колодцев бактериологический анализ воды следует проводить не реже одного раза в 10 дней.

Водопроводный ввод должен находиться в отдельном закрывающемся помещении, иметь манометры, краны для отбора проб воды, трапы для стока, обратные клапаны, обеспечивающие движение воды только в одном направлении.

Для компрессорных установок, полива территории, наружной обмывки автомашин может использоваться техническая вода. Водопроводы технической и питьевой воды должны быть раздельными и окрашены в отличительные цвета, а точки разбора со специальными надписями «питьевая», «техническая».

Количество резервуаров для хранения воды на хозяйственно-питьевые и противопожарные нужды должно быть не менее двух, обмен в них должен обеспечиваться в срок не более чем 48 часов. Обязательно хлорирование воды в резервуарах с контролем остаточного хлора согласно «Инструкции по контролю за обеззараживанием хозяйственно-питьевой воды и дезинфекцией водопроводных сооружений хлором при централизованном и местном водоснабжении», утвержденной Минздравом.

При авариях, после ремонтных работ, а также по предписанию санэпидстанции должна производиться дезинфекция резервуаров и водопроводных сетей с последующим контролем качества обработки в соответствии с вышеуказанной Инструкцией.

В производственных помещениях на каждые 150 кв. м площади пола должны оборудоваться один смывной кран (но не менее одного на помещение) и один кран (диаметром 10 см) для стекания жидкостей.

Предприятия должны иметь хозяйственно-бытовую, производственную и ливневую сети канализации, которые присоединяются к общегородской канализации, или иметь собственную систему очистных сооружений. Условия отведения сточных вод должны соответствовать требованиям «Правил охраны поверхностных вод от загрязнения сточными водами» и согласовываться с местной санэпидстанцией.

Трубопроводы для стока отработанных вод из аппаратов и машин присоединяются к канализационной сети с устройством сифонов или через воронки с разрывом струи.

Сточные воды из карантина, изолятора, санитарной бойни, пункта санитарной обработки машин, а также воды от мытья прилегающей к ним территории перед выпуском в канализацию подвергаются обеззараживанию.

Предприятия должны иметь схемы водопроводной сети и канализации и предъявлять их по требованию контролирующих организаций.

В производственных цехах с постоянным пребыванием людей должно быть естественное освещение. С недостаточным естественным освещением или без него допускаются помещения, в которых работающие пребывают не более 50 процентов рабочего времени.

Светильники с люминесцентными лампами должны иметь защитную решетку (сетку) или специальные ламповые патроны, исключающие выпадение ламп; светильники с лампами накаливания — сплошное защитное стекло.

При оборудовании механической приточной вентиляции в цехах с открытым технологическим процессом должна быть предусмотрена очистка подаваемого наружного воздуха от пыли, а в помещениях с выделением паров и тепла оборудуется приточно-вытяжная вентиляция с устройством, в необходимых случаях, местных отсосов.

Система отопления должна обеспечивать соответствующий микроклимат в цехах, а нагревательные приборы должны быть удобными для очистки и ремонта.

В целях охраны работающих от вредных условий труда на рабочих местах должны предусматриваться мероприятия, снижающие производственный шум до установленных нормативов.

Санитарная обработка производственных помещений, мойка и профилактическая дезинфекция технологического оборудования, инвентаря, тары, посуды должны производиться в соответствии с «Инструкцией по мойке и профилактической дезинфекции на предприятиях мясной и птицеперерабатывающей промышленности».

Уборочный инвентарь, а также моющие и дезинфицирующие средства должны быть в достаточных количествах. Хранятся они в специально отведенных кладовых, шкафах, ларях. Уборочный инвентарь санузлов должен храниться отдельно и иметь специальную маркировку.

На мясоперерабатывающих предприятиях ежемесячно должен проводиться санитарный день.

new.sprut-technology.ru

Бойни и убойные цеха для свиней: линии, модули и оборудования

Компания «КОММАН» занимается производством и реализацией стационарных, модульных, мини-боен для свиней «под ключ», а также специального оборудования для убоя и переработки мясной продукции. В зависимости от потребностей клиента, мы предлагаем готовые цеха для получения охлажденных туш, кускового мяса, мяса без кости, полуфабрикатов.

Преимущества бойни для свиней

Наши бойни для свиней представляют собой законченные технологические линии, полностью оснащенные необходимым оборудованием для высокой производительности с минимальной нагрузкой на персонал, и имеют целый ряд преимуществ:

  • продуманная компоновка цеха – удобное расположение оборудования с соблюдением всех мер безопасности;
  • простота настройки и эксплуатации оборудования – снижение сроков обучения персонала и требований к его подготовке;
  • организация технологического процесса согласно ХАССП, ТР ТС и ГОСТ;
  • применение современных высококачественных материалов;
  • надежность и ремонтопригодность конструкций;
  • длительный не обслуживаемый период – 3 года;
  • высокий уровень безопасности – подключение оборудования выполняется в соответствии с нормативами ПУЭ;
  • возможность реализации линий убоя на вторичном рынке – срок службы оборудования не менее 15 лет.

Сфера применения линии убоя свиней

Современные высокотехнологичные цеха по забою и бойни свиней сегодня востребованы как на малых, так и крупных свиноводческих предприятиях для получения качественной мясной продукции, соответствующей государственным стандартам и Техническому регламенту Таможенного союза. Готовые линии убоя и специальное оборудование для переработки закупают агрохолдинги, свинокомплексы, КФХ, мясокомбинаты, мясоперерабатывающие комплексы, частные и муниципальные организации для осуществления забоя и проведения ветеринарно-санитарной экспертизы мяса, сельхозпредприятия и сельскохозяйственные кооперативы (СПК)

Цеха для убоя свиней

  • До 15 голов в час
  • до 50 голов в час
  • до 80 голов в час
  • до 100 голов в час
  • до 200 голов в час

Быстрые ссылки

Наши специалисты помогут найти оптимальное решение для Вашего бизнеса

Бесплатная консультация по телефону +7 (495) 980-5038 и/или по эл. почте [email protected]

coagro.ru

Организация убойного цеха

Домашняя ферма / Разведение коров


Организация убойного цеха

Цикл подготовки животных к убою начинается уже при их транспортировке
с животноводческих комплексов или хозяйств. Время в пути должно быть как можно
меньше, т. к. при транспортировке животные испытывают значительный стресс, что
сказывается в дальнейшем на качестве мяса.

При транспортировке крупный рогатый скот рекомендуется привязывать в кузовах
перевозчиков.

После транспортировки животных помещают в зону предубойного содержания,
где устанавливают специальные загоны. Выстой должен составлять не менее 4 часов.
За это время животные могут успокоиться после транспортировки, что положительно
влияет на показатель РН мяса.

Загоны для крупного рогатого скота делают не шире 4 м с тем, чтобы можно было
выгонять животных с двух сторон, при этом нужно предусмотреть проходы для
персонала. Норма площади на одно животное в загоне — 2 м2. Для коров
изготавливают крытые на высоте 1,8 м загоны, чтобы животные не могли запрыгивать
друг на друга во избежание получения травм.

Затем следует очень важный этап — оглушение животных.

Для оглушения используются специальные бухты с механизмом подталкивания
животного при заходе в бухту и механизмом фиксации головы. Бухту для оглушения
лучше использовать бетонированную, т. к. она обеспечивает большую жесткость при
биении животного, чем свободно установленная сборная конструкция. Само оглушение
осуществляется либо с помощью пневмопистолета, либо порохового пистолета. Первый
наиболее предпочтительный, т. к. позволяет в случае необходимости за короткое
время сделать несколько выстрелов подряд, если животное не смогли оглушить с
одного выстрела. Кроме того, оно более экономично при эксплуатации из-за
отсутствия расходных материалов. В то же время при любом способе оглушения
необходимо иметь запасной пистолет на случай выхода из строя основного.
Использование для оглушения крупного рогатого скота импульсного электрооглушения
экономически нецелесообразно в связи с высокой первоначальной стоимостью данного
оборудования.

Следующий важный этап — обескровливание животного. Максимально
допустимое время от оглушения до обескровливания по нормам не должно превышать
60 секунд. При организации данного участка необходимо определиться с тем, что
предполагается сделать из этой крови. Если речь идет о технической крови, то в
этом случае производят прокол артерии, и сток крови осуществляется в желоб для
стока крови и затем перекачивается насосом в емкость. Для коров на желоб для
сбора крови устанавливается решетка, на которой рабочий может также осуществлять
предварительную забеловку туши. На этом же этапе происходит отделение головы,
если это предусмотрено технологией. Отделенные от туши головы по европейским
нормам утилизируются, кроме языка.

Для откачки и сбора пищевой крови необходимо использовать полый нож с
вакуумным насосом, который вставляется в артерию, и через него откачивается
кровь на начальном этапе в специальную емкость для ее сбора. Переработка крови —
довольно затратная часть, поэтому в основном ее сдают на предприятия по
производству добавок для кормов.

Для снятия шкуры у крупного рогатого скота используются шкуросъемные
машины барабанного типа с подъемными площадками для рабочих. При этом шкура
может стягиваться как сверху вниз, так и снизу вверх. В первом случае
исключается загрязнение освобожденной туши шкурой, во втором случае туша
получает более приглядный внешний вид. Такие машины барабанного типа выбираются
в зависимости от производительности и выпускаются с неперемещающимся барабаном
(до 20 КРС/час) или с вертикально перемещающимся барабаном (до 50 КРС/час).

Если технологией предусмотрена разделка туши с головой, то этот участок
необходимо оснащать электростимулятором для предотвращения переломов шейных
позвонков. Используются также более простые по конструкции участки для снятия
шкуры, включающие в себя барабан с наматывающими цепями и неподвижными
ступеньками для рабочих (до 8 КРС/час). На данном этапе также производят перевес
туши с одного мощного крюка на две ноги, уже на стандартные еврокрюки, и здесь
необходимо предусмотреть конвейер для возврата крюков. Шкуры складируются для
дальнейшей реализации.

На этапе снятия шкуры и зачистки туши заканчивается «грязная» зона убойной
линии. После чего туши перемещают в «чистую» зону. Следует иметь в виду, что
если расстояние от машин «грязной» зоны до первого рабочего участка «чистой»
зоны менее 5 м, то эти две зоны должны быть разделены перегородкой.

В «чистой» зоне производятся разделка туши, отделение белых и красных
органов, распиловка туши, ветеринарный контроль, дальнейшая классификация и
взвешивание туш. Непременным условием является перемещение внутренних органов
параллельно с тушей до поста ветврача. Красные органы подвешивают на крючья, а
белые выкладывают на лотки. Туши, поступая из «грязной» зоны, при помощи
пневмоустройства навешивают на конвейер с растяжкой задних ног для удобства
разделки.

После прохождения пункта ветконтроля туши, не вызвавшие подозрения на
заболевания, перемещают на пункт взвешивания и классификации. Туши,
«забракованные» ветврачом, отправляют по отдельному конвейеру на дополнительное
обследование, после чего-либо возвращают на общий конвейер, либо, в случае
выявления заболевания, отправляют в отдельный холодильник для последующей
обработки или утилизации.

Красные органы, прошедшие контроль, направляют на участок сортировки, а белые
органы по конвейеру либо по желобу, перемещают в отдельное помещение, в котором
выделяют желудок (рубец идет на реализацию), промывают кишки для дальнейшей
переработки либо для утилизации

После классификации (классификация осуществляется либо по весу и
визуальным осмотром, либо с помощью приборов) туши поступают в холодильник для
охлаждения, а затем в холодильник для хранения. Размеры холодильников
рассчитывают, исходя из допустимой степени нагрузки на 1 м2. Так, для
холодильника охлаждения расстояние между подвесными путями составляет по нормам
ЕС 800-850 мм, чтобы туши не соприкасались, а в холодильнике хранения — 600 мм,
где допускается соприкосновение туш. Нагрузка на подвесной путь не должна
превышать 500 кг на 1 п. м.

Что касается общих вопросов, связанных с организацией убойной линии, то здесь
надо обратить внимание на обеспечение общей гигиены: наличие санпропускников,
индивидуальных фартукомойников, рукомойников, стерилизаторов инструментов и др.
Особое внимание необходимо обратить на исполнение первичной несущей конструкции,
расчет нагрузки на которую должен быть выполнен профессионалами.

selskaja-zhizn.ru

Бойня скота, модульные бойни, сканер

Наступает такой момент, когда необходимо производить убой скота и дальнейшую переработку мясной продукции. Для этого необходимо применять особое оборудование. Оно включает в себя различные агрегаты, в которых будет охлаждаться, храниться и консервироваться. В настоящее время имеются огромное количество оборудований, при использовании которых удается получить практически безотходное производство и утилизацию побочного сырья.

Задействовать оборудование для бойни скота необходимо в отдельном помещении. Но сегодня все чаще встали использовать модульные цеха. Они предполагают наличие технического оснащения и необходимых агрегатов.

Оборудование для оглушения

Чтобы оглушить скот, необходимо применять специальные боксы. Они выполнены из нержавеющей стали. Стандартные габариты такого помещения – длина – 162 см, высота – 175 см, ширина – 75 см. Масса представленного оборудования достигает не более 200 г, благодаря чему можно будет оглушать животного, вес которого 140 кг.

К положительным качествам данной установки стоит отнести нетребовательность в уходе. Естественно, после каждой процедуры необходимо будет производить тщательную очистку. Но простота конструкции позволяет сделать все работы легко и быстро. После того, как операция по оглушению скота окончена, тушу перевозят в другое помещение, где и будут задействованы технические средства для первичной переработки скота.

На видео-бойня скота:

Цеха первичной переработки

Если переработка мяса осуществляется на мелком предприятии, то у них могут отсутствовать необходимые агрегаты, благодаря которым удается выполнять определенный цикл переработки с высокой производительностью. Что же делать в таком случае? Решить возникшую проблему можно, если воспользоваться комплексом первичной переработки.

Швицкая порода коров фото и другие особенности породы указаны в статье.

В статье указаны отзывы Айрширской коровы.

Какие отзывы имеет Джерсейская порода коров, указано в данной статье: //gidfermer.com/zhivotnye/korovy/dzhersejskaya-poroda-korov.html

Такие комплексы будут оснащены машинами, которые позволят организовать мини-бойню. Оснащение данного типа позволили получить полный цикл переработки. Кроме этого, функция используемо оборудования реализуется с учетом на минимизацию издержек с использованием безотходных технологий. Говоря другими словами, предприятие выполняет утилизацию всей вторичной продукции.

К характерным преимуществам подобного оборудования стоит отнести автоматическую работу станков, благодаря чему удается ускорить процесс переработки. Также бойни могут оснащаться аппаратурой различного типа. Здесь все зависит от вида перерабатываемого сырья и его количества.

Комплектация бойни

Оснащение комплексом переработки включает в себя несколько вариантов оборудования. Каждый агрегат – это небольшая линия, которая выполняет строго свою работу. Например, для бойни КРС необходимо использовать следующие виды оборудования:

  • машины для оглушения, где будет предусмотрена ловушка для головы и податчик;
  • подъемная шкуросъемная платформа с барабаном;
  • нутровочная база с приемником для кишок;
  • подъемник для осуществления четвертования;
  • устройства для подачи туши на подвесные пути;
  • весы;
  • охлаждающий тоннель;
  • ленточная пила.

На видео-ультразвуковой сканер модульной бойни:

Конечно, комплектация может предполагать и другое оборудование. В данном случае был рассмотрен стандартный набор агрегатов, необходимых для осуществления первичной переработки. Кроме этого, минимальная комплектация оснащения для бойни КРС позволит осуществлять не только главные операции, а и дополнительные мероприятия, связанные с переработкой отходов.

Симментальская порода коров цена и другие данные указаны в статье.

На фото в данной статье можно увидеть как выглядит Голштинская порода коров.

О том как выглядят кролики новозеландской породы, можно узнать из статьи здесь: //gidfermer.com/zhivotnye/kroliki/novozelandskaya-poroda-krolikov.html

Паспортные данные комплекса «КРС»

Представленная модульная линия рассчитана на то, что все операции будут осуществляться с высокой выработкой. Благодаря этому удается ускорить процесс убоя скота. Такой комплекс КРС должен иметь следующие характеристики:

  • Вес – 14 тонн.
  • Размеры – 1220х244х554 см.
  • Условия к сети – 380 В, если подключение будет происходить с сухим контактом.
  • Потребляемая мощность в теплое время года – 24 кВт/ч.
  • Потребляемая мощность в зимнее время года– 28 кВт/ч.

Модульная комплектация предусматривает тот же набор оборудования, что и на обычном мясоперерабатывающем предприятии. Инновационное оснащение для убоя скота и первичной переработки взаимосвязано с агрегатами и оборудованиями, выполняющими операцию по съему шкур и нутра. Все машины обладают высокими технологическими характеристиками. Их оснащают датчиками для автокоррекции, надежными весами и прочими полезными функциями.

Необходимое оборудование отделений скотобойни

Для того чтобы произвести бойню скота, необходимо позаботиться про то, чтобы скотобойня включала в себя 4 отделения. Именно там и будет происходить оглушение, убой и последующая переработка мясной продукции, отходов. Главное отделение предполагает наличие ранее описанного бокса для оглушения животного. Также там будет располагаться агрегат для бойни, устройство для оглушения электрического типа и шпарильный чан.

После этого идет отделение, в котором выполняется переработка отходов кишечного типа. Здесь должно располагаться оборудование, осуществляющее кишечный отжим, и технологический стол. Определенные предприятия содержат боксы, в которых производят варку корма. В данном случае будут помещены специальные чаны, тележки, также технологический стол и пищеварочные котлы.

Практически каждая стадия переработки предполагает формирование жира. Чтобы его собрать, необходимо использовать различного рода приспособления. Лучшим вариантом станет использование специального отделения для вытопки жира. В этом отделении должна быть распложена особая техника.

Для тех, кто хочет использовать убойное оборудование для свиней, важно знать о характеристиках свиней, в частности о породе свиней Петрена. Вся подробная информация указана в данной статье. Для более эффективного использования убойного оборудования важно знать информацию о весе убойной скатины, но как узнать вес свиньи без весов таблица, указано в данной статье.

Если все оборудование для бойни будет расположено правильно по всем отделениям, то оно прослужит в течение длительного времени, и не будет предполагать постоянные расходы на обслуживание. Достичь подобных результатов на практике удается только тогда, когда все пространство на предприятии будет правильно разделено на зоны.

После того, как скотина достигла возраста для убоя, стоит правильно подготовить все необходимое оснащение, придется заняться лечением мастита у коров, если таковой наблюдается. При рациональном расположении и подборе оборудования вы сможет минимизировать отходы и получить мясную продукцию высокого качества. На каждом предприятии имеется свое отдельное оборудования для убоя и переработки туши. Выбор осуществляется с учетом размеров вашего предприятия и вида животного, подвергаемого разделыванию.

gidfermer.com

Блог Виталия Листраткина — Забойный цех

Забойный цех

— Завтра лекции не будет, — сообщила технологичка. – Вместо неё запланирована экскурсия на мясокомбинат.
Мы сдержанно зашумели, скрывая радость: просматривалась приятная перспектива качественно перекусить свежими деликатесами.
— Встречаемся ровно в девять возле проходной, — подчеркнула преподаватель. – Прошу не опаздывать, ждать никто не будет!

На следующий день, зевая, я сел в трамвай. Я жил дальше всех, поэтому сидел и наблюдал, как салон наполняется одногруппниками. Последним появился Дима Прохоров из параллельной группы. За глаза его звали просто Прохором: наглющий тип с вечно заплывшими глазами недавно демобилизовался из армии, отслужил в Афганистане. Служба воином-интернационалистом сделала его молодым, но перспективным алкоголиком. Даже с нами, своими сокурсниками он вёл себя свысока и считал, что остальные ему обязаны по жизни. При попытке поставить на место мгновенно выходил из себя, орал про Кандагар и размахивал кулаками. С ним не связывались, держали за психа. Но я предполагал, что он просто актёрствовал: пробивной, ухватистый и циничный, когда нужно, он мог и всхлипнуть, пустить слезу.

Трамвай остановился на кольцевом развороте – конечная. Трущобы этого района давненько пользовались дурной репутацией. Мясокомбинат представлял собой комплекс закопчённых зданий, из труб которых постоянно курился чёрный дым. Иногда с территории комбината накатывала волна особенно невыносимой вони. О крысах же, которые там водились, слагали легенды, достоверность которых, впрочем, не обсуждалась.

На проходной нас встретила худенькая голубоглазая тётка в возрасте чуть за сорок. Деловито представилась:

— Меня зовут Лидия Васильевна. План такой: смотрим забойный цех, производство мясных полуфабрикатов, кожевенный участок и наконец – колбасный цех. Там и угостим вас.

— Чем? – спросил кто-то.

— Вкусненьким, — усмехнулась она. – А начнём с того самого места, где животные превращаются в мясо.

Забойный цех располагался на последнем этаже четырехэтажного здания, куда вела пологая крытая эстакада. Мы же поднялись по обычной лестнице с выкрошенными бетонными ступенями. На площадке курили два долговязых парня в грязно-белых халатах и коротких резиновых сапогах.

Лидия Васильевна представила их:

— Наши бойцы!

— Советской армии? – ухмыльнулся Прохор, и все засмеялись.

— Бойцами у нас называют тех, кто режет скот, — пояснила экскурсовод, и смех моментально стих. – Пройдём…

Оказавшись внутри, мы с некоторой робостью столпились вдоль стены. Помещение цеха было похоже на предбанник ада: внизу – мокрый кафельный пол, вверху – ползущая вереница металлических крючьев, со стен лился мертвенный люминесцентный свет.

Бойцы прошли вглубь, до самого конца. С лязгом отодвинули в сторону металлический щит, закрывающий выход на эстакаду. Послышался утробный стон, похожий на похоронный плач. От этого звука всем стало не по себе, кроме, пожалуй, Прохорова и самой Лидии Васильевны.

— Страшно? – улыбнулась она. – Это с непривычки. Все животные чувствуют приближение смерти. Боятся. Опять же за сутки перед убоем их только поят, не кормят. Страх – это, конечно, плохо: изменяется химический состав мяса, физическое состояние мышечных волокон. Всё это отрицательно влияет на качество сырья, то есть мяса. И с этим ничего не поделаешь…

Она направилась к эстакаде, мы последовали за ней. Послышался глухой топот: один из бойцов тащил корову наверх, изо всех сил натягивая верёвку, привязанную к рогам. Она упиралась, она прекрасно знала, куда её ведут.

Наконец её завели в низенький тесный загончик. Боец подобрал с пола резиновый шланг, окатил животное струёй воды. Корова помотала головой – брызги полетели во все стороны. Другой боец снял со стены длинный металлический стержень, который соединялся кабелем с квадратным прибором на стене.

— Это стек, — пояснила Лидия Васильевна. – Устройство для оглушения. Если скот перед смертью не глушить, чревато длительной агонией. Тогда о качестве мяса вообще можно забыть.

Долговязый быстро ткнул стержнем в холку животного. Шкура вздрогнула, будто под ней прокатилась волна, передние ноги подогнулись, и корова рухнула на мокрый кафельный пол. Бойцы прикрутили к ноге поверженного животного цепи, отволокли в сторону и ловко вздёрнули вверх, на крюк. Теперь корова висела вниз рогами, немного покачивалась, будто языческая жертва всесильному колбасному богу.

Сверкнул длинный широкий нож. Никто даже вздохнуть не успел, как лезвие распластало горло длинным изогнутым разрезом. Короткая судорога, и мы увидели, как с хлынувшей кровью уходит самая настоящая жизнь… Хирургически точными движениями бойцы лишили корову головы. Кровь продолжала стекать в желоб, устроенный прямо в полу, под крючьями.

Я взглянул на своих одногруппников: серьёзные и бледные. Сам я, вероятно, был точно такой же. Один лишь Прохор ухмылялся, всем своим видом демонстрируя, что зрелище льющейся крови для него не впервой.

Обезглавленная туша отъехала в сторону. Бойцы потащили очередную жертву. Эта смерть показалась менее драматичной, а когда на крюках повис уже третий кусок говядины, цвет наших лиц стал почти нормальным.

При очередной корове экскурсовод сделала неожиданное предложение:

— Может, кто-то сам хочет попробовать? Кто смелый?

Непроизвольно все сделали шаг назад. И как-то сразу взглянули на Прохорова.

— А что? – оправдал тот ожидания. – Я могу!

Боец молча протянул нож. Дима сжал его в кулаке, медленно подошёл к висящему животному… И в этот момент корова пошевелилась. Её глаз, огромный и влажный, открылся и укоризненно уставился на всех нас. Она попробовала подать голос. Очевидно, в её положении это было непросто, поскольку из глотки вместо нормального мычания вышел только гнусавый хрип.

Лезвие в руке Прохорова остановилось.

— Режь! – крикнул боец. – Чего ждешь?

Дима замахнулся, но опустить нож так и не смог.

— Что ты как баба! Режь!

А корова смотрела взглядом, умудрённым какой-то особой коровьей мудростью. Из глаза капали такие огромные слёзы, что казалось, в кафеле появятся дырки, обугленные по краям… И тогда наглый парень с медалью «За боевые заслуги» отступил.

Боец ухмыльнулся, Лидия Васильевна хихикнула. Прохор густо покраснел и моментально выбросил руку с ножом вперед. Острие неглубоко проткнуло кожу, брызнула тонкая струйка крови. От боли животное громко замычало, задергалось на крюке.

Дима растерянно отступил, но в следующую секунду боец мясокомбината умелым движением распорол горло. Кровь хлынула фонтаном. Животное сразу перестало дергаться и, видимо, умерло очень быстро…

Прохоров отошёл в сторону. Руки и лицо у него были сплошь в крохотных красных крапинках. Он быстро тёр ладони, и крапинки постепенно превращались в грязные бурые пятна. Я заметил, как в этот момент у него дрожат пальцы…

Остальные производственные мощности оказались не столь драматичными. Цех полуфабрикатов – огромный зал с длинными металлическими столами, вокруг которых снуют рослые бабы в белых халатах и колпаках. Они очень ловко и быстро потрошили крупные куски мяса на поменьше, превращая здоровенные ноги в приличного вида антрекоты или бифштексы.

Кожевенный цех можно было смело переименовать в кожевенный подвал, причём с трижды испорченной канализацией. На самом деле это был обычный производственный запах свежесодранных шкур отмокающих в растворах. Дубильное отделение, откуда особенно агрессивно несло химией, смотреть не стали.

После забойного и кожевенного даже колбасный цех оказался не в радость. Хоть дружные ряды колбас в коптильных шкафах произвели впечатление, в каждом куске вкусных копчёностей виделись те самые умирающие бурёнки. Кроме того, одежда насквозь пропиталась вонью мокнущих шкур, что, безусловно, не добавило аппетита. Одним словом, финал экскурсии оказался скомканным и совсем не таким «вкусненьким», как обещалось.

За проходную комбината мы с Прохором вышли последними. Он обернулся, блеснул возбуждёнными зрачками:

— Ни разу в жизни не убивал, прикинь! А тут довелось!

Я удивился:

— А как же война? Ты рассказывал…

— Мало ли что я рассказывал… — оборвал он. – Мы на радиолокационной точке в горах все два года просидели: жратву и спирт с вертолёта сбрасывали. Я живых афганцев только в кабульском аэропорту и видел…

Я пожал плечами. А Дима вдруг спохватился, понял, насколько он сболтнул лишнего. Нахмурился, покрутил у меня перед носом увесистым кулаком:

— Ты это… Только никому ни гу-гу… Понял? А не то…

В воздухе густо запахло мордобоем.

— Понял, — согласился я. – Чего не понять. Не скажу никому.

После этого разговора я не видел его около месяца. А потом мы отправились на очередную экскурсию, уже на жировой комбинат. Про него и рассказывать особо нечего: весь комбинат – это один длинный цех с конвейером и емкостями для смешивания ингредиентов, итоги которого автоматически выплёвывались в баночки, ползущие по конвейеру. Банки ловко накрывались крышечками с надписями «майонез». Так оно и рождалось, известное всем студентам лакомство.

Я покрутил головой туда-сюда, спросил Белова:

— А где Прохор?

— Прохор тю-тю…

— Как это?

— Так, ушёл из института…

Я был безмерно удивлён, поскольку знал, каких усилий стоило тупому «афганцу» держаться на нашем курсе.

— Пацаны говорят, что он на мясокомбинат устроился работать. Коров там сейчас режет. Помнишь, на экскурсии были?

Я помнил. Даже про то, что обещал Прохорову не рассказывать, как именно он «воевал». Но обещания не писать точно не давал. Так что ты извини, Димон. Острых тебе ощущений там, в забойном цехе.

listratkin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о