Разное

Что такое глобализация простыми словами общество: Глобализация — что это такое простыми словами, ее плюсы и минусы на примерах

09.06.2019

Содержание

Что такое глобализация в современном мире?

Каждый из нас много раз слышал звучное слово «глобализация». Оно часто встречается в новостных программах, политических ток-шоу и тому подобных теле- и радиопередачах.

Даже если не знать его точное значение, можно понять, что речь идет о каких-то процессах, охватывающих всю нашу планету. Но что конкретно означает этот термин? Давайте разберемся.

Что означает слово «глобализация»?
Что такое глобализация в современном мире?
В чём суть процессов глобализации?
Что такое глобализация мировой экономики?
Что такое культурная глобализация?
Что такое глобализация простыми словами?

Что означает слово «глобализация»?

В настоящее время словом «глобализация» принято называть процесс распространения среди разных народов и государств нашей планеты единого образа жизни, усиления межгосударственных экономических связей, создаваемых глобальными международными корпорациями, постепенного разрушения барьеров и границ на пути финансовых и товарных потоков.

Взаимопроникновение экономик и культур не всегда бывает благом для народов: чаще всего, оно приводит к тому, что богатые страны становятся еще богаче, а бедные, помимо своих привычных проблем, приобретают новые, свойственные цивилизационно более развитым обществам. Влиянию глобализации подвергаются все аспекты нашего существования, от морали и мировоззрения до климата и экологии.

Что такое глобализация в современном мире?

Одним из наиболее заметных внешних признаков глобализации для обычного человека служит, к примеру, отказ от национальной одежды: весь мир сегодня одевается примерно одинаково, с незначительными региональными особенностями, диктуемыми климатом.

Более глубокий анализ явления показывает постепенное снижение роли государств, взаимопроникновение культур, сближение людей из разных стран на личном уровне. Огромное значение для глобализации имеют трудовая миграция и туризм, стандартизация образования и законодательных актов в разных странах, растущая международная торговля и ряд других факторов.

В чём суть процессов глобализации?

Источником глобализационного процесса является изменение мировой экономической структуры. Сегодня уже сложно рассматривать экономику одного государства как замкнутой системы: для подавляющего большинства стран экономические связи с другими государствами являются весомой частью их экономик, без которой уровень их благосостояния существенно бы упал.

Огромное значение приобретают надгосударственные структуры регионального и транснационального уровня, призванные стимулировать процессы экономического взаимопроникновения. Для облегчения доступа мирового финансового капитала на рынки разных стран разрабатываются и принимаются надгосударственные законодательные акты. Очевидно, что конечной целью глобализации ее идеологам видится полное уничтожение национальных государств и перехват власти в регионах планеты транснациональными корпорациями.

Что такое глобализация мировой экономики?

На первый взгляд, в глобализации мировой экономики нет ничего плохого, ведь это означает постепенное упразднение экономических барьеров между странами, свободную торговлю и переток капиталов.

Однако в реальности глобализация мировой экономики приводит к:

— обнищанию и без того бедных стран;

— падению уровня жизни населения;

— росту влияния глобальных корпораций, заботящихся только о собственной прибыли, а не об интересах простых людей.

Весомым фактором становится международное разделение труда, где государствам с низким уровнем развития экономики отводится роль сырьевой базы и резерва дешевой рабочей силы, а высокотехнологичные производства, приносящие основную долю дохода, располагаются в экономически сильных странах.

Что такое культурная глобализация?

По сравнению с экономическими процессами, культурная глобализация носит отчетливо вторичный характер. В то же время, и в этой сфере наблюдается постепенный отказ от национальных традиций, переход к общемировым культурным ценностям и стереотипам.

Как правило, о культурном взаимопроникновении речь не идет, зато налицо вестернизация культур мира, нивелирование культурного ландшафта планеты. Эта тенденция присутствует практически во всех сферах культурной жизни, от школьного образования до сферы развлечений и моды.

Благодаря глобализации многие обитатели отдаленных уголков планеты получили возможность приобщиться к культуре и информационному пространству развитых стран. В немалой степени этому способствует сеть Интернет, благодаря которой жители разных стран могут практически беспрепятственно общаться друг с другом.

Что такое глобализация простыми словами?

Проще говоря, глобализация – это процесс постепенного объединения стран и народов, живущих на Земле, в одно сообщество, которое, по замыслу глобализаторов, будет управляться из единого Центра. Постепенно утратят значение правительства отдельных государств, превратившись в обычных администраторов, выполняющих приказы Центра.

Возможно, их место в политической структуре планеты займут транснациональные корпорации, которые уже сегодня управляют мировой экономикой. Уйдут в прошлое разные наречия – все народы будут говорить на одном языке, возможно, с примесями «местных» слов. Образование, мода, индустрия развлечений – все это будет одинаковым во всех уголках планеты. Но будет ли это благом для человечества, сегодня сказать сложно.

Что такое глобализация? О её причинах и смысле

В представленной статье раскрывается понятие "глобализация" с точки зрения философии, как науки. Трактовка глобализации в философии не привязывает проблемы и явления глобализации к конкретным отдельно возникающим "глобальным" вопросам (или к их произвольному набору), а исследует структурные и функциональные связи в новой глобальной ситуации в целом.

Главным фактором, влияющим на мировую политику в конце двадцатого — начале двадцать первого веков, является глобализация. Без рассмотрения ее сущности, причин, основных форм и возможных последствий для мировой системы анализ современной мировой политики, экономики, науки и искусства будет, по меньшей мере, неполным. Прежде всего, представляется необходимым остановиться на определении глобализации. Сам термин "глобализация" был впервые использован 40 лет назад в примечании в статье в "Экономисте". Однако идея модернизации в рамках единого рынка относится еще к работам Сен Симона и Маркса.

В представленной статье раскрывается понятие "глобализация" с точки зрения философии, как науки. Трактовка глобализации в философии не привязывает проблемы и явления глобализации к конкретным отдельно возникающим "глобальным" вопросам (или к их произвольному набору), а исследует структурные и функциональные связи в новой глобальной ситуации в целом.

Тема данной работы актуальна, так как без понимания самого процесса глобализации, ее причин и смысла невозможно прогнозировать ее влияние и последствия в современном мире. Глобализация как процесс сегодня находится в состоянии становления и роста, можно заметить в экспериментируемом качестве. Говоря об уровне этого явления, нельзя не отметить его экономически интеграционную и политически межрегиональную направленность. Кроме того, дискуссии вокруг проблем глобализации предполагают определенные отношения к вопросам, имеющих полярное значение. В этой связи вновь актуализируется тема "Россия и Запад", притом не столько в региональном, сколько в общепланетарном смысле. Важный аргумент: Россия не только занимает самую большую часть суши, но и является сверхмощной военной державой. Именно поэтому тема изучения глобализации и ее влияния очень важна для нашего государства.

Основной задачей данной работы является изучение процесса глобализации, определение смысла и причин возникновения.

Использованными методами являются: моделирование, метод исторических параллелей (аналогия), сравнение, обобщение.

В работе использован принцип системности, в основе которого лежит исследование объекта как системы. Например, протекающие в России процессы федерализации государства и либерализации экономики, перенос акцента экономических реформ в регионы, возрастание интереса к ним со стороны зарубежных партнеров существенно меняют – характер отношений центра и регионов, их значимость в макроэкономической системе, условия взаимодействия с мировым хозяйством, сделав регионы активными участниками мирохозяйственных связей. Для многих субъектов Федерации внешнеэкономические связи стали важным фактором динамичного социально-экономического развития. Однако внешнеэкономическое сотрудничество может иметь и неблагоприятную направленность для национальной экономики в целом и ее региональных составляющих. Важно рассмотреть вопрос глобализации как устойчивую систему отдельных элементов - регионов, населения, политического и технического аспекта.

Ключевые слова и термины: глобализация, социальный регресс, национальное государство, нация, этническая группа.

Глобализация – это процесс всевозрастающего воздействия различных факторов международного значения (например, тесных экономических и политических связей, культурного и информационного обмена) на социальную действительность в отдельных странах.

Самый мощный фактор глобализации – экономический, проявляющийся в наличии транснациональных корпораций, действующих одновременно во многих странах и использующих новые исторические условия в своих интересах. Но не нужно полагать, что глобализация – это своего рода гигантизация или смесь разнородных процессов. Глобализация - это объективный процесс, который определяет качественные изменения в глобальном пространстве, возрастание взаимосвязанности и уникальности отдельных людей или цивилизаций в целом.

Центральная идея, лежащая в основе глобализации, заключается в том, что многие проблемы невозможно адекватно оценить и изучить на уровне национального государства, т. е. на уровне отдельной страны и ее международных отношений с другими странами. Вместо этого их необходимо формулировать с точки зрения глобальных процессов. Некоторые исследователи зашли в этом настолько далеко, что они предсказывают, что глобальные силы (под которыми имеются в виду транснациональные компании, другие глобальные экономические образования, глобальная культура или различные глобализирующие идеологии) становятся настолько сильными, что ставится под вопрос дальнейшее существование отдельных национальных государств.

Глобализация — это неизбежное явление в истории человечества, заключающееся в том, что мир в результате обмена товарами и продуктами, информацией, знаниями и культурными ценностями становится более взаимосвязанным. Однако за последние десятилетия темпы этой глобальной интеграции стали гораздо более высокими и впечатляющими благодаря беспрецедентным достижениям в таких сферах, как технологии, средства связи, наука, транспорт и промышленность.

Хотя глобализация ускоряет развитие человечества и является его следствием, она представляет собой непростой процесс, к которому нужно приспосабливаться и который создает серьезные проблемы и трудности. Такие быстрые темпы перемен могут принять угрожающий характер, и большинство стран пытаются их контролировать или управлять ими.

Одни возлагают на глобализацию огромные надежды как на панацею от различных проблем экономики. А другие - антиглобалисты - всячески ругают все, что связано с ней. Предметом оживленных дебатов служит буквально все - что такое глобализация, когда она началась: существуют различные точки зрения и на то, является ли глобализация феноменом нескольких последних десятилетий, или же о глобализации можно было говорить уже тогда, когда один народ мог устанавливать контакты с другими народами, находящимися на противоположной стороне земного шара. Как глобализация соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия. И что же можно назвать глобализацией, а что нет. Обилие мнений, подходов, оценок само по себе, не гарантирует основательной проработки темы. Глобализация оказалась трудным вопросом не только для массового сознания, но и для научного анализа.

В настоящее время, несмотря на широкое употребление термина "глобализация", отсутствует единство взглядов между представителями различных научных дисциплин относительно самого феномена глобализации.

Согласно общепринятому широкому пониманию, глобализация – это наука о масштабных проблемах, каждая из которых качественно, по-новому и все более ощутимо затрагивает и отдельного человека, и человечество в целом. В этом смысле закономерно, что к сфере глобализации относятся, например, проблемы экологии, полезных ископаемых, миграции, глобальные проблемы охраны здоровья (поскольку их более невозможно ограничивать рамками государства), глобальные позитивные и негативные тенденции изменения численности населения, энергопотребление, торговля оружием, кризис в области борьбы с наркотиками или дилеммы интеграции и мировой экономики. Существует также другая пространная трактовка глобализации – именно ее мы будем придерживаться в настоящей работе, – которая не привязывает проблемы и явления глобализации к конкретным отдельно возникающим «глобальным» вопросам (или к их произвольному набору), а исследует структурные и функциональные связи в новой глобальной ситуации в целом. Согласно данной трактовке, всемирно-исторический поворот в 1989 г. стал значимым этапом эволюции глобализации. Основной причиной этого является тот факт, что до 1989 г. само существование двух мировых режимов удерживало процесс глобализации на линии конкретных практических границ. Каждый тщательно отобранный элемент глобализации мог вырваться за пределы системы этих режимов только благодаря исключительным усилиям.

В результате стремительного скачка глобализации, начавшегося в 1989 г., был воплощен в жизнь один из возможных вариантов глобализации, а именно тот, который связан с монетаризмом и мировым долговым кризисом. Таким образом, всепроникающее действие глобализации должно отразиться и на проблемах монетаризма, и на проблемах мирового кризиса задолженности. К причинам глобализации в экономической сфере можно отнести следующие:

1. Повышение коммуникативной связности мира. Она связана как с развитием транспорта, так и с развитием коммуникативных средств. Развитие транспортной коммуникации связано с научно-техническим прогрессом, который привел к созданию быстрых и надежных транспортных средств, вызвавших увеличение мирового товарооборота. Развитие коммуникативных технологий привело к тому, что передача информации занимает теперь доли секунды. В экономической сфере это выражено в мгновенной передаче управленческих решений головной организации, в увеличении скорости решения кризисных проблем (зависит теперь только от скорости осмысления данной ситуации, а не от скорости передачи данных).

2. Выход производства за национальные рамки. Производство товаров начало постепенно утрачивать чисто национальную, государственную локализацию и распределяться по тем экономическим зонам, где какая-либо промежуточная операция оказывается дешевле.

В экономике глобализация выражается в более тесной интеграции и инвестициях развитых стран с наиболее передовыми секторами хозяйства других государств, в культуре это ограничение массовой культуры устоявшимися смыслами и ценностями локальных культур.

Однако, не стоит говорить о процессе глобализации, как о чем-то новом, современном. К глобализации запросто можно отнести появление денег в мире, а деньги в современной экономике являются связующим звеном всех прочих элементов. «Деньги – категория историческая и потому не вечная. Несмотря на то, что денежная масса в мировой экономике непрерывно растет, в мире всё больше ощущается денежный голод. Сегодня мы читаем об этом всё чаще. Например, летом 2015 года в Греции разразился острый политический, экономический и финансовый кризис. Денег в греческой экономике стало мало. Ситуация усугубилась тем, что были введены ограничения на операции с наличными и безналичными деньгами. Реакцией греческого общества на возникновение денежного голода стало стремительное развитие бартерных схем, в которых участвовали и гигантские компании, и малый бизнес, и простые граждане» . Это является ярким примером влияния глобализации на отдельную страну. Следствием одного глобального явления, денег, можно назвать следующее глобальное явление в экономике – бартер. Актуальность бартерных отношений на международном уровне возрастает сегодня в связи с тем, что США всё чаще начинают прибегать к такому средству давления на отдельные государства, как экономические санкции, в том числе блокирование транзакций в долларах и других резервных валютах. Эффективным средством противодействия подобным санкциям становится бартер.

В процессе глобализации ведущая роль принадлежит Западу, который изобрел пригодную для повседневного потребления форму культуры – массовую культуру.

Технические средства способны на сегодняшний день глобализировать все: науку, культуру, искусство, спорт, туризм, моду и т. д. Технический прогресс условно можно назвать геополитическим. Впрочем, также духовно-богословским. Речь идёт о том, что железные дороги, телеграф и многие другие технические достижения активизируют международное общение, способствуют интернационализации жизни. «Опасно, как бы земля не стала скоро походить на всемирный паутинник, который опутывает весь земной шар, в котором плавает только отощалый всеядный человек, как голодный паук, не имый кого и что поглотити, так как сам же он пожрал, побил, истерзал всё живое на поверхности всей земли. Эти железнодорожные линии не похожи ль на нити всемирной паутины?..». Более чем за век до появления интернета, который сегодня многие называют «всемирной паутиной», наш русский архиерей уже всё это прозорливо предугадывал. И речь здесь идёт не просто об экономической интернационализации (глобализации). Эта «всемирная паутина», состоящая сегодня из транспортных коммуникаций, телефона, интернета, невидимых финансовых связей, крайне напоминает ту картину, которая описана в Откровении от Иоанна (Апокалипсис) накануне прихода антихриста. Технический прогресс, находящийся преимущественно под контролем либералов, расчищает стези антихристу.

Кроме прочего примерно три десятилетия назад глобализация охватила и область культуры. Новый уровень культурной интеграции стал возможен благодаря высоким технологиям, информатизации и пока касается только достаточно развитых и богатых стран. В целом это позволяет унификации сочетаться с локальным культурным кодом, а где-то локальные культуры оказывают сопротивление глобализации. Массовая культура становится глобальной и универсальной, универсальность строится на обращении к базовым институтам, к потребностям релаксации, отдыха, развлечения. Универсализм же русской культуры изначально тяготеет к глобальным проблемам духа, установкам на возвышенное, соборность, на принципы человеколюбия и единения в сфере духовного совершенствования человека. И в этом смысле процесс глобализации в отечественной культуре, осуществляющийся через внедрение массовой культуры, способствует в России смене идентичности. Зарождающаяся глобальная культура - американская по своему содержанию. Конечно это не единственное направление изменений, между глобализацией и «американизацией» нельзя поставить знак равенства, но преобладающая тенденция, которая проявляется и, вероятно, будет проявляться в обозримом будущем.

Важнейшим явлением, сопровождающим глобальные изменения во многих странах, является локализация: глобальная культура принимается, но с существенными местными видоизменениями. Так, буддистские движения на Тайване заимствовали многие организационные формы американского протестантизма, чтобы распространять религиозное учение, в котором нет ничего американского. Под видом локализации скрывается еще одна разновидность реакции на глобальную культуру, которая лучше всего характеризуется термином «гибридизация».

Одной из важных форм культурной глобализации является так называемая «обратная глобализация», когда вектор культурного воздействия направлен не от центра к периферии, а наоборот. Вероятно, наиболее существенное культурное воздействие на Запад Азия оказывает не через организованные религиозные движения, а в форме так называемой культуры New Age. Всех сторонников движения объединяет то, что они возвещают «великое преобразование», наступление новой эпохи (New Age), которая должна прийти на смену современной культуре. Утверждается, что эта грядущая культура New Age гораздо более совершенна и должна ознаменоваться грандиозным скачком в духовном, мыслительном и технологическом развитии человечества. Очевидно ее влияние на миллионы людей в Европе и Америке как на уровне представлений (перевоплощение, карма, мистические связи между индивидом и природой), так и на уровне поведения (медитация, йога, тай-чи и боевые искусства). New Age гораздо менее заметна, чем упомянутые религиозные движения; но она привлекает к себе внимание все большего числа специалистов, изучающих религию. Остается гадать, до какой степени New Age будет влиять на «метрополию» зарождающейся глобальной культуры, изменяя, таким образом, ее форму. Происходит своеобразное «вырождение» культуры, которое проявляется в замещении культурных отношений технологическими; в возникновении мультикультурализма, конечной целью которого становится «индивидуальная культура»; в подавлении базовых ценностей культуры - моральных, религиозных и этнических регуляторов; в распространении массовой культуры и индустрии удовольствий. Движение Нью Эйдж получило развитие также и в России, где появились как западные, так и специфически российские организации и объединения. Такого рода группы нередко позиционируют свои учения не как религиозные, а как культурологические, образовательные или спортивные. Анализируя процесс индивидуализации культуры в глобальном мире, необходимо отметить, что глобализация не является непосредственной причиной индивидуализации: ее стимулирует возрастающая подвижность и неустойчивость социально-групповой структуры общества и его нормативно-ценностных систем, быстрота культурных сдвигов, рост социальной, профессиональной, географической мобильности людей, новые индивидуализированные виды трудовой деятельности. Однако глобализация в значительной мере подталкивает этот процесс: умножая объем функциональных социальных связей индивида, часто анонимных и быстро преходящих, она тем самым ослабляет психологическую значимость для него связей устойчивых, обладающих насыщенным ценностно-духовным и эмоциональным содержанием.

Следует остановиться и вспомнить о своей национальной самобытности. По мере нарастания темпа происходящих событий в мире (Украина, Крым, Сирия, Турция, ИГИЛ, мировой терроризм) как-то забылась актуальность «Валдайской речи» В.В. Путина 19 сентября 2013 года о необходимости формирования общих целей развития нашей страны. Государственная идеология (национальная идея) России до сих пор не изложена даже в наиболее общем виде.

Национальная идея для России — основополагающая линия, объясняющая духовный смысл существования России, русского народа и народов страны, заставляющая высшую власть страны, независимо от персоналий, при выработке своих решений руководствоваться исторической миссией России, а не своими субъективными взглядами или степенью давления на них извне. Если такого стержня нет, то отсюда и непоследовательность, и половинчатость, и нелогичность некоторых внутренних и внешних действий государства. Не является ли в данном случае глобализация губительной для отдельно взятой страны ?

Взаимодействие глобализации и индивидуализации в сознании человека исключительно многогранно. По своей сути - это два разнонаправленных и одновременно взаимодополняющих процесса. И тот и другой выводят человека из рамок представлений ограниченных семьей, городом или национальным государством. Он начинает ощущать себя гражданином не только своего государства, но и всего мира. Глобализационный процесс приводит к унификации и дегуманизации современного общества, что характеризует его как дезинтеграционный процесс. Другим важным последствием культурной глобализации оказывается проблема идентичности личности. При отсутствии механизмов традиционной связи между людьми в условиях глобализации, где «другого» гораздо больше, чем «своего», идентичного «себе», накапливается синдром усталости, агрессивной неопределенности, отчуждения, неудовлетворенности жизненными возможностями. В условиях все большей автономизации личности и погружения в виртуальный мир, создаваемый компьютерной техникой искусственной реальности, человек все меньше ориентируется на «другого», утрачивает связь с ближним, этносом, нацией. В результате происходит жесткое подавление и выхолащивание национальных культур, что ведет к обеднению мировой цивилизации. Подобное положение может привести к установлению одномерного унифицированного вида, лишенного ценностей национальной религиозно-культурной идентичности.

Вслед за мировой экономикой началось формирование мировой политики. Предпосылками глобализации в политической сфере послужили, во-первых, технологическая революция 1950-60-ых гг., повлекшая развитие материального производства, сфер транспорта, информатики и коммуникации. И, во-вторых, как следствие первого, выход экономики за национальные рамки. Государство больше не способно полностью контролировать обмен в экономической, политической и социальной сферах, оно утрачивает свою прежнюю монопольную роль главного субъекта международных отношений. С точки зрения сторонников неолиберализма, полноправными субъектами международных отношений могут выступать транснациональные компании, неправительственные организации, отдельные города или иные территориальные общности, различные промышленные, торговые и иные предприятия, наконец, отдельные индивиды.

К традиционным политическим, экономическим, военным отношениям между государствами добавляются разнообразные связи между религиозными, профессиональными, профсоюзными, спортивными, деловыми кругами этих государств, причем их роли могут иногда быть равными. Утрата государством прежних места и роли в международном общении нашла выражение и в терминологии - замене термина «интернациональный» термином «транснациональный», то есть осуществляемый помимо государства, без его непосредственного участия.

На смену старым проблемам международной безопасности приходят новые, к которым государства и другие субъекты международной политики оказались не вполне готовы. К таким проблемам относится, например, угроза международного терроризма. До недавнего времени понятие «международный терроризм» больше подчеркивало международную опасность такого явления, чем обозначало реальный, очевидный фактор в международных отношениях. Последние события показали, что в мировой политике произошли качественные сдвиги.

В религиозных процессах действуют иные тенденции глобализации, нежели в финансовых или технологических сферах. Глобализация не только интегрирует, но и дифференцирует, а применительно к религии - регионализирует, специализирует, обособляет. Именно в связи с этим так созвучны религиозная и национально-культурная реакции на глобализм. Соответственно, глобальная культура может не только способствовать объединению и даже внести свою лепту в «религиозный ренессанс», но содержит в себе определенный контрунификационный потенциал, действующий в противовес тенденции нивелирования культурных различий, в которых так часто обвиняют глобализацию. И уже, по наблюдению ученых, итогом глобализма и постмодерна стало не только ослабление роли национальных правительств, но и почти повсеместное, лингвистическое, культурное размежевание. Более того, не менее заметным итогом являются усиление местнических тенденций, фрагментация общества и регионализм, в частности признаваемый едва ли не главным препятствием на пути консолидации общеевропейских усилий.

Рассмотренные процессы глобализации принесли людям и новые заботы, и принципиально новые (глобальные) проблемы, вытекающие из интернационализации общественной жизни. Как видно из сказанного выше, они явились результатом длительных количественных и качественных изменений в общественном развитии, а также в системе «общество — природа».

В этой связи отметим, что в истории никогда не было подобной ситуации, которая характеризуется тем, что мировое сообщество являет собою теперь не только более пеструю, но и гораздо более противоречивую картину, чем прежде.

С одной стороны, оно представлено многочисленными, непохожими друг на друга культурами, нациями, государствами: большими и маленькими, развитыми и отсталыми, мирными и агрессивными, молодыми и древними. С другой стороны, в третье тысячелетие (по христианскому летосчислению) человечество вступает как единое целое, как население одного «общего дома», а точнее, большой и уже переполненной «коммунальной квартиры» по имени Земля, где условия проживания ограничены не только ее естественными параметрами, т. е. территорией, пригодной для жизни, но и наличием необходимых для жизнедеятельности ресурсов. Это реальность, полное осознание которой произошло лишь в последние десятилетия и с которой абсолютно все страны и народы теперь вынуждены считаться, ибо альтернативы такому общежитию просто нет.

Центральной задачей данной работы являлось изучение процесса глобализации, ее возникновения и сущности. Изучив данные вопросы становится очевидным, что процесс глобализации – это эволюционное направление развития общества. Детальное изучение глобализации позволяет лучше и точнее объяснить современное устройство мировой политики, экономики и искусства. Практический смысл изучения глобализации заключается в том, что в любой науке, будь то экономика, социология, политология и прочее, теперь многие прогнозы и заключения необходимо делать с поправкой на глобализацию. Например, рассматривая жизнь отдельного народа и говоря о его перспективах следует делать акцент на влияние всего мирового сообщества на данный народ, этнос, группу. Из данного тезиса вытекает основной жизненный принцип: «Все в этом мире взаимосвязано, и чем больше этих связей, тем более единым и неделимым становится мир в целом». Но! Важно помнить, что каждый народ самобытен, каждый этнос имеет свои корни, свои историю. Мир многогранен, и этим интересен. Каждое племя уникально. Не навредит ли планете процесс глобализации? Не сотрет ли он индивидуальность каждого народа? Не сделает ли нас всех «одинаковыми»?

Изучение процесса глобализации позволит отчасти контролировать политические и экономические процессы в мире, влияющие как на жизнь целых стран, так и на жизнь отдельного гражданина.

Влияние коронавируса на глобализацию: путь туда, но не обратно - ЭкспертРУ

Даже если избегать жестких эпитетов, таких как «крах», «распад» или «катастрофа», понятно, что мир, считавшийся «глобальным», перестает существовать и держится лишь на проявлении доброй воли лидеров крупнейших государств мира. Сейчас, на пике пандемии, самые отпетые оптимисты глобализации признают, что до окончания «периода карантинов» еще очень далеко, а многие прежние привычки, да и в целом ход вещей, считавшийся «естественным», может не вернуться никогда. Но ведь ощущение кризиса мира глобализации сложилось еще в 2019 году у слишком многих людей, чтобы быть просто самообманом. Система глобализации, казавшаяся вполне устойчивой, обвалилась быстро, почти мгновенно (свертывание международной торговли и глобальных авиаперевозок произошло всего за месяц) и от относительно небольшого толчка. Слишком многие игроки на мировой арене хотели бы «переиграть» ключевые эпизоды строительства глобального мира, но только Россия говорила об этом откровенно. Остальные страны просто молча действовали в направлении «размягчения» основных «скреп» глобализации, как минимум после глобального финансового кризиса 2008—2009 годов. Главный вопрос сегодня — каковы будут хотя бы базовые черты того мира, который мы будем называть постглобальным. Сможем ли мы использовать для его строительства хоть что-то из старого, глобального мира или придется морально и материально готовиться к тому, чтобы строить здание нового мироустройства на пепелище.

В прямом и переносном смысле.

 

Глобализация под спудом

 

Главная проблема в том, что современный мир оказался неспособным эффективно реагировать на риски не только операционно, на уровне конкретных принимаемых решений, но и концептуально. Мир поступательно развивающейся глобализации, то есть глобализации потребительской унификации и социального сближения, оказался в принципе не готов к масштабным кризисам, требующим изменения поведения людей. В этом смысле «коллективный Запад» и его социально-экономические сателлиты в развивающемся мире (которые могли быть одновременно и военно-политическими оппонентами) всерьез поверили в концепцию «конца истории» как конца качественной, системной трансформации человеческого общества и средств управления им. Концепция предусматривала максимально плавную эволюцию, но никак не трансформацию.

Едва ли удивительно, что концепция глобализации — что в американской версии, что в европейском толковании американской версии, что в китайских поправках к американской версии — не предусматривала никакой реальной геоэкономической многополярности, максимум «делегирование» военно-полицейских полномочий отдельным союзникам США в пределах ранее сформировавшихся в рамках американоцентричной (и никакой другой) модели глобального развития, макрорегионов. Формирования новых, более соответствующих потребностям развития, а тем более относительно геоэкономически самодостаточных макрорегионов глобализация не предполагала.

Глобализация не предусматривала никакого качественного, если хотите, структурного развития вообще, сконцентрировавшись на количественной стороне вопроса. И это было, вероятно, главной ошибкой идеологов глобального мира, посчитавших, что социальное «качество», определявшееся этноконфессиональной и социокультурной базой, адаптируется к новым количественным уровням потребления само, стирая различия идентичностей. Отсюда и неспособность США реально сформировать систему, именовавшуюся Chimerica, с Китаем в качестве почти равного, но младшего партнера, а ЕС — пойти на долговременное стратегическое партнерство с Россией, консолидирующей в мягкой форме Евразию.

Вероятно, идеологи глобализации не очень верили в невидимую руку рынка и поэтому попытались ограничить «территорию прогресса» набором понятных и подверженных манипуляциям показателей. Отсюда и тот «официальный» набор ключевых противоречий поздней версии капитализма, едва ли отражавший реальное положение дел.

Противоречие между «системными» игроками глобализации и «ревизионистскими силами», недовольными своим местом в глобализации, главное место среди которых занимали то Россия, то Китай в зависимости от политической конъюнктуры. Важно, что «ревизионистские» силы даже в обрамлении союзников из числа стран «оси зла» никогда не считались реальной угрозой глобализации, а лишь оттеняли ее положительные стороны.

Противоречие между потребителями и производителями энергоносителей. Его тактически планировалось разрешить за счет административного регулирования (отсюда и становившиеся все менее экономически обусловленными европейские «энергопакеты), а в долгосрочной перспективе — за счет некоей новой энергетической платформы, ожидавшейся с конца 1990-х годов, но так и не появившейся.

Противоречие между сохраняющимися и считавшимися архаическими национальными и этническими идентичностями и необходимостью постнационального и тем более постэтнического долгосрочного развития. Это всячески акцентируемое, в чем принял участие и Фрэнсис Фукуяма, противоречие содержательно заменило ключевой для социальной философии 1970–1980-х годов конфликт глобального «города» и «деревни», сняв вопрос о необходимости сбалансированного развития. Исчезновение из «повестки дня» противоречия «города и деревни» было почти не замечено, хотя именно оно зафиксировало переход к идее бесконфликтного социального развития в парадигме глобализации.

Противоречия между принципами национального суверенитета и глобальными «общими» ценностями, в качестве чего всему миру предлагался окончательно вульгаризированный набор радикал-либеральных методов. Пример политического «двоевластия» в Венесуэле был ценен как раз введением в политическую практику принципа интернационализации понятия легитимности власти. Легитимной власть можно было теперь просто объявить, извне на уровне одной из глобальных коалиций.

Все более обострявшееся противоречие между «невидимой рукой рынка» и интересами крупнейших, как правило глобальных, хозяйствующих субъектов, требовавших поддержки своих проектов и программ развития со стороны государства не только в России, но и в мире в целом. Это противоречие было обострено кризисом 2008–2009 годов, и не признать его было нельзя, особенно на фоне доминирования кредитного роста в большинстве промышленно развитых стран.

Проблема не в том, что в период пандемического кризиса об этих противоречиях быстро забыли, хотя еще полгода назад они казались фундаментальными. Проблема в том, что эти противоречия не играли никакой роли в процессе движения глобального мира к нынешнему периоду полураспада. Если не считать отмеченного последним противоречия между условной «рыночностью» в теории и невозможности обеспечить ее на практике. До известной степени можно сказать, что те глобальные противоречия, которые нам предлагали «разрешать» идеологи глобализации, были если не фантомом, то виртуальной реальностью. А они просто не очень понимали тот мир, в котором жили, и смутно представляли себе грядущее, тем не менее воображая себя его строителями. Они конструировали «башню глобализации», не имея базового понимания того, что происходит у них под ногами. А похоже, и не собираясь это познавать.

Мир глобализации действительно переживал некий «конец истории» или его не вполне удавшуюся имитацию, поскольку мир Запада сам отказался от качественной составляющей в развитии человечества, не понимая, вероятно, до конца, что в любой содержательно герметической системе (а глобальный инвестиционный капитализм, что бы ни говорили оппоненты американской гегемонии из Пекина, был как раз «герметической» системой) всегда найдется щель и откроется течь. Потому что полная конкурентоспособность возможна только в условиях, когда есть конкуренты. В противном случае качество управления системой и ее целостность будет постоянно снижаться.

А конкурентов у США как гегемона не было и быть не могло.

 

«Накануне», которое проспали

 

Сигналов о том, что «мир глобализации» находится в кризисе, было множество. Финансовый кризис 2008–2009 годов нельзя считать единственным «звоночком». Это и необходимость ради сохранения темпов глобализации делать все больше уступок Китаю. И нараставшая после мюнхенской речи Владимира Путина потребность решить, искать ли все-таки новое место для России в глобальном мире или же согласиться на ее окончательный развал. Окончательное решение, похоже, «отложили на потом» — на период после окончательной стабилизации антироссийской власти на Украине и неминуемого в этих условиях обвала в Белоруссии. «Звоночком» была и оказавшаяся неконтролируемой архаизация, казалось бы, относительно устоявшихся политических и общественных систем в ходе «арабской весны». Когда на месте модернистских и относительно светских государств начали возникать — часто на средства и с помощью коллективного Запада — сетевизированные и претендующие на глобальность, а значит, и на идеологическую универсальность (ранее это было прерогативой только западного мира) сообщества, на фоне которых по степени антилиберальности и социальной архаичности и Саудовская Аравия, и Иран выглядели оплотами постмодерна. А ведь эти сообщества обладали потенциалом контроля над важными для функционирования американоцентричного инвестиционного капитализма ресурсами и пространствами.

Не будет преувеличением сказать, что глобализация находится в состоянии вялотекущего кризиса примерно с середины 2014 года, когда выяснилось, что глобальная экономическая взаимозависимость, конечно, реальна, но добиться решительных результатов, используя только ее, нельзя даже от России, казавшейся слабым государством и «легкой целью».

Говорить, что никто в мире поздней глобализации не задумывался о том, что будет дальше, нельзя. Многие понимали, что «что-то пошло не так». Исключение составляли идеологи «давосского консенсуса». У них все шло «как надо». Пандемия уже становилась фактором экономического развития, а они продолжали действовать в парадигме «нейрофикации человека», за которой уже почти не скрывалась новая волна евгеники. Но эта линия находилась в явном меньшинстве даже среди западных социальных философов и политологов.

И мечтательный певец креативного класса Ричард Флорида, и умерший не так давно один из виднейших западных социологов западного мира Джон Урри, и великий Эммануил Валлерстайн, и даже яростный апологет американской гегемонии Ричард Хаас — все они в той или иной степени признавали тупиковость нынешнего мира, его неспособность к развитию, но почему-то модели у них выходили еще более странные и вряд ли жизнеспособные. Проблема дальнейшего развития глобализации сводилась к трем нехитрым вопросам:

1. Должны ли США раствориться в сетевизированном пространстве «мира без границ», делегировав свое «духовное» (читай: идеологическое) лидерство другим странам, или же суверенитет США будет единственным в мире «без Россий, без Латвий». Это и было наиболее очевидное различие между американскими глобалистами, воплощенными в связке «Клинтоны—Байдены», готовыми пожертвовать и суверенитетом Америки, и Трампом, и стоящими за ним лоббистами. Этот спор странным образом отразился и в российских колебаниях между тем, считать ли «главным противником» весь «коллективный Запад» или сосредоточиться на его ядре — США.

2. Можно ли сохранить принцип догоняющей социальной модернизации, одну из основ глобализации, или же придется, подарив части «золотого миллиарда» возможность неограниченной виртуализированной мобильности за счет минимального гарантированного дохода и защитив «платиновые» сто миллионов дополнительными фильтрами (правда, о санитарных фильтрах разговоров еще не было), просто забыть о существовании большей части человечества, включая часть стран, ранее считавшихся потенциально важными для будущего. Например, о некоторых «драконах» Восточной Азии, да и о части стран Средиземноморья.

3. Каким образом управлять становящейся избыточной потенциально активной частью общества, успевшей существенно нарастить свои потребительские запросы, но не имеющей устойчивого доступа к ресурсам и возможностям заработка. Попытка за счет введения понятия «прекариат» (термин, введенный социологом Гаем Стэндингом взамен обидного «люмпен-пролетариата») объявить это частью «новой нормальности», с сомнением воспринятая даже в период «застоя глобализации», теперь, в эпоху коронавируса, выглядит еще более сомнительной. В остальном же решения пытались искать в дебрях гендерности экономики, сверхфеминизма и попытках придумать новые функции для чисто физически стареющего «креативного класса».

В подобных тяжелых раздумьях прошли последние лет десять. За это время было утрачено даже наследие дискурса о «грядущем столкновении цивилизаций», инициированного Сэмюэлом Хантингтоном, сведенное в итоге к констатации деструктивной роли идентичностей для полноценной глобализации. Поэтому вполне понятно, почему сейчас главной проблемой становится отсутствие полноценного осмысления новой ситуации. Западный мир оказался неспособен осмыслить даже тот тупик, в который зашла глобализация, не говоря уже о стратегических последствиях коронавируса. Ситуация вполне объяснима тем, что в тупике не видно перспективы. Но дело не только в этом, хотя чем дальше, чем более заметным становится то, что суета вокруг «спасения мира» от очередного, пусть даже тяжелого варианта ОРВИ в том числе направлена на то, чтобы увести людей от вопроса, как жить дальше, если привычный мир оказался как минимум несостоятельным. А главное, даже этот несостоятельный мир, основанный на потреблении всего — от товаров до ощущений, уходит безвозвратно, и речь уже не идет о том, что он когда-либо вернется.

Это и называется стратегической неопределенностью. И в этой стратегической неопределенности нашему миру придется жить еще очень долго.

 

Образы будущего: цифровой бункер против дикого поля

 

Картина, возникающая по мере знакомства с первыми оценками последствий коронавируса, новизной не поражает и в целом укладывается в модель «катастрофизма», волнами обкатывавшуюся, в том числе через продукцию Голливуда, последние лет двадцать пять. Только теперь компьютерную графику можно легко дополнить кадрами живой хроники, делающими картину грядущего апокалипсиса существенно более убедительной, чем даже участие Брэда Питта в нашумевшем фильме «Война миров Z». В качестве базового образа будущего нам в любом случае предлагали сценарий противостояния, причем сразу же говорилось, что придется стрелять и что противниками будут не совсем люди, но существа, внешне похожие на людей.

Западного обывателя постепенно, но последовательно приучали к тому, что он окружен если не зомби, то людьми, в отношении которых не действуют правила «цивилизованного» сосуществования. К слову, и антироссийские кампании, коих с 2008 года была развернуто несколько, в своей основе имели крайне нехитрый посыл: жители России вне зависимости от формальной национальности, религии и социального статуса заражены вирусом (какая ирония, не правда ли?) шовинизма и империализма. А посему не могут рассматриваться «коллективным Западом» как равные, даже если смогли купить гражданство или собственность в одной из подобных стран. В середине 2010-х годов этот подход был быстро и неожиданно для многих в Пекине распространен на китайцев, ранее считавшихся вполне пригодными к «окультуриванию». «Коллективный Запад» ограничивал свои социальные пределы, не всегда понимая, что на деле он начинает создавать основы, чтобы разделяться внутри себя. Но об этом думать не хотелось.

«Образ будущего», проглядывавший сквозь многочисленные, противоречивые и предельно непоследовательные концепции, сводились к следующему.

С одной стороны, возникал некий постчеловеческий мир «состоятельных господ». Они, фактически покупая право на доступ к реальному миру, стремились выйти за рамки человеческой биологии и если не стать богами (хотя, вероятно, эта ницшеанская по своей сути идея и лежала в основе многих утверждений), то бросить им вызов. Эти надежды коронавирус убил первыми.

С другой стороны, возникал мир людей, исключавшихся из процессов социально-экономического развития за счет автоматизации. Они переводились либо в состояние упомянутого выше прекариата, довольствуясь частичной занятостью, либо соглашались получать пресловутый минимальный гарантированный доход в обмен на неучастие в экономических процессах. Но эти прослойки существовали бы уже преимущественно (а желательно — в основном) в мире виртуализированных сервисов, почти одноразовых вещей, а иногда и вещей совместного пользования — от машин до жилья. Но ведь и эту иллюзию — возможность сегрегировать два мира — коронавирус тоже если не уничтожил, то серьезно поколебал.

От «образа будущего», где базовой идеей, доминирующим социально-имущественным сегрегатором становились бы наличие собственности и способность к обладанию реальными потребительскими ценностями, а не их цифровыми суррогатами, не осталось ничего.

Что не говорили публично, но что просчитывалось по многочисленным косвенным признакам, так это то, что глобальная элита, прежде всего финансисты, себя за скобки этих двух миров выводили. Сохраняя доступ к реальному миру, они этот мир ограничивали политическим и экономическим забором, но сохраняли доминирование, решающий голос в определении правил игры в мире цифровом. Обратим внимание, как последнюю пятилетку последовательно сокращались возможности пользователей управлять потребляемым информационным потоком. Нарастающая алгоритмизация социальных сетей, за которой стояли интересы уже не только «хозяйствующих субъектов», но и вполне понятных государственных органов, оставляла «рядовому потребителю», пусть даже и потребителю ощущений, крайне мало места для самостоятельного доступа к информации. А при переходе к гарантированному минимальному доходу этой «свободы информационного маневра» могло и вовсе не остаться.

Но управляли бы этим «цифровым миром» не алгоритмы, а те, кто интенсивно строил для себя «цифровой бункер», отвлекаясь только на борьбу с Дональдом Трампом, почему-то решившим, что в бункере нужно хоть что-то производить из реальных вещей. Географически «цифровой бункер» локализовался бы в США., но имел бы внешние проявления в виде Великобритании, возможно Скандинавии (и очень показательно поведение руководства Швеции в период коронавируса), подмандатной Японии. К нему примыкали бы страны военно-силового «предполья», такие как Польша, которая готова жертвовать стабильностью в Европе, не вполне понимая, что вообще-то жертвуют ею, Саудовская Аравия, искренне считающая, что за деньги можно купить вседозволенность, а также оккупированная Южная Корея, которой просто некуда деваться.

«Цифровой бункер» теоретически мог бы объединить страны, в наибольшей мере подготовленные к существованию в максимально цифровизированной реальности, но за исключением, как казалось США, не имеющих большого потенциала конкуренции в условиях «очного поля боя». Считалось, что их защитят моря и относительно высокий уровень жизни. А современные системы управления дадут возможность контролировать все основные процессы извлечения и монетизации ренты, как бы далеко от «бункера» они ни происходили. Иллюзия «комнаты с кнопками» была усилена технологическим прогрессом, сделавшим реальностью «войны беспилотников». Но если можно воевать беспилотниками и недорого прикупленными proxies (термин, обозначающий даже не союзников, а «союзников без обязательств»), то почему невозможна экономика беспилотников? Тем более что это будет — если учесть, куда двигалась американская экономика времен Барака Обамы, — всего лишь таблица с некими цифрами. Американский производственный сектор превращался в бесконечно исчезающую величину, и его низведение до уровня этнографической величины, напоминавшей миру, что когда-то США были «мастерской мира», было лишь вопросом времени.

Остальные страны, включая страны «коллективного Запада», превращались в конкурентное пространство, где даже очень богатые утрачивали уверенность в том, что каждое новое поколение будет жить лучше предыдущего. Новое «дикое поле», где происходила бы борьба с «зомби», наступающими, как это и принято, с Востока. А люди этого «дикого поля» становились бы неким «расходным материалом», который в зависимости от ситуации можно было бы то раскулачивать, то подкармливать за счет нового «ленд-лиза». Поэтому наплевательское отношение потенциальных жителей «цифрового бункера» к Италии, Испании, Греции, а тем более к жителям других стран вполне объяснимо с точки зрения новых цивилизационных подходов. Но люди в «цифровом бункере» продолжали бы жить, не меняя своего образа жизни, привычек и уровня потребления. Ведь они прикрыты не только «цифровым щитом», но и морями и океанами.

И вот эта уверенность — вероятно, самое главное, что изменил коронавирус…

 

Узлы трансформаций

 

Нельзя сказать, что глобализация оставит человечеству некое «дикое поле» и дальнейшее развитие будет происходить как бы «с нуля». Напротив, «развалины глобализации», пепелище психологии бесконечного прогресса, остатки модного урбанизма времен тотальной деиндустриализации городов и социальные рудименты обществ управляемого иждивенчества будут, очевидно, сдерживать любое развитие, а тем более развитие неких новых базовых механизмов организации человеческого общества. Но ключевые тенденции развития глобальных трансформаций можно обозначить уже сейчас.

Начало оформления новых геоэкономических макрорегионов, формирующихся на основе принципов геоэкономической самодостаточности. Вероятно, именно этот аспект следует считать системообразующей тенденцией развития. Но в посткоронавирусном мире эти макрорегионы, похоже, будут формироваться на принципиально различной экономической базе и, в перспективе, с совершенно различными моделями развития. Но все они в той или иной степени предполагают военно-политические и военно-силовые инструменты в качестве консолидирующих. Процесс формирования новых макрорегионов будет, вероятно, самым политически увлекательным и медийно зрелищным, но он же несет наибольшие риски расширения региональной военно-силовой игры, ставшей в последние годы обычной, до существенно более крупных масштабов.

Новый этап конкуренции, ведущий к новому сочетанию, но еще не равновесию государства и сетевых структур, включая, но не ограничиваясь транснациональными компаниями, но также и субгосударственными игроками. Очевидно, что сетевые игроки, почти проигравшие конкуренцию с государствами, получили новый шанс на усиление, в особенности на фоне дискредитации традиционных «институциональных» демократий и явного дефицита лидеров нового типа в весьма ресурсно богатых регионах. Сетевые структуры, главным образом субгосударственные, но не исключено, что и надгосударственные, вполне могут попытаться заполнить возникающий «вакуум управления» и обеспечения. Думается, не будет ошибкой предсказать и усиление транснациональных компаний. История знала примеры крупных и ресурсно значимых пространств корпоративного управления, хотя и преимущественно «колониального типа» (бельгийское Конго, русская Аляска, КВЖД, колонии, «подведомственные» Британской Ост-Индской компании), управлявшихся на корпоративной основе.

Деградация существовавшей последние 75 лет системы международной регулятивности, включая очевидный распад системы международного права на фоне отсутствия выраженного запроса на формирование новых глобально признаваемых правовых рамок. Главный вопрос даже не в том, в каких рамках она будет формироваться. Очевидно, что первично новые правила взаимодействия и сосуществования государств будут возникать на региональной основе. Определяющим будет то, насколько новые правила игры будут вырабатываться через диалог крупнейших игроков в системе международных политических и экономических отношений, а насколько это будет результатом политического и экономического «расползания» правил игры, принятых одним из крупнейших игроков в системе международных отношений и (или) сформированной вокруг него коалицией на сопредельные пространства. Но во всяком случае, вероятно, не будет ошибкой предположить, что это будет наиболее длительный процесс.

Конкуренция социальных моделей в условиях крушения социального идеала постмодерна. Не модель потребления, а новая архитектура социальных институтов взамен ставших сейчас неадекватными. Но при деградации большинства социальных институтов как модерна, так и постмодерна, встает вопрос уже не об атомизации глобального социального пространства, но о его хаотизации. Хаотизация общественных пространств прединдустриальных и частично индустриализированных обществ Ближнего Востока привел к быстрому нарастанию архаизации и формированию радикально-исламистских социальных систем (что началось еще до пресловутой «арабской весны», с начала 2000-х годов), вскоре получивших и возможность пространственной локализации. Можно предположить, что еще более тяжелые последствия кризис социальной стороны глобализации будет иметь в Восточной и Юго-Восточной Азии, а также в ряде стран Латинской Америки. И в совокупности с другими факторами кризис социальных аспектов глобализации может оказаться одним из наиболее острых. Еще более интересными в среднесрочной перспективе могут стать процессы распада культурного мейнстрима, носившего в эпоху поздней глобализации откровенно выморочный характер.

Новая роль военной силы в глобальной политике и экономике, однако в условиях существенного сужения значения ядерного оружия и связанных с ним важнейших институтов военно-политических отношений, включая такой фундаментальный институт, как ядерное сдерживание. Вообще, новое состояние военной сферы в целом и особенностей отношений в военно-политической области между крупнейшими военными державами мира должно стать предметом глубокого и очень аккуратного обсуждения на экспертном и политическом уровне.

Новое состояние — и технологическое, и социальное, и политическое — информационного общества как главного интерфейса между национализирующимися общественными и даже экономическими системами и остающимся — во всяком случае, пока, и коронавирус этот аспект явно укрепил — глобальным информационным пространством. Противоречие между глобальностью информационного общества и реальностью экономического, политического и социального «реала», вероятно, будет нарастать, стимулируя объективно национальные правительства к введению различных мер регулирования информационной активности и ограничения глобальной проницаемости каналов коммуникаций. Китайский опыт управления цифровыми коммуникациями доказал свою и операционную, и политическую эффективность.

 

Глобализация как рудимент и атавизм

 

Конечно, движение по рассмотренным выше векторам трансформаций не может быть равномерным хотя бы потому, что часть из них не требует никаких особых ресурсов и технологий. Но даже непоступательное движение в этом общем направлении будет означать возникновение нового мира — мира регионов, где пространство глобализированных отношений, рудиментов глобализации сужается до двух принципиальных сфер, которые было бы ошибочно назвать «незначимыми».

Во-первых, остатков глобализированного информационного общества, во многом «завязанных» на сервисно-рекреационный его сегмент (онлайн-игры, агрегаторы новостей, интернет-магазины и проч.), которые становятся объектом конкуренции со стороны условно «национальных» систем.

Во-вторых, глобализированными, во всяком случае, останутся платежно-расчетные системы, хотя они уже на начальном этапе развития постглобального мира переходят в конкурентное пространство, получая в качестве конкурентов сразу несколько новых платежных механизмов разного типа — от их региональных клонов до региональных криптовалют. В данном случае важно то, что этот процесс начался до появления коронавируса — в результате ставшего обвальным распространения США своей санкционной политики на финансовую сферу. Относительное обесценивание доллара в результате «экономических пакетов» Трампа этот процесс только ускорило, но не вывело за линию невозврата.

Рудименты глобализации в процессе трансформаций локализуются во вполне понятных и важных с точки зрения текущих и перспективных экономических процессов сферах. Но их поддержание не требует наличия такого мощного государства-гегемона, как современные США. И уж тем более не требуют изъятия из явно оскудевающих за время пандемии инвестиционных ресурсов ключевых государств индустриального и постиндустриального мира такого объема дани, который предполагала реализация трамповской идеи «Сделать Америку вновь великой». Но если так, то зачем новому миру доминирование США, да еще в такой весьма затратной форме?

Можно задать и еще более острый вопрос: может ли в новом мире вообще остаться устойчивой система только с одним «полюсом», глобальный стабилизационный потенциал которого все больше зависит от внутренней социально-экономической и политической неустойчивости? А она в США ухудшается по мере ветшания инфраструктуры, зацикливания инвестиционных процессов на финансовом секторе и нарастания раздрая в еще недавно казавшейся консолидированной элите. И может ли мир позволить себе еще восемь лет постпандемического переходного периода: четыре года второго президентства Дональда Трампа, когда он будет доказывать всем, что он «великий президент», и еще четыре года следующего президентства, когда с высокой долей вероятности пришедший к власти президент-демократ будет совместно с вашингтонской аристократией и финансовой олигархией пережевывать «наследство Трампа»?

 

Новые геоэкономические макрорегионы: первый шаг к многополярности через эпоху «сражающихся царств»

 

Регионализация была объективной тенденцией, возникшей и развивавшейся до пандемии. И еще год назад именно регионализация рассматривалась как тенденция, конкурентная по отношению к глобализации в классической ее трактовке. Но пандемия привнесла в эти процессы много новых элементов. Главный из них — что «первичной» становится не экономическая регионализация, еще способная развиваться по эволюционному сценарию, а политическая. Пандемия заставила элиты принимать политические решения и менять на их основе экономическую систему даже там, где «невидимая рука рынка» еще вчера считалась единственно верной. Пандемия заставила отложить — неясно, надолго или навсегда, — мягкую силу и вспомнить о «жесткой».

Но при первичности политического измерения в регионализации шансы на эволюционность развития становятся существенно более низкими. Причина, по которой новые геоэкономические макрорегионы будут, скорее, формироваться на основе политического, а порой и политико-силового потенциала, крайне просты: в мире конкурентности без правил важно не просто выстроить относительно самодостаточные технологические и в целом экономические цепочки на региональном уровне и не только обеспечить их ресурсами и инвестициями. Важно защитить их политически от становящейся все более неправовой конкуренции со стороны других крупных игроков мировой экономики, способных для достижения своих целей использовать различные силовые методы: от ЧВК до контролируемых вооруженных «оппозиционных» формирований, как это делает Реджеп Эрдоган в нижней части спектра конфликтов, и от перекрытия проливов и попыток перехвата грузов, как это могут сделать крупные военно-морские державы, до точечного уничтожения объектов инфраструктуры «неопознанными беспилотниками» — в верхней.

До известной степени политика Трампа может быть расценена как попытка сформировать расширенный макрорегион с ядром в виде США и внешними продолжениями — Японией и Великобританией в качестве «плана B» на случай, если удержать доминирование через контроль финансовой системы окажется недостаточным. Но наибольший интерес представляют попытки формирования принципиально новых макрорегионов, пригодных для трансформации в «полюсы силы» будущего многополюсного мира.

Сегодня наиболее важные и интенсивные процессы строительства новых макрорегионов мы наблюдаем в трех случаях:

— Юго-Восточная Азия, где США не оставляют попыток, прикрываясь торговыми войнами с Китаем, сформировать противостоящую ему экономическую и политическую коалицию, переформатировав АСЕАН из экономического сообщества в более политически активную региональную коалицию. Вероятно, в данном случае коронавирус внесет свои коррективы и позиции Вьетнама как центра этой потенциальной коалиции несколько усилятся, особенно если Ханою удастся ограничить негативное политическое влияние коронавируса на развитие страны и на ее связи с соседними государствами. Серьезным преимуществом Вьетнама является сильный военный потенциал, недостаточный для противостояния Китаю, но вполне адекватный, чтобы превратить эту страну в военно-политическое ядро нового макрорегиона;

— Восточное Средиземноморье. В 2019 году этот регион был наиболее очевидным примером назревающего переформатирования. Его базовыми элементами становились и новая логистика, и интенсивная конкуренция за контроль над энергетическими ресурсами при широком использовании военно-силовых методов. Венцом процессов был «идлибский гамбит» Эрдогана, оказавшийся на первый раз неудачным. Особенностью этого региона является то, что Россия после февральских событий на севере Сирии обладает полноценным правом решающего голоса в процессах переформатирования региона, вероятно даже большим, нежели Иран. Проблема в том, что регион не является ресурсно самодостаточным и может играть самостоятельную геоэкономическую и тем более геополитическую роль только при условии внешней поддержки и включения в более длинные экономические цепочки;

— Персидский залив, где идет — пока еще в нижней части спектра конфликтов — спор о том, где будет находиться «управляющий центр» этого региона и куда будет направлен вектор его развития. Это связано с тем, что Персидский залив является наиболее целостным потенциальным новым макрорегионом, обеспеченным ресурсами и имеющим доступ к многовекторной логистической сети. И в данном случае коронавирус может сыграть существенную роль, ослабляя потенциал Ирана как центра консолидации региона, но только при условии, что Саудовская Аравия и проамериканские нефтяные монархии Персидского залива смогут удержать внутреннюю стабильность.

На подходе формирование ядер еще как минимум двух геоэкономических макрорегионов, способных существенно изменить геоэкономическую картину мира, если процесс формирования будет доведен до логического конца.

Первый из них — южноазиатский. Его основой в отсутствие реальных конкурентов будет Индия, превращающаяся в один из наиболее реальных претендентов на статус полноценного постглобального «полюса силы», хотя и ограниченного ракетно-ядерными потенциалами Китая и Пакистана, однако не имеющая, в отличие от Китая, столь жесткой зависимости от состояния мировой торговли и последствий пандемии коронавируса. Главным экономическим ограничителем в данном случае становится нехватка энергетических ресурсов и логистическая несамодостаточность пространства, что существенно замедляет формирование макрорегиона.

Во-вторых, в случае дальнейшего ослабления Евросоюза как экономической системы и утраты им влияния на сопредельные территории вполне возможно формирование принципиально нового макрорегиона на базе ряда регионов Западного Средиземноморья, стран Западной Африки и ряда островных территорий в Атлантике, обеспечивающих исключительно выгодную конфигурацию региона с точки зрения логистики. Если этот макрорегион сможет оформиться, несмотря на недостаточность ресурсов и промышленного потенциала, то это может быть прообразом некоего нового Карфагена — торгово-военной цивилизации, особенно с учетом исторического опыта соответствующих территорий (не будем забывать прецедент «алжирских» пиратов Средиземноморья XVIII века).

Оценивая процессы формирования новых геоэкономических центров силы, важно отметить два любопытных обстоятельства: новые центры геоэкономической, а затем, вероятно, и геополитической консолидации посткоронавирусного мира будут развиваться на основе разных моделей. И впоследствии это может привести к формированию различных моделей развития того, что справедливо будет назвать «посткапитализм». Но на этапе формирования ни один из этих центров, как «первой», так и, условно, «второй» очереди не может возникнуть без прямого использования военно-силовых инструментов. Так что «эпоха сражающихся царств» нас, вероятно, все-таки ждет.

 

Задачи России в посткоронавирусную эпоху: выбирая последовательность рисков

 

Было бы большой ошибкой считать, что пандемия коронавируса должна заставить нас отложить дискуссию об образах будущего и процесс социально-экономической модернизации нашей страны. Более того, сложившаяся ситуация дает возможность вести эту дискуссии, конечно, не с чистого листа, но с пониманием того, что незыблемых догм, своего рода социальных, экономических и политических «красных линий» просто не существует. Это было бы не так страшно, если бы одной из этих «догм» не было «международное право», соблюдать которое, даже применяя его внутри себя, Россия пыталась до самого последнего времени. Вероятно, теперь процесс отказа от догм, унаследованных от периода «ограниченного суверенитета» нашей страны, пойдет быстрее.

Для России участие в процессе глобальных трансформаций и в борьбе за место в многополярной системе мира определяется двумя важнейшими факторами. С одной стороны, это геоэкономическая несамодостаточность, невозможность претендовать на статус центра силы в нынешних геоэкономических границах, даже с учетом ликвидации наиболее опасных технологических и инфраструктурных уязвимостей (что происходило с разной степенью успешности с 2014 года), а также очевидного прогресса в освоении арктических пространств, (что сняло реально существовавшую в начале 2000-х угрозу интернационализации Арктики). С другой стороны, реальным ограничителем потенциала участия России в формировании многополярного мира является невозможность решения геоэкономических задач на нынешнем уровне внутреннего пространственного развития и при нынешнем уровне социальной несбалансированности страны.

Иными словами, задача превращения России в участника глобальной конкуренции за влияние в многополярном мире не может быть решена только на внешних площадках и за счет внешних площадок. Речь должна идти о необходимости нового освоения и разумной, технологически опережающей реиндустриализации России со сдвигом фокуса промышленного развития на юго-восток страны.

Социальная целостность страны должна стать главным критерием успешности ее развития и предпосылкой к реализации геоэкономического потенциала. Главной задачей становится ускоренная выработка новой социальной модели развития, основанной не только на принципах разумного государственного патернализма и социального солидаризма, но и на стратегическом управлении социальными изменениями. Где здесь найдет для себя место — и найдет ли в принципе — «невидимая рука рынка», еще только предстоит выяснить. Но то, что российское государство должно переосмыслить с помощью общества само себя, включая свою роль в формировании постглобальной экономики и социальной сферы, ясно уже сейчас.

Глобализация заканчивается. Пора готовиться к тому, что будет дальше — The Idealist

Автор: Нил Ширинг

Глобализация достигла своего пика, и существует значительный и явно недооцениваемый экспертами риск того, что в ближайшие годы мир погрузится в обратный процесс — деглобализацию.

Последняя волна глобализации, начавшаяся после окончания холодной войны и набравшая обороты в течение 1990-х и 2000-х годов, оказывала решающее влияние на развитие экономики за последние 30 лет. Она стимулировала экономический рост, особенно на развивающихся рынках, и помогла снизить как инфляцию, так и реальные процентные ставки в развитых странах.

Глобализация также оказала глубокое влияние на распределение доходов от роста. Интеграция нескольких миллиардов рабочих в мировую экономику привела к снижению доли трудовых доходов и увеличению доли прибыли компаний. Последний процесс обеспечил важную опору глобальным фондовым рынкам, но как ответ на первый в политике возникли такие явления как избрание Трампа.

Одним из ключевых моментов, который следует подчеркнуть, является то, что последняя волна глобализации, казалось, зашла в тупик задолго до начала текущей торговой войны (между США и Китаем – прим.ред.). Торговля товарами и услугами, а также трансграничное движение капитала резко активизировались с ростом мирового валового внутреннего продукта (ВВП) в течение 1990-х и 2000-х годов, но затем успокоились примерно с 2010 года.

Вполне возможно, что это выравнивание является просто временным перерывом и что непредвиденный технологический прорыв приведёт к новой волне глобализации. Но такие волны редки.

Есть несколько причин, помимо торговой войны, почему глобализация, возможно, достигла своего пика. Начнем с того, что большинство стран в настоящее время открыты, и не осталось крупных держав, которые могли бы интегрироваться в мировую экономику. Более того, благодаря новым технологиям фирмы становятся менее привлекательными для поддержания крупных и сложных цепочек поставок. Правительства все чаще начинают сомневаться в преимуществах некоторых аспектов финансовой либерализации, которая была центральной чертой самой последней волны глобализации. В частности, Китай вряд ли сможет значительно открыть свои рынки капитала.

Достижение «пика» глобализации не обязательно является поводом для беспокойства экономистов. Напротив, технологические разработки, которые частично определяют эти тенденции, будут способствовать росту производства и расширению выбора для потребителей. При этом, учитывая, что наиболее распространенный путь развития начинается с трудоемкого производства в таких секторах, как текстиль, жизнь для самых бедных стран, которые еще не закрепились на лестнице развития, станет более трудной. Это добавит структурных препятствий, с которыми уже сталкиваются развивающиеся рынки.

Более того, все более вероятным представляется такой процесс как деглобализация, в ходе которого международная торговля и потоки капитала сокращаются. Один из ключевых уроков истории состоит в том, что именно политика, а не технологии, привели к откату глобализации.

Текущим, наиболее вероятным курсом отката является торговая война между США и Китаем. Это на самом деле не такая уж большая проблема, учитывая, что торговля между державами составляет всего 3% от общей мировой торговли. Но это признак более фундаментальных изменений в отношениях между Китаем и Западом. Появление Китая в качестве стратегического конкурента означает, что та или иная форма конфронтации была неизбежна, кто бы ни занял пост президента США.

Более того, существует риск того, что торговая война станет началом более широкой негативной реакции на глобализацию, которая выйдет за рамки лишь США и Китая. В конце концов, глобализация пошатнула власть национальных правительств, её обвиняли в росте неравенства, снижении налоговых сборов и нежелательной миграции.

Помимо того, что вероятность деглобализации недооценивается, также неясно, какую форму этот процесс может принять. На одном конце спектра мы можем видеть мягкую форму регионализации, при которой производство сосредоточено в соседних странах, а не на другом конце планеты. С другой стороны, мир может расколоться на конкурирующие блоки (например, один во главе с США, а другой — с Китаем). В промежутке между этими событиями мы можем наблюдать рост тарифов в ответ на действия отдельных стран.

В большинстве сценариев влияние на мировую экономику будет отрицательным, но управляемым. Умеренная степень регионализации не будет большой проблемой, учитывая, что большая часть торговли уже происходит между соседними странами, и регионы, вероятно, будут достаточно большими, чтобы поддерживать компании, которые достигнут максимальной экономии за счет масштаба.

Кроме того, последствия торговой войны для глобального роста в течение следующего десятилетия или около того, вероятно, будут не слишком серьёзны по сравнению с гораздо большими проблемами, связанными с демографией, низким ростом производительности труда, и слабой денежно-кредитной политикой.

Однако один из сценариев деглобализации, который особенно волнует — это глубокий раскол между экономическими блоками, возглавляемыми Китаем и США. По общему признанию, маловероятно, что торговые и инвестиционные потоки между Западом и Китаем полностью прекратятся, как это было в результате холодной войны между США и Советским Союзом (хотя этот процесс в 20 веке тоже был весьма условным – прим.ред.). Но комбинация ограничений на торговлю в определенных секторах и товарах кажется вероятной, так же, как и вариант нового железного занавеса – теперь в техносфере. Если подобное произойдёт, это окажет достаточно пагубное влияние на глобальный рост и геополитическую стабильность.

Оригинал: Barrons

Закат эпохи глобализации. Что дальше?

На Всемирном экономическом форуме в Давосе был поднят разговор об окончании глобализации по-американски. В каком же направлении будут развиваться экономики стран мира? Каковы настоящие причины текущего глубокого кризиса? Об этом в эфире Pravda.Ru рассказал руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Конец эпохи мировой глобализации?

— Давайте определимся для начала, что такое глобализация?

— Существует миф о глобализации и существует сама глобализация — историческая эпоха, которую мы все хорошо знаем и в которой живем. Миф состоит в том, что мир был некогда раздробленным, несвязанным, дурно организованным, из-за этого возникали войны, взаимные обиды, все себя вели плохо. Но наступило светлое время глобализации, и все осознали, что торговля — решение всех проблем.

Все страны должны просто открыть свои нежные, любящие объятия для этой торговли, обняться и сообща торговать. Исчезнут границы и всяческие препятствия для движения товаров, капиталов, и тогда всюду воцарится процветание. Вот такая легенда.

На самом деле глобализация — это эпоха, начавшаяся где-то с 1970-х, с начала 1980-х годов и завершающаяся в наше время. Заканчиваться она стала примерно с 2008 года, когда начался глобальный экономический кризис. Тогда выяснилось, что система далека от идеала, в ней много противоречий и настолько много проблем, что развиваться дальше она не сможет, пределы уже достигнуты.

Дальше надо уже менять экономическую политику. На Давосском форуме все были сильно напуганы этой идеей, потому что в это же время проходила инаугурация Трампа, и Трамп наговорил страшных вещей: оказывается, надо не открывать свои нежные, любящие объятия для товаров из других стран, а защищать собственных производителей, то есть проводить протекционистскую политику. А протекционизм — это самое страшное ругательство, которое есть у сторонников глобализации.

— Но он сказал, что США и так защищали свой рынок, на их рынок было нелегко проникнуть. То есть либо это действительно перемена курса, либо он просто перестал лицемерить.

— Верно, протекционизм всегда существовал. Так или иначе, были протекционистские барьеры даже у тех стран, которые проявляли себя очень открытыми для свободной торговли.

Тот же Китай поддерживал китайских производителей. Были разные формы поддержки: могли найти какие-то ядовитые вещества в иностранном товаре — не обязательно, кстати, в продуктах питания, могли просто ограничить их ввоз, могли ввести какие-то квоты, например. То есть, даже будучи членами Всемирной торговой организации, которая должна была упорядочить торговлю, объединить ее, подчинить неким правилам, все равно страны поддерживали протекционизм.

Американцы вводили свои знаменитые 150-процентные пошлины на китайскую сталь, чем они прославились в прошлом году. То есть протекционизм был, но он, если говорить о Соединенных Штатах, не был тотальным. Потому что так или иначе американский рынок был заполнен китайскими товарами, если не сказать переполнен. И множество вещей, которые раньше производились в США, теперь производятся в Китае. Причем вещей несложных, эти товары можно было, в принципе, производить самим.

Реальная глобализация привела к тому, что, действительно, экономики стали более открытыми, но это не вызвало всеобщего процветания. Наоборот, старые индустриальные страны — Россия, страны ЕС, Великобритания, Соединенные Штаты, Канада — столкнулись с тем, что рабочие места и производство из них ушли в разные страны, по большей части в Китай.

— Они не сами ушли, кто-то же приложил усилия к тому, чтобы их вывести.

— Инвесторы, собственники вывели эти производства. Либо они были закрыты, потому что стало выгоднее торговать китайскими товарами, нежели производить их на родине.

— И это приветствовалось, выдавалось за страшно прогрессивную технологию.

— Да, за развитие международного разделения труда. Китайцы делают все, а остальные — ничего, вот такое разделение труда. А чтобы это не вызывало сильного сердцебиения у людей, рассказывали, что у других стран какая-то постиндустриальная экономика, что они, на самом деле, развивают свои интеллектуальные ресурсы, их продукт нематериален, им не обязательно кроссовки шить и сковородки делать. Вместо этого, дескать, надо создавать идеи, создавать новые технологические решения, книжки, как научиться управлению, управлять финансовыми потоками... А потом финансовые потоки тоже стали уходить туда, где было производство.

То есть эти страны, которые когда-то стали развитыми, богатыми именно за счет промышленности, сами создавали товары и рабочие места, столкнулись с ситуацией, когда их средний класс обеднел.

То есть феномен среднего класса, характерный до ХХ века, начал исчезать. Я имею в виду прежде всего потребительскую, не политическую категорию. Люди, которые раньше неплохо потребляли за счет хороших доходов, стали поддерживать потребление за счет кредитов, то есть занимать, занимать, занимать.

— Но это же тоже была целенаправленная политика?

- Это уже был способ поддержки спроса в какой-то момент. Потому что выяснилось, что диспропорции очень велики. Потому что, если вы так много вынесли в Китай производств, в других странах оказалось его недостаточно, чтобы поддерживать уровень потребления. Недостаточно еще и потому, что сфера услуг не создавала так много рабочих мест, как хотелось бы, и не создавала высокой оплаты труда. К тому же с вывозом производств зарплата в сфере услуг оказывалась не такой высокой.

— Кто проиграл от глобализации, из нашего диалога ясно. А кто выиграл?

— Однозначно выиграл Китай, выиграли страны Азиатско-Тихоокеанского региона, выиграли некоторые латиноамериканские страны. Потому что они получили инвестиции, получили экономический рост в 1980-е годы. Временно выиграли Испания, Португалия, Италия, Греция, потому что это была зона, куда после кризиса 1970-х годов пошли капиталы в первую очередь.

Поэтому там был экономический рост, там были даже социально прогрессивные изменения. А в 1990-е там уже постепенно наступал застой, потому что капиталы двинулись дальше, они ушли в Азию, в Китай. Китай стал конечной точкой движения капиталов, он сформировался как фабрика мира, как индустриальный центр.

Бразилия, кстати, отчасти выиграла, потому что там, несмотря на все периодические кризисы, был экономический рост. В этих странах сформировался новый средний класс. Китайский средний класс насчитывает сегодня 100 миллионов человек. Может, уже и больше.

В выигрыше также оказались транснациональные корпорации, которые, перенеся производства, расширили свой бизнес и увеличили прибыль. Выиграли финансовые спекулянты, банки, которые стали работать на мировом рынке и смогли накопить большие капиталы. Вот они в выигрыше, такая странная группа. Давос как раз их и выделил. Но горизонты глобализации в 2008 году кончились в первый раз, потом, в 2010–2014 годах стало понятно, что надвинулись грозные тучи второй волны экономического кризиса.

— У меня дилетантский вопрос. Принято считать, что формально толчком к кризису 2008 года послужил ипотечный пузырь в Соединенных Штатах, но ипотечный пузырь в одной стране, хоть и в большой, не мог все-таки такой колоссальный толчок дать практически на десятилетия. Что же послужило истинной причиной кризиса?

— Надрыв потребителей.

— То есть снижение потребительских доходов и кризис перепроизводства?

— Люди не смогли платить по ипотечным кредитам в США, началось изъятие домов, по миллиону домов в год изымали, это было. Но это была вершина айсберга. Если же копнуть глубже, то причина в том, что у людей просто денег нет, а товаров много. И люди покупают китайское, а с работы их прогоняют: "Работы для тебя нет, дорогой американец".

— И при этом сейчас заметна тенденция, что цены на товары растут, а качество падает. С чем связан этот процесс, и к чему он приведет?

— К кризису продаж и кризису доверия к брендам. Это еще один признак кризиса. Ведь правильное решение для бизнеса состоит в том, чтобы предложить потребителю товар не хуже качеством, раз у него меньше денег, но дешевле по производству.

Как это делалось раньше? Давайте просто найдем еще больше вьетнамцев, или перенесем производство из Аргентины во Вьетнам, и тогда у нас будет ниже цена производства, мы тот же самый товар, вроде бы не худшего качества, предлагаем по сниженной цене. А сейчас уже некуда переносить. Остался единственный механизм — девальвация юаня. Но китайское правительство говорит: "Мы не пойдем на девальвацию". Это значит, что мы все больше будем получать таких необоснованно дорогих китайских товаров. Потому что китайские начальники понимают: как только они девальвируют юань, китайская экономика станет потреблять меньше иностранных товаров.

Это значит, что за границей купят меньше китайских товаров, а это приведет к сжатию мировой торговли и ударит по Китаю еще сильнее, чем те расходы, которые несет правительство в связи завышенным курсом юаня. Несчастные европейские и американские потребители уже сейчас не могут покупать эти товары. Европейцы стали замечать, что китайские товары какие-то дорогие стали, а качество падает. Так что я решений никаких не вижу, кроме возрождения местного производства и новых технологий, которые предложат нам товары дешевле и лучше качеством.

— Предполагается, что на смену глобализации придет национализация, регионализация и так далее. Вы сказали, что будут пытаться воссоздать местные производства. В каких странах этот процесс пойдет успешно? Какова будет его динамика? А самое главное, что будет в этой новой реальности делать Россия?

— Правильно все-таки говорить о регионализации. Первую линию неолиберальной обороны прорвут крупные экономики, наименее либеральные в своем потенциале. Соединенные Штаты — вот кто предпринимает уже первые шаги. Трамп. Посмотрим, как дальше пойдет у него дело, как будет там разворачиваться борьба с конгрессом, с Федеральной резервной системой, но он заявил уже, что он от своих принципов не отступит.

Мы тоже можем выйти из кризиса довольно быстро. Но нужно понимать, что выходить из кризиса необходимо за счет Китая. Представьте себе, что на китайские игрушки введен сбор в 80 процентов, то есть цена их увеличивается на 80 процентов, и эти правила устанавливаются надолго, на 10 лет в виде закона.

Понятно, что если ты инвестируешь сейчас в фабрику плюшевых мишек, то плюшевые мишки, пошитые в России, будут продаваться, а китайские будут дороже. То есть ты заработаешь, потому что есть рынок, есть спрос. И одновременно ты наймешь людей, эти люди получат зарплату, эти люди наймут других людей. То есть им потребуются услуги, товары, и это будет способствовать экономическому росту. Это называется импортозамещение или выход из кризиса за счет Китая.

— С какой скоростью пойдет эта деглобализация с учетом всех отягчающих факторов?

— Окончание глобализации — это вопрос настоящего, процесс идет уже несколько лет. С избранием Трампа в президенты есть все шансы на ускорение. Возможно, в ближайшие два-три года процесс ускорится. Это будут два-три непростых года.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала Лейла Мамедова

Про глобализацию / Newtonew: новости сетевого образования

Плохо это или хорошо, нас заталкивают в рамки глобального порядка, суть которого никто по-настоящему не понимает, но воздействие ощущает на себе каждый.

— Энтони Гидденс, «Ускользающий мир»

 

Тема глобализации, плотно муссировавшаяся в нулевые, сильно потеряла в популярности последние годы. Однако будет неплохо, если кто-то из читающих эти строки учителей истории, географии или обществознания увидит в моем тексте повод пообщаться со школьниками на тему человечества как целого и происходящих в нем процессов в частности.


Что такое «глобализация»?

Мало какое другое общественно-политическое явление имеет столько отличных друг от друга трактовок. Но если говорить о вещах, разделяемых большинством специалистов, то обычно под термином «глобализация» подразумевают процесс превращения мира в единую систему, а также рост взаимозависимости элементов внутри этой системы.

C глобализацией также связано такое понятие, как «мондиализм» (фр. mondial — «касающийся всего мира»). Это направление в политике и политической мысли, которое стремится к уничтожению государственных границ. Говоря проще — к установлению мирового правительства (ох, предвижу как возбудятся сторонники теорий заговора). Иногда эти два термина отождествляют, что, вообще-то, некорректно. Говоря грубо, глобализация — это больше про экономику и культуру, тогда как мондиализм — это про политическое устройство мира. Если брать тоньше, то глобализация есть более широкое явление, под которым подразумевают экономическую, культурную и политическую интеграцию человечества. А последнее (политическая интеграция) в виде крайнего варианта включает в себя и мондиализм.

Стремление к глобальному миру разделяло огромное множество философов как правого (либералов-капиталистов), так и левого (социалистов-коммунистов) толка. Само слово «глобализация», судя по всему, впервые употребил... Карл Маркс в одном из писем Энгельсу. Упоминалось оно в контексте возникновения глобального рынка: «С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась».

Про экономику глобализации написано очень много всего. По этой и по ряду других причин вашего покорного больше волнуют культурные и политические аспекты описываемого явления. О них и поговорим.


Про интернет, пиратов и глобальность

Зовите меня «пятой колонной», безродным космополитом или даже неизлечимым идеалистом, но я вижу, как на наших с вами глазах (вопреки кризису, росту национализма, экономическому протекционизму и заборам от мигрантов) постепенно цементируется всечеловеческое культурное пространство. Пространство, в котором цвет кожи, гражданство и место, где ты родился, значат меньше, чем содержимое твоей головы. И я, признаюсь, радуюсь этому как ребенок. А тому обстоятельству, что повысить качество черепной начинки в моей стране стоит довольно дёшево, я радуюсь ещё больше.

Интересно, что способствуют этому такие штуки как интернет-пиратство, вконтактик (который я патриотично полагаю самой крутой социальной сетью в мире) и несовершенство авторского законодательства. Вы легко можете изучить английский язык, не потратив ни копейки на репетиторов (разве что на интернет-трафик) по ворованным фильмам, компьютерным играм и книгам. Когда-нибудь я обязательно расскажу как это делается. Столь свободный доступ к информации, как в нашей стране, в принципе типичен для стран третьего мира. Возможно, это отчасти компенсирует низкий доступ этих стран к другим вещам. 

Еще один момент, который стоит упомянуть в контексте сайта Newtonew касается образования. Даже в провинции до сих пор можно получить (заметьте, совершенно бесплатно) достаточно приличное образование, которое (дополнив его самообразованием) превратит вас в человеческий капитал, который сможет найти себе применение везде — от Китая до Канады. 

По идее, мало где в мире есть такие условия для массового выращивания «граждан мира», как в России начала 21 века.


История вопроса

Глобализации отнюдь не пятьдесят и даже не сто лет. О чем-то похожем говорил еще Диоген, который первым назвал себя «космополитом», то есть человеком, принадлежащим равно всем полисам Эллады. Одним из первых шагов к будущему объединению человечества стала эллинская культурная общность, которая охватила все Средиземноморье после распада империи Александра Македонского. Признаки будущей глобализации мы видим и в средневековой Европе, где на обломках римского мира все разделяли общую христианскую культуру и говорили на едином (латинском) языке. 

Надо специально оговориться, что глобальную интеграцию человечества иногда ошибочно представляют себе в виде аналога Интернет с более-менее равномерным доступом всех ко всему. Естественно, в реальности это далеко не так. Как в глобальной Сети есть огромные DNS-сервера, так и у глобализующегося мира есть свои «хабы», то бишь места, где люди более интегрированы, чем в остальном мире. Возможностей для бизнеса и роста в таких хабах существенно больше, чем в рядовых ячейках сети. Сегодня такими «провайдерами глобализации» являются крупные города*. Они же являются и основными профитополучателями всемирной интеграции.

*С другой стороны, в новом мире есть ещё и условные Каймановы острова   маленькие страны, которые могут подключиться к этой системе (стать «микрохабами» глобализации) путём несложных манипуляций местными законами. 

К чему я это проговариваю? К тому, что и Китай, и Индия, и Россия с её ближайшим окружением, и Северная Америка, и Европа являются своего рода «доменными зонами» объединяющегося мира. Их история, по сути, и есть история глобализации. 

Даже классики марксизма-ленинизма мечтали, по сути, о едином коммунистическом мире без искусственных внешних границ между людьми.

 


Почему её хвалят?

Если кто-то из читающих эти строки изучал экономику, то ему должно быть знакомо понятие «трансакционные издержки». Это все те ресурсы (деньги, человекочасы, бумага, электричество, топливо), которые тратятся на обслуживание сделок и контрактов. Сюда входят переговоры-консультирование, соблюдение разного рода формальностей, выставки, авиаперелеты, представительские расходы, и много чего ещё.

По сути трансакционные издержки — это невидимое, но чертовски дорогое техническое масло, без которого шестерёнки рыночной экономики остановятся.

Вектор эволюции состоит в стремлении любыми способами эти самые издержки уменьшить. Убрали мы необходимость пересылать документы обычной почтой, введя электронную — в мире высвободилось несколько триллионов у.е., которые ушли на другие нужды, сделав экономику более эффективной. Ввели электронный документооборот — почти изведённые под корень леса в Европе стали отрастать назад. Придумали Skype — сберегли триллионы тонн бензина и миллиарды человекочасов на переговоры. Создали Google и Яндекс — подешевели услуги консультантов, потому что подавляющая часть информации для работы бизнеса теперь доступна бесплатно.

Что будет, если каждый получит доступ к крошечному гаджету (облачному интернет-сервису), который способен свободно переводить на слух с любого языка на любой? Что будет, если мы откажемся от религий? От армий? От национальных границ?

Простой переход человечества на общий язык и единую валюту — даже этот минимум, если его последовательно провести, позволит глобально сократить трансакционные издержки на сумму с таким количеством нулей, что и в голове не удержишь. Освободившиеся ресурсы можно пустить, скажем, на освоение космоса и решение глобальных проблем. Экологических, например. Или проблемы голода, нищеты и болезней. Проблемы социального неравенства и скверного образования на большей части планеты. 

Так можно ли после всего этого положив руку на сердце утверждать, что глобализация нам ничего не даёт? 

Ликвидировав искуственные исторические барьеры между людьми, мы получим почти бесконечный источник денег и человекочасов. Эти ресурсы принадлежат, по идее, всем.

Но не всё так просто.


Почему глобализацию ругают?

Дело в том, что основными профитополучателями от мировой интеграции в том виде, как она происходит, являются всего несколько стран**. Это при том, что организационные расходы на унификацию, стандартизацию и интеграцию лежат, по-идее, на всех. Сегодня не существует никакого международного механизма, который бы распределял ресурсы, высвобождающиеся глобализацией, в пользу тех, кто от нее понесет наибольший ущерб. На благо стран третьего мира, на решение упомянутых глобальных проблем. Это и есть основная причина того, почему экономическая и культурная глобализация в формате «калифорнизации» встречает все больше противников.

Кому интересно, могут обратиться к работам экономиста Джозефа Стиглица — главного современного критика глобального мира. Он, Ноам Хомский и ряд других социальных философов  (в России это, например, А.В. Бузгалин) продвигают тему с так называемой «альтерглобализацией» (alter-globalizaton), при которой бонусы интеграции распределяются по планете чуть более справедливо.

**Причем некоторые даже утверждают, что всего одна.

Глобализацию представляют себе и так. © Banksy


Глобализация и глокализация

С одной стороны описываемые здесь проессы идут сами по себе. Люди изучают английский, получают высшее образование, растёт трудовая миграция, распространяется доступ к широкополосному интернету. Работает Википедия, работает YouTube. Люди пользуются социальными сетями, смотрят в переводе кино и сериалы из других стран, читают книги. Это все объективно и подобные тенденции, очевидно, будут постепенно нарастать по мере технического прогресса. Противостоять этому естественному, по сути, явлению оказывается себе дороже. Гораздо разумнее пытаться извлечь из него выгоду. Попробовать организовать крошечный хаб глобализации прямо у себя в доме. В своём городе. В своей стране. Для этого нужно не так уж много: занимайся самообразованием, учи языки, создавай новые услуги, пользуясь возможностями, которые предоставляет Сеть. Оседлай тенденцию.

С другой стороны при всем сказанном в мире творятся совсем другие дела и поются совсем другие песни. Растет сепаратизм, интерес к местным культурным особенностям и диалектам. Люди интересуются традиционными ценностями, религией и прочим «ретроградством». Государства практикуют экономический протекционизм, здесь и там поднимают голову националистические организации, делаются попытки искусственно притушить миграционные процессы. Это явление выглядит совершенно парадоксально и уже получило собственное название  — «глокализация» (globalization + localization), или (в более мягком варианте) «регионализация». Возможно, что здесь мы имеем дело с реакцией человечества на попытки искусственно ускорить интеграционные процессы. 


Про войну, или Почему это всё так важно сегодня

Как ни страшно это звучит, мы живы и здоровы лишь потому, что в мире есть ядерное оружие. После Второй мировой войны ЯО висит грозным дамокловым мечом над человечеством, но одновременно и обеспечивает ему безопасность. Именно страх перед применением «ядреных боньб» с аннигиляцией обеих конфликтующих сторон дал миру целых 70 лет относительно мирного сосуществования. Да, с локальными конфликтами, но не стоит обманывать себя. В доядерную эпоху на месте этих столкновений вовсю бы полыхали масштабные войны. 

Питер Пауль Рубенс «Ужасы войны», 1637–1638 гг.

Источник: Википедия

Но эта относительно мирная эпоха уходит в прошлое. Почему? 

Дело в том, что у ядерного оружия, в отличие от вооружений конвенциональных, имеется «срок годности». Запасы пригодных для оружия (и традиционной ядерной энергетики) изотопов на планете ограничены, и к сегодняшнему дню пик их добычи уже пройден.

О чем это нам говорит?

Чтобы поддерживать ядерное оружие в постоянной боевой готовности, нужно периодически обновлять его «начинку», а также периодически ее испытывать. Если испытаний нет (они запрещены) а сам оружейный материал постоянно распадается, то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сделать нехитрый прогноз: рано или поздно оружие перестанет работать. Превратится в бесполезный металолом в шахтах, в подводных лодках, в мобильных комплексах. Когда именно это произойдет мы не в курсе — на то есть компетентные дяденьки с погонами. По неким косвенным признакам можно предположить, что случится это, скорее, в масштабе десятков, а не сотен лет.

По большому счету не важно когда это случится: важнее осознать сам факт конечности эпохи ядерного сдерживания.

Что ждет человечество после того, как «ядерный пацифизм» перестанет играть существенную роль в международной политике?

Мир с неизбежностью погрузится в эпоху нестабильности. Отрезвляющий страх потеряет силу, и люди как встарь примутся сколачивать большие союзы и воевать. Происходить это будет в условиях быстро сокращающейся ресурсной базы человечества и одновременно растущего народонаселения планеты. Землю неизбежно ждет стремительная военно-политическая «африканизация».

Промежуточный вывод выглядит так:

Мы все чертовски заинтересованы в том, чтобы, когда это случится, у людей Земли было как можно меньше претензий друг к другу.

А ещё мы должны успеть:

а) выработать работающие механизмы мирного разрешения конфликтов (ООН в нынешнем формате для этого годится слабо),

б) решить проблему страшного неравенства между странами условного Севера и Юга.

 

Индийский художник-антиглобалист Jiban Biswas рисует красивые аллегорические картины.

Источник: bodhitreemonasteryofart.com


Кратенько суммирую все сказанное выше и добавлю некоторые новые тезисы

1. По отношению к глобализации люди делятся на две большие группы: настроенные против и настроенные за. В свою очередь вторых можно условно разделить на «глобалистов-американистов» и «глобалистов-антиамериканистов» (частный пример — альтерглобалисты, к которым принадлежит и ваш покорный).

2. Глобализация — с момента возникновения общего рынка и интернета — вещь неизбежная. Можно рассуждать о том, как выгоднее встроиться в глобальный мир, но не о том, наступит он или нет. И это несмотря на явно доминирующие сегодня антиинтеграционные тенденции в мире. В дальней перспективе удержать человечество от интеграции сможет лишь глобальная катастрофа.

3. «Сферическая глобализация в вакууме» — это не просто хорошо. Это почти бесконечно хорошо для нашего с вами будущего. В перспективе этот процесс высвободит чудовищное количество ресурсов, которые сегодня мы тратим впустую «на обогрев атмосферы»: на переводчиков, на дипломатию, на институты власти, на бюрократию, на конвертацию валют, на поддержание границ, на армии и на неизбежные (когда есть армии, границы и ВПК) локальные конфликты.

Глобализации в разные эпохи симпатизировали лучшие умы человечества. Причём умы, стоящие на диаметрально противоположных позициях — как, например, основоположники марксизма-ленинизма и сегодняшние американские неоконсерваторы. Яблоко раздора состоит не в идее единого человечества как таковой, а в том, по каким правилам будут распределяться блага между участниками будущей интеграции. Грубо говоря, кто кого поглотит в процессе и на чьих условиях означенная интеграция будет происходить.

4. В том виде, в котором глобализацию пытаются реализовать сегодня, это всё выглядит довольно скверно. По действующим «правилам игры» профит почти целиком уйдёт в пользу списка из нескольких (и без того весьма состоятельных) стран. Эффективно работающего механизма перераспредения высвобождающихся (за счет глобального сокращения трансакционных издержек) ресурсов в пользу стран второго и третьего эшелона (а также в пользу решения глобальных проблем) не существует.

26 сентября 2015, 19:00
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Что такое простое определение глобализации

Многие задаются вопросом, что такое глобализация? Глобализация относится к процессу культурного, политического, экономического, религиозного объединения и интеграции.

Процесс глобализации представляет собой структурное изменение мировой экономики. На этой основе создается единый глобальный рынок и сетевая экономика и ее инфраструктура. То же самое происходит и с распадом национального суверенитета государства, которое на протяжении многих веков выступало актором международных отношений.Глобализацию называют эволюционным следствием государственных рыночных систем.

Глобализация привела к следующим последствиям:

  • Миграция рабочей силы, капитала, производственных ресурсов, законодательная стандартизация.
  • Разделение труда.
  • Слияние и сближение культурных связей разных стран.

Глобализация - это объективный ход, имеющий системный характер, охватывающий все сферы общественной жизни.Глобализация служит опоре мира на все его субъекты. Увеличивает наличие общих государственных вызовов, расширяет типы и количество интегрируемых предметов.

Глобализация простыми словами

Проще говоря, глобализация - это процесс структурных изменений в мировой экономике, появившихся совсем недавно, понятие национальной экономики, которое было связано между системой международного разделения труда, политическими и экономическими отношениями, включая сплоченное пересечение экономик на пространстве. основы регионализации и транснационализации мирового рынка.

Истоки глобализации, дискуссионные процессы. Историки обозначают этот процесс как этап развития капитализма. Экономика исходит из финансовых рынков и транснационализации. Политологи подчеркивают распространение демократических организаций. Культурологи связывают это с процессом вестернизации культуры. Процесс глобализации делится на глобализацию экономическую и политическую. Предметом глобализации является регионализация, которая дает сильный эффект совокупного образования мировой части технологического и экономического развития.

Слово глобализация ясно показывает, что ведущую роль в этом процессе сыграло огромное увеличение международной торговли на определенных этапах исторического развития. Концепция глобализации (обозначение интенсивной международной торговли) напомнила Карлу Марксу, который писал в одном из своих писем Энгельсу в конце 1850-х годов: «Теперь мировой рынок действительно существует. С появлением Японии и Калифорнии глобализация закончилась ». На этот фактор указывает международная торговля и глобализация, начавшаяся еще во времена Маркса и закончившаяся в 1930-е годы.На тот момент глобализация подошла к концу в связи с переходом всех развитых стран к жесткому протекционизму, что привело к резкому прекращению международной торговли.

Что такое глобализация? Неизбежным фактором истории человечества является то, что человечество во всем мире в результате обмена информацией, культурными ценностями, продуктами, товарами становится более сплоченным. Однако в последние годы этот процесс значительно расширился благодаря достижениям в области науки, связи, промышленности, технологий, транспорта.

Несмотря на то, что быстрые этапы человеческого развития достигают определенного успеха в глобальном масштабе, этот процесс не из легких. Необходимо найти особый подход, чтобы он не создавал серьезных трудностей и проблем. Быстрые темпы изменений, глобализация могут быть природой угрозы. Большинство стран пытаются контролировать этот процесс или контролировать его.

Определение глобализации

Проявлением глобализации является углубление и расширение международных процессов разделения труда и усиление общей экономической зависимости мировой экономики.На микроуровне зависимость проявляется между предприятиями, занимающимися внешней торговлей, на макроуровне - между национальными экономиками. Способствовал глобализации мировой экономики, которая влечет за собой процесс объединения региональных, отраслевых и национальных рынков.

К концу ХХ века на функции и развитие мировой экономики стали оказывать существенное влияние процессы глобализации. Кроме того, эти процессы должны охватывать все аспекты человеческой деятельности: гуманитарные, экономические, социальные.Глобализация, которая происходит в любом направлении жизни, которое касается жизни общества, влияет на процессы в других областях и носит глобальный характер.

Безусловно, достаточно методов для анализа глобализации, основанных на этом, и многих попыток дать наиболее точное определение.

Многие ученые согласны с определением систематического процесса, которое приводится в такой формулировке:

  • Глобализация как исторический процесс, складывавшийся много веков, и интерактивный вариант кемпингового экономико-культурного взаимодействия в мире.
  • Глобализация, как широкая и тесная взаимосвязь всех наций, для решения общих неотложных проблем, связанных с установлением влияния на жизнеспособность биосферы и безопасность человека.
  • Глобализация, как высшая степень интернационализации, в широком смысле совокупности таких явлений и процессов, как потоки трансграничных услуг и товаров, информация, технологии, капитал.

Исходя из этого, для научной литературы характерно рассмотрение таких сфер глобализации, как глобализация политических отношений, коммуникационно-информационная глобализация, экономическая глобализация, глобализация правового пространства, этничность, глобализация и т. Д.

Глобализация? Какая глобализация? Продвинутый уровень английского


США / мир - Общество

Эндрю Росситер

Как ни крути, но глобализация никуда не денется. Вопрос не "Следует ли продолжать?" но "Как это может работать для всех?"


Слова / фразы в красном объяснены в общем справочнике ниже: слова синим цветом объяснены в конкретный экономический справочник .

Упоминание слово «глобализация», и вы скорее всего вызовет реакцию.
Глобализация, создание новой мировой экономической системы, в которой доминируют огромные корпорации и "восьмерка" народов, идея, которая имеет свой горячие сторонники и горькие противники.
Для своего противники, глобализация рассматривается как система, предназначенная для наложения американская экономическая модель в весь мир, для единственного выгода США и некоторых других богатых стран. Для его сторонников глобализация путь к лучшему миру, где каждый в конечном итоге быть лучше чем они есть сегодня.
Глобализация это процесс о котором оба сторонника и оппоненты могут оправдать некоторые из своих аргументов. Тем не менее, несмотря на надежды многих его критиков, есть одна вещь, о которой мочь больше нет сомнений. «Глобализация» - это не будущее тот мы можем принять или отклонить; это процесс, который уже во многом место; и это тот, из которого - во всех но самые катастрофические сценарии будущего - там может не возвращайся
На днях в Париже я посетил международный симпозиум о глобализации, объединившей политиков и экономистов, дипломаты академики профсоюзные деятели и представители гуманитарных агентств; были спикеры из Африки, Азии, Европы и Северной и Южной Америки, включая Умберто Эко, бывшего министра иностранных дел Франции Бернар Кушнер и экономист из Гарварда Джеффри Сакс.У каждого был свой конкретные взгляды, но было одно, с чем согласны все выступающие; тот факт, что глобализация никуда не денется.
Как французская торговля профсоюзный лидер Николь Нотат сказала: «Рынок экономика, безусловно, лучшая система из существующих ».

Исторические корни

Во многом нет ничего новое о глобализации; это процесс, который начал распространять некоторые три сто лет назад, когда европейские народы, и в частности Великобритания, развитый экономическая система, которая зависела от международной торговли.Специи, сахар, чай и кофе были среди первые товары, которые были проданы глобально. К 1850 году Великобритания - самая развитая страна того времени - имел экономика, выживание которой зависело от мировой торговли. Неспособный кормить его растущее население, страна импортирует 25% основных продуктов питания, в основном из Америки и Британский империя; и даже если Британия в то время была далеко впереди других стран в «глобализации» своей экономики другие страны, такие как Франция и Соединенные Штаты уже активно двигались в том же направлении.
Без глобализации торговли, ни одна страна не смогла бы добиться его текущее состояние развития; ни для одной нации в мире, даже США, может поставить все собственные потребности в сырье материалы, изделия, или услуги.
За последний за два столетия благодаря этому процессу уровень жизни повысился резко в большинстве частей мира. Но это огромное улучшение не приносили одинаковой выгоды каждой нации, и действительно есть некоторые части мир, в котором уровень жизни фактически отказался.В 1820 году разница в богатстве между людьми из беднейших стран мира и людьми из мир у самых богатых народов было примерно 3: 1. Сегодня это примерно 30: 1.
Это вопиющий неравенство в результате глобализации, что недопустимо многие люди.
Тем не менее, было бы совершенно неверно предполагать, что глобализация приносит пользу только страны мира, которые уже богаты. За последние пятьдесят лет, а целая группа стран, включая Китай и Индию, две самые населенных штатах, извлекли огромную выгоду из преимуществ глобализация.Не говоря уже о богатых нефтью государствах, таких как Эмираты или Дубай. В 1990-е годы восемнадцать из двадцати самых быстрых растущие экономики в мире были в развивающемся мире; только два были «западные» страны. В 1990-е годы китайская экономика благодаря огромное развитие международной торговли, росшая в среднем на 10,7% в год, приносящий рабочие места и резкий рост уровня жизни миллионам людей. Где бы они были без глобализации?
Напротив, за тот же период экономика Швейцарии, одной из мировых самый богатый наций, выросла всего на 0.6% в год.

Путь вперед

В конце концов, вопрос это не «Глобализировать или не глобализировать?» Это вопрос поиска способы чтобы убедиться, что богатства завтрашней мировой экономики распространяются Больше справедливо по всему миру.
Это не идет быть легким. Например, существует большая степень популярного консенсуса в развитых странах, что "Долг третьего мира", порочный круг бедности, осуждающий некоторые из беднейших стран мира к оставаться бедным, это несправедливость, которая должна быть установлена правильно; но хотя первые шаги в этом направлении уже сделаны принято, предстоит еще многое сделать.
Сегодня о 25% населения мира проживает в странах, приносящих пользу очень мало или совсем не от последствий глобализации - таких стран, как Чад или Мьянма, страны, которые часто труднодоступны и в которых еще труднее жить. До того как в последнее время эти страны в основном оставались к их собственные устройства, оставленные тонуть в дальнейшем в бедность. Одним из людей, хорошо понимавших это, был Бен Ладен, который хотя происходил лично из богатой семьи, получившей огромную выгоду от глобализации, завербовал своих боевиков Талибана и Аль-Каиды из ряды тех, кто был слева из; Афганцы, бедные пакистанцы, чеченцы, даже бирманцы.
Как ни парадоксально - как для себя, так и для развитого мира - террор Бен Ладена кампания май доказать быть событием, которое укрепляет глобализации, а не ее уничтожения - особенно из-за драматический способ, которым он подчеркнул опасности растущего разрыва между богатые страны и бедные. Есть только один возможный способ решения этой проблемы, а именно вовлечение бедных стран мира более тесно в растущая экономика.Это должно произойти, потому что последствия неудача в этом вопросе не будет пользы ни одной стране.
Бен Ладен хотел уничтожить Америку, а вместе с ней и мировую экономику; все же были глобальные экономика рухнет, не самые богатые страны мира страдать большинство. Это были бы самые бедные и бедные страны мира. Это нет сомневаться самый убедительный общий аргумент за продолжение глобализации.
Самый убедительный аргумент против глобализации в ее нынешней форме касается природа экономических сил, которые действуют.Из 100 крупнейших игроков в сегодняшняя мировая экономика, 49 стран, но 51 многонациональные корпорации, неизбранные органы чьи интересы могут иногда сильно отличаться от людей из стран в который они действуют.
Задача, которая теперь сталкивается с мировыми лидерами, находит лучший способ контролировать будущее разработки, для наибольшей пользы наибольшему количеству людей; это также - возможно, что более важно - сделать это в экологически чистом устойчивый путь.

Завтрашняя мировая экономика будет продолжать быть глобальным; но он тоже должен быть зеленым. Эти две цели не несовместимы друг с другом; совсем наоборот, они тесно связаны.


СПЕЦИАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ:
выгода: vb: взять преимущество; существительное: преимущество - товаров: сырье материалы, продукты природы или сельского хозяйства - конференция: съезд , встреча - корпорация: компания , фирма - долг: причитается другому лицу или кредитору.Глагол быть в долгу.
экономическая модель:
экономическая система - глобализация: создание интегрированная мировая экономическая система - G8: Группа восьми важнейшие страны в мировой экономике. рыночная экономика: экономическая система, работающая в соответствии с естественными силами снабжения и спрос - товаров: произведено товаров - сырье: натуральное, неадаптированные вещества, ингредиенты. услуги: транспорт, связь, консультации и финансовые услуги - поставка: vb: to предоставлять, предлагать; существительное: предоставление товаров и / или услуг (c.ж антоним: спрос) - профсоюз: профсоюз, организация рабочих - торговля: торговля - богатство: богатство, достаток - Всемирная торговая организация: Международный орган, задачей которого является установление правил для Международный торговать, и гарантировать, что нации и корпорации уважают их. Критики жаловаться что ВТО манипулируют в интересах богатых стран и большой транснациональные корпорации. ВТО не имеет ничего общего с миром Сделка Центр, разрушен 11 сентября 2001 года.

ОБЩЕЕ РУКОВОДСТВО:

академиков: специалистов от университетов - достичь: достичь, достичь - фактически: на самом деле - согласен: придерживаются того же мнения - все, кроме: все кроме - скорее всего: скорее всего - присутствующие: принимает участие в - лучше: подробнее процветающий - горький: враждебные - тел: организаций - убедительные: сильный, непреодолимый - консенсус: согласие, согласие - экологически устойчивый: зеленый - равноправный: справедливо, равно - возможно: возможно, реально - корма: обеспечить едой для - пылкий: очень увлеченный - вопиющий: резкий, хорошо заметный - зазор: разница - выделено: подчеркнут, показан - навязывать: требовать, force - задействовать: включить - исключить: исключить - оставить до собственные устройства: забыли, оставили без посторонней помощи - как ни парадоксально: способом, который производит эффект, противоречащий предполагаемому результат - потенциал: возможно - процесс: процедура - оказаться: в итоге будет - вправо: исправлено - раковина: осень - подошва: только , эксклюзив - специи: растений, зерна с очень сильным вкусом, например перец - симпозиум: конференция - ранги: из - не может быть возвращаясь: вернуться будет невозможно - сделка: коммерция - в конечном итоге: в конец

Печать: оптимизированная для печати
Copyright © Linguapress обновлено 2020.Обновлено 2020 из статьи, первоначально опубликованной в 2001 году.
Копирование разрешено для личного изучения или учителями для использования со своими студенты

LINGUAPRESS РАСШИРЕННЫЙ АНГЛИЙСКИЙ - СТУДЕНТ РАБОЧАЯ ТАБЛИЦА

Глобализация:


Примечание: написание: Глобализация или глобализация?
Выбор слова "z" или "s" окончание ize / ise и их производные обычно зависят от использует ли автор американский английский или британский английский. В "z" обычно используется в американском английском, буква «s» - в британском английском.Тем не мение, там некоторые слова, такие как глобализация, для которых - из-за преимущественно международное использование - обычно используется написание "z".
A. Грамматическое упражнение: Условные выражения:

В этом статья, есть четыре примера условных структур, в которых слово "если" не используемый.

1. Назовите слово "глобализация", и вы наверняка получите реакцию.
2. Без глобализации торговли, ни одна нация не смогла бы достичь своего нынешнего состояние развития.
3 .. Без глобализации, где были бы они?
4. И все же мировая экономика рухнуть, пострадают не самые богатые страны мира большинство.

Перепишите каждый из этих предложений, следуя приведенным подсказкам, включая слово "если" в вашем ответ:

1.Если глобализация упоминается

2. Если торговать

3. Где

4. мир богатейшие страны

B: ВОПРОС ФОРМИРОВАНИЕ: Интерактивный - может быть завершено на вашем компьютере

Вот ответы на некоторые вопросы, основанные на информации в статье.Представить соответствующие вопросы для каждого ответа.

1. Потому что они верят, что единственный способ обеспечить более благополучное будущее для большинства люди в мире.

Почему

2. Около трехсот лет назад.

Когда

3 .. Великобритания.

Какая нация

4. Китай.

Какая нация

5. Он рос в среднем на 0,6% в год.

Как быстро

6. Поскольку их экономика не выгода от глобализации.

Почему

7. Беднейшие страны мира страдают больше всего.

Что бы

C ОБЗОР ПИСЬМО:

Уменьшить это Статья из 1200 слов примерно до трети от первоначальной длины.

D ЧТЕНИЕ ДЛЯ ИНФОРМАЦИИ:

Прочитать статью и выберите:

  • а) Аргументы, которые некоторые люди выступить против процесса глобализации.
  • б) Основные аргументы в пользу продолжающегося процесса глобализации.
  • в) Аспекты глобализации которые необходимо улучшить в ближайшие годы.
E CREATIVE ПИСЬМО:

а) Работа в паре: Работа в пары, студенты должны написать сценарий обсуждения между представителем Всемирная торговая организация, и представитель благотворительной организации чтобы помочь бедным людям в странах третьего мира.
б) Используя информацию из этого статья, написать (воображаемое) письмо президенту ВТО, выражая ваши взгляды на будущее глобализации.



определение глобализации | Социологический словарь открытого образования

Определение глобализации

( существительное ) Мировой поток и интеграция культуры, средств массовой информации и технологий благодаря достижениям в системах коммуникации и экономических интересах.

Пример глобализации

Глобализация Произношение

Руководство по использованию произношения

Силлабификация: glob · al · i · zation

Аудио произношение

Международный фонетический алфавит

  • Американский английский - / ˌɡloʊbələˈzeɪʃ /
  • Британский английский - / ˌɡləʊbl̩ʌɪˈzeɪʃn /

Примечания по использованию

  • Множественное число: глобализации
  • Вариант написания: глобализация

Связанные цитаты

  • «Излишнее доверие, которое социологи возложили на идею «Общество», где это означает ограниченную систему, следует заменить отправной точкой, которая концентрируется на анализе того, как социальная жизнь упорядочена во времени и пространстве - проблема пространственно-временного дистанцирования.Концептуальная основа пространственно-временного дистанцирования направляет наше внимание на сложные отношения между локальными вовлечениями (обстоятельства соприсутствия) и взаимодействием на расстоянии (связи присутствия и отсутствия). В современную эпоху уровень пространственно-временной дистанции намного выше, чем в любой предыдущий период, и отношения между локальными и отдаленными социальными формами и событиями соответственно становятся «натянутыми». Глобализация по существу относится к этому процессу растяжения, поскольку способы связи между различными социальными контекстами или регионами становятся сетевыми по всей поверхности земли в целом.Таким образом, глобализацию можно определить как интенсификацию мировых социальных отношений, которые связывают отдаленные местности таким образом, что локальные события формируются событиями, происходящими на многих милях отсюда, и наоборот »(Giddens 1991: 63–64).
  • «С наступлением глобализации и возросшей мобильности профессионалов и рабочих всех мастей через национальные границы, проблема признания« дипломов », полученных в других странах, вышла на первый план. С одной стороны, профессиональные организации и другие профессиональные ассоциации обеспокоены тем, что приток таких аттестованных лиц может ослабить их контроль над предложением «квалифицированной» рабочей силы; с другой стороны, правительства вынуждены признать такие «иностранные полномочия» со стороны общественности, которая стремится облегчить реальную или предполагаемую нехватку поставщиков профессиональных услуг в таких областях, как медицина и право »(Smith 2008: 166–67).

Похожие видео

Дополнительная информация

  • Продовольственные и сельскохозяйственные ресурсы - книги, журналы и полезные ссылки
  • Политические и политические ресурсы - книги, журналы и полезные ссылки
  • Происхождение слова «глобализация» - Интернет-этимологический словарь: etymonline.com
  • Арриги, Джованни. 1994. Долгий двадцатый век: деньги, власть и истоки нашего времени . Лондон: Verso Books.
  • Парикмахер, Бенджамин. 1996. Джихад против МакВорлда . Нью-Йорк: Баллантайн.
  • Барнарт, Шарон. 2010. «Глобализация протестов инвалидов, 1970–2005 годы: раздвигая границы межкультурных исследований?» Сравнительная социология 9 (2): 222–40. DOI: 10,1163 / 156913210 × 12536181351114.
  • Бейлис, Джон, Стивен Энтони Смит и Патриция Оуэнс.2017. Глобализация мировой политики . 7 изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Кармоди, Падрайг. 2002. «Между глобализацией и (пост) апартеидом: политическая экономия реструктуризации в Южной Африке». Журнал южноафриканских исследований 28 (2): 255–75. DOI: 10.1080 / 03057070220140694.
  • Коэн, Робин и Пол Кеннеди. 2000. Глобальная социология . Лондон: Макмиллан.
  • Хелд, Дэвид, Энтони МакГрю, Дэвид Голдблатт и Джонатан Перратон.1999. Глобальные трансформации: политика, экономика и культура . Кембридж: Polity Press.
  • Херст, Пол К., Грэм Томпсон и Саймон Бромли. 2009. Глобализация в вопросе . 3-е изд. Кембридж: Polity Press.
  • Халм, Дэвид и Марк М. Тернер. 1990. Социология и развитие: теории и практика . Лондон: Harvester Wheatsheaf.
  • Кендалл, Гэвин, Ян Вудворд и Златко Скрбиш. 2009. Социология космополитизма: глобализация, идентичность, культура и правительство .Бейзингстоук: Пэлгрейв Макмиллан.
  • Керр, Кларк, Джон Т. Харбисон и Фредерик Данлоп. 1969. Индустриализм и промышленник . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Ханна, п. 2008. Второй мир: империи и влияние в новом мировом порядке . Нью-Йорк: Рэндом Хаус.
  • Килминстер, Ричард. 1998. Социологическая революция: от просвещения к глобальной эпохе . Лондон: Рутледж.
  • Кригер, Джоэл. 2006 г. Глобализация и государственная власть: читатель . Нью-Йорк: образование Пирсона.
  • Лехнер, Франк и Джон Боли. 2012. Читатель глобализации . Чичестер, Западный Суссекс: J. Wiley & Sons.
  • Lemert, Charles, ed. 2017. Социальная теория: мультикультурные и классические чтения . 6-е изд. Боулдер, Колорадо: Westview.
  • Мартелл, Люк. 2017. Социология глобализации . 2-е изд. Кембридж: Polity Press.
  • Мензис, Гэвин.2002. 1421: Год, когда Китай открыл мир . Лондон: Бантам.
  • Нэш, Кейт. 2010. Современная политическая социология: глобализация, политика и власть . 2-й. изд. Мальден, Массачусетс: Блэквелл.
  • Парсонс, Талкотт. 1951. Социальная система . Лондон: Кольер Макмиллан.
  • Питерс, Ян Недервен. 2015. Глобализация и культура . 3-е изд. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.
  • Ренар, Мари-Кристин. 1999. «Пустоты глобализации: пример честного кофе».” Sociologia Ruralis 39 (4): 484–500. DOI: 10.1111 / 1467-9523.00120.
  • Робертсон Р. 1995. «Глокализация: время – пространство и однородность – неоднородность». Стр. 25–44 в издании Global Modernities , под редакцией М. Фезерстоуна, С. Лэша и Р. Робертсона. Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.
  • Шлоссер Эрик. 2002. Нация быстрого питания . Лондон: Пингвин.
  • Симпсон, Э. С. 1994. Развивающийся мир: введение . 2-е изд. Лондон: Лонгман.
  • Стиглиц, Джозеф Э.2002. Глобализация и ее недовольство . Лондон: Аллен Лейн.
  • Speth, Джеймс Густав, изд. В разных мирах: глобализация и окружающая среда . Вашингтон, округ Колумбия: Остров.
  • Валлерстайн, Иммануил. 1974, 1980, 1989. Современная мир-система. 3 тт. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.
  • Waters, Малкольм. 2001. Глобализация . 2-е изд. Лондон: Рутледж.
  • Уин, Фрэнсис. 2004. Как Mumbo Jumbo покорила мир .Лондон: Harper Perennial.

Связанные термины


Ссылки

Гидденс, Энтони. 1991. Последствия современности . Кембридж: Polity Press.

Смит, Мюррей. 2008. «Кредентиализм». Стр. 166–67 в Международной энциклопедии социальных наук . 2-е изд., Под редакцией У. Дарити. Детройт: Справочник Macmillan USA.

Консультации с работниками

Аберкромби, Николас, Стивен Хилл и Брайан Тернер.2006. Социологический словарь Penguin . 5-е изд. Лондон: Пингвин.

Аггер, Бен. 2004. Виртуальное Я: современная социология . Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Словарь английского языка «Американское наследие» . 5-е изд. 2011. Бостон: Houghton Mifflin Harcourt.

Билтон, Тони, Кевин Боннет, Пип Джонс, Дэвид Скиннер, Мишель Стэнворт и Эндрю Вебстер. 1996. Введение в социологию . 3-е изд.Лондон: Макмиллан.

Бринкерхофф, Дэвид, Линн Уайт, Сюзанна Ортега и Роуз Вайц. 2011. Основы социологии . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Брюс, Стив и Стивен Йирли. 2006. Социологический словарь SAGE . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

Брим, Роберт Дж. И Джон Ли. 2007. Социология: ваш компас нового мира . 3-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Кэррабин, Имонн, Пэм Кокс, Мэгги Ли, Кен Пламмер и Найджел Саут.2009. Криминология: социологическое введение . 2-е изд. Лондон: Рутледж.

Чейз-Данн, Кристофер и Брюс Лерро. 2014. Социальные изменения: глобализация от каменного века до наших дней . Нью-Йорк: Рутледж.

Словарь английского языка Коллинза: полный и полный . 6-е изд. 2003. Глазго, Шотландия: Коллинз.

Делейни, Тим и Тим Мэдиган. 2015. Социология спорта: введение . 2-е изд. Джефферсон, Северная Каролина: МакФарланд.

Диллон, Микеле. 2014. Введение в социологическую теорию: теоретики, концепции и их применимость к XXI веку . 2-е изд. Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell.

Фарлекс. (N.d.) TheFreeDictionary.com: Словарь, энциклопедия и тезаурус . Фарлекс. (http://www.thefreedictionary.com/).

Ферранте, Жанна. 2011a. Видя социологию: введение . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Ферранте, Жанна. 2011b. Социология: глобальная перспектива .7 изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Феррис, Керри и Джилл Стайн. 2010. Реальный мир: Введение в социологию . 2-е изд. Нью-Йорк: Нортон.

Гидденс, Энтони и Филип В. Саттон. 2014. Основные понятия социологии . Кембридж: Polity Press.

Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзан Коди-Ридзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс. 2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

Хенслин, Джеймс М. 2012. Социология: практический подход . 10-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Джэри, Дэвид и Джулия Джэри. 2000. Социологический словарь Коллинза . 3-е изд. Глазго, Шотландия: HarperCollins.

Киммел, Майкл С. и Эми Аронсон. 2012. Социология сейчас . Бостон: Аллин и Бэкон.

Макионис, Джон и Кеннет Пламмер. 2012. Социология: глобальное введение . 4-е изд. Харлоу, Англия: Образование Пирсона.

Macmillan. (Нет данных) Словарь Macmillan . (https://www.macmillandictionary.com/).

Марш, Ян и Майк Китинг, ред. 2006. Социология: понимание общества . 3-е изд. Харлоу, Англия: Образование Пирсона.

Мерриам-Вебстер. (Нет данных) Словарь Merriam-Webster . (http://www.merriam-webster.com/).

О’Лири, Зина. 2007. Разрушитель жаргона социальных наук: ключевые термины, которые вам необходимо знать . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

Oxford University Press. (Нет данных) Оксфордские словари . (https://www.oxford dictionaries.com/).

Словарь Random House Webster’s College . 1997. Нью-Йорк: Random House.

Равелли, Брюс и Мишель Уэббер. 2016. Изучение социологии: канадская перспектива . 3-е изд. Торонто: Пирсон.

Шефер, Ричард. 2013. Социология: краткое введение . 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Скотт, Джон и Гордон Маршаллы.2005. Социологический словарь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Шепард, Джон М. 2010. Социология . 11 изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Стюарт, Пол и Йохан Заайман, ред. 2015. Социология: краткое введение в Южную Африку . Кейптаун: Джута.

Столли, Кэти С. 2005. Основы социологии . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Томпсон, Уильям Э. и Джозеф В. Хики. 2012. Общество в фокусе: введение в социологию .7 изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Торп, Кристофер, Крис Юилл, Митчелл Хоббс, Сара Томли и Маркус Уикс. 2015. Книга по социологии: простое объяснение больших идей . Лондон: Дорлинг Киндерсли.

Тернер, Брайан С., изд. 2006. Кембриджский социологический словарь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Авторы Википедии. (N.d.) Википедия, Бесплатная энциклопедия . Фонд Викимедиа. (https://en.wikipedia.org/).

Авторы Википедии. (N.d.) Викисловарь, Бесплатный словарь . Фонд Викимедиа. (http://en.wiktionary.org).

Cite the Definition of Globalization

ASA - American Sociological Association (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Глобализация». В социологическом словаре открытого образования . Проверено 23 декабря 2020 г. (https://sociologydictionary.org/globalization/).

APA - Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

глобализация.(2013). В К. Белл (ред.), Словарь социологии открытого образования . Получено с https://sociologydictionary.org/globalization/

Chicago / Turabian: Author-Date - Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Глобализация». В социологическом словаре открытого образования . По состоянию на 23 декабря 2020 г. https://sociologydictionary.org/globalization/.

MLA - Ассоциация современного языка (7-е издание)

«глобализация». Социологический словарь открытого образования .Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 23 декабря 2020 г. .

Примеры глобализации

Глобализация - это рост во всем мире. Это процесс интеграции и международного влияния экономик и культур. В приведенных ниже примерах глобализации вы увидите, что это не только обмен товарами, но также обмен идеями и даже защита от терроризма. Чем больше развиваются технологии и чем больше улучшается транспорт, тем больше открываются рынки сбыта по всему миру.Давайте посмотрим на множество способов, которыми мир развивается с помощью методов глобализации.

Глобализация в экономике

Взаимозависимость между международными экономиками - отличная отправная точка в поисках понимания глобализации. Можно обменять большее количество товаров и усовершенствовать методы производства. Вот несколько примеров:

  • Многонациональные корпорации работают в глобальном масштабе, имея вспомогательные офисы и филиалы во многих местах.Это означает, что транснациональные компании могут оставаться открытыми практически 24 часа в сутки и обслуживать клиентов, где бы они ни находились.
  • Аутсорсинг может способствовать экономическому развитию страдающей от бедствий страны, создавая столь необходимые рабочие места. Если влиятельная организация может передать свой колл-центр в развивающуюся страну, это создаст новый класс рабочих мест для людей, у которых в противном случае не было бы такой возможности.
  • В некоторых автомобилях используются запчасти из других стран. Автомобиль, собираемый в Соединенных Штатах, может импортировать детали из Японии, Германии или Кореи.Это создает совершенно новые возможности для торговли, когда Соединенным Штатам приходится платить за определенные детали со всего мира, ждать их отправки и затем возобновлять локализованное производство.
  • Европейский Союз - это экономический и политический союз 28 стран. Когда вы рассматриваете ресурсы, которые эти страны могут объединить, можно сказать, что они сильнее. Иммигрировать из одной страны в другую проще, валюту легче обменивать, а туризм поощряется.
  • Подумайте, как одна рубашка, проданная в США, могла быть сделана из китайского хлопка рабочими в Таиланде.Оттуда та же рубашка могла быть отправлена ​​на французском грузовом судне, на борту которого находилась испанская команда. Теперь люди из четырех разных стран приложили руку к производственному процессу, прежде чем рубашка поступит в пятую страну для продажи.

Глобализация при смешении культур

Хотя мировая экономика выигрывает от глобализации, распространение новых культур не менее обнадеживает. Давайте посмотрим на некоторые из более личных преимуществ глобализации.

  • Греческая культура распространилась по Африке, Европе и Азии под властью Александра Великого.По этой причине именем Александра названы десятки городов, в том числе в Египте, Турции, Иране и Пакистане.
  • Шелковый путь был торговым путем между Китаем и Средиземным морем. Это позволяло обмениваться не только товарами, но также культурой и знаниями. По мере того, как торговцы начали понимать китайскую культуру через свои ремесла, понимание китайской культуры начало процветать далеко за пределами Китая.
  • Христианские миссионеры из Европы способствовали глобализации христианства.По мере того, как они мигрировали из одной страны в другую, все больше и больше людей переходили к новому духовному образу жизни.
  • Улучшение путешествий способствовало росту глобализации, поскольку люди переезжали в поисках лучшей работы или лучшей жизни. Мигранты также спасались бегством от опасностей и притеснений. Люди могут упаковать все свои вещи и отправить их в любую точку мира. Самолеты бывают более быстрыми, частыми и часто более доступными.
  • Еда - еще один фактор глобализации. Индийская кухня, например, определенно не ограничивается только Индией.Скорее, мы можем отведать индийские деликатесы в Америке, по всей Европе и за ее пределами. Определенная привязанность к другим культурам может начаться с одного вкусного блюда, а затем перейти к другим областям культурных интриг.

Глобализация технологий

Легко утверждать, что технологии - это средство глобализации. Возможность доступа к горам информации в Интернете открыла бесчисленные двери. Вот несколько примеров глобализации, принесенных нам даром технологий:

  • Интернет вносит большой вклад в глобализацию не только в технологическом плане, но и в других областях, таких как культурный обмен искусством.Подумайте, как мы можем записаться на образовательные онлайн-программы из любой точки мира и получить доступ к новой информации практически по любой теме.
  • Глобальные новостные сети, такие как CNN, способствуют распространению знаний. Мировые новости передаются почти мгновенно, если не в прямом эфире, то в постоянных обновлениях сетевых новостных агентств.
  • Сотовые телефоны соединяют людей по всему миру, как никогда раньше. Существует множество платформ, через которые люди могут общаться, в том числе Facebook Messenger, WhatsApp, Instagram и Snapchat.
  • Военное сотрудничество между странами, такое как Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений или соглашения о борьбе с терроризмом, способствует глобализации. Когда две или более сильные силы объединяются, большая военная сила может быть применена к международным террористическим группам.
  • Сотрудничество в области охраны окружающей среды расширилось, чтобы помочь сократить выбросы хлорфторуглеродов (ХФУ) и замедлить разрушение озона. Одним из примеров является Монреальский протокол. С тех пор, как Соединенные Штаты, члены Европейского Союза и другие страны объединились для заключения этого соглашения, озоновая дыра в Антарктиде начала восстанавливаться.

Другие примеры глобализации

Хотя технологии, транспорт и искусство являются основными движущими силами глобализации, есть и другие приятные составляющие, от международного спорта до групп помощи, таких как Красный Крест. Вот несколько заключительных примеров:

  • Олимпийские игры начались в Древней Греции и продолжаются сегодня. Теперь люди со всего мира собираются вместе, чтобы соревноваться в самых разных видах спорта и играх.
  • Чемпионат мира по футболу FIFA собирает больше зрителей, чем любое другое спортивное событие в мире.Несмотря на то, что всего несколько стран соревнуются до финала, люди со всего мира садятся и смотрят один и тот же матч по телевизору, независимо от их местонахождения.
  • Путешествия и туризм допускают глобализацию многих вещей, таких как обмен деньгами, культурами, идеями и знаниями. Есть бесчисленное множество вариантов сделать путешествие более доступным, включая бюджетные авиакомпании и недорогие хостелы. Это позволяет людям исследовать дальше и шире, чем это было возможно раньше.
  • Организация Объединенных Наций - это межправительственная организация, которая способствует сотрудничеству во многих областях, включая права человека, мир и экономическое развитие. С помощью одного телефонного звонка или электронного письма люди со всего мира могут собраться вместе, чтобы обеспечить защиту прав человека.
  • Такие организации, как Красный Крест, могут быстрее реагировать на бедствия по всему миру. У них более широкая сеть, больше офисов и сотрудников, которые готовы путешествовать или даже переезжать после стихийных бедствий.

Золотая глобализация

В глобализированном мире трудно увидеть какие-либо минусы. Люди становятся более образованными. Обмен товарами идет дальше и шире, чем когда-либо прежде, что способствует пониманию культур, находящихся на расстоянии нескольких тысяч миль. Все это обусловлено технологиями, транспортом и сотрудничеством между международными чиновниками.

Если взять пример футболки, продаваемой в Соединенных Штатах, но собранной в Таиланде, вы можете задаться вопросом, мог ли бы эту работу выполнить американец.В некотором смысле развитые страны могут потерять часть своей рабочей силы. Кроме того, есть налоговые вопросы. Товары, продаваемые в Европе, облагаются налогом на добавленную стоимость (НДС), который может повлечь за собой высокую цену на импортируемый товар.

Тем не менее, если учесть такие преимущества, как онлайн-обучение, постоянное общение и мир знаний, который всегда у нас под рукой, у глобализации гораздо больше золота, чем серебра. Чтобы узнать больше об этом, ознакомьтесь с этими примерами культуры.

«Локализация, глобализация, интернационализация: в чем разница?»

Локализация, глобализация, интернационализация: все это похоже на похожие концепции, и действительно многие люди часто используют их как взаимозаменяемые.Однако тонкие различия отличают их друг от друга, и понимание различий является ключевым для любого, кому поручено помочь компании «выйти на глобальный уровень» и обеспечить глобальный резонанс послания своего бренда.

Исследователи создали аббревиатуру GILT (глобализация, интернационализация, локализация и перевод) для обозначения деятельности, которой занимаются предприятия, когда они выходят за пределы национальных границ. Из этих терминов «перевод» означает процесс преобразования текст с одного языка на другой является наиболее понятным.Но что отличает остальных трех?

В этой статье мы исследуем сходства и различия между глобализацией, интернационализацией и локализацией, а также способы решения проблем, связанных с каждой из них.

Что такое глобализация?

Глобализация относится к любой деятельности, которая сближает людей, культуры и экономики разных стран. В бизнесе «глобализация» (также называемая «выходом на мировой уровень») относится к практике, с помощью которой организации становятся более тесно связанными со своими клиентами и партнерами по всему миру.Это включает в себя любые аспекты работы на различных национальных рынках, от дизайна продукта до маркетинга.

Глобализация: несколько примеров

Все еще слишком расплывчато для вас? Несколько примеров глобализации в мире бизнеса:

  • Интернет-магазины, такие как eBay и Amazon, позволяют легко покупать товары у предприятий или частных лиц на другом конце планеты. Даже продукты, продаваемые в традиционных обычных магазинах, таких как Target, часто останавливаются в нескольких разных странах, прежде чем добраться до конечного пункта назначения.Например, бытовую электронику обычно получают из сырья в Индии, производят в Китае, а затем продают в Америке.
  • Многие крупные сети ресторанов, такие как McDonald's, работают в десятках стран. McDonald's имеет филиалы более чем в ста странах, и посетители по всему миру узнают его бренд и логотип.
  • Netflix работает более чем в 190 странах и настраивает предложения контента для отдельных рынков с субтитрами и программами на местных языках.
  • Мгновенно узнаваемый логотип Nike «галочка» выходит за рамки разных культур и языков. Компания Nike установила партнерские отношения со спортсменами, занимающимися различными видами спорта в разных странах, и использует эти рекомендации для поддержки своего расширения по всему миру.

Глобализация дает множество преимуществ как для компаний, так и для потребителей. Влияние глобальной взаимосвязанности было благом для мировой экономики в последние десятилетия и увеличило мировой ВВП с 50 триллионов долларов в 2000 году до 75 триллионов долларов в 2016 году.Глобализация идет рука об руку с самыми революционными достижениями 20-го века, такими как международные авиаперелеты и Интернет.

Термины локализация и интернационализация оба подпадают под знамя глобализации. В следующих двух разделах мы обсудим различия между глобализацией, локализацией и интернационализацией.

Что такое интернационализация?

Интернационализация - это корпоративная стратегия, которая включает в себя максимально адаптируемость продуктов и услуг, чтобы они могли легко выходить на различные национальные рынки.Интернационализация часто требует помощи профильных экспертов, технических экспертов и людей с международным опытом. Специалисты отрасли иногда сокращают термин «интернационализация» до «i18n» (18 - количество символов в слове).

Продукты, предназначенные для использования носителями нескольких языков, обычно проходят процесс интернационализации. Например, IKEA интернационализирует инструкции по сборке своей мебели, используя только схемы и иллюстрации, без включения какого-либо текста, который необходимо было бы перевести.Продукты с инструкциями, требующими перевода, по-прежнему часто пишутся с целью сделать их максимально нейтральными в культурном отношении. Это, конечно, легче сказать, чем сделать.

В случае программных продуктов и электроники интернационализация связана с рядом различных проблем:

  • Кодировка данных: Кодировки символов ASCII достаточно для текстов на большинстве западноевропейских языков. Однако языки, в которых используются нелатинские алфавиты (например, русский, китайский, хинди и корейский), требуют более крупных кодировок символов, таких как Unicode.
  • Поддержка оборудования: Разработчики программного обеспечения должны учитывать, что некоторые устройства могут быть доступны не во всех странах.
  • Пользовательский интерфейс: Если программное приложение будет переведено на несколько языков, пользовательский интерфейс должен включать достаточно места для текста на всех этих языках.

Согласно большинству определений, компании должны сначала выйти на международный уровень, прежде чем они смогут локализовать продукт. В следующем разделе мы обсудим разницу между интернационализацией и локализацией.

Что такое локализация?

Чтобы определить локализацию, сначала имейте в виду, что интернационализация помогает продукту адаптироваться и быть удобным для пользователей во многих разных странах. Локализация, наоборот, - это процесс фактической адаптации этого продукта к определенному целевому рынку после того, как интернационализация произошла.

Как уже упоминалось, McDonald's управляет более чем 30 000 ресторанов в 100 странах. Его мировая экспансия является примером глобализации .По замыслу корпорация создает меню, адаптированное к различным местным вкусам и обычаям. Эта политика является примером интернационализации .

Многие рестораны McDonald's в Израиле подают кошерные блюда и напитки и закрываются во время субботы и еврейских праздников. McDonald's также открыл ресторан без мяса в Индии, стране, в которой большая часть населения не ест говядину или свинину. В обоих случаях McDonald's сохранил свою глобальную идентичность бренда, но адаптировал свои продукты и услуги для местных рынков.Эти случаи иллюстрируют локализацию .

Чем локализация отличается от перевода?

Короче говоря, перевод относится к преобразованию письменного текста с одного языка на другой, тогда как локализация - это процесс создания продукта или сообщения, резонирующего с определенной целевой культурой - как если бы они были созданы там в первую очередь .

Для большинства продуктов локализация включает, но не ограничивается, перевод. Есть много проблем с локализацией.Это требует учета множества культурных факторов, выходящих за рамки слов, которые компания использует для описания или объяснения своего продукта.

Например, при создании фильма Inside Out компания Pixar изменила анимацию, чтобы учесть несколько версий сцены, в которой персонаж указывает на знак и читает его. В арабской версии фильма персонаж движется справа налево, а не слева направо, как в английской версии фильма.

Вот лишь несколько важных моментов, которые необходимо учитывать компаниям при локализации продукта:

  • Соглашения об именах (e.g., люди из определенных культур могут не иметь фамилий или иметь несколько фамилий)
  • Форматы телефонных номеров
  • Форматы даты и времени , например ДД / ММ / ГГГГ и ММ / ДД / ГГГГ
  • Валюта (символ и сумма)
  • Направление письма (слева направо для большинства языков, но справа налево на иврите и арабском языке и вертикальное на некоторых азиатских языках).
  • Система измерения , т.е. метрическая или британская
  • Пунктуация , например кавычки ("") на английском языке, низкие кавычки (,, ") на немецком языке и гильеметы (<< >>) на французском.
  • Символы и пиктограммы , например, галочки, знаки остановки, а также использование цвета для передачи информации
  • Электрические напряжения , частоты и вилки
  • Юридические требования (например, GDPR для использования личных данных граждан Европейского Союза)

Виртуальный помощник Siri от Apple представляет собой продукт, который был успешно локализован. Когда пользователи спрашивают у Siri прогноз погоды или направления к определенному адресу, Siri может предоставить ответ в градусах Цельсия или Фаренгейта, либо в километрах или милях, соответственно, в зависимости от местоположения пользователя.Пользователи могут даже выбрать предпочитаемый акцент для голоса Siri (на английском языке можно выбрать американский, австралийский и южноафриканский).

При создании веб-сайта разработчики должны иметь надежную стратегию локализации веб-сайта, решая эти проблемы на этапах планирования и проектирования. Успешная интернационализация предшествует соразмерно успешной локализации.

Например, такие валюты, как чилийское песо и японская иена, на практике не используют субъединицы, поскольку каждая единица очень мала (одна единица U.Южный доллар равен примерно 700 чилийским песо). Поэтому веб-сайты электронной коммерции, которые японские разработчики создают для японской аудитории, могут использовать только одноцелочисленную переменную.

Однако, если веб-сайт расширяется до аудитории в США, разработчикам потребуется добавить другую переменную для хранения как единиц, так и подъединиц (т.е. долларов и центов) или преобразовать целочисленную переменную в десятичную. Этот процесс может занять много времени и привести к возникновению ошибок для очень сложных баз кода.

В обзоре: локализация, глобализация, интернационализация

Глобализация относится к процессам, с помощью которых компания выводит свой бизнес на остальной мир.

Интернационализация - это практика разработки продуктов, услуг и внутренних операций для облегчения выхода на международные рынки.

Локализация - это адаптация конкретного продукта или услуги к одному из этих рынков.

Всякий раз, когда вы ожидаете выхода продукта на несколько национальных или даже региональных рынков, вам необходимо подумать о интернационализации и локализации. Планирование этих процессов до начала проекта поможет вам разрабатывать продукты, которые будут удовлетворять потребности пользователей из всех регионов, культур и языков.

Правильная локализация и интернационализация могут быть непростыми. В Lionbridge мы увлечены созданием и адаптацией контента для международной аудитории. Если вы хотите, чтобы ваше сообщение нашло отклик во всем мире, свяжитесь с нами. Мы будем рады помочь.

Загрузите наше Руководство покупателя по услугам локализации и узнайте, как выбрать идеального партнера для услуг письменного и устного перевода.

Длинное и краткое эссе о глобализации на английском языке для детей и студентов

Глобализация - это процесс интеграции торговли и коммерции по всему миру.Правительства, частные компании и даже люди объединяют свои различия и перемешиваются, взаимодействуют, разрабатывают новую торговую политику, сближая разные культуры и страны. Беспрецедентные достижения в области транспорта и коммуникационных технологий способствовали росту глобализации.

В первую очередь, глобализация - это коммерческая деятельность, которая также объединяет различные культуры и общества посредством торговли и коммерции. Однако происхождение глобализации является предметом спора между историками и современным экономистом.Первые считают, что он существует с древних времен, а вторые утверждают, что возник только в 21 годах.

Длинный и краткий очерк глобализации на английском языке

Для вашей информации и знаний ниже мы предоставили длинный и короткий очерк глобализации на английском языке.

Этот очерк глобализации расскажет вам о значении глобализации и ее значении в сегодняшнем контексте.

Вы также поймете, как глобализация сужает границы и объединяет людей.

Эти эссе по глобализации помогут вам в школьных заданиях и нескольких других конкурсах, где вам нужно говорить / писать о глобализации.

Очерк глобализации 1 (100 слов)

Глобализация - это процесс роста, развития и расширения бизнеса, услуг или технологий по всему миру. Это экспансия различных предприятий на глобальные рынки по всему миру. Для развития крупных транснациональных корпораций для всемирной экономической интеграции требуются огромные международные инвестиции.Он призван повысить взаимосвязь и взаимозависимость предприятий на мировых рынках.

За последние несколько десятилетий глобализация приняла форму технического прогресса, что привело к упрощению путешествий, общения и других видов бизнеса на международном уровне для людей. С одной стороны, там, где глобализация облегчила доступ к технологиям для людей, она также уменьшила возможности успеха за счет усиления конкуренции.

Очерк глобализации 2 (150 слов)

Введение

Глобализация делает доступность предприятий или технологий по всему миру за счет скорости движения рынков.Глобализация вносит различные огромные изменения в мир, когда люди уходят из своих замкнутых стран в более интегрированный мир. Чтобы глобализировать бизнес, компании необходимо внести изменения в бизнес-стратегию, разработанную для одной страны, в особую, имеющую возможность работать в нескольких странах.

Влияние глобализации

Глобализация по-разному влияет на бизнес и компанию. Влияние глобализации на бизнес на мировом рынке можно разделить на две широкие категории: глобализация рынка и глобализация производства.Глобализация рынка - это снижение барьеров для продажи товаров или услуг в другие страны, кроме страны его происхождения. Для компании очень важно добиться успеха за счет эффективной глобализации продаж продукции на международном рынке. Глобализация производства - это создание заводов во многих странах для производства продукции на местном уровне с низкими затратами на рабочую силу и получения большей прибыли, чем в ее родной стране.

Очерк глобализации 3 (200 слов)

Глобализация - это распространение чего-либо по всему миру.Однако, как правило, это процесс глобализации продуктов, бизнеса, технологий, философии и т. Д. По всему миру. Это создание успешного взаимосвязанного рынка без каких-либо ограничений часового пояса и национальных границ.

Самый распространенный и яркий пример глобализации - это распространение ресторанов McDonalds по всему миру. Он стал настолько успешным на мировых рынках из-за своей эффективной стратегии, приспосабливающей культуру разных стран в их меню к местным вкусам людей.Мы можем назвать это интернационализацией, которая представляет собой отличное сочетание глобализации и локализации.

Очень сложно решить, выгодна или вредна революция глобального рынка для человечества. Это все еще большая путаница. Однако также трудно игнорировать тот факт, что глобализация создала большие возможности для людей во всем мире. Это во многом изменило статус и образ жизни людей в обществе. Он приносит огромную пользу развивающимся странам, предоставляя различные возможности для развития.

Если мы воспринимаем это положительно, это может искоренить региональное разнообразие и создать однородную мировую культуру. Он поддерживается информационными технологиями и демонстрирует огромное взаимодействие и интеграцию между предприятиями, компаниями, правительством и людьми из разных стран. Глобализация положительно и отрицательно повлияла на традиции, культуру, политическую систему, экономическое развитие, образ жизни, процветание и т. Д.


Очерк глобализации 4 (250 слов)

В последние несколько десятилетий глобализация шла очень быстро, что привело к всемирной экономической, социальной, политической и культурной интеграции за счет развития технологий, телекоммуникаций, транспорта и т. Д.Это повлияло на жизнь людей как положительно, так и отрицательно; его отрицательные последствия необходимо рассматривать соответствующим образом. Глобализация внесла большой вклад в мировую экономику различными положительными способами. Невероятный прогресс в науке и технологиях дал бизнесу прекрасную возможность легко распространяться за пределы территории.

Просто из-за глобализации произошел огромный экономический рост компаний.Они стали более продуктивными и, таким образом, создали более конкурентоспособный мир. Существует конкуренция в качестве продукции, услуг и т. Д. Успешные компании развитых стран открывают свои зарубежные филиалы, чтобы воспользоваться преимуществами на местном уровне за счет более дешевой рабочей силы, чем в их странах. Такой вид деловой активности дает работу людям из развивающихся или бедных стран, уступая место продвижению вперед.

Наряду с позитивными аспектами глобализации нельзя забывать и негативные аспекты.Существует риск эпидемических заболеваний при транспортировке из одной страны в другую. Правительство всех стран осуществляет надлежащий контроль над глобализацией, чтобы уменьшить ее негативное воздействие на человеческие жизни.


Эссе по глобализации 5 (300 слов)

Глобализация - это процесс всемирного распространения науки, технологий, бизнеса и т.д. с помощью средств транспорта, связи и торговли. Глобализация затронула почти все страны мира по-разному: в социальном, экономическом, политическом и психологическом плане.Глобализация - это термин, обозначающий быструю и продолжающуюся интеграцию и взаимозависимость стран в области бизнеса и технологий. Влияние глобализации сказывается на традициях, окружающей среде, культуре, безопасности, образе жизни и идеях. Существует множество факторов, влияющих на глобализационные тенденции и ускоряющих их развитие.

Причина ускорения глобализации заключается в потребностях людей, свободной торговле, мировом признании рынков, появлении новых технологий, новых исследованиях в науке и т. Д.Глобализация оказывает огромное негативное воздействие на окружающую среду и порождает различные экологические проблемы, такие как загрязнение воды, вырубка лесов, загрязнение воздуха, загрязнение почвы, загрязнение водных ресурсов, изменение климата, утрата биоразнообразия и т. Д. Все постоянно растущие экологические проблемы требуют решения в срочном порядке международными усилиями, иначе они могут прекратить существование жизни на Земле на день в будущем.

Чтобы предотвратить потерю окружающей среды, необходима глобализация экологически чистых технологий и высокий уровень экологической осведомленности среди людей.Чтобы справиться с негативными последствиями глобализации, компаниям необходимо разрабатывать более экологичные технологии, которые могут заменить нынешнее состояние окружающей среды. Однако глобализация во многом положительно помогла сохранить окружающую среду, улучшив различные ресурсы (уменьшив неблагоприятное воздействие на окружающую среду, например, гибридные автомобили, использующие меньше топлива), и способствуя образованию.

Бренд

Apple также стремится производить экологически чистые продукты, чтобы уменьшить негативное воздействие глобализации и превысить положительный эффект.Растущие потребности постоянно увеличивающегося населения приводят к обширной вырубке лесов, вызывая серьезные экологические проблемы. К настоящему времени почти половина полезных лесов вырублена за последние годы. Итак, глобализацию необходимо держать под контролем, чтобы уменьшить ее негативные последствия.


Очерк глобализации 6 (400 слов)

Введение

Глобализация - это способ открыть бизнес, улучшить технологический рост, экономику и т. Д. На международном уровне для международных игроков.Это способ для производителей и производителей продуктов или товаров продавать свою продукцию по всему миру без каких-либо ограничений. Это приносит огромную прибыль бизнесменам, поскольку благодаря глобализации они легко получают дешевую рабочую силу в бедных странах. Это дает компаниям большие возможности выйти на мировой рынок. Он помогает любой стране участвовать, создавать или объединять отрасли, инвестировать в акционерный капитал или акции, продавать продукты или услуги в любой стране.

Как работает глобализация

Глобализация помогает глобальному рынку рассматривать весь мир как единый рынок.Торговцы расширяют сферу своей деятельности, ориентируясь на мир как на глобальную деревню. Ранее, до 1990-х годов, существовало ограничение на импорт определенных продуктов, которые уже производились в Индии, таких как сельскохозяйственная продукция, инженерные товары, продукты питания, туалетные принадлежности и т. Д. Однако в 1990-х годах богатые страны оказывали давление на Всемирную торговую организацию, Всемирный банк. (участвует в деятельности по финансированию развития) и Международного валютного фонда, чтобы позволить другим странам расширять свой бизнес, открывая торговлю и рынки в бедных и развивающихся странах.В Индии процесс глобализации и либерализации был начат в 1991 году под руководством министра финансов Союза (Манмохан Сингх).

Спустя много лет глобализация произвела серьезную революцию на индийском рынке, когда в Индию пришли международные бренды, такие как PepsiCo, KFC, Mc. Donald, Boomer Chewing gums, IBM, Nokia, Ericsson, Aiwa и т. Д. И начали поставлять широкий ассортимент качественной продукции по низким ценам. Все доминирующие бренды продемонстрировали здесь настоящую революцию глобализации как огромный импульс для экономики промышленного сектора.Цены на качественную продукцию снижаются из-за жесткой конкуренции на рынке.

Глобализация и либерализация предприятий на индийском рынке наводняют качественные иностранные продукты, но, тем не менее, отрицательно сказываются на местной индийской промышленности в значительной степени, что приводит к потере работы бедных и необразованных рабочих. Глобализация была золотым дном для потребителей, но опасна для мелких индийских производителей.

Положительные эффекты глобализации

  • Глобализация в значительной степени повлияла на индийских студентов и образовательный сектор, сделав доступными учебники и огромную информацию через Интернет.Сотрудничество зарубежных университетов с индийскими университетами привело к огромным изменениям в сфере образования.
  • Секторы здравоохранения также сильно пострадали от глобализации обычных лекарств, электронных машин для мониторинга здоровья и т. Д.
  • Глобализация торговли в сельскохозяйственном секторе принесла разнообразие качественных семян, обладающих свойством устойчивости к болезням. Однако это плохо для бедных индийских фермеров из-за дорогих семян и сельскохозяйственных технологий.
  • Он произвел огромную революцию в сфере занятости за счет распространения таких предприятий, как дачный, ручной ткацкий станок, ковер, ремесленники и резьба, керамика, ювелирные изделия, изделия из стекла и т. Д.

Заключение:

Глобализация принесла развивающимся странам разнообразие качественных продуктов по доступным ценам и общие экономические выгоды, а также рабочие места для значительной части населения. Однако это привело к конкуренции, преступности, антинациональной деятельности, терроризму и т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *