Разное

Мейер амшель де ротшильд: Майер Ротшильд и сыновья — история основания одной из крупнейших банкирских династий

07.06.2021

Содержание

Майер Ротшильд и сыновья — история основания одной из крупнейших банкирских династий

От мелких коммерсантов до влиятельнейших финансистов Европы.

33 513 просмотров

Вилла Эфрусси-де-Ротшильд, Франция

Обозреватель vc.ru изучил историю становления банкирского дома Ротшильдов, основанного Майером Ротшильдом и его пятью сыновьями, которые добились огромного влияния в Европе, поучаствовали в свержении Наполеона и строительстве первых железных дорог, а также стали известны тем, что всегда умело зарабатывали на кризисах.

Сейчас династия владеет семейными банками, долями в крупных компаниях и хедж-фондах.

Майер Ротшильд. Основание банкирского дома

История Ротшильдов начинается с еврейского гетто в немецком Франкфурте-на-Майне. Они были мелкими коммерсантами и скромно зарабатывали на жизнь. В середине 18 века Амшель Мозес владел небольшой меняльной конторой и торговой лавкой.

Существует ряд версий о происхождении фамилии Ротшильд. По одной из них, вывеска конторы Амшеля была красной, что на немецком языке звучит как Rot Schild (красная вывеска). По другой, гербом лавки служил красный щит с римским орлом. Отсюда и название Rot Schild, которое конторе дали городские жители.

В 1744 году у Амшеля родился сын, которому дали имя Майер. Он и стал «первым Ротшильдом». С детства Майер был одаренным и смышлёным мальчиком. Его отец решил, что сын сможет сделать духовную карьеру, и отправил его учиться в иешиву (высшее религиозное учебное заведение для евреев — vc.ru). Раввина из Майера так и не получилось. Он справлялся с учебной нагрузкой, но должного рвения не проявлял. Зато у Майера обнаружились большие способности к математике.

Майер Амшель Ротшильд

После смерти родителей родственники семьи отправили Майера обучаться финансовому делу в ганноверский банк Оппенгеймера. Здесь он приобрел практический опыт по взаимодействию с различными княжествами на мировом уровне, узнал о взаимосвязях финансов и политики и познакомился со всеми положительными и отрицательными элементами системы.

Получив неплохой по тем временам карьерный старт, Майер мог на этом успокоиться — при наличии таланта в сфере коммерции у него были хорошие шансы вырасти до должности партнера. Но Майера эта перспектива не вдохновила. В 1760 году он вернулся во Франкфурт, чтобы присоединиться к бизнесу своих братьев, торговавших старой одеждой.

Денег у Майера не было. Тогда он заинтересовался коллекционированием старинных монет. Какое-то время это было простым хобби. Он находил, покупал или обменивал монеты, классифицировал их, писал аннотации и исследовал. Увлечение не требовало больших финансовых вложений — вышедшие из оборота монеты никого не интересовали. Однако Майер знал, что их можно продать за хорошую цену коллекционерам-аристократам.

Реализовывать свой план Ротшильд отправился в Ганновер. Свою роль в успехе замысла сыграли приобретенные связи. Майер был знаком с генералом фон Эсторфом, страстным коллекционером нумизматики. Последний стал клиентом Майера и оказал ему протекцию.

Друзья генерала с интересом отнеслись к предложению Ротшильда о покупке монет и антикварных вещей. Затем Майер стал рассылать свои каталоги по княжеским дворам Германии. Генерал фон Эсторф представил его Гессен-Кассельскому наследному принцу Вильгельму.

Тот был страстным коллекционером и тогда как-раз находился в приподнятом настроении от последнего выигрыша в шахматную партию. Денег Вильгельм не пожалел — сделал крупную покупку и впоследствии стал одним из постоянных клиентов Ротшильда.

С новыми связями и солидным финансовым притоком бизнес Ротшильда стал расширяться. В 1764 году он открыл собственную меняльную лавку во Франкфурте. Её клиентами были немецкие купцы. Этот бизнес стал первым банком Ротшильда и позволил ему существенно увеличить своё влияние. В то же время Майер продолжал торговать старинными монетами и антиквариатом. После того, как его успехи оценил принц Вильгельм, Майер стал поставщиком денег и драгоценных металлов при княжеском дворе.

Он зарекомендовал себя на этой должности и вскоре вошел в доверие к советнику принца — фон Карлсгаузену. В 1769 году Майер стал гоф-фактором (придворным банкиром, который давал деньги в долг королевским и прочим знатным семьям или же занимался их финансами — vc. ru), и в его руках оказалось управление финансами Гессен-Кассельского дома.

В 1785 году умер гессенский ландграф Фридрих. Принц Вильгельм получил в наследство 50 млн талеров и стал одним из богатейших немецких князей под именем Вильгельм IX. Он не собирался останавливаться на достигнутом и планировал приумножить свой капитал.

Для этого у него был Ротшильд. Майер славился умением находить лучшие варианты для вложений. Для этого у него даже была собственная и быстро растущая агентурная сеть. Ротшильд узнавал о многих событиях раньше других банкиров — он не был сторонником пустого риска и предпочитал действовать наверняка.

Внимания заслуживает его стратегия построения финансовой империи. Ротшильд всегда тщательно подбирал клиентов, выставлял низкие проценты, но главным было то, что Майер с самого начала строил династию. В браке у него было пятеро сыновей и пятеро дочерей.

Ставку он делал исключительно на мужское потомство, учитывая все достоинства и недостатки каждого из сыновей. Старший из них — Амшель — был достаточно рассудительным и спокойным, чтобы стать правой рукой отца и возглавить семейный банк во Франкфурте. Соломон успешно действовал в Австрийской империи. Натан стал влиятельнейшим человеком в Британии, Калман — в Италии, а Джеймс — во Франции. В последующие годы Ротшильды действовали как единый мировой банк, преследующий интерес семьи, а не наций.

К началу 19 века состояние Майера Ротшильда превышало 1 млн талеров. Более важным было то, что Майер уже сделал себе имя, но останавливаться на достигнутом не собирался. Один из главных талантов Ротшильдов — умение зарабатывать деньги на катастрофах государств, и Майер хорошо его продемонстрировал в период строительства собственной империи.

В 1804 году у Дании появились крупные финансовые проблемы. Для Гессен-Касселя, одного из богатейших княжеств Германии, это была хорошая возможность заработать за счет ссуды. Но была проблема — датский король приходился Вильгельму дядей. Из-за чего ссуда могла быть расценена как подарок, чего курфюрсту Гессена не хотелось.

Ротшильд предложил фон Карлсгаузену план, по которому всё можно было сделать инкогнито, через малоизвестный, но надежный банк. Крупные франкфуртские банкирские дома, с которыми в подобных случаях обычно сотрудничал Вильгельм, не подходили, поскольку не могли обеспечить анонимность.

Таким способом Майер продвигал собственный бизнес. Будучи доверенным советником Вильгельма Ротшильд держался в тени и был практически не известен общественности. Фон Карлсгаузен донес идею Майера до Вильгельма, и тот согласился.

Ротшильды легко провернули сделку, но вместе с тем вызвали недовольство крупных франкфуртских банкиров, посчитавших, что они перешли грани дозволенного. Их возмущение достигло Вильгельма, но он не стал ничего предпринимать: Майер был для него проверенным человеком, который увеличивал его состояние, и он не собирался от него избавляться.

Ротшильды против Наполеона

Ротшильд продолжал собирать звания, выдавать займы и укреплять доверие Вильгельма, пока в 1806 году его активно строящейся империи не был нанесен удар. В этом году началась франко-прусская война. До того колеблющаяся Пруссия, не примкнувшая к антинаполеоновской коалиции в 1805 году, решила поставить французского императора на место.

На практике её кампания обернулась катастрофой. «Великая армия» полностью разгромила пруссаков в двух сражениях, произошедших в один день — при Иене и Ауэрштедте. Пруссия оказалась в руках Наполеона, и страну ждали не лучшие времена. Вильгельм пытался заявить о нейтралитете Гессен-Касселя, но французский император даже не отреагировал на подобную условность.

Закончилось всё тем, что Вильгельм бросил свое княжество при новостях о приближении французов. Наполеона интересовала казна Вильгельма. Часть драгоценностей была спрятана в замке князя, и солдаты её нашли. Затем фон Карлсгаузен встретился с французским генералом Ла Гранжем и сделал ему выгодное предложение: найденные в тайниках замка драгоценности князя возвращаются владельцу, а генерал получает взамен около миллиона франков. Ла Гранж не отказался.

Но это была лишь часть ценностей. Другая была спасена иным способом — фон Карлсгаузен поручил управление состоянием курфюрста Ротшильдам. Французы установили слежку за многочисленными должниками Вильгельма, а также за людьми, занимавшимися управлением его состоянием. В это время Ротшильды, путешествуя по Европе, успешно скупали финансовые обязательства курфюрста. Эту роль взяли на себя сыновья Майера, а сам он продолжал жить во Франкфурте.

«Курфюрст Гессен-Кассельский доверяет свои сокровища Майеру Амшелю Ротшильду», Мориц Оппенгейм

Он знал о слежке и показывал властям блестяще срежиссированный спектакль. Однажды нагрянувшая к нему полиция увидела пожилую еврейскую пару, едва справляющуюся с торговым бизнесом. Майер говорил, что давно ничего не слышал о сыновьях, записи учета подтверждали всё замеченное полицейскими, связи с Вильгельмом также найти не удалось.

Подлинную бухгалтерию Майер прятал в потайной комнате, корреспонденцию посылал в специальной повозке с двойным дном. Для того, чтобы усложнить задачу полиции, Майер создал уникальный шифр — смесь иврита, идиша и немецкого, дополненный особыми обозначениями и шифрованными именами.

Английские инвестиции шли под кодовым именем «вяленая рыба». В записях Майер числился под именем Арнольд, а Вильгельм стал господином Гольдштейном. Последний получал доступ к своим деньгам и заработкам от инвестиций, но не ко всем.

Майер объяснял, что сыновья из-за сложностей, связанных с французской оккупацией и активно преследующими их агентами Наполеона, не могут передать князю все причитающиеся деньги. Дополнялось это рассказами о многочисленных опасностях и трудностях, с которыми сталкиваются Ротшильды.

На деле всё было не так. 21 ноября 1806 года Наполеон подписал Декрет о Континентальной блокаде. Он запрещал всем странам, зависимым от Франции, торговать с Англией. После поражения при Трафальгаре французы потеряли флот и могли победить враждебную им Англию лишь экономической блокадой.

Ротшильды использовали сложившуюся обстановку в своих целях. Натан Ротшильд устроился в Англии и поначалу торговал льном, но постепенно сфера его интересов изменилась на торговлю запрещенными в Европе английскими товарами. Выгода от подобной контрабанды была колоссальной. Вильгельм получал свои деньги, а Ротшильды прибыль. Полиция Наполеона пыталась навести порядок, но урона бизнесу Ротшильдов так и не нанесла.

Однако контрабанда не была конечной целью ни Майера, ни его сыновей. Гораздо больший интерес для Ротшильдов представляли английские государственные облигации. Во всяком случае в этом они убедили Вильгельма. Изначально он не заинтересовался новым планом, но желание заработать всё же победило. Вильгельм выделил Ротшильдам 550 тысяч фунтов и пообещал небольшую комиссию.

Было уговорено, что Натан выкупает облигации по средней цене в 72 фунта. Но у Ротшильдов был другой замысел. Натан вложил все полученные деньги в дело, опираясь на собственное знание рынка и агентов, и вскоре хорошо на этом заработал. Облигации тем временем упали в цене до 62 фунтов. Теперь Ротшильд мог приобрести их для Вильгельма с выгодой для себя. Параллельно он провернул спекуляцию с золотыми слитками.

Натан Ротшильд

Курфюрст, заждавшийся своих облигаций, начал беспокоиться, но Майер убедил его в том, что всё идет согласно плану, а задержка связана с французской оккупацией. Это позволило Майеру получить для Натана дополнительное финансирование. В 1811 году Вильгельм получил ценные бумаги на сумму в почти 190 тысяч фунтов. Ротшильды заработали на этой сделке несколько миллионов.

На достигнутом Натан Ротшильд не остановился. У него был достаточный капитал для участия в большой игре. Он воспользовался ситуацией и выгодно приобрел золота на сумму в 800 тысяч фунтов, в котором так нуждался Веллингтон, воюющий в Пиринеях.

Ротшильд согласился продать его с наценкой. Однако доставить золото англичанам было непростой задачей. Было решено перевозить груз через Францию с остановкой в Париже. Со стороны затея выглядела авантюрно, но у Ротшильдов был свой план. Во Францию поехал Джеймс Ротшильд. Он позаботился о том, чтобы один из советников Наполеона герцог фон Дальберг получил крупную взятку.

Незнающий французского языка Джеймс сумел быстро достигнуть влияния в финансовых кругах этой страны. Вскоре министр финансов докладывал Наполеону о прибывшем в город Ротшильде, который занимается вывозом крупной партии золотых монет из Англии и утверждает, что последняя всеми силами попытается ему помешать.

Будучи дезинформированным Наполеон решил посодействовать вывозу золота, столь досаждавшему Англии. Безопасный путь был получен, и Ротшильды взялись за окончательное приведение плана в жизнь. Натан отправлял золото через Ла-Манш во Францию, там его встречал Джеймс, доставлял в Париж и переводил в чеки.

Затем чеки отправлялись в Испанию к Калману Ротшильду, где опять менялись на золото и доставлялись Веллингтону. Который в свою очередь выписывал новый чек. Майер и его старший сын Амшель контролировали ход операции из Франкфурта, а Соломон был ответственен за действия в случае непредвиденных ситуаций.

Позже Ротшильды получили под свой контроль финансовые взаимоотношения между всеми странами-участниками антинаполеоновской коалиции. Банкиры оказали огромную помощь союзникам в борьбе с Наполеоном.

Еще одним достижением Натана Ротшильда стало внедрение системы межбанковских клиринговых расчетов. В то время перемещать деньги золотом и монетами было опасно, а перевод с помощью чеков снижал курс валюты. С помощью новой системы союзники Британии получили около 15 млн фунтов, а сами операции удалось сохранить в тайне.

В сентябре 1812 года умер Майер Ротшильд. В завещании он дал четкие указания сыновьям, как дальше вести семейный бизнес. В том числе он запретил любое участие в нем дочерей и зятей. Семейная компания должна была оставаться в руках потомков Майера исключительно мужского пола.

​Мои дочери, зятья и их наследники не имеют никакого отношения к существующей компании M. A. Rothschild und Söhne, а также не имеют права изучать дела вышеупомянутой компании, её конторские книги, бумаги, реестры и прочее. Я никогда не прощу своих детей, если они пойдут против моей родительской воли и помешают моим сыновьям спокойно заниматься делом.

Майер Амшель Ротшильд

Последний крупный заработок эпохи наполеоновских войн принесла Ротшильдам битва при Ватерлоо. У банкиров была огромная агентурная сеть, и весть о разгроме Наполеона Натан Ротшильд получил раньше всех. Он обрадовал этой новостью правительство, а затем отправился на биржу и стал продавать британские акции.

Другие игроки, зная об информированности Ротшильда, посчитали, что Наполеон победил, и также начали от них избавляться. После чего Ротшильд скупил акции за бесценок, а когда весть о реальном исходе битвы при Ватерлоо дошла до биржи, их цена резко возросла. Ротшильд заработал 40 млн фунтов.

Братья Ротшильды. Окончательное укрепление банкирского дома

После смерти отца братья продолжили действовать сообща, как завещал отец, и не допускали в бизнес чужаков. Проживая в пяти разных странах, Ротшильды вели активную переписку и даже создали собственную курьерскую службу. Каждый из братьев добивался высокого положения и вскоре становился финансовой опорой власти в своей стране.

Споров и недомолвок между братьями не было. В качестве примера биографы Ротшильдов приводят такую историю. Однажды сын Натана спросил у отца, сколько в мире существует народов. Тот ответил, что есть два народа, о которых нужно знать, — семья и все остальные.

О братьях известно множество интересных историй. Одним из наиболее популярных героев был Натан Ротшильд. Он имел колоссальное влияние в Британии, дружил с Веллингтоном и другими крупными политическими фигурами. Будучи очень умным и незаурядным человеком Натан предпочитал прятаться под маской прямоватого и грубоватого купца, которым не являлся.

Обид Натан не прощал, даже мелких. Однажды он отправил своего человека обналичить вексель в Национальный Банк Англии. Но там ему отказали с грубой формулировкой, сообщив, что банк обналичивает только выпущенные им самим ценные бумаги, а не векселя частных лиц.

Натан быстро нашел способ отомстить. На следующий день он и девять клерков отправились в Национальный Банк и стали обменивать банкноты на золото. Банк не мог в этом отказать, и команда Ротшильда на целый день парализовала работу касс. Вдобавок это отрицательно сказывалось на курсе валюты. За день Ротшильд с помощниками обменяли 100 тысяч фунтов.

На следующий день Ротшильд снова прибыл в банк и на вопрос, насколько долго это будет продолжаться, ответил: «Ротшильды будут подвергать сомнению надежность ценных бумаг Национального банка Англии до тех пор, пока банк подвергает сомнению надежность ценных бумаг Ротшильдов».

Оперативно собранный совет директоров банка постановил обналичивать любые векселя, подписанные Ротшильдами. Меньше двух дней понадобилось Натану, чтобы изменить политику Национального Банка Англии, одного из могущественнейших в то время.

Джеймс Ротшильд стал богатейшим финансистом Франции. Он купил дворец Фуше в Париже, собрал в нем коллекцию произведений искусства. Частыми гостями Джеймса были Генрих Гейне, Оноре де Бальзак и другие известные личности. Он поддерживал художников, писателей и других деятелей искусства. О Джеймсе ходит множество легенд, не связанных с бизнесом. Так, однажды Эжен Делакруа предложил Джеймсу попозировать для портрета нищего. Ротшильд согласился.

На следующий день в дом Делакруа явился нищий, одетый в лохмотья. Открывший дверь ученик Делакруа дал ему франк и закрыл перед ним дверь. Джеймс не обиделся, а ученик, не узнавший одного из богатейших людей мира, на следующий день получил письмо.

​Дорогой сэр, в конверте вы найдете капитал, который вы доверили мне у дверей мастерской Делакруа, а также проценты с этого капитала и проценты с процентов — общая сумма составила 10 тысяч франков. Вы можете обналичить чек в одном из банков Ротшильдов в любое удобное для вас время.

Джеймс Ротшильд

История быстро стала известна по всей Европе, что добавило популярности Ротшильду. По ее мотивам Оскар Уайльд написал рассказ «Натурщик-миллионер».

Джеймс Ротшильд

Несмотря на страсть к искусству и экстраординарным выходкам, семья была для Джеймса на первом месте. В 1812 году он открыл свое дело во Франции. Ротшильды были врагами Наполеона, а потому после его свержения дела у их банка пошли гораздо лучше.

Джеймс сумел установить дружественные взаимоотношения с королевской династией Бурбонов, становился всё более могущественным и вскоре контролировал все финансовые операции государства.

В 1830 году произошла Июльская революция, старый режим был свергнут. Пришедший к власти Луи-Филипп был известен своими либеральными взглядами и носил прозвище «Король-гражданин». Это обещало закат эры Джеймса Ротшильда. Последний во время революции вел на первый взгляд праздную жизнь.

На деле же он позаботился о своем положении. Всего через месяц после восшествия нового короля на трон Ротшильд пообщался с ним в приватной обстановке и вскоре стал его постоянным сотрапезником, финансовым советником и ближайшим другом. Джеймс сохранил своё положение и после Февральской революции в 1848 году.

Перед Cоломоном Ротшильдом стояла непростая задача добиться влияния семьи в Австрийской империи. В то время евреям в этой стране можно было жить только по специальному разрешению. Соломон был любимцем Майера Ротшильда, так как славился умением устанавливать связи и входить в доверие даже к родовитым дворянам, которые обычно на нуворишей Ротшильдов смотрели свысока.

Прибыв в Вену, он сумел убедить высокопоставленных чиновников, что не прочь перенести центр деятельности семьи в Австрию. На тот момент он по-прежнему находился во Франкфурте, который волей Ротшильдов стал европейским экономическим центром.

Обещания возымели нужный эффект — Соломон получил право на проживание, хотя штаб-квартиру Ротшильды так и не перенесли. В Вене был основан банк S. M. von Rothschild, который возглавил Соломон. Талантливый царедворец вошел в ближайший круг канцлера Меттерниха. Ротшильд прославился выдачей займов империи, которые демонстрировали лояльность и мощь банкирского дома.

Соломон Ротшильд

Союз Ротшильда и Меттерниха столкнулся с большими трудностями в 1835 году. Император Франц был при смерти. У Маттерниха появилась оппозиция, в которую входили братья императора. Они собирались воспользоваться слабым здоровьем племянника и взять на себя управление империей. Ротшильд поддержал австрийского канцлера.

С дворцовыми интригами Меттерних мог справиться самостоятельно, но вот проблемы австрийской биржи вызывали большие опасения. Соломон Ротшильд поправил ситуацию. Сначала он публично заявил, что уверен в перспективах и процветании страны. Затем Соломон вместе со своим братом Джеймсом объявили, что купят ценные бумаги Австрии за любые деньги, если кто-то согласен их продать.

Доверие Ротшильдов позволило успокоить биржу, и дела пошли на лад. Помощь Меттерниху значительно усилила могущество Соломона Ротшильда. Он получил в аренду крупное месторождение ртути в Идрии, стал крупнейшим банкиром пароходства «Ллойд», финансировал строительство железных дорог, приобретал производства. Желая получить европейскую монополию на ртуть, Соломон сумел приобрести второе по величине месторождение в регионе, находящееся в Испании.

В 1845 году на Венской бирже снова началось падение цен. Ротшильда в Австрии не было, он в то время отправился во Франкфурт на семейный совет. Меттерних написал Соломону, попросив его вернуться как можно скорее, что он и сделал. От банкира больше ничего не потребовалось — по его возвращении биржа стабилизировалась самостоятельно.

В 1848 году история Соломона Ротшильда в Австрии закончилась: из-за революции ему пришлось оставить страну и вернуться во Франкфурт. Но австрийская ветвь семейного бизнеса не пропала, и место Соломона позже занял его сын Ансельм.

Карл (Калман) Ротшильд добился похожего могущества в Италии. Свою резиденцию он разместил в Неаполитанском королевстве на склоне Везувия. Бизнес он начал с предоставления денежной помощи по восстановлению на неаполитанском троне династии Бурбонов. Кредит на всю операцию обеспечила Вена, а Карлу пришлось контролировать процесс.

Калман (Карл) Ротшильд

В Неаполе Карл создал банк, заполучив под свой контроль финансовую власть в королевстве. Он взял на себя защиту интересов Неаполя в Вене, а также достиг успеха в преодолении антиеврейской политики Ватикана.

Последним в списке сыновей Майера Ротшильда часто упоминается старший из них — Амшель Майер Ротшильд. На то есть несколько причин. В отличие от братьев Амшель не уезжал в другую страну, а по-прежнему контролировал работу первого семейного банка во Франкфурте.

Он был единственным бездетным сыном Майера, и на нем франкфуртская линия пресеклась, а банком стали управлять племянники. Он продолжал финансировать гессенский дом, под его контролем находилась каждая инвестиционная сделка на территории Германии. По воле Амшеля создавались фабрики, заводы, железные дороги.

В способностях Амшель Ротшильд не уступал братьям, а, по мнению некоторых авторов, превосходил их. Амшель работал больше любого из своих служащих, несмотря на то, что был одним из богатейших людей мира. Вел себя весьма скромно, избегал суеты, хотя и был одним из самых желанных гостей на балах и банкетах.

Его часто можно было увидеть работавшим ночью — он практически сразу отвечал на полученные письма и депеши. Гений Амшеля Ротшильда позволял ему мгновенно оценить сделку или бизнес-предложение и дать исчерпывающий ответ. Мнений относительно принятых решений он не менял.

Амшель Ротшильд

Амшель был хранителем традиций дома Ротшильдов. Особое внимание он уделял династическим бракам. В том числе и выполнению правила, по которому сыновья должны были жениться исключительно на девушках из Ротшильдов, а если подходящих не оказывалось, то на еврейках. Делалось это для того, чтобы не допустить ухода капитала из семьи и сохранить традиции.

Сложно переоценить, насколько огромным было европейское влияние Ротшильдов. Братья не только занимались собственным обогащением, но и пытались добиться выгодного им мира в Европе. Пацифистская политика Ротшильдов должна была гарантировать устойчивость европейской экономики и обеспечить дальнейшее развитие дела братьев. Рука банкирского клана останавливала самые разные конфликты, всеми силами не допуская столкновения крупных европейских стран.

«Визит курфюрста Гессенского к Амшелю Ротшильду», Мориц Оппенгейм

Так, когда французский король Луи-Филипп попытался подтолкнуть к конфликту с Австрией небольшие итальянские государства, Ротшильды взяли ситуацию в свои руки. Джеймс считал, что гораздо важнее сохранить мир, и начал действовать.

Сначала он продвинул подходящего человека на пост премьер-министра. После того, как австрийцы заняли Болонью, ситуация стала критической — французское правительство собиралось потребовать у Габсбургов немедленного вывода войск из города. Джеймс добился того, чтобы это требование убрали, поэтому до открытого столкновения двух крупных государств дело так и не дошло.

В 1839 году с бельгийским королем Леопольдом братья обошлись жестче. Монарх, придя к власти, решил отобрать у Нидерланд две провинции. В ответ Ротшильды пообещали не дать Бельгии ссуду, о которой Леопольд буквально умолял. В результате король отказался от своих планов.

Ротшильды оказали влияние и при строительстве железных дорог. Изобретателем паровых экипажей стал Джордж Стефферсон. Однако Натан Ротшильд заметил возможности изобретения слишком поздно и уже не мог приобрести компанию, занимавшуюся их производством.

Долевое участие Ротшильда не удовлетворяло — он желал контролировать всё самостоятельно, а потому не стал влезать в этот бизнес. Зато Натан успел порекомендовать направление братьям и впоследствии стремился оказать им всестороннюю помощь.

Соломону, занимавшемуся бизнесом в Австрии, идея показалась интересной, и он отправил свою комиссию в Англию для изучения этого вопроса. Их заключение было весьма позитивным, однако оставалась проблема. Железные дороги воспринимались населением неоднозначно, обычные люди боялись поездов даже в прогрессивной Англии. В более отсталой Австрии всё могло обернуться ещё большими проблемами.

В 1832 году Соломон вошел в этот бизнес, приобретя сеть трамваев на лошадиной тяге. Пользы от неё в грядущем предприятии было немного, так Ротшильд собирался изучить новый бизнес. Продвинуть идею о запуске железной дороги у императора и Меттерниха не составило труда.

В 1835 году Ротшильд получил концессию на железную дорогу, проходящую от Вены до Галиции. Проект обошелся в 12 млн гульденов, но продвинуть его в правительстве было проще, чем в народе. Идея Ротшильда расположение общества так и не снискала.

Газетчики выпустили серию публикаций о том, какие опасности несет поезд для людей. Рассказывали о возможных катастрофах. Специалисты предрекали, что дыхательная и сердечно-сосудистая системы, а также человеческая психика не выдержат скорости поезда. Тем временем из Англии начали приходить воодушевляющие финансовые отчеты от железнодорожных компаний.

Даже конкурент Ротшильда — банкирский дом Сина — изменил позицию относительно этого бизнеса, хотя изначально развернул против затеи Соломона целую кампанию. Теперь же Сина взялся за создание собственной линии от Вены до Адриатического моря.

В борьбе с конкурентом Соломон имел два преимущества — богатство и неординарное мышление. Ротшильд написал патриотическое послание императору, в котором рассказал о проекте и предложил назвать дорогу «Северная железная дорога императора Фердинанда».

Меттерниху было предложено стать протектором проекта. Министр финансов и лорд-президент получили звания покровителей железной дороги. Получалось, что Ротшильд, оставаясь владельцем, сделал этот проект государственным. Критиков поубавилось — писать отрицательные статьи об императорской железной дороге желающих не нашлось.

Сина на этом не остановился и попытался организовать оппозицию внутри фирмы и в обществе. Он поставил под сомнение компетентность работников Ротшильда. С целью подорвать его авторитет он выпустил специальный меморандум, где были перечислены недостатки дороги и поставлено под сомнение её финансовое будущее. Вскоре информация дошла до императора, и он написал Меттерниху письмо, пытаясь узнать, действительно ли при строительстве возникли трудности.

Тогда Ротшильд нанял профессора Политехнического университета, который написал эссе, опровергающее аргументы противников. Затем собрал акционеров и предложил выкупить их доли, если они не выразят ему 100% доверия. Желающих продавать не нашлось.

Совет директоров был переизбран, в нем остались только сторонники Ротшильда. Письмо императора также было использовано. С его помощью Ротшильд подчеркнул то, насколько Фердинанд заботится о проекте. Победа осталась за Ротшильдом — в 1839 году он запустил первую секцию железной дороги.

Джеймсу Ротшильду тоже было нелегко запускать железную дорогу во Франции. Как и брат, он, несмотря на колоссальное влияние, столкнулся с общественной обеспокоенностью. Французский парламент считал идею утопичной. Ротшильд добился у первого министра лицензии, но тот считал, что железная дорога станет для парижан лишь своеобразным аттракционом. К концу десятилетия Джеймс открыл две дороги — «Париж — Сен-Жермен» и «Париж — Версаль».

Затем он взялся за более глобальный проект по строительству Северной железной дороги, которая должна была соединить Париж и промышленные регионы Франции. С нападками газет, правительства, и специалистов Джеймс справился в свойственной ему манере — выпустил акций Северной железной дороги на 150 млн франков. Долю в 7,5 млн франков он разделил между министрами, журналистами и депутатам. Уровень нападок ожидаемо упал.

В 1846 году железная дорога была открыта в присутствии королевской семьи. Триумф Ротшильда подпортила произошедшая через три недели железнодорожная катастрофа, связанная с ошибками не имеющих достаточного опыта рабочих. Погибло 37 человек, Францию захлестнула волна антисемитизма.

Ротшильд выдержал удар и не стал ввязываться в войну с публикациями против себя. История оказалась на его стороне — Северная железная дорога была достроена и успешно функционировала, считаясь одним из национальных достояний Франции.

Последующие поколения Ротшильдов и их современное положение

В 1836 году умер Натан Ротшильд, его наследником стал Лайонел, который продолжил британскую династию семьи. Он скупал недвижимость в Англии, помог стране в приобретении Суэцкого канала, предоставив заем в 4 млн фунтов, а также продвинул на мировом конгрессе закон о равноправии евреев в Германии.

Амшель, Соломон и Калман умерли в 1855 году. После их смерти семейный бизнес возглавлял Джеймс Ротшильд. Джеймс умер в 1868 году. Дело отца возглавил Альфонс Джеймс Ротшильд. Он успешно продолжил избранную Джеймсом линию.

Когда Франция ввязалась в гибельную войну с Пруссией, Ротшильд предоставил стране принадлежащих ему почтовых голубей. После поражения он стал поручителем и помог организовать выплату репараций, а также занялся обеспечением экономической стабильности страны.

В последующие годы Ротшильды продолжили играть важную роль на мировой арене, хотя их положение с развитием мировой экономики теряло свою незыблемость. Особенно тяжелым для династии временем был период в преддверии и в период Второй мировой войны.

Ротшильды и их имущество в Европе были одной из главных целей нацистов. Именно потому они попытались эмигрировать в США или в Англию. Но удалось это далеко не всем. СС задержали Луи фон Ротшильда в его доме в Австрии. Он был отправлен в тюрьму, где вместе с задержанными коммунистами таскал мешки с песком. Вскоре нацистские лидеры поняли, что смогли поймать одного из Ротшильдов, и решили этим воспользоваться.

Луи перевели в венскую штаб-квартиру Гестапо. Его круглосуточно охраняло 24 человека. Ротшильд относился к ним как к личной охране, называл гренадерами и заставлял изучать геологию и ботанику. Гестапо не применяла против Луи свои обычные методы, поскольку нацисты были заинтересованы в связи с Ротшильдами.

Геринг предложил банкирам сделку — $200 тысяч и все активы австрийского дома в обмен на свободу Луи. Особый интерес для нацистов представлял подконтрольный Ротшильдам чешский Витковиц — крупнейшее месторождение руды и угля.

Ротшильды условия сделки не приняли и согласились отдать Витковиц только после освобождения Луи и выплаты им трех миллионов фунтов. Нацисты сменили команду переговорщиков. За дело взялся Гиммлер, но от этого ничего не изменилось.

Гиммлер, чтобы задобрить Ротшильда, даже стал свозить в его камеру дорогие предметы обстановки, пытаясь создать привычную для Ротшильда атмосферу, но этим только вывел Луи из себя. Нацистский лидер не обладал вкусом, и Ротшильд дал ему это понять. В итоге нацистам пришлось принять условия, в 1939 году Луи отпустили. Затем должны были выплатить 2,9 млн фунтов, но до сделки так и не дошло — началась война, и Витковиц был попросту захвачен.

Родовое поместье Ротшильдов Уоддесдон, Англия

Были среди Ротшильдов и те, кто пострадал от нацистов. Жена Филиппа де Ротшильда Элизабет, не бывшая еврейкой, умерла в концлагере. После войны Ротшильды восстановили своё положение в Европе, хотя такой абсолютной власти, как первые поколения банкиров, уже не имели.

В наше время продолжают существовать две ветки рода — британская и французская. Они по-прежнему владеют банками и бизнесом во всем мире, контролируют доли в крупных компаниях, хедж-фондах. Совокупные активы Ротшильдов, по мнению некоторых источников, превышают $1,7 трлн.

Майер Амшель Ротшильд и сыновья. 10 гениев бизнеса

Майер Амшель Ротшильд и сыновья

Ротшильд… Это имя в позапрошлом и прошлом веках было синонимом богатства, успеха, роскоши и престижа. Весь XIX век прошел под знаком влияния финансовой империи Ротшильдов, и только к его концу появились новые финансовые гиганты, которые составили ей серьезную конкуренцию. Семья Ротшильдов и сегодня является единственной в своем роде!

О банкирах Ротшильдах человечеству известно уже более двух с половиной веков. Именно столько длится их деятельность в мире финансового бизнеса. Члены знаменитого клана живут на всех пяти континентах и поддерживают родственные отношения. Вероятно, никто другой, кроме самих Ротшильдов, не смог бы назвать общую сумму капитала, которым они владеют, хотя достоверно известно, что это фантастическая цифра. В чем же секрет успеха Ротшильдов? В нашей статье мы попытаемся в этом разобраться.

Свободный город Франкфурт-на-Майне, расположенный в центре оживленной торговли, с периода раннего Средневековья привлекал евреев. В течение последнего тысячелетия здесь успешно велись торговля и финансовые операции. Перед Французской революцией во Франкфурте насчитывалось 35 тысяч жителей, одну десятую из них составляли евреи. В 1462 году им был выделен специальный квартал, получивший название еврейского.

Именно из этого города ведет свою родословную династия знаменитых финансовых магнатов. Предки основателя династии Ротшильдов, Майера Ротшильда, на протяжении многих веков жили в одном из таких тесных гетто, всего 12 метров в ширину, «зажатые, как в клетке», между городской стеной и рвом, в убогом доме на перегороженной с обеих сторон Юденгассе (Еврейской улице), где возле запиравших вход и выход тяжелых цепей стояла стража.

Это была семья Ханов, образовавшая впоследствии одну из ветвей династии. Они переселились во Франкфурт в XVI веке. Их франкфуртское имя происходит от «дома с красной вывеской», в котором жила семья. Однако фамилия Ротшильд достаточно часто встречается в еврейских общинах – в Германии того времени евреям часто давали фамилии по какому-либо признаку, связанному с семьей, ее образом жизни. В 1585 году Исаак Эльханан получил прозвище «у красной вывески», в то время как на могиле его отца было написано только Эльханан. Следует, однако, отметить, что, по мнению некоторых других источников, «в 1750 г. Майер Амшель Бауэр унаследовал банковское дело своего отца во Франкфурте и сменил имя на Ротшильд: от "roten Schield" – "красный щит", который висел над входом в контору и был символом побед революционно настроенных евреев в Восточной Европе» (Н. Боголюбов. Тайные общества XX века. СПб., 1997).

Средства к существованию семье Ротшильдов, как и другим евреям, давала торговля, так как до XVIII века других финансовых банковских операций еще не было. Состояние у Ротшильдов было незначительное, образ жизни – скромный. С 1567 по 1580 год Исаак Эльханан уплатил налог с состояния в 2 тысячи 700 гульденов, а у его правнука Кальмана, скончавшегося в 1707 году, в 1690-м уже было состояние в 6 тысяч флоринов. Сын Кальмана в 1733–1735 годах имел на руках вексель известного вюртембергского придворного финансиста на 38 тысяч флоринов, свидетельствующий о том, что имели место крупные денежные операции. Но у Амшеля Мозеса, отца Майера Амшеля, было состояние всего в 1 тысячу 375 флоринов. Все это – очень незначительные суммы, если сравнить их с доходами и состоянием крупных придворных финансистов Берлина и Вены, многие из которых были миллионерами.

Молодой Майер Ротшильд обучался ремеслу в городе Ганновере (Северная Германия), поскольку там власти относились более снисходительно к обитателям еврейского гетто, чем во Франкфурте. В 1764 году, проведя несколько лет в качестве ученика в банкирском доме Оппенгеймеров, Майер Ротшильд вернулся во Франкфурт, где ему сразу же напомнили о его социальном положении. Молодому человеку снова пришлось, втянув голову в плечи, пробираться по улицам, робко прижимаясь к стенам и сняв с головы островерхий колпак.

За время, пока Майер Ротшильд учился в Ганновере, его семья окончательно обеднела и жила уже не на «богатом конце» Юденгассе в доме под красной вывеской, а в ветхой сырой лачуге, с карниза которой свисала сковорода на цепочке. Этот дом так и назывался – «дом под сковородой». Именно здесь Майер Ротшильд и открыл свою маленькую фирму. Вскоре в «доме под сковородой» наш герой оборудовал некое подобие лавки денежного менялы, где проезжие купцы могли поменять деньги одних германских княжеств на валюту других. Так возник первый банк фирмы Ротшильдов – в комнатушке площадью в 4 квадратных метра! Свое богатство Ротшильд начал собирать в буквальном смысле на свалке. Даже в груде старых вещей порой скрываются сокровища, однако надо уметь их найти, а Майер Амшель обладал таким талантом. Он начал собирать вышедшие из обращения монеты, выброшенные медали, эмблемы со старинных рыцарских доспехов и щитов. Почистив и придав своим находкам товарный вид, Ротшильд успешно сбывал их коллекционерам. За многие годы скопилась завидная и довольно ценная коллекция.

В одной из торговых книг за 1778 год Майер Ротшильд уже упоминается как торговец антикварными медалями и монетами. Сначала он сам составлял каталоги таких монет и развозил клиентам. Особенность его монетного бизнеса состояла в том, что собранная из монет коллекция продавалась дороже, чем составляющие ее монеты, которые приобретались по отдельности: добавленная стоимость возникала за счет «упорядоченности» монет. Кроме всего прочего, необычным было и то обстоятельство, что Майер Амшель определял ценность монет не количеством драгоценного металла, а их историческим значением.

Доходы от обмена иностранной валюты шли на расширение торговли старинными монетами. Майер Ротшильд скупил несколько лавок, которые принадлежали попавшим в трудное положение менялам, вместе с запасом монет. С полученным таким путем «торговым запасом» он снова объезжал все маленькие германские княжества и герцогства. Однажды во время вояжа в Веймар ему посчастливилось заключить сделку с покровителем самого Гете – герцогом Карлом Августом.

Многочисленные поездки по маленьким германским княжествам и герцогствам, где Ротшильд сбывал свои старинные редкости увлекающимся аристократам, привели его на прием к еще одному увлеченному коллекционеру принцу Вильгельму Гессенскому – будущему курфюрсту и одному из богатейших людей того времени.

Следует отметить, что в немецких государствах типичной комбинацией того времени были «князь и еврей» (F?rst und Jud), причем в руках последнего находились финансы государства. Так, больше ста лет придворными банкирами императорского двора в Вене были представители дома Оппенгеймеров. «Великий курфюрст» Фридрих Вильгельм пользовался услугами финансистов Гумперца, Фейта, Риса, Аарона и Бронда Вульфа. Его сын Фридрих I поручил финансовые дела Либману, Фридрих Великий – Ефраиму.

В 1764 году наследный принц Вильгельм приступил к самостоятельному правлению графством Ханау. Ландграф был большим любителем, коллекционером и знатоком монет и медалей. В июне 1765 года Ротшильд доставил ему первые монеты, за что получил вознаграждение в 38 гульденов 80 крейцеров. Это был первый «гешефт» Ротшильда с главой иностранного государства. И именно торговля монетами сблизила тогда двадцатилетнего Майера Ротшильда с его будущим покровителем. Ему понадобились десятилетия, чтобы добиться полного расположения и милости ландграфа, так как тот по своей натуре был очень подозрительным человеком, особенно, если речь шла о финансовых делах. Так скромно начинал свою карьеру величайший придворный банкир всех времен.

Спустя несколько лет старший Ротшильд даже отважился ходатайствовать о получении какого-нибудь придворного звания, так как любой титул возвышал еврея-торговца в глазах придворного общества и в обществе единоверцев: «Я имел особую милость делать Вашей Княжеской Светлости различные поставки, которые доставляли Вашей Светлости большое удовольствие. Я приложу все свои силы и возможности, чтобы и дальше всегда быть готовым оказывать Вашей Княжеской Светлости различные услуги. Особенно сильным поощрением было бы для меня, если Ваша Княжеская Светлость благоволили бы пожаловать мне чин придворного фактора [финансовая должность при дворах немецких князей, введенная специально для евреев. – Здесь и далее прим. авт.] Вашей Светлости.

Вашу Княжескую Светлость прошу с большей уверенностью еще и потому, что я никоим образом не хочу утруждать Вас. Благодаря чину и имея в виду мое торговое дело, а также и другие обстоятельства, я смог бы составить здесь, в городе Франкфурте, свое счастье».

Майер Ротшильд получил чин придворного фактора. Это была награда за поставки монет и медалей, продолжившиеся до 1806 года. После смерти Майера в 1812 году Амшеля дом Ротшильдов продавал курфюрсту медали дважды, в 1813 и 1814 годах.

После назначения придворным фактором Ротшильд еще активнее принялся за финансовые дела. Наряду с этим торговлю товарами продолжали вести пять его сыновей. Как ландграф Фридрих II, таки наследный принц с 1776 года выдавали из Лондона векселя для найма солдат для Англии. При реализации такого векселя Ротшильд должен был работать в Ганау. В следующем своем заявлении ландграфу он сообщал о том, что «в Ганау он по английским письмам получил более высокую цену с выгодой для господской казны». С 1798 года Ротшильд стал наиболее предпочитаемым поставщиком княжеской казны.

Ему очень помогло то обстоятельство, что у князя не было никаких предубеждений против евреев. Об этом свидетельствует значительное число евреев при дворе в Касселе. К тому же князь был деловым человеком, он и сам мог стать банкиром. Решающее значение для банкирского дома во Франкфурте имело и то, что Ротшильд, наконец, сумел завоевать полное доверие князя, поручившего ему вести все денежные дела. Существование любого банка полностью зависит от того, удастся ли ему привлечь солидных клиентов и удержать их. Ротшильд оказывал своему высокопоставленному клиенту различные услуги: ведение всех дел в свободном городе Франкфурте, привлечение надежных и политически нейтральных банковских связей на ведущем финансовом рынке Лондона.

Расширение деловых связей в конце концов привело к тому, что на стену «дома под сковородой» в 1769 году прибили новую вывеску. На ней уже красовался герб герцогского дома Гессен-Ханау и надпись золотыми буквами внизу: «Майер Ротшильд, управляющий делами герцога Вильгельма, Его Высочества князя Ханау».

Прибыли Ротшильда росли. Сам Вильгельм тоже представлял собой довольно колоритную фигуру. Он доводился внуком английскому королю Георгу II, двоюродным братом Георгу III, шурином королю Швеции и племянником королю Дании. Но не это было самым главным. Куда важнее было другое: он первым из немецких князей, несмотря на свою принадлежность к аристократии, начал предоставлять кредиты под ростовщические проценты, не гнушаясь грубым и наглым стяжательством.

Вскоре должниками Вильгельма оказалось больше половины государей Европы. Кроме того, он научился превращать в золото даже кровь самих гессенцев. Его не знавшие милосердия и пощады унтер-офицеры умели вымуштровать дисциплинированных и готовых на все наемников. И как только новая рота ландскнехтов заканчивала подготовку, герцог тотчас же продавал ее за большие деньги англичанам – для поддержания порядка в заморских колониях разраставшейся в то время Британской империи. Всякий раз, когда в дальней английской колонии убивали какого-то гессенского наемника, герцог Вильгельм получал за него большую денежную компенсацию. И очень скоро властелин крошечного герцогства сделался богатейшим феодалом в Европе, своего рода банкиром-ростовщиком, кредитором многих князей и королей. Постепенно в этот бизнес включился и Майер Ротшильд. Наряду с другими менялами и банкирами он время от времени получал от герцога Вильгельма поручения – взыскать тот или иной иностранный долг (разумеется, за соответствующее вознаграждение).

Разбогатев, семейство Ротшильдов смогло переселиться в новый дом – уже «под зеленой вывеской» – и стало называться не Ротшильдами, а Грюншильдами («грюн» по-немецки – зеленый). Некоторое время Ротшильды даже подумывали, не взять ли это новое прозвище в качестве фамилии, но потом все же решили оставить старую. Эта фамилия и вошла в историю.

Нельзя сказать, что Ротшильды богатели со сказочной быстротой. На протяжении почти 20 лет Майер Ротшильд платил подоходный налог всего лишь в 2 тысячи флоринов в год. Только в 1795 году придирчивые городские финансовые инспекторы увеличили размер налогов до 15 тысяч. А это, по понятиям франкфуртского гетто, означало самый высокий уровень доходов. В гетто, но не в финансовом мире германских княжеств.

29 августа 1770 года Майер Амшель женился на дочери коммерсанта Вольфа Соломона Шнапера, проживающего недалеко от дома Ротшильда. Род тестя принадлежал к старым еврейским семьям Франкфурта. Приданое невесты составило 2 тысячи 400 флоринов. Гутле Шнапер была простой, скромной и очень хозяйственной женщиной. Она подарила своему супругу десять детей: пятеро сыновей и пять дочерей. Ведение домашнего хозяйства и воспитание детей занимало очень много времени. Всю свою жизнь Гутле Шнапер провела в еврейском квартале, в том самом доме, где их семье суждено было добиться наивысшего процветания.

Между тем сыновья Ротшильда выросли и начали помогать отцу во всех его делах.

Старший сын, Амшель Майер, родился 12 июня 1773 года, 16 ноября 1793 года он женился на Еве Ганау. В документах имена отца и сына – Майер Амшель и Амшель Майер – часто путали. Лишь при ближайшем и более подробном изучении удавалось установить, кто из них имеется в виду. Часто встречается и различное написание Майер и Мейер. Амшель умер 6 декабря 1855 года.

Соломон Майер, второй сын, родился 9 сентября 1774 года. 26 ноября 1800 года он женился на Каролине Штерн, а умер 27 июля 1855 года.

Натан Майер, третий сын, оказавшийся самым талантливым из «пяти франкфуртцев», появился на свет 16 сентября 1777 года. Он был женат на Ганне Коэн из еврейской семьи. Но уже 8 августа 1836 года он скончался.

Четвертый сын, Карл Майер, родился 24 апреля 1788 года, 16 сентября 1818 года женился на Адельхайд Герц. Он умер 10 марта 1855 года. Трое из пяти братьев ушли из жизни в один и тот же год.

Якоб, или Джеймс, самый младший, родился 15 мая 1792 года, 11 июля 1824 года он женился на своей племяннице Бетти Ротшильд. Смерть настигла его 15 ноября 1868 года.

Характерно, что сыновья и дочери Ротшильдов стремились сочетаться браком с представителями известных семей, принадлежащих к верхним кругам еврейской общины. И эта политика, характерная для придворных факторов, способствовала продвижению дома Ротшильда. Дочери вошли в семьи Вормса, Зихеля, Байфуса, Монтефиоре.

Именно сыновья Майера Ротшильда, впоследствии ставшие финансовыми воротилами Германии, Англии, Австрии, Италии и Франции, подготовили настоящий «финансовый взрыв».

Это было время, когда на первый план вышел денежный капитал. Богатства, до тех пор лежавшие втуне, были пущены в оборот, спрос на деньги значительно усилился. В эпоху революционных потрясений одни состояния рушились, другие создавались. Посредники в этом перераспределении наличности – банкирские фирмы – сделались главными ее собирателями, а среди фирм Европы банкирский дом Ротшильдов занял первое место.

Но решающее значение для его продвижения имело завоевание монопольного положения. В этом ему помог военный советник Будерус, назначенный в 1802 году директором главного военного казначейства при дворе Касселя. С этого времени дом Ротшильдов стал быстро опережать всех конкурентов. В 1802 году Ротшильд-старший открыл в Касселе филиал, чтобы постоянно оставаться в тесной связи с двором и дворцовыми чиновниками. По резолюции от 16 сентября 1802 года, т. е. довольно поздно, он был освобожден от уплаты налогов, которыми облагались все еврейские торговцы. Вызывает удивление тот факт, что придворный фактор Ротшильд должен был так долго ждать льгот, обычно тотчас же предоставляемых придворным финансистам.

С 1801 по 1806 год Ротшильд выпустил пять займов на сумму почти 5 миллионов гульденов. Окрепли его близкие отношения со двором Гессена, причем он поистине с широким размахом пользовался методом, применяемым всеми придворными факторами той эпохи. Чтобы добиться расположения влиятельных придворных и чиновников государственного управления, они часто прибегали к подаркам и взяткам. Ротшильд сумел привлечь гессенских чиновников к сотрудничеству в финансовых делах. Когда Будеруса назначили главным сборщиком податей при земельной казне Ганау, Ротшильд представлял его интересы во Франкфурте. После того как его покровитель стал авторитетным советником ландграфа, Ротшильд постоянно получал выгодные заказы в Касселе.

Добрые отношения со двором в Касселе связывали многих придворных банкиров, например христианские фирмы Рюппеля и Гарнира, братьев Бетманов, Прейе и Йордис, Гебгард и Гаук во Франкфурте. В Касселе располагалась кредитная контора Витгенштейна, в Амстердаме – фирма «Ван Нотен и Голль и К°». Но у них не было таких покровителей, как Будерус. Так, например, влиятельный дом Рюппеля и Гарнира сумел сохранить свое господствующее положение при кассельском дворе лишь до 1803 года, то есть до того времени, когда Будерус стал директором военного казначейства. Чиновники и без этого зарабатывали при каждой сделке, так как им полагался один процент от выданной суммы в качестве побочного дохода.

В 1805–1806 годах Ротшильд уже значительно опередил своих конкурентов. Когда Вильгельм, спасаясь от Наполеона, вынужден был бежать и долгие годы жил в эмиграции, главный придворный агент Ротшильд сумел добиться монопольного положения в финансировании ландграфа, конечно, не без поддержки своего покровителя, ставшего к этому времени уже тайным военным советником, – Будеруса фон Карлсгаузена. Тому удалось превзойти военного советника Лениера, друга Рюппеля и Гарнира, и стать единоличным управляющим делами. Поставив Рюппеля и Гарнира в невыгодное положение, он старался повсюду подчеркнуть бескорыстие дома Ротшильдов.

Ротшильд отправился вместе с Вильгельмом в эмиграцию. В эти годы он верой и правдой служил своему князю и особенно отличился, спасая часть гессенского состояния. Конечно, такие отношения между князем и придворным фактором благотворно влияли и на финансовые дела последнего, так как и в эмиграции Вильгельм IX оставался самым крупным капиталистом среди немецких князей. В 1808 году Ротшильд уже настолько продвинулся, что все излишние и случайные деньги курфюрста регулярно направлялись в банк дома Ротшильда.

Сотрудничество между Ротшильдами и Будерусом вылилось в конце концов в текст документа от 17 февраля 1809 года, который гласил:

«Между тайным военным советником Будерусом фон Карлсгаузеном и Торговым домом "Майер Амшель Ротшильд" во Франкфурте сегодня заключено следующее соглашение.

I. Будерус передал банку "Майер Амшель Ротшильд" капитал в 20 тыс. гульденов 24 флорина-фута и обещал из самых лучших побуждений содействовать Торговому дому во всех торговых делах и по возможности быть ему полезным.

II. В свою очередь, Торговый дом "Майер Амшель Ротшильд" обещает добросовестно отчислять Будерусу прибыль от торговых операций, причитающуюся на вложенный капитал в 20 тыс. гульденов, и разрешает ему в любое время проверку всех книг для большей убедительности в правильности расчетов».

Таким образом Будерус стал вкладчиком дома Ротшильда, поэтому был лично заинтересован в том, чтобы Майер Амшель получил монополию на ведение финансовых дел курфюрста.

Этот договор, единственный в своем роде в истории немецкого института придворных факторов, соответствовал интересам всех его участников. Капитал земельного князя продолжал увеличиваться, незаметный придворный служащий стал богатым человеком, а франкфуртский банкир и коммерсант заложил основу процветания своей фирмы. Было бы не правильно оценивать этот договор с точки зрения современной морали. По представлениям того времени, в обычае преподносить подарки и принимать их не было ничего оскорбительного, и, как можно заключить из сохранившихся мемуаров, так было принято и в XIX веке.

Когда Майер Амшель стал стареть и болеть, в деловых поездках его часто заменяли сыновья. Тайны всех деловых сделок оставались в кругу семьи. Уже в молодые годы оба старших сына были агентами военного казначейства Гессена. Но особым отличием для отца и сыновей считалось назначение Ротшильда императорским фактором при дворе Франца II за заслуги, «в качестве уплаты в рассрочку того, что я ему должен».

Ротшильд не забывал о своих корнях в гетто и своих обязанностях перед еврейской общиной. В отличие от него сыновья перешли границу «старого уклада» и буржуазной умеренности, переехали в большие европейские города – Вену, Лондон, Париж, Неаполь, расширив влияние семьи и действуя в масштабах Европы.

27 сентября 1810 года Майер Амшель основал фирму «Майер Амшель Ротшильд и сыновья», сделав своих пятерых сыновей совладельцами фирмы. В договоре был указан основной капитал в 800 тысяч флоринов, при этом 370 тысяч флоринов должны были принадлежать отцу, сыновьям Амшелю и Соломону – по 185 тысяч, Карлу и еще несовершеннолетнему Джеймсу – по 30 тысяч. Натан, уже много лет проживающий в Лондоне, не был упомянут в договоре по деловым соображениям. На самом деле Майер взял на себя двенадцать пятидесятых частей, причитающихся Натану. Во всех делах решающий голос оставался за Майером Амшелем, так как он «с помощью Всевышнего, благодаря своему усердию, приобретенному еще в молодые годы, проницательности в делах, несмотря на преклонный возраст, продолжает неутомимо трудиться и один заложил основы процветания дела, обеспечив тем самым счастье своих детей».

Далее в договоре следовало определение, согласно которому дочери и зятья не должны добиваться разрешения просматривать книги и другие документы. Для каждого партнера был предусмотрен конвенциональный штраф в случае, если он решит обратиться в суд. Споры между братьями должны разрешаться внутри семьи во имя сохранения единства дома. В договоре были особо отмечены заслуги Майера Амшеля и сказано, что он заложил основы процветания дома. Но сегодня из различных источников хорошо известно, какое активное участие принимал в этом Будерус, во многом помогали и старшие сыновья.

Через два года, когда Майер Амшель почувствовал, что скоро умрет, он созвал весь дом и вместо прежнего составил новое завещание. В нем говорилось, что свою долю в фирме, ценные бумаги и винный склад он за 190 тысяч флоринов продает сыновьям, которые станут самостоятельными владельцами фирмы. Дочери, их мужья и наследники полностью отстранялись от деятельности Торгового дома, а не только от просмотра книг. Из 190 тысяч семьдесят Майер оставил фрау Гутле, остальные деньги получили пять его дочерей. В конце завещания Майер Амшель советовал своим детям жить в согласии, любви и дружбе. Через два дня после составления завещания, 19 сентября 1812 года, Майер Амшель ушел из жизни. Вряд ли он подозревал, что заложил основу «власти мира».

Об основателе банкирского дома нет точных сведений, нет его портрета. В возрасте 25 лет Майера Амшеля изображали высоким стройным мужчиной ярко выраженного израильского типа с добродушным выражением лица. По обычаям того времени он носил парик, но, будучи евреем, не смел его пудрить. Как и у предков, у него была маленькая черная острая бородка. Несмотря на свое богатство, он не покинул гетто, оставался незаметным, терпеливым, не очень образованным евреем. Он даже плохо владел немецким языком.

В популярной литературе можно прочитать, что сыновья Майера Амшеля начинали свою деятельность будучи уже миллионерами, а внуки даже были миллиардерами, но все это сильно преувеличено. Миллионами поначалу не обладал никто из сыновей, включая и Натана, жившего в Лондоне. У них, конечно, был солидный капитал, но миллионы, которые появились уже в конце жизни, они заработали сами. Миллиардерами стали последующие поколения Ротшильдов, уже в XX веке.

Тайна успеха сыновей Майера Амшеля кроется прежде всего в строгом следовании основным принципам, которые постоянно внушал им отец.

Дипломат, публицист и задушевный друг князя Меттерниха, Фридрих фон Генц, до конца своей жизни поддерживающий дружеские отношения со всеми Ротшильдами, пытался проникнуть в тайну их успеха и пришел при этом к следующим выводам:

«Вопрос о том, как дом Ротшильдов смог за такое короткое время осуществить все, чего они в действительности достигли, без сомнения, интересовал меркантильные и политические умы. По всей видимости, на него не так трудно ответить, как это обычно думают. Кто, не останавливаясь на случайностях, способен понять, что успех во всех больших начинаниях зависит не только от выбора и использования благоприятного момента, а в большей степени еще и от строгого соблюдения однажды усвоенных главных принципов, тому сразу станет ясно, что было два основных положения, которые этот дом никогда не упускал из виду. Наряду с мудрым ведением дел и использованием выгодной конъюнктуры именно им они, главным образом, обязаны своим сегодняшним процветанием».

Первое из этих основных положений побуждало братьев всегда вести дела в постоянном содружестве. Это был завет, оставленный умирающим отцом. И даже когда над ними всходила счастливая звезда, они были полны решимости никогда не нарушать этого правила.

После смерти отца любое предложение, с какой бы стороны оно ни исходило, было предметом совместного обсуждения, любую даже самую незначительную операцию они проводили по заранее обговоренному плану, прилагая общие усилия. Прибыль всегда делили поровну.

В течение многих лет они жили далеко друг от друга: Франкфурт, Вена, Лондон, Париж, Неаполь. Но это обстоятельство не мешало их полному взаимопониманию. Даже наоборот, из этого они извлекали определенную пользу, так как всегда были информированы о положении дел в различных столицах. И каждый в своем городе мог более целесообразно подготовить дела, которые следовало осуществить всей фирмой.

Второе основное положение, которое они никогда не выпускали из поля зрения, заключалось в том, чтобы никогда не гнаться за непомерно высокой прибылью, любую операцию держать в определенных рамках и, насколько позволяют человеческая предусмотрительность и мудрость, оградить себя от случайностей. В этом основном правиле: Servare modum finemgue tenare – знать меру и никогда не терять цель из виду – заключается один из главных секретов их силы.

Немалое влияние на успех их предприятия оказали и личные моральные качества пяти братьев. Совсем не трудно создать многочисленную партию, если своим делом сумеешь заинтересовать других. Но чтобы объединить голоса всех партий и добиться их уважения, нужны не только материальные средства, но и определенные черты характера, которые не зависят от власти и богатства. Благодаря справедливости своих требований, пунктуальности действий, простоте и ясности изложения предложений и четкому их исполнению они неизменно пользовались доверием многих правительств и знатных семей Европы, что является одним из решающих факторов процветания любого банка. Сотрудничество и взаимная поддержка братьев были почти легендарными.

В XIX веке пятеро братьев выпускали государственные займы почти для всех стран, что дало дому Ротшильдов возможность превратиться в абсолютную финансовую монархию. О пяти финансистах Берне писал: «Устойчивое равновесие в Европе поддерживалось евреями. Сегодня они дают деньги одной власти, завтра – другой, всем по очереди и заботятся таким образом о всеобщем мире». Мы увидим далее, что внук придворного фактора Берне очень метко охарактеризовал положение Ротшильдов того времени.

Неоднократно возникал вопрос, почему у дома Ротшильдов не было своих филиалов в Берлине и Петербурге. В Берлине утвердились банки евреев Мендельсона и Блайхредера, не считая многочисленных мелких банков. Именно банк Блайхредера установил тесные отношения с прусским государством, с Гогенцоллернами и с князем Бисмарком. Поэтому Ротшильды решили сотрудничать с банком Блайхредера, сделав его своим представителем в Пруссии. Ведущей финансовой силой Петербурга был дом Штиглица. Когда Ротшильды попытались обосноваться там, барон Штиглиц, лично обратившись к царю, помешал открытию филиала «еврея» Ротшильда.

Без ущерба для тесных и доверительных взаимоотношений друг с другом каждый из братьев умел в своей более узкой сфере поддерживать превосходные отношения с компетентными и влиятельными членами правительства. До сих пор поражает их информационная служба, всегда вовремя оповещавшая обо всех политических и финансовых намерениях. Если братья намеревались получить крупный и прежде всего долгосрочный государственный заем или добиться монопольного положения в какой-либо определенной экономической области, то не боялись огромными взятками привлечь на свою сторону министров, партии и даже парламенты. Джеймс, работавший во Франции, пользовался этой системой с особым размахом.

Но в XIX веке пятеро братьев занимались не только финансовыми делами, не только «загребали» деньги ради денег, как говорили о них. Как и дом Оппенгейма в Кельне, они раньше других предугадали рентабельные возможности промышленной революции. В Англии, Франции, Германии и Австрии братья развили широкую экономическую деятельность, вложили свое состояние в крупные промышленные предприятия и в земельную собственность. Они считались самыми крупными землевладельцами в своих странах.

Постоянному единству пяти братьев не могло помешать и то обстоятельство, что различные политические течения последующих десятилетий оказали влияние на их убеждения. Англия и Франция, так называемые западные державы, проводили либеральную политику, поэтому и предпринимательская деятельность братьев Натана и Джеймса по отношению к правительству была более свободной, раскованной. Амшель во Франкфурте и Соломон в Вене, как и их приемники, оставались тесно связанными с правящими династиями, были настроены консервативно и поддерживали более близкие отношения с аристократическими кругами своих стран. Карл Майер в Неаполе, будучи евреем-финансистом, имел даже связи с Ватиканом и за предоставленные займы был награжден высшими орденами папства. Именно консервативная держава Австрия возвела братьев Ротшильдов в дворянство и впоследствии каждому присвоила звание имперского барона.

Ротшильд настойчиво добивался для себя и своих сыновей титула императорского придворного фактора. 28 августа 1799 года Майер Амшель из Франкфурта направил в Вену просьбу, указывая в ней, что во время войны против Франции он осуществлял значительные поставки, и упоминая другие свои заслуги. В ответ на нее Майер Амшель Ротшильд и его сыновья, Амшель Майер и Соломон Майер, получили патент императорских придворных факторов от 7 марта, 8 марта и 4 мая 1800 года. Каждому был выдан отдельный патент, что вызывает удивление, поскольку отец и сыновья должны были получить этот титул в одном документе.

Когда милостью Наполеона было образовано Великое герцогство Франкфурт, Ротшильды стали финансистами нового князя Дальберга. За финансовую поддержку контингента войск Франкфурта, сражавшегося на стороне Франции в Испании в 1810 году, Мейер Амшель был назначен советником департамента.

Амшель Майер Ротшильд был также действительным придворным фактором князя Карла Фридриха Людвига Морица фон Изенбург-Бюдингена с 15 июля 1803 года, а 29 декабря этого же года он стал придворным фактором магистра ордена иоаннитов, 4 января 1804 года был назначен к князю Турн и Таксис.

Насколько сильно Ротшильды стремились стать придворными банкирами, свидетельствует их положение в доме князя Изенбург-Бирштейна, где главным финансистом был советник казначейства Вольф Брайденбах. Ротшильд работал вместе с ним. Его сын Амшель 29 августа 1803 года стал придворным фактором в Изенбург-Бирштейне. В качестве вознаграждения он должен был довольствоваться бесплатной доставкой дров на его квартиру во Франкфурте. 7 ноября 1803 года князь отдал распоряжение доставлять дрова вновь назначенному придворному фактору в течение всего года. Ротшильд же, в свою очередь, предоставил обремененному долгами дому Бирштейна ссуду в 50 тысяч гульденов. Для маленькой страны это была очень большая сумма. В этом деле Брайденбах был посредником. Он и выплатил причитающиеся проценты своему франкфуртскому коллеге. И в последующие годы Ротшильд и сыновья работали при дворе Изенбург-Бирштейна.

В 1815 году, будучи посредниками у лорда Веллингтона и лорда Кастлрафа, Ротшильды добивались в Париже и Лондоне субсидий для Бирштейна, чтобы таким образом оказаться поближе к их деньгам. Но здесь посредничество Брайденбаха и Ротшильда оказалось безуспешным. Сам факт, что в 1803 году Ротшильды, имея к тому времени приличное состояние, довольствовались доставкой дров в качестве вознаграждения, свидетельствует в первую очередь о стремлении показать всему миру, что они находятся на княжеской службе.

В декабре 1812 года Майер Амшель Ротшильд и его сыновья стали придворными банкирами Великого герцога Франкфуртского.

Из недавно обнаруженных документов государственного архива Вюрцбурга следует, что, согласно распоряжению князя Ашафенбурга от 16 декабря 1813 года, придворным банкирам Великого герцога Франкфуртского в качестве годового вознаграждения было выдано 1 января 1813 года: 72 центнера сена, 72 мальтера овса, 10 возов соломы, 30 саженей дров. Эта оплата натурой была пожалована Ротшильду и его сыновьям пожизненно за службу на благо Великому герцогству. В 1813 году им также прислали продукты из винного погребка Ашафенбурга.

Позже, когда в ходе политических изменений княжество Ашафенбург было присоединено к короне Баварии, Ротшильды попросили сохранить за ними эту оплату, ссылаясь на то, что они самоотверженно служили Франкфурту, а следовательно, и Ашафенбургу, с готовностью предоставляя значительные ссуды: «В то время, когда казна оказывалась полностью опустошенной и государство испытывало большие затруднения, никто не решился предложить такую ссуду. Никаких денег до сих пор не поступило, поэтому подобную оплату натурой можно было бы рассматривать как причитающееся нам возмещение убытков, которые мы понесли, отдав взаймы солидный капитал».

Из прилагаемых далее документов следует, что в 1813 году дом Ротшильда предложил князю Дальбергу ссуду в 200 тысяч флоринов для покрытия расходов по денежному довольствию армии. Великий герцог принял эти деньги и в знак благодарности велел кроме дров поставлять еще и корм для лошадей. Все старания Ротшильдов и далее получать оплату натурой, но теперь уже от Баварии как наследницы Ашафенбурга, не увенчались успехом. В последующих документах слово «пожизненно» не встречается. Переговоры закончились актом от 1817 года. Считалось, что в это время Ротшильды уже владели миллионами, а их прошения свидетельствуют о том, что они придавали большое значение государственному жалованью.

Сотрудничество Дальберга и Ротшильда в первую очередь пошло на пользу франкфуртским единоверцам. Как и все придворные факторы, Майер Амшель своим влиянием старался облегчить судьбу иудеев. При этом Ротшильды действовали вместе с Якобом Барухом, сыном известного кельнского придворного финансиста Симона Баруха и отцом Людвига Берне. Майер Амшель снискал себе расположение Дальберга, предложив ему взаймы под 5 % 80 тысяч гульденов для поездки в Париж, где Великий герцог Франкфурта собирался присягнуть на верность новому королю Рима. Из чувства неприязни к Наполеону коммерческий мир Франкфурта отказал ему в этой сумме. «Благодаря этой услуге он добился полного доверия Великого герцога и сумел так воспользоваться этой милостью, что с тех пор герцог ни в чем не отказывал Ротшильдам», – так было написано в одном из сообщений французов.

Ротшильды хорошо ладили и с господином фон Итцштайном, начальником полиции Великого герцогства. Итцштайн был покровителем Майера Амшеля и всех евреев Франкфурта. Хотя Дальберг и издал новый указ с некоторыми льготами для 500 семей Франкфурта, это не удовлетворяющее евреев решение было отклонено влиятельным тайным советником Израелем Якобсоном, страстным борцом за эмансипацию евреев.

Майеру Амшелю и его единоверцу Гумпрехту удалось уговорить Дальберга освободить евреев от ежегодной уплаты налога в 22 тысячи флоринов и дать им гражданские права, чтобы уравнять их с христианами. В качестве платы за это Дальберг потребовал единовременный взнос в двадцатикратном размере. Майер Амшель дал своим единоверцам 100 тысяч флоринов, почти четверть суммы. Кроме этого он добился, чтобы из этих 440 тысяч флоринов наличными было выплачено 150, а остальные – 24 облигациями «au porteur» (на предъявителя). Этой сделкой остался недоволен сенат, враждебно настроенный по отношению к евреям. Аристократическая верхушка города считала, что Дальберг получил «подарок». Один из агентов австрийской полиции якобы заявлял, что Великий герцог получил за эмансипацию 33 тысячи каролинок. Дальберг так обрадовался «искусно завершенному дельцу», что одарил министров, заключавших сделку, и их жен по 40 тысяч франков каждого. Тайный советник Итцштайн получил 10 тысяч франков, дом Ротшильда – такую же сумму «за доброе содействие». 50 тысяч Дальберг оставил «в руках дома Ротшильда, в качестве уплаты в рассрочку того, что я ему должен».

Из пяти братьев блестящим даром финансиста обладал третий, Натан. Он больше всех способствовал процветанию и повышению авторитета дома Ротшильдов. Благодаря служебному рвению, проявленному во время наполеоновских войн, он сумел приобрести полное доверие английских политических деятелей и пользовался им на протяжении всех пятидесяти лет своей деятельности. Как его отец Майер Амшель полвека верой и правдой служил гессенскому курфюрсту, так и Натан в Лондоне постоянно сотрудничал с Джоном Чарлзом Гаррисом, который вначале был личным секретарем английского канцлера казначейства, потом начальником по снабжению союзников и британских войск, сражавшихся на континенте, а в конце концов и канцлером казначейства.

В 1798 году Натан переехал в Англию, где, будучи агентом своего отца, скупал в Манчестере изделия фабрик, став, таким образом, коммерсантом, полезным для дома Ротшильдов. Позже Натан рассказывал одному из гостей о своих начинаниях:

«Во Франкфурте было слишком мало места для всех нас. Я вел дела с английскими товарами. Как-то приехал один англичанин, полностью владевший рынком. Он строил из себя великого человека и вел себя так, как будто оказывал нам милость, продавая нам свои товары. Я как-то обидел его, и он отказался показывать мне свои образцы. Это случилось во вторник. Тогда я сказал отцу: "Я сам поеду в Англию!" Я говорил только по-немецки, но это ничего для меня не значило. В четверг я уже уехал. Чем ближе была Англия, тем дешевле становились английские товары. Прибыв в Манчестер, я истратил все свои наличные на покупки. Все было очень дешево, и я получил большую прибыль. Вскоре я понял, что из этого предприятия можно извлечь тройную пользу: заработать на сырье, окраске и на собственном изготовлении. Фабриканту я сказал: "Я поставлю тебе сырье и краску, а ты мне – готовый товар". Таким образом, я получил тройную прибыль и стал продавать дешевле других».

За короткое время Натан Ротшильд получил с 20 тысяч фунтов стерлингов 60 тысяч фунтов, двойную прибыль. Для достижения успеха он использовал только один принцип: «Что могут другие, то и я смогу». «Так я достиг уровня того англичанина с образцами и многих других. У меня было еще одно преимущество: коммерсантом я стал экспромтом, без всякой подготовки. Я все брал с собой и на месте заключал договор», – вспоминал он позже.

В 1803 году Натан переехал в Лондон, а в 1803 или 1804 году основал там по сей день существующий банк «Натан Майер Ротшильд и сыновья». В 1812 году Джеймс создал в Париже фирму «De Rothschild Freres» («Братья Ротшильды»). В 1816-м Соломон открыл в Вене банкирский дом «С. М. фон Ротшильд», в 1820-м Карл Майер фон Ротшильд стал главой филиала в Неаполе. Родовой дом во Франкфурте вел Амшель Майер фон Ротшильд. Эти пять братьев Ротшильдов, как их называли «пять франкфуртцев» руководили всеми банками как единым совместным предприятием. Их содружество, прежде всего, уменьшало риск, возможный при крупных государственных займах. Так называемые пул-договоры {1} обеспечивали общность интересов. Каждые три-пять лет братья встречались на собрании общества. Эти «пять пальцев одной руки» сумели до конца XVIII века пользоваться определенной международной привилегией на эмиссию крупных государственных займов.

Самые крупные финансовые операции проводились в период между восхождением Наполеона I и свержением Наполеона III. До самой своей смерти Натан, живущий в Лондоне, был основной движущей и направляющей силой всех этих операций. Его успех в Англии тесно связан с курфюрстом Гессена, который в 1809 году установил связь с Натаном через Будеруса. В феврале 1809 года Натан получил заказ скупить трехпроцентный английский аннуитет {2} по курсу 73,5 % на 150 тысяч фунтов стерлингов. Так как фунт равнялся 11 флоринам, Будерус должен был выплатить Ротшильду 1 миллион 212 тысяч 750 флоринов.

В декабре курфюрст решил приобрести капитал в английских акциях на сумму 150 тысяч фунтов на тех же условиях. Курфюрст был доволен, что сумел надежно вложить свои излишки, составлявшие ежегодно по меньшей мере 750 тысяч флоринов. В сентябре 1810 года последовал новый договор на приобретение английских акций на 150 тысяч фунтов по курсу 74 %. Когда Ротшильд снизил цены до 73 %, капитал повысился до 250 тысяч фунтов. Таким образом, в 1809–1810 годах Натану Ротшильду поручили скупить трехпроцентный аннуитет на 550 тысяч фунтов. Покупная цена курфюрста составила 3 миллиона 240 тысяч 875 флоринов. Эта сделка была самой выгодной из всех дел, которые вел банкирский дом Ротшильдов с курфюрстом, что способствовало быстрому продвижению филиала в Лондоне.

Приобретение аннуитетов было проведено так, что фирма «Ротшильд и сыновья» могла использовать деньги курфюрста для краткосрочных выгодных дел перед их окончательным вложением.

В эти же годы Натан в Лондоне, а Джеймс во Франции проводили крупные дела по закупке и посредничеству в обмене золота для союзников против Наполеона, поэтому справедливо будет предположить, что финансовые операции осуществлялись на миллионы курфюрста. Натан Ротшильд был вынужден служить английскому финансовому управлению. С 1808 по 1816 год союзникам на континенте из Англии были переведены многие миллионы. Только за один год эта сумма составила 11 миллионов фунтов стерлингов.

Британское правительство поручило банкирскому дому перевод денег для английской армии в Испании. Деньги нужно было контрабандой переправить через Францию. Здесь Джеймс Ротшильд проявил все свое искусство банкира. Он сумел ввести в заблуждение французские власти, представив перевод денег англичанами как проявление их слабости. Наполеон и французские ведомства даже и не пытались вникнуть в истинную суть дела. Эта акция во многом способствовала поражению Наполеона, чем Натан по праву гордился: «Когда я открыл торговлю в Лондоне, компания из Восточной Индии продала золото на 800 тысяч фунтов стерлингов. Я скупил все, так как знал, что золото нужно герцогу Веллингтону. Я по низкой цене приобрел большое количество его векселей. Меня вызвали в правительство и заявили, что это золото им нужно, но они не знали, как его можно доставить через Португалию в Испанию. Я взялся за это дело и переправил деньги через Францию. Это было самое удачное из всех моих предприятий».

Это действительно было одно из самых смелых дел Ротшильдов. Натан и Джеймс так удачно провели трансферт через Францию, что с тех пор английское правительство стало доверять Натану самые крупные финансовые операции. Так, например, по поручению правительства он купил в Париже вексель на 200 тысяч фунтов, что было необходимо для финансирования возвращения Людовика XVIII на французский трон.

После свержения Наполеона с престола аппарат Ротшильдов осуществил трансферт в 120 миллионов фунтов французской репарации из Парижа в Лондон, Вену и Берлин. Капиталов банков Ротшильдов было достаточно, чтобы предлагать такие миллионные суммы. Ни одна банковская фирма континента не могла провести подобную финансовую операцию, не говоря уже о крупных займах.

В 1904 году, в год юбилея Лондонской фирмы, был опубликован каталог займов с 1804 по 1904 год. Насколько он был полным, осталось не выясненным, как и то, были ли это займы всех пяти домов, но предполагают, что у Ротшильдов были дела, о которых их потомки так и не узнали. Но даже в этих займах прекрасно отражается политика XIX века. Приведенные данные полностью опровергают утверждение о том, что Ротшильды не занимались политикой и их интересовали только деньги. Известно, что заемная политика дома Ротшильдов во время кризисов 1830 и 1840 годов предотвратила войну в Европе, а в 1866-м они не дали денег ни Пруссии, ни Австрии. Их финансовые операции после 1815 года были далеки от всяких войн. Но полностью прекратить кровавые бойни в мире было не под силу даже финансовому могуществу дома Ротшильдов.

Предложив в 1824 году заем Бразилии, Ротшильды вышли за пределы Европы. До конца XIX века Бразильская империя оставалась в финансовом отношении доменом Ротшильдов.

Заем, предоставленный Греции в 1832 году под гарантии Англии, Франции и России, дал Афинам возможность образовать независимую монархию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Ротшильд: история семьи клана | GQ Russia

Легенды начи­наются уже с фамилии. Одни связывают ее с красной вывеской лавки на доме, где обитала семья, другие – с красной крышей этого дома, третьи – с дворянским гербом, хотя до дворянства основателю династии было дальше, чем до Луны. Самая приемлемая версия: в середине XVIII века, когда систему нумерации еще не придумали, дома помечали разноцветными значками. И тот-самый-дом был помечен красным щитом (с нем. rot – «красный», schild – «щит»). Но кому пришло в голову нарисовать щит на доме мелких торговцев в еврейском гетто во Франкфурте?

Так или иначе, именно в этот дом вернулся в 1764 году 20-летний Майер Амшель Ротшильд. Родители отправили сметливого мальчугана учиться на раввина в ешиву в Нюрнберге, но умерли прежде, чем срок обучения истек. Платить стало нечем, но юноше посчастливилось найти место клерка в торговой компании в Ганновере. Где ему бы и оставаться – и перспективы роста у него были, и к евреям в Ганновере относились терпимо. Но Майер Амшель вернулся.

Дэвид Майер де Ротшильд (род. 1978) – путешественник, побывавший на Северном и Южном полюсах. За всю историю меньше 50 человек посетило оба полюса.

Его братья торговали поношенной одеждой. Майер присоединился к этому занятию, но вскоре обнаружил свой главный талант. Майер Амшель Ротшильд любил деньги. И эта любовь была самой что ни на есть возвышенной. В сундуках с ветошью, которые он разбирал вместе с братьями, за подкладкой дырявых карманов поношенных одежд иногда попадались монеты. Заморские, старинные, они завораживали Майера. Их названия – динары и гульдены, кроны и флорины, талеры и рубли – звучали для него музыкой. Молодой человек сделался нумизматом.

Обзавестись хобби – для обитателя еврейского гетто было непозволительной роскошью.

Но это и была та самая любовь, на которую, очевидно, невозможно не ответить взаимностью. Ночами Майер корпел над коллекцией, выводя каллиграфической вязью описания и истории монет. Днями торговал одеждой, а часть невеликого заработка тратил у менял, скупая новые нумизматические диковины. Так продолжалось несколько лет, пока прагматик и романтик не догадались встретиться. Майер Амшель Ротшильд отправил нескольким благородным дворянам письма, в которых предложил ознакомиться с коллекцией – и приобрести что-нибудь из редких и старинных монет. «Нижайше припадая к стопам», «почту за величайшую честь», «выпавший мне счастливый жребий» – в выражениях он не стеснялся.

Некоторые из благородных дворян изволили проявить интерес. И вскоре Майер Ротшильд сделался вхож в замки и дворцы. Их обитателей забавлял чудной еврей с рукописными каталогами, готовый декламировать и даже петь, лишь бы привлечь внимание к своему товару. В каком-то смысле визиты Майера Амшеля были разновидностью шоу – не все же оркестры слушать. Но и монеты у него тоже покупали. Лет через пять после возвращения во Франкфурт Ротшильд твердо стоял на ногах. Приобрел меняльную лавку, с которой управлялся чрезвычайно успешно, и начал заказывать печать своих каталогов (придирчиво выбирая самый затейливый шрифт с наибольшим числом завитушек). А вскоре еще и женился. Это было непросто: в год в гетто разрешалось заключать строго ограниченное число браков.

Славный город Франкфурт не желал плодить нищих евреев.

Преимущество отдавалось наиболее зажиточным. Майер Амшель получил двойное одоб­рение – и от властей, и от семьи невесты, ­очаровательной ­Гутле. К этому моменту Ротшильд уже имел дело с серьезными деньгами. Он получил доступ к управлению небольшой частью финансовых потоков двора герцога ­Вильгельма.

Гессенское княжество не входило в число ведущих европейских держав, но герцог Вильгельм слыл одним из самых состоятельных европейских монархов. Во‑первых, он содержал отлично обученную и экипированную армию, которую охотно сдавал внаем. Европа в ту пору любила повоевать, услуга пользовалась большим спросом. Доходило до того, что гессенские наемники сражались друг против друга в рядах противоборствующих армий. Ничего личного, только бизнес – тем более что герцогская казна получала еще и компенсации за каждого убитого или раненого.

А во-вторых, герцог Вильгельм так же охотно давал в долг и деньги, причем всем подряд – от родственников-монархо­в до средней руки промышленников и торговцев, лишь бы сошлись на достойном проценте. Большая часть этих операций обслуживалась давно проверенными придворными банкирами и финансистами. Но кое-какой ручеек сумел заполучить для себя и Майер ­Амшель Ротшильд. И год за годом углублял и расширял его русло.

Бенджамин де Ротшильд (род. 1963) – председатель правления швейцарской компании Edmond de Rothschild Group. Гонщик, яхтсмен и охотник.

Гутле родила дюжину детей. Выжили десять, половина – мальчики. Отец семейства, нередко приглашавший к ужину ребе и коротавший с ним вечера в разговорах об устройстве бытия, мечтал, что хоть один из сыновей станет раввином. Но мальчики унаследовали другую отцовскую черту – любовь к деньгам. Причем очищенную от всяких романтических примесей. Считать мальчуганы выучились, кажется, раньше, чем говорить. А когда заговорили, уже знали наизусть ассортимент всех лавок во всем гетто. И наперебой советовали отцу, что можно купить, чтобы тут же перепродать с выгодой. Майер Амшель смирился и сделал сыновей сначала помощниками, а потом и партнерами.

Когда птенцы окончательно оперились, отец выпустил их из гнезда. Натан обосновался в Англии и превосходно вел дела с поставками сукна из Манчестера­. Остальные разъехались по Европе, обслуживая займы герцога Вильгельма, благо все большее их число шло через руки Ротшильда. И тут Наполеон надумал стать властелином мира.

Гессенская армия, столь полезная в коммерческом отношении, никак не помогла в военном. Герцог Вильгельм бежал к родственникам в Данию, а затем в Прагу. На следующий день наполеоновские войска заняли его дворец. Чуть ли не первым делом Наполеон издал указ, по которому все выплаты по долгам герцогу поступали во французскую казну.

Придворные гессенские банкиры частью бежали, частью присягнули узурпатору. Накануне спешного отъезда герцогский казначей доверил обслуживание всех займов Майеру Амшелю Ротшильду. Далее на протяжении нескольких лет творилось невозможное. Четверо его сыновей: Амшель, Соломон, Кальман и Якоб – колесили по всей Европе, практически полностью захваченной Наполеоном, и уводили из-под носа наполеоновских налоговых служб деньги герцога Вильгельма.

В каретах с двойным дном они регулярно доставляли изгнаннику его золото.

Впрочем, братья не очень торопились, успевая еще и пустить это самое золото в рост – на краткосрочные займы или для покупки товаров, которые тут же перепродавались по отличным ценам. Его высочеству задержки выплат объясняли тяготами и опасностями военного времени. Его высочество все ­понимало.

Осевший в Англии Натан организовал – разумеется, при помощи братьев на континенте – широкую сеть контра­бандной торговли. Через Ла-Манш регулярно шли партии кофе, табака, хлопка и других товаров, в которых нуждалась охваченная наполеоновскими войнами Европа. А в бухгалтерские книги в доме на Еврейской улице во франкфуртском гетто аккуратно заносились все новые колонки цифр. И отец, и пятеро сыновей рисковали головой, надувая Наполеона, но продолжали делать свое дело блестяще. Полиция наведывалась на Еврейскую улицу не раз и не два. Агентов встречала почтенная пожилая пара, радовавшаяся гостям и сетовавшая на одиночество: дочери вышли замуж, сыновья разъехались по Европе. Дом был приличный, но достаточно скромный. Бухгалтерские книги содержались в идеальном порядке и свидетельствовали о преуспевающей торговле, но без всяких намеков на что-либо еще. Агенты обшаривали комнаты, простукивали стены в подвале – ничего. О существовании еще одного подвала, в котором и хранилась вся тайная бухгалтерия – к тому же в зашифрованном виде, – знали даже не все члены семьи.

Ариан де Ротшильд (род. 1965) – вице­-президент холдинга Edmond de Rothschild Holding SA и президент Edmond de Rothschild Group с мужем Бенджамином.

Бабочка­ Ornithoptera Rothschildi названа в честь барона ­Уолтера Ротшильда, финансиста и ­лепидоптериста.

К концу первого десятилетия XIX века Ротшильды были уже очень богаты. Богаты настолько, чтобы осознавать: они в состоянии вмешиваться в большую политику и влиять на ее ход. Оставалось решить, в какую сторону выгоднее ее повернуть. Ротшильды повернули против Наполеона. В 1811 году они осуществили одну из самых дерзких своих операций. Армия герцога Веллингтона – главные сухопутные силы Англии в Европе – героически сражалась с французами в Испании и Португалии. Но большая война требовала больших расходов, а перемещение крупных сумм было в ту пору жуткой головной болью. Везти золото – долго и опасно, к тому же через всю Европу, которую контролирует враг. А более удобных способов денежных переводов еще не существовало.

Братья Ротшильд пустили слух, что Натан­ (к тому моменту ставший крупным лондонским финансистом) хочет вывезти из Англии во Францию огромные запасы золота, поскольку чувствует, что победа будет за Наполеоном. ­Французские чиновники проглотили наживку и распорядились не чинить никаких препятствий действиям Ротшильдо­в. За считаные дни из Лондона во Францию было доставлено золота на сумму в 800 тысяч фунтов стерлингов. Груз принимал младший из братьев, Якоб (к этому времени уже Джеймс). В Париже он обращал золото в чеки французских банков. Которые чуть ли не на следующий день стараниями брата Кальмана (теперь Карла) превращались обратно в золото уже в банках ­Испании, занятой Наполеоном. Французская казна не получила от золота Ротшильдов ни гроша, герцог Веллингтон получил золота на 800 тысяч фунтов для своей армии, а центральным перевалочным пунктом всей операции служила столица ­Наполеона – Париж.

Ротшильды создали невероятную курьерскую сеть, охватившую почти всю Европу.

Вплоть до изобретения телефона все важные новости они узнавали первыми. Есть даже легенды, что это удавалось благодаря сотням почтовых голубей, выдрессированных каким-то волшебным образом. И это не вполне легенды: голубиную почту братья Ротшильд и правда использовали. Но кроме птичек, в их распоряжении находились сотни лихих наездников, готовых гнать коней ночами напролет, опытных проводников, знавших тайные горные тропы, и отчаянных капитанов, выходивших на своих суденышках в море в любую погоду и любое время суток. Разумеется, им хорошо платили. И разу­меется, расходы эти окупались тысяче­кратно. Известный факт: в середине XIX века многие европейские монархи не раз обращались к Ротшильдам с просьбой доставить некие важные дипломатические послания. Знали: банкирская почта быстрее и надежнее их собственной, будь она хоть трижды королевской.

Вечером 18 июня 1815 года герцог Веллингтон с союзниками вы­играл битву при Ватерлоо, решив судьбу Наполеона, Англии и всей Европы. Утром 20 июня Натан Ротшильд получил эту новость в Лондоне. Его курьеры почти на сутки опередили герцогских. Ротшильд направился на биржу и занял свое неизменное место у одной из колонн (которую впоследствии прозвали «колонной Ротшильда»).

Барон и винодел Филипп де Ротшильд (1902–1988) с супругой Полин.

Принц Гарри поздравл­яет леди Серену Ротшильд и ее сына Натаниэля (род. 1971) с победой их лошади на скачках. Натаниэль – владелец горнодобывающих компаний в Индонезии. Пресса приписывает ему дружбу с Олегом Дерипаской.

Некоторое время он просто стоял с непроницаемым выражением лица. Затем все с тем же каменным лицом начал продавать – сбрасывать облигации английского государственного займа, других британских ценных бумаг. Все большими пакетами и все дешевле. Хватило и часа, чтобы на бирже началась паника. Все понимали: Ротшильд ничего не делает просто так. Если он ­избавляется от ­английских ­бумаг, значит Англия проиграла сражение. К вечеру английские ценные бумаги отдавали уже чуть ли не даром. В этот самый момент их все разом и скупили – естественно, агенты Ротшильда. На следующее утро, когда курьер Веллингтона наконец добрался до Лондона и возвестил о победе, курс взлетел до небес. По некоторым оценкам, за этот день Натан Ротшильд стал богаче на 40 миллионов фунтов.

Майер Амшель не дожил до ­триумфа. Он умер 19 сентября 1812 года у себя дома, оставив весьма примечательное завещание. Управление фирмой переходило в руки его сыновей, которым предписывалось всегда действовать сообща, защищая интересы друг друга. В дальнейшем руководить компанией могли только наследники мужского пола. Дочери и их мужья не имели права ­становиться партнерами и получать доступ к документам. На публикацию данных о размере состояния накладывался запрет. Фраза «не будет прощения тем из моих потомков, которые пойдут против моей воли» рокотала громовыми инто­нациями ветхозаветных пророков.

Старый Ротшильд был мудр. ­Своим ­завещанием он, по сути, предписал создать династию на манер монархических. Выбор понятен: лучших символов богатства и могущества не существовало. И потомки приняли этот завет и развили его. В июле 1824 года Джеймс, младший из сыновей Майера Амшеля, женился на собственной племяннице Бетти – дочери своего старшего брата Соломона. Что может быть полезнее для укрепления династии, чем династический брак? И деньги опять же никуда из семьи не уходят. Подсчитано, что к середине ХХ века потомки Майера Амшеля по мужской линии вступали в брак около 60 раз. И почти в половине случаев – со своими кузинами либо племянницами.

Пока Гутле была жива – а прожила она 95 лет, – сыновья и внуки привозили избранниц к ней «на поклон», в тот самый дом на Еврейской улице. Вдова Майера Амшеля категорически отказывалась переезжать. Возможно, просто не могла поверить, что сыновья в любой момент могут купить ей любой из королевских дворцов? О нет, про своих мальчиков она все понимала. Рассказывают, что однажды к старой Гутле зашла встревоженная соседка. Ее сына вот-вот должны были забрать в солдаты, и женщина волновалась: не случится ли какая-нибудь война.

«Война? Вздор! – отрезала Гутле. – Мои мальчики этого не допустят».

И мальчики не допустили. Еще в пору борьбы с Наполеоном они отказались от торговли, решив сосредоточить силы на самом главном товаре: деньгах. Тогда же они высчитали, что любая крупная война снижает стоимость их активов чуть ли не вдвое, и пришли к выводу, что человечеству следует жить мирно. После чего Европа на протяжении нескольких десятилетий обходилась без крупных войн.

Не сказать что вход Ротшильдов в высший свет был гладким. После победы над Наполеоном европейская знать сдела­ла вид, что теперь все будет как раньше, до войны. А до войны ни про каких Ротшильдов никто не слышал! Братьев не удостаивали приглашениями на важные приемы. Неделями заставляли ждать аудиенций у монархов и премьер-министров. Над ними за глаза посмеивались за резкие манеры, скверно сидящие, пусть и самые дорогие костюмы и еврейский акцент. Братья пожимали плечами и пускали в ход оружие, против которого не было защиты. Им хватало денег, например, скупить чуть ли не все облигации французского государ­ственного займа и обрушить их курс, поставив финансовую систему страны на грань развала. (Позже похожий трюк был проделан и с австрийскими бумагами.) После чего и монарх, и высшие чиновники сразу ста­новились более сговорчивыми, а приглашения на приемы начинали сыпаться пачками.

Соломон Ротшильд, учредивший австрийское представительство семейного бизнеса, как еврей должен был получить специальное разрешение на проживание в Вене. Разрешение ему выдали, но права владеть собственным жильем он не имел. Соломон вздохнул и снял комнату в самом дорогом и популярном у аристократов столичном отеле «Ромишер Кайзер». Потом немного подумал – и снял для себя весь отель.

Вилла Ротшильдов на Корфу.

В 1817 году Австрия пожаловала братьям дворянство (а вскоре последовал и баронский титул). Проект дворянского герба, поданный по этому случаю Ротшильдам­и, поверг в ужас Австрийскую геральдическую палату. Помимо кулака, сжимающего пять стрел – симво­л единства пяти братьев, – герб предполагал наличие короны, льва, орла, единорога и прочих атрибутов королевски­х фамилий и самой высшей аристократии. Разгневанные чиновники принялись методично «отстреливать» весь этот геральдический зверинец. В ответ Ротшильды оказали несколько неоценимых финансовых услуг австрийской казне и лично парочке министров. Геральдической палате посоветовали умерить пыл и не обижать животных на гербе.

Майер Амшель Ротшильд пробивался наверх, раболепствуя. Его сыновья отстаивали право быть наверху, оставаясь самими собой. И отстояли. К середине XIX века они были элитой во всех смыслах этого слова. Салон в парижском дворце Джеймса Ротшильда (простите, де Ротшильда) принимал весь цвет европейской аристократии и культуры. А его жена, та самая Бетти, сводила с ума поэта Гейне и короля Луи-Филиппа, музицировала в четыре руки с Шопеном, позировала для портрета Энгру и любила за чашкой кофе поболтать с ­Бальзаком.

Описывать историю семейства в ХХ веке – долгое занятие, хотя бы потому, что число потомков слишком велико. Если кулак на гербе сжимал пять стрел, сегодня их хватило бы на несколько колчанов. Ротшильды были учеными и бонвиванами, гонщиками и ботаниками, прожигали жизнь, гибли на войне и кончали с собой. Их имя носят страусы, бабочки и планеты, открытые благодаря их финанси­ро­ванию. Экспедицию, отыскавшую гробницу фараона Тутанхамона (величайшая археологическая находка в истории), финансирова­ла графин­я Карнар­вон. Деньги она получила по завещанию Альфреда де Ротшильда. Тот умер бездетным, но, судя по всему, графиня была его внебрачной дочерью.

Век был суров к состоянию семьи. ­Налоги на наследство взлетели до небес, и практика сохранения денег в семье вышла боком: каждая смерть Ротшильда ложилась гигантским бременем на живущих. Семейство вынуждено было отказаться от множества дворцов, передать музеям драгоценные коллекции произведений искусства. Венские Ротшильды, например, распорядились разобрать свой особняк, пожертвовав мрамор на реставрацию собора Святого Стефана. А сами перебрались в США.

Луи де ­Ротшильд (1882–1955) был ­выкуплен ­семьей у нацистов за $21 млн.

Эдуар де Ротшильд (род. 1957) ос­тавил пост главы французского банка Rothschild & Cie Banque ради разведения скаковых ­лошадей.

Впрочем, бизнес устоял, да еще и расширился. Ротшильды начали инвестировать в металлургию, нефть и даже ту­риз­м.­ Так, глухая альпийская ­деревушка Межев стала всемирно известным горнолыжным курортом именно их стараниями­. Забавно, но и к развитию российского туризма Ротшильды тоже оказались причастны, хотя и косвенно. В 1960-е годы барон Ивлин де Ротшильд посетил СССР. Дорогого гостя отвезли в том числе и в Суздаль. После поездки барон с присущей ему прямотой сказал:

«Я, конечно, очень богатый человек. Но если бы мне отдали Суздаль, я за несколько лет стал бы вдвое богаче».

­Суздаль ему, конечно, никто не отдал­, но советские лидеры прислушалис­ь к словам английского банкира. Вскоре в Суздале был создан первый в СССР ­государственный музейно-туристический­ комплекс.

Сегодня Ротшильды управляют финансовыми группами в Англии, Франции, Швейцарии и США. Правда, заветы Майера Амшеля соблюдаются уже не столь свято. Швейцарской группой руководит Ариан де Ротшильд – жена барона Бенджамина, к тому же не принявшая иудаизм. Да и между собой Ротшильды иногда конфликтуют, хотя точной информации на этот счет очень мало.

И все же в главном они верны себе. Во‑первых, они по-прежнему на короткой ноге с сильными мира сего. А во-вторых, по-прежнему решают проблемы проверенным способом. Пример – вилла Ротшильдов на острове Корфу в Греции. В свое время здесь любила отдыхать принцесса Диана. Потом не раз приезжал принц Чарльз со своей Камиллой. Да и сейчас на вилле часто бывают самые именитые и титулованные гости. Местные жители рассказывают, что какое-то время назад хозяин участка на соседнем с виллой мысе затеял строительство не то амбара, не то еще какого-то хозяйственного здания. Хозяину виллы, лорду Джейкобу де Ротшильду, это категорически не понравилось: непритязательная постройка портила вид из окон. Лорд купил весь мыс и тут же распорядился снести постройку.

Корфу находится совсем рядом с Албанией, вилла Ротшильдов смотрит через узкий пролив на албанский берег. Албанских гастарбайтеров – строителей, продавцов, официантов – на острове великое множество. Они любят рассуждать на тему того, что самый быстрый способ поднять благосостояние родной страны прост и очевиден. Нужно только начать строить что-нибудь уродливое напротив виллы Ротшильдов. Семейство наверняка решит купить Албанию. А уж дальше все точно наладится.


Время, деньги

1744

В еврейском гетто Франкфурта родился Майер Амшель Ротшильд, основатель династии.

1815

Натан Ротшильд первым в Англии получает известие о победе в битве при Ватерлоо и зарабатывает огромные деньги на бирже.

1816

Четверым из пяти сыновей Майера Амшеля пожаловано австрийское дворянство и баронский титул. Пятый – Натан – получает дворянство два года спустя.

1858

Лайонел де Ротшильд становится первым евреем, избранным в британский парламент. Он избирался 11 лет подряд, но ему всякий раз запрещали приносить клятву не на Библии, а на Ветхом Завете. С 11-го раза разрешили.

1875

Банк ­Ротшильдов ­выделяет Англии ­деньги на покупку Суэцкого канала.

1882

Эдмон де Ротшильд финансирует создание и развитие первых еврейских поселений в Палестине, фактически положив начало созданию государства Израиль.

1922

Экспедиция, организованная на деньги Альфреда Ротшильда, обнаруживает гробницу Тутанхамона – величайшее археологическое открытие в истории.

2010

Бенджамин де Ротшильд заявляет, что мировой финансовый кризис не нанес семье ущерба. Объясняет тем, что Ротшильды придерживаются консервативной стратегии «небольшого семейного бизнеса».

Материал был впервые опубликован в номере GQ за июль 2018 года.

Фото: gettyimages.com; rex features/fotodom; legion-media

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Ротшильды вырастили нового финансового воротилу. Скоро вы о нем узнаете: Бизнес: Экономика: Lenta.ru

17 мая инвестиционный банк Rothschild & Co возглавит представитель седьмого поколения знаменитой династии Ротшильдов — 37-летний Александр де Ротшильд. Уже двести лет семейство строго соблюдает заветы патриарха и основателя рода, который наказал потомкам всегда действовать сплоченно, доверять управление семейным предприятием только родственникам по мужской линии и соблюдать секретность в делах. Знаменитый банковский дом на протяжении веков занимался сделками исторического масштаба. Образ всемогущих закулисных кукловодов формировался под впечатлением от их деятельности. Конспирологи уверены, что знаменитая семья, ветви которой широко раскинулись в Европе и США, контролирует мировые финансы с помощью Федеральной резервной системы. Истоки и смена поколений в известном банковском клане — в материале «Ленты.ру».

Конец восемнадцатого века — это эпоха гигантских перемен для Западной Европы: революция и свержение монархии во Франции, зарождение промышленного производства, серия масштабных войн, постепенная утрата землевладельцами-аристократами политического влияния и эмансипация угнетаемых групп. Именно в это время закладывается основа финансового могущества Ротшильдов. Родоначальником династии считается Майер Амшель, сын Амшеля Мозеса, скромного менялы из еврейского квартала во Франкфурте-на-Майне.

Майер Ротшильд, основатель династии

Фото: Public Domain / Wikimedia

Отец хотел, чтобы смышленый мальчик стал раввином, но Майер проявил склонность к мирским делам. Некоторое время он практиковался в банковском доме Оппенгеймеров в Ганновере. Затем работал в меняльной лавке отца под красной вывеской (по-немецки звучит как Rot Schild, впоследствии это словосочетание стало фамилией). «Уловив тренды», Майер Амшель занялся скупкой старинных монет и медалей. Немецкая знать того времени увлекалась коллекционированием различных древностей, поэтому обходительный и аккуратный молодой человек быстро завел полезные знакомства с сильными мира сего, а меняльная лавочка трансформировалась в банк.

Карьерный взлет сына менялы из гетто произошел после знакомства с ландграфом Гессен-Кассельским Вильгельмом. Традиционно евреи-банкиры занимались различными финансовыми операциями для немецких князей. Например, придворными банкирами Габсбургов в Вене были представители дома Оппенгеймеров, король Пруссии Фридрих II Великий пользовался услугами берлинской фирмы «Эфраим и сыновья». Обойдя конкурентов с помощью протекции и даров покровителям, Майер Амшель стал главным придворным финансистом Вильгельма.

Благосостояние семьи резко пошло в гору, подрастающие детишки активно включались в семейное дело. Словно сказочные персонажи, метавшие стрелы в поисках счастья, сыновья Майера разъехались по крупнейшим городам Европы: Соломон — в Вену, Натан — в Манчестер (позднее он перебрался в Лондон), Калман — в Неаполь, Яков — в Париж. Старший сын остался во Франкфурте-на-Майне. В память об этом на гербе Ротшильдов изображены пять стрел и девиз на латыни: Concordia, Integritas, Industria — Согласие, Честность, Трудолюбие.

Герб семьи Ротшильдов

Фото: Public Domain / Wikimedia

Так была основана международная финансовая сеть, покрывшая наиболее развитые европейские страны. Формально конкурируя, братья всячески поддерживали друг друга и обменивались новостями с помощью закодированной на идиш корреспонденции. Впоследствии наиболее жизнеспособными ветвями семейного древа оказались английская (от Натана) и французская (от Якова) — они процветают до сих пор.

К бракам детей придворный финансист подходил очень серьезно: сыновья приводили в семью невесток с солидным приданным, супруги дочерей также входили в клан, но работали на низовых должностях. Встать у руля семейного предприятия зятьям не светило в любом случае. Богатство клана мог контролировать только потомок Майера Амшеля по мужской линии. Нажитые деньги должны были оставаться в семье, поэтому потомки Майера вступали в брак с двоюродными и троюродными родственниками.

Впрочем, так поступала вся элита. Например, к концу XIX века австрийское императорское семейство оказалось настолько разветвленным, что все более частыми становились браки между родственниками, принадлежавшими к разным ветвям рода Габсбургов, пишут Андрей Шарый и Ярослав Шимов в своей книге «Австро-Венгрия: судьба империи». Эрцгерцог Австро-Венгрии Франц Фердинанд, ставший в 1895 году наследником престола, возмущался по этому поводу: «Если кто-то из нашей семьи влюбится на стороне, в родословной непременно найдется какая-то ерунда, препятствующая такому браку. Вот и получается, что у нас муж и жена, все двадцатикратные родственники. В итоге половина детей — дурачки или полные идиоты».

Материалы по теме

00:02 — 25 апреля 2018

Ротшильды заключали браки исключительно с приверженцами иудаизма и завоевали славу «еврейской королевской фамилии». Правила, установленные Майером Амшелем, оставались неизменными на протяжении 200 лет, лишь в 1970-х годах Дэвид Рене, представитель французской ветви Ротшильдов, женился на католичке, итальянской аристократке Олимпии Альдобрандини. Своих дочек они воспитывали в католической вере, но единственного сына Александра — будущего наследника семейного дела — в иудаизме. Также в 2010 году Ротшильды впервые назначили исполнительным директором инвестиционного банка NM Rothschild человека не из родни — британца Найджела Хиггинса. Правда, совсем чужим Хиггинс все же не был — к этому моменту он проработал на семью уже четверть века.

Ротшильды могли бы так и остаться на уровне местечковых богатеев, если бы не война. В 1806 году император французов Наполеон I вторгся в Германию. Ландграф Вильгельм бежал из страны, оставив дела на попечение своего придворного банкира. Тогда-то и пригодилась Майеру его стрела, пущенная в сторону Туманного Альбиона. Сын Натан мгновенно бросил торговлю текстилем в Манчестере и переквалифицировался в биржевого воротилу в Лондоне.

Французы конфисковали часть золота Вильгельма, но основной капитал своего шефа Ротшильд-старший благодаря операциям с ценными бумагами Натана умудрился перевести в Англию. На радостях ландграф отписал придворным банкирам за символические комиссионные все права на управление своими бумагами, а Натан занялся куплей-продажей британских государственных облигаций. Так Ротшильды стали первыми европейскими миллионерами и финансировали войны Великобритании против Наполеона. Одна из их ярких операций — переправка золота для армии Веллингтона в Испании.

19 сентября 1812 года измотанная боями русская армия под командованием генерал-фельдмаршала князя Голенищева-Кутузова отступала к Подольску. В тот же день в доме на Еврейской улице Франкфурта-на-Майне на семидесятом году жизни скончался основатель дома Ротшильдов Майер Амшель, но дело его жило и росло — богатство и влияние братьев Ротшильдов увеличивались вместе с суммами предоставленных ими кредитов.

Театральная постановка «Ротшильд и сыновья»

Кадр: yorktheatre / YouTube

Существует легенда о том, что Натан узнал о победе над Наполеоном при Ватерлоо на день раньше всех в Лондоне, но на биржу он пришел с грустным лицом и начал продавать гособлигации. Увидев это, биржевики решили, что англичане и их союзники разбиты, и бросились избавляться от бумаг за бесценок. Дождавшись обвала, агенты хитроумного Натана скупили подешевевшие гособлигации. В результате лондонский Ротшильд заработал на этой операции 40 миллионов фунтов стерлингов. Впрочем, некоторые исследователи отказывают этой истории в достоверности — Натан скупал ценные бумаги на фоне пораженческих настроений перед битвой при Ватерлоо, считают они.

Мир, установившийся в Европе после наполеоновских войн, также способствовал росту благосостояния семьи — разоренным войной странам нужны были кредиты для восстановления. Благодарные монархи-победители одарили братьев-банкиров дворянством, а австрийский император Франц II пожаловал Ротшильдам баронский титул. Наполеон пытался завоевать Европу ружьями и пушками, но проиграл. Старый Свет покорился векселям и кредитам банковской семьи.

Девятнадцатое столетие было золотым веком Ротшильдов. Европа, а вместе с ней и весь мир стремительно менялись, банковская сеть Ротшильдов финансировала строительство промышленных предприятий, железных дорог, покупку Великобританией Суэцкого канала, разработку нефтяных месторождений в Российской империи (на территории нынешнего Азербайджана).

Материалы по теме

00:01 — 4 апреля 2018

На грани

Россия добывает миллиарды алмазов, но денег нет

Ротшильды были партнерами De Beers в поисках алмазов и золота в Южной Африке. Их обвиняют в содействии в развязывании военных конфликтов, например, опустошительной войны Бразилии, Аргентины и Уругвая с Парагваем. Многочисленные потомки Майера Амшеля увлекались роскошью и искусством, строительством дворцов и благотворительностью. Но к концу века слава семьи стала меркнуть. Возможно, они сами захотели этого, ведь деньги, как известно, любят тишину, а левые и правые публицисты обвиняли банкиров во всех бедах человечества.

В двадцатом веке структуры Ротшильдов стали специализироваться на масштабных сделках по слиянию и поглощению. Приверженцы теории заговора считают Ротшильдов идейными вдохновителями Первого банка Соединенных Штатов — прообраза Федеральной резервной системы (ФРС). Династию причисляют к числу реальных хозяев системы. Официально ФРС принадлежит 12 федеральным резервным банкам, утвержденным Конгрессом США, но организованным как частные компании.

Александр Ротшильд, единственный сын нынешнего главы Rothschild & Co 75-летнего Дэвида Рене, является прямым потомком основателя французской ветви Ротшильдов — Якова. После окончания Высшей школы внешней торговли (ESCE International Business School) в Париже Александр набирался опыта в нью-йоркском банке Bear Stearns, а также в инвесткомпании Argan Capital в Лондоне. В семейный бизнес он пришел в 2008 году, четыре года назад стал вторым лицом Rothschild & Co — заместителем председателя совета директоров, то есть своего отца Дэвида. По данным СМИ, Александр увлекается конным спортом и верховой ездой.

После того как Александр официально встанет у руля компании, Дэвид будет присматривать за ним — займет должность председателя наблюдательного совета. Смену поколений Ротшильд прокомментировал газете Le Monde так: «Удача, немного знаний и то, что всегда было главным в семье: к концу карьеры каждый Ротшильд всегда ставил на свое место члена семьи, обычно выбирая лучшего. Если такого не находилось, худшего не выбирали. Надо учитывать способность выполнять работу».

Дэвид Рене Ротшильд управлял семейным бизнесом на протяжении более 40 лет, под его руководством Ротшильды в 2007 году объединили британскую и французскую ветви клана. Сейчас более 3,5 тысяч финансистов в 40 странах мира работают на семью, предоставляя услуги по управлению частным капиталом, консалтингу и коммерческому банкингу. Членам семей Ротшильд принадлежит 48 процентов финансового холдинга Rothschild & Co., еще 10,3 процента акций принадлежит близким к Ротшильдам семьям или партнерам, а остальные акции торгуются на бирже. Капитализация компании составляет 2,4 миллиарда евро, выручка в 2017 году — 1,9 миллиарда евро, чистая прибыль — 247 миллионов евро.

Отец Дэвид Ротшильд и сын Александр Ротшильд

Под управлением компании Ротшильдов находятся активы на 74,8 миллиарда евро. По данным Reuters, Ротшильды занимают 12-е место в мировом рейтинге финансовых консультантов сделок по слиянию и поглощению — им принадлежит более шести процентов этого рынка. В 2017 году с участием структур, подконтрольных семье, было заключено 363 сделки на 181 миллиард долларов.

Сила клана Ротшильдов не только в выдающихся способностях ее отдельных представителей, но и в династической солидарности, жесткой преемственности и умении подбирать толковых работников. Критики семьи во многом правы — их деятельность повлияла на формирование нынешнего мира, если не всего, то финансового уж точно.

История рода Ротшильдов - Танцы с Дьяволом — LiveJournal

Финансовая империя Ротшильдов славится на весь мир вот уже более 250 лет. Члены знаменитого клана ведут бизнес на всех пяти континентах. Их имя давно стало нарицательным и ассоциируется с богатством, успехом, роскошью и престижем. А карьера Ротшильдов – живой пример потрясающей пробивной силы.

Все началось с франкфуртского купца Исаака Эльханана, купившего в шестидесятые годы XVI века на Юденгассе (главной еврейской улице Франкфурта) дом, на котором красовалась вывеска красного цвета - ROT SCHILD. И от этого названия потомки Эльханана, умершего в 1585 году, приняли фамилию Ротшильд. Дети, внуки, правнуки Эльханана занимались торговлей, ничем особенно не прославившись. Но вот Мейер Амшель Ротшильд (1744-1812) основал банк.

Молодым человеком Мейер Амшель учился в ешиве в городе Фурте, готовился стать раввином, но после смерти отца мать послала его в Ганновер учиться банковскому делу. Вернувшись во Франкфурт, занялся торговлей и основал меняльную контору. Во время пребывания в Ганновере Мейер Амшель интересовался историей искусства и нумизматикой, и затем во Франкфурте ежегодно издавал каталог редких монет, медалей, картин и скульптур. В 1769-м стал главным поставщиком герцогского двора земли Гессен-Ханау. В 1770 году он женился. Жена родила ему 19 (!) детей, из которых девять умерли в раннем детстве. Пять сыновей и пять дочерей продолжили род Мейера Амшеля. Согласно принятому им принципу, свято соблюдаемому последующими поколениями, только сыновья могли вести дела семьи, а дочери и их мужья исключались из деловой жизни Ротшильдов. Мейера Амшеля увлекли радикальные идеи еврейского просвещения, и в 1792 году он предпринял попытку основать "Филантропии" - еврейскую школу со светской программой обучения, однако, встретив сопротивление ортодоксальных кругов, смог осуществить свой замысел только в 1804 году.

Банковское дело под его руководством процветало, и в 1792 году, когда город заняли французы, Мейер Амшель был уже одним из самых богатых и влиятельных людей города. После освобождения Франкфурта он помог поправить финансовые дела ландграфа Вильгельма и членов его семьи, за что был удостоен всяческих почестей, в том числе и ордена Св. Иоанна.

В 1800 году Мейер Амшель был назначен полномочным представителем царствующего дома с разрешением носить оружие, освобождением от налогов и правом полной свободы передвижения по стране. Вместе с подрастающими сыновьями он выполнял деликатные поручения ландграфа, им доверяли передавать в разные европейские города деньги и, как сказали бы сейчас, "закрытую финансовую информацию", а также хранение во франкфуртском банке важных документов, золота, серебра и драгоценностей. Мейер Амшель сыграл ключевую роль в получении евреями, жителями Франкфурта, гражданских прав, уравнивающих их с коренными немцами. Напомним, что случилось это в самом начале XIX века - явление невиданное в те времена.

В 1796 году он допустил к участию во всех делах двух старших сыновей, Амшеля Майера (1773-1855) и Саломона Мейера (1774-1855), а трое остальных Натан Мейер (1777-1836), Карл Майер (1788-1855) и Джеймс Майер (1792-1868) подключались к делам по мере взросления. Братья, которых затем прозвали "франкфуртской пятеркой", разъехались по столицам Европы и в течение 20 лет создали крупнейший в мире международный банковский консорциум. Амшель Мейер принял после отца руководство франкфуртским банком. Это был человек весьма консервативного образа жизни, он строго соблюдал религиозные каноны и одевался так, как его предки из гетто. Не любил поездки, потому что это мешало ему соблюдать кашрут. Вместе с тем был известен своей щедростью и благотворительностью, причем не только в пользу еврейской общины. В 1816 году австрийский император за заслуги перед Австрией присвоил Амшелю и Саломону дворянские титулы с правом наследования и приставкой к фамилии "фон" (а во Франции "де"). На семейном гербе Ротшильдов появилась рука с четырьмя стрелами (этой чести не удостоился лишь живший в Англии Натан Майер - "иностранный гражданин" по законам страны).

После смерти Амшеля руководство франкфуртским банком перешло к Мейеру Карлу (1820-1886), сыну Карла Мейера. Он, правда, не очень сильно старался развивать банковское дело, больше занимался политикой и в 1867 году был избран депутатом Северогерманского рейхстага. После его смерти ротшильдовское дело перенял брат Вильгельм Карл (1828-1901). Когда Вильгельм Карл умер, франкфуртский банк был закрыт, так как в этой ветви семьи Ротшильдов не было мужского потомка, который смог бы взять на себя руководство.

В Вене банк открыл Саломон Мейер, который быстро установил дружеские контакты с всемогущим канцлером Клеменсом Меттернихом, фактически правившим страной, и стал его экономическим советником, что позволило ему приобрести огромное влияние на экономическую и политическую жизнь Австрии. Авторитет Саломона Мейера был столь высоким, что Меттерних запретил продажу газеты Allgemeine zeitung за то, что она критиковала Ротшильдов и евреев вообще, а это приносило, по мнению Меттерниха, огромный вред австрийскому правительству. Саломон финансировал строительство железной дороги для перевозки угля из Галиции в Вену, а в 1839 году построил австрийскую Северную железную дорогу -первую главную европейскую железную дорогу. В 1822 году все пять сыновей Мейера Амшеля и их мужские потомки, независимо от страны проживания, получили баронские титулы, и в гербе семьи появился австрийский орел и лев, представляющий землю Гессен-Кассел, и рука, теперь уже с пятью стрелами. В 1842 году Саломон стал почетным гражданином Вены, и евреям было разрешено иметь недвижимость в этом городе.

После Саломона венский банк перешел к его сыну Ансельму (1803-1874). Одним из его крупнейших достижений было создание в Вене в 1855 году первого в мире частного кредитного банка. Он собрал огромную коллекцию картин старых мастеров. Трое его детей стали известными во всем мире коллекционерами произведений искусства, находящихся ныне в крупнейших музеях мира. Его жене Шарлотте в Вене принадлежал салон, где частыми гостями были известные музыканты, в том числе Мендельсон, Лист, Россини.
Ансельм, великий филантроп, построил на свои средства более 20 школ и, будучи иудеем, щедро финансировал строительство, ремонт и содержание христианских храмов, расположенных в его австрийских и германских владениях.

Он ввел правило (которое позднее приобрело статус закона), предоставляющее каждому работнику Ротшильда, проработавшему у него 20 лет, пенсию в размере 101% от среднего заработка. Венский банк Ротшильдов закончил свою деятельность в 1938 году, когда нацисты арестовали президента банка, внука Ансельма, Луиса Натаниела (1882-1955), и держали его более года в тюрьме, принуждая отдать угольно-металлургический комплекс в Виттковице для военных нужд гитлеровской Германии. Однако Луис еще до аншлюса Австрии успел склонить австрийское и чехословацкое правительства передать права собственности на комплекс лондонской компании, главным держателем акций которой был банк N.M.Rothschild. Гитлеровцы отпустили Луиса, а комплекс был захвачен фашистами только после начала Второй мировой войны.

В 1821 году Карл Мейер основал банк в Неаполе. Предоставлял займы неаполитанской "освободительной армии" в ее борьбе против британского владычества. Вскоре образовавшееся Неаполитанское королевство стало финансово зависимым от Ротшильдов. Однако Карл потерял интерес к местным возможностям развития торговли, прекратил деятельность и остался в памяти неаполитанцев как чудаковатый набожный еврей, свято соблюдающий традиции франкфуртского гетто.

В 1812 году Джеймс Ротшильд поселился в Париже, где представлял интересы Лондонского банка брата Натана. В 1813 году, после поражения Наполеона, Ротшильды стали официальными банкирами союзных государств. Вместе с тем согласились предоставить французские золотые запасы английской армии, наступающей под командованием герцога Веллингтона. Когда в 1815 году Наполеон вернулся во Францию, снова финансировали военные расходы, а после поражения под Ватерлоо вели дела, связанные с репарациями. Рыжеволосый крепыш Джеймс постоянно был мишенью антисемитских выпадов парижского высшего класса. Из-за еврейского происхождения его не принимали в салонах и модных клубах. В 1816 году его парижский банк был переименован в банк Rothsschild Freres, и хотя являлся совершенно самостоятельной финансовой единицей, регулярно обменивался со всеми банками братьев информацией о размерах денежных ресурсов и доходов. В 1818 году французское правительство обратилось к банку с просьбой о займе, кроме того, Rothschild Freres помог правительству выплатить военную контрибуцию.

В 1824 году Джеймс женился на своей племяннице Бетти (дочери Саломона}. Она открыла в Париже салон, в котором бывало множество писателей, артистов, музыкантов. Здесь прошел парижский дебют Фредерика Шопена.
Джеймс, как и остальные братья, всегда рассматривался как руководитель местной еврейской общины. По всей Франции он построил много сиротских домов, больниц, домов для бедных и стариков. В 1815 году помог организовать еврейскую делегацию на Венском конгрессе, добившуюся невиданного успеха: все страны-участницы приняли обязательство предоставить гражданские права евреям наравне с коренным населением.

Самый младший из "франкфуртской пятерки", Джеймс, был наиболее динамичным и успешным в делах, и после смерти Натана в 1836 году к нему перешло руководство делом Ротшильдов. Он ввел бртьев и племянников в эру промышленной революции. В тридцатые и сороковые годы XIX века финансировал огромные по тем временам инвестиционные проекты: строительство железнодорожной сети вокруг Парижа и на севере Франции. Его банк помог также Национальному банку Франции преодолеть серьезный монетарный кризис, предоставив достаточно золота для обеспечения покрытия выпускаемых денег.

Семейным бизнесом Джеймс правил железной рукой. Младшее поколение Ротшильдов называло его Великим Бароном. Он был сердечным, щедрым и великодушным, но вместе с тем - человеком настроения, часто бывал в гневе, нагоняя страх на подчиненных и вызывая желание держаться подальше у людей, равных ему. Его главным увлечением было коллекционирование картин и других произведений искусства. Во время Крымской войны 1853-1856 гг. Джеймс стал помогать еврейской общине Палестины, построив в Иерусалиме больницу имени Майера Ротшильда - первый современный медицинский еврейский центр. Кроме того, учредил фонд помощи бедным вдовам в Палестине, основал там профессиональное училище и построил дома опеки для беженцев.

После его смерти в 1868 году руководство парижским банком перешло к сыну Мейеру Альфонсу (1827-1905), который в 1869 году стал управляющим Северными железными дорогами. Во время франко-прусской войны банк отдал французской армии своих почтовых голубей, а после войны помог Франции выплатить Пруссии контрибуции. Альфонс был избран президентом организации евреев Франции. В 1875 году на его средства была построена главная синагога на те rue de la Victorie (функционирует поныне) в Париже, несколько школ и домов для сирот. Он также был большим любителем изобразительного искусства. Его отличал превосходный вкус. Он был избран членом французской Академии наук. Произведения искусства из своей коллекции он подарил более чем двумстам музеям и библиотекам Франции.

Самый младший сын Джеймса, Эдмонд Джеймс Ротшильд (1845-1934), изучал археологию и естественные науки, много путешествовал и был известным в мире альпинистом. В 1877 году женился на Адельхейд (дочери Вильгельма Карла), чья ортодоксальная вера, усвоенная еще во франкфуртской еврейской общине, оказала на него большое влияние. И когда в 1882 году первые еврейские поселенцы в Палестине, в Ришон ле-Ционе, занимавшиеся современным земледелием, стали испытывать финансовые трудности, Эдмонд Джеймс с супругой передали им через главного раввина Франции 30000 франков (по тем временам огромную сумму), чтобы спасти возрождающийся символ еврейского землепашества. В то же время он ставил главное условие финансовой поддержки массового переселения евреев из европейских стран и России в Палестину, стремившихся спастись там от распространяющегося европейского антисемитизма: эмигранты должны заниматься только сельским хозяйством и животноводством, но ни коим образом - ремеслами и торговлей. Кроме того, они не должны пользоваться на своих фермах наемной рабочей силой.

Эдмонд понимал, что массовое переселение евреев в Палестину встретит растущее сопротивление Турции. Так оно и было. Он финансировал обучение специалистов сельского хозяйства во Франции. Во время своих зарубежных поездок разыскивал растения, которые могли бы дать высокие урожаи в климате Палестины. И то, что в Израиле, например, растут грейпфруты, - заслуга Эдмонда Джеймса. По мере роста поселений в Палестине он финансировал строительство школ, больниц, синагог. Во время своего первого посещения этой страны в 1887 году Эдмонд дал деньги на строительство больницы, где бесплатно лечили от малярии, желтой лихорадки, трахомы и других эндемических болезней. Он предложил выкупить у турков для евреев Восточную стену (Стену плача) в Иерусалиме, предложив взамен большие земельные угодья, но сефардские раввины отсоветовали это делать, предвидя кровавые антиеврейские выступления арабов.

А вот землю под строительство новых еврейских поселений Эдмонд покупал в большом количестве. Во время своего второго визита в 1893 году он построил большой стекольный завод. Он еще трижды побывал в Палестине (1899, 1914 и 1925 гг.). Еврейская община Палестины во время последнего приезда оказала ему поистине царский прием. Его назвали "отцом еврейского поселенчества". При этом Эдмонд в политическом смысле никогда не был сионистом. Во время встречи с Теодором Герцлем в 1896 году он отверг предложение организовать массовое переселение европейских евреев в Палестину кораблями, считая, что этому противоречит геополитическая обстановка в мире, и массовая эмиграция людей, не готовых к жизни в новых и очень трудных условиях, закончится катастрофой. И, тем не менее, Эдмонд принял в 1929 году предложение стать президентом Всемирного еврейского агентства. Своего сына, Джеймса Арманда Эдмонда (1878-1957), он назначил уполномоченным по всем своим делам, связанным с евреями в Палестине. Джеймс жил в Англии и во время Первой мировой войны служил офицером в британской армии. В Палестину он прибыл в составе штаба генерала Алленби и организовал набор добровольцев в батальон Еврейского легиона. В 1924 году был избран пожизненным президентом PJCA (Palestine Jewish Colonization). Через эту организацию построил большое количество предприятий и электростанций, а также портовых сооружений в районе Хайфы. В 1929-1945 гг. был членом британского парламента. В завещании оставил большую сумму денег на создание еврейского парламента (кнессета).

В 1798 году Натан Мейер начал вести дела в текстильной промышленности в Манчестере, являясь одновременно представителем франкфуртского банка в Англии. Невысокого роста, тучный и рыжеволосый, он говорил по-английски с сильным немецким акцентом, что было предметом шуток местных купцов. Но все они относились к нему с уважением, ценя его порядочность, честность и деловые качества. На своих фабриках он заметно снизил стоимость производства, продавал свои качественные текстильные товары дешево и поставлял их всегда в срок, даже в Европу, хотя во время наполеоновских войн это было чрезвычайно трудно. Занялся также финансовыми делами и стал официальным маклером герцогского двора Гессен-Кассел, что позволило проводить крупные банковские сделки и операции на рынке золота. В 1811 году продал свои фирмы в Манчестере и полностью посвятил себя торговле с континентом через пролив Ла-Манш. В 1815 году стал главным банкиром английского правительства, гарантируя ему займы для ведения войны с Наполеоном. Австрия назначила его своим генеральным консулом в Англии, что еще раз подтвердило высокое положение в обществе Натана Майера. Во время кризиса 1825-1826 гг., когда в Англии обанкротились 145 банков, он спас Банк Англии и правительство страны, предоставив им заем в размере 10 миллионов фунтов стерлингов, частично из собственных запасов золотых соверенов, частично из ротшильдовских банков на континенте.

Натан Майер был известен своей благотворительностью. Построил знаменитую Jews Free School в Лондоне, много помогал бедным и больным. Во время голода из-за неурожая картофеля в Ирландии создал фонд помощи голодающим ирландцам и шотландцам, который снабжал сотни тысяч жителей этих районов продовольствием и одеждой.

После смерти Натана руководство лондонским банком перешло к его сыну Лайонелу Натану (1808-1879), который активно занимался политикой. В 1847 году он стал первым евреем, избранным в палату представителей. Однако ему не было разрешено выполнять свои депутатские обязанности, так как он отказался присягать на Библии. После петиции, подписанной 250 000 избирателей, Палата представителей согласилась принять его присягу, текст которой составил он сам, но это решение было отвергнуто Палатой лордов. И только в 1858 году, после 11 лет упорной борьбы за равноправие евреев, ему было разрешено стать полноправным членом Парламента. В течение 16 лет Лайонел Натан там заседал, но в знак протеста не произнес ни одной речи. Приобрел много недвижимости в Англии, в том числе и знаменитый Ротшильдшир.

В 1875 году помог своему другу Бенджамину Дизраэли, тогдашнему премьер-министру Великобритании, в покупке правительством акций Суэцкого канала, предоставив заем в 4 млн. фунтов и получив при этом комиссионные - четверть миллиона. В 1878 году Лайонелу удалось на Берлинском конгрессе провести закон о равноправии евреев в Германии, а затем в Болгарии, Румынии, Сербии и Черногории.

После Лайонела руководство английским банком Ротшильдов перешло к Натаниелю Мейеру (1840-1915). Вместе с женой Эммой, талантливой пианисткой, они осуществили программу строительства свыше 400 односемейных домов для жителей их владения в Тринг, с водопроводом и канализацией. Супруги заботились о состоянии ферм и церквей в своих владениях, строили школы, клубы, больницы и приюты для бедных и стариков. В целях обеспечения условий еврейской эмиграции из стран Восточной Европы в Лондон в конце XIX века Натаниель осуществил две программы (Rothschild Dwellings и Nataniel Dwellings) расселения иммигрантов в лондонском Ист-Энде, обеспечив им максимум удобств за минимум оплаты.

В знак протеста против преследования евреев и погромов в России все Ротшильды прервали торговлю и деловые контакты с этой страной и возобновили их только после того, как царский режим смягчил антиеврейские законы. В 1885 году Натаниела удостоили титула пэра Англии, и он стал, таким образом, первым евреем, заседающим в палате лордов.

Старший сын Натаниеля, второй барон Лайонел Уолтер Ротшильд (1868-1937), начиная с пятилетнего возраста коллекционировал птиц и бабочек и к 13 годам стал уже довольно известным специалистом в этой области зоологии. Впоследствии собрание его экспонатов стало столь значительным, что в Тринге было достроено специальное здание и туда стали допускаться все интересующиеся. Таким образом была создана самая крупная в мире частная коллекция природоведения, а Лайонел Уолтер стал знаменитостью в ученом мире. В течение 45 лет в Тринг-музее под его редакцией вышло 40 номеров ежегодника "Novitates Zoologicate". Он ввел биологическую систематику видов, его имя носит 250 видов и подвидов растений, насекомых, млекопитающих, пресмыкающихся и т.д., которые Лайонел Уолтер идентифицировал и классифицировал.

В 1899 году он был избран в британский парламент, но из-за заикания избегал выступать с речами. Прославился также чудачествами. Например, на королевскую аудиенцию в Бэкингемский дворец явился в карете, запряженной тремя зебрами и пони.

Он был руководителем сионистского движения в Англии и совместно с министром иностранных дел Великобритании лордом Бальфуром разработал план создания в Палестине еврейского государства. Принимал усилия по нейтрализации сильной антисионистской оппозиции не только в Англии и не только среди неевреев.

Натаниель Чарльз (1877-1923) разделял с братом интерес к естественным наукам и достиг в этом больших успехов. В Астон-Уолд он создал великолепный заповедник природы. Предметом его научных интересов были блохи, размножающиеся на шкуре мышей и крыс и являющиеся переносчиками страшных болезней. Он написал около 150 статей, и до сих пор его работы считаются фундаментальными в этой области.

Натаниель Мейер Виктор (1910-1990) унаследовал в 1937 году после Вальтера титул барона. Во время Второй мировой войны был офицером в секции антисаботажа британской разведки. Изобрел метод обнаружения и обезвреживания мин и бомб на подводных частях кораблей, за что был награжден орденом Святого Георгия. Затем специализировался в научных исследованиях в отделе физиологии и с 1950 по 1970 был научным руководителем на кафедре биологии Тринити-колледжа в Кембридже, в 1953 году стал членом Королевской академии наук. С 1970 по 1974 годы руководил Central Poicy Review - институтом, готовившим для правительства доклады о состоянии угольной и судостроительной промышленности, ядерного оружия и компьютерной техники. С 1975 года был президентом правления банка N.M.Rothschild and Sons. Одновременно руководил исследованиями в области биотехнологии. Прославился также как коллекционер рукописей сочинений Джонатана Свифта и первых изданий его книг. Много финансовых средств передал Институту Вейцмана в Реховоте (Израиль). Был спонсором создания учебного телевидения в Израиле и строительства спортивных сооружений в Кесарии.

Европейские евреи всегда гордились Ротшильдами. Во времена, когда евреи еще не были эмансипированы, представители этой семьи были на равных с королями и главами государств. И хотя некоторые нувориши из европейских евреев перешли в христианство, ни один из Ротшильдов этого не сделал.

источник публикации

РОТШИЛЬД Майер Амшель

Другое имя: Майер Амшель Бауэр

Имя латиницей: Rothschild Mayer Amschel

Пол: мужской

Дата рождения: 23.02.1744

Место рождения: Франкфурт-на-Майне, Германия

Дата смерти: 19.09.1812 Возраст (68)

Место смерти: Франкфурт-на-Майне, Германия

Знак зодиака: Рыбы

По восточному: Крыса

География: ГЕРМАНИЯ, ЕВРОПА.

Ключевые слова: банкир, богач, бренд, дело, династия, ЛИЧНОСТИ журнал, основатель, семья, финансист.

Ключевой год: 1780

Майер Амшель РОТШИЛЬД

немецкий банкир, основатель банкирского дома. Фамилия Ротшильдов произошла от красного щита, который когда-то висел на дверях дома в гетто, в котором проживали предки банкира. Позднее создал банкирскую фирму во Франкфурте, имевшую деловые связи с банками всех европейских столиц. Наибольшего могущества и влияния Ротшильды добились уже после смерти основателя, когда его сыновья возглавили банки, находившиеся в Париже, Лондоне, Вене и Неаполе, а старший продолжал руководить семейной фирмой во Франкфурте. Со временем банковская фирма стала знаменитым банкирским домом. Однако еще до этого он обогатился на военных поставках и финансовых спекуляциях. В зависимость от финансистов попали многие государства Европы. Впоследствии венский, франкфуртский и неаполитанский банки прекратили существование, а парижский и лондонский стали вести финансовые дела самостоятельно. И ведут их до сих пор. Кроме того, род Ротшильдов считается одним из самых активных участников масонского движения. Предусмотрительным поступком банкира было создание большой семьи – рождение 5 сыновей и 5 дочерей. Основатель династии решил, что дочери и их наследники не должны иметь прав на часть фирмы. Такое право закреплялось только за прямыми мужскими наследниками. По этой причине в семье были распространены родственные браки, которые способствовали преданности клану и помогали накоплению богатства. От финансовых дел женщины в семье вообще были отстранены, и это стало одним из принципов фамильного менеджмента, весьма спорного с современной точки зрения. Мальчиков Ротшильды обучали всем тонкостям управления делами. После смерти банкира в 1812 г. его совокупный капитал оценивался в 150-200 млн. золотых франков, что вдвое превышало активы Французского банка.

Афоризмы (2) Медиа (3)

Майер Амшель РОТШИЛЬД в журнале «Личности»:

ПЯТЬ ПАЛЬЦЕВ ГОСПОДИНА РОТШИЛЬДА

Личности 42/2012 Эта фамилия стала символом баснословного богатства. Деньги Бог нашего времени, а Ротшильд пророк его! писал немецкий поэт Генрих Гейне. Между тем основатель знаменитой финансовой династии Майер Амшель Ротшильд не был ни самым богатым европейцем, ни самым богатым жителем Германии. И даже в списке толстосумов родного Франкфурта он занимал лишь скромное десятое место. При жизни Майер Амшель не стал мультимиллионером, но зато сделал уникальное капиталовложение: инвестировал самого себя в пятерых умных и ловких сыновей, и тем обрел настоящее бессмертие и неувядаемую славу Майер Амшель Ротшильд родился 23 февраля 1744 года во… Читать далее

Майер Амшель РОТШИЛЬД в фотографиях:

Связи (15) Источники (5)Наверх

Ротшильды, подробная биография

династия международных финансистов

Одно только имя Ротшильда вызывает в сознании представление о несметных богатствах, собственных самолетах и роскошных виллах, разбросанных по всему миру. Недаром в нашем языке бытует поговорка: «Богат как Ротшильд». Богатство этого семейства давно уже не вызывает сомнения, поэтому люди доверчиво и как само собой разумеющееся воспринимают известие о том, например, что один из Ротшильдов собрал коллекцию из 60000 блох. Единственное, что может вызвать удивление, так это то, что Ротшильдов, оказывается, существует несколько.

Попробуем представить жизнь семьи Ротшильдов без прикрас, такой, как она выглядит в справочных изданиях.

Глава династии — Мейер Амшель Ротшильд (1744—1812) — родился во Франкфурте-на-Майне и, согласно воле родителей, должен был стать раввином. Для этого он поступил в соответствующее учебное заведение. Однако после внезапной смерти родителей ему пришлось прервать обучение и заняться бизнесом. Некоторое время спустя Мейеру удалось основать собственный банк в еврейском квартале города и занять видное общественное положение, став финансовым помощником у состоятельного ландграфа Хессе-Касселя, Уильяма IX. Во время французских революций Мейер был также назначен финансовым уполномоченным английского правительства.

Когда в семье один за другим родились пять сыновей, отец и задумал создать мощную империю Ротшильдов. Старший сын, Амшель Мейер Ротшильд (1773—1855), остался с отцом во Франкфурте-на-Майне, чтобы контролировать возраставшие финансовые интересы семьи. Позже вместо отца он стал руководить всеми делами фирмы. Франкфуртская ветвь была ликвидирована в 1901 году. Постепенно Ротшильд основал отделения своего банка во всех финансовых центрах Европы. Это позволило ему быстро и гибко реагировать на все изменения политики. В свое время все пятеро сыновей Ротшильда были вознаграждены за свою деятельность, став баронами Австрийской империи.

Второй сын, Соломон (1774—1855), также оставался во Франкфурте до конца наполеоновских войн. Затем он основал отделение банка Ротшильдов в Вене, через которое осуществлялось управление основными операциями правительства Габсбургов. Оно просуществовало до захвата немцами Австрии в 1938 году.

Третий сын, Натан (1777—1836), основавший английское отделение банкирского дома Ротшильдов в 1805 году, был, пожалуй, самым известным. Он играл ведущую роль в организации и финансировании займов, которые британское правительство передавало своим союзникам во время наполеоновских войн.

Именно старший сын Натана, Лайонел Натан Ротшильд (1808—1879), ставший преемником своего отца в организации лондонского отделения, финансировал британское правительство при покупке контрольного пакета акций Суэцкого канала в 1875 году. Для этого он предоставил заем в четыре миллиона фунтов премьер-министру Великобритании Бенджамену Дизраэли.

Его заслуги были оценены по достоинству. Лайонел Ротшильд стал первым евреем, избранным в члены британского парламента. Это произошло в 1858 году. Поэтому его дети уже принадлежали к английской аристократии. Сын Лайонела, сэр Натан Мейер, первый барон Ротшильд, уже был не только членом парламента, но и первым евреем, избранным пэром.

Свою деятельность лондонский банкирский дом Ротшильдов продолжал под руководством Лайонела де Ротшильда (1882—1942) и Энтони Густава де Ротшильда (1887—1961), праправнуков Мейера Амшеля. Эта ветвь и сегодня остается одной из ведущих банкирских семей среди всех банков восточного региона.

К сожалению, итальянское отделение, основанное в Неаполе в двадцатых годах XIX века четвертым сыном Мейера Карлом, развивалось не так успешно, и семье пришлось ликвидировать свой итальянский филиал, что и произошло около 1861 года.

Самый младший сын, Джеймс Ротшильд (1792—1868), в 1817 году основал французское отделение банка в Париже. В течение пятидесяти лет оно оставалось самым влиятельным банком в этой стране. Именно Джеймс прославился своей благотворительной деятельностью. Он возглавил организацию французских евреев и оказывал своим соплеменникам разностороннюю помощь.

Традиции отца были продолжены старшим сыном Джеймса Альфонсом (1827—1905), который стал не только известным банкиром, но и филантропом. А младший сын Джеймса, Эдмонд Джеймс Ротшильд (1845—1934), помогал в финансировании организации еврейских общин в Палестине.

Потомки Джеймса также стали именитыми гражданами Франции: барон Ги де Ротшильд (род. 1909), барон Элайн де Ротшильд (1910—1982) и барон Эли Роберт де Ротшильд (род. 1917).

Могущество Ротшильдов начинает постепенно утрачиваться в конце девятнадцатого века с введением новых методов государственного банковского управления и раздела Европы после Первой и Второй мировых войн. Но, несмотря на это, их банкирский дом в Париже сохранил свое влияние в финансовом мире и существовал вплоть до его национализации французским правительством в 1982 году.

Создание столь могущественной династии в различных центрах Европы и образование мощного семейного капитала произошло в результате войн, которые велись против Наполеона I, когда всем воюющим сторонам понадобились деньги. Позже, во время промышленной революции, Ротшильды стали фактически первыми брокерами, скупая и продавая облигации и ценные бумаги различных европейских компаний. Вот почему в течение почти 200 лет дом Ротшильдов оказывал столь существенное влияние на экономическую историю Европы. Обосновавшись в основных деловых центрах, финансовых столицах Европы, Ротшильды приобрели известность не только как крупные финансисты. Многие из них стали владельцами блестящих коллекций картин, других художественных ценностей и прославились как тонкие ценители искусства, другие стали известными политиками и лидерами еврейского сообщества.

Семья Ротшильдов | История и факты

Семья Ротшильдов , самая известная из всех европейских банковских династий, которая около 200 лет оказывала большое влияние на экономическую и, косвенно, политическую историю Европы. Дом был основан Майером Амшелем Ротшильдом (род. 23 февраля 1744 г., Франкфурт-на-Майне - ум. 19 сентября 1812 г., Франкфурт) и его пятью сыновьями Амшелем Майером (род. 12 июня 1773 г., Франкфурт - ум. 6 декабря). , 1855, Франкфурт), Саломон Майер (р. 9 сентября 1774 г. - ум.27 июля 1855 г., Вена), Натан Майер (род. 16 сентября 1777 г. - ум. 28 июля 1836 г., Франкфурт), Карл Майер (род. 24 апреля 1788 г. - ум. 10 марта 1855 г., Неаполь) и Якоб , или Джеймс Майер (род. 15 мая 1792 г. - ум. 15 ноября 1868 г., Париж). Начав во Франкфуртском банковском доме, Майер и его сыновья стали международными банкирами, открыв филиалы в Лондоне, Париже, Вене и Неаполе к 1820-м годам. Помимо банковского дела и финансов, бизнес Ротшильдов включал в себя добычу полезных ископаемых, энергетику, недвижимость и виноделие.С начала 19 века семья была известна своей значительной благотворительной деятельностью, особенно в области искусства и образования.

Леопольд де Ротшильд, 1917.

Encyclopædia Britannica, Inc.

Популярные вопросы

Что такое семья Ротшильдов?

Семья Ротшильдов - самая известная из европейских банковских династий, берущая свое начало в конце 18 века как банковский дом. Ротшильды имели значительное экономическое влияние в Европе в 19 и 20 веках.Они также известны многочисленными актами благотворительности.

Почему важна семья Ротшильдов?

Как самая известная европейская банковская династия, Ротшильды исторически использовали свое богатство, чтобы влиять на экономические, а иногда и политические результаты. Например, в 1870-х годах они ссудили французскому правительству деньги на выплату военного контрибуции и предоставили крупную ссуду британскому правительству, которая позволила этой стране стать крупным акционером компании Суэцкого канала.

Кто основал банковскую династию Ротшильдов?

В то время как семья Ротшильдов восходит к 15 веку, банковская династия была основана в конце 18 века Майером Амшелем Ротшильдом. Он и его пять сыновей превратили свой банковский дом в многонациональное предприятие, а будущие Ротшильды расширились в ряд других отраслей.

Как семья Ротшильдов стала известной?

Семья Ротшильдов достигла известности в конце 18 - начале 19 веков при основателе банковской династии Майере Амшеле Ротшильде.Семейный банковский дом Майера получил огромную прибыль от наполеоновских войн, а его пятеро сыновей расширили бизнес от Франкфурта-на-Майне до Лондона, Парижа, Вены и Неаполя.

Какие теории заговора выдвигали семью Ротшильдов?

Историческое богатство и влияние семьи Ротшильдов сделали ее предметом многих теорий заговора, от утверждений о том, что Ротшильды контролируют погоду, до утверждений о том, что семья является марионеточным хозяином глобальных финансовых институтов.Эти теории, использующие ряд антисемитских стереотипов, оказались ложными. Учить больше.

Майер Амшель Ротшильд

Фамилия Майера происходит от красного щита ( rot ) на доме в гетто, в котором когда-то жили его предки. Предназначенный для раввината, Майер недолго учился, но ранняя смерть родителей вынудила его пройти обучение в банковском доме. Вскоре после того, как Майер стал придворным фактором для Вильгельма IX, ландграфа Гессен-Кассельского, Майер установил образец, которому его семья должна была так успешно следовать - вести дела с правящими домами по своему усмотрению и иметь как можно больше сыновей, которые могли позаботиться о семейные дела за границей.

Пятеро сыновей Майера

Начиная с торговцев предметами роскоши и монетами и коммерческими бумагами, Майер и его сыновья в конечном итоге стали банкирами, для которых французские революционные и наполеоновские войны 1792–1815 годов стали большой удачей. Майер и его старший сын Амшель руководили растущим бизнесом из Франкфурта, в то время как Натан основал филиал в Лондоне в 1804 году, Якоб поселился в Париже в 1811 году, а Саломон и Карл открыли офисы в Вене и Неаполе, соответственно, в 1820-х годах.Войны для Ротшильдов означали ссуды воюющим князьям; контрабанда, а также легальная торговля ключевыми продуктами, такими как пшеница, хлопок, колониальные продукты и оружие; и перевод международных платежей между Британскими островами и континентом, который Наполеон тщетно пытался закрыть для британской торговли. Мир трансформировал растущий бизнес Ротшильдов: банковская группа продолжала вести международные деловые операции, но все больше и больше становилась агентом по государственным ценным бумагам (прусским или английским, французским или неаполитанским), акциям страховых компаний и акциям промышленных компаний.Таким образом, семья успешно адаптировалась к промышленной революции и участвовала в экономическом росте по всей Европе за счет инвестиций в железную дорогу, уголь, металлургию и металлургию. Банковская группа продолжала расширяться после 1850-х годов и, в частности, заняла важное место в мировой торговле нефтью и цветными металлами. Но его предыдущему олигополистическому положению серьезно угрожали новые акционерные и коммерческие или депозитные банки как в Англии, так и во Франции, а также в немецких государствах.К последней четверти XIX века группа Ротшильдов уже не была первым банковским консорциумом. Другие группы в Европе и США стали сильнее, богаче и предприимчивее.

Тем не менее, два принципа, изложенные Майером Амшелем для деловых операций Ротшильдов (которые, по сути, стали семейной традицией) - проводить все операции совместно и никогда не стремиться к чрезмерной прибыли - помогли в значительной степени компенсировать неизбежное риски, связанные с передачей бизнеса будущим поколениям, не все члены которых обладают квалификацией для управления им.Амшель, Натан, Якоб, Саломон и Карл - основатели консорциума Ротшильдов - сами были одарены неравно: Натан и Якоб выделялись среди своих братьев силой своих личностей - особенно Натана, который был жестким, намеренно грубым и саркастичным. . Якоб, равный своему брату во всех этих вещах, обладал расслабляющей атмосферой некоторой утонченности в результате жизни в более изысканной атмосфере Парижа. У пяти учредителей, в свою очередь, были разные преемники. Например, если Альфонс в Париже (1827–1905) был достойным преемником своего отца, Якоб, его собственный сын Эдуард (1868–1949) не был такой сильной фигурой, как того требовало его положение.Но сын Эдуара (Гай [1909–2007]) и его двоюродные братья (Ален [1910–82] и Эли [1917–2007]) проявили исключительную адаптивность и амбиции, тем самым подтвердив постоянный элемент в истории группы на протяжении полутора веков. : замечательная способность использовать возможности и адаптироваться как в бизнесе, так и в политике. Последовательные поколения семьи Ротшильдов одинаково активно участвовали в международных финансах и политике.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Второе поколение

Отделяя косвенные от личных и индивидуальных аспектов гегемонии династии в 19 веке, необходимо отметить, что, хотя первая группа Ротшильдов прибыла в свои новые страны чужими, незнакомыми с языками и обычаями и подчиненными зависть и конкуренция местных банкиров, они выделялись на фоне окружающих яростным желанием занять место под солнцем. Ко второму поколению, когда сыновья пяти братьев-основателей (среди которых были Энтони и Лайонел Натан в Лондоне, а также Альфонс и Густав в Париже) вошли в бизнес, Ротшильды были отполированы и усовершенствованы, а также натурализованы и национализированы. точка слияния с руководящими позициями без потери каких-либо семейных атрибутов.Возможно, что образование молодых Ротшильдов и чрезвычайно мирское существование глав различных домов помогли создать эту настоящую мутацию. С другой стороны, Ротшильды влияли на национальную экономику и политику своих стран так же сильно, как и на самих себя. Альфонс, например, как глава международного банковского синдиката, который в 1871 и 1872 годах разместил два крупных французских займа, известных как освободительные займы после поражения Франции от Пруссии, мог без нескромности хвастаться тем, что его влияние поддерживало главу французского правительства. Адольф Тьер у власти.В то же время в 1875 году Лайонел в Лондоне (где он был членом Палаты общин с 1858 года) смог за несколько часов уведомить о 4 млн фунтов стерлингов, которые позволили британскому правительству стать главным управляющим. акционер компании Суэцкого канала. Очевидно, двое двоюродных братьев стали важными гражданами в своих странах.

Лайонел Натан де Ротшильд.

Британская энциклопедия, Inc.

Были частые браки между кузенами Ротшильдов, и браки, как правило, - за очень редкими исключениями - заключались с евреями.Несмотря на количество их потомков и сложность их генеалогического древа, Ротшильды, особенно в Вене и Париже в нацистский период, сохранили семейное единство, необходимое для того, чтобы пережить великие несчастья.

Ротшильды были удостоены большой чести. Пятеро сыновей Майера стали баронами Австрийской империи, один Ротшильд был первым евреем, вошедшим в британский парламент, а другой был первым, кто получил звание британского пэра. Глава британской ветви семьи всегда считался неофициальным главой британского еврейства.Члены британской и французской семей - единственные, кто все еще занимался банковской деятельностью после захвата нацистами австрийского дома - проявили себя как ученые и часто как филантропы. Барон Филипп де Ротшильд (1902–88) стал ведущим виноделом виноградника Мутон-Ротшильд. В 2003–2008 годах британский и французский дома были объединены, что ознаменовало воссоединение семейного бизнеса Ротшильдов впервые почти за два столетия.

Жан Бувье Редакторы Британской энциклопедии

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Барон Майер Амшель Де Ротшильд.Ротшильд, Mayer Amschel Vanity Fair Cartoon. 27 мая 1871 г. № 134. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК, № 85. «Победитель скачек»: очень хорошо, без привязки (1871)

В майларовом конверте, не содержащем кислоты. Лист слишком велик для валика сканера, поэтому здесь он воспроизводится по частям. il ne s'agit pas d'une воспроизводство современного. (Это не современная копия). Цветная литография Размер изображения: 31 х 19 см. Размер листа: 354 х 226 мм. Еженедельно с 1868 по 1914 год карикатуры Vanity Fair высмеивали и хвалили выдающихся викторианских и эдвардианских политиков, спортсменов, юристов и других «людей дня».Основатель и редактор Vanity Fair Томас Гибсон Боулз (1842–1922) предложил читателям узнать суету человеческого существования через прозу журналов и цветные карикатуры. Майер Амшель де Ротшильд (29 июня 1818 - 6 февраля 1874) из английского отделения из семьи Ротшильдов был четвертым и младшим сыном Натана Майера Ротшильда (1777–1836). Его звали Майер Амшель Ротшильд в честь своего деда, патриарха семьи Ротшильдов. В своей семье он был известен как «Маффи», он родился в Нью-Йорке. Корт, Лондон.После учебы в Лейпцигском университете и Гейдельбергском университете он стал первым членом своей семьи, получившим образование в английском университете, проводя время как в колледже Магдалины, так и в Тринити-колледже в Кембридже. Хотя он учился в различных семейных банковских домах в Европе, он так и не стал важной частью банковской империи. Он стал верховным шерифом Бакингемшира в 1847 году и был избран депутатом парламента от либеральной партии Хайта в 1859 году. Мать Майера Ханна (в девичестве Коэн) начала приобретение Ротшильдов в Бакингемшире.Считая своих сыновей нездоровыми, она начала покупать участки земли вокруг Эйлсбери в популярной охотничьей стране, где они могли заниматься спортом на свежем воздухе. К середине 19 века все трое ее сыновей владели большими поместьями и особняками в долине Эйлсбери: Лайонел де Ротшильд в Тринге; Энтони Натан де Ротшильд из Aston Clinton; и Майер в Ментморе. Там он построил башни Ментмор, самый роскошный из английских домов Ротшильдов того времени. За ними последовали и другие кузены: Фердинанд Джеймс фон Ротшильд в Уоддесдоне и Альфред де Ротшильд в Халтоне.Майер Ротшильд был заядлым наездником и охотником, несмотря на свое шестнадцатилетнее каменное тело, и был поклонником чистокровных скачек. Он основал конный завод в Крафтоне, Бакингемшир, и был членом Жокей-клуба. В 1871 году его лошади выиграли четыре из пяти «классических» скачек: Фавониус выиграл Эпсом-Дерби, а «Ханна» выиграла Эпсом-Оукс, 1000 гиней и Сент-Леже. В 1873 году барон Майер купил 36 гектаров земли в Эскотте, в двух милях от Ментмора. Это было дано его племяннику Леопольду де Ротшильду, который расширил существующий дом Аскоттов до нео-тюдоровской структуры, которая видна сегодня.У Майера де Ротшильда и его жены Джулианы (в девичестве Коэн) был один ребенок, дочь Ханна, впоследствии графиня Розбери. Она была его единственной наследницей, и через нее Башни Ментмор перешли к графу Роузбери, который занимал пост премьер-министра с 1894-1895 годов. Майер Амшель де Ротшильд умер в 1874 году и был похоронен на еврейском кладбище Виллесден на Биконсфилд-роуд, Уиллесден, Лондон. Инвентарный номер продавца № 006201

Задать вопрос продавцу

ДОПУСК БАРОНА МАЙЕРА АМШЕЛЯ ДЕ РОТШИЛЬДА.(Хансард, 16 февраля 1859 г.)

§ MR. НОВЫЙDEGATE

сказал, что он поднялся не для того, чтобы отложить рассмотрение Палаты, возражая против этого движения, но чтобы отметить крайние неудобства, которые постановление, предусмотренное Актом последней сессии, наложило на многих уважаемых. Члены. В соответствии с этим законом, если лицо, исповедующее еврейскую религию, было избрано любым округом в стране, он и его защитники имели полную свободу прийти в эту палату и выбрать свое собственное время для предложения резолюции, которая должна быть принята в соответствии с постановлением парламента. было подано в Палату по этому поводу, и это Постановление должно было иметь силу закона.Он жаловался на то, что в данном случае Палате не было направлено никакого уведомления о намерении предложить Резолюцию. Говоря это, у него не было никакого желания размышлять о поведении почтенного. Джентльмены, которые привели избранного джентльмена к столу в тот день, но пожелали отметить, что палата создает прецедент, который может постоянно застать их врасплох, поскольку он заверил их, что и он сам, и многие другие уважаемые люди . Члены до настоящего момента были полностью невежественны относительно курса, который предполагалось придерживаться в данном случае.Это серьезный вопрос, потому что, если они однажды создадут прецедент, приняв Резолюции, которые могут рассматриваться как имеющие природу привилегий, а также имеющие силу закона, могут возникнуть самые большие неудобства. Он хотел спросить, 461 для его собственной информации, имеет ли, по мнению спикера, действие этого постановления, принятого на основании парламентского акта, для! Только сессия или во время существования Парламента; или это было бессрочное обязательство, пока оно не было отменено? Он также хотел задать вопрос уважаемому человеку.Член лондонского (барон Лионель де Ротшильд) ли достопочтенный. Джентльмен, член Хита, носивший его имя, был подданным Великобритании по рождению, натурализации или иным образом?

Майер Ротшильд

Борьба за права евреев

В 1806 году Карл фон Дальберг стал правителем Франкфурта. Ротшильд предоставил ему ссуды, в отличие от других банков. Взамен он попросил Далберга распространить права полного гражданства на всех евреев. Дальберг предложил немедленно предоставить эти права Ротшильду, но ему нужно было больше времени, чтобы решить, что касается остальной части сообщества.Ротшильд отклонил это предложение, потому что он не считал себя более достойным, чем его единоверцы, и отказывался от приоритета. Лишь в 1811 году Ротшильду удалось добиться равных прав для евреев Франкфуртского гетто. Взамен они должны были заплатить Далбергу огромную сумму.

В конце 1806 года Наполеон приказал наложить эмбарго на английские товары, запретив всякую торговлю с Англией. Торговцы, такие как Ротшильды, стали мастерами контрабанды запрещенных товаров и заработали много денег, продавая дорогостоящую контрабанду.

Оказавшись в войне между Пруссией и Францией, Вильгельм покинул свой замок, чтобы жить в изгнании. Будерус продолжал служить посредником между ландграфом и Ротшильдом. Когда Вильгельм восстал против Вестфальского королевства, которым правил брат Наполеона Иероним, Будерус был арестован. Ротшильд и его сыновья, Саломон и Джейкоб, были помещены под домашний арест, а в их доме был произведен обыск. Они получили предварительное предупреждение об обыске и удалили или спрятали все компрометирующие.Ротшильда и его семью допрашивали почти неделю. Следствие закончилось тем, что начальник полиции потребовал и получил взятку. Ротшильд извлек важный урок из этого эпизода. Он решил больше не ограничивать свои услуги одним правителем.

Ротшильд и Будерус стали молчаливыми партнерами. Вскоре после этого Вильгельм разрешил Натану Ротшильду управлять своими английскими счетами. Натан купил английские акции на свое имя для Вильгельма, что значительно увеличило его кредитоспособность.Используя деньги Вильгельма, Натан спекулировал и получил большую прибыль.

В 1810 году Ротшильд реорганизовал свой бизнес, сделав своих взрослых сыновей полноправными партнерами, но сохранив за собой решающий голос. Имея слабое здоровье, он позволил своим сыновьям вести бизнес, а сам отдыхал и изучал английский язык.

В марте 1811 года Якоб Ротшильд поселился в Париже, где основал французское отделение семейного банковского бизнеса. Под носом у французов Якобу ловко удалось перевести английские деньги герцогу Веллингтону, который воевал с Наполеоном на континенте.

Несмотря на слабое здоровье, Майер Ротшильд был назначен членом Франкфуртской коллегии выборщиков, несмотря на возражения против включения еврея в этот орган. 19 сентября 1812 года Ротшильд умер во Франкфурте, оставив огромную бизнес-империю своим пятерым сыновьям.

В 1817 году австрийский император сделал сыновей Ротшильдов дворянами. Амшель, Якоб и Кальманн изменили свои имена на Ансельм, Джеймс и Карл. Ансельм возглавил Франкфуртский филиал компании. Натан остался в Лондоне, став самым успешным из сыновей Ротшильдов.Саломон поселился в Вене и руководил австрийским отделением фирмы. Карл переехал в Неаполь и стал придворным банкиром королевства Бурбонов. Джеймс очень хорошо учился в Париже.

Сегодня потомки управляют финансовой империей, охватывающей весь мир, с филиалами в Европе, Австралии, США, Канаде, Мексике, Рио-де-Жанейро, Токио, Гонконге и Сингапуре.

Натан Майер Ротшильд (1777 - 1836)

'(הלורד רוטשילד הראשון) (8 ובמבר 1840–31 רץ 1915), יה בנקאי ופוליטיקאי יהודי-ריטי, ת רוטשילד.היה החבר היהודי הראשון בבית הלורדים.

ורות חיים נולד בלונדון, ו של ליונל דה רוטשילד, יה היהודי הראשון שכיהן כחבר בית הנבחרים הבריטי. סבו, נתן מאיר רוטשילד, היה מייסד הענף ריטי של משפחת רוטשילד. נתן נולד ארבע שנים לאחר מותו ונקרא על שמו.

וא התחנך בטריניטי קולג ', קיימברידג', שם היה חבר של הנסיך מוויילס, (לימים המלך ג'ורג 'החמישי), יק את י יי

בשנת 1867 נישא לקרובת משפחתו, אמה לואיז פון רוטשילד (1844–1935), מהענף רמני של המשפחה.

במשך עשרות שנים עבד כשותף בסניף הלונדוני של הבנק המשפחתי 'נ"מ רוטשילד ובניו', ולאחר מותו של אביו ב -1879 היה לראש הבנק. במהלך כהונתו שמר על מעמדו הבכיר בהנפקת הלוואות לממשלות ארצות הברית, רוסיה ואוסטריה. מימן את החפירות של תעלת סואץ. הוא גם מימן גם את ססיל רודז בפעילותו באפריקה. לאחר מותו של רודז בשנת 1902, וא גם יהל ת וזה שלו וסייע רו ו ו וסייע רו

בשנת 1885 נבחר כחבר בבית הלורדים, ובכך נחשב בעצם ללורד רוטשילד האנגלי הראשון. היה החבר היהודי הראשון בבית הלורדים שלא התנצר לפני כן.[1] הוא גם נשא תואר "ברון" של האימפריה האוסטרית, שאותו ירש מאביו. בשנת 1838 אישרה המלכה ויקטוריה את השימוש בתואר אוסטרי זה ריטניה.

ין השנים 1865–1885 ישב בבית הנבחרים כחבר הפרלמנט מטעם המפלגה הליברלית, המייצג את המחוז איילסברי (Эйлсбери). יחד עם ר בני משפחתו, הצטרף רוטשילד למפלגה יברלית-יוניוניסטית שהוקמה בשנת 1886 על ידי ג'וזף צ'מברלין.

בשנת 1902 התמנה ליועץ המלך. היה ראש הקהילה היהודית בלונדון [2] ואיחד אותה תחת קורת גג אחת. הוא תמך בהגירה של גולים לבריטניה, אולם יחד עם זאת דרש להגביל אותה.

ת 1914, ר פרוץ מלחמת העולם הראשונה, ייעץ רוטשילד לשר האוצר דאז דייוויד לויד ג'ורג '. כשנשאל מה ניתן לעשות כדי לגייס עוד כסף למאמץ המלחמתי, ר רוטשילד: «הטל מיסים על העשירים והטל אותם בצורה ניכרת».

רוטשילד היה פילנתרופ ידוע. היה מעורב בייסודה של חברת "ארבע קומות", רת דירות שמטרתה הייתה לספק דיור הגון, בעיקר ליהודי השכונות ספיטלפיטצ וי ונות ספיטלפיטצ וי היה חבר בולט בתנועת "השולחן העגול", שנוסדה ב -1909.

בשנת 1902 ושבע כחבר במועצה המלכותית בארמון בקינגהאם והוכתר כ"אביר הצלב הגדול "במסדר הוויקטוריאני המלכותי.

. בעלה של אוולינה היה קלייב ברנס.

ת בשנת 1915 ונקבר בבית הקברות היהודי בווילסדן. https: //he.wikipedia.org/wiki/%D7%A0%D7%AA%D7%9F_%D7%A8%D7%95%D7%98 ...

Ханна Примроуз (де Ротшильд), графиня Розбери (1851 - 1890)

"Ханна Примроуз, графиня Розбери (27 июля 1851 - 19 ноября 1890) была дочерью Майера де Ротшильда и его жены Джулианы, урожденной Коэн.После смерти отца в 1874 году она стала самой богатой женщиной Британии. В последней четверти XIX века ее муж, пятый граф Роузбери, был одной из самых известных фигур в Великобритании, влиятельным миллионером и политиком, чье обаяние, остроумие, харизма и общественная популярность придавали ему такой авторитет, что он «почти затмил королевскую семью ". Тем не менее, его жена-еврейка, при жизни считавшаяся скучной, полноватой и лишенной красоты, остается загадочной фигурой, которую историки часто игнорируют и часто считают известной только тем, что она финансировала три амбиции своего мужа: жениться на наследнице, выиграть дерби в Эпсоме и стать премьер-министром (вторая и третья из этих, возможно, апокрифических амбиций были реализованы после ее смерти).По правде говоря, она была движущей силой и мотивацией своего мужа. Ее брак с аристократией, хотя в то время был спорным, дал ей социальный статус в антисемитском обществе, чего не могло быть ее огромное состояние. Впоследствии она стала политической хозяйкой и филантропом. Ее благотворительная деятельность была в основном в сфере общественного здравоохранения и делах, связанных с благополучием еврейских женщин из рабочего класса, живущих в бедных районах Лондона. Твердо помогая и поддерживая своего мужа на его пути к политическому величию, она внезапно умерла в 1890 году в возрасте 39 лет, оставив его, обезумевшего и лишенного поддержки, ради достижения политической судьбы, которую она замышляла.Его премьерство в Соединенном Королевстве было неудачным и продлилось всего год. Более тридцати лет после ее смерти он скитался по политическим пустыням, бесцельно и чрезвычайно эксцентрично, вплоть до своей собственной смерти в 1929 году ».

================================================= ====================

Ссылки:

http://en.wikipedia.org/wiki/Hannah_Primrose,_Countess_of_Rosebery

http://www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=6700

http: // www.geneall.net/U/per_page.php?id=124321

http: //histfam.familysearch.org/getperson.php? PersonID = I141770 & tree ...

http: //histfam.familysearch.org/getperson.php? PersonID = I86770 & tree = ...

http://jwa.org/encyclopedia/article/rothschild-hannah-de-countess-o ...

http://www.thepeerage.com/p1437.htm

================================================= ====================

Цитаты / Источники:

[S37] Чарльз Мосли, редактор, Burke's Peerage, Baronetage & Knightage, 107-е издание, 3 тома (Уилмингтон, Делавэр, U.S.A .: Burke's Peerage (Genealogical Books) Ltd, 2003), том 3, страницы 417, 3417 (?). Здесь и далее цитируется как «Пэрство и баронетизм Берка», 107-е издание.

[S37] Коллекция Морди.

[S168] Национальный биографический словарь.

[S452] # 21 Полное пэрство Англии, Шотландии, Ирландии, Великобритании и Соединенного Королевства, Сохранившееся, вымершее или бездействующее (1910), Кокейн, Джордж Эдвард (главный автор) и Викари Гиббс (добавленный автор), ( Новое издание, 13 томов в 14. Лондон: Св.Екатерина Пресс, 1910-), т. 3 шт. 53

Ранние Ротшильды заработали состояние

Wikimedia Commons Династия Ротшильдов, без сомнения, является пионером международных финансов.

Майер Амшель Ротшильд, первый из семьи, открывший банк, был отмечен журналом Forbes как седьмой по величине бизнесмен всех времен и изобретатель современного банковского дела, внедривший «такие концепции, как диверсификация, быстрое общение, конфиденциальность и высокий уровень доходов». объем."

Проще говоря, Майер понимал и был готов тратить деньги, чтобы заработать деньги.

Но стремительный рост семьи к богатству вызывал у них много враждебности на протяжении всей анналов истории.Быстрый поиск в Google «семьи Ротшильдов» раскрывает огромное количество теорий заговора, касающихся якобы отвратительных средств, используемых для достижения их состояния, широты их связей и их влияния на основные мировые события.

Честно говоря, многие элементы истории семьи достаточно тревожны, чтобы вызвать массовый интерес. Например, основной способ накопления богатства династии Майер состоял в том, чтобы установить политику сохранения близких друзей ... а семью еще ближе.

Но, как отмечает Уильям Лэнгли, возникает один вопрос:

Каким образом обреченная на удачу группа немецких уличных торговцев появилась, казалось бы, в мгновение ока, чтобы стать главными проводниками современного капитализма, обладателями огромной политической власти и, как историк Найл Фергюсон пишет об этом в Доме Ротшильдов , «Самая богатая семья в истории»?

Вот ответ; рассказ о том, как Майер и его сыновья основали международную банковскую династию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *