Разное

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами выше нормы: Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами (Обеспечение оборотных активов собственными средствами)

03.04.1979

Содержание

Коэффициент обеспеченности запасов | Современный предприниматель

Среди множества экономических показателей, характеризующих деятельность предприятия, один коэффициент раскрывает степень покрытия запасов собственными оборотными средствами. Расскажем о коэффициенте обеспеченности запасов собственными источниками и приведем его формулу.

Что означает коэффициент обеспеченности запасов собственными оборотными средствами

Данный показатель используется для оценки финансовой устойчивости фирмы. Среди других коэффициентов, определяющих обеспеченность предприятия собственным капиталом, рассматриваемый показывает, покрывают ли оборотные средства оптимальный объем запасов субъекта.

Иными словами, показатель способен дать характеристику, каких средств при создании запасов использовано больше: собственных или заемных. Чем больше доля заемных средств, тем меньшей устойчивостью отличается бизнес, тем меньше его инвестиционная привлекательность.

Читайте также: Новый ФСБУ «Запасы»

Коэффициент обеспеченности запасами: формула

Значение коэффициента рассчитывают, как отношение собственных оборотных средств к размеру запасов по одной из таких формул:

Коэффициент обеспеченности запасов оборотными средствами 

 

=

(Собственный капитал + Долгосрочные обязательства – Внеоборотные активы) / Запасы

 

или

(Оборотные активы – Краткосрочные обязательства) / Запасы

Коэффициент обеспеченности запасов: формула по балансу

Все приведенные составляющие расчета берутся из бухгалтерской отчетности. С учетом кодов строк баланса формула принимает вид:

Коэффициент обеспеченности запасов по балансу

 

=

(Стр. 1300 + Стр. 1400 – Стр. 1100) / Стр. 1210

или

(Стр. 1200 – Стр. 1500) / Стр. 1210

К строке 1300 разрешается прибавить доходы будущих периодов из строки 1530 (имущество, полученное безвозмездно, и госпомощь), т.к. Минфин приравнивает их к собственному капиталу предприятия (п. 6 Порядка расчета чистых активов, утв. Приказом Минфина № 84н от 28.08.2014).

Коэффициент обеспеченности запасов и затрат: нормативные значения

Вариации показателя зависят от специфики деятельности.

Нормальными границами для него считаются 0,6-0,8, т.е. когда от 60% до 80% запасов сформировано за счет собственного капитала.

В целом значение выше 0,5 также является неплохим результатом.

Значения ниже 0,5 означают большую кредитную нагрузку, значительную долю наименее ликвидных (внеоборотных) активов.

Отрицательное значение коэффициента свидетельствует о том:

  • что почти все средства фирмы вложены во внеоборотные активы (например, оборудование, сооружения, автомобили и другие основные средства). Финансовое положение в этом случае весьма неустойчиво и сопровождается низкой степенью ликвидности;
  • что велика доля привлеченных средств по краткосрочным займам и кредитам. При этом, если запасы отличаются высоким темпом оборачиваемости, т.е. быстро реализуются и приносят доход, отрицательное значение может оказаться нормой.

Отдельное внимание при анализе стоит уделять динамике коэффициента за несколько периодов времени.

Читайте также: Коэффициент соотношения заемных и собственных средств

Коэффициент обеспеченности запасов собственными средствами: примеры расчета

Приведем сведения из отчетности разных организаций и сравним результаты расчетов коэффициента:

Показатель (код строки баланса)

ООО «Звезда»

ООО «Лайт»

ООО «Стар»

Собственный капитал (1300)

17 323

395

1 529

Долгосрочные обязательства (1400)

120

1 002

0

Внеоборотные активы (1100)

9 750

986

556

Оборотные активы (1200)

11 883

2 312

1 850

Краткосрочные обязательства (1500)

4 190

1 901

877

Запасы (1210)

5 869

983

1 350

1 вариант расчета

(Стр. 1300 + Стр. 1400 – Стр. 1100) / Стр. 1210

(17 323 + 120 – 9 750) / 5 869

(395 + 1 002 – 986) / 983

(1 529 + 0 – 556) / 1 350

2 вариант расчета

(Стр. 1200 – Стр. 1500) / Стр. 1210

(11 883 – 4 190) / 5 869

(2 312 – 1 901) / 983

(1 850 – 877) / 1 350

Результат

1,31

0,42

0,72

Вывод

Совершенная независимость предприятия от заемных средств, но, возможно, недостаточно запасов для бесперебойного осуществления непрерывного производственного процесса

Большой объем внеоборотных средств и краткосрочных займов. Рекомендуется рассмотреть возможность реализации неиспользуемого оборудования и направить средства на погашение кредитов, т.к. результат показывает высокую зависимость запасов от внешних источников финансирования

ООО «Стар» успешно использует свой капитал и в разумных мерах привлекает кредитные средства, поэтому 72% запасов организации не зависят от сторонних источников финансирования, что является признаком устойчивого развития бизнеса

Заключение

Коэффициент обеспеченности материальных запасов собственным капиталом – соотношение источников их формирования. Чем выше это значение, тем меньше имеющиеся запасы зависят от внешних финансов, в т.ч. кредитов и займов.

Формула коэффициента обеспеченности собственными средствами по балансу

Понятие коэффициента обеспеченности собственными средствами

Формула коэффициента обеспеченности собственными средствами по балансу показывает долю собственных средств предприятия. С помощью данной формулы можно определить, имеет ли предприятие способность осуществлять финансирование хозяйственной деятельности только за счет собственных средств.

Формула коэффициента обеспеченности собственными средствами по балансу

Коэффициент обеспеченности собственными средствами вычисляется путем отношения разности собственного капитала и внеоборотных активов компании к ее оборотным активам:

Косс = (СК – ВА) / ОА

Здесь Косс – коэффициент обеспеченности собственными средствами,

СК – собственный капитал,

ВА – внеоборотные активы,

ОА – оборотные активы.

Все данные, которые применяются в данной формуле, можно найти в бухгалтерском балансе компании. По строкам данную формулу можно представить в следующем виде:

Косс = (строка 1300 – строка 1100) / строка 1200

Смысл

Норматив коэффициента

Существует несколько особенностей, характерных для коэффициента обеспеченности собственными средствами и его нормативного значения:

  • Нормативное значение коэффициента должно превышать 0,1.
  • Если значение коэффициента меньше 0,1, то это говорит о вероятности признания балансовой структурынеудовлетворительной, сама компания при этом является неплатежеспособной по результатам текущего периода.
  • При отрицательном значении коэффициента, можно сказать, что все оборотные (часть внеоборотных) активы создаются за счет кредитов (займа). Это указывает на минимальную устойчивость компании.

Инвесторы и руководители должны рассматривать показатель обеспеченности собственными средствами в динамике (за несколько периодов, на начало и конец периода) для получения более точной информации. Если на конец периода значение коэффициента возрастает, но не более 0,1, то это показывает улучшение финансовой устойчивости компании.

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами используется для выявления признаков несостоятельности предприятия. Его значение может служить основанием для признания структуры баланса неудовлетворительной, а предприятия в целом — неплатежеспособным.

Примеры решения задач

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами

Коэффициент обеспеченности собственными средствами — коэффициент равный отношению собственных оборотных средств компании к величине оборотных активов. Исходные данные для расчета — бухгалтерский баланс. Коэффициент обеспеченности собственными средствами рассчитывается в программе ФинЭкАнализ в блоке Анализ рыночной устойчивости как Коэффициент обеспеченности собственными средствами. Коэффициент обеспеченности собственными средствами показывает, долю оборотных активов компании, финансируемых за счет собственных средств предприятия. Коэффициент обеспеченности собственными средствами характеризует наличие собственных оборотных средств у предприятия, необходимых для его финансовой устойчивости.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Коэффициент обеспеченности обязательств

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Коэффициент текущей ликвидности формула

Коэффициент обеспеченности запасов собственными средствами в Excel. Коэффициент обеспеченности запасов и затрат собственными средствами показывает долю запасов и затрат, финансируемую из собственных источников. Это один из показателей для определения финансовой устойчивости компании, индикатор состояния оборотного капитала. Представляет собой отношение величины собственных средств, покрывающих запасы и затраты, к стоимости последних.

Коэффициент обеспеченности материальных запасов и затрат отображает часть запасов и затрат, которые приобретаются за счет собственных источников.

Показатель находится делением величины собственных средств на стоимостную оценку запасов и затрат. Эта величина отображает, на сколько оборотные активы больше краткосрочных обязательств компании. Собственные оборотные средства показывают возможность фирмы погасить краткосрочные обязательства после продажи своих оборотных активов.

Собственные оборотные средства представляют собой разность между мобильными активами и краткосрочной кредиторской задолженностью.

Рассчитать значение в числителе можно и другим способом. Тогда формула коэффициента обеспеченности запасов собственными источниками финансирования будет выглядеть так:. В финансовой практике используют различные вариации расчетной формулы. В частности, в состав собственных оборотных средств включают задолженность учредителям по выплате дивидендов, доходы будущих периодов, резервы предстоящих платежей.

Величина запасов может быть дополнена авансами поставщикам, незавершенным производством. Отрицательное значение коэффициента в году объясняется отрицательным значением показателя собственного оборотного капитала. В норме он должен быть выше нуля. То есть текущие активы должны превышать краткосрочные обязательства. Отрицательное значение собственных оборотных средств указывает на финансовую нестабильность компании.

Но такой критерий нельзя применить ко всем отраслям. Существуют предприятия, которые успешно функционируют даже с отрицательным показателем.

Например, небезызвестная компания из отрасли быстрого питания, McDonalds. Сверхбыстрый операционный цикл почти сразу преобразует запасы в денежную выручку — отрицательное значение собственных оборотных средств не ощущается. Коэффициент обеспеченности затрат собственными оборотными средствами — результат сопоставления последних с величиной запасов.

Оптимальное условие и индикатор финансового благополучия — превышение собственного оборотного капитала над запасами. Дело в том, что материальные запасы — наименее ликвидная часть оборотного капитала. Чем выше показатель, тем меньше нуждается организация в заемных средствах. Одним словом если коэффициент обеспеченности запасов собственными средствами выше нормы — выше финансовая стабильность компании, а если ниже нормы — возникает необходимость использования заемных финансовых средств.

Расчет показывает, что с года запасы и затраты в достаточной мере обеспечиваются собственными источниками средств. Рост коэффициента положительно сказывается на финансовой устойчивости фирмы. Собственный оборотный капитал предприятия — его назначение и расчет. Они рассчитываются также как и многие другие показатели двумя способами. Первый: из оборотных активов вычитаются краткосрочные и долгосрочные обязательства.

Второй: как разность между собственным капиталом и внеоборотными активами. Собственный оборотный капитал или собственные оборотные средства это величина оборотных активов, остающаяся в распоряжении предприятия после полного, единовременного погашения краткосрочной задолженности предприятия. Упрощенно собственные оборотные средства можно рассчитать как разницу между оборотным капиталом ОК и краткосрочными кредитами и займами Д :.

Собственный оборотный капитал может быть отрицательным, положительным и равным нулю. Положительное значение оборотный капитал превышает сумму краткосрочного долга свидетельствует о благополучном финансовом состоянии компании, поскольку в э том случае предприятие способно погасить свои текущие обязательства перед кредиторами путем продажи оборотных активов.

Ситуация, когда собственный оборотный капитал равен нулю, характерна для вновь созданных предприятий, а также предприятий, в которых оборотные средства финансируются полностью за счет кредитов и займов. В данном случае финансовое состояние предприятия неблагополучно, поскольку у него явная нехватка средств.

Содержание эффекта операционного производственного рычага и его использование при анализе прибыли. Точка безубыточности порог рентабельности — это такая выручка либо количество продукции , которая обеспечивает полное покрытие всех переменных и условно-постоянных затрат при нулевой прибыли. В точке безубыточности получаемая выручка равна совокупным затратам предприятия, при этом прибыль равна нулю. Выручка в точке безубыточности, называется пороговой выручкой.

Объем продаж в точке безубыточности соответственно называется пороговым объемом производства продаж. Запас финансовой прочности Margin of safety safety margin — Превышение фактической выручки от реализации над порогом рентабельности.

Это разность между фактическим объемом производства продаж и пороговым объемом продаж. Часто рассчитывают процентное отношение запаса финансовой прочности к фактическому объему. Зная операционный рычаг можно прогнозировать изменение прибыли при изменении выручки.

Действие операционного рычага проявляется в том, что любое изменение выручки от реализации всегда порождает более сильное изменение прибыли за счет экономии на условно-постоянных расходах. Чем больше удельный вес постоянных издержек в сумме операционных издержек, тем больше сила этого рычага. При проведении операционного анализа недостаточно только рассчитать коэффициенты, необходимо на основании расчётов сделать правильные выводы:.

Коротко: Коэффициент покрытия процентов должен быть в диапазоне Если он меньше 1,5, это говорит о нехватки балансовой прибыли для покрытия издержек, связанных с долгами, необходимости принимать меры по сокращению величины обслуживания долга, компания очень близка к банкротству.

Значение выше 4 говорит об излишней осторожности в привлечении кредитных денег, а от этого снижается отдача собственных средств.

Средства для ведения деятельности предприятия образуют множество источников. Это собственные активы, основные средства, нематериальные ресурсы, незавершенное строительство, дебиторская задолженность, финансовые вложения, запасы, денежные средства, а также различные обязательства кредиты, ссуды, задолженность перед учредителями и т. И при анализе финансово-хозяйственной деятельности каждый источник важно оценивать в отдельности.

Понять, насколько эффективно компания обслуживает свои долговые обязательства, позволяет расчет коэффициента покрытия процентов interest coverage ratio, ICR. Показатель позволяет установить баланс между прибылью до налогообложения и затрат на выплату процентов. Простыми словами: коэффициент показывает, насколько защищен заемщик от невыплат долга кредиторам, хватает ли у фирмы денег на обслуживание кредитов, и какова вероятность появления просрочек. По значению ICR можно судить, насколько еще может сократиться операционная прибыль предприятия, чтобы у него оставались средства на оплату процентов, и во сколько доходы фирмы превышают издержки на обслуживаемые ею долги.

В EBIT входит чистая прибыль, налоговые выплаты и им аналогичные платежи, проценты к уплате, чрезвычайные доходы выплата страховых взносов при несчастных случаях и стихийных бедствиях. Рассчитывать коэффициент можно за любой промежуток времени. Оба показателя, на основе которых находят ICR, должны быть за одинаковый период. Гораздо больше информации даст расчет коэффициента в динамике за несколько месяцев или лет.

Для поиска всех составляющих можно воспользоваться данными отчета о прибылях и убытках — одной из главных форм финансовой отчетности любого предприятия. Он обязательно составляется раз в год, но также могут быть промежуточные версии за квартал или даже месяц в зависимости от специфики работы конкретной компании. Считается, что показатель в норме должен быть на уровне Однако возможны поправки на сферу деятельности и другие особенности работы организации.

Значение менее 1,5 — уже тревожный знак. А на грани 1 символизирует критичное положение, практически банкротство. До этого лучше не доводить. Несмотря на то, что чем больше значение ICR, тем лучше, слишком высокий показатель тоже говорит о нерациональном подходе к источникам финансирования деятельности организации. На самом деле, привлеченные средства позволяют добиться получения гораздо больше прибыли, но руководство предприятия не использует такую возможность.

Кроме того, такой подход может привести к снижению отдачи от собственных средств. При значении показателя менее 2 велика вероятность банкротства, если наступит кризис в отрасли. А если ICR менее 1, то тут ситуация однозначная: у компании нет денег на обслуживание собственных долгов, так как величина процентов больше балансовой прибыли. Это говорит об одном — схема работы нежизнеспособна и нуждается в пересмотре.

При таком положении выйти с минимальными потерями будет крайне сложно, так как компания, по сути, будет работать в минус. Но можно попробовать договориться с кредиторами об отсрочке оплаты процентов, пока в компании кризис.

И все же резкое падение ICR маловероятно: если в одном месяц значение было 3,5, то в другом оно вряд ли сократится до 1,5. Это могут спровоцировать только непредсказуемые ситуации, например, стихийные бедствия.

Для наглядности произведем расчеты на примере конкретных данных за период с по годы скачать в excel. Данные о прибыли и процентах брались средние сумма величины на начало и конец периода, поделенная на 2. Значение ICR в этом примере за 8 лет работы было в пределах нормы — 2,,3.

Это значит, что на предприятии нет проблем с уплатой процентов кредиторам, финансовое положение стабильное, а привлеченные средства используются рационально.

Компания защищена, так как величина ее доходов в несколько раз превышает величину затрат на обслуживание задолженности. Финансовые расходы на кредиты с лихвой покрываются прибылью. Однако скачки ICR также предоставляют почву для анализа. На повышение или снижение коэффициента могут влиять обстоятельства извне. Коэффициент покрытия процентов — важный показатель финансово-хозяйственной деятельности, он относится к группе коэффициентов покрытия и показывает, насколько балансовая прибыль превышает сумму обслуживания долга.

Значение в пределах говорит о финансовой стабильности и защищенности предприятия, а менее 1 символизирует о неустойчивом положении фирмы. Рассчитывать ICR стоит наравне с другими показателями, которые нужны для оценки задолженности компании коэффициент утраты платежеспособности, прогноза банкротства и т.

Вопрос обеспеченности собственными оборотными средствами является проблемным для предприятий различных сегментов рынка. В Методических рекомендациях по осуществлению мероприятий по предупреждению экономической несостоятельности банкротства и проведению процедур экономической несостоятельности банкротства , утвержденных Приказом Министерства экономики Республики Беларусь от Степень обеспеченности организации собственными оборотными средствами, необходимыми для ее финансовой устойчивости, отражает коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами К2 :.

Как правило, собственный капитал как самый устойчивый источник средств должен финансировать внеоборотные активы, обладающие низкой ликвидностью. Оптимальная величина собственных оборотных средств зависит от специфики организации масштабы деятельности, скорость оборачиваемости запасов и дебиторской задолженности. Недостаток собственных оборотных средств свидетельствует о ее неспособности своевременно погасить краткосрочные обязательства.

Финансовый директор рассчитывает коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами для руководства компании, учредителей и инвесторов. Читайте, как посчитать показатель, какие данные потребуются и каково его нормативное значение.

Разберем коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами. Если коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами растет, то это говорит о том, что:. Если коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами падает, то это говорит нам о том, что:. У данного коэффициента в литературе встречаются синонимы, чтобы лучше понимать, что речь идет об одном и том же коэффициенте желательно знать его синонимы: коэффициент обеспеченности собственным оборотным капиталом, Own Funds Ratio, Ratio of Own Working Capital.

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами — это показатель оценки удовлетворительности структуры баланса и финансовой устойчивости предприятия в целом. Как его рассчитать и что означает полученный результат, будем разбираться в нашей статье. Как рассчитать коэффициент покрытия внеоборотных активов собственным капиталом? Как рассчитать коэффициент покрытия долгов собственным капиталом. Что показывает коэффициент обеспеченности запасов собственным оборотным капиталом? Коэффициент обеспеченности или покрытия собственными оборотными средствами отражает долю собственных оборотных средств во всех оборотных активах предприятия.

Коэффицент обеспеченности долга

Экономика и право: словарь-справочник. Кураков, В. Кураков, А. Коэффициент обеспеченности собственными средствами — характеризует наличие собственных оборотных средств у предприятия, необходимых для его финансовой устойчивости. Коэффициент восстановления — утраты платежеспособности Этот коэффициент рассчитывается, если структура баланса признается неудовлетворительной в результате расчета коэффициента текущей ликвидности или коэффициента обеспеченности собственными средствами. Компания формально становится банкротом после решения суда о ее неспособности рассчитываться по долговым обязательствам. Интерес к оценке К.

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами СОС показывает достаточность у организации собственных средств для финансирования текущей деятельности.

Коэффициент обеспеченности запасов собственными средствами в Excel. Коэффициент обеспеченности запасов и затрат собственными средствами показывает долю запасов и затрат, финансируемую из собственных источников. Это один из показателей для определения финансовой устойчивости компании, индикатор состояния оборотного капитала. Представляет собой отношение величины собственных средств, покрывающих запасы и затраты, к стоимости последних. Коэффициент обеспеченности материальных запасов и затрат отображает часть запасов и затрат, которые приобретаются за счет собственных источников. Показатель находится делением величины собственных средств на стоимостную оценку запасов и затрат. Эта величина отображает, на сколько оборотные активы больше краткосрочных обязательств компании. Собственные оборотные средства показывают возможность фирмы погасить краткосрочные обязательства после продажи своих оборотных активов.

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами. Расчет на примере ОАО «Акрон»

Методику расчета показателя СК см. Показатель сравнивает прибыль до уплаты процентов и налогов EBIT за определенный период времени обычно одни год и проценты по долговым обязательствам за тот же период. Данный коэффициент относится к группе показателей, описывающих структуру капитала организации, и широко применяется на западе. Коэффициенты, характеризующие платёжеспособность должника.

В анализе производственной и хозяйственной деятельности любого предприятия важную роль играет расчет коэффициентов, влияющих на его финансовую устойчивость, способность быстро реагировать на изменения, происходящие в отрасли, кредитоспособность и ликвидность компании. К этой категории относится и коэффициент обеспеченности собственными средствами. Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами раскрывает, достаточно ли у предприятия своих средств, которые необходимы для его финансовой устойчивости.

.

Разберем Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами, который входит в группу «Ликвидность» и описывает ликвидность.

КОЭФФИЦИЕНТ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ СОБСТВЕННЫМИ СРЕДСТВАМИ

.

Коэффициент обеспеченности собственными средствами

.

.

.

.

.

Определение отношения долгосрочного долга к совокупным активам

Что такое отношение долгосрочного долга к совокупным активам?

Отношение долгосрочного долга к совокупным активам — это показатель, представляющий собой процентную долю активов корпорации, финансируемых за счет долгосрочной задолженности, которая включает ссуды или другие долговые обязательства на срок более одного года . Этот коэффициент дает общую оценку долгосрочного финансового положения компании, включая ее способность выполнять свои финансовые обязательства по непогашенным займам.

Формула отношения долгосрочного долга к совокупным активам

L Т D / Т А знак равно Долгосрочные кредиты Итого Активы LTD / TA = \ dfrac {\ textit {Долгосрочный долг}} {\ textit {Общие активы}} LTD / TA = Общая сумма активов Долгосрочная задолженность

Отношение долгосрочной задолженности к совокупным активам

О чем говорит отношение долгосрочного долга к совокупным активам?

Уменьшение отношения долгосрочного долга к совокупным активам компании по сравнению с прошлым годом может свидетельствовать о том, что она становится все менее зависимой от долга в плане развития своего бизнеса.Хотя результат отношения, который считается показателем «здоровой» компании, варьируется в зависимости от отрасли, в целом результат отношения менее 0,5 считается хорошим.

Ключевые выводы

  • Отношение долгосрочной задолженности к общей сумме активов — это коэффициент покрытия или платежеспособности, используемый для расчета суммы левериджа компании.
  • Результат коэффициента показывает процент активов компании, которые ей придется ликвидировать для погашения долгосрочного долга.
  • Пересчет коэффициента за несколько периодов времени может выявить тенденции в выборе компанией финансирования активов за счет заемных средств, а не за счет собственного капитала, а также ее способность погашать свой долг с течением времени.

Пример отношения долгосрочной задолженности к активам

Если общая сумма активов компании составляет 100 000 долларов, а долгосрочная задолженность составляет 40 000 долларов, то отношение ее долгосрочного долга к общей сумме активов составляет 40 000 долларов США / 100 000 долларов США = 0,4, или 40%. Это соотношение указывает на то, что компания имеет 40 центов долгосрочной задолженности на каждый доллар ее активов. Чтобы сравнить общую позицию компании с левериджем, инвесторы смотрят на одно и то же соотношение для сопоставимых фирм, отрасли в целом и на собственные исторические изменения этого коэффициента в компании.

Если у бизнеса высокое соотношение долгосрочной задолженности к активам, это говорит о том, что у бизнеса относительно высокая степень риска, и в конечном итоге он может оказаться не в состоянии погасить свои долги. Это заставляет кредиторов более скептически относиться к кредитованию бизнеса, а инвесторов — к покупке акций.

Напротив, если у бизнеса низкое соотношение долгосрочной задолженности к активам, это может свидетельствовать об относительной силе бизнеса. Однако утверждения, которые аналитик может сделать на основе этого соотношения, различаются в зависимости от отрасли компании, а также других факторов, и по этой причине аналитики склонны сравнивать эти цифры между компаниями из одной отрасли.

Разница между долгосрочным долгом к активам и общим долгом к активам

В то время как отношение долгосрочной задолженности к активам учитывает только долгосрочную задолженность, отношение общей суммы долга к общей сумме активов включает все долги. Эта мера учитывает как долгосрочные долги, такие как ипотечные кредиты и ценные бумаги, так и текущие или краткосрочные долги, такие как аренда, коммунальные услуги и ссуды со сроком погашения менее 12 месяцев.

Однако оба коэффициента охватывают все активы бизнеса, включая материальные активы, такие как оборудование и инвентарь, и нематериальные активы, такие как дебиторская задолженность.Поскольку отношение общего долга к активам включает больше обязательств компании, это число почти всегда выше, чем отношение долгосрочного долга к активам компании.

Уход за пожилыми бэби-бумерами

Health Serv Res. 2002 Aug; 37 (4): 849–884.

Адресная переписка Джеймсу Р. Никману, доктору философии, вице-президенту по исследованиям и оценке, Фонд Роберта Вуда Джонсона, Box 2316, Принстон, Нью-Джерси 08543. Эмили Снелл, бакалавр наук, старший научный сотрудник The Robert Wood Фонд Джонсона.Статья была написана, когда доктор Никман был лектором Regents в Калифорнийском университете (UC) в Беркли. Мы признательны за поддержку и вклад коллег из Калифорнийского университета, Беркли и Фонда Роберта Вуда Джонсона. Мнения и выводы принадлежат авторам и не отражают мнения организаций-спонсоров.

Copyright © 2002 Health Research and Education TrustЭта статья цитируется в других статьях в PMC.

Аннотация

Цель

Оценить предстоящие проблемы ухода за большим количеством ослабленных пожилых людей по мере взросления поколения бэби-бума.

Условия исследования

Обзор экономических и демографических данных, а также моделирование прогнозируемых социально-экономических и демографических моделей в 2030 году составляют основу обзора проблем, связанных с уходом за пожилыми людьми, с которыми должно столкнуться общество.

Дизайн исследования

Для рассмотрения проблем, связанных с уходом за пожилыми людьми в 2030 году, используется серия анализов: (1) разработаны и проанализированы меры макроэкономического бремени, (2) литература о тенденциях в области инвалидности, подходах к оплате для долгосрочного ухода, здорового старения и культурных взглядов на старение анализируются и синтезируются, и (3) разрабатываются модели будущих доходов и моделей активов поколения бэби-бума.

Основные результаты

Экономическое бремя старения в 2030 году не должно быть больше, чем экономическое бремя, связанное с воспитанием большого числа детей бэби-бума в 1960-х годах. Реальные проблемы ухода за пожилыми людьми в 2030 году будут включать: (1) обеспечение того, чтобы общество разработало системы оплаты и страхования для долгосрочного ухода, которые работают лучше, чем существующие, (2) использование достижений в медицине и поведенческом здоровье для сохранения как можно более здоровые и активные пожилые люди, (3) изменение способа организации общественных услуг в обществе, чтобы помощь была более доступной, и (4) изменение культурного взгляда на старение, чтобы все возрасты были интегрированы в ткань общественной жизни.

Выводы

Чтобы удовлетворить потребности бэби-бумеров в долгосрочном уходе, в ближайшее время должны начаться изменения в социальной и государственной политике. Удовлетворение финансового и социального бремени обслуживания растущего числа пожилых людей не будет сложной задачей, если необходимые изменения будут внесены сейчас, а не тогда, когда бэби-бумеры действительно нуждаются в долгосрочном уходе.

Ключевые слова: Долгосрочный уход, финансирование, бэби-бумеры, система оказания помощи на уровне общины

Основной проблемой государственной политики в области долгосрочного ухода является потенциальное бремя, которое стареющее общество возложит на систему ухода. и государственные финансы.«Проблема 2030 года» включает в себя задачу обеспечить наличие достаточных ресурсов и эффективной системы обслуживания через тридцать лет, когда количество пожилых людей вдвое больше, чем сегодня. Во многом этот рост будет вызван старением бэби-бумеров, которым к 2030 году будет от 66 до 84 лет — «молодые старики» — и их будет 61 миллион человек. Помимо бэби-бумеров, 9 миллионов человек в 2030 году будут рождены до 1946 года.

В этой статье дается оценка экономических аспектов проблемы 2030 года.В первой половине статьи дается обзор литературы и логики, которые предполагают, что старение в целом и услуги по долгосрочному уходу в частности станут огромным экономическим бременем для общества к 2030 году. Затем представлен новый анализ бремени, позволяющий предположить, что совокупные ресурсы не должны быть серьезной проблемой для экономики середины века. Наконец, в документе представлены четыре ключевые проблемы, которые представляют собой реальное экономическое бремя длительного ухода в двадцать первом веке. Эти проблемы значительны, но отличаются от вопросов макроэкономических затрат.

Какой вид экономического бремени можно считать непосильным? В существующей литературе это прямо не определяется, но смысл в том, что это бремя может считаться непосильным, если: (а) необходимо резко поднять налоговые ставки, (б) экономический рост замедляется из-за высоких затрат на услуги, которые препятствуют другим социальным инвестициям, или ( c) общее благосостояние будущих поколений работников хуже, чем благосостояние нынешних работников, из-за затрат на услуги и перераспределения доходов.

Обсуждение имеет важные последствия для государственной политики и для частных субъектов, сосредоточенных на разработке эффективной системы медицинской помощи для середины двадцать первого века.Цели государственной политики, связанные со стареющим обществом, должны уравновешивать необходимость предоставления адекватных услуг и трансфертов с заинтересованностью в поддержании экономического и социального благополучия лиц, не являющихся пожилыми людьми. Обсуждаемые экономические проблемы таковы, что прогресс в государственном и частном секторе, который начнется в ближайшем будущем, существенно облегчит решение будущих проблем.

Определения и история вопроса

Различные аспекты экономического бремени связаны со старением населения: выплаты по социальному обеспечению увеличатся, расходы на медицинское страхование будут расти, бремя, связанное с непокрытыми медицинскими расходами, такими как фармацевтические препараты, станет довольно серьезным и долгосрочным. расходы на уход за больными будут расти.Большая часть логики статьи применима к каждой из этих проблем с финансовыми ресурсами. Однако мы сосредотачиваемся главным образом на последствиях услуг долгосрочного ухода, которые, наряду с лекарствами, отпускаемыми по рецепту, имеют самые быстрорастущие расходы в приведенном списке.

Каждый пожилой человек должен подготовиться к четырем ключевым «шокам старения»: непокрытые расходы на рецептурные лекарства, расходы на медицинское обслуживание, которые не оплачиваются программой Medicare или частной страховкой, фактические расходы на частное страхование, которое частично заполняет пробелы, оставленные Medicare и непокрытые расходы на долгосрочное лечение.

Если подсчитать стоимость жизни каждого из этих «шоков старения», то бремя долгосрочного ухода будет самым тяжелым на сегодняшний день. Типичный 65-летний мужчина сталкивается с приведенной стоимостью непокрытого долгосрочного ухода в размере 44 000 долларов на протяжении всей жизни. Напротив, приведенная стоимость пожизненных лекарств, отпускаемых по рецепту, в среднем составляет 12 000 долларов, непокрытое медицинское обслуживание — 16 000 долларов, а непокрытые взносы по частному страхованию — 18 000 1 (). Следует отметить, что из-за подхода Соединенных Штатов к финансированию этих услуг шоки старения представляют собой бремя, которое несут люди в большей степени, чем общество.В большинстве других стран эти статьи обычно финансируются из социальных источников.

Таблица 1

Ожидаемые пожизненные затраты значительных «шоков старения» для 65-летнего сегодня

• Рецептурные препараты без покрытия 12000 долларов
• Непокрытое медицинское обслуживание 16000 долларов
• Непокрытые страховые взносы 18 000 долларов
• Непокрытые долгосрочные услуги 44 000 долларов

Долгосрочный уход включает в себя широкий спектр услуг, направленных на удовлетворение потребностей слабых или недееспособных людей, нуждающихся в помощи. основные занятия повседневной жизни.Услуги могут варьироваться от неформального ухода, предоставляемого семьей и друзьями, до формальных услуг по уходу на дому, престарелых или домах престарелых (см.).

Таблица 2

Продолжительность услуг по долгосрочному уходу

ПОВЫШЕНИЕ ТЯЖЕСТИ Неформальный уход со стороны семьи и друзей
Волонтерские услуги
Поддержка на дому (например, питание )
Персональный уход
Дневной уход за взрослыми
Помощь в проживании
Домашнее здравоохранение
Дом престарелых
Уход в хосписе

Специалисты по долгосрочному уходу обычно различают два типа поддерживающей помощи для слабых: помощь с инструментальными повседневными действиями (IADL), такими как покупки или уборка, и помощь с физическими действиями. повседневной жизни (ADL), такой как еда, купание или перемещение г вокруг. 2 Среди 31 миллиона неинституционализированных пожилых людей 1,8 миллиона имеют IADL и 3,3 миллиона — ADL (). Из 3,3 миллиона 1,5 миллиона нуждаются в помощи с тремя или более ADL, что указывает на очень высокий уровень потребности, требующей обширного ухода на дому или в учреждениях. Еще 1,4 миллиона пожилых людей получают уход в домах престарелых, и большинство из них имеют 3 или более ADL (Институт исследований и политики в области здравоохранения Джорджтаунского университета, 1994-5).

Таблица 3

Население, нуждающееся в длительном уходе

Их 31.2 миллиона пожилых людей, проживающих в сообществе
с только IADL * 1,8 миллиона
с 1-2 ADL ** 1,8 миллиона
с 3+ ADL ** 1,5 миллиона
Всего с потребностями LTC 5,1 миллиона жителей общины
В домах престарелых проживают 1,4 миллиона пожилых людей

Эти статистические данные измерить количество пожилых людей с ограниченными возможностями в любой момент времени.Большинство пожилых людей, которые живут старше 75 или 85 лет, в какой-то момент становятся слабыми и нуждаются в какой-либо помощи, что значительно увеличивает риски для жизни. Фактически, 42 процента людей, которые доживают до семидесятилетнего возраста, проводят время в доме престарелых перед смертью (Murtaugh et al. 1997).

Нынешняя «система долгосрочного ухода» построена вокруг частных поставщиков услуг — некоторых некоммерческих и коммерческих. Когда ресурсы расширяются, новые услуги развиваются быстро, а когда ресурсы сокращаются, емкость также может быстро сокращаться.Например, в сфере домашнего здравоохранения темпы роста годовых расходов снизились с более чем 10 процентов в 1980-х и начале 1990-х годов до минус 3 процентов в период с 1998 по 1999 годы (Levit et al. 2000). Последние изменения в политике, включая перспективную систему оплаты услуг по охране здоровья на дому и Закон об уточнении сбалансированного бюджета, наряду с прогнозируемым значительным ростом личных расходов отдельных лиц и семей, заставляют многих аналитиков полагать, что в ближайшем будущем расходы на медицинское обслуживание на дому снова вырастут. десятилетие (Heffler et al.2001). Конечно, расширение и сокращение коек в домах престарелых медленнее реагирует на рыночные силы из-за того, что уход в домах престарелых требует длительного капитала.

По оценкам Бюджетного управления Конгресса (CBO), расходы на долгосрочное медицинское обслуживание в 2000 году составили более 120 миллиардов долларов, причем 59 процентов всех расходов покрыл государственный сектор (Бюджетное управление Конгресса, 1999). Наличные расходы составляют почти весь остаток, при этом частное страхование покрывает лишь 1 процент затрат на долгосрочное лечение (см.).Консервативные оценки CBO предполагают, что общие расходы на долгосрочное лечение будут увеличиваться на 2,6 процента в год по сравнению с инфляцией в течение следующих тридцати лет, до 154 миллиардов долларов в 2010 году, 195 миллиардов долларов в 2020 году и ошеломляющих 270 миллиардов долларов в 2030 году. немного отличается, если предположить, что страхование на случай длительного ухода не становится более распространенным, но резкая тенденция к росту сохраняется.

Прогнозы национальных расходов на долгосрочную помощь пожилым людям

Сумма текущих расходов в 120 миллиардов долларов занижает экономические ресурсы, выделяемые на долгосрочную помощь, однако, поскольку большая часть помощи оказывается неофициально семьей и друзьями и не включается в экономические статистика.Среди пожилых людей, которым требуется помощь в повседневной деятельности, 65 процентов полагаются исключительно на семьи и друзей, а еще 30 процентов полагаются, по крайней мере частично, на неформальный уход. Было подсчитано, что экономическая ценность такого неформального ухода в Соединенных Штатах достигает 200 миллиардов долларов в год — в полтора раза больше суммы, затрачиваемой на оказание формального ухода (Arno, Levine, and Memmott, 1999).

Экономическое бремя долгосрочного ухода: ужасное дело

Аргумент о том, что забота о стареющем обществе может вывести из строя американскую экономику, выдвигался различными комментаторами, возможно, наиболее убедительно Питером Петерсоном и другими членами Коалиции Конкорд (Peterson 1996 ).Их беспокойство сосредоточено на значительном росте числа пожилых людей в ближайшие годы — с 35 миллионов в 2000 году до более 80 миллионов в 2050 году (). Этот рост числа пожилых людей может привести к резкому падению числа рабочих на одного пожилого человека, если текущие модели работы и выхода на пенсию не изменятся ().

Население американцев в возрасте 65 лет и старше, в миллионах

Сможет ли старое подавить нас?

Эти тенденции могут быть особенно тревожными для системы долгосрочного ухода, поскольку наибольший прирост населения старше 65 лет будет среди «пожилых и пожилых», которые являются инвалидами в наибольшей степени.Таким образом, соотношение рабочих к ослабленным пожилым людям может снизиться даже более резко, чем соотношение рабочих ко всем пожилым людям.

Вторая часть аргумента о том, что длительный уход может быть большим бременем, касается быстрого роста расходов на длительный уход в последние годы. Расходы программ Medicare и Medicaid на уход на дому составляли 9 миллиардов долларов в 1980 году, увеличившись более чем вдвое до 25 миллиардов долларов к 1990 году и снова удвоившись до 54 миллиардов долларов к 1999 году. Аналогичным образом, расходы Medicare и Medicaid на домашнее медицинское обслуживание увеличились с менее чем 1 миллиарда долларов в 1980 году. до 5 миллиардов долларов в 1990 году и до 16 долларов.1 миллиард в 1999 году по сравнению с 17 миллиардами долларов в 1996 году (Health Care Financing Administration 2000; Heffler et al. 2001). Это увеличение не было компенсировано более низкими выплатами из кармана, хотя темпы роста для последних были более низкими и более последовательными, со средним увеличением на 7 процентов для домашнего медицинского обслуживания и 3,3 процента для медицинского обслуживания на дому каждый год по сравнению с последним. десятилетие (Левит и др., 2000). Наконец, многие профессионалы считают, что даже при текущих уровнях расходов существует значительный объем неудовлетворенной потребности в долгосрочном уходе среди немощных и нет предсказуемого конца в повышательном давлении на суточные расходы на обслуживание (Allen and Mor 1998).

Заключительная часть аргумента в пользу озабоченности по поводу затрат на долгосрочное лечение исходит из тревожных результатов опроса, представленных Курраном, Макланаханом и Кнабом (в обзоре), предполагающим, что дети, пережившие развод, могут быть менее склонны или способны заботиться о своем старении. родители. Их данные показывают, что вероятность того, что пожилой человек почувствует наличие эмоциональной поддержки со стороны своих детей, снижается с 71 процента для тех, кто вступает в брак один раз и остается в браке, до 56 процентов для тех, кто вступает в брак и разводится.Повторный брак после развода дает некоторую дополнительную поддержку, но не полностью компенсирует результат первого развода. В связи с тем, что в результате бума разводов становится старше, процент разведенных или разлученных пожилых людей в период с настоящего момента до 2030 года увеличится вдвое для мужчин и втрое для женщин. еще большее давление на государственные и частные ресурсы, поддерживающие официальную систему ухода.

Переоценка будущего экономического бремени

Можно построить встречный аргумент, который более оптимистичен в отношении макро-бремени длительного ухода в двадцать первом веке.Наиболее важно то, что типичный анализ отношений зависимости преувеличивает влияние старения на бремя. В то время как стандартные расчеты включают только население в возрасте от 20 до 64 лет в качестве производителей и помещают все население 65 лет и старше в группу иждивенцев (из-за права на социальное обеспечение и медицинскую помощь), этот подход не подходит для случай длительного ухода.

По крайней мере, знаменатель должен включать только людей 75 лет и старше, поскольку возрастная группа от 65 до 74 лет не пользуется услугами длительного ухода в больших объемах.Процент пожилых людей старше 85 лет, которые имеют нарушения ADL или помещены в специализированные учреждения, более чем в шесть раз превышает процент людей в возрасте от 65 до 74 лет (Manton, Corder, and Stallard 1997). Фактически, если поколение бэби-бума более здоровое, чем предыдущие поколения (как утверждается далее в статье), вполне может быть, что молодые пожилые люди могут работать дольше и, таким образом, считаться производителями. Кроме того, при рассмотрении макроэкономического бремени другая группа иждивенцев в обществе — дети — должны быть включены в знаменатель вместе с пожилыми людьми, поскольку обе группы зависят от взрослого населения.

Пересчет коэффициентов зависимости с использованием этих новых принципов (см.) Указывает на улучшение, а не на ухудшение соотношения взрослого и количества иждивенцев, особенно если сравнивать 2030 год с 1960 годом, когда дети присутствовали в популяции в пиковом количестве. Если сравнивать людей в возрасте от 20 до 64 лет с детьми и лицами в возрасте 75 лет и старше, коэффициент зависимости фактически улучшается между 1960 и 2030 годами. Если когорту 65-74 лет считать «продуктивной» и войти в числитель, В 2030 году коэффициент зависимости станет значительно более благоприятным, чем в 1960 году.

Таблица 4

Расчет коэффициентов зависимости

Коэффициенты 1960 2030 % Изменение
20–64 / 65 + (т.е. 75+ лет) 5,66 2,67 −53%
20–64 / 0–19 и 65+ 1,10 1,15 + 4,5%
20–64 / 0 –19 & 75+ 1,26 1.50 + 19%
20–74 / 0–19 & 75+ 1,40 1,80 + 29%

Все эти отношения изменятся в неблагоприятном направлении в период с 2000 по 2030 год, но изменения несущественные. 3 Ключевым моментом является то, что Соединенные Штаты процветали на протяжении 1960-х годов с менее благоприятными коэффициентами зависимости, чем в 2030 году, и это бремя не перегрузило экономику. Ричард Леоне, среди других, утверждал эту точку зрения (Friedland, Summer 1999; Leone 1997; Singer and Manton 1998).Многие другие страны на годы опережают Соединенные Штаты по старению населения; некоторые достигнут «уровня бремени 2030 года» уже в 2010 году (Бюджетное управление Конгресса, 1994). У Соединенных Штатов будет больше времени на подготовку, чем у большинства промышленно развитых стран, и они смогут извлечь уроки из опыта этих стран.

Вторым фактором, который может сделать бремя длительного ухода менее значительным, чем ожидалось в 2030 году, является улучшение состояния здоровья пожилых людей. Недавние данные Национального исследования по долгосрочному уходу, опубликованные Manton and Gu (2001), показывают, что уровень инвалидности среди всех пожилых людей снизился с 26.С 2 процентов в 1982 году до 19,7 процента в 1999 году. Это означает, что в 1999 году число пожилых инвалидов-инвалидов было на 100 000 меньше, чем в 1982 году, несмотря на увеличение на треть населения пожилых людей. В предыдущей работе Сингер и Мэнтон (1998) подсчитали, что относительная скорость снижения инвалидности на 1,5 процента в год в течение следующих нескольких десятилетий сохранит нынешний уровень бремени, которое ложится на экономически активных американцев каждым пожилым инвалидом. Это снижение на самом деле значительно меньше, чем относительные темпы снижения на 2,6 процента, наблюдавшиеся в период с 1994 по 1999 год.Снижение численности населения домов престарелых, особенно среди пожилых людей, сопровождало эти тенденции к инвалидности (Bishop 1999). Более смешанная, хотя и сдержанно оптимистичная картина тенденций инвалидности была предложена другими демографами (Crimmins 1997; Reynolds et al. 1998; Schoeni, Freedman, and Wallace 2001). Анализ данных NHIS по инвалидности, проведенный Шёни, Фридманом и Уоллесом, сообщает о среднегодовом снижении инвалидности на 1,1% в период с 1982 по 1996 год. Однако они предупреждают, что это снижение не было устойчивым или постоянным в течение этого периода, причем большая часть снижения приходилась на 1980-е годы. .

Хотя в ближайшие десятилетия необходимо будет внимательно следить за тенденциями, снижение инвалидности, вероятно, продолжится. 4 Это связано с тем, что два наиболее существенных фактора, влияющих на недавнее снижение инвалидности — более образованные пожилые люди и лучшая наука — будут продолжать существовать в ближайшие десятилетия (Freedman and Martin 1999; 2000).

Пожилые люди к 2030 году будут намного лучше образованы: процент окончивших колледжи будет вдвое (и процент отсева из старших классов — одну треть), чем у нынешнего поколения пожилых людей (U.С. Департамент образования 1998 г.). Это является хорошим предзнаменованием для будущего физического здоровья стареющих бэби-бумеров, поскольку существует сильная корреляция между уровнем образования и инвалидностью; Уровень инвалидности выпускников колледжей примерно вдвое меньше, чем у бросивших школу.

Ожидаемые достижения в медицине за счет профилактики, фармацевтических препаратов и хирургического лечения также должны снизить потребность в долгосрочном уходе. Все больше и больше пожилых пациентов получают пользу от восстановительных методов лечения, таких как замена коленного сустава и коронарная ангиопластика, которые раньше были недоступны из-за возраста (Lubitz et al.2001). Хотя такие достижения в медицине имеют тенденцию увеличивать расходы на неотложную медицинскую помощь, эти методы лечения могут отсрочить поступление в дома престарелых и другие потребности в долгосрочном уходе. Лучшие фармацевтические препараты для профилактики и лечения инвалидизирующих состояний, таких как остеопороз, артрит и ревматизм, будут продолжать сокращать число пожилых людей, нуждающихся в помощи с IADLs и ADL (Neer et al. 2001). Поскольку примерно от 60 до 70 процентов жителей домов престарелых имеют симптомы, связанные с деменцией (Rovner and Katz, 1993), прогресс в лечении или профилактике болезни Альцгеймера и других деменций, связанных с более поздним возрастом, может привести к значительному сокращению числа пожилых людей с наиболее интенсивными длительными периодами жизни. потребности в срочной медицинской помощи.Это уже происходит: Фридман, Айкан и Мартин (2001) обнаружили, что доля неинституционализированных пожилых людей — особенно очень пожилых — с тяжелыми когнитивными нарушениями в период с 1993 по 1998 год снизилась с 6,1 до 3,8 процента.

Если в результате дальнейшего развития медицины и социальных сдвигов уровень инвалидности продолжит снижаться в ближайшие годы такими же темпами, которые сообщал Manton за период с 1994 по 1999 год, или в среднем 0,56 процента в год, число инвалидов пожилого возраста в 2030 год будет чрезвычайно низким 1.6 миллионов человек, или менее трех процентов пожилого населения. Это кажется крайне маловероятным. По более консервативным оценкам, снижение уровня инвалидности будет в среднем на 0,13 процента в год в период с 1994 по 2030 год. Хотя это снижение будет составлять половину от среднегодовых темпов снижения на 0,26 процента, наблюдавшихся в период с 1982 по 1989 год, примерно одна треть от 0,38 процента. среднегодовое снижение в процентах, имевшее место в период с 1989 по 1994 год, и значительно меньше, чем среднегодовое снижение на 0,56 процента, наблюдавшееся в период с 1994 по 1999 год, оно все равно приведет к управляемой 11 миллионам пожилых инвалидов в 2030 году, что на 40 процентов меньше, чем оценка в 1982 году, когда 18 миллион пожилых людей с ограниченными возможностями.Даже умеренное снижение инвалидности могло бы резко повлиять на экономическое бремя длительного ухода.

На оптимистичные прогнозы могут повлиять демографические изменения, которые трудно предсказать. Возможно, наиболее актуальными являются иммиграционные тенденции. Не исключено, что неожиданный рост иммиграции может привести к увеличению числа пожилых людей в 2030 году, что усугубит бремя. Или же иммиграционные тенденции могут привести к большему, чем ожидалось, количеству взрослых трудоспособного возраста в Америку, что приведет к снижению коэффициентов зависимости.Кроме того, Вольф (2001) утверждает, что снижение уровня инвалидности, связанное с более высоким уровнем образования среди поколения бэби-бума, не продолжится и после 2050 года.

Последний и самый важный фактор, который повлияет на макроэкономическое бремя старение — это будущее американской экономики. Когда была опубликована пессимистическая литература о бремени стареющего общества, экономика росла анемичными темпами, а темпы инфляции были относительно высокими. Если экономика будет расти стабильными здоровыми темпами, общее бремя долгосрочного ухода будет умеренным.Актуарии системы социального обеспечения предлагают три различных экономических сценария на ближайшее столетие. В их «плохом» сценарии экономического роста, когда средний рост реального валового внутреннего продукта (ВВП) будет немногим более 1 процента в течение каждого из следующих 30 лет, расходы на долгосрочный уход за престарелыми будут почти на 40 процентов выше в процентном отношении. ВВП, чем в их «великом» экономическом сценарии, при росте реального ВВП в среднем 2,1 процента. В течение 1990-х годов, десятилетия, когда годовое изменение реального ВВП сдвигалось с отрицательных цифр до более чем 4 процентов, ВВП фактически составлял в среднем около 3 процентов реального годового роста в год.Если рост ВВП сохранится на уровне 3 процентов в течение следующих трех десятилетий, что, по мнению немногих, возможно, расходы LTC в процентах от ВВП фактически снизятся между 2000 и 2030 годами. Будет ли реальный рост ВВП в среднем составлять 1, 2 или 3 процента. будет иметь огромное значение в течение тридцати лет.

Взятые вместе, эти три фактора — недавно рассчитанные коэффициенты зависимости, снижение уровня инвалидности и здоровый экономический рост — могут работать вместе, чтобы сделать макро-бремя длительного ухода не хуже, чем в начале двадцать первого века. .Хотя будущее остается неопределенным, похоже, нет причин для серьезных опасений относительно будущего бремени долгосрочного ухода. Наши оценки представляют собой общие наброски, а не конкретные прогнозы. Другие красноречиво обсуждали силу демографических и экономических прогнозов и предостережения в отношении них (Lee and Skinner 1996). 5

Реальные экономические вызовы для долгосрочного ухода в 2030 году

Несмотря на предыдущий положительный анализ макроэкономики старения, остаются некоторые существенные проблемы на пути к удовлетворению потребностей бэби-бумеров в долгосрочном уходе.Фактически, необходимо решить четыре типа проблем:

  1. Создание эффективной финансовой системы для долгосрочного ухода

  2. Создание жизнеспособной и доступной системы оказания медицинской помощи по месту жительства

  3. Инвестирование в здоровое старение в для достижения более низких показателей инвалидности, и

  4. Пополнение концепции семьи и ценности пожилых людей в американской культуре.

Каждая из этих проблем рассматривается в оставшихся разделах этого документа.

Работоспособная система финансирования долгосрочного ухода

Текущие источники финансирования

Четыре источника платежей в настоящее время финансируют услуги по долгосрочному уходу за пожилыми людьми: Medicare, Medicaid, частное страхование и выплаты из кармана (см.) .

Расходы на долгосрочный уход за престарелыми

Федеральная программа Medicare оплачивает примерно 24% всех затрат на долгосрочное лечение (Бюджетное управление Конгресса, 1999 г.). Однако долгосрочное покрытие Medicare сосредоточено в основном на уходе на дому, который связан с медицинскими проблемами, такими как сломанные бедра.Как правило, услуги предоставляются людям, проходящим реабилитацию по некоторым заболеваниям. В принципе, Medicare не покрывает долгосрочное лечение под опекой, но на практике для Medicare и поставщиков услуг постоянно приходится различать опекунский уход и реабилитационный уход.

Программа Medicaid на федеральном уровне / уровне штата, возможно, является самым важным игроком в системе финансирования долгосрочного ухода. Медикейд выступает в качестве опоры, оплачивая услуги по долгосрочному уходу за самыми уязвимыми пожилыми людьми, когда они бедны.В большинстве штатов программа Medicaid оплачивает уход за бедными и пожилыми людьми, которые становятся бедными, когда расходы на длительный уход приводят к их обеднению. В 1995 году 64 процента пожилых жителей домов престарелых использовали Medicaid для финансирования хотя бы части их ухода (Dey 1997). Во многих штатах большая часть всех долларов, выделяемых программой Medicaid на долгосрочное медицинское обслуживание, направляется на поддержку слабых пожилых людей, которые до того, как стать немощными, принадлежали к среднему классу. В штате Нью-Йорк, например, программа Medicaid оплачивает 80 процентов всех расходов на дома престарелых; ясно, что 80 процентов старейшин Нью-Йорка не являются бедными до того, как станут слабыми.

Большинство штатов направляют львиную долю долларов Medicaid в дома престарелых, а не на уход на дому. В 1995 году почти 85 процентов расходов на долгосрочное лечение пожилых людей по программе Medicaid приходилось на институциональный уход и только 10 процентов приходилось на услуги по уходу на дому (Wiener and Stevenson 1998). Это результат попыток Medicaid сосредоточить внимание на самых слабых, которые, как правило, находятся в домах престарелых. Многие эксперты считают, что такой акцент на домах престарелых означает, что недостаточно ресурсов выделяется на то, чтобы пожилые люди с некоторыми ограниченными возможностями не становились все более и более слабыми (Kane, Kane, and Ladd 1998).Поскольку пожилые люди стараются избегать домов престарелых как можно дольше, акцент в программе Medicaid на домах престарелых означает, что многие пожилые люди остаются без услуг на уровне общины, которые действительно могли бы помочь им жить лучше.

На частное страхование приходится всего 4 процента затрат на долгосрочное обслуживание. Несмотря на агрессивные попытки страховой отрасли развивать частный рынок долгосрочного ухода, рост этого рынка шел медленно. Отчасти причина заключается в характере договора между страховщиком и старейшиной.Страховщик должен гарантировать предоставление услуг, которые часто оказываются через двадцать или более лет после заключения контракта. Неопределенность заставляет страховщиков держать цены на высоком уровне и заставляет пожилых людей нервничать по поводу приобретения частного страхового полиса. Кроме того, подход отдельных агентов к продажам «от двери до двери» увеличивает расходы на страхование долгосрочного ухода. А из-за нежелания людей задумываться о приобретении такой страховки в более молодом возрасте выплаты по страховому полису становятся недоступными для многих пожилых людей.Наконец, доступность Medicaid в качестве замены частного страхования заставляет многих пожилых людей отказываться от страховых взносов и рисковать, чтобы оставаться здоровыми (McCall et al., 1998).

Из личных расходов финансируется около 36 процентов долгосрочного ухода, но бремя этих выплат распределяется очень неравномерно. 42 процента пожилых людей, которые проводят какое-то время в доме престарелых — половина из них в течение двух и более лет, — оплачивают большую часть личных расходов на долгосрочное лечение.

Препятствия на пути реформирования финансовой системы

Почему так сложно разработать систему финансирования, которая заменила бы нынешний лоскутный подход к оплате? Один тонкий, но решающий фактор — это то, что официальные лица Вашингтона называют «эффектом работы по дереву», то есть опасение, что многим пожилым людям потребуются услуги по долгосрочному уходу, если более благоприятная система финансирования поможет им получать помощь без использования личных сбережений.Очень сложно судить, кому действительно нужны официальные услуги по долгосрочному уходу, и может существовать большой отложенный спрос, который в настоящее время обслуживается семьями и друзьями. Эффект деревянных конструкций предсказывает, что общие расходы могут существенно вырасти, если государственное или частное страхование расширится (Weissert, Cready, and Pawelak 1988; Kane, Kane, and Ladd 1998). В рамках проблемы изделий из дерева кроется реальная социальная проблема — определить, как лучше всего распределить ограниченные ресурсы.

Вторым препятствием на пути реформ является неприязнь американцев к налогам и сбережениям.Любая расширенная система государственного страхования потребует новых налогов. А частное страхование будет оплачиваться за счет частных сбережений, которых не хватает большинству пожилых людей со средним уровнем дохода. Одна из интерпретаций безразличия американцев трудоспособного возраста к сбережениям в частном порядке или к утверждению налогов для покрытия будущих услуг по долгосрочному уходу заключается в том, что американцы недостаточно осведомлены о последствиях такого бездействия. Возможно, американцы в большей степени, чем другие общества, менее осведомлены о потребностях старения из-за относительно стратифицированного по возрасту общества.Другая интерпретация, однако, заключается в том, что американцы не ценят услуги долгосрочного ухода. Это толкование подкрепляется тем фактом, что многие пожилые люди со средним уровнем дохода, которые могли бы получить пользу от долгосрочного ухода и позволить себе оплачивать некоторые услуги, предпочитают жить самостоятельно.

Кроме того, реформа финансирования должна была конкурировать с различными другими социальными приоритетами. В последние годы законодатели стали уделять больше внимания непокрытым фармацевтическим затратам. Затраты на медицинское обслуживание в целом высоки для пожилых людей — даже в рамках программы Medicare пожилые люди и их семьи оплачивают более трети своих расходов на медицинское обслуживание из собственных средств.Большое количество незастрахованных лиц среди лиц пожилого возраста по-прежнему является проблемой, требующей внимания. Потребности пожилых людей также конкурируют за ресурсы с другими проблемами, с которыми сталкиваются другие возрастные группы. Многие пришли к выводу, что пожилые люди неплохо справляются с социальной политикой по сравнению с другими нуждающимися подгруппами нашего населения. Например, детская бедность сегодня выше, чем три десятилетия назад, в то время как бедность среди пожилых людей значительно снизилась. Наконец, снижение налогов и вялость экономики могут полностью исключить средства, необходимые для любых новых социальных программ.

Результатом системы лоскутного финансирования является «шок старения», представленный в: Непокрытый долгосрочный уход составляет в среднем 44 000 долларов в виде пожизненных затрат для типичного пожилого человека. Цифра в 44 000 долларов также недооценивает бремя длительного ухода, поскольку представляет собой ожидаемую ценность для типичного пожилого человека. Любой конкретный человек, который становится слабым, может столкнуться с более серьезным бременем, потому что ожидаемая стоимость в среднем означает высокие затраты для тех, кто становится немощным, и нулевые затраты для тех пожилых людей, которые избегают необходимости в услугах по долгосрочному уходу.По самым скромным подсчетам, пожилой человек должен быть готов к расходам более 150 000 долларов, чтобы покрыть небольшую, но реальную вероятность того, что он или она проведет два или три года в доме престарелых. Затраты на уход на дому могут быть такими же высокими для слабого пожилого человека, который хочет жить дома.

Финансовая жизнеспособность долгосрочного ухода

В другом исследовании Knickman, Snell и Hunt (2000) оценивают, какие пожилые люди могут позволить себе «шок» долгосрочного ухода и как финансовая жизнеспособность долгосрочного ухода изменится в ближайшем будущем. лет, когда бэби-бумеры достигают преклонного возраста. 6 Лучший способ оценить финансовую состоятельность пожилых людей — это рассмотреть три подгруппы людей (): Medicaid Bound, Financially Independent и Tweeners. 7

Континуум способности покрывать расходы на долгосрочное обслуживание и распределение населения в 2000 и 2030 годах

Граница Medicaid: Это люди, у которых мало финансовых ресурсов для долгосрочного ухода и которые имеют нет другого выбора, кроме как положиться на Медикейд. Лицо имеет привязку к программе Medicaid, если у него нет ликвидных активов или текущего дохода на сумму не менее 50 000 долларов, доступных для долгосрочного ухода в 2000 году, или 70 000 долларов в 2030 году. 8

Финансово независимые: Это люди, у которых есть 150 000 долларов США или более в виде ликвидных активов или текущего дохода, доступных для долгосрочного ухода, и которые могут позаботиться о себе в финансовом отношении с частной страховкой или без нее, и, конечно, без Medicaid. В 2030 году 210 000 долларов — это минимальная сумма, необходимая для независимости.

Подростки: Это группа, чей пожизненный доход и благосостояние достаточны, но которая не может справиться с потрясениями, связанными с долгосрочным уходом.Лица с ликвидностью от 50 000 до 150 000 долларов и от 70 000 до 210 000 долларов составляют твинеров в 2000 и 2030 годах, соответственно.

Оценки, рассчитанные с использованием модели финансирования долгосрочного ухода Левина, указывают на некоторые хорошие новости о будущей финансовой жизнеспособности пожилых людей. 9 (См. Сноску для объяснения модели.) В 2000 году примерно 45 процентов пожилых людей были отнесены к категории Medicaid Bound, но этот расчетный процент снизится до 29 процентов в 2030 году.Напротив, доля пожилых людей, которые являются финансово независимыми, увеличится с 27 процентов в 2000 году до 38 процентов в 2030 году.

Как и все моделирование и прогнозы, оценки на будущее зависят от ключевых экономических предположений. Используемые допущения следуют принципам средних оценок модели прогнозирования социального обеспечения: экономический рост в среднем составляет 1,3–2,0 процента в год и рост реальной заработной платы в среднем составляет 0,9 процента в год. Возможно, наиболее «оптимистичным» предположением в модели является то, что стоимость долгосрочного ухода в реальном выражении будет увеличиваться всего на 1 процент в год.Чтобы соответствовать этому прогнозу, необходимо будет взять под контроль инфляцию стоимости долгосрочного ухода. Если затраты на длительный уход увеличатся на 2,3 процента по сравнению с инфляцией, распределение населения, не способного, едва способного и способного оплачивать долгосрочное лечение, останется почти таким же, как сегодня. Таким образом, относительно небольшое увеличение темпов инфляции в сфере долгосрочного ухода могло бы исключить радужные имитационные оценки изменений в Medicaid Bound, о которых говорилось выше. 10

Другой интересный прогноз, который вытекает из моделирования, заключается в том, что процент людей в категории подростков не уменьшится, а фактически увеличится с 28 процентов до 33 процентов.Это означает, что по-прежнему будет большое количество пожилых людей из среднего класса, которые будут тратить до уровня Medicaid, если новые механизмы финансирования не помогут сделать подростков более самодостаточными.

Как предположения о будущих уровнях инвалидности влияют на результаты моделирования? Фактически, уровни инвалидности влияют на оценки только косвенно, поскольку более высокие уровни инвалидности приводят к более низким оценкам доходов и активов — особенно для лиц не пожилого возраста — и это увеличивает количество связанных с Medicaid ограничений.Уровни инвалидности не влияют напрямую на оценки моделирования, потому что расчеты оценивают, кто может позволить себе долгосрочное лечение в определенный момент времени, независимо от того, является ли человек инвалидом или нет.

Новые возможности для улучшения финансирования долгосрочного ухода

Несмотря на размер экономического шока, связанного с потребностями в долгосрочном уходе, разработке новых подходов к оплате долгосрочного ухода уделяется очень мало внимания. Фонд семьи Кайзер опубликовал параллельное сравнение ключевых позиций политики здравоохранения, выдвинутых кампанией Гора и кампанией Буша в начале октября 2000 года.Под категорией «долгосрочный уход» в аналитической записке сообщалось, что кампания Гора не имела опубликованных предложений, в то время как кампания Буша поддерживала возможность вычета из налогообложения частного страхования долгосрочного ухода. Тихая проблема долгосрочного ухода за престарелыми полностью затмилась вниманием к покрытию рецептурных лекарств и будущему социальной защиты во время президентской кампании.

Когда внимание действительно сосредотачивается на вариантах финансирования долгосрочного ухода, необходимо рассмотреть три серьезных типа вариантов: налоговые вычеты для частного страхования, государственное страхование долгосрочного ухода и обязательные сбережения, начиная с более раннего возраста для частного страхования. .

Возможность вычета налогов для взносов по частному страхованию явно увеличила бы количество людей, приобретающих страховку по уходу. Возможность вычета снизит стоимость страхования после уплаты налогов на 15-40 процентов (диапазон текущих предельных налоговых ставок). К сожалению, самые большие послабления в цене после уплаты налогов получат самые богатые люди, которые не нуждаются в страховке, потому что они могут позволить себе оплачивать долгосрочное лечение из имеющихся ресурсов. Подавляющее большинство людей трудоспособного возраста из среднего класса, которые составляют подростки, испытают снижение стоимости страховых взносов на 15–25 процентов после вычета налогов.Хотя это было бы желанным стимулом, прошлый опыт снижения предельной стоимости страхования для семей среднего класса показывает, что большинство из них не станет покупать страховку по долгосрочному уходу, если не будет оплачена большая часть страхового взноса. (Bilheimer and Colby 2001)

Наиболее вероятным вариантом для государственной программы обеспечения долгосрочного ухода будет программа добровольного типа, основанная на выплатах из кармана страховых взносов, аналогичных Части B Medicare. Этот тип программы может предлагать дифференцированные субсидии, чтобы сделать страхование на случай длительного ухода более доступным для людей с умеренным доходом.Однако для того, чтобы сделать страхование доступным для большинства людей, субсидии, вероятно, должны быть большими. Хотя этот тип программы должен привести к значительному сокращению выплат Medicaid для подростков, чистые расходы государственного сектора, вероятно, будут значительными.

Публичное предложение страхования позволит избежать многих маркетинговых проблем, связанных с частным страхованием на случай длительного ухода, и создаст некоторую здоровую конкуренцию между существующими частными страховыми полисами и новым публичным предложением.Государственная программа долгосрочного страхования с целевыми субсидиями, вероятно, приведет к гораздо большему расширению страхования семей среднего класса, чем это произошло бы в сравнительно масштабной программе вычета налогов.

Третий тип улучшения финансирования будет следовать логике сторонников приватизации системы социального обеспечения: обязательные сбережения на счетах частных инвестиций могут потребоваться для всех людей, начиная с возраста, который сделает годовые сбережения доступными. 11 Тогда годовые сбережения на счетах частных инвестиций со временем будут расти, и когда человеку исполнится 65 или, возможно, 75 лет, можно будет выбрать вариант частного страхования.Дебора Лукас представляет подробный план обязательного сберегательного подхода к частному финансированию. Ее анализ показывает, что экономия от 40 до 80 долларов в месяц в течение рабочих лет покроет примерно 80 процентов расходов по долгосрочному уходу. Однако расчетная норма сбережений для предварительного финансирования, начиная с 55 лет, почти в четыре раза больше, чем для предварительного финансирования, начиная с 35 лет, и также будет весьма чувствительна к процентным ставкам (Lucas 1996).

Необходим более подробный анализ этих вариантов — и других, которые могут появиться — для достижения определенного консенсуса в отношении того, как улучшить финансирование долгосрочного ухода для лиц, участвующих в программе Medicaid Bound и подростков.Из представленного здесь анализа вытекает несколько важных принципов, которыми следует руководствоваться при обсуждении реформы:

  • Долгосрочный уход — дорогостоящая вещь, которую большинство семей среднего класса не готовы платить

  • Если какой-либо план страхования — будь то добровольное или обязательное, государственное или частное — не начинает закрепляться, в государственном секторе расходы будут расти все быстрее и быстрее

  • Чем раньше появятся альтернативы существующей системе финансирования на основе Medicaid, тем менее болезненные затраты на новую систему будут.

Возможно, консенсус в отношении того, какой вариант является лучшим подходом к реформе финансирования долгосрочного ухода, может возникнуть только при наличии консенсуса в отношении критериев оценки вариантов. К сожалению, критерии имеют тенденцию противоречить друг другу, вынуждая идти на серьезные компромиссы. Например, одним желательным критерием для оценки вариантов является степень, в которой люди имеют свободный выбор для выбора метода подготовки к своим возможным потребностям в долгосрочном уходе. Варианты, сильные по этому критерию, имеют тенденцию быть слабыми по другому желательному критерию: уверенность в том, что финансовый подход не приведет к тому, что люди станут обузой для общества, если они не смогут подготовиться к долгосрочному уходу.Третий критерий также может вступать в противоречие с двумя другими желательными характеристиками: способность поддерживать стимулы для эффективного распределения скудных ресурсов долгосрочного ухода. По крайней мере, дебаты о вариантах должны прояснить, какие критерии, связанные с эффективностью, находятся на рассмотрении.

Построение жизнеспособной и доступной системы предоставления услуг по месту жительства

Пока росли бэби-бумеры, потребности молодых семей были приоритетом в развитии сообщества, с особым вниманием к семейному жилью, паркам и школам.В 2011 году этим детям в большом количестве исполнится 65 лет. Многие предсказывают, что, если сообщества хотят добиться успеха в уходе за своим стареющим населением, им придется внести значительные, но, безусловно, выполнимые изменения в жилье, здравоохранение и социальные услуги.

При подготовке к потребностям большого числа пожилых людей очень важно рассматривать проблему как проблему сообщества. Если забота о пожилых начинается и заканчивается вхождением в формализованную систему, которая вступает во владение, когда человек почти не может функционировать изо дня в день, общество столкнется с большими расходами на услуги и упустит возможности помочь пожилым людям функционировать как продуктивные, независимые граждане. для большей части пожилых людей.Социальные и экономические системы сообщества должны быть настроены на организацию услуг для удовлетворения потребностей стареющего общества естественными, неформальными способами.

Большинство бэби-бумеров с возрастом хотели бы оставаться в своих домах или, по крайней мере, в своих общинах. Почти три четверти всех респондентов в недавнем опросе AARP твердо заявили, что они хотят оставаться в своем нынешнем месте жительства как можно дольше (Bayer and Harper 2000). Представление о том, что большинство пожилых людей переедет в деревню для престарелых вдали от своих общин, является скорее исключением, чем правилом.У большинства людей не будет ресурсов или желания переехать во Флориду или ее эквиваленты; сообщества не могут рассчитывать на «экспорт» для удовлетворения потребностей стареющего населения.

При размышлении о возможностях сообщества три стадии старения сообщества могут направлять планирование: фаза здорового и активного состояния, фаза замедления, когда возрастает риск стать слабым или социально изолированным, и фаза потребности в услугах, когда старейшина не может дольше продолжать жить в сообществе без какого-либо активного служения в доме и за его пределами.

Возможно, самая важная проблема здоровой активной фазы старения для сообщества — это научиться использовать человеческие ресурсы, которые пожилые люди представляют в сообществе. Это этап, на котором старейшины могут стать ключевыми волонтерами для улучшения жизни многих слоев общества. Здоровые пожилые люди могут рассматриваться как потенциальный компонент оплачиваемой рабочей силы, если рабочие места могут быть структурированы в соответствии с их меняющимися предпочтениями и возможностями.

Вторая фаза старения, когда пожилые люди начинают замедляться и могут столкнуться с некоторыми трудностями при выполнении повседневных дел, необходимых для жизни в сообществе, представляет собой сложную проблему для сообществ.Старейшины на этом этапе часто нуждаются в помощи с транспортом, чтобы оставаться независимыми, и общинам необходимо взять на себя инициативу в разработке доступных транспортных систем (Министерство транспорта США, 1997). Варианты безопасного и доступного жилья также являются приоритетом для усилий сообщества. На этом этапе старения многие пожилые люди хотят переехать в меньшие по размеру жилые дома, которые более удобны для пожилых, но при этом доступны по цене и интегрированы в общество. Важно начать широкомасштабную разработку таких вариантов в ближайшие 10–20 лет.Например, в сообществе с пятью тысячами предполагаемых старейшин проект с 30 единицами не решит проблему.

Добровольчество — важная общественная потребность для старейшин, которые в основном независимы, но замедляются (Батлер, 1997). Волонтеры могут предоставлять услуги таким образом, чтобы пожилые люди продолжали чувствовать связь с сообществом и не зависели от официальной системы ухода. Кроме того, волонтеры часто могут выступать в качестве профилактических средств, предотвращая последствия социальной изоляции и сохраняя максимальную активность и вовлеченность пожилых людей.Однако волонтерский потенциал не возникает без усилий. Сообщества должны набирать, обучать и поддерживать волонтеров.

Самая распространенная форма «волюнтаризма» — это, конечно, неформальная помощь, оказываемая семьями и друзьями. Эти лица, осуществляющие уход, также нуждаются в поддержке в рамках программ обучения и программ временного ухода. Многие считают, что семьям, осуществляющим уход, также необходима дополнительная финансовая помощь (Stone, Keigher, 1994). Такие усилия по поддержке семейного ухода также представляют собой важный аспект способности сообщества поддерживать пожилых людей.

В то время как общинам необходимо сделать повседневные аспекты общественной жизни более благоприятными для пожилых людей, и хотя волонтеры и члены семейных опекунов представляют собой важнейший «потенциал» для удовлетворения потребностей пожилых людей, хорошо организованная и доступная формальная система долгосрочного ухода все еще существует. необходим для каждого сообщества. Неясно, могут ли такие местные системы ухода возникнуть естественным образом благодаря рыночным силам или возникнут рыночные сбои, которые заблокируют эволюцию систем ухода, которые отражают желания и потребности пожилых людей.Очевидно, что значительная финансовая роль Medicare и Medicaid заставляет государственный сектор заинтересоваться в создании адекватных систем медицинской помощи.

Скольким людям потребуются официальные услуги в 2030 году? Как обсуждалось ранее в документе, в 2002 году на этот вопрос нет ответа. Если усилия по здоровому старению будут успешными и если неформальные лица, осуществляющие уход, и волонтеры могут помочь удовлетворить потребности пожилых людей, общее число слабых, нуждающихся в официальных услугах в Община в 2030 году может быть примерно такой же, как в 2000 году, даже несмотря на то, что количество старейшин увеличится более чем вдвое.Поддержание постоянного количества хрупких на уровне 2000 должно быть целью каждого сообщества, чтобы затраты оставались доступными.

Однако, даже если общее количество слабых пожилых людей останется прежним или медленно растет, возможности формального ухода должны быть лучше структурированы на уровне общины. Важно отметить, что большинство сообществ слишком полагаются на дома престарелых как на источник формального ухода, по крайней мере, для подростков и населения, связанного с программой Medicaid. Шестьдесят семь центов из каждого государственного доллара, поддерживающего долгосрочный уход за престарелыми, тратятся на институциональный уход (Бюджетное управление Конгресса, 1999 г.), несмотря на явные предпочтения слабых пожилых людей в отношении услуг в общине.

Почему происходит такое несоответствие долларов и предпочтений? Частично дома престарелых рассматриваются как «сеть безопасности» для долгосрочного ухода, и большая часть государственных средств инвестируется, используя менталитет системы социальной защиты: платить за услуги только тогда, когда не делать этого было бы социально недобросовестно. Мы не достигли общественного согласия относительно того, когда и для кого услуги на уровне сообществ должны поддерживаться за счет государственных средств; поэтому мало государственных долларов выделяется на услуги на уровне сообществ.

Эта чрезмерная зависимость от домов престарелых — то, что некоторые люди называют «несбалансированной» системой долгосрочного ухода (Kane, Kane, and Ladd, 1998), может измениться с помощью федеральной судебной системы.Недавние судебные решения поддерживают идею о том, что инвалиды имеют право на получение услуг в общественных местах (Pear 2000). Такие постановления вынуждают государственные программы переосмыслить баланс между услугами домов престарелых и услугами по месту жительства.

Задача на ближайшие 10–30 лет — разработать новые подходы к оказанию помощи на уровне общины. Уход на дому, в котором задействованы как неквалифицированные, так и высококвалифицированные работники, представляет собой доминирующий тип ухода на уровне общины. Но этот тип услуг, основанный на модели «один на один», является дорогостоящим и создает проблемы для поставщиков, обеспечивающих качество.Новые модели, такие как дневные услуги для взрослых и жилищные услуги, которые могут использовать одного опекуна для оказания помощи более чем одному пожилому человеку одновременно, должны стать более распространенными (Feldman 1990). Кроме того, новые технологии могут повысить способность одного лица, осуществляющего уход, удовлетворить потребности двух или трех пожилых людей за счет улучшения способности общаться и контролировать потребности человека (Gottleib and Caro 1999).

Еще одна ключевая проблема в обеспечении потенциала сообщества — это набор необходимого количества лиц, обеспечивающих уход, работающих в официальных учреждениях.С меняющейся демографией и сильным общим рынком труда агентствам по уходу на дому и другим поставщикам услуг становится все труднее находить и удерживать квалифицированных специалистов по уходу. Потребуются новые стимулы и организационные структуры для поддержания стабильной рабочей силы в условиях длительного ухода.

Наконец, каждое сообщество должно подумать о том, какие типы институционального долгосрочного ухода должны быть доступны. Даже если услуги по месту жительства будут расширяться, наиболее слабые из пожилых людей иногда будут нуждаться в высоком уровне ухода, который традиционно предоставляется домами престарелых.Однако можно подумать о реструктуризации домов престарелых, чтобы сделать их жилую среду и стиль ухода более привлекательными для пожилых людей и их семей (Allen and Mor 1998). Помощь в проживании становится важной возможностью для многих пожилых людей — как инвалидов, так и людей без инвалидности. Идею институционального ухода не следует рассматривать как статичную модель, которая не может развиваться, улучшаться и становиться более восприимчивой к предпочтениям пожилых людей.

Необходимо каким-то образом оплачивать расширение возможностей сообщества по уходу за пожилыми людьми.В случае формальных услуг варианты финансирования, обсуждавшиеся ранее, являются источником дополнительных ресурсов. В случае изменений на уровне сообществ, выходящих за рамки формальных услуг, компромисс политического процесса будет определять, насколько приоритетными станут общественные программы, способствующие укреплению здоровья, среди ряда местных приоритетов. А готовность пожилых людей и их семей выделять частные ресурсы на долгосрочное лечение и сопутствующие услуги будет определять объем «функций ухода» в сообществах двадцать первого века.

Инвестирование в здоровое старение для снижения уровня инвалидности

Возможно, самой важной проблемой, связанной со старением населения, является проблема здорового старения. Здоровое старение (или успешное или продуктивное старение) — это концепция защиты пожилых людей от инвалидности и, таким образом, избежания необходимости в долгосрочном уходе (Rowe and Kahn 1998). Сохранение здоровья и работоспособности пожилых людей может иметь значительные экономические последствия (Posner 1997). Помимо снижения затрат на долгосрочное лечение, более здоровые пожилые люди с большей вероятностью будут продуктивными членами общества.В отличие от недостаточного внимания, уделяемого улучшению финансирования долгосрочного ухода, проблема здорового старения вызвала значительный интерес.

Как национальные, так и межнациональные исследования показывают, что уровень инвалидности среди населения может быть чрезвычайно изменчивым. Исследования пожилых американцев с высокими, средними и низкими уровнями физической активности показали диапазон начала инвалидности до десяти лет, с гораздо более низкой инвалидностью на протяжении всей жизни среди тех, кто занимается спортом, по сравнению с людьми, ведущими сидячий образ жизни.Прямо сейчас американцы проводят 72 процента своих пост-65 лет без инвалидности. Наша цель должна состоять в том, чтобы соответствовать японцам, которые 91 процент своего времени после 65 лет проводят без инвалидности. Например, японские женщины в возрасте 65 лет имеют среднюю продолжительность жизни всего на 4 месяца дольше, чем американские женщины в возрасте 65 лет, но японские пожилые женщины остаются инвалидами всего 1,8 года, в то время как американские пожилые женщины остаются инвалидами почти 5,5 лет (Waidman and Manton 1998). 12 Хотя исследователи предупреждают, что некоторые из этих различий могут быть связаны с различным культурным восприятием инвалидности и сообщением об инвалидности исследователям, проводящим исследования, большинство наблюдателей в японском обществе считают, что существуют существенные различия в инвалидности и что они связаны с выбором образа жизни.

Хотя когда-то считалось, что инвалидность и болезнь соизмеримы со старостью, приведенные выше примеры, наряду со многими другими, все более ясно показывают, что для всех, кроме наиболее генетически запрограммированных болезней, выбор образа жизни, социальные факторы и окружающая среда играют важную роль. такая же или более значительная роль, чем генетика, во влиянии на здоровье в более позднем возрасте. Менее трети биологического процесса старения объясняется генетикой, а эффективность генов, влияющих на старение, снижается еще больше после 65 лет (Finch and Tanzy 1997).Таким образом, общество имеет возможность способствовать успешному старению, а также сокращать и предотвращать инвалидность среди пожилых людей.

Усилия по предотвращению заболеваний и инвалидности, связанные с медициной и Medicare

Достижения в области геномики и медицины могут представлять собой наиболее простую стратегию (по крайней мере, по сравнению с изменением поведения и образа жизни) по сокращению заболеваемости и инвалидности. Бюджет Национальных институтов здравоохранения с 1988 по 2000 год увеличился более чем вдвое, с 6,6 до 18 миллиардов долларов, а к 2003 году ассигнования, по прогнозам, достигнут 27 миллиардов долларов.С 1988 г. на проект «Геном человека» было потрачено более 2,5 млрд долларов (информация о проекте «Геном человека», 2000 г.). Эти инвестиции должны привести к прогрессу в более раннем выявлении заболеваний или генетической предрасположенности к болезням, более рациональной разработке лекарств и, возможно, даже в генной терапии. Будущие медицинские вмешательства могут превратить начальные стадии хронического заболевания, такие как начало болезни Альцгеймера или артрита, в явления острого заболевания, которые можно вылечить (или даже предотвратить с помощью вакцинации) после одного или двух посещений лечащего врача (Singer and Manton). 1998).Рассмотрим только болезнь Альцгеймера; примерно 14 миллионов человек в Соединенных Штатах могут пострадать от болезни Альцгеймера в 2040 году, если сегодняшние показатели распространенности останутся неизменными. Однако в последние годы понимание нейробиологии болезни расширилось, поскольку были идентифицированы и изучены гены и белки, повышающие восприимчивость к болезни Альцгеймера (Selkoe 1999). Эти новые знания приводят к более ранней диагностике, разработке более эффективных лекарств для лечения симптомов, и некоторые надеются, что появятся вакцины и другие методы, по крайней мере, для замедления начала болезни Альцгеймера.

Более эффективное ведение системой медицинской помощи широкого спектра хронических заболеваний также могло бы снизить частоту инвалидности. Понимание обществом того, что должна делать система здравоохранения для поощрения профилактики и лечения хронических заболеваний, значительно улучшилось за последние годы. Несмотря на это, не выработана правильная формула для создания стимулов, которые приведут к повсеместному принятию хороших принципов управления клинической помощью среди многочисленных поставщиков медицинских услуг, которые заботятся о пожилых людях (Wagner et al.1999). Однако все чаще государственные и частные плательщики начинают требовать более эффективных подходов к оказанию медицинской помощи хроническим больным.

Хотя Medicare явно улучшила состояние здоровья пожилых людей за счет доступа к неотложной медицинской помощи (Lubitz et al. 2001), необходимы дополнительные меры для улучшения медицинского обслуживания пожилых людей. Необходимо сделать гораздо больше для улучшения клинического ведения хронических заболеваний (Wagner et al. 1996) и поощрения здорового старения.Это могло бы включать более эффективное использование клинических профилактических услуг для снижения затрат на Medicare (Russell 1998), тщательное внедрение методов лечения хронических заболеваний и стимулы для более широкого использования поведенческих вмешательств, которые могли бы помочь пациентам бросить курить, лучше контролировать диабет и способствовать развитию физическая активность. Несмотря на то, что профилактические меры положительно влияют на затраты на оказание неотложной помощи по программе Medicare, медицинские работники, вкладывающие средства в профилактические мероприятия, мало окупаются. Отсутствие связи между профилактическими мероприятиями Medicare и сбережениями является текущим препятствием на пути к лучшей интеграции профилактических мероприятий в Medicare.

Усилия, связанные с социально-экономическими факторами и факторами образа жизни

Хотя достижения медицины вызывают наибольшее волнение, основные социальные факторы и факторы образа жизни могут иметь самое большое долгосрочное влияние на показатели инвалидности. Различные исследования показывают, что наличие дохода выше самого низкого квинтиля, наличие среднего или высшего образования, отказ от курения и физических упражнений являются одними из наиболее важных детерминант здорового старения (Strawbridge et al. 1996; Stuck et al. 1999).

С положительной стороны, одним из факторов, который может привести к более здоровому старению среди бэби-бумеров по сравнению с нынешними пожилыми людьми, являются меняющиеся жизненные обстоятельства детства и взрослой жизни.Похоже, что нейробиологические обстоятельства в пожилом возрасте могут быть частично сформированы опытом в ранние, критические периоды развития мозга, и что многие изменения в функциях во время старения демонстрируют вариабельность, связанную с этим опытом ранней жизни. То есть детские болезни, недостаточность питания, бедность и отсутствие образования могут способствовать тому, что сейчас считается нормальным старением. Проблемы со здоровьем в детстве были связаны с множеством заболеваний в более позднем возрасте, включая артрит, сердечно-сосудистые заболевания и рак, даже если социально-экономический статус находится под контролем (Blackwell 2001).Согласно гипотезе Баркера, пренатальные условия могут иметь большое влияние на здоровье и в более позднем возрасте, при плохом питании внутриутробно , связанном с учащением сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и других заболеваний в более позднем возрасте (Barker 1995). Многие пожилые люди, живущие сегодня, повзрослели во время двух мировых войн и длительного периода депрессии, когда недоедание и дефицит витаминов были обычным явлением. Когорта бэби-бума, напротив, выросла в гораздо более благоприятных условиях здоровья, экономики, питания и образования.Из-за антибиотиков и иммунизации они в основном не пострадали от разрушительных детских болезней.

Образование также сильно коррелирует с психологическими функциями, поведением, связанным со здоровьем, и биологическими условиями (Кубзанский и др., 1998). Лица, не окончившие среднюю школу, почти в два раза больше подвержены риску снижения функциональных способностей в пожилом возрасте. Обнадеживает тот факт, что национальные тенденции в уровне образования пожилых людей столь позитивны, и будущие когорты завершили обучение в школе на много лет больше, чем нынешние пожилые люди.Однако даже пожилые люди без особого формального образования могут извлечь пользу из программ и мероприятий, которые сохранят их ум гибким и активным.

Тенденции здорового образа жизни не так обнадеживают, как социально-экономическая статистика. Национальные тенденции в области здорового поведения неоднозначны, с застоем в физических упражнениях, ростом ожирения и сокращением курения. В 1997 году только половина всех людей в возрасте от 65 до 74 лет и одна треть всех людей в возрасте 75 лет и старше еженедельно занимались какой-либо физической активностью в свободное время.Двадцать четыре процента людей в возрасте 60 лет и старше страдают ожирением, и текущие тенденции ожирения среди молодых когорт указывают на то, что это число будет только увеличиваться (U.S. Department of Health and Human Services 2000). У пожилых людей ожирение является фактором риска артрита, дисфункции легких, гипертонии, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и некоторых форм рака (Kotz, Billington, and Levine, 1999).

Хотя многие подозревают, что рост ожирения приведет к увеличению общих медицинских расходов, неизвестно, какое влияние это окажет на расходы на долгосрочное лечение.Анализ статистики смертности показывает, что ожирение в гораздо большей степени влияет на продолжительность жизни в более молодом, чем в старшем возрасте, но будущие поколения пожилых людей, вероятно, будут иметь гораздо более высокий уровень ожирения, чем нынешние поколения. Кроме того, неизвестны последствия для здоровья пожилых людей с избыточным весом, которые имели избыточный вес большую часть своей взрослой жизни (Kotz, Billington, and Levine, 1999).

Что можно сделать, чтобы изменить эти тенденции? Сложная кампания социального маркетинга может повысить осведомленность и изменить отношение к еде и упражнениям.В прошлом такие успешные усилия позволили добиться прогресса в повышении осведомленности о рисках для здоровья сердечно-сосудистой системы и важности мониторинга холестерина и контроля гипертонии (Shea, Basch, 1990; Dustan, Roccella, and Garrison, 1996). В ближайшие годы также, вероятно, будут разработаны лучшие фармацевтические препараты, которые помогают контролировать ожирение.

Сообщества должны предоставлять больше и лучшие возможности для укрепления здоровья пожилых людей. В 1997 году только 12 процентов взрослых в возрасте 65 лет и старше участвовали в одной или нескольких организованных мероприятиях по укреплению здоровья (U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб 2000 г.). Многие сообщества также не предлагают благоприятную среду для занятий, которая побуждает пожилых людей ходить или заниматься другой физической активностью.

Положительным моментом является то, что многие исследователи показали, что можно дожить до старости в здоровом состоянии; у людей со здоровыми привычками есть очень хорошие шансы достичь старости без инвалидности (Vita, Terry, Hubert, and Fries, 1998) и без больших затрат на здравоохранение (Schauffler, D’Agostino, and Kannel 1993; Daviglus, et al.1998).

Усилия по развитию крепких межличностных отношений

Несмотря на то, что исследования показали, что отсутствие социальных отношений является основным фактором риска плохого здоровья, столь же значительным, как курение или бездействие, для решения этой проблемы появилось мало прямых вмешательств. Исследования показывают, что уровень смертности резко возрастает при низком уровне социальных связей, причем вероятность смерти более чем в два раза выше, чем у людей с адекватными социальными отношениями (Berkman and Syme, 1979). Хорошие социальные связи также влияют на психическое здоровье и познавательные способности.Одно исследование показало, что люди, не имевшие социальных связей, в два раза чаще испытывали снижение когнитивных функций, чем люди с пятью или шестью социальными связями (Bassuk, Glass, and Berkman, 1999). Общее социальное исследование 1986 года показало, что двадцать процентов пожилых людей (6,4 миллиона человек) настолько социально изолированы, что их здоровье находится под угрозой. Два миллиона из них вообще не имеют социальной сети . Очевидно, что эти пожилые люди подвержены высокому риску нездорового старения.

В настоящее время возможности для здорового старения во многом зависят от социального и экономического статуса.Неравенство, существующее в обществе, приводит к неравенству в отношении здоровья. Получение медицинской страховки впервые в возрасте 65 лет не устранит последствия лет без страховки. Плохая стоматологическая помощь в детстве ведет к повышенной восприимчивости ко многим типам инфекций. Недавние исследования показали, что различия в продолжительности жизни в социальных и экономических условиях влияют на различия в смертности до 89 лет (Kubzsansky et al. 1998). Хотя исследования показывают, что в целом пожилые люди будут жить намного лучше в 2030 году, чем сегодня, более тщательное изучение показывает, что в 2030 году значительное меньшинство пожилых людей — непропорционально женщин и меньшинств — могут остаться позади.

Пополнение концепции семьи и ценности пожилых людей в американской культуре

Четвертая задача, связанная с удовлетворением потребностей стареющего населения в долгосрочном уходе, довольно нематериальна и зависит от культуры, а не от государственной политики. Представление о старейшинах как об обузе экономики или как о хрупких и слабых людях — это конструкция двадцатого века. В интересной книге Томаса Коула прослеживается история взглядов общества на старение (Cole 1992). В те времена, когда смерть поражала случайным образом и равномерно во всех возрастах, люди не уделяли так много внимания рождению к смерти, линейному взгляду на жизнь.А аграрная экономика, в которой молодые, люди среднего и пожилого возраста играют продуктивную роль, усилила понимание ценности людей всех возрастов.

Итак, в прошлые эпохи жизнь рассматривалась больше как круг — образ Короля Льва. Но с викторианской эпохи и особенно в течение двадцатого века, когда все больше людей дожило до старости, линейная интерпретация жизненного цикла стала доминирующей. Улучшение медицинских и экономических условий жизни пожилых людей в прошлом веке сопровождалось культурной изоляцией и изменением представлений о старости.Старость была удалена из своего некогда духовного места на жизненном пути, и теперь ее стали определять как медицинскую проблему.

Возможно, пришло время переосмыслить ценность старения и положительные аспекты старения и принять культурный взгляд, отраженный в образах «Долгого позднего полудня жизни». Хотя трудно изменить «культуру» как таковую и то, как пожилые люди рассматриваются в обществе, существуют практические шаги, которые сообщества, работодатели и отдельные лица могут предпринять, чтобы подготовиться к жизни в обществе с большим количеством здоровых пожилых людей.

Во-первых, стоит пересмотреть обязанности и активы старейшин. Роли в жизни нужны людям любого возраста. По словам Эрика Эриксона, отличительной чертой успешного развития в позднем возрасте является способность воспроизводить и передавать будущим поколениям то, что человек извлек из жизни. Марк Фридман назвал пожилых людей «единственным растущим ресурсом Америки» и рассматривает старение населения как возможность, которой следует воспользоваться (Freedman 1999). Более половины всех пожилых людей посвящают свое время волонтерам.За последние несколько десятилетий с созданием Национального корпуса обслуживания пожилых людей, программы приемных бабушек и дедушек и инициативы «Вера в действии» для пожилых людей, желающих внести свой вклад в жизнь своих сообществ, появилось больше возможностей, чем когда-либо.

Полмиллиона человек в возрасте от пятидесяти лет и старше вернулись в колледж (Riley 1998). Фирмы объединяют рабочую силу через программы «выхода на пенсию» или нанимая пенсионеров в качестве временных работников, консультантов и работников, занятых неполный рабочий день. Опросы показывают, что 60-летняя тенденция к сокращению числа работающих пожилых людей полностью изменилась, поскольку бэби-бумеры пересматривают свои финансовые потребности для выхода на пенсию, а также то, как они хотят проводить более трети своей взрослой жизни.В 2000 году процент пожилых людей, которые работали, почти 13 процентов, был выше, чем за 20 лет (Walsh 2001). Молодые люди пожилого возраста (люди в возрасте от 60 лет) сообщили о повышении трудоспособности, при этом на 24 процента снизилась нетрудоспособность в этом возрасте; процент нетрудоспособных пожилых людей в возрасте 65 лет в 1982 г. был на выше , чем процент нетрудоспособных в возрасте 67 лет в 1993 г. (Crimmins, Reynolds, and Saito, 1999). Большинство прогнозистов прогнозируют, что эта тенденция сохранится, поскольку все больше пожилых людей работают дольше по экономическим, социальным и личным причинам, работодатели становятся более гибкими и осведомлены о потребностях и преимуществах пожилых работников, а рынок труда остается узким, с меньшим количеством доступных молодых людей. рабочие.

Поскольку размер и энергия поколения бэби-бума привели к другим драматическим социальным сдвигам, некоторые эксперты видят надежду, что новое представление о старении возможно. Растущий интерес к «возрастной интеграции» — процессу, который использует преимущества расширенного диапазона накопленного в обществе «жизненного опыта», — произошел в последние несколько десятилетий. В интегрированном по возрасту обществе изменения, внесенные с целью вовлечения пожилых людей в мейнстрим, могут одновременно расширить личные возможности и избавить многих людей среднего возраста от «кризиса» между работой и семьей (Uhlenberg 2000; Riley 1998).

Возможна и реальная физическая интеграция поколений. Хотя в некоторых городах наблюдается тенденция к строительству жилья «только для пожилых», в других изучаются варианты строительства интегрированных многоквартирных домов. Опросы показали, что большинство пожилых людей предпочитают район, в котором проживают люди разного возраста, а не люди их возраста. Некоторые общественные центры объединяют центры для престарелых с центрами по уходу за детьми, способствуя взаимодействию людей разных возрастов и в то же время сохраняя пространство и ресурсы.

Культурные изменения также возможны с точки зрения индивидуальных отношений. Бэби-бумеры создали искусство получать удовольствие и гордиться всем, что касается заботы о детях; некоторые даже доходят до того, что им удается почти «получать удовольствие», платя 30 000 долларов в год за обучение в колледже. Необходимый культурный сдвиг заключается в том, чтобы дети и сообщества находили больше удовольствия и гордости за счет заботы о родителях и соседях.

Простое послание и нематериальная цель — признать взаимные уступки всех частей общества.Любой, кто потратил время на уход за пожилым другом или родственником, признает, что в конечном итоге опекуны получают гораздо больше, чем они отдают в отношениях. Всем выгодно, когда пожилые люди могут быть полностью интегрированы в заботливое общество.

Примечания

1 Исходя из средней ожидаемой продолжительности жизни 17 дополнительных лет в возрасте 65 лет, личных расходов на лекарства, отпускаемых по рецепту, составляет примерно 400 долларов в год (с 5-процентным ежегодным увеличением по сравнению с инфляцией), наличными медицинскими услугами затраты на уход составляют 900 долларов в год, непокрытые страховые взносы — 1000 долларов в год, а также средние затраты на долгосрочное обслуживание в течение жизни.

2 ADL включают прием пищи, купание, одевание, пользование туалетом, переводы и воздержание. IADL включают легкую работу по дому, стирку, приготовление еды, транспорт, покупку продуктов, телефонную связь, а также медицинское обслуживание и управление деньгами.

3 Согласно демографическим прогнозам, соотношение продолжит умеренно ухудшаться в период с 2030 по 2050 год, поскольку бэби-бумеры достигают очень преклонного возраста.

4 Модель Левина-LTC, используемая в этой статье, использует относительно консервативные предположения о снижении инвалидности в течение следующих тридцати лет и предполагает, что среднее количество времени, проведенное в инвалидности до смерти, останется таким же, даже в возрасте смерти. поднимается.Таким образом, инвалидность будет снижаться среднегодовыми темпами, в зависимости от возраста, от 0,5 до 0,6 процента, что отражает предположения попечителей социального обеспечения о снижении смертности, и сохранит процент пожилых людей с ограниченными возможностями в сообществе к 2030 году примерно на уровне тот же уровень, что и в 2000 году: около 5 процентов.

5 В этой статье Ли и Скиннер обрисовывают основные предостережения при составлении прогнозов потребностей в медицинской помощи, смертности и инвалидности, отсутствие консенсуса в интерпретации данных, необходимость более строгих стратегий моделирования и то, что может потребоваться. для более надежного и долгосрочного прогнозирования.

6 Все сравнения проводились с использованием 2000 долларов с учетом прогнозируемых поправок на инфляцию. (Никман, Снелл и Хант).

7 Тим Смидинг ввел термин «твинеры» (Smeeding 1986), а Smeeding и Holden рассмотрели свои проблемы в более ранних статьях (Smeeding and Holden 1990).

8 Сумма в 150 000 долларов используется для определения долгосрочного шока, поскольку эта сумма потребуется для поддержки трехлетнего пребывания в доме престарелых во многих частях страны.Для расчета «текущего дохода» мы включаем доход за трехлетний период, поскольку в большинстве случаев пребывание в домах престарелых составляет менее трех лет, но многие из них длятся более одного года. Таким образом, включение только одного года текущего дохода могло бы занижать ресурсы, доступные для долгосрочного ухода. Доход включает заработок, доход по социальному обеспечению, пенсии, другие годовые выплаты и инвестиционный доход. Если человек холост, предполагается, что доступные ресурсы по долгосрочному уходу включают доход за три года плюс ликвидные активы.Ресурсы по долгосрочному уходу, доступные человеку, который является частью пары, в три раза превышают доход, минус 16 000 долларов в год для супруга плюс ликвидные активы, минус половина ликвидных активов в размере 120 000 долларов, в зависимости от того, что меньше. Таким образом, ресурсы долгосрочного ухода для пары = 3 [MAX (0, доход — 16 000 долларов 1 )] + (ликвидные активы — [MIN (1/2 ликвидных активов, 120 000 долларов США)]).

9 Модель финансирования долгосрочного ухода моделирует использование и финансирование услуг долгосрочного ухода для пожилых людей до 2050 года с использованием национальных данных.Двумя основными компонентами модели являются имитационная модель пенсионного и пенсионного дохода (PRISM) и модель финансирования долгосрочного ухода. PRISM моделирует будущие демографические характеристики, участие в рабочей силе, доход и активы пожилых людей. Модель финансирования долгосрочного ухода имитирует нетрудоспособность, поступление и использование ухода в учреждениях, на дому и по месту жительства, а также методы финансирования услуг по долгосрочному уходу. Модель использует методологию моделирования Монте-Карло. Текущая версия модели является вторым крупным пересмотром модели, разработанной совместно Lewin-ICF и Brookings Institution в 1986 году.

Практически во всех случаях PRISM использует промежуточные допущения из отчета попечителей социального обеспечения за 1999 год. PRISM моделирует доход от социального обеспечения, пенсионных планов частных и государственных служащих, индивидуальных пенсионных счетов, счетов Кио, доходов, активов и программы дополнительного социального дохода. Предполагается, что совокупные изменения в уровнях заработной платы будут увеличиваться со скоростью, принятой в промежуточной категории отчета опекунов за 1999 год. В целом предполагается, что средняя заработная плата вырастет на 0.На 9–1,0 процентных пункта выше уровня инфляции в каждый год после 1998 года. PRISM моделирует смертность, инвалидность, деторождение и изменения в семейном положении. Показатели смертности варьируются в зависимости от возраста, пола, статуса инвалидности, количества лет, прошедших после того, как он стал инвалидом, и расы (черный или не черный).

В модели финансирования долгосрочного ухода инвалиды в возрасте 65 лет и старше определяются как лица, которые не могут выполнять хотя бы одну инструментальную деятельность в повседневной жизни или не могут выполнять хотя бы одно из пяти повседневных занятий.Коэффициенты распространенности инвалидности, использованные в модели, были рассчитаны с использованием данных Национального обследования долгосрочного ухода за больными (NLTCS) 1994 года, при этом предполагалось, что общий период, в течение которого человек, вероятно, будет иметь инвалидность, останется стабильным. При промежуточном рассмотрении показателей распространенности долгосрочной инвалидности предполагается, что инвалидность будет снижаться в среднем на 0,5–0,6 процента в год, что отражает предположения попечителей социального обеспечения о снижении смертности, в зависимости от возраста.Этот показатель составляет примерно половину ежегодного снижения инвалидности на 1,2 процента, оцененного Manton на основе NLTCS 1982 и 1994 годов (Alecxih, LB, J. Corea, and R. Foreman, 2000. «Модель финансирования долгосрочного ухода: модельные предположения»). [Черновик] », The Lewin Group.)

10 Очень сложно предсказать, насколько быстро вырастут расходы на долгосрочное лечение в течение тридцатилетнего периода. С другой стороны, если рабочая сила станет более производительной в экономике в целом, стоимость услуг может расти быстрее, чем в среднем, потому что прирост производительности в секторе услуг часто отстает от среднего прироста в экономике.Однако возможно, что в течение следующих тридцати лет новые технологии и новые стратегии обслуживания могут повысить эффективность сектора долгосрочного ухода. Предположение о том, что инфляция на 1 процент выше средней, кажется умеренно — но небезосновательно — оптимистичным предположением.

11 Основания для обязательных сбережений будут основаны на следующем типе мышления: (а) люди неверно оценивают важность сбережений для долгосрочного ухода, и (б) если люди не могут сберечь, затраты на длительное лечение. срочный уход стал социальным бременем.Эта логика мотивирует широкий спектр регулирующих действий — от социального обеспечения до обязательного автомобильного страхования.

12 Некоторые опасаются, что по мере увеличения продолжительности жизни время, проведенное в плохом состоянии здоровья, соответственно увеличится. Последние данные, похоже, не подтверждают эти опасения. Средняя продолжительность жизни в возрасте 85 лет составляла шесть лет в 1980 году, а к 1997 году увеличилась менее чем на четыре месяца (U.S. Census Bureau 2000). Однако снижение инвалидности представляется весьма значительным.

Ссылки

  • Аллен С., Мор В., редакторы. Жизнь в сообществе с ограниченными возможностями: потребности в услугах, использование и системы. Нью-Йорк: Спрингер; 1998. [Google Scholar]
  • Arno PS, Levine C, Memmott MM. «Экономическая ценность неформального ухода. Вопросы здравоохранения »1999; 18 (2): 182–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • Banaszak-Holl J, Allen S, Mor V, Schott T. «Организационные характеристики, связанные с позицией агентства в сетях общественного обслуживания», журнал о здоровье и социальном поведении.1998. 39 (4): 368–85. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баркер DJ. «Фетальное происхождение ишемической болезни сердца» Британский медицинский журнал. 1995; 311: 171–4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бассук С.С., Гласс Т.А., Беркман Л.Ф. «Социальная изоляция и инцидентное снижение когнитивных функций у пожилых людей, проживающих в сообществе», Анналы внутренней медицины. 1999; 131: 165–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Байер А., Харпер Л. Исправление для проживания: национальное исследование по вопросам жилья и модификации жилья.2000. Американская ассоциация пенсионеров.
  • Беркман Л.Ф., Сайм С.Л. «Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда», Американский эпидемиологический журнал. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bilheimer LT, Colby DC. «Расширение охвата: размышления о последних усилиях», вопросы здравоохранения. 2001. 20 (1): 83–95. [PubMed] [Google Scholar]
  • Епископ CE. «Где пропавшие старейшины? Снижение использования домов престарелых, 1985 и 1995 гг. »Health Affairs.1999; 18: 146–55. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blackwell DL, Hayward MD, Crimmins EM. «Влияет ли детское здоровье на хроническую заболеваемость в более позднем возрасте?» Социальные науки и медицина. 52: 1269–84. [PubMed] [Google Scholar]
  • Батлер Р.Н. Журнал Американской медицинской ассоциации «Жить дольше, вносить больший вклад». 1997. 281 (16): 1372–3. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коул TR. Путешествие по жизни: культурная история старения в Америке. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1992 г.[Google Scholar]
  • Бюджетное управление Конгресса. Меморандум CBO: прогнозы расходов на услуги по долгосрочному уходу за пожилыми людьми. Вашингтон, округ Колумбия: 1999. [Google Scholar]
  • Бюджетное управление Конгресса на основе данных Управления социального обеспечения и Эдуарда Боса. Прогнозы народонаселения мира, издание 1994–95 гг. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 1994. [Google Scholar]
  • Crimmins EM, Reynolds SL, Saito Y. «Тенденции в отношении здоровья и трудоспособности среди пожилого населения трудоспособного возраста», Геронтологический журнал.1999; 54B (1): S31-40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Crimmins EM, Saito Y, Reynolds SL. «Дополнительные данные о последних тенденциях в распространенности и заболеваемости инвалидностью среди пожилых американцев из двух источников: LSOA и NHIS», Геронтологический журнал. 1997; 52B: S59–71. [PubMed] [Google Scholar]
  • Куэльяр А.Е., Винер Дж. М.. «Может ли социальное страхование по долгосрочному уходу работать? Опыт Германии »Вопросы здравоохранения. 2000. 19 (3): 8–25. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карран С., Макланахан С., Кнаб Дж.«Расширяет ли повторный брак представление о поддержке родства среди пожилых людей?» Социальная сила. Рассматриваемый. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Daviglus ML, Liu K, Greenland P, Dyer AR, Garside DB, Manheim L, Lowe LP, Rodin M, Stamler J. «Преимущество благоприятного сердечно-сосудистого фактора риска» Профиль среднего возраста в отношении затрат на медицинское обслуживание »Медицинский журнал Новой Англии. 1998. 339 (16): 1122–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dey AN. «Характеристики лиц, проживающих в домах престарелых: данные Национального исследования домов престарелых за 1995 год».Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения; 1997. Предварительные данные из Статистика естественного движения населения и здоровья , нет. 289. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дустан Х. П., Роччелла Э. Дж., Гаррисон Х. Х. «Контроль гипертонии: история успеха исследований» Архив внутренней медицины. 1996. 156 (17): 1926–35. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фельдман П. Кому они нужны? Работники индустрии ухода за домом. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press; 1990. [Google Scholar]
  • Finch CE, Tanzi RE.Наука «Генетика старения». 1997; 5337: 407–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман М. Прайм-тайм: Как бэби-бумеры революционизируют пенсию и изменят Америку. Нью-Йорк: Связи с общественностью; 1999. [Google Scholar]
  • Freedman VA, Martin LG. «Роль образования в объяснении и прогнозировании тенденций функциональных ограничений среди пожилых американцев» Демография. 1999. 36 (4): 461–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Айкан Х., Мартин Л.Г. «Совокупные изменения в тяжелых когнитивных нарушениях у пожилых американцев: 1993 и 1998 гг.» Журнал геронтологии: общественные науки.2001; 56B: S100–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Мартин Л.Г. «Вклад хронических состояний в совокупные изменения в функционировании пожилых людей» Американский журнал общественного здравоохранения. 2000; 90 (ноябрь): 1755–60. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридланд РБ, Саммер Л. Демография не судьба. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия общества старения; 1999. [Google Scholar]
  • Институт медицинских исследований и политики Джорджтаунского университета. Предварительный анализ данных Национального опроса о состоянии здоровья и Национального опроса о состоянии здоровья по инвалидности, фаза II, 1994–1995 гг.Вашингтон, округ Колумбия: Джорджтаунский университет; 1999. [Google Scholar]
  • Gottlieb AS, Caro F. «Повышение эффективности домашнего ухода с помощью недорогого адаптивного оборудования». Отчет о государственной политике и старении. 1999. 10 (1): 13–5. [Google Scholar]
  • Управление финансирования здравоохранения. «Национальные расходы на здравоохранение по типам услуг и источникам финансирования: календарные годы 1960–98», 2000 г. [декабрь 2000 г.]. Доступно на http://www.hcfa.gov/stats/nhe-oact/
  • Holden KC, Smeeding TM. «Бедные, богатые и незащищенные пожилые люди, оказавшиеся посередине», Milbank Quarterly.1990. 68 (2): 191–219. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бюджет проекта генома человека, информационная веб-страница проекта генома человека. Доступно по адресу http://www.ornl.gov/hgmis/project/budget.html.
  • Кейн Р.А., Кейн Р.Л., Лэдд Р. Сердце долгосрочной заботы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Knickman JR, Snell EK, Hunt KA. «Сколько пожилых людей смогут позволить себе услуги по охране здоровья без покрытия и долгосрочные услуги по уходу: прогнозы до 2030 года», Рабочий документ, Фонд Роберта Вуда Джонсона, Принстон, Нью-Джерси.
  • Коц К.М., Биллингтон С.Дж., Левин А.С. Клиники «Ожирение и старение» в гериатрической медицине. 1999. 15 (2): 391–412. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кубзанский Л.Д., Беркман Л.Ф., Гласс Т.А., Симан Т.Э. «Связан ли уровень образования с общими детерминантами здоровья пожилых людей? Из исследований Макартура успешного старения »Психосоматическая медицина. 1998. 60: 578–5858. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ли Р.Д., Скиннер Дж. «Оценка прогнозов смертности, состояния здоровья и затрат на здоровье в период выхода на пенсию бэби-бумеров» В: Ханушек Э., Маритато Н., редакторы.Оценка знаний пенсионного поведения. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 1996. С. 195–243. [Google Scholar]
  • Leone RC. «Почему бумеры не пишут бюст» Американский проспект. 1997; 30 (январь-февраль) [Google Scholar]
  • Левит К., Коуэн С., Лазенби Х., Сенсениг А., Макдоннелл П., Стиллер Дж., Мартин А. «Расходы на здравоохранение в 1998 году: сигналы изменений», вопросы здравоохранения. 2000. 19 (1): 124–32. [PubMed] [Google Scholar]
  • Любитц Дж., Гринберг Л.Г., Горина Ю., Варцман Л., Гибсон Д.«Три десятилетия использования медицинских услуг пожилыми людьми, 1965–1998 гг.» Health Affairs. 2001; (март / апрель): 19–46. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лукас Д. «Управляемая конкуренция с предварительным финансированием: решение для долгосрочного ухода?» Milbank Quarterly. 1996. 74 (4): 571–97. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мантон К.Г., Гу Х. «Изменения в распространенности хронической инвалидности среди чернокожих и не черных людей старше 65 лет в США с 1982 по 1999 год». Труды Национальной академии наук США 8 мая.2001. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Мантон К.Г., Кордер Л., Сталлард Э. «Тенденции хронической инвалидности среди пожилых людей в США: 1982–1994». Труды Национальной академии наук США; 1997. С. 2593–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • МакКолл Н., Мангл С., Бауэр Э., Никман Дж. «Факторы, важные при покупке партнерского страхования долгосрочного ухода» Исследование медицинских услуг. 1998. 33 (2, Pt 1): 187–203. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Miller EA, Weissert WG.«Прогнозирование риска для пожилых людей в связи с размещением в доме престарелых, госпитализацией, функциональными нарушениями и смертностью: синтез» Медицинское исследование и обзор. 2000. 57 (3): 259–97. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mokdad AH, Serdula MK, Dietz WH, et al. «НАС. Тенденции ожирения у взрослых в 1991–1998 гг. »Журнал Американской медицинской ассоциации. 1999. 282 (16): 1519–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мерто К.М., Кемпер П., Спиллман BC, Карлсон Б.Л. Медицинское обслуживание «Количество, распределение и сроки пожизненного использования дома престарелых».1997. 35 (3): 204–18. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нир Р.М., Арно С.Д., Занчетта Дж. Р., Принц Р., Гайч Г. А., Регинстер Дж., Ходсман А. Б., Эриксен Е. Ф., Иш-Шалом С., Генант Г. К., Ван О, Митлак Б. Х. «Влияние гормона околощитовидной железы на переломы и минеральную плотность костей у женщин в постменопаузе с остеопорозом», Медицинский журнал Новой Англии. 2001. 344 (19): 1–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Петерсон П.Г. «Вырастет ли Америка до того, как состарится?» Atlantic Monthly. 1996. 277 (5): 55–86. [Google Scholar]
  • Пир Р.Нью Йорк Таймс. 2000. «США. Добивается большего ухода за инвалидами вне учреждений »с. 24. 13 февраля, секция 1. [Google Scholar]
  • Познер Р. Старение и старость. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. [Google Scholar]
  • Reynolds SL, Crimmins EM, Saito Y. «Когортные различия в инвалидности и наличии заболеваний», геронтолог. 1998. 38 (5): 578–90. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райли М.В. «Революция скрытого века: возникающая интеграция всех возрастов», 1998 г. Сиракузский университет, аналитическая записка №12.
  • Rowe J, Kahn RL. Успешное старение. Нью-Йорк: Пантеон; 1998. [Google Scholar]
  • Rovner BA, Katz IR. «Психиатрические расстройства в доме престарелых: выборочный обзор исследований, касающихся клинической помощи», Международный журнал гериатрической психиатрии. 1993; 8 (спецвыпуск): 75–87. [Google Scholar]
  • Russell LB. «Расходы на профилактику и медицинское обслуживание» Медицинский журнал Новой Англии. 1998; 339 (16) [PubMed] [Google Scholar]
  • Schauffler HH, D’Agostino RB, Kannel WB.«Риск сердечно-сосудистых заболеваний у пожилых людей и связанные с этим расходы на медицинское обслуживание: исследование Фрамингема», Американский журнал профилактической медицины. 1993. 9 (3): 146–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Schoeni RF, Freedman VA, Wallace RB. «Устойчивый, последовательный, широко распространенный и надежный? Другой взгляд на последние тенденции в области инвалидности в пожилом возрасте »Геронтологические журналы: социальные науки. 2001; 56B: S1–13. [PubMed] [Google Scholar]
  • Selkoe DJ. Природа «Перевод клеточной биологии в терапевтические достижения при болезни Альцгеймера».1999; 399 (24 июня): A23–31. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shea S, Basch CE. «Обзор пяти основных общинных программ профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Часть II: Стратегии вмешательства, методы оценки и результаты »Американский журнал укрепления здоровья. 1990. 4 (4): 279–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сингер Б., Мантон К. «Влияние изменений в состоянии здоровья на прогнозы потребностей в услугах здравоохранения для пожилого населения США». Труды Национальной академии наук; 1998 г.С. 15618–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Smeeding TM. «Неденежный доход и пожилые люди: пример подростков», Журнал анализа политики и управления. 1986. 5 (4): 707–24. [Google Scholar]
  • Stone RI, Keigher SM. «На пути к справедливой, универсальной политике опекунов: потенциал финансовой поддержки для семейных опекунов», Журнал старения и социальной политики. 1994. 6 (1–2): 57–75. [PubMed] [Google Scholar]
  • Strawbridge WJ, Cohen RD, Shema SJ, Kaplan GA.«Успешное старение: предикторы и связанные с ними действия» Американский журнал эпидемиологии. 1996. 144 (2): 135–41. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штук А., Вальтерт Дж., Николаус Т., Була С., Хохманн К., Бек Дж. «Факторы риска снижения функционального статуса пожилых людей, проживающих в сообществе: систематический обзор литературы» Социальные науки и медицина. 1999. 48: 445–69. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уленберг П. «Интеграция старых и молодых», геронтолог. 2000. 40 (3): 276–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • U.С. Бюро переписи населения. Статистический сборник США. Таблица 118. Вашингтон, округ Колумбия: Бюро переписи населения США; 2000. [Google Scholar]
  • Министерство образования США. Анализ Министерства торговли США и текущего опроса населения. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство образования США; 1998. [Google Scholar]
  • Министерство здравоохранения и социальных служб США. Здоровые люди 2010. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2000. (Конференция) [Google Scholar]
  • U.S. Департамент транспорта. Улучшение транспорта для общества взросления. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство транспорта США; 1997. Канцелярия помощника секретаря по транспортной политике, январь, нет. ДОТ-П10-97-01. [Google Scholar]
  • Vita AJ, Terry RB, Hubert HB, Fries JF. «Старение, риски для здоровья и совокупная инвалидность» Медицинский журнал Новой Англии. 1998; 338: 1035–41. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wagner EH, Austin BT, Von Korff M. Ежеквартальное управляемое медицинское обслуживание «Улучшение результатов при хронических заболеваниях».1996. 4 (2): 12–25. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wagner EH, Davis C, Schaefer J, Von Korff M, Austin B. «Обзор ведущих программ лечения хронических заболеваний: согласуются ли они с литературой?» Ежеквартальная управляемая медицинская помощь. 1999. 7 (3): 56–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вайдманн Т.А., Мантон КГ. «Международные данные о тенденциях в области инвалидности среди пожилых людей» 1998 г. Управление по вопросам инвалидности, старения и политики долгосрочного ухода Департамент здравоохранения и социальных служб. Доступно по адресу http: // www.aspe.os.dhhs.gov/daltcp/reports/trends.htm.
  • Уолша МВт. «Обращение вспять тенденции десятилетий, американцы выходят на пенсию в более позднем возрасте» New York Times. 2001: 1. 26 февраля, раздел A. [Google Scholar]
  • Weissert WG, Cready C, Pawelak J. «Прошлое и будущее длительного ухода на дому и по месту жительства» Millbank Quarterly. 1988. 66 (2): 309–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Винер Дж., Стивенсон Д. Долгосрочная помощь в штатах. Вашингтон, округ Колумбия: Городской институт; 1998. [Google Scholar]
  • Wiener J, Hixon Illston L, Hanley RJ.«Стратегии государственного и частного страхования долгосрочного ухода — разделение бремени». Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса; 1994. [Google Scholar]

Обуздание вознаграждения генерального директора и сдерживание роста неравенства

Что содержится в этом отчете: С 1970-х годов быстро растущая заработная плата генерального директора усугубила неравенство в Соединенных Штатах: высокая заработная плата генерального директора приводит к увеличению заработной платы других высокопоставленных менеджеров, в то время как заработная плата в средней и нижней части распределения заработной платы продолжает уменьшаться. унывать.Увеличение заработной платы генерального директора фактически не связано с увеличением ценности работы генерального директора; напротив, это, скорее всего, отражает тесные связи генеральных директоров с членами совета директоров корпорации, которые устанавливают им заработную плату. В то время как правление корпораций технически подчиняется акционерам, акционеры не имеют особых возможностей оказывать давление на директоров с целью ограничения оплаты труда генерального директора.

Почему это важно: Заработная плата генерального директора — это не просто символ. Высокая зарплата генерального директора распространяется на остальную экономику и помогает повысить зарплату привилегированным менеджерам в корпоративной и даже некоммерческой сферах.Поскольку оплата топ-менеджеров — генеральных директоров и других — не зависит от их вклада в экономический рост, эта оплата может быть уменьшена, а доходы других лиц увеличены, если мы сможем найти способ ограничить влияние генеральных директоров на рынке. Важно отметить, что наибольший ущерб от чрезмерной оплаты труда генерального директора наносится акционерам. Поскольку акционеры сами являются относительно привилегированной группой (если не такой привилегированной, как генеральные директора), они потенциально могут обладать властью в этой ситуации; директивным органам следует попытаться выяснить, как вовлечь акционеров в борьбу за ограничение чрезмерной оплаты труда менеджеров.

Что можно с этим поделать: Следует принять политику, которая повысит как стимулы, так и способность акционеров осуществлять больший контроль над чрезмерной оплатой труда генерального директора. Налоговая политика, предусматривающая наказание корпораций за превышение соотношения заработной платы генерального директора и работника, может стимулировать акционеров ограничивать превышение заработной платы. Чтобы усилить влияние акционеров, необходимо внести фундаментальные изменения в корпоративное управление. Одним из ключевых примеров такого фундаментального изменения могло бы стать представительство работников в советах директоров компаний.Наконец, в качестве отправной точки Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) должна изменить требования к отчетности для корпораций, рассчитывающих соотношение заработной платы генерального директора и работника, чтобы сделать их согласованными во времени и между фирмами; это сделает эти коэффициенты гораздо более полезными для политиков и общественности.

Введение

У роста неравенства доходов в Америке за последние четыре десятилетия много граней, но особенно заметной из них является резкий рост заработной платы топ-менеджеров корпораций.Хотя главные исполнительные директора (СЕО) всегда получали хорошую зарплату, отношение заработной платы генерального директора к заработной плате обычного рабочего выросло с 20 или 30 к 1 в 1960-х и 1970-х годах до 200 или 300 к 1 в последние годы. Средний генеральный директор компании из списка Fortune 500 сейчас зарабатывает около 20 миллионов долларов в год. Генеральный директор нередко зарабатывает 30-40 миллионов долларов, если у их компании особенно удачный год или если у них есть выгодный контракт.

В этом документе аргументируется желательность ограничения заработной платы генерального директора и обсуждаются политические стратегии, которые могут быть частью таких усилий.Его основные выводы описаны ниже.

Основные выводы данного отчета

Чрезмерная зарплата генерального директора усугубляет неравенство. К настоящему времени взрывной рост заработной платы генерального директора в крупных фирмах — по сравнению с оплатой типичных рабочих и даже с заработной платой других членов, входящих в верхние 0,1 процента распределения заработной платы — хорошо задокументирован. Эта чрезмерная оплата генерального директора имеет значение для неравенства не только потому, что это означает, что большая сумма денег идет очень небольшой группе людей, но также потому, что это влияет на структуру оплаты труда в корпорации и экономике в целом.Если генеральный директор зарабатывает 20 миллионов долларов, то, вероятно, многим другим руководителям высокого уровня также платят миллионами.

Вероятно, существуют еще более широкие побочные эффекты на рынках труда, которые не обязательно должны быть тесно связаны с заработной платой руководителей, но связаны с через нормы и переговорные возможности, которые позволяют привилегированным участникам в других секторах «сравнивать» рост своей заработной платы с Генеральный директор платит. Многие директора хорошо финансируемых некоммерческих организаций, колледжей и университетов, например, когда-то работали в корпоративном секторе, и их зарплата увеличивалась по мере увеличения зарплаты корпоративных директоров.

Повышение заработной платы генерального директора не связано с увеличением производительности генерального директора. Взрывной рост заработной платы руководителей крупных фирм не сильно связан с доказательствами того, что эти руководители стали гораздо более продуктивными в своей способности приносить прибыль акционерам.

Слабое корпоративное управление — большая часть проблемы. Исследование показало, что генеральные директора вознаграждаются за удачу и что слабое корпоративное управление — советы директоров больше озабочены сохранением своих позиций, чем отстаиванием интересов акционеров — не в состоянии ограничить зарплату генерального директора, подвергая ее серьезной конкуренции.

Акционеры не в состоянии привлекать к ответственности советы директоров компаний. Реформирование корпоративного управления для предоставления акционерам возможности обуздать зарплату генерального директора потребует изменений в политике, которые позволят преодолеть множество плохих стимулов и агентских проблем, которые в настоящее время не позволяют советам директоров работать от имени акционеров. По сути, рынок надлежащего корпоративного управления страдает от внешних факторов — затрат или выгод, с которыми сталкиваются субъекты, не принимающие непосредственного участия в решениях по корпоративному управлению.Например, поскольку значительная часть выгод от активистов-акционеров, расходующих ресурсы на попытки дисциплинировать оплату труда генерального директора, достанется не активистам, а более ленивой группе акционеров, которые не тратят ресурсы на эти усилия, выгоды от активизма существенно приглушены. Аналогичным образом, чрезмерная оплата генеральных директоров фирм с особенно плохим корпоративным управлением оказывает повышательное давление на заработную плату генеральных директоров фирм, акционеры которых действительно тратят ресурсы на хорошее корпоративное управление, тем самым снижая отдачу от этих усилий.

Налоговые штрафы или льготы могут быть полезны для ограничения заработной платы генерального директора, если они будут дополнены реформами корпоративного управления. В последние годы был внесен ряд предложений по сдерживанию заработной платы генерального директора с помощью налоговых штрафов или льгот. У этих предложений есть свои достоинства, но они должны быть дополнены реформами корпоративного управления, чтобы эффективно сдерживать рост заработной платы генерального директора.

  • Эти предложения наглядно демонстрируют, насколько разбит рынок руководителей высшего звена. Они также подчеркивают, что корнем растущего неравенства в Америке в последние десятилетия является рынок труда, где у типичных рабочих наблюдается анемичный рост заработной платы, в то время как их боссы видят гораздо более быстрый рост заработной платы.
  • Налоговые штрафы могут увеличить доход, но вряд ли они изменят корпоративное поведение без реформ корпоративного управления. В нынешних условиях корпоративного управления налоговые штрафы, привязанные к чрезмерной заработной плате генерального директора, могут повысить налоговые поступления и пролить свет на нестабильный рынок заработной платы генерального директора.Но для того, чтобы владельцы фирм (акционеры) реагировали на эти стимулы, т. Е. Чтобы заставить их фактически снизить заработную плату генеральных директоров, налоговые штрафы должны сочетаться с дополнительными усилиями по расширению прав и возможностей этих владельцев посредством реформы корпоративного управления.
  • У акционеров есть стимул ограничивать оплату труда генерального директора, но у них нет для этого возможностей. Повышенная зарплата генерального директора в основном происходит за счет акционеров. Это означает, что у этих акционеров уже есть стимулов для предотвращения значительного увеличения заработной платы генерального директора, однако за последние десятилетия она значительно выросла.Ключевая проблема заключается не в том, что у акционеров отсутствует стимул для ограничения оплаты труда, а скорее в том, что нынешняя структура корпоративного управления оставляет контроль в основном в руках советов директоров, которые обязаны своей преданностью генеральным директорам, а не акционерам.

Проблема завышенной заработной платы генерального директора

Сначала мы очерчиваем проблему чрезмерной оплаты труда генерального директора в четырех разделах. В первом разделе кратко излагается история заработной платы генерального директора за последние четыре десятилетия. Во втором разделе рассматриваются последствия чрезмерной оплаты труда генерального директора для общей структуры заработной платы.В третьем разделе обсуждается проблема корпоративного управления и объясняется, как действующая система эффективно позволяет генеральным директорам определять зарплату их друзей. В четвертом разделе чрезмерная заработная плата рассматривается в контексте доходов акционеров.

Краткая история зарплаты генерального директора

Этот раздел в значительной степени основан на работе Мишеля и Шидера (2018), которые четко задокументировали взрывной рост заработной платы руководителей крупнейших компаний в экономике. Таблица 1 — воспроизведенная из их отчета — показывает рост заработной платы генерального директора (измеряемый двумя способами) и рост годовой оплаты труда производственных и неконтролирующих работников.

Используя свой предпочтительный метод измерения заработной платы генерального директора, который рассчитывается на основе реализованных опционов на акции, Мишель и Шидер документально подтверждают рост соотношения оплаты труда генерального директора и обычного работника с 20 к 1 в 1965 году до 30 к 1 в 1965 году. 1978 г. — 58: 1 в 1989 г. до 344: 1 в 2000 г. Поскольку заработная плата генерального директора часто привязана к стоимости акций компаний, лопнувший пузырь на фондовом рынке в 2001 г. привел к сокращению числа преемников генерального директора. коэффициент оплаты труда работников к 2007 году составил 327: 1. Падение фондового рынка, вызванное финансовым кризисом 2009 года, еще больше снизило его до 188: 1.Однако с тех пор заработная плата генерального директора быстро восстановилась — по прогнозам Мишеля и Шидера, соотношение заработной платы генерального директора к работнику в 2017 году достигло 312: 1. В 2017 году средний уровень оплаты труда генеральных директоров в 350 крупнейших фирмах составлял 18,9 доллара. миллион.

Компенсация генерального директора, соотношение заработной платы генерального директора к сотрудникам и цены акций (в долларах 2017 г.), 1965–2017 гг.
Годовое вознаграждение генерального директора (в тысячах) * Годовая оплата труда производственных / неконтролируемых работников частного сектора (в тысячах) Фондовый рынок (индекс на 2017 г.) Соотношение оплаты труда генерального директора и работника ***
На основе реализованных опций На основе предоставленных опционов Все работники частного сектора Отрасль фирм ** S&P 500 Доу-Джонс На основе реализованных опций На основе предоставленных опционов
1965 $ 902 $ 688 40 долларов.9 нет данных 588 6 078 20,0 14,5
1973 $ 1,177 $ 898 $ 48,0 нет данных 520 4 473 22,2 16,1
1978 $ 1 612 $ 1,230 $ 49,1 нет данных 325 2,780 29,7 21,6
1989 $ 3 004 $ 2 291 $ 46.7 нет данных 605 4 704 58,2 42,3
1995 $ 5 830 $ 6 468 $ 46,8 $ 56,3 850 7 058 112,3 123,2
2000 $ 21 048 21 136 долл. США $ 49,4 $ 58.9 1,994 14 985 343,5 360,5
2007 $ 19 503 $ 13 583 51 год.4 $ 61,2 1,714 15 290 327,4 226,9
2009 $ 10 983 10 550 долларов США $ 53,4 62,5 1 063 90 100 9 963 187,8 175,7
2013 $ 15 903 $ 12 193 $ 52.9 62,2 1,696 15 487 278,6 204,7
2014 $ 16 843 $ 12 688 53 доллара.1 62,9 1,960 17,023 284,0 213,4
2015 $ 16 564 $ 12 716 $ 53.9 $ 64,2 2,088 17 814 271,6 208,5
2016 $ 16 030 $ 13 039 $ 54,5 62,2 2,095 17 927 270,1 219,9
Прогноз на 2017 год $ 18 855 $ 13 264 $ 54.6 62,4 2,398 21 292 311,7 220,7
2016 FH $ 15 200 $ 12 768 $ 54,5 62,2 2,095 17 927 257,3 215,7
2017 FH $ 17 880 $ 12 988 $ 54,6 62,4 2,398 21 292 298,9 216.5
1965–1978 78,7% 78,7% 19,9% нет данных -44,7% -54,3% 9,8 7,1
1978–2000 1 205,5% 1618,8% 0,7% нет данных 513,0% 439,1% 313,8 338,8
2000–2017 -10,4% -37,2% 10.5% 6,0% 20,2% 42,1% -31,8 -139,7
2009–2017 71,7% 25,7% 2,1% -0,1% 125,6% 113,7% 123,9 45,0
1978–2017 1069,5% 978,6% 11,2% нет данных 636,9% 666,0% 282,0 199.1
2016–2017 17,6% 1,7% 0,2% 0,3% 14,5% 18,8% 41,6 0,9

* Годовое вознаграждение генерального директора рассчитывается с использованием ряда компенсаций «реализованные опционы» и «предоставленные опционы» для руководителей 350 ведущих американских компаний, ранжированных по объему продаж. Серия «реализованных опционов» включает заработную плату, бонусы, ограниченные гранты на акции, реализованные опционы и долгосрочные поощрительные выплаты для руководителей высшего звена 350 U.Фирмы С. ранжированы по объему продаж. Серия «предоставленных опционов» включает заработную плату, бонусы, ограниченные гранты на акции, стоимость предоставленных опционов и долгосрочные поощрительные выплаты.
** Годовая оплата труда работников ключевой отрасли фирм в выборке.
*** Основано на усреднении показателей конкретных фирм, а не на соотношении средних величин вознаграждения генерального директора и работников.

Примечания: Прогнозируемое значение на 2017 год основано на изменении заработной платы генерального директора, измеренной с июня 2016 года по июнь 2017 года, применительно к значению за полный 2016 год.Прогнозы компенсации на основе предоставленных и реализованных опционов рассчитываются отдельно. «FH» обозначает предварительные значения за «первое полугодие».

Источник: Таблица 1 в Лоуренсе Мишель и Джессике Шидер, Размер вознаграждения генерального директора увеличился в 2017 году, Институт экономической политики, август 2018 года; анализ данных из базы данных ExecuComp компании Compustat, базы данных экономических данных Федеральной резервной системы (FRED) из Федерального резервного банка Сент-Луиса, ряда данных текущей статистики занятости Бюро статистики труда и таблиц

Бюро экономического анализа NIPA

Часто стремительный рост заработной платы генерального директора в последние десятилетия защищается просто как еще один симптом вызванного технологиями повышения надбавки к заработной плате для квалифицированных рабочих, которое якобы произошло в то же время.Этот аргумент неубедителен. Во-первых, доказательства, подтверждающие утверждения о том, что вызванные технологиями шоки относительного спроса приводят к неравенству в заработной плате в нижних 99 процентах распределения заработной платы, оказались довольно слабыми. С другой стороны, рост заработной платы генеральных директоров крупных фирм затмевает даже рост заработной платы других членов, входящих в верхние 0,1 процента распределения заработной платы (и, предположительно, в эти самые высокие 0,1 процента входят некоторые технологически подкованные работники) — как показано на рисунке . А . Фактически, клин между зарплатой генерального директора и оплатой остальной части топ-0.1 процент рос намного быстрее, чем у выпускников колледжей с надбавкой к заработной плате в масштабах всей экономики по сравнению с выпускниками средней школы.

Сравнение вознаграждения генерального директора с 0,1% -ной максимальной заработной платой, 1947–2016 гг.
Год Отношение заработной платы генерального директора к заработной плате высшего 0,1% 1947–1979 Среднее соотношение: 3,18
1947 3,50 3,18
1948 3,10 3,18
1949 3.50 3,18
1950 2,98 3,18
1951 2,98 3,18
1952 2,91 3,18
1953 3,25 3,18
1954 3,37 3,18
1955 3,39 3,18
1956 3,36 3.18
1957 3,74 3,18
1958 3,74 3,18
1959 4,18 3,18
1960 3,22 3,18
1961 3,49 3,18
1962 3,50 3,18
1963 3,61 3,18
1964 3.37 3,18
1965 3,28 3,18
1966 3,10 3,18
1967 3,05 3,18
1968 2,99 3,18
1969 3,06 3,18
1970 2,97 3,18
1971 2,81 3.18
1972 2,89 3,18
1973 2,69 3,18
1974 2,66 3,18
1975 2,26 3,18
1976 2,30 3,18
1977 2,40 3,18
1978 2,78 3,18
1979 3.22 3,18
1980 2,72 3,18
1981 2,94 3,18
1982 2,76 3,18
1983 2,76 3,18
1984 2,54 3,18
1985 3,08 3,18
1986 2,89 3.18
1987 2,59 3,18
1988 2,35 3,18
1989 2,60 3,18
1990 2,72 3,18
1991 3,08 3,18
1992 2,81 3,18
1993 3,01 3,18
1994 3.94 3,18
1995 4,06 3,18
1996 5,43 3,18
1997 5,22 3,18
1998 5,84 3,18
1999 5,96 3,18
2000 7,67 3,18
2001 6,80 3.18
2002 6,02 3,18
2003 5,34 3,18
2004 5,21 3,18
2005 4,94 3,18
2006 5,12 3,18
2007 4,31 3,18
2008 4,50 3,18
2009 4.56 3,18
2010 4,79 3,18
2011 4,89 3,18
2012 5,03 3,18
2013 5,71 3,18
2014 5,55 3,18
2015 5,28 3,18
2016 5,45 3.18
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Источник: Анализ авторов данных о верхней 0,1-процентной заработной плате из Mishel and Wolfe 2017 и экстраполяция серии вознаграждений генерального директора Kaplan (2012)

Короче говоря, рост заработной платы генерального директора крупных фирм в последние десятилетия был необычайным, и кажется, что его невозможно объяснить с помощью общих факторов, повлиявших на остальную экономику.Кажется, действительно есть что-то особенное (и особенно сломанное) в рынке оплаты труда генерального директора.

Последствия высокой заработной платы генерального директора

Проблема высокой заработной платы генерального директора — это проблема не только высшего руководства крупных компаний, получающих зарплаты в десятки миллионов долларов. Чрезмерная оплата наверху влияет на структуру оплаты труда в отдельной корпорации и даже в экономике. Средняя годовая заработная плата руководителей 350 крупнейших фирм в 2017 году составила 18,9 миллиона долларов. Но зарплата следующих четырех самых высокооплачиваемых руководителей этих же фирм в среднем также составляла примерно столько же.Учитывая эти цифры, трудно представить, что следующие 10–20 самых высокооплачиваемых сотрудников каждой из этих компаний получают намного меньше 1 миллиона долларов в год.

Если мы сравним это с миром, в котором генеральные директора этих компаний зарабатывают от 2 до 3 миллионов долларов в год, то следующим четырем наиболее высокооплачиваемым руководителям каждой компании, вероятно, будут платить около 1 миллиона долларов каждому. Следующий уровень высшего руководства, вероятно, будет смотреть на зарплаты в диапазоне от 400 000 до 800 000 долларов, что намного ниже нынешнего уровня.Это высвободило бы значительную сумму денег, которая, скорее всего, досталась бы акционерам в виде более высокой корпоративной прибыли. В более долгосрочной перспективе мы, вероятно, также увидим, что часть денег, сэкономленных на заработной плате руководителей, будет передана более типичным работникам в виде более высокой заработной платы, особенно если меры по ограничению заработной платы генерального директора будут дополнены другими мерами политики, обеспечивающими больший рычаг воздействия на рынок труда для типичные рабочие.

Высокая заработная плата руководителей в корпоративной Америке также влияет на структуру оплаты труда в других отраслях экономики.Высшее руководство университетов, фондов и частных благотворительных организаций обычно получает зарплату в размере 1 млн долларов в год, а в некоторых случаях в два или три раза больше. Обоснование этого состоит в том, что человек, управляющий корпорацией размером с Гарвардский университет или Американский Красный Крест, легко мог бы зарабатывать 10-15 миллионов долларов в год, если бы выбрал управленческую работу в корпоративном секторе. Если взять за основу зарплату руководителей корпораций, то работа за 1 миллион долларов в год может показаться даже жертвой.

Как и в корпоративном секторе, высокая оплата генерального директора некоммерческой организации также влияет на оплату других высших должностных лиц. Если президент университета получает более 1 миллиона долларов в год, то ректор и деканы крупных школ могут зарабатывать где-то около 1 миллиона долларов каждый. Высокая оплата тем, кто находится наверху, в некоторой степени достигается за счет оплаты труда тех, кто находится на средней и нижней ступенях лестницы заработной платы.

Высокая заработная плата в корпоративном секторе также влияет на оплату труда в правительстве. В то время как заработная плата на вершине государственной шкалы оплаты труда обычно ограничивается законом, людей часто нанимают по контрактам, по которым их эффективная заработная плата может быть во много раз выше, чем заработная плата высших государственных служащих.

Кроме того, гораздо более высокая заработная плата, доступная в корпоративном секторе, является огромным фактором в проблеме чиновников с «вращающейся дверью», которые проводят несколько лет в регулирующей должности, а затем переходят на работу в отрасль, которую они регулировали; такая модель может привести к конфликту интересов, что приведет к ухудшению нормативного правоприменения и увеличению потенциала коррупции, поскольку регулирующие органы могут (сознательно или неосознанно) ухаживать за будущими работодателями, даже когда они регулируют их. Этот путь намного более привлекателен для государственных служащих в контексте, когда занятость в частном секторе может приносить миллионы долларов в год, а в государственном секторе — около 200 000 долларов.Ситуация была бы совершенно иной, если бы высокопоставленные государственные служащие могли рассчитывать на заработную плату в два или, возможно, в три раза больше, чем в корпоративном секторе, а не в 10 и более раз.

По этим причинам мы бы смотрели на совершенно другой мир с точки зрения неравенства доходов, качества регулирования и коррупции, если бы мы могли добиться, чтобы выплаты генеральному директору возвращались к уровням, по сравнению с обычными работниками, которые мы наблюдали в 1960-х и 1970-х годах. . Экономика и корпоративная Америка работали очень хорошо на протяжении большей части этого периода, когда зарплата генерального директора была не такой уж большой.Трудно утверждать, что у топ-менеджеров нет стимулов и что талантливые люди не считали, что управление крупной корпорацией стоит потраченного времени в те годы. В то время как экономика и мир сегодня другие, трудно понять, почему люди все еще не хотят работать в качестве генерального директора крупной компании за 2–3 миллиона долларов в год.

Стоят ли генеральные директора той зарплаты, которую они получают?

Основное оправдание того, почему акционеры терпят огромное увеличение заработной платы генерального директора — денег, которые поступают прямо из их карманов, — заключается в том, что эта более высокая заработная плата необходима для привлечения генеральных директоров, которые приносят акционерам хорошую прибыль.Аргумент состоит в том, что генеральный директор, которому платят 20 или 30 миллионов долларов в год, может принести акционерам прибыль в 10 или даже 100 раз больше, чем его зарплата. В этом нарративе акционеры получают выгодную сделку даже с очень высокими пакетами заработной платы для генеральных директоров.

Прежде чем мы обратимся к свидетельствам, важно четко понять, о чем идет речь. Очевидно, что корпорации должны иметь человек, ответственных за (хотя нет причин, по которым это должен быть один человек). В этом смысле тривиально верно, что генеральные директора приносят огромную пользу акционерам в том смысле, что корпорации вносят вклад в стоимость акционеров, а генеральные директора возглавляют эти корпорации.Но вопрос не в том, насколько ценно иметь генерального директора для акционеров по сравнению с бесцельной деятельностью компании, вопрос в том, насколько ценен генеральный директор конкретного по сравнению с другими людьми, которые могли бы занять эту должность. Если люди, следующие в очереди или которых можно нанять в других компаниях, обладают такими же способностями, как и нынешний генеральный директор, то ценность генерального директора для компании равна той сумме, которую они должны были бы заплатить, чтобы заменить их.

Конечно, мы применяем эту логику к оплате других работ.Например, помощник медсестры может обнаружить, что жизненно важные показатели пациента слабые или что у пациента затруднено дыхание. Оказывая немедленную помощь и / или связываясь с более подготовленным персоналом, помощник медсестры может спасти жизни. Основываясь на этом факте, мы можем сказать, что услуги ассистента стоят сотни тысяч или даже миллионы долларов в год. На самом деле помощники медсестры получают очень низкую заработную плату, зачастую немногим больше минимальной. Причина, по которой они получают такую ​​низкую заработную плату, заключается в том, что можно найти других людей, выполняющих эту работу за очень низкую заработную плату; кроме того, институты (например, профсоюзы или устойчивая минимальная заработная плата), которые могли бы удерживать низкооплачиваемых работников от необходимости соглашаться на низкую заработную плату, чтобы обеспечить себе работу, со временем разрушились.(Тот факт, что подавляющее большинство помощников медсестры — женщины, вероятно, является одним из факторов всего этого.)

По этим причинам нет смысла приписывать генеральному директору всю прибыль, которую компания приносит акционерам. Соответствующий вопрос заключается в том, есть ли другой человек, который хотел бы выполнять работу генерального директора с более низкой оплатой , который мог бы обеспечить такую ​​же прибыль акционерам .

Имеются убедительные свидетельства того, что заработная плата генеральных директоров не связана напрямую с доходами, которые они предоставляют акционерам.Скорее, похоже, что в зарплате генерального директора есть большой элемент удачи. Факторы, которые имеют мало или не имеют никакого отношения к работе генерального директора, но которые приводят к росту прибыли и стоимости акций, могут привести к более высокой заработной плате генерального директора. Например, исследование показало, что скачки мировых цен на нефть привели к значительному увеличению заработной платы руководителей нефтяных компаний (Bertrand and Mullainathan 2001). Предположительно, руководители компаний не имели никакого отношения к росту мировых цен на нефть, поэтому фактически они получили значительное повышение заработной платы в результате факторов, которые были вне их контроля.

Основная часть зарплаты генерального директора обычно поступает в виде акций компании или, что более типично, опционов на акции. Это означает, что — любое значение , которое вызывает рост стоимости акций компании, приведет к более высокой оплате генерального директора. Хотя эффективность генерального директора, очевидно, влияет на курс акций, факторы, не зависящие от него, такие как общее направление экономики или движения на фондовом рынке в целом, также будут иметь большое влияние на его заработную плату.

В принципе, советы директоров компаний могут заключать контракты, гарантирующие, что генеральные директора будут вознаграждены только за доходность акций, превышающую среднюю доходность компаний в контрольной группе.Например, в контракте может быть указано, что генеральный директор Exxon-Mobil не будет вознагражден просто потому, что цена акций компании выросла; скорее, чтобы генеральный директор мог получать вознаграждение, основанное на результатах, цена акций компании должна была бы вырасти больше, чем у конкурентов (например, не только потому, что рост цен на нефть увеличил прибыль нефтяных компаний по всем направлениям). Хотя можно (и даже легко) структурировать компенсацию для генеральных директоров таким образом, такого рода контракты являются исключением.В подавляющем большинстве случаев руководители фактически получают вознаграждение за все, что увеличивает стоимость акций компании, даже если они не имеют к этому никакого отношения.

Есть свидетельства того, что советы директоров часто почти не понимают, какие пакеты оплаты они предоставляют генеральным директорам. В недавнем исследовании было обнаружено, что советы директоров корпораций в основном не осознавали, что стоимость опциона резко росла в течение 1990-х годов, когда цены на акции взлетели из-за пузыря акций технологических компаний (Shue and Townsend, 2016). Этот анализ показал, что большинство советов директоров продолжало выдавать такое же или большее количество опционов генеральным директорам, даже несмотря на то, что ценность этих опционов резко возросла, по-видимому, из-за того, что они не хотели, чтобы казалось, урезали зарплату своим генеральным директорам.Конечно, директора не могут эффективно обуздать зарплату генерального директора, если они даже не знают, сколько они им платят.

Другое исследование нашло интересный способ оценить, являются ли генеральные директора чрезвычайно талантливыми людьми, которые необходимы для успеха их компаний. Куигли, Кроссленд и Кэмпбелл (2017) изучали влияние неожиданной смерти генерального директора — например, в авиакатастрофе или автокатастрофе — на курс акций. Причина, по которой акцент делается на неожиданных смертельных случаях, заключается в том, что это исключает возможность того, что смерть могла быть ожидаемой, и ее влияние уже отражено в цене акций, как это может быть в случае, когда генеральный директор умирает после длительной болезни.Почти в половине случаев, рассмотренных с 1990 года (44,3 процента), цена акций компании выросла после смерти генерального директора.

Если действующие генеральные директора являются необычайно талантливыми людьми, которых нелегко заменить, их непредвиденная потеря должна быть однозначно плохой новостью для акционеров компании. Фактически, можно ожидать, что рынок чрезмерно негативно отреагирует на неожиданную смерть генерального директора, поскольку можно ожидать, что генеральный директор действительно был важным активом для компании, даже в тех случаях, когда это неправда.В конце концов, с чего бы акционерам платить им столько денег? И тем не менее, эти потери мало повлияют на цены акций.

Маршалл и Ли (2016) рассмотрели долгосрочную (10-летнюю) прибыль акционеров по сравнению с общей заработной платой генерального директора 429 крупных корпораций за период 2006–2015 годов. Исследование выявило значительную отрицательную взаимосвязь, при которой высокий размер вознаграждения генерального директора ассоциировался с худшей прибылью для акционеров. Анализ разделил заработную плату генерального директора по квинтилям и показал, что общий доход для акционеров компаний с зарплатой в нижнем квинтиле был на более чем на 60 процентов выше, чем на , чем общий доход для акционеров компаний с зарплатой генерального директора в верхнем квинтиле.Эти выводы трудно согласовать с утверждениями о том, что заработная плата генеральных директоров отражает их способность увеличивать прибыль для акционеров.

Эти и другие исследования показывают, что существует небольшая взаимосвязь между заработной платой генерального директора и доходами акционеров. Это означало бы, что разумно полагать, что акционеры могли бы избежать наказания, заплатив своему нынешнему генеральному директору значительно меньше денег и при этом получая сопоставимые результаты с точки зрения прибыли, или, в качестве альтернативы, они могли бы нанять другого генерального директора, который бы выполнял такую ​​же хорошую работу. за значительно более низкую оплату.

Есть один аспект этой картины, который недооценивают. Часто считается само собой разумеющимся, что, хотя рост заработной платы подавляющего большинства американских рабочих был слабым в течение десятилетий, прибыль для акционеров была высокой. В результате многие считают, что эти предполагаемые тенденции заключаются в том, что коренная проблема всех дисфункций корпоративного управления — это слишком большая приверженность путеводной звезде «максимизации акционерной стоимости».

Однако на самом деле доходность для акционеров , а не , была очень хорошей в последние десятилетия.Средняя доходность акций S&P 500 с поправкой на инфляцию в течение последних двух десятилетий составляла менее 3,6 процента в год. Для сравнения: в период с 1950 по 2001 год в среднем преобладало более 7 процентов. И такая низкая доходность наблюдается несмотря на то, что произошло значительное сокращение налогов, уплачиваемых корпорациями, в первую очередь сокращение налогов, принятое Республиканским Конгрессом в США. В 2017 году ставка налога на прибыль снизилась с 35 до 21 процента.

Идея о том, что акционеры и генеральные директора совместно извлекли выгоду из структуры управления, позволившей взлететь зарплатам генерального директора, просто не соответствует действительности.Очевидно, всегда существует вероятность того, что акционеры могли бы поступить еще хуже с альтернативной структурой, которая оставила бы им менее оплачиваемых генеральных директоров. Но последние два десятилетия не были хорошим периодом для акционеров по сравнению с предыдущими десятилетиями, и акционеры действительно должны спросить себя, почему они так много платят своим генеральным директорам, чтобы получить такую ​​низкую прибыль.

Трудность обуздания зарплаты генерального директора

Люди, которые могут немедленно обуздать зарплату генерального директора, — это советы директоров, которые утверждают пакеты заработной платы генерального директора.Якобы эти директора несут ответственность перед акционерами, которые голосуют за них, и, в принципе, могут их отстранить. На практике директора обычно более отзывчивы к высшему руководству (включая генеральных директоров), которые часто играют большую роль в выборе членов совета. Более того, когда в совет директоров входит директор, структура стимулов решительно не вызывает серьезных вопросов о заработной плате генерального директора.

Работа в совете директоров компании очень хорошо оплачивается, обычно более 100 000 долларов в год, а часто и несколько сотен тысяч долларов в год за очень частичную работу.В своей книге The CEO Pay Machine Стивен Клиффорд, входивший в несколько советов директоров компаний, подсчитал, что объем работы обычно составлял 150 часов в год. Это означает, что член совета директоров, зарабатывающий 100 000 долларов в год, получает почти 700 долларов в час. Более высокооплачиваемые директора, получающие 300 000 или 400 000 долларов в год, получают 2 000 или более долларов в час. Короче говоря, членство в корпоративном совете директоров — чрезвычайно прибыльная работа, которую, по-видимому, большинство директоров хотели бы сохранить.

Сохранение этих должностей оказывается тривиально легким делом, поскольку директора почти не могут быть исключены из-за протеста акционеров. Анализ выборов директоров в 2012 году, проведенный Investor Shareholder Services, показал, что 99,6 процента из 17 081 директора, назначенного руководством, были утверждены (Стюарт, 2013). Даже среди 61 проигравшего, 55 все еще числились в платежной ведомости много месяцев спустя при следующей регистрации доверенности. Их коллеги-директора, очевидно, были готовы защитить их от гнева акционеров.

Ключ к тому, чтобы любой директор сохранял свою работу, — это делать других директоров счастливыми. Это, вероятно, означает не задавать вопросы о возможности резкого сокращения заработной платы генерального директора, выбранного советом директоров, или о том, можно ли найти нового генерального директора, который, по крайней мере, так же хорош и готов работать за гораздо более низкую оплату. Поскольку работа директоров заключается в том, чтобы действовать в интересах акционеров, эти вопросы должны часто обсуждаться на заседаниях совета директоров. В конце концов, хотя высшее руководство часто проявляет большой интерес к сокращению других расходов для компании, оно не заинтересовано в снижении своей заработной платы.Если директора фирмы не работают активно над ограничением заработной платы генерального директора, то никто этого не делает.

В принципе, акционеры могут объединиться с целью увольнения директоров, которые не серьезно относятся к ограничению оплаты труда генерального директора, но для этого требуется большая координация с небольшой гарантией успеха. Это классическая проблема коллективных действий. Обычно отдельные акционеры — даже те, кто владеет большим количеством акций компании — не стоит затрат времени и усилий на активное участие в управлении корпорацией, акциями которой они владеют.Обычно намного проще просто продать свои акции компании, если они считают, что злоупотребления и / или некомпетентность высшего руководства достаточно плохи, или просто жить с чрезмерной оплатой, если они думают, что в остальном компания хорошо управляется.

Даже если некоторые акционеры-активисты действительно потратили ресурсы на организацию усилий по сдерживанию заработной платы генерального директора, многие выгоды от этих усилий достались бы безбилетным акционерам, которые не принимали участия в этих усилиях. Этот внешний эффект — выгода, получаемая акционерами-неактивистами в результате сделки (инвестиции акционеров-активистов в мониторинг и организацию заработной платы генерального директора) гарантирует недостаточные инвестиции в надежное корпоративное управление.Кроме того, до тех пор, пока существует около фирм, которые плохо справляются с дисциплинированием заработной платы генерального директора, этот провал корпоративного управления будет оказывать повышательное давление на зарплату генерального директора даже в компаниях, владельцы которых действительно инвестируют ресурсы в ограничение оплаты труда руководителей.

Предлагаемые решения проблемы чрезмерной оплаты труда генерального директора

Теперь мы переходим к предлагаемым решениям: во-первых, мы рассматриваем предлагаемые (и реализованные) налоговые льготы и штрафы, направленные на ограничение заработной платы генерального директора, и обсуждаем, почему такие налоговые льготы необходимо дополнять реформами корпоративного управления, чтобы иметь наибольшее влияние на заработную плату генерального директора. .Затем мы предлагаем изменения в системе управления, которые могут поддержать усилия по снижению заработной платы; мы подчеркиваем, что первым шагом в этом процессе должны быть изменения в том, как Комиссия по ценным бумагам и биржам предписывает корпорациям сообщать о своих собственных соотношениях оплаты труда генерального директора и работника, чтобы эти соотношения были информативными для политиков.

Добавление налоговых льгот и штрафов в набор инструментов политики для сдерживания заработной платы генерального директора

В последние годы был выдвинут ряд предложений об использовании налоговых льгот и штрафов для снижения завышенного соотношения заработной платы генерального директора к заработной плате обычных рабочих.Элементы этих предложений, более подробно обсуждаемые ниже, эффективно подчеркивают, насколько сломан рынок для топ-менеджеров корпораций и как сбои на рынке труда являются главной движущей силой американского неравенства в последние десятилетия. Обычные рабочие десятилетиями наблюдали лишь анемичный рост заработной платы, в то время как зарплата их корпоративных боссов резко возросла.

Многие из этих предложений обещают увеличить доход от корпоративных доходов, если (как и ожидалось) соотношение заработной платы генерального директора и работника не будет быстро реагировать на изменения налоговой политики, и вместо этого фирмы просто предпочтут платить более высокие налоги.Несомненно, больший доход можно было бы использовать с пользой для противодействия последствиям неравенства. Однако, если политики хотят надолго исправить многие неработающие аспекты рынка для топ-менеджеров, налоговые льготы и штрафы необходимо дополнить другими изменениями в политике.

В частности, налоговые льготы и штрафы необходимо будет сочетать с политиками, нацеленными на исправление сломанных структур корпоративного управления, которые позволили заработной плате генерального директора стремительно расти в последние десятилетия (мы рассмотрим некоторые из этих исправлений корпоративного управления в следующем разделе).Также потребуется гораздо более эффективное налоговое обеспечение, чтобы положить конец уловкам бухгалтерского учета, которые позволяют фирмам претендовать на получение налоговых льгот на основе заработной платы. Кроме того, чтобы предотвратить злоупотребление этими налоговыми льготами, федеральному правительству необходимо будет более тщательно измерять заработную плату генерального директора и обычного работника, чем это делается в настоящее время, и выступать против фирм, которые просто «раскалывают» своих низкооплачиваемых сотрудников субподрядным фирмам. (чтобы искусственно снизить соотношение заработной платы генерального директора к заработной плате рабочих) должны быть построены.В оставшейся части этого раздела освещается ряд вопросов, которые следует учитывать при рассмотрении этих предложений.

Ориентация на уровни оплаты труда или коэффициенты оплаты труда?

Полезно сначала провести различие между мерами, которые используют изменения корпоративного налога для создания стимулов для корпораций повышать заработную плату своих рядовых работников на уровня и на те изменения, которые привязаны к соотношению заработной платы генерального директора к заработной плате рабочих . Если стимулы привязаны к повышению уровня оплаты труда рядовых рабочих, они должны быть огромными, чтобы сдвинуть циферблат, даже в мире, где интересы генерального директора и акционеров совпадают, а акционеры имеют право влиять на зарплату генерального директора.Причина этого проста: стоимость для акционеров значительно более высокой заработной платы рядовых работников огромна — даже больше, чем выгода от полного обнуления ставки корпоративного налога.

Например, в 2017 году добавленная стоимость корпоративного сектора в экономике США составила примерно 8,5 триллиона долларов. Эта добавленная стоимость была разделена между оплатой труда (6,4 триллиона долларов) и прибылью компании (2,1 триллиона долларов). Эффективная ставка налога на эту прибыль составляла всего 17 процентов. Представьте себе мысленный эксперимент, в котором фирмам предоставляется ставка корпоративного налога на уровне 0% в данном году, если они повышают среднюю заработную плату своих рядовых работников на 5 процентов в течение этого года.Экономия от обнуления налогов составит примерно 350 миллиардов долларов (17 процентов, умноженных на 2,1 триллиона долларов), в то время как затраты на повышение компенсации в корпоративном секторе составят 425 миллиардов долларов (5 процентов, умноженные на 8,5 триллионов долларов). Очевидно, что это только иллюстративный пример с использованием слишком агрегированных данных, но результат очевиден — затраты на повышение заработной платы рядовых работников настолько дороги для владельцев корпораций, что потребуются действительно экстраординарные изменения в корпоративных налогах. это того стоит.По сути, правительство должно быть готово внести очень большие изменения в ставки корпоративного налога, чтобы стимулировать повышение заработной платы рядовых работников.

Однако другой вариант налоговых льгот фокусируется на соотношении заработной платы генерального директора к , а не на абсолютном уровне заработной платы (или ежегодном повышении) рядовых работников. В этих предложениях фирмы теоретически могут нацелить на снижение заработной платы генерального директора лазером и удовлетворить стимулы предлагаемого изменения налога. Хотя такая перспектива очень приветствуется, реальные свидетельства показывают, что сегодня акционеры не имеют права заставлять генеральных директоров минимизировать налоги с акционеров, если это противоречит личной прибыли генерального директора.Короче говоря, для того, чтобы налоговые льготы эффективно сдерживали зарплату генерального директора, они должны сопровождаться сильной дополнительной политикой.

Повышение власти акционеров, а не только стимулы

Необходимость изменения полномочий акционеров , а не только их стимула для обуздания заработной платы генерального директора, подтверждается двумя случаями, когда налоговое законодательство было изменено таким образом, чтобы дисциплинировать рост заработной платы генерального директора, если бы акционеры имели возможность заставляют менеджеров своей компании эффективно минимизировать налоговые платежи акционеров.Самым важным шагом в этом направлении было положение в законопроекте о налогах, принятом в 1993 году. Это положение положило конец налоговым вычетам из заработной платы генерального директора, превышающей 1 миллион долларов, которая не была привязана к результатам.

Как выяснилось, это положение было эффективным при изменении структуры заработной платы генерального директора, но практически не повлияло на уровень заработной платы генерального директора. Это связано с тем, что при внесении налоговых изменений Налоговая служба постановила, что оплата в виде акций или опционов на акции считается «оплатой, привязанной к результатам деятельности.В ответ на законопроект о налогах и соответствующее постановление IRS компании просто переместили структуру вознаграждения генерального директора с прямой заработной платы на опционы на акции и другие формы оплаты, которые по-прежнему подлежали вычету. Как отмечалось выше, поскольку кажется, что многие советы директоров не осознавали ценность возможностей, которые они давали своим генеральным директорам, это изменение в законе могло даже привести к непреднамеренному увеличению средней заработной платы генеральных директоров. Если бы акционеры были уполномочены делать опционы на акции и бонусы, привязанные к реальным показателям деятельности фирмы, этот закон мог бы сработать, чтобы ограничить избыточную оплату труда.Но он потерпел неудачу именно потому, что акционерам не хватало этой власти.

Закон о доступном медицинском обслуживании (ACA) включал еще одно положение, которое изменило налоговый режим оплаты труда генерального директора, хотя и только для отрасли медицинского страхования. Это положение прекратило вычет из налоговых вычетов заработной платы генерального директора в отрасли, превышающей 500 000 долларов США, независимо от того, в какой форме оно принималось. Это означало, что компенсация в виде акций, опционов на акции, бонусов или других видов оплаты, которые ранее считались связанными с производительностью, больше не подлежали вычету в качестве деловых расходов.

Это изменение повысило стоимость доллара заработной платы генерального директора для компаний отрасли медицинского страхования более чем на 50 процентов. Поскольку в то время ставка налога составляла 35 процентов, компании фактически платили только 65 центов за каждый доллар компенсации генеральному директору; с тех пор, как в 2013 году вступило в силу положение ACA, медицинские страховые компании платили 100 центов за каждый доллар заработной платы генерального директора.

Принимая во внимание такое значительное увеличение стоимости компенсации генеральному директору медицинских страховых компаний, было бы разумно ожидать некоторого сокращения заработной платы высших руководителей отрасли.Шидер и Бейкер (2018) проверяют этот эффект, сравнивая траекторию заработной платы генерального директора в отрасли медицинского страхования с траекторией заработной платы генерального директора для компаний, на которые не повлияло положение ACA. Множество тестов, которые контролировали рост доходов, рост прибыли, повышение курса акций и другие соответствующие факторы, не обнаружили доказательств того, что потеря возможности удержания как-либо повлияла на тенденции в оплате труда генерального директора в отрасли медицинского страхования. Очевидно, что компании были готовы взять на себя дополнительные расходы, связанные с изменением налогового положения, а не снижать заработную плату генерального директора.

Положение Закона о снижении налогов и занятости (TCJA), принятом Конгрессом в 2017 году, ограничивает возможность вычета заработной платы генерального директора для всех фирм, а не только для компаний, работающих в сфере медицинского страхования. Это положение действует чуть больше года, поэтому пока рано делать какие-либо оценки его воздействия. Но есть мало оснований полагать, что эффект прекращения налоговых вычетов в более общем плане будет отличаться от эффекта прекращения налогообложения в отрасли медицинского страхования.

Дополнение налоговых льгот более строгим налоговым обеспечением, прозрачностью и политикой в ​​сфере труда, чтобы остановить «раскол»

Можно утверждать, что налоговые изменения, описанные выше, были слишком мелкими и что более строгие налоговые штрафы для компаний с высокой заработной платой генерального директора могут принести лучшие результаты.Например, с фирм могут взиматься более высокие налоговые ставки или взиматься другие штрафы, если их руководители получают чрезмерную заработную плату. Но хотя вполне возможно, что достаточно высокий штраф может побудить акционеров проявить инициативу и, наконец, придумать, как обуздать зарплату, имеющиеся на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что штраф должен быть чрезвычайно большим.

Конечно, если меры, которые привязывают увеличение налога к превышению заработной платы генерального директора, не приведут к сдерживанию этой оплаты, они по определению приведут к увеличению доходов правительства.Учитывая, что этот доход будет получен от владельцев корпоративного капитала, это будет прогрессивный налог. Если бы этот доход использовался для финансирования прогрессивного увеличения расходов, было бы в высшей степени оправданным реализовать такое предложение, даже если оно не изменило динамику оплаты труда генерального директора.

Закон об ответственности и подотчетности генерального директора, например, призывает к увеличению ставки корпоративного налога для тех корпораций с соотношением заработной платы генерального директора к работнику выше 100. Потому что во многих крупных корпорациях зарплата генерального директора намного превышает этот контрольный показатель, и именно потому, что рычаги влияния акционеров настолько слабы, что почти наверняка лишь немногие из этих крупных корпораций будут соответствовать этому критерию и, следовательно, они столкнутся с более высокой ставкой корпоративного налога, если это предложение станет законом.Теоретически это принесло бы федеральному правительству большой дополнительный доход, который потенциально можно было бы использовать постепенно.

В некотором смысле такая же логика применяется к предложениям о введении небольшого налога на финансовые операции. Если изменения налога на финансовые операции эффективны для изменения поведения, они не принесут большого дохода, но будут служить полезной социальной цели — вытеснить финансовые операции с низкой стоимостью. Если эти налоги неэффективны для изменения поведения, они принесут большой доход.Наш прогноз, безусловно, заключается в том, что налоговые льготы, применяемые к корпорациям с высоким соотношением заработной платы генерального директора и работника, «не смогут» изменить корпоративное поведение, что приведет к увеличению собираемости корпоративных налогов.

Однако все это предполагает, что корпорации не могут найти способ избежать уплаты этих налогов — довольно серьезное предположение. Если налоговый штраф достаточно высок, руководители наверняка попытаются выяснить, как его избежать, не уменьшая при этом свою зарплату или не повышая заработную плату своих работников.Скорее всего, они либо попытаются сыграть в измерение коэффициента (тема, которую мы рассмотрим в следующем разделе), либо передадут на аутсорсинг низкооплачиваемые подразделения своих фирм, чтобы повысить измеряемую заработную плату оставшихся рабочих. Этот «раскол» на рабочем месте уже несколько десятилетий является заметной чертой рынка труда США и нанес большой ущерб росту заработной платы многих работников. Политический ответ, направленный на то, чтобы остановить или замедлить этот раскол, был бы весьма желателен и повысил бы эффективность налоговых льгот, направленных на снижение соотношения оплаты труда генерального директора и работника.

Изменение правил корпоративного управления для предоставления акционерам большего контроля

Если непомерные пакеты заработной платы генеральных директоров производятся за счет акционеров, одно очевидное решение состоит в том, чтобы облегчить акционерам контроль над заработной платой генеральных директоров и высшего руководства. Закон Додда-Франка о реформе Уолл-стрит и защите прав потребителей, принятый в 2010 году, включал скромный шаг в этом направлении. Закон требует, чтобы каждые три года компании проводили голосование «с предложением вознаграждения», в ходе которого акционеры могут голосовать за или против пакета оплаты, предоставляемого высшим руководителям компании.Голосование не является обязательным, поэтому оно не требует от компании изменения пакета оплаты труда, но, по крайней мере, дает акционерам возможность сообщить о своих предпочтениях.

С практической точки зрения сложно сплотить акционеров для голосования с правом голоса, так же как трудно организовать выборы в Сенат или на пост президента. Организаторы должны связаться с большим количеством акционеров, чтобы иметь хоть какую-то надежду на победу, и у них нет особого стимула для организации, поскольку, даже если мера будет успешной, она не является обязательной.

Кроме того, структура голосования направлена ​​против акционеров, недовольных нынешней оплатой труда менеджеров. За большую часть корпоративных акций голосуют паевые инвестиционные фонды и компании по управлению активами. BlackRock, крупнейшая в мире компания по управлению активами, имеющая 4,6 триллиона долларов под управлением и контролем самого большого блока доверенных лиц во многих крупнейших компаниях страны, поддержала менеджмент в 97 процентах голосов с правом голоса. TIAA (ранее TIAA-CREF), огромный пенсионный фонд для преподавателей колледжей и университетов, поддерживал менеджмент еще более высокими темпами (Marriage, 2016).Подобно тому, как директора могут рассматривать руководителей корпораций как своих друзей, а не своих сотрудников, похоже, что аналогичные отношения существуют со многими управляющими активами, которые контролируют большую часть акций компании. У них мало причин для того, чтобы драться с руководством от имени людей, которых они якобы представляют.

Однако есть способы изменить структуру стимулов людей, которые могут действовать. Предположим, например, что правила предусматривают, что директора теряют свою стипендию за год в случае голосования «против» по ​​поводу заработной платы руководства.Директора могли бы потерять сотни тысяч долларов, и риск мог бы заставить их подумать о пакетах заработной платы немного более внимательно. Конгресс мог бы ввести такую ​​меру точно так же, как он включал в себя пакет «скажем по зарплате» в Додд-Франке.

Обратите внимание, что это правило не накладывает никаких прямых ограничений на оплату труда генерального директора. Скорее, это дает акционерам больше возможностей для сдерживания заработной платы. Поскольку генеральные директора якобы работают на акционеров, это правило может даже рассматриваться как мера в интересах бизнеса, и было бы разумно попросить корпорации принять его добровольно.В конце концов, учитывая, что отклоняется менее 3 процентов пакетов с предложением выплаты вознаграждения, вряд ли можно просить слишком много от директоров рисковать своей зарплатой из-за вероятности того, что они окажутся в 3 процентах худших по своей профессии. .

Можно представить себе, что мы пойдем еще дальше и разработаем пакеты заработной платы для директоров, которые дадут им прямой стимул к ограничению заработной платы генерального директора. Предположим, директорам была предоставлена ​​возможность разделить половину экономии от сокращения заработной платы генерального директора и следующих четырех самых высокооплачиваемых руководителей при условии, что последующая доходность акций компании будет соответствовать или превышать контрольный показатель группы компаний-аналогов.Например, если директора сталелитейной компании сократили зарплату своему генеральному директору на 3 миллиона долларов в год в течение трехлетнего периода и достигли сопоставимой экономии за счет сокращения компенсационных пакетов следующих четырех самых высокооплачиваемых руководителей вместе взятых. , то за эти три года они сэкономят компании в общей сложности 18 миллионов долларов. Взамен они смогут разделить в общей сложности 9 миллионов долларов (половина из 18 миллионов долларов экономии) при условии, что доходность акций сталелитейной компании по крайней мере будет соответствовать доходам компаний-аналогов за три года и за последующие пять лет. период.(Такой длительный период времени почти наверняка необходим, чтобы избежать стимулирования краткосрочного поведения.)

Есть много способов составить контракты, которые будут стимулировать директоров ограничивать заработную плату генерального директора. С точки зрения акционеров, директора должны постоянно спрашивать, можно ли добиться сопоставимых результатов от генерального директора и других высших руководителей, платя им меньше, точно так же, как руководство пытается минимизировать затраты, платя обычным работникам как можно меньше с учетом их уровня продуктивность.Поразительно мало компаний, если таковые вообще существуют, разрабатывают пакеты вознаграждения для директоров в соответствии с этими принципами.

Вероятно, для правительства было бы слишком много микроменеджмента, чтобы предписывать пакеты стимулов, которые побуждают директоров сдерживать зарплату генерального директора. Тем не менее, для крупных акционеров организаций, таких как пенсионные фонды, фонды и университеты, безусловно, разумно спросить компании, в которых они владеют акциями, почему у директоров нет стимула ограничивать оплату генерального директора. Кроме того, было бы желательно ограничить возможность компаний по управлению капиталом, таких как BlackRock, голосовать по вопросам оплаты труда директоров и генерального директора, за исключением случаев, когда им были даны четкие указания от людей, чьи деньги они держат.Им нельзя позволять вознаграждать своих друзей из высшего руководства чужими деньгами.

Это соответствует максимальному увеличению прибыли для акционеров. В конце концов, если генеральному директору платят больше, чем необходимо человеку с его или ее способностями и эффективностью, то акционеры выбрасывают свои деньги.

Кроме того, ряд реформ в предложенном сенатором Элизабет Уоррене Законе об ответственном капитализме (введенном в 2018 году) может помочь совету директоров фирмы обуздать зарплату генерального директора.Одна реформа ограничит возможность руководителей продавать акции, которые они получают в качестве оплаты. Законопроект содержит общие минимальные временные ограничения на то, как долго генеральные директора должны держать акции, а также другие ограничения, которые применяются после обратного выкупа акций. Эти реформы ограничили бы вознаграждение руководителей за краткосрочную удачу. Более крупная реформа, включенная в закон, потребовала бы, чтобы 40 процентов совета директоров фирмы избирались работниками фирмы. Эта функция «совместного определения» могла бы значительно усилить голос рабочих в корпоративных советах директоров.Заработная плата генерального директора явно ниже в странах, где работники более активно участвуют в принятии корпоративных решений, а экономические исследования подтверждают, что одним из немногих эффективных препятствий для оплаты труда менеджеров в контексте США является наличие профсоюзов в фирме. Закон об ответственном капитализме — и его положения о совместном прекращении деятельности — часто представляют собой удар по превосходству акционеров, но если он приводит к сдерживанию чрезмерной оплаты труда генерального директора, это может фактически нанести удар по интересам акционеров.

Наконец, любой набор реформ должен опираться на самую точную информацию.Правила, включенные в Dodd-Frank, обязывали сообщать о соотношении заработной платы генерального директора и работника в публично торгуемых фирмах, но эти правила были настолько деградированы в результате процесса регулирования, в котором они были определены, что полученные соотношения оплаты труда почти бесполезны для разработки политики. Новая администрация должна начать процесс нормотворчества, который собирает наиболее достоверные данные о том, как сообщать о соотношении заработной платы генерального директора и работника. Одним из возможных примеров решения об измерении, которое могло бы снизить зависимость от этого соотношения, является то, что регулирующий орган, который требует раскрытия информации о заработной плате генерального директора (в настоящее время SEC), рассчитывает заработную плату типичных рабочих, нанятых фирмой, но не основывает этот расчет. не только на легко поддающихся манипуляциях отчетах, предоставляемых фирмами, но и на средних отраслевых зарплатах.

Снижение заработной платы генерального директора: что поставлено на карту для акционеров?

Один из аргументов против предоставления акционерам большей возможности обуздать зарплату генерального директора состоит в том, что на карту поставлено слишком мало, о чем акционеры могут беспокоиться. Идея состоит в том, что даже зарплаты в десятки миллионов долларов не имеют большого значения для компаний с миллиардами или десятками миллиардов долларов прибыли каждый год. Стоит получить более точную оценку того, какая сумма поставлена ​​на карту и будет ли ее достаточно, чтобы беспокоить акционеров.

На рис. B показано, как заработная плата топ-менеджеров представлена ​​как доля от чистой прибыли компании при трех различных сценариях. Мы анализируем данные о вознаграждении руководителей 350 крупнейших корпораций США. Для каждой компании мы суммируем годовую зарплату пяти самых высокооплачиваемых руководителей (включая генерального директора) и выражаем эту сумму как долю годовой чистой прибыли компании. Затем мы берем среднее значение этих долей за период с 2013 по 2017 год и обнаруживаем, что в среднем на оплату высшего управленческого персонала приходится 6 процентов чистой прибыли компании.На рисунке B также показано, какой будет заработная плата высшего управленческого звена как доля прибыли фирмы, если заработная плата пяти высших руководителей в каждой фирме будет сокращена вдвое (по сути, вернув соотношение заработной платы генерального директора и типичного рабочего обратно к тому, в каком оно было). середины 1990-х годов) и что было бы, если бы зарплата генерального директора была всего в 25 раз больше, чем у обычных рабочих, как это было в 1965 году (при этом зарплата остальных четырех топ-менеджеров каждой фирмы была бы пропорционально уменьшена на тот же процент, что и у генерального директора. зарплата была снижена).

Заработная плата генерального директора и высшего управленческого звена снижает доходность акционеров: Заработная плата топ-менеджеров как доля от чистой прибыли компании, три сценария, усредненные за период 2013–2017 гг.
% от чистой прибыли
В среднем за 2013–2017 годы 6.0%
Заработная плата топ-менеджеров уменьшилась вдвое 3,0%
Заработная плата топ-менеджеров возвращена к уровню 1965 года 0,4%
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечания: Для первого столбца мы берем средние зарплаты пяти высших руководителей компании, суммируем их и делим на чистую прибыль компании.Затем мы усредняем это (невзвешенное) соотношение по 350 крупнейшим фирмам. Что касается второй планки, мы предполагаем, что заработная плата пяти высших руководителей сокращена вдвое. Последняя планка снижает заработную плату пяти высших руководителей на соотношение относительной заработной платы генерального директора в 1965 году к относительной заработной плате генерального директора в 2017 году.

Источник: Авторский анализ данных из базы данных Compustat ExecuComp

Подразумевается, что, если позволить большему контролю со стороны акционеров снизить заработную плату генеральных директоров и других четырех высших руководителей на 50 процентов, это увеличит прибыль примерно на 3.В среднем 0 процентов. Это по-прежнему оставит генеральных директоров крупных компаний с зарплатой около 10 миллионов долларов в год. Если бы зарплата генерального директора снизилась до относительного уровня 1965 года, в 20 раз превышавшего зарплату обычного рабочего, прибыль увеличилась бы на 5,6 процента.

Достаточно ли этого увеличения прибыли, чтобы беспокоить акционеров по поводу упущенной выгоды от чрезмерной оплаты труда менеджеров? На практике компании часто выражали серьезную озабоченность по поводу политики, которая оказала гораздо меньшее влияние на корпоративную прибыль.В качестве яркого примера следует отметить, что соблюдение положений Додда-Франка обошлось финансовой отрасли в 10,4 млрд долларов в течение первых шести лет внедрения (Hinkes-Jones 2017) или примерно 1,7 млрд долларов в год (обратите внимание, что это валовые затраты для компании в отрасли — закон также предоставляет преимущества). Поскольку прибыль финансового сектора после уплаты налогов в среднем составляла около 200 миллиардов долларов в год, это означает, что затраты Додда-Франка составляют примерно 0,85 процента от прибыли, что составляет менее одной трети увеличения прибыли, которая могла бы быть получена за счет сокращения зарплаты генеральным директорам и другие топ-менеджеры пополам.Подобные истории будут и для многих других законов и постановлений, которые вызвали сильную оппозицию со стороны затронутых отраслей.

Кроме того, рассмотренная выше экономия связана только с сокращением заработной платы пяти высших руководителей. Как отмечалось ранее, должен быть существенный побочный эффект для других высших уровней управления, который обеспечит значительно большую экономию.

Конечно, отстаивание этой политики надеется не только на получение более высокой прибыли для акционеров; есть надежда, что эта экономия также приведет к повышению оплаты труда рядовых рабочих.Для сравнения: в General Motors работает около 50 000 человек в час. Его прибыль после уплаты налогов в 2015 и 2016 годах составила около 9,5 млрд долларов (MarketWatch 2019). Будет ли General Motors беспокоиться об увеличении годовой заработной платы своих рабочих на 5600 долларов или увеличении их расходов на здравоохранение в расчете на одного работника? Это также составило бы примерно 3,0 процента ее прибыли — тот же процент, который можно было бы сэкономить, уменьшив вдвое зарплату топ-менеджеров.

Суть в том, что на карту поставлена ​​значительная сумма сверхнормативных выплат топ-менеджменту.Этого должно хватить, чтобы обеспокоить акционеров, даже если они не получат все это.

Заключение: Акционеры как союзники?

Если речь идет о разработке политики, которая приносит пользу работникам, находящимся в средней и нижней части распределения доходов, может показаться странным продвижение политики, которая будет включать в себя самых богатых людей страны в качестве бенефициаров. Но реальность такова, что акционеры — это группа, которая наиболее быстро может эффективно обуздать зарплату генерального директора. И по причинам, указанным ранее, у нас, вероятно, будет значительно меньше неравенства в контексте, в котором соотношение заработной платы генерального директора и заработной платы рядовых рабочих ближе к уровню 50-летней давности, даже если это подразумевает несколько более высокую корпоративную прибыль.

Кроме того, мы должны четко понимать, насколько богаты генеральные директора и другое высшее руководство крупных корпораций даже по сравнению с другими довольно богатыми людьми в американской экономике. Мишель и Шидер (2018), например, сообщают, что оплата генерального директора в крупных корпорациях примерно в 5,5 раз превышает среднюю зарплату самых богатых людей на 0,1% зарплат в целом.

Предоставления акционерам возможности обуздать чрезмерную зарплату генерального директора явно недостаточно для обеспечения более справедливой экономики, но это полезно.Существуют и другие меры, такие как более прогрессивный подоходный налог и более эффективный налог на имущество, которые могут ограничить состояние очень богатых, которые получают значительную часть своих доходов за счет корпоративных акций. Обеспокоенность тем, что эти акционеры могут стать немного богаче, если обуздать чрезмерную зарплату генерального директора, не должна быть причиной для терпимости к раздутой зарплате генерального директора, а также к неравенству и коррупции, которые это влечет за собой. Наша экономика была построена таким образом, чтобы оказывать значительное давление на обычных работников, не позволяя им получать свою долю прибыли от роста за последние четыре десятилетия — в то время как руководители , а не подвергались такому же давлению, и их зарплата позволили стать безудержным.Мы должны положить конец коррупции в системе корпоративного управления, которая не подвергает оплату генерального директора тому же давлению рынка труда, которому подвергаются все остальные.

Наконец, стоит отметить, что индивидуальный налоговый кодекс также может использоваться для изменения стимулов к оплате труда генерального директора. Если бы максимальная предельная ставка, с которой сталкивались физические лица, была увеличена, это ослабило бы стимулы для генеральных директоров забирать домой все до последнего пенни за счет работников и акционеров своей фирмы. Те же предостережения в отношении более высоких ставок, ведущих к играм и усилиям по уклонению от уплаты налогов, которые мы выделили ранее в контексте корпоративного подоходного налога, применимы и к предложениям о более высоких индивидуальных налоговых ставках, но эти индивидуальные ставки фактически являются более прямым стимулом к ​​поведению генеральных директоров.

Примечания

Данные Compustat.

На основе данных за первую половину 2017 года.

Поскольку заработная плата типичных рабочих росла медленно и неуклонно в течение рассматриваемого периода, почти все действия по изменению соотношения заработной платы генерального директора к заработной плате типичного работника обусловлены заработной платой генерального директора. Следовательно, мы считаем, что изменение только этого коэффициента в значительной степени информативно о тенденциях в уровне оплаты труда генерального директора.

См. Мишель, Ширхольц и Шмитт 2013, чтобы внимательно изучить это свидетельство.

Мишель и Шидер (2018) отмечают, что их оценка 0,1% самых богатых на самом деле включает руководителей крупных фирм, что в среднем увеличивает их. Это означает, что реальный клин между заработной платой генерального директора крупной фирмы и остальной частью верхних 0,1 процента даже больше, чем показывают цифры на рисунке A.

См. Таблицу 2 в Mishel and Schieder 2018 для этого сравнения.

Это рассуждение предполагает, что резкое увеличение зарплат генерального директора и других топ-менеджеров в последние десятилетия не было функцией их повышения производительности.Мы считаем, что это правильное предположение, и защищаем его в следующих разделах настоящего отчета.

Информацию о вознаграждении руководителей в университетах см. Bauman, Davis, and O’Leary, 2018.

Обратите внимание, что при обсуждении размера оплаты труда генерального директора мы спрашиваем только о доходах для акционеров. В целях этого обсуждения мы игнорируем тот факт, что генеральные директора могут увеличивать прибыль компании, участвуя в антиобщественных действиях, таких как нарушение трудового законодательства и крах профсоюзов, нанесение вреда окружающей среде, ограбление клиентов с помощью обманной финансовой практики или обман правительства в отношении уплаты налогов. .

Бебчук и Фрид (2004) подробно изучают литературу о взаимосвязи между заработной платой генерального директора и доходами акционеров.

Расчеты в этом абзаце основаны на данных фондового рынка, загружаемых с сайта Shiller 2019.

В Законе о справедливой оплате труда руководителей и сотрудников от 2014 года (H.R. 5662, 113-й Конгресс [2014]) предлагается сделать вычет заработной платы генерального директора из корпоративного налогообложения в зависимости от минимального ежегодного повышения зарплаты, выплачиваемого сотрудникам. Закон об ответственности и ответственности генерального директора (H.R. 3633, 115-й Конгресс [2017]) вместо этого нацелились на соотношение заработной платы генерального директора и работника.

Это просто делит корпоративные налоги, уплаченные в 2017 году (указанные в таблицах Национального счета доходов и продуктов [NIPA] Бюро экономического анализа) на прибыль корпораций NIPA.

Закон 1993 года об омнибусном согласовании (Закон № 103-66).

H.R.3633, 115-й Конгресс (2017 г.).

Подробнее о налоге на финансовые операции и принципах его работы см. В EPI 2018.

См. Weil 2014 для широкого обзора трещин на рабочем месте; см. Goldschmidt and Schmieder 2017 и Dube and Kaplan 2010 о влиянии трещин на рабочем месте на заработную плату.

Закон об ответственном капитализме, С. 3348, 115-й Конгресс (2018 г.). Обсуждение законопроекта см. В Yglesias 2018.

О связи с большим объединением в профсоюзы и более низкой оплатой генерального директора см. Piketty 2014. О влиянии объединения в профсоюзы на ограничение оплаты труда менеджеров см. DiNardo, Hallock и Pischke 2000.

Это среднее значение среднего: мы взяли процент, который представляет оплата для каждой компании, а затем усреднили этот процент по компаниям. Это фактически обеспечивает равный вес для каждой компании, в отличие от расчета, определяемого в основном средними значениями для наиболее прибыльных компаний в группе.

Список литературы

Бауман, Дэн, Тайлер Дэвис и Брайан О’Лири. 2018. Вознаграждение руководителей частных и государственных колледжей . Ряд данных доступен на веб-сайте Chronicle of Higher Education . Последнее обновление 10 декабря 2018 г. Проверено 26 апреля 2019 г.

Бебчук, Люциан и Джесси Фрид. 2004. Плата без исполнения: невыполненное обещание о выплате вознаграждения руководителю . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский унив. Нажмите.

Бертран, Марианна и Сендхил Муллайнатан.2001. «Вознаграждаются ли руководители за удачу? Есть Единые без Принципов ». Ежеквартальный экономический журнал 116, вып. 3: 901–932. https://doi.org/10.1162/00335530152466269.

Бюро экономического анализа. Разные годы. Таблицы национальных доходов и продуктовых счетов [таблицы данных].

Бюро статистики труда. 2015. «Трудовая занятость и заработная плата — май 2014 г.» [пресс-релиз].

Бюро статистики труда. Разные годы. Занятость, часы работы и заработок — национальная [база данных].В Текущая статистика занятости [серия общедоступных данных].

Клиффорд, Стивен. 2017. Платежная машина генерального директора: как она громит Америку и как ее остановить . Нью-Йорк: Penguin Random House.

Компустат. Разные годы. ExecuComp [коммерческая база данных].

ДиНардо, Джон, Кевин Ф. Халлок и Йорн-Штеффен Пишке. 2000. «Профсоюзы и рынок труда для менеджеров». Документ для обсуждения IZA, август 2000 г.

Дубе, Ариндраджит и Итан Каплан.2010. «Снижает ли аутсорсинг заработную плату на низкооплачиваемых сферах обслуживания? Свидетельства дворников и охранников. Обзор производственных и трудовых отношений 63, no. 2: 287–306.

Институт экономической политики (EPI). 2018. «Политическое и экономическое влияние финансового сектора должно быть ограничено налогом на финансовые операции». В Повестке дня EPI , декабрь 2018 г.

Федеральный резервный банк Сент-Луиса. Разные годы. Экономические данные Федеральной резервной системы (FRED) [база данных].

Гольдшмидт, Дебора и Йоханнес Шмидер. 2017. «Рост внутреннего аутсорсинга и эволюция структуры заработной платы в Германии». Ежеквартальный экономический журнал 132, вып. 3: 1165–1217. https://doi.org/10.1093/qje/qjx008.

Hinkes-Jones, Llewellyn. 2017. «Сколько стоил Додд-Франк? Не спрашивайте у банков «. Bloomberg , 2 февраля 2017 г.

Каплан, Стивен Н. 2012. «Вознаграждение руководителей и корпоративное управление в США: восприятие, факты и проблемы.Лекция Мартина Фельдштейна, Национальное бюро экономических исследований, Вашингтон, округ Колумбия, 10 июля 2012 г.

Брак, Мэдисон. 2016. «BlackRock набрала слишком много голосов за высокую зарплату». Financial Times , 22 мая 2016 г.

MarketWatch. 2019. Annual Financials for General Motors Co. По состоянию на 1 мая 2019 г., https://www.marketwatch.com/investing/stock/gm/financials.

Маршалл, Рик и Линда-Элинг Ли. 2016. Платят ли генеральным директорам за результативность? Оценка эффективности стимулов акционерного капитала .Отчет MSCI, июль 2016 г.

Мишель, Лоуренс и Джессика Шидер. 2018. Вознаграждение генерального директора выросло в 2017 году . Институт экономической политики, август 2018 г.

Мишель, Лоуренс, Хайди Ширхольц и Джон Шмитт. 2013. Не вините роботов: оценка поляризации работы. Объяснение растущего неравенства в заработной плате . Институт экономической политики, ноябрь 2013 г.

Мишель, Лоуренс и Джулия Вулф. 2017. «Заработная плата в 2016 году выросла на 90 процентов ниже, чем у 1 процента лучших. Блог Working Economics (Институт экономической политики), 31 октября 2017 г.

Пикетти, Томас. 2014. Капитал в XXI веке . Перевод Артура Голдхаммера. Кембридж, Массачусетс: Гарвардский унив. Нажмите.

Куигли, Тимоти, Крейг Кроссленд и Роберт Кэмпбелл. 2017. «Представления акционеров об изменении воздействия руководителей компаний: реакция рынка на неожиданную смерть руководителей компаний, 1950–2009 годы». Журнал стратегического управления 38, вып. 4: 939–949. https: // doi.org / 10.1002 / smj.2504.

Шидер, Джессика и Дин Бейкер. 2018. Влияет ли налоговый вычет на выплату генерального директора? Пример отрасли медицинского страхования . Институт экономической политики, март 2018 г.

Шиллер, Роберт. 2019. «США Фондовые рынки 1871 г. — Настоящее время и коэффициент CAPE »(файл данных Excel). Последнее обновление: апрель 2019 г. Доступно для загрузки по адресу http://www.econ.yale.edu/~shiller/data.

Шу, Келли и Ричард Таунсенд. 2016. «Рост за счет жесткости: объяснение роста заработной платы генерального директора.” Журнал финансовой экономики 123, вып. 1: 1–21. http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2424860.

Стюарт, Джеймс Б. 2013. «Плохие режиссеры и почему их не выбрасывают». New York Times , 29 марта 2013 г.

Вейль, Дэвид. 2014. Растрескавшееся рабочее место: почему для многих стало так плохо работать . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский унив. Нажмите.

Иглесиас, Матфей. 2018. «У Элизабет Уоррен есть план по спасению капитализма». Vox , 15 августа 2018 г.

Объяснение реформы здравоохранения: коэффициент медицинских потерь (MLR)

Закон о доступном медицинском обслуживании (ACA) включает несколько положений, которые изменяют способ регулирования частного медицинского страхования в целях обеспечения большей ценности для потребителей и повышения прозрачности. Одно из таких положений — требование о коэффициенте медицинских убытков (или MLR) — ограничивает часть долларовых страховых взносов, которые медицинские страховые компании могут потратить на администрирование, маркетинг и прибыль. В соответствии с реформой здравоохранения медицинские страховые компании должны публично сообщать о доле долларов страховых взносов, потраченных на здравоохранение, улучшение качества и другие виды деятельности в каждом штате, в котором они работают.Страховщики, не соблюдающие применимый стандарт MLR, должны выплачивать скидки потребителям начиная с 2012 года.

Стандарты MLR в соответствии с ACA

Медицинские страховые компании собирают страховые взносы со страхователей и используют эти средства для оплаты заявлений участников о медицинском обслуживании, а также для администрирования страхового покрытия, продажи продуктов и получения прибыли для инвесторов. Положение о коэффициенте медицинских потерь ACA требует, чтобы большинство страховых компаний, которые обслуживают физических лиц и малый бизнес, тратили не менее 80% своего дохода от страховых взносов на страховые выплаты и повышение качества, оставляя оставшиеся 20% на администрирование, маркетинг и прибыль., Порог MLR выше для крупных групповых планов, которые должны тратить не менее 85 процентов премиальных долларов на здравоохранение и улучшение качества.

Анализ, проведенный Счетной палатой правительства (GAO), показал, что большинство страховщиков с заслуживающим доверия опытом урегулирования претензий выполнили бы или даже превысили стандарт скидок MLR ACA в 2010 году, если бы он действовал. , Однако соответствие MLR существенно различается в зависимости от рынка: менее половины страховщиков на индивидуальном рынке соответствуют стандарту, по сравнению с 70% на рынке малых групп и 77% на рынке больших групп.

Положение о MLR ACA применяется ко всем типам лицензированных медицинских страховых компаний, включая коммерческие медицинские страховые компании, планы Blue Cross и Blue Shield и организации по поддержанию здоровья. Положения применяются ко всему андеррайтинговому бизнесу страховщика (т. Е. Когда риск передается страховщику в обмен на премию), включая планы, которые были унаследованы в соответствии с ACA. Медицинское страхование, предоставляемое страховщиком ассоциации или членам ассоциации, подпадает под действие положения MLR.

Самофинансируемые планы (т. Е. Когда работодатель или другой спонсор плана оплачивает стоимость медицинских льгот из своих собственных активов) не считаются страховщиками и, следовательно, не подпадают под действие положения MLR. Стандарт MLR не применяется, даже если страховщик управляет самофинансируемым планом от имени работодателя или другого спонсора.

Публичная отчетность с финансовыми данными и информацией о скидках

Начиная с 2011 года, все медицинские страховые компании обязаны публиковать сводные финансовые данные на уровне штата, включая доходы от страховых взносов и расходы на страхование медицинских услуг, повышение качества, налоги, лицензионные сборы и регулирующие сборы.В соответствии с ACA страховщики сообщают о своей MLR на основе данных на уровне штата по всем своим планам в каждом сегменте рынка, в котором они работают (то есть индивидуально, в небольшой группе и в большой группе).

Если страховщик не соответствует стандарту MLR и должен произвести возмещение, он должен уведомить участников о любых скидках, которые они получат, и о том, как будет осуществляться управление скидками. HHS рассматривает возможность изменения правила MLR таким образом, чтобы все страховщики — независимо от того, предоставляется ли скидка — должны ежегодно уведомлять участников о MLR страховщика, а также включать информацию о MLR за предыдущий год.

Расчет коэффициента медицинских потерь

До принятия закона о реформе здравоохранения во многих штатах существовали требования к показателю медицинских потерь и другие требования к отчетности, но они довольно сильно варьировались от штата к штату. Традиционно MLR определяется как часть страховых взносов, выплачиваемых страховщиками в виде требований о медицинском обслуживании (претензий, разделенных на страховые взносы). Но в соответствии с ACA страховщики могут вносить корректировки в деятельность по повышению качества и расходы на налоги, лицензионные и регулирующие сборы.На рисунке ниже показана разница между традиционным расчетом MLR и формулой в рамках реформы здравоохранения.

Компоненты уравнения ACA-MLR

Страховые взносы : Все страховые взносы, полученные от держателей полисов, в том числе от государственных и федеральных программ пула высокого риска.

Претензий: Платежи страховщиков за медицинское обслуживание и рецептурные лекарства.

Улучшение качества : Для включения в эту категорию мероприятия по улучшению здоровья должны приводить к измеримым улучшениям в результатах или безопасности пациентов, предотвращать повторную госпитализацию, способствовать благополучию или совершенствовать медицинские информационные технологии таким образом, чтобы повысить качество, прозрачность или результаты.Аттестация поставщиков также включена в ACA как деятельность по улучшению медицинского обслуживания. Однако компенсация страхового брокера и агента не считается расходами, связанными с улучшением здоровья в соответствии с действующим законодательством, и поэтому учитывается как административные расходы в ACA MLR. То же самое и с мероприятиями по предотвращению мошенничества.

Налоги, лицензионные и регулирующие сборы : Включает федеральные налоги и сборы, государственные и местные налоги, а также регулирующие лицензии и сборы.Налоги на инвестиционный доход и прирост капитала не включены. Некоммерческие страховые компании, в отношении которых действуют различные налоговые требования в зависимости от штата, могут либо вычесть налоги на государственные страховые взносы, либо расходы на общественные пособия (до максимальной суммы налога на страховые взносы штата в их штате), в зависимости от того, какая из этих сумм больше.

Корректировка достоверности и особых обстоятельств

Медицинские страховые компании с относительно небольшим количеством полисов в рыночном сегменте могут иметь менее предсказуемые расходы по претензиям.ACA позволяет страховщикам с низким уровнем охвата учитывать эту изменчивость, внося корректировки «достоверности» в свои MLR. Корректировки MLR также разрешены для планов с определенными особыми обстоятельствами.

Корректировка достоверности

Корректировки правдоподобия повышают MLR страховщика, что упрощает достижение порогового значения. Корректировка правдоподобия определяется уровнями зачисления на индивидуальной основе в каждом сегменте рынка. Страховщики сгруппированы в следующие категории:

Некредитные: Страховщики с наименьшим количеством участников (менее 1000 лет жизни) называются «неблагонадежными» и, следовательно, считаются соответствующими требованиям MLR ACA.

Частично заслуживающие доверия: Страховщики с умеренно низким уровнем охвата (от 1000 до менее 75000 лет жизни) называются «частично заслуживающими доверия». Эти страховщики получают корректировку, увеличивающую их MLR (добавляя от 1,2 до 8,3 процентных пункта к заявленной MLR). Страховщики с частично достоверным опытом, у которых средний размер франшизы выше, получают дополнительные корректировки в сторону увеличения. Этот фактор вычета корректирует MLR, увеличивая корректировку надежности страховщика на множитель (в диапазоне от 1.От 0 до 1,736).

Например, страховщик с зарегистрированным охватом в 1000 лет жизни и MLR 71,7% получит базовую корректировку доверия в 8,3 процентных пункта, в результате чего его MLR повысится до 80% (потому что 71,7% + 8,3% = 80%). Если бы у того же страховщика была средняя франшиза в размере 2500 долларов, его корректировка на надежность увеличилась бы в 1,164 раза, в результате чего его MLR вырос бы до 81,36% (потому что 71,7% + 8,3% * 1,164 = 81,36%).

Полностью надежный: Страховщики со сроком службы 75 000 лет и более считаются «полностью заслуживающими доверия» и придерживаются нормального стандарта MLR (80% для рынка отдельных лиц и малых групп и 85% для рынка крупных групп).

Регулировка для особых обстоятельств

Планы для экспатриантов: Страховые полисы, проданные американцам, работающим за границей, могут иметь более высокие административные расходы, чем другие полисы, и поэтому подлежат корректировке (путем умножения числителя MLR на 2,0). Это означает, что план для экспатриантов с заявленным MLR 40%, например, будет соответствовать 80% -ному порогу на небольших групповых или индивидуальных рынках после применения корректировки (потому что 40% * 2 = 80%).

Планы «Mini-Med»: Страховые планы с лимитами годового пособия в размере 250 000 долларов США или меньше — которые обычно имеют более низкий MLR, поскольку медицинские требования являются низкими по сравнению с административными расходами — будут получать временные корректировки MLR на годы, предшествующие открытию страховые биржи в 2014 году.В планах Mini-Med может использоваться множитель 1,75 в 2012 году, который снижается до 1,5 в 2013 году и 1,25 в 2014 году. После 2014 года эти планы больше не будут корректироваться, поскольку годовые лимиты больше не будут разрешены в большинстве планов.

Новые планы: Поскольку новые планы страхования, как правило, имеют меньше требований в первый год, применение стандарта MLR к этим планам может создать барьер для входа на страховой рынок. Таким образом, ACA допускает отсрочку на один год для страховщиков с высокой долей новых планов (представляющих не менее половины их бизнеса в данном штате).

Государственные корректировки стандарта MLR для отдельных рынков

ACA разрешает корректировку требований MLR в штате, если федеральное правительство определит, что требование 80% MLR может дестабилизировать индивидуальный страховой рынок штата. На момент публикации HHS одобрил корректировку MLR для семи штатов (Джорджия, Айова, Кентукки, Мэн, Невада, Нью-Гэмпшир и Северная Каролина) и отклонил запросы из одиннадцати штатов и территорий.Корректировки MLR в 2011 году варьировались от 65% до 75% с постепенным увеличением до 65% — 80% в 2012 году. Ожидается, что к 2014 году индивидуальный рыночный стандарт MLR в каждом штате достигнет 80%.

Обратите внимание, что в соответствии с ACA у штатов есть возможность установить более высокие стандарты MLR, чем федеральный порог в 80% для малых групп и индивидуальных рынков или 85% на больших групповых рынках.

Потребительские скидки

Начиная с 2012 года, страховщики, не соблюдающие применимый стандарт MLR за предыдущий год, должны предоставлять клиентам скидки, пропорциональные сумме премий, уплаченных каждым потребителем.Поскольку коэффициенты медицинских потерь рассчитываются с использованием агрегированных данных, скидки не основываются на опыте отдельного участника или группы. Вместо этого скидки MLR основаны на общем соблюдении страховщиками применимых стандартов MLR в каждом штате, в котором они работают. Со временем скидки будут основываться на совокупных данных за трехлетние периоды. Все скидки должны быть предоставлены потребителям до 1 st года, следующего за применимым отчетным периодом MLR (т. Е. Август 2012 года для отчетного периода 2011 года).

В случае планов страхования, спонсируемых работодателем, стоимость страхового покрытия часто делится между работодателем и работниками. Следовательно, для многих планов, спонсируемых работодателем, обработка возмещений работодателям и работникам может зависеть от контракта плана и от того, как страхователь и участники разделяют расходы на страховые премии. Страховщики несут ответственность за обеспечение того, чтобы скидки приносили потребителям выгоду пропорционально сумме, которую они внесли в страховые премии. В некоторых случаях скидки могут быть предоставлены в форме скидки на премии вместо денежной скидки.Если сумма скидки исключительно мала (5 долларов США для индивидуальных скидок и 20 долларов США для групповых скидок), страховщики не обязаны обрабатывать скидку, поскольку это может не гарантировать административного бремени, необходимого для этого.

поощрений генерального директора — дело не в том, сколько вы платите, а в том, как

Приход весны означает еще один раунд в общенациональных дебатах по поводу компенсаций исполнительным директорам. Вскоре деловая пресса будет трубить об ответах на вопросы, которые задают каждый год: кто был самым высокооплачиваемым генеральным директором? Сколько руководителей заработали более миллиона долларов? Кто получил наибольшие прибавки? Политические деятели, профсоюзные лидеры и защитники прав потребителей выступят с уже знакомыми обвинениями в отношении заработной платы руководящих работников и будут настаивать на том, чтобы директора ограничили оплату труда на высшем уровне в интересах социальной справедливости и государственной мудрости.

Критики ошибаются. Есть серьезные проблемы с компенсацией генерального директора, но «завышенная» зарплата — не самая большая проблема. Неустанное внимание к тому, сколько получают генеральных директоров, отвлекает внимание общественности от реальной проблемы — того, как платят генеральным директорам. В большинстве публичных компаний вознаграждение топ-менеджеров практически не зависит от результатов деятельности. В среднем корпоративная Америка платит своим самым важным лидерам как бюрократам. Стоит ли удивляться тому, что так много руководителей действуют как бюрократы, а не как стремящиеся к максимальному увеличению стоимости предприниматели, необходимые компаниям для улучшения своего положения на мировых рынках?

Недавно мы завершили углубленный статистический анализ вознаграждения руководителей.Наше исследование включает данные о тысячах генеральных директоров за пять десятилетий. Базовая выборка состоит из информации о зарплатах и ​​бонусах 2505 генеральных директоров 1400 публичных компаний с 1974 по 1988 год. Мы также собрали данные об опционах на акции и владении акциями для генеральных директоров 430 крупнейших публичных компаний в 1988 году. по данным о вознаграждении руководителей более 700 публичных компаний за период с 1934 по 1938 год.

Наш анализ приводит нас к выводам, которые расходятся с широко распространенными представлениями о вознаграждении генерального директора.

Несмотря на заголовки, топ-менеджеры не получают рекордных зарплат и премий. Заработная плата и бонусы выросли за последние 15 лет, но уровень оплаты труда генерального директора только сейчас приближается к уровню, который был 50 лет назад. Например, в период с 1934 по 1938 год средняя заработная плата и премии руководителей ведущих компаний на Нью-Йоркской фондовой бирже составляли 882 000 долларов (в долларах 1988 года). В период с 1982 по 1988 год средняя заработная плата и премии руководителей сопоставимых компаний составляли 843 000 долларов.

Ежегодные изменения в вознаграждении руководителей не отражают изменений в корпоративной деятельности. Наш статистический анализ поставил простой, но важный вопрос: на каждые 1000 долларов изменения рыночной стоимости компании, насколько изменяется благосостояние ее генерального директора? Ответы в нашей выборке из 1400 компаний сильно различались. Но для среднего генерального директора в 250 крупнейших компаниях изменение стоимости компании на 1000 долларов соответствует изменению заработной платы и бонусов всего на 6,7 цента за два года.С учетом всех денежных источников стимулов генерального директора — заработной платы и бонусов, опционов на акции, принадлежащих акций и меняющейся вероятности увольнения — изменение стоимости компании на 1000 долларов соответствует изменению вознаграждения генерального директора всего на 2,59 доллара.

Вознаграждение генеральных директоров не более изменчиво, чем вознаграждение за почасовую и оплачиваемую работу. В среднем руководители получают около 50% от своей базовой заработной платы в виде бонусов. Однако эти «бонусы» не вызывают больших колебаний в вознаграждении генерального директора.Сравнение ежегодных изменений в оплате труда с поправкой на инфляцию для генеральных директоров с 1975 по 1988 год и изменений в оплате для 20 000 случайно выбранных почасовых и оплачиваемых рабочих показывает удивительно похожие распределения. Более того, за этот период реальное сокращение заработной платы было значительно ниже, чем у производственных рабочих.

Что касается оплаты труда, то вознаграждение генерального директора становится скорее хуже, чем лучше. Самым мощным связующим звеном между богатством акционеров и богатством руководителей является прямое владение акциями генерального директора.Тем не менее, доля владельцев акций крупных публичных компаний (измеряемая как процент от общего числа находящихся в обращении акций) в 1930-х годах была на в десять раз больше, чем в 1980-е. Даже за последние 15 лет доли генеральных директоров в процентах от стоимости компании снизились.

Компенсационная политика — один из важнейших факторов успеха организации. Он не только определяет поведение высшего руководства, но также помогает определить, какие руководители привлекает организация. Это то, что делает громкие протесты по поводу выплат генеральному директору столь разрушительными.Направляя свои протесты на уровень компенсации , незваных, но влиятельных гостей за столом переговоров между руководителями (деловая пресса, профсоюзы, политические деятели) запугивают членов совета директоров и ограничивают типы контрактов, заключаемых между менеджерами и акционерами. В результате общественного давления директора неохотно награждают генеральных директоров существенными (и, следовательно, весьма заметными) финансовыми выгодами за превосходную работу. Естественно, они также не хотят налагать серьезные финансовые санкции за плохую работу.В долгосрочной перспективе такая ориентация, направленная на предотвращение риска, заключается в разрушении связи между оплатой и производительностью труда и укреплении бюрократических систем компенсации.

Мы утверждаем, что генеральным директорам недоплачивают? Если под этим мы подразумеваем: «Был бы средний уровень оплаты труда генерального директора выше, если бы соотношение между оплатой и производительностью было сильнее?» ответ — да. Более агрессивные системы оплаты труда (и более высокая вероятность увольнения за плохую работу) привели бы к резко более низкому вознаграждению менее талантливых менеджеров.Со временем эти менеджеры будут заменены более способными и более мотивированными руководителями, которые в среднем будут лучше работать и получать более высокий уровень оплаты. Существующие менеджеры будут иметь больше стимулов для поиска творческих способов повышения корпоративной эффективности, и их заработная плата также возрастет.

Такое увеличение вознаграждения, обусловленное улучшением показателей бизнеса, не будет означать передачу богатства от акционеров к руководству. Скорее, они будут вознаграждать менеджеров за рост успеха, достигнутый благодаря большему риску, усилиям и способностям.Платить генеральным директорам «лучше» в конечном итоге означало бы платить среднему генеральному директору больше. Поскольку ставки столь высоки, потенциальный рост корпоративных результатов и потенциальная выгода для акционеров велики.

Как увеличивается компенсация

Акционеры полагаются на то, что генеральные директора проводят политику, которая максимизирует стоимость их акций. Однако, как и другие люди, генеральные директора склонны заниматься деятельностью, которая увеличивает их собственное благополучие. Одна из важнейших ролей совета директоров — создавать стимулы, побуждающие генерального директора делать то, что отвечает интересам акционеров.Концептуально это не сложная задача. Некоторая комбинация трех основных политик создаст правильные денежные стимулы для генеральных директоров, чтобы максимизировать стоимость своих компаний:

1. Совет директоров может потребовать, чтобы генеральные директора стали существенными владельцами акций компании.

2. Заработная плата, бонусы и опционы на акции могут быть структурированы таким образом, чтобы обеспечивать большие вознаграждения за превосходную производительность и большие штрафы за плохую работу.

3. Угроза увольнения за плохую работу может быть реализована.

К сожалению, как показывает наше исследование, реальность выплаты вознаграждения руководителям расходится с этими принципами. Наш статистический анализ отличается от большинства исследований вознаграждения руководителей. В отличие от ежегодных обзоров деловой прессы, например, мы не сосредотачиваемся на уровнях денежного вознаграждения или денежного вознаграждения плюс исполненные опционы на акции в этом году. Вместо этого мы применяем регрессионный анализ к данным за 15 лет и оцениваем, как изменения в корпоративной деятельности влияют на оплату труда и благосостояние генерального директора по всем соответствующим параметрам.

Мы задаем следующие вопросы: Как изменение результатов работы влияет на текущую денежную компенсацию, определяемую как изменения в заработной плате и бонусах за два года? Каков «эффект богатства» (приведенная стоимость) этих изменений в заработной плате и бонусах? Как изменение в корпоративной деятельности влияет на вероятность увольнения генерального директора и каковы финансовые последствия этой новой вероятности увольнения? Наконец, как изменение в корпоративной деятельности влияет на стоимость опционов и акций генерального директора, независимо от того, исполнил ли генеральный директор опционы или продал акции? (Для обсуждения нашей методологии см. Вставку «Как мы оцениваем оплату за результат.”)

В таблице «Слабое положение с оплатой труда» представлен подробный обзор наших основных результатов для подвыборки генеральных директоров 250 крупнейших публичных компаний. Вместе эти генеральные директора управляют предприятиями, доход которых превышает 2,2 триллиона долларов США, на которых работает более 14 миллионов человек. Результаты поразительны и тревожны. Изменение корпоративной рыночной стоимости на 1000 долларов (определяемое как повышение стоимости акций плюс дивиденды) соответствует двухлетнему изменению заработной платы и бонуса генерального директора на менее десяти центов; долгосрочные последствия этого изменения добавляют менее 45 центов к богатству генерального директора.Изменение стоимости компании на 1000 долларов означает предполагаемое медианное изменение в размере никеля в богатстве генерального директора, влияя на перспективы увольнения. В среднем, опционы на акции добавляют стимулы еще на 58 центов. Наконец, стоимость акций, принадлежащих среднему генеральному директору, изменяется на 66 центов на каждые 1000 долларов увеличения стоимости компании. В целом, для среднего руководителя в этой подвыборке изменение корпоративных показателей на 1000 долларов означает изменение благосостояния генерального директора на 2,59 доллара. В таблице также приведены оценки руководителей компаний на нижних и верхних границах двух средних квартилей выборки.

Слабое состояние оплаты труда Примечание. Медианные отдельные компоненты не добавляют к среднему общему изменению благосостояния генерального директора, поскольку суммы медиан в целом не равны медиане сумм.

Такая степень чувствительности денежного вознаграждения к оплате по результатам не создает адекватных стимулов для руководителей для максимизации корпоративной стоимости. Рассмотрим корпоративного лидера, творческий стратегический план которого увеличивает рыночную стоимость компании на 100 миллионов долларов. Согласно нашему исследованию, средний генеральный директор может ожидать увеличения зарплаты и бонусов за два года на 6700 долларов, что вряд ли является значимой наградой за такую ​​выдающуюся работу.Его пожизненное состояние увеличится на 260 000 долларов — менее 4% от приведенной стоимости медианного пакета акций генерального директора и оставшейся пожизненной зарплаты и премиальных выплат. 1

Или возьмем вместо этого генерального директора, который делает бесполезные инвестиции — скажем, в новый самолет для исполнительного флота или пристройку к зданию штаб-квартиры — это приносит ему пользу, но снижает рыночную стоимость компании на 10 миллионов долларов. Общее состояние этого генерального директора, если он является представителем нашей выборки, снизится всего на 25 900 долларов в результате этих ошибочных инвестиций, что не является большим препятствием для того, кто зарабатывает в среднем 20 000 долларов в неделю.

Один из способов изучить реалии вознаграждения генерального директора — сравнить текущую практику с тремя принципами, которые мы изложили ранее. Давайте обратимся к ним по очереди.

CEO должны владеть значительными акциями компании. Самым мощным связующим звеном между богатством акционеров и богатством руководителей является прямое владение акциями генеральным директором. Большинство комментаторов смотрят на владение акциями генерального директора с одной из двух точек зрения: долларовая стоимость активов генерального директора или стоимость его акций в процентах от его годового денежного вознаграждения.Но при попытке понять побудительные последствия владения акциями ни один из этих показателей не имеет большого значения. Что действительно имеет значение, так это процент выпущенных акций компании, которыми владеет генеральный директор . Контролируя значительную долю общего капитала компании, старшие менеджеры испытывают прямой и мощный «эффект обратной связи» от изменений рыночной стоимости.

Еще раз подумайте о генеральном директоре, добавляющем самолеты в корпоративный флот. Связанный с акциями «эффект обратной связи» этих разрушающих стоимость инвестиций — около 6600 долларов — невелик, потому что этот руководитель типичен для нашей выборки, в которой контролирует только средний генеральный директор.066% размещенных акций компании. Более того, эта потеря богатства (примерно двухдневная зарплата среднего генерального директора в компании из топ-250) одинакова, независимо от того, составляют ли пакеты акций большую или небольшую долю от общего богатства генерального директора.

Но что, если бы этот генеральный директор владел акциями компании, сопоставимыми, скажем, с долей Уоррена Баффета в конгломерате Berkshire Hathaway? Баффет прямо или косвенно контролирует около 45% капитала Berkshire Hathaway. В этих условиях эффект обратной связи, связанный с акциями, от снижения рыночной стоимости на 10 миллионов долларов составляет почти 4 доллара.5 миллионов — гораздо более мощный стимул противостоять расточительным тратам.

Более того, эти различия в вознаграждении генерального директора связаны с существенными различиями в корпоративной деятельности. С 1970 по 1988 год средняя годовая доходность комплексных акций 25 компаний с лучшими стимулами для генерального директора (из 250 крупнейших компаний, рассмотренных в нашем исследовании) составляла 14,5%, что более чем на треть выше, чем средняя доходность 25 компаний. с худшими стимулами для генерального директора. Инвестиции в размере 100 долларов в 25 крупнейших компаний в 1970 году выросли бы до 1310 долларов к 1988 году по сравнению с 702 долларами для аналогичных вложений в 25 самых бедных компаний.

25 руководителей крупных компаний с лучшими стимулами Примечание. В выборку вошли руководители 250 крупнейших компаний, оцененных по продажам за 1988 год.

25 руководителей крупных компаний с наихудшими стимулами Примечание. В выборку вошли руководители 250 крупнейших компаний, оцененных по продажам за 1988 год.

В процентах от общей стоимости компании доля владения акциями генерального директора никогда не была очень высокой. Средний генеральный директор одной из 250 крупнейших публичных компаний страны владеет акциями на сумму чуть более 2 долларов.4 миллиона — опять же, менее 0,07% от рыночной стоимости компании. Кроме того, 9 из 10 генеральных директоров владеют менее 1% акций своей компании, а менее 1 из 20 владеют более 5% выпущенных акций компании.

Неразумно ожидать, что все руководители публичных компаний будут владеть такой же большой долей капитала своей компании, как доля Уоррена Баффета в Berkshire Hathaway. Тем не менее, основной урок остается в силе. Чем больше доля акций компании, контролируемая генеральным директором и высшим руководством, тем более существенна связь между богатством акционеров и богатством руководителей.Несколько компаний предприняли шаги по увеличению доли корпоративного капитала, принадлежащей высшему руководству. Сотрудникам Morgan Stanley сейчас принадлежит 55% непогашенного капитала компании. Такие компании, как FMC и Holiday, использовали рекапитализацию с использованием заемных средств, чтобы уменьшить сумму непогашенного капитала путем выкупа публичных акций и, таким образом, позволить своим менеджерам контролировать большую долю компании. Например, после того, как FMC принял план рекапитализации, доля сотрудников увеличилась с 12% до 40% от непогашенного капитала.Такая рекапитализация позволяет менеджерам владеть большей долей капитала своей компании без необходимости увеличения долларовых инвестиций.

Поистине гигантские компании, такие как IBM, General Motors или General Electric, никогда не смогут предоставить своим высшим руководителям значительную долю непогашенного капитала. Этим и другим компаниям-гигантам следует понимать, что ограничение стимулов для руководителей — это реальная цена, связанная с размером.

Денежная компенсация должна быть структурирована так, чтобы обеспечивать большие вознаграждения за выдающуюся работу и значительные штрафы за плохую работу. Двухлетнее денежное вознаграждение в размере менее 7 центов за каждое увеличение стоимости компании на 1000 долларов (или, наоборот, двухлетний штраф в размере менее 7 центов за каждые снижение стоимости компании на 1000 долларов США) не создает эффективных управленческих стимулов для максимизации ценить. В большинстве крупных компаний денежная компенсация генеральным директорам рассматривается как программа льгот.

Есть несколько заметных исключений из этого шаблона предоставления прав. Денежная компенсация генерального директора Walt Disney Майкла Эйснера, чья зарплата привлекала такое внимание в последние годы, более чем в десять раз более чувствительна к корпоративным результатам, чем медианное значение генерального директора в нашей выборке.Тем не менее, небольшое количество руководителей, для которых денежное вознаграждение изменяется каким-либо значимым образом в ответ на корпоративные результаты, показывает, как далеко корпоративная Америка должна пройти, чтобы заработная плата стала эффективным стимулом.

Создание лучших стимулов для руководителей почти обязательно означает увеличение финансовых рисков, с которыми сталкиваются руководители. В этом отношении денежная компенсация имеет определенные преимущества перед акциями и опционами на акции. Фондовые стимулы подвергают руководителей капризов фондового рынка, которые явно находятся вне их контроля.Контракты о компенсации, основанные на показателях деятельности компании по сравнению с сопоставимыми компаниями, могут обеспечить разумные стимулы и защитить генерального директора от таких факторов, как крах в октябре 1987 года. Хотя есть некоторые свидетельства того, что директора неявно корректируют рыночные тенденции при установлении размера оплаты труда генерального директора, мы удивлены тем, что планы вознаграждения, явно основанные на относительной производительности, настолько редки. 2

В целом слабая связь между денежным вознаграждением и корпоративной эффективностью была бы менее тревожной, если бы генеральные директора владели большим процентом корпоративного капитала.Фактически, для генеральных директоров с крупными долями капитала было бы разумно, чтобы их денежное вознаграждение было менее чувствительным к результатам, чем генеральным директорам с небольшими пакетами акций. (Например, двухлетняя денежная компенсация Уоррена Баффета изменяется всего на пенни на каждые 1000 долларов увеличения рыночной стоимости.) В некоторых случаях может даже иметь смысл увеличивать заработную плату в плохие годы, чтобы служить финансовым «амортизатором». »За убытки, которые СЕО несет на фондовом рынке. Тем не менее, наш статистический анализ не обнаружил корреляции между владением акциями генерального директора и чувствительностью денежного вознаграждения к оплате за результат.Другими словами, советы директоров игнорируют владение акциями генерального директора при структурировании планов поощрительных компенсаций. Мы находим этот результат удивительным — и симптомом тех недугов, с которыми сталкивается политика компенсации.

Реализуйте угрозу увольнения. Перспектива быть уволенным в результате плохой работы может дать руководителям мощные денежные и немонетарные стимулы для максимизации стоимости компании. Поскольку большая часть «человеческого капитала» руководителя (и, следовательно, его или ее ценность на рынке труда) присуща только компании, руководители, уволенные с работы, вряд ли найдут новую оплачиваемую работу.Кроме того, публичное унижение, связанное с заметным увольнением, должно побудить руководителей тщательно взвесить последствия действий, повышающих вероятность увольнения.

Однако и здесь есть очевидные доказательства: должность генерального директора — не очень рискованная работа. Любители спорта привыкли, что бейсбольных менеджеров увольняют после одного проигрышного сезона. Немногие генеральные директора постигают подобную судьбу после многих лет плохой работы. Есть много причин, по которым мы ожидаем, что к генеральным директорам будут относиться иначе, чем к бейсбольным менеджерам.У генеральных директоров больше капитала, характерного для конкретной организации; Постороннему труднее прийти и управлять гигантской компанией, чем новому менеджеру взять на себя управление клюшкой. Есть различия в задержке между вводом и выводом. Мерилом успеха бейсбольного менеджера является рекорд команды в этом году по количеству выигранных и проигранных матчей; мерилом корпоративного менеджера является долгосрочная конкурентоспособность и ценность компании. По этим и другим причинам неудивительно, что текучесть кадров у руководителей ниже, чем у менеджеров по бейсболу.Удивительно, насколько велика величина несоответствия.

В среднем генеральные директора в нашей базовой выборке (2505 руководителей) проработают более десяти лет, прежде чем уйти в отставку, и большинство из них отказываются от должности (но не от своего места в совете директоров) только по достижении нормального пенсионного возраста. Два недавних исследования, охватывающих 20 лет и более 500 смен руководства, выявили только 20 случаев, когда генеральные директора уходили с работы из-за плохой работы. 3 Безусловно, директора мало что выиграют от публичного объявления о том, что генеральный директор уходит из-за неудачи — многие неэффективные генеральные директора уходят, спасая лицо объяснениями и даже публичными поздравлениями.Но эта культура вежливости не объясняет, почему так мало неэффективных генеральных директоров вообще уходят. Майкл Вайсбах из Рочестерского университета обнаружил, что генеральные директора компаний, которые входят в нижние 10% распределения результатов (измеряемой доходностью акций), примерно в два раза чаще бросают свои рабочие места, чем руководители компаний, чьи компании входят в верхние 10% распределения результатов. . Однако различия, которые Вайсбах количественно оценивает — 3% -ный шанс быть уволенным для лучших сотрудников по сравнению с 6% -ным шансом быть уволенным за отстающих — вряд ли будут иметь значимые мотивационные последствия для генеральных директоров.

Наши собственные исследования подтверждают эти и другие выводы. Вероятность ухода в отставку руководителей крупных публичных компаний после очень плохой работы (которую мы определяем как прибыль компании на 50% ниже средней рыночной в течение двух лет подряд) лишь немного выше, чем после средней производительности. По нашим оценкам, для всей выборки компаний из 1400 компаний у неэффективных генеральных директоров примерно на 6% больше шансов уйти с работы, чем у руководителей компаний со средней доходностью. Даже если предположить, что уволенный генеральный директор никогда больше не будет работать, последствия для личного благосостояния этой повышенной вероятности увольнения составляют всего 5 центов на каждые 1000 долларов потери акционерной стоимости.

Что касается оплаты за производительность, нельзя отрицать, что результаты нашего исследования показывают безрадостную историю. С другой стороны, возможно, корпоративные директора предоставляют генеральным директорам значительные вознаграждения и штрафы в зависимости от результатов деятельности, но они измеряют эффективность с помощью показателей, отличных от долгосрочной стоимости на фондовом рынке. Мы проверили эту возможность и пришли к такому же выводу, что и в нашем первоначальном анализе. Каким бы ни был показатель, вознаграждение генерального директора не зависит от эффективности бизнеса.

Например, мы проверили, вознаграждают ли компании генеральных директоров на основе роста продаж или бухгалтерской прибыли, а не на основе прямых изменений в благосостоянии акционеров.Мы обнаружили, что, хотя различия в заработной плате генерального директора в большей степени можно объяснить изменениями в бухгалтерской прибыли, чем рыночной стоимостью, чувствительность к оплате по результатам была экономически столь же незначительна, как и в нашей исходной модели. Рост продаж имел мало объяснений, когда мы контролировали бухгалтерский учет прибыли. 4

Конечно, стимулы, основанные на других показателях, будут учтены нашей методологией только в той степени, в которой они в конечном итоге коррелируют с изменениями в благосостоянии акционеров.Но если они этого не делают, то есть если директора награждают генеральных директоров на основе переменных, отличных от тех, которые влияют на рыночную стоимость компании, зачем вообще использовать такие меры?

Более того, если директора существенно меняли размер вознаграждения генерального директора из года в год на основании показателей эффективности, которые мы не наблюдаем, такая политика проявлялась бы как высокая грубая изменчивость в вознаграждении генерального директора. Но за последние 15 лет вознаграждение генеральных директоров было примерно таким же изменчивым, как и денежное вознаграждение для случайной выборки почасовых и оплачиваемых рабочих, что является ярким свидетельством скромной роли вознаграждения в создании стимулов для руководителей. 5 «Общая изменчивость: заработная плата генерального директора и рабочего» сравнивает распределение ежегодных повышений и сокращений заработной платы в нашей выборке генеральных директоров с национальными данными о почасовых и оплачиваемых рабочих с 1975 по 1986 годы. за этот период, чем руководители. В целом стандартное отклонение годовых изменений в заработной плате генерального директора было лишь немного больше, чем для почасовых и оплачиваемых сотрудников (32,7% против 29,7%).

Общая изменчивость: заработная плата генерального директора и рабочего

Взгляд назад: оплата за производительность в 1930-е годы

Политика вознаграждения генерального директора

выглядит особенно неудовлетворительной по сравнению с ситуацией 50-летней давности.В целом вознаграждение генерального директора в 1980-х годах было ниже, менее изменчивым и менее чувствительным к корпоративной деятельности, чем в 1930-х. Чтобы сравнить текущую ситуацию с прошлым, мы построили лонгитюдную выборку руководителей 1930-х годов, используя данные, собранные Управлением производственных проектов. Данные WPA за 1934–1938 финансовые годы включают зарплату и премию для наиболее высокооплачиваемого руководителя (которого мы назначаем генеральным директором) в 748 крупных корпорациях США в широком спектре отраслей.Около 400 компаний из выборки WPA были зарегистрированы на Нью-Йоркской фондовой бирже, и рыночная стоимость этих компаний доступна на ленте ежемесячной доходности акций CRSP. Чтобы сравнить похожие компании за два периода времени, мы ограничили наш анализ компаниями, входящими в верхние 25% NYSE, ранжированными по рыночной стоимости. Данные о компенсациях WPA доступны для 60% компаний из этой верхней квартили (в среднем 112 компаний в год), тогда как данные за более позднее время доступны для 90% компаний из верхней квартили (в среднем 345 компаний в год).

Результаты поразительны. Если измерять в постоянных долларах 1988 г., то в 1930-е гг. Руководители публичных компаний высшего квартиля получали среднюю зарплату и премию в размере 882 000 долларов — это больше, чем в среднем с 1982 по 1988 год, составлявшее 843 000 долларов, и значительно больше, чем в среднем с 1974 по 1981 год, составлявшее 642 000 долларов. За тот же период времени рыночная стоимость компаний из верхнего квартиля увеличилась в три раза (после инфляции) — с 1,7 млрд долларов в 1930-х годах до 5,9 млрд долларов в 1982–1988 годах. к общей стоимости компании значительно упала — с 0.От 11% в 1930-х до 0,03% в 1980-х. Компенсация также была более изменчивой в 1930-е годы. Среднее стандартное отклонение ежегодных изменений заработной платы — лучший статистический показатель изменчивости компенсации от года к году — составляло 504 000 долларов в 1930-х годах по сравнению с 263 500 долларов в 1980-х годах.

Стимулы, создаваемые владением акциями генерального директора, также существенно снизились за последние 50 лет. Чтобы проверить эту тенденцию, мы проанализировали данные о владении акциями руководителей 120 крупнейших компаний (ранжированных по рыночной стоимости) в 1938, 1974 и 1988 годах.«Что случилось с акционерным капиталом генерального директора?» сообщает о наших результатах. Доля находящихся в обращении акций, принадлежащих генеральным директорам (включая акции, принадлежащие членам семьи) в 120 крупнейших компаниях, упала почти в десять раз с 1938 по 1988 год. Тенденция очевидна: как процент от общей рыночной стоимости, доля владения акциями генерального директора увеличилась. существенно снизился за последние 50 лет и продолжает падать.

Что случилось с акционерным капиталом генерального директора? Примечание. Среднее значение доли владения акциями руководителей 120 крупнейших компаний, ранжированных по рыночной стоимости.Данные были получены из заявлений доверенных лиц и включают не только акции, находящиеся в прямом владении, но также акции, принадлежащие членам семьи и связанным трастам.

Стоимость раскрытия информации

Почему советы директоров не увязывают зарплату с производительностью? Комментаторы предлагают множество объяснений, но почти каждый анализ, который мы видели, упускает из виду один важный ингредиент — затраты, связанные с обнародованием заработной платы руководителей. Правительственные правила раскрытия информации гарантируют, что оплата руководящих работников остается видимой и спорной темой.Преимущества раскрытия информации очевидны; он обеспечивает защиту от «грабежа» со стороны менеджеров в сговоре с «зависимыми» директорами. Затраты на раскрытие информации оцениваются не так хорошо, но могут значительно превышать выгоды.

Управленческие трудовые договоры не являются частным делом между работодателями и работниками. Третьи стороны играют важную роль в процессе заключения контрактов, а внутри и за пределами компаний действуют сильные политические силы, формирующие оплату труда руководителей. Более того, полномочия по принятию решений о вознаграждении принадлежат не акционерам, а комитетам по вознаграждениям, обычно состоящим из внешних директоров.Эти комитеты избираются акционерами, но не являются для них идеальными агентами. Публичное раскрытие того, «что делает босс», дает поддержку сторонним группам с их собственными программами, ориентированными на особые интересы. Комитеты по вознаграждениям обычно реагируют на волнения по поводу уровня оплаты труда, явно или неявно ограничивая сумму денег, которую зарабатывает генеральный директор.

Как часто активисты-акционеры или лидеры профсоюзов осуждают корпоративный совет за при , выплачиваемых генеральному директору? Не очень часто — и в этом-то и проблема.Большинство критиков вознаграждения руководителей хотят обоих сторон. Они хотят, чтобы компании увязывали оплату с производительностью, но при этом они хотят ограничить компенсацию произвольными суммами или нечетким представлением о том, «что справедливо». Это не сработает. Установление верхнего предела заработной платы для выдающихся исполнителей неизбежно означает создание нижнего предела для плохих исполнителей. Со временем, если отсечь верхний и нижний хвосты распределения, все соотношение оплаты и производительности разрушается. Когда посредственные аутфилдеры зарабатывают миллион долларов в год, а юридические партнеры Нью-Йорка зарабатывают примерно столько же, влиятельные критики, завидующие сопоставимым зарплатам мужчин и женщин, управляющих предприятиями на миллиард долларов, помогают гарантировать, что эти компании будут привлекать посредственных лидеров, показывающих посредственные результаты. .

По общему признанию, трудно задокументировать влияние публичного раскрытия информации на зарплату руководителей. Тем не менее, есть несколько ярких примеров. Bear, Stearns, успешный инвестиционный банк, стал публичным в 1985 году и впервые должен был выполнить требования о раскрытии информации. Заработная плата и премии генерального директора Алана Гринберга в размере 2,9 миллиона долларов были четвертыми по величине в стране в том году, и его рейтинг привлек внимание к системе вознаграждения компании. В условиях частной собственности вознаграждение управляющих директоров фирмы было установлено на скромном базовом уровне в 150 000 долларов плюс бонусный фонд, привязанный к прибыли — тесная связь между заработной платой и производительностью.Поскольку в 1986 году фирма была настолько прибыльной, бонусный фонд увеличился до 80 миллионов долларов, что в среднем составляет 842 тысячи долларов на каждого из 95 управляющих директоров фирмы. Последовал общественный резонанс. Через шесть месяцев после выхода на биржу Bear, Stearns объявила о снижении бонусного фонда с 40% до 25% скорректированной прибыли компании до налогообложения, превышающей 200 миллионов долларов. Согласно одной из версий, успех компании в бизнесе «принес богатство для высшего руководства». 6

Совсем недавно мы взяли интервью у президента дочерней компании процветающего публично торгуемого конгломерата.Этому президенту выплачивается прямая часть доходов его дочерней компании, превышающая минимальный порог, без ограничения сверху. Сегодня он зарабатывает примерно в пять раз больше, чем он зарабатывал до того, как его предприятие было приобретено конгломератом, и в штаб-квартире компании он признан одним из выдающихся руководителей компании. Почему он не хочет быть офицером конгломерата? Во-первых, потому что его зарплата должна быть обнародована — это раскрытие и он, и генеральный директор считают ненужным приглашением к внутренней и внешней критике.

Мы не выступаем за отмену раскрытия информации о заработной плате. (Действительно, без раскрытия информации мы не смогли бы провести это исследование.) Но пора комитеты по компенсациям противостоять критике извне и прекратить принимать политику, которая усугубляет проблему стимулирования их компаний. Издержки негативной огласки и политической критики менее серьезны, чем издержки для акционерного богатства, вызванные ошибочными системами компенсации.

Корпоративная утечка мозгов

Уровень оплаты труда имеет мало общего с тем, есть ли у генеральных директоров стимулы для управления компаниями в интересах акционеров — стимулы зависят от того, как оплата, независимо от ее уровня, изменяется в зависимости от результатов деятельности компании.Но уровень оплаты действительно влияет на качество менеджеров, которых организация может привлечь. Компании, которые готовы платить больше, обычно привлекают более талантливых людей. Итак, если критики настаивают на том, чтобы сосредоточить внимание на уровне оплаты труда руководителей, им следует, по крайней мере, задать правильный вопрос: достаточно ли высоки нынешние уровни вознаграждения генерального директора, чтобы привлечь лучших и ярких людей к карьере в корпоративном управлении? Ответ, вероятно, нет.

Кто может не согласиться с этими предложениями?

  • Это хорошо, когда наших самых талантливых мужчин и женщин привлекают организации, которые производят товары и предоставляют услуги, лежащие в основе экономики.
  • Люди оценивают альтернативную карьеру хотя бы частично на основе пожизненного денежного вознаграждения
  • Люди предпочитают зарабатывать больше денег, чем меньше, а талантливые, уверенные в себе люди предпочитают получать вознаграждение на основе результатов, а не независимо от них.
  • Если некоторые организации в среднем платят больше и предлагают более эффективные системы оплаты за результат, чем другие организации, таланты переместятся в более высокооплачиваемые организации.

Эти простые предложения лежат в основе феномена, который вызывал много отчаяния за последнее десятилетие — потока талантливых, энергичных, хорошо понимающих молодых специалистов в области коммерческого права, инвестиционного банкинга и консалтинга. Данные о выборе профессии выпускниками Гарвардской школы бизнеса подтверждают тенденцию, беспокоящую многих ученых мужей. Десять лет назад почти 55% выпускников ОБД выбрали карьеру в корпоративном секторе, а менее 30% выбрали инвестиционный банкинг или консалтинг.К 1987 году более половины всех выпускников HBS начали заниматься инвестиционным банкингом или консалтингом, в то время как менее 30% выбрали карьеру в корпоративном секторе. В прошлом году чуть более трети всех выпускников HBS выбрали корпоративную карьеру, а почти 40% выбрали карьеру в сфере инвестиционного банкинга или консалтинга. И Гарвардская школа бизнеса не одинока; мы собрали данные о других программах MBA с высоким рейтингом и обнаружили аналогичные тенденции.

Мы не понимаем, почему комментаторы считают эту тенденцию такой загадочной.Высокочувствительная система оплаты по результатам работы заставит высококвалифицированных сотрудников самостоятельно выбирать компанию. Те, кто принимает на себя творческий риск, полагая, что они будут в верхнем ряду показателей производительности и распределения заработной платы, с большей вероятностью присоединятся к компаниям, которые платят за производительность. Кандидатов с низкой способностью и склонностью к риску будут привлекать компании с бюрократическими системами компенсации, игнорирующими производительность.

Системы вознаграждения в таких профессиях, как инвестиционный банкинг и консалтинг, в значительной степени ориентированы на вклад отдельных лиц и эффективность их рабочих групп и компаний.Системы вознаграждения в корпоративном мире часто не зависят от индивидуальных, групповых или общих результатов деятельности компании. Более того, средний уровень вознаграждения топ-менеджмента на Уолл-стрит или в корпоративном праве значительно выше, чем в корпоративной Америке. С финансовой точки зрения, если вы умный, энергичный 26-летний и достаточно уверенный в себе, чтобы хотеть получать зарплату в зависимости от вашего вклада, почему вы выбрали карьеру в General Motors или Procter & Gamble вместо Morgan Stanley или McKinsey & Company?

Большинство профессий, включая корпоративное управление, требуют пожизненных инвестиций.Люди должны выбрать профессию задолго до того, как их окончательный успех или неудача станут реальностью. Для потенциальных генеральных директоров это означает, что люди, желающие сделать карьеру в сфере корпоративного управления, должны присоединиться к своим компаниям в раннем возрасте на рабочих местах начального уровня. Генеральные директора в нашей выборке проработали в своих компаниях в среднем 16 лет, прежде чем занять высшую должность. Конечно, многие люди, которые достигают высших рангов в корпоративной иерархии, также могут рассчитывать на успех в профессиональных партнерствах, таких как юридические или инвестиционно-банковские услуги, в качестве владельцев собственного бизнеса или в качестве генеральных директоров частных компаний.Поэтому поучительно сравнить уровни вознаграждения генерального директора с вознаграждением лиц с такой же квалификацией, которые достигли руководящих должностей в других профессиях.

Вознаграждение высокопоставленных партнеров в юридических фирмах является одним из уместных сравнений. Эти цифры строго охраняются в секрете, но некоторое представление о вознаграждении ведущих партнеров можно почерпнуть из данных о среднем доходе партнеров, ежегодно публикуемых в широко читаемом отраслевом обзоре. В таблице «Заработная плата лучших юристов высока…» приводится примерный средний доход, полученный партнерами в наиболее высокооплачиваемых юридических фирмах за 1988 год.Эти пять фирм выплатили своим 438 партнерам в среднем доходов в диапазоне от 1,35 миллиона до почти 1,6 миллиона долларов. Партнеры на самом верху этих фирм зарабатывали значительно больше. При сравнении этих результатов с корпоративной компенсацией уместно задать вопрос: «Сколько публичных компаний платили 67 или 177 высшим руководителям среднюю зарплату в размере 1,6 миллиона долларов или 1,2 миллиона долларов в 1989 году?» Ответ: мало или совсем нет. Как же тогда удивительно, что классы юридических факультетов переполнены одними из самых способных учеников страны?

Заработная плата лучших юристов высока… Источник: The American Lawyer, июль – август 1989 г., стр.34.

Вознаграждение наиболее успешных корпоративных менеджеров также скромно по сравнению с вознаграждением наиболее успешных игроков с Уолл-стрит. Здесь также трудно получить точные цифры для большой выборки руководителей высшего звена. Но самый последний ежегодный опрос, представленный в таблице «… Каковы зарплаты на Уолл-стрит», документирует виды вознаграждений, доступных ведущим инвестиционным банкирам. В Gold-man, Sachs, например, 18 партнеров заработали более 3 миллионов долларов в 1988 году, а средний доход этих партнеров составил более 9 миллионов долларов.Только девять генеральных директоров публичных компаний имели доход более 9 миллионов долларов в 1988 году (в основном за счет реализации опционов на акции), и ни одна публичная компания не платила своим высшим 18 руководителям более 3 миллионов долларов каждому. Обзоры Уолл-стрит за 1989 год еще не доступны, но в соответствии с системами высокой оплаты труда они, вероятно, покажут резкое снижение бонусов, отражающее более низкие показатели отрасли в 1989 году.

… То же самое и с зарплатами на Уолл-стрит. Источник: Financial World, 11 июля 1989 г. Средний доход основан на оценке нижнего предела доходов Financial World, стр.32.

Цифры вознаграждения для юридических и инвестиционных банков выглядят высокими, потому что они отражают только наиболее высокооплачиваемых лиц в каждой профессии. Средний уровень оплаты труда юристов или инвестиционных банкиров не может быть выше среднего уровня оплаты труда руководителей. Но это не подходящее сравнение. Лучшие юристы или инвестиционные банкиры могут зарабатывать значительно больше, чем самые лучшие руководители компаний. Высокоталантливые люди, добившиеся успеха в любой области, скорее всего, будут избегать корпоративного сектора, где оплата и производительность слабо связаны, в пользу организаций, где оплата в большей степени связана с производительностью, а перспектива больших финансовых вознаграждений более благоприятна.

Деньги — это еще не все

Некоторые могут возражать против нашего внимания к денежным стимулам как центральному мотивирующему элементу поведения генерального директора. Разве управление большой организацией не связано с важными неденежными вознаграждениями? Такие выгоды, как власть, престиж и общественная значимость, безусловно, влияют на уровень денежной компенсации, необходимой для привлечения высококвалифицированных людей в корпоративный сектор. Но если неденежные вознаграждения не изменяются в положительную сторону в зависимости от стоимости компании, они не более эффективны, чем денежные компенсации в мотивации генеральных директоров действовать в интересах акционеров.Более того, поскольку неденежные выгоды, как правило, зависят от должности или ранга, их трудно изменять от периода к периоду в зависимости от результатов деятельности.

Действительно, неденежное вознаграждение обычно побуждает топ-менеджеров предпринимать действия, которые снижают производительность и наносят вред акционерам. Руководители неизменно испытывают искушение приобретать другие компании и расширять разнообразие империи, даже несмотря на то, что приобретения часто уменьшают благосостояние акционеров. Как видные члены своего сообщества, генеральные директора сталкиваются с давлением с целью сохранить открытыми нерентабельные предприятия, сохранить мир с профсоюзами, несмотря на влияние на конкурентоспособность, и удовлетворить интенсивное давление со стороны особых интересов.

Денежная компенсация и владение акциями остаются наиболее эффективными инструментами согласования интересов руководителей и акционеров. До тех пор, пока директора не осознают важность стимулов и не примут системы вознаграждения, которые действительно связывают оплату труда и результативность, крупные компании и их акционеры будут продолжать страдать от плохой работы.

Новый обзор вознаграждения исполнительного руководства

Регулярно используемые и злоупотребляемые опросы вносят свой вклад в общие проблемы корпоративной политики вознаграждения.Опросы, в которых сообщается о средней оплате труда по отраслям, помогают завышать зарплаты, поскольку каждый старается быть выше среднего (но не на опережение). Опросы, связанные с оплатой и продажами компании, поощряют системы, которые связывают компенсацию с размером и ростом, а не с производительностью и стоимостью. Опросы, в которых оцениваются самые высокооплачиваемые руководители страны, вызывают возмущение общественности, вызывают недоумение законодателей и дают эмоциональное оправдание повышенным требованиям в трудовых переговорах.

Основная проблема существующих обследований вознаграждения состоит в том, что они сосредоточены исключительно на , сколько получают генеральных директоров, а не на том, как им платят .Наше внимание к стимулам, а не уровням, естественно, приводит к новому и другому типу опроса. Вместо того, чтобы сообщать, кто платит больше всего, в нашем опросе указывается, кто платит больше всего, то есть чьи стимулы наиболее тесно связаны с интересами их акционеров.

В нашем обзоре рассматриваются стимулы из различных источников, включая заработную плату и бонусы, опционы на акции, владение акциями и угрозу увольнения за низкую производительность. Он включает только компании, перечисленные в опросе Forbes о вознаграждении руководителей за не менее восьми лет с 1975 по 1989 год, поскольку нам требуется как минимум семь лет изменения заработной платы, чтобы оценить связь между оплатой и производительностью.Наша методология описана во вставке «Как мы оцениваем оплату за результат».

Обзоры вознаграждения

в деловой прессе, например, опубликованные Fortune и Business Week, , на самом деле касаются уровня оплаты труда, а не оплаты труда. Тем не менее, они часто включают анализ или ранжирование уместности заработной платы конкретного генерального директора, так или иначе связывая ее с результатами деятельности компании. Методы, принятые в Fortune и Business Week , имеют общий недостаток.Руководители, получающие низкие фиксированные зарплаты при посредственной работе, выглядят как звезды; С другой стороны, руководители с действительно сильной практикой оплаты труда занимают низкое положение. Например, исследование 1989 г., проведенное Business Week, рассчитывает отношение изменения состояния акционеров к общей сумме вознаграждения генерального директора, измеренное за три года. Руководителей с самым высоким показателем называют «CEO, которые больше всего отдали за свою зарплату». Якобы руководители с низким коэффициентом давали акционерам меньше всего. В выпуске 1989 о компенсации компании Fortune используется регрессионная модель для оценки того, как размер вознаграждения зависит от таких факторов, как возраст и срок пребывания в должности генерального директора, размер компании, местонахождение, отрасль и производительность.Хотя автор предостерегает от слишком буквального восприятия результатов, руководители, зарабатывающие больше, чем прогнозировалось, неявно обозначаются как «переплаченные», а те, кто зарабатывает меньше прогнозируемого, — «недоплачиваемые».

Рассмотрим случай Майкла Эйснера из Диснея. По общему мнению, зарплата г-на Эйснера зависит от результатов деятельности компании — помимо множества опционов на акции, он получает 2% от всей прибыли сверх ежегодно увеличивающегося порога. Акционеры преуспели при Эйснере, и мало кто жаловался на то, что его компенсация необоснованна в свете акционерного состояния в 7 миллиардов долларов, которое он помог создать с момента прихода в компанию в 1984 году.Но Business Week ставит Эйснера на второе место в списке генеральных директоров, которые меньше всего отдали своих акционеров (сразу после Ли Якокка с опционами, который за последнее десятилетие помог создать состояние в 6 миллиардов долларов для акционеров Chrysler), а Fortune отмечает Эйснера. как третий по величине генеральный директор в стране. Опросы, оценивающие низкий уровень Эйснера и Якокки, явно не измеряют стимулы. В отличие от этого, в нашем исследовании Эйснер и Якокка заняли четвертое и девятое места в рейтинге «самых высокооплачиваемых» руководителей в стране, исходя только из уровня благосостояния, связанного с оплатой труда.

Мы оценили соотношение оплаты и производительности для каждой из 430 компаний, по которым у нас есть достаточно данных. Результаты представлены в четырех соседних таблицах. Три таблицы включают результаты для 250 крупнейших компаний, ранжированных по продажам за 1988 год. 25 генеральных директоров с лучшими и худшими общими стимулами, что отражено в соотношении между их общей компенсацией (состоящей из всех связанных с оплатой изменений благосостояния и изменения стоимости принадлежащих им акций), сведены в первых двух таблицах.Castle & Cooke, нынешним генеральным директором которой является Дэвид Мердок, занимает первое место с общим изменением состояния генерального директора в размере 231,53 доллара на каждые 1000 долларов изменения состояния акционеров. Его акции составляют 224,24 доллара из этой суммы, в то время как изменение всего связанного с заработной платой богатства добавляет еще 7,29 доллара.

Очевидно, что, за некоторыми исключениями, наилучшие стимулы определяются в первую очередь крупными пакетами акций генерального директора. Дональд Маррон из компании «Пэйн Уэббер» является таким исключением: более 55 долларов из его общей суммы в 67 долларов были получены в результате изменения благосостояния, связанного с заработной платой.То же самое касается Филиппа Хоули из Carter Hawley Hale, Генри Шахта из Cummins Engine и Диснея Эйснера.

25 компаний, предоставляющих своим генеральным директорам наихудшие общие стимулы, возглавляются Navistar International, генеральный директор которой Джеймс Коттинг получает в среднем на 1,41 доллара дохода на долларов на каждые 1000 долларов снижения акционерной стоимости. Шервуд Смит-младший из Carolina Power & Light получает повышение на 16 центов за каждые 1000 долларов уменьшения состояния акционеров. Другие известные корпорации, руководители которых фигурируют в списке худших стимулов, включают Chevron, Johnson & Johnson, Eastman Kodak и IBM.

Несмотря на то, что следует признать, что существует статистическая неопределенность в отношении наших оценок чувствительности богатства, связанного с оплатой труда, ни один генеральный директор с существенными вложениями в капитал (измеряемый как часть общего непогашенного капитала) не входит в наш список генеральных директоров с низким уровнем стимулов. Как мы отмечаем в сопроводительной статье, важным недостатком размера компании является то, что генеральному директору чрезвычайно трудно владеть значительной долей корпоративного капитала.

Обратное соотношение между размером и акционерным капиталом (и, следовательно, отрицательное влияние размера на стимулы) легко просматривается в гораздо более высокой чувствительности, показанной для 25 ведущих генеральных директоров небольших компаний, занимающих от 251 до 430 позиций по продажам 1988 года.(См. Таблицу «Лучшие из остальных: стимулы для генеральных директоров в небольших компаниях».) Уоррен Баффет из Berkshire Hathaway возглавляет этот список с 446 долларами за 1000 долларов, за ним следуют Уильям Суинделлс-младший из Williamette Industries, Джо Олбриттон из Riggs National и Бэррон Хилтон из Hilton Hotels. Опять же, важность крупных пакетов акций очевидна.

Лучшие из остальных: стимулы для генеральных директоров в небольших компаниях Примечание. В выборку входят генеральные директора компаний, занимающих с 251 по 430 место по продажам в 1988 году.

Действительно, одна из проблем с нынешней практикой вознаграждения состоит в том, что советы директоров часто вознаграждают генеральных директоров значительным капиталом через опционы на акции, но затем наблюдают, как генеральные директора отменяют стимулы, разгружая свои акции.Советы редко устанавливают договорные ограничения или моральные убеждения, которые препятствуют генеральному директору продавать такие акции для инвестирования в диверсифицированный портфель активов. Один из парадоксов ситуации заключается в том, что сама корпорация часто финансирует административные финансовые консультации консультантов, чья общая мантра — «продавать и диверсифицировать, продавать и диверсифицировать». Хотя это может быть лично выгодно для руководителей, это не оптимально для акционеров или общества, поскольку значительно снижает стимулы генеральных директоров к эффективному управлению своими компаниями.

Поощрения, связанные с оплатой труда, находятся под прямым контролем комитета по вознаграждениям и совета директоров. В таблице «Лучшие оплачиваемые генеральные директора крупных компаний» перечислены 25 компаний, которые награждают своих генеральных директоров способом, который обеспечивает наилучшие стимулы только за счет богатства, связанного с оплатой, — изменения в заработной плате и бонусах, долгосрочные планы стимулирования, вероятность увольнения и акции. параметры. Каждая из этих оценок приведена в таблице вместе с суммой эффектов в последнем столбце. Из таблицы ясно видно, что основными факторами, влияющими на стимулы, связанные с оплатой, являются опционы на акции и приведенная стоимость изменений в заработной плате и бонусах.

самых высокооплачиваемых руководителей крупных компаний Примечание. В выборку входят руководители 250 крупнейших компаний, оцененные по продажам за 1988 год.

1. Средний генеральный директор в нашей выборке владеет акциями на сумму 2,4 миллиона долларов. Средняя зарплата и бонусы в 1988 году для генеральных директоров в нашей выборке составляли примерно 1 миллион долларов. При реальной процентной ставке 3% приведенная стоимость заработной платы и бонусов за следующие пять лет до выхода на пенсию (среднее значение для выборки) составляет 4,6 миллиона долларов. Таким образом, общее пожизненное состояние компании составляет 7 миллионов долларов.

2. См. Роберт Гиббонс и Кевин Дж. Мерфи, «Относительная оценка эффективности для главных исполнительных директоров», Обзор производственных и трудовых отношений, февраль 1990 г., с. 30-С.

3. См. Джерольд Б. Уорнер, Росс Л. Уоттс и Карен Х. Врук, «Цены на акции и изменения в высшем руководстве», журнал Journal of Financial Economics, , январь – март 1988 г., с. 461; и Майкл С. Вайсбах, «Смена внешних директоров и генеральных директоров», Journal of Financial Economics, , январь – март 1988 г., стр.431.

4. Более подробную информацию об этих тестах см. В нашей статье «Заработная плата и стимулы для топ-менеджмента», журнал , журнал политической экономии, , апрель 1990 г.

5. Данные о почасовых и оплачиваемых рабочих взяты из Мичиганского панельного исследования динамики доходов. Выборка включает 21 895 работников в возрасте от 21 до 65 лет, сообщающих о заработной плате за последовательные периоды. См. Кеннет Дж. Маклафлин, «Жесткая заработная плата?» Рабочий документ Рочестерского университета, 1989 г.

6. Wall Street Journal, 21 марта 1986 г.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май – июнь 1990 г.

Использование финансовых показателей для анализа

Ограничения анализа финансовой отчетности

Анализ финансовой отчетности может дать ограниченное представление о компании из-за ограничений такого анализа, связанных с бухгалтерским учетом, рынком и менеджментом.

Цели обучения

Опишите ограничения, связанные с использованием анализа соотношений

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Анализ соотношений затруднен из-за возможных ограничений бухгалтерского учета и данных в самих финансовых отчетах.Это может включать ошибки, а также неправильное ведение бухгалтерского учета, которое включает искажение необработанных данных, используемых для расчета финансовых коэффициентов.
  • Сторонники более сильных форм гипотезы эффективного рынка, технические аналитики и бихевиористские экономисты утверждают, что фундаментальный анализ ограничен как инструмент оценки акций, и все по своим собственным причинам.
  • Анализ соотношения
  • также может не учитывать важные аспекты успеха фирмы, такие как ключевые нематериальные активы, такие как бренд, отношения, навыки и культура.Это основные факторы успеха в долгосрочной перспективе, даже если они отсутствуют в обычной финансовой отчетности.
  • Другими недостатками этого типа анализа является то, что, если его использовать отдельно, он может представить чрезмерно упрощенное представление о компании путем выделения большого количества информации в одно число или ряд чисел, которые могут не обеспечивать адекватного контекста или быть сопоставимыми во времени или промышленность.
Ключевые термины
  • оценка : процесс оценки рыночной стоимости финансового актива или обязательства.

Ограничения анализа финансовой отчетности

Анализ коэффициентов с использованием финансовой отчетности включает ограничения, связанные с бухгалтерским учетом, фондовым рынком и управлением. Эти ограничения оставляют у аналитиков нерешенные вопросы о компании.

Прежде всего, коэффициентному анализу препятствуют потенциальные ограничения бухгалтерского учета и данных в самих финансовых отчетах. Это может включать ошибки, а также неправильное ведение бухгалтерского учета, которое включает искажение необработанных данных, используемых для расчета финансовых коэффициентов.Хотя показатели бухгалтерского учета могут иметь больше внешних стандартов и надзора, чем многие другие способы сравнительного анализа компаний, это все же предел.

Анализ коэффициентов с использованием финансовой отчетности в качестве инструмента оценки запасов также может быть ограничен. Гипотеза эффективного рынка (EMH), например, утверждает, что финансовые рынки «эффективны с точки зрения информации». «Вследствие этого невозможно постоянно достигать доходности, превышающей среднерыночную доходность с поправкой на риск, учитывая информацию, доступную на момент инвестирования.В то время как слабая форма этой гипотезы утверждает, что информация, полученная из фундаментального анализа, может иметь долгосрочную выгоду, более сильные формы утверждают, что фундаментальный анализ, такой как анализ соотношений, не позволит получить большую финансовую отдачу.

С другой точки зрения на фондовые рынки, технические аналитики утверждают, что настроения в такой же, если не большей степени, являются движущей силой цен на акции, чем фундаментальные данные о компании, такие как ее финансовые показатели. Бихевиористы объясняют несовершенство финансовых рынков комбинацией когнитивных предубеждений, таких как самоуверенность, чрезмерная реакция, предвзятость репрезентативности, информационная предвзятость и различные другие предсказуемые человеческие ошибки в рассуждениях и обработке информации.Эти аудитории также видят ограничения в отношении анализа коэффициентов как предиктора доходности фондового рынка.

На уровне руководства и инвестора анализ соотношений с использованием финансовой отчетности может также упустить ряд важных аспектов успеха фирмы, таких как ключевые нематериальные активы, такие как бренд, взаимоотношения, навыки и культура. Это основные факторы успеха в долгосрочной перспективе, даже если они отсутствуют в обычной финансовой отчетности.

Другим недостатком этого типа анализа является то, что при его использовании в одиночку он может представить чрезмерно упрощенное представление о компании, сведя большой объем информации в одно число или ряд чисел.Кроме того, изменения в информации, лежащей в основе соотношений, могут затруднять сравнения во времени, а несоответствия внутри и внутри отрасли также могут усложнять сравнения.

Анализ тенденций

Анализ тенденций заключается в использовании коэффициентов для сравнения показателей компании по показателю с течением времени, часто для прогнозирования или информирования о будущих событиях.

Цели обучения

Проанализируйте преимущества и проблемы использования анализа тенденций для оценки компании

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Анализ тенденций — это практика сбора информации и попыток исторически выявить закономерность или тенденцию в одной и той же метрике путем изучения ее в таблицах или диаграммах.Часто этот анализ тенденций используется для прогнозирования или информирования решений относительно будущих событий.
  • Анализ тенденций в финансах можно выполнять по-разному. Фундаментальный анализ основан на анализе финансовой отчетности за прошлые периоды, часто в форме пропорционального анализа.
  • Анализ тенденций с использованием финансовых коэффициентов может быть осложнен изменениями в компаниях и бухгалтерском учете с течением времени. Например, компания может изменить свою бизнес-модель и начать работать в новой отрасли, или она может изменить конец финансового года или способ учета запасов.
Ключевые термины
  • чувство : общая мысль, чувство или чувство.
  • прогноз : Оценка будущего состояния.

Помимо использования анализа финансового соотношения для сравнения одной компании с другими в группе аналогов, анализ соотношения часто используется для сравнения результатов деятельности компании по определенным показателям с течением времени. Анализ тенденций — это практика сбора информации и попыток определить закономерность или тенденцию в информации.Это часто связано с историческим сравнением одной и той же метрики путем ее изучения в таблицах или диаграммах. Часто этот анализ тенденций используется для прогнозирования или информирования решений относительно будущих событий, но его можно использовать для оценки неопределенных событий в прошлом.

Анализ тенденций : Определение популярности и спроса на конкретную тему с течением времени с помощью анализа тенденций.

Анализ тенденций в финансах можно выполнять разными способами. Например, в техническом анализе направление цен на публичные акции конкретной компании рассчитывается на основе изучения прошлых рыночных данных, в первую очередь цены и объема.Фундаментальный анализ, с другой стороны, основан не на показателях настроений (таких как технический анализ), а на анализе финансовой отчетности, часто в форме анализа соотношений. Кредиторы и руководители компаний также используют анализ коэффициентов как форму анализа тенденций. Например, они могут изучать тенденции ликвидности или прибыльности с течением времени.

Анализ тенденций с использованием финансовых коэффициентов может быть затруднен тем фактом, что компании и бухгалтерский учет могут меняться с течением времени. Например, компания может изменить свою бизнес-модель, чтобы начать работу в новой отрасли, или она может изменить конец финансового года или способ учета запасов.Изучая исторические тенденции в отношении коэффициентов, аналитики часто вносят корректировки в коэффициенты по этим причинам, возможно, выполняя некоторый анализ коэффициентов, в котором они сегментируют бизнес-сегменты, которые не являются согласованными во времени, или отделяют повторяющиеся элементы от разовых.

Бенчмаркинг

Сравнение финансовых показателей компании с показателями лучших компаний в своем классе — это своего рода сравнительный анализ.

Цели обучения

Опишите, как сравнительный анализ можно использовать для оценки силы компании

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Финансовые коэффициенты позволяют проводить сравнения и, следовательно, переплетаются с процессом сравнительного анализа, сравнивая один бизнес с бизнесом других релевантных компаний или той же компании в другой момент времени с процессами по определенному индикатору или серии индикаторов.
  • Бенчмаркинг можно проводить разными способами, и анализ соотношений — только один из них. Одним из преимуществ анализа соотношений как компонента сравнительного анализа является то, что многие финансовые коэффициенты представляют собой хорошо зарекомендовавшие себя расчеты, полученные на основе проверенных данных.
  • Бенчмаркинг с использованием анализа соотношений может быть полезен для различных аудиторий; например, инвесторы и менеджеры, заинтересованные во включении количественных сравнений компании с аналогами.
Ключевые термины
  • Benchmark : Стандарт, по которому что-то оценивается или измеряется.
  • соотношение : Число, представляющее сравнение двух вещей.

Бенчмаркинг

Финансовые коэффициенты позволяют проводить сравнения и, следовательно, взаимосвязаны с процессом сравнительного анализа, сравнивая свой бизнес с бизнесом других или той же компании в другой момент времени. Во многих случаях сравнительный анализ включает сравнение одной компании с лучшими компаниями в сопоставимой группе аналогов или со средним значением в этой группе или отрасли. В процессе сравнительного анализа аналитик или менеджер определяет лучшие фирмы в своей отрасли или в другой отрасли, где существуют аналогичные процессы, и сравнивает результаты и процессы тех изучаемых компаний с собственными результатами и процессами по определенному индикатору или серии индикаторов. .

Бенчмаркинг Показатели эффективности : Результаты — первостепенная задача для лидера транзакций.

Бенчмаркинг можно проводить разными способами, и анализ соотношений — только один из них. Одним из преимуществ анализа соотношений как компонента сравнительного анализа является то, что многие финансовые коэффициенты представляют собой хорошо зарекомендовавшие себя расчеты, полученные на основе проверенных данных. При сравнительном анализе в целом, сравнительный анализ может проводиться для множества процессов, а это означает, что определения могут меняться с течением времени в рамках одной и той же организации из-за изменений в руководстве и приоритетах.Наиболее полезные сравнения могут быть сделаны, когда определения показателей являются общими и согласованными между сравниваемыми единицами и во времени.

Бенчмаркинг с использованием анализа соотношений может быть полезен для различных аудиторий. С точки зрения инвестора сравнительный анализ может включать сравнение компании с аналогичными компаниями, которые могут рассматриваться как альтернативные инвестиционные возможности с точки зрения инвестора. В этом процессе инвестор может сравнить целевую компанию с другими в группе аналогов (лидерами, средними показателями) по определенным финансовым коэффициентам, относящимся к этим компаниям, и инвестиционному стилю инвестора.С точки зрения менеджмента, сравнительный анализ с использованием анализа соотношений может быть способом для менеджера сравнить свою компанию с аналогами, используя узнаваемые извне количественные данные.

Сравнение отраслей

В то время как анализ соотношений может быть весьма полезным при сравнении компаний внутри отрасли, межотраслевые сравнения следует проводить с осторожностью.

Цели обучения

Опишите, как используются методологии оценки для сравнения различных компаний в разных секторах

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Одним из преимуществ анализа соотношений является то, что он позволяет сравнивать компании.Однако, хотя коэффициенты могут быть весьма полезны при сравнении компаний в рамках отрасли и даже в некоторых аналогичных отраслях, межотраслевые сравнения могут оказаться бесполезными и должны проводиться с осторожностью.
  • Отрасль представляет собой классификацию компаний по видам экономической деятельности, но понятие «отрасль» может быть слишком широким или узким для сравнения при анализе коэффициентов. При сравнении коэффициентов компании должны быть сопоставимы с точки зрения наличия схожих характеристик в анализируемой статистике.
  • Оценка с использованием мультипликаторов выявляет закономерности только в относительных ценностях. Чтобы мультипликаторы были полезными, задействованная статистика должна иметь логическую, значимую связь с наблюдаемой рыночной стоимостью, которая может варьироваться в зависимости от отрасли.
Ключевые термины
  • метрическая : мера для чего-то; средство получения количественного измерения или приближения для других качественных явлений.
  • оценка : процесс оценки рыночной стоимости финансового актива или обязательства.

Одним из преимуществ анализа соотношений является то, что он позволяет сравнивать компании, что часто называют сравнительным анализом. Однако, хотя коэффициенты могут быть весьма полезны при сравнении компаний в рамках отрасли и даже в некоторых аналогичных отраслях, сравнение коэффициентов компаний в разных отраслях может оказаться бесполезным, и его следует проводить с осторожностью.

Отрасль : Сравнение соотношений компаний в отрасли может позволить аналитику сделать сравнение лайков (яблоки с яблоками).Сравнения между отраслями могут быть похожи на сравнения (яблоки с апельсинами) и, следовательно, менее полезны.

Отрасль представляет собой классификацию компаний по видам экономической деятельности. На очень широком уровне промышленность иногда подразделяется на три сектора: первичный или добывающий, вторичный или обрабатывающий и третичный или сектор услуг. На очень подробном уровне находятся системы классификации, такие как ISIC (Международная стандартная отраслевая классификация).

Однако, с точки зрения анализа соотношений и сравнения компаний, наиболее полезно рассмотреть, сопоставимы ли сравниваемые компании по финансовым показателям, оцениваемым в соотношениях.У разных предприятий будут разные коэффициенты по разным причинам. Группа аналогов — это набор компаний или активов, которые выбраны как достаточно сопоставимые с оцениваемой компанией или активами (обычно в силу того, что они принадлежат к той же отрасли или имеют аналогичные характеристики с точки зрения роста прибыли и рентабельности инвестиций). С точки зрения инвестора, к коллегам могут относиться компании, которые не только являются прямыми конкурентами продукта, но и подвержены схожим циклам, поставщикам и другим внешним факторам.

Оценка с использованием мультипликаторов включает в себя оценку стоимости актива путем сравнения ее со значениями, оцененными рынком для аналогичных или сопоставимых активов в группе аналогов. Оценочный мультипликатор — это просто выражение рыночной стоимости актива относительно ключевой статистики, которая, как предполагается, связана с этой стоимостью. Чтобы быть полезной, эта статистика — будь то прибыль, денежный поток или какой-либо другой показатель — должна иметь логическую связь с наблюдаемой рыночной стоимостью; чтобы рассматриваться, по сути, как движущая сила этой рыночной стоимости.Например, отношение цены к прибыли является общим множителем, но может отличаться в разных компаниях с разной структурой капитала; это может затруднить сравнение этого конкретного соотношения по отраслям.

Кроме того, могут возникнуть проблемы с оценкой всей отрасли, что сделает анализ соотношения компании по сравнению с отраслью менее полезным. Использование мультипликаторов выявляет закономерности только в относительных значениях, а не в абсолютных значениях, например, полученных при оценке дисконтированных денежных потоков.Если группа аналогов в целом оценена неправильно (например, во время «пузыря» фондового рынка), то результирующие мультипликаторы также будут неверно оценены.

Оценка финансовой отчетности

За некоторыми исключениями, большая часть данных, используемых в пропорциональном анализе, получена в результате оценки финансовой отчетности.

Цели обучения

Разграничение повторяющихся и разовых статей в финансовых отчетах

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Анализ коэффициента — это инструмент для оценки финансовой отчетности, но он также полагается на цифры в представленной финансовой отчетности, которые приводятся в порядок для использования для сравнения.За некоторыми исключениями, большая часть данных, используемых в пропорциональном анализе, берется из финансовой отчетности.
  • Перед расчетом финансовых коэффициентов отчетная финансовая отчетность часто переформулируется и корректируется аналитиками, чтобы сделать финансовые коэффициенты более значимыми для сравнения во времени или между компаниями.
  • С точки зрения изменения формулировки, прибыль может быть разделена на повторяющиеся и единовременные статьи. Что касается корректировки финансовой отчетности, аналитики могут скорректировать показатели прибыли в сторону увеличения или уменьшения, если они подозревают, что представленные данные неточны из-за таких проблем, как управление прибылью.
Ключевые термины
  • управление прибылью : эвфемизм, такой как творческий учет, для обозначения мошеннических методов бухгалтерского учета, которые манипулируют отчетностью о доходах, активах или обязательствах с намерением повлиять на интерпретацию отчетов о прибылях и убытках.
  • оценка : процесс оценки рыночной стоимости финансового актива или обязательства.

Анализ коэффициентов — это инструмент для оценки финансовой отчетности, но он также основан на приведенных в отчетности цифрах, которые приводятся в порядок для использования в качестве коэффициентов для сравнения во времени или между компаниями.Финансовая отчетность используется как способ узнать финансовое положение и финансовые результаты бизнеса. За некоторыми исключениями, такими как коэффициенты, включающие стоимость акций, большая часть данных, используемых в анализе коэффициентов, берется из финансовой отчетности. Коэффициенты помещают эту информацию финансовой отчетности в контекст.

Упорядочивание цифр : Оценка финансовой отчетности включает в себя упорядочивание цифр и последующее использование этих цифр для выполнения анализа соотношений.

Перед расчетом финансовых коэффициентов финансовая отчетность часто переформулируется и корректируется аналитиками, чтобы сделать финансовые коэффициенты более значимыми для сравнения во времени или между компаниями.С точки зрения переформулировки, одна общая переформулировка состоит в том, чтобы разделить сообщаемые позиции на повторяющиеся или обычные позиции и единовременные или особые позиции. Таким образом, прибыль может быть разделена на нормальную или базовую прибыль и временную прибыль с идеей, что нормальная прибыль является более постоянной и, следовательно, более актуальной для прогнозирования и оценки. Что касается корректировки финансовой отчетности, аналитики могут скорректировать показатели прибыли в сторону увеличения или уменьшения, если они подозревают, что представленные данные неточны из-за таких проблем, как управление прибылью.

Оценка анализа финансовой отчетности компании — это форма фундаментального анализа, направленного вверх. В то время как анализ перспектив компании может включать ряд факторов, в том числе понимание экономической ситуации, отрасли или настроений по поводу компании или ее продуктов, анализ коэффициентов компании основывается на финансовых показателях конкретной компании.

Избранные финансовые показатели и анализ

Финансовые коэффициенты и их анализ предоставляют информацию о прибыльности фирмы и позволяют проводить сравнения между фирмой и ее отраслью.

Цели обучения

Обобщите, как заинтересованная сторона будет использовать финансовые коэффициенты для анализа финансовой отчетности компании

Основные выводы

Ключевые моменты
  • При использовании сравнительной финансовой отчетности расчет долларовых или процентных изменений статей отчета или итогов от одного периода к другому или для представленных временных рамок называется горизонтальным анализом.
  • Вертикальный анализ отчета о прибылях и убытках особенно полезен при анализе взаимосвязи между статьями доходов и расходов, таких как процентная доля стоимости проданных товаров по отношению к продажам.
  • Финансовые коэффициенты, которые сравнивают одно значение по сравнению с другим значением за 12-месячный период, рассчитываются с использованием информации из финансовой отчетности компании. Коэффициенты могут определять различные финансовые атрибуты, такие как платежеспособность и ликвидность, прибыльность и рентабельность собственного капитала.
  • Примером финансового коэффициента является коэффициент текущей ликвидности, используемый для определения ликвидности компании или ее способности выполнять свои краткосрочные обязательства. При сравнении двух компаний теоретически организация с более высоким коэффициентом текущей ликвидности более ликвидна, чем другая.
  • Часто финансовый коэффициент, который представляет собой относительную величину двух выбранных числовых значений, взятых из финансовой отчетности компании, используется для выяснения конкретной информации, такой как качество дохода.
Ключевые термины
  • сравнительный : сопоставимый; сравнение подшипников.
  • платежеспособность : состояние наличия достаточных средств или ликвидных активов для выплаты всех долгов; состояние платежеспособности.
  • тренд : наклон в определенном направлении

Анализ финансовой отчетности

Анализ финансовой отчетности компании позволяет заинтересованным сторонам (инвесторам, кредиторам и руководству компании) получить общую картину финансового состояния и прибыльности компании.Есть несколько способов проанализировать финансовую отчетность компании.

Горизонтальный и вертикальный анализ

Два основных метода анализа — это горизонтальный и вертикальный анализ. При использовании сравнительной финансовой отчетности расчет долларовых или процентных изменений статей или итогов в отчетах с течением времени является горизонтальным анализом. Этот анализ позволяет выявить изменения в деятельности компании и выявить тенденции.

Вертикальный анализ обычно выполняется для одного финансового отчета (т.е., отчет о прибылях и убытках): каждая статья выражается в процентах от значительной суммы. Вертикальный анализ отчета о прибылях и убытках особенно полезен при анализе взаимосвязи между статьями доходов и расходов, таких как процентная доля стоимости проданных товаров по отношению к продажам.

Бухгалтерский баланс : Если в финансовом отчете за предыдущий год обнаружена ошибка, необходимо внести исправление и перевыпустить финансовую отчетность.

Использование соотношений

Финансовые коэффициенты, которые сравнивают одно значение по сравнению с другим значением за 12-месячный период, рассчитываются с использованием информации из финансовой отчетности компании.Коэффициенты могут определять различные финансовые характеристики компании, такие как платежеспособность и ликвидность, прибыльность (качество дохода) и рентабельность собственного капитала. Финансовые показатели компании также можно сравнить с показателями ее конкурентов, чтобы определить, как компания работает по сравнению с остальной отраслью.

Финансовые коэффициенты могут использоваться менеджерами внутри фирмы, действующими и потенциальными акционерами (владельцами) и кредиторами фирмы. Например, финансовые аналитики вычисляют финансовые коэффициенты публичных компаний, чтобы оценить их сильные и слабые стороны и определить, какие компании представляют собой прибыльные инвестиции, а какие — нет.Изменения финансовых коэффициентов могут повлиять на стоимость акций публичной компании в зависимости от того, какое влияние это изменение оказывает на бизнес. Цена акций публичной компании также может быть переменной, используемой при вычислении определенных соотношений, таких как соотношение цена / прибыль.

Примеры соотношений

Ниже приведены некоторые примеры финансовых коэффициентов, которые используются для анализа компании. Например, коэффициент качества дохода рассчитывается путем деления денежного потока от операционной деятельности (CFOA) на чистую прибыль:

Качество дохода = CFOA / Чистая прибыль

Этот коэффициент показывает долю дохода, реализованную в денежной форме.Как и в случае с качеством продаж, желательны высокие уровни этого соотношения. Коэффициент качества дохода имеет тенденцию превышать 100%, поскольку амортизационные расходы уменьшают чистую прибыль, а отток денежных средств для замены операционных активов (часть денежного потока от инвестиционной деятельности) не вычитается при расчете числителя.

Капитал Коэффициент приобретения = (денежный поток от операционной деятельности — дивиденды) / денежные средства, уплаченные за приобретения.

Коэффициент приобретения капитала отражает способность компании финансировать капитальные затраты из внутренних источников.Соотношение менее 1: 1 (100%) указывает на то, что капитальные вложения истощают больше денежных средств у бизнеса, чем приносят прибыль.

Коэффициент текущей ликвидности = оборотные активы / оборотные Обязательства

Коэффициент текущей ликвидности используется для определения ликвидности компании или ее способности выполнять свои краткосрочные обязательства. При сравнении двух компаний теоретически организация с более высоким коэффициентом текущей ликвидности более ликвидна, чем другая. Однако важно отметить, что определение платежеспособности компании основывается на различных факторах, а не только на значении коэффициента текущей ликвидности.

Обзор финансовой системы — 2021 — Банк Канады

Финансовая система

  • Канадская финансовая система доказала свою устойчивость во время кризиса COVID ‑ 19 благодаря хорошо капитализированному банковскому сектору и сильной политической поддержке. Финансовые рынки быстро оправились от преждевременного фондирования и стресса рыночной ликвидности, и чрезвычайная поддержка ликвидности больше не требуется.
  • Кризис COVID ‑ 19 высветил системные последствия долгосрочных тенденций.Потенциальный спрос на ликвидность на рынках с фиксированным доходом растет быстрее, чем нынешняя структура рынков с фиксированным доходом может обеспечить в периоды стресса. Цифровизация экономики создает дополнительные взаимосвязи, которые увеличивают потенциал общесистемного сбоя из-за киберинцидентов в финансовых учреждениях или инфраструктурах финансового рынка.

COVID ‑ 19 вызвал исключительную неопределенность на рынках, когда он поразил в марте 2020 года, что побудило участников финансового рынка стремиться сохранить наличные.Рынки с фиксированной доходностью оказались в крайне напряженном состоянии, когда многие инвесторы пытались продать свои финансовые активы, а немногие участники были готовы покупать. Это было верно даже для самых безопасных ценных бумаг: облигаций правительства Канады и казначейских векселей. В то же время домохозяйства и предприятия стали более осторожными, сокращая свои кредитные линии, откладывая выплаты по кредитам и наращивая запасы ликвидных активов.

Банк проводил интервенции на широком спектре рынков фондирования, чтобы уменьшить дефицит ликвидности и улучшить функционирование рынка.Банк увеличил объем и объем ликвидности, предоставляемой финансовым учреждениям. Это помогло им удовлетворить возросший спрос на кредиты со стороны других участников финансовой системы, включая домохозяйства и предприятия. Банк также запустил набор инструментов для покупки активов, чтобы восстановить бесперебойное функционирование долговых рынков.

Финансовые рынки в настоящее время функционируют нормально, и Банк отказался от антикризисных программ и механизмов, направленных на обеспечение ликвидности рынка. Эти программы и средства возымели желаемый эффект.Показатели рыночной ликвидности улучшились, а использование возможностей и программ Банка в течение некоторого времени снижалось. Банк продолжает следить за рыночной конъюнктурой и готов повторно активировать объекты в случае необходимости.

Рыночная ликвидность с фиксированной доходностью

Способность структуры рынка с фиксированным доходом поддерживать предоставление ликвидности в условиях стресса не поспевает за потенциальным спросом сектора управления активами на рыночную ликвидность (уязвимость 4). Помимо огромных масштабов шока COVID ‑ 19, эта структурная тенденция частично объясняет беспрецедентную скорость, масштабы и масштабы вмешательств, которые потребовались для поддержания ликвидных рынков весной 2020 года.Учитывая возможность резкого скачка рыночного спроса на ликвидность, особенно в периоды стресса, последствия этого долгосрочного структурного сдвига сохранятся и после пандемии.

Устойчивый рост отрасли управления активами за последние два десятилетия означает, что больший кредитный риск регулируется и удерживается за пределами банковского сектора. Управляющие активами включают такие учреждения, как пенсионные фонды и страховые компании; они также включают менеджеров паевых инвестиционных фондов и биржевых фондов, которые управляют объединенными инвестициями частных инвесторов.Стремясь достичь инвестиционных целей своих инвесторов, управляющие активами помогают направлять средства заемщикам и представляют собой ценную альтернативу традиционному банковскому делу. Рост отрасли управления активами с 2,4 триллиона долларов США в активах под управлением в 2008 году до 5,7 триллиона долларов в 2020 году был частично обусловлен:

  • снижение процентных ставок
  • финансовые инновации
  • демографические изменения
  • ужесточение банковского регулирования после мирового финансового кризиса

Узнайте больше о последних тенденциях в управлении активами и других видах небанковского финансового посредничества (NBFI).

Управляющие активами полагаются на рыночную ликвидность для управления своими рисками. Банки имеют прямой доступ к деньгам центрального банка. Напротив, для удовлетворения требований своих инвесторов или контрагентов управляющие активами должны либо иметь наличные в наличии, либо получать денежные средства, занимая или продавая ценные бумаги в своих портфелях. В результате управляющие активами полагаются на рыночную ликвидность, чтобы быстро конвертировать свои ценные бумаги в наличные без значительного снижения цен. По мере роста отрасли управления активами возникает повышенный потенциальный спрос на рыночную ликвидность.

Помимо роста отрасли, зависимость управляющих активами от рыночной ликвидности увеличивалась с развитием их портфелей. В условиях низких процентных ставок управляющие активами постепенно смещают состав своих портфелей в сторону менее ликвидных активов. Например, пенсионные фонды все чаще инвестируют в менее ликвидные активы, такие как недвижимость, инфраструктура и частный капитал. Паевые инвестиционные фонды увеличили свои отчисления в корпоративные облигации за счет более ликвидных государственных облигаций, в том числе облигаций с более низким качеством кредита.Поскольку управляющие активами диверсифицируют свои портфели, чтобы включить в них более рискованные активы, необходимость перебалансировать свои портфели в ответ на изменения цен может создать дополнительные потребности в ликвидности. Кроме того, для более высокой доходности некоторые управляющие активами, как правило, используют свои инвестиционные портфели с помощью соглашений об обратной покупке (РЕПО) и рынков деривативов. Цены на ценные бумаги, которые они закладывают в качестве обеспечения или лежат в основе производных финансовых инструментов, которые они держат, могут подвергать их риску ликвидности. Если эти цены снизятся, как это часто бывает во время кризиса, управляющие активами должны будут предоставить своим контрагентам дополнительные денежные средства или другое обеспечение в качестве маржи, что может еще больше повысить их спрос на ликвидность.

Рынки с фиксированной доходностью полагаются на банки для получения ликвидности, но банки сталкиваются с ограничениями, связанными с управлением рисками. Сделки с фиксированным доходом обычно не заключаются напрямую между инвесторами. Обычно их посредниками являются банковские дилеры. Способность банковского дилера покупать ценные бумаги и, следовательно, поддерживать рыночную ликвидность зависит от степени риска, которую могут поддержать балансы банка. Другие бизнес-направления (в частности, кредитование) конкурируют за использование этого балансового пространства и могут стать более привлекательными, чем создание рынка в рамках Базель III.

Могут существовать диспропорции в спросе и предложении ликвидности, необходимой для поддержки посредничества, особенно в периоды стресса. По мере роста сектора управления активами и использования менее ликвидных активов становится более вероятным, что внезапные всплески спроса на ликвидность столкнутся с неспособностью банков выступать в качестве посредников в операциях с фиксированным доходом. Сбой на рынках фиксированного дохода весной 2020 года показывает, как может сказаться растущий спрос на рыночную ликвидность по сравнению с предложением посредничества (вставка 3).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.