Разное

Монополия это в истории кратко: МОНОПОЛИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

05.04.1970

Содержание

МОНОПОЛИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

МОНОПОЛИЯ (от моно... и греч. πωλέω  - про­да­вать) - эко­но­ми­че­ская си­туа­ция (по­ло­же­ние), ко­гда про­из­во­ди­тель или про­да­вец по­став­ля­ет (вы­пус­ка­ет) на­столь­ко зна­чительную часть то­ва­ров или ус­луг оп­ре­де­лён­но­го ви­да, что это по­зво­ля­ет ему вли­ять на от­кло­не­ние цен на них от рав­но­вес­но­го уров­ня пу­тём ус­та­нов­ле­ния мо­но­поль­ных цен и из­вле­кать мо­но­поль­ную при­быль. Монополия мо­жет реа­ли­зо­вать­ся и как мо­но­по­лия по­ку­па­те­ля - в этом слу­чае она на­зы­ва­ет­ся мо­но­псо­ни­ей.

Экономическая монополия от­ли­ча­ет­ся от мо­но­по­лий, ос­но­ван­ных на вне­эко­но­мических пре­иму­ще­ст­вах (административных при­ви­ле­ги­ях, об­ла­да­нии уни­каль­ны­ми при­род­ны­ми ре­сур­са­ми и т. п.), тем, что её мо­но­поль­ные по­зи­ции на рын­ке фор­ми­ру­ют­ся на ос­но­ве дей­ст­вия эко­но­мических за­ко­нов. Она воз­ни­ка­ет в ус­ло­ви­ях ка­пи­та­ли­стической эко­но­ми­ки, ко­гда то­вар­ное (ры­ноч­ное) про­изводство на­чи­на­ет при­об­ре­тать круп­ные мас­шта­бы. Монополия фор­ми­ру­ет­ся пре­ж­де все­го на ба­зе дей­ст­вия тен­ден­ции кон­цен­тра­ции про­изводства и ка­пи­та­ла, ос­но­ван­ной на кон­ку­рент­ных пре­иму­ще­ст­вах, при­об­ре­тае­мых в си­лу эф­фек­та эко­но­мии от круп­но­го мас­шта­ба про­изводства. Кро­ме то­го, для ка­пи­та­листического хо­зяй­ст­ва ха­рак­тер­но на­ли­чие ес­те­ст­вен­ных мо­но­по­лий, ко­то­рые воз­ни­ка­ют в от­рас­лях, где мо­но­поль­ная ор­га­ни­за­ция про­изводства за­ве­до­мо эф­фек­тив­нее кон­ку­рент­ной.

Монополия не все­гда свя­за­на лишь с круп­ным про­изводством. Не­боль­шое про­изводство на ло­каль­ном рын­ке мо­жет так­же иг­рать мо­но­поль­ную роль, ес­ли для по­тре­би­те­лей ве­ли­ки из­держ­ки вы­хо­да на другие рын­ки или по­ис­ка то­ва­ров-за­ме­ни­те­лей. Крат­ко­вре­мен­но эф­фект монополии мо­жет воз­ни­кать и в про­изводстве срав­ни­тель­но не­боль­ших мас­шта­бов при ис­поль­зо­ва­нии здесь каких-либо уни­каль­ных пре­иму­ществ (напр., осо­бо эф­фек­тив­ных но­во­вве­де­ний, ос­вое­ния прин­ци­пи­аль­но но­вых про­дук­тов и т. п.). Од­на­ко по ме­ре ос­вое­ния та­ких пре­иму­ществ и другими пред­при­ни­ма­те­ля­ми монополии это­го ви­да раз­мы­ва­ет­ся и ис­че­за­ет.

Воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие монополий как мас­со­во­го яв­ле­ния от­но­сит­ся к концу XIX – началу XX веков. По­ми­мо промышленной монополии, воз­ни­ка­ли и бан­ков­ские, ко­то­рые на­ча­ли сра­щи­вать­ся с пер­вы­ми, что при­ве­ло к об­ра­зо­ва­нию фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла. Этим бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло дей­ст­вию тен­ден­ции пре­об­ла­да­ния фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла над про­мыш­лен­ным. Очень ско­ро об­на­ру­жи­лось, что монополии на­чи­на­ют ис­поль­зо­вать для ук­ре­п­ле­ния сво­ей мо­но­поль­ной вла­сти в эко­но­ми­ке не толь­ко эко­но­ми­че­ские, но и вне­эко­но­мические ме­то­ды, вклю­чая и воз­дей­ст­вие на государственный ап­па­рат, ме­то­ды пря­мой кор­руп­ции. Монополии стре­ми­лись пол­но­стью ис­клю­чить вся­кую кон­ку­рен­цию в от­рас­лях, в ко­то­рых они опе­ри­ро­ва­ли, вы­тес­няя сред­ний и мел­кий биз­нес. Это вы­зва­ло от­вет­ную ре­ак­цию - поя­ви­лось ан­ти­мо­но­поль­ное за­ко­но­да­тель­ст­во с це­лью государственной за­щи­ты кон­ку­рент­ных ус­ло­вий на рын­ках.

На­ли­чие ча­ст­ных монополий ста­ло ока­зы­вать де­фор­ми­рую­щее влия­ние на кон­ку­рент­ный ме­ха­низм под­дер­жа­ния сба­лан­си­ро­ван­но­сти ка­пи­та­ли­стической эко­но­ми­ки. Осо­бен­но силь­но их раз­ру­ши­тель­ное влия­ние про­яви­лось в пе­ри­од Ве­ли­кой де­прес­сии, что по­влек­ло за со­бой при­ме­не­ние ме­то­дов государственного ре­гу­ли­ро­ва­ния про­изводства, а впо­след­ст­вии и ого­су­дар­ст­вле­ние ря­да мо­но­по­лий. Так, по­сле Второй  ми­ро­вой вой­ны в ря­де ев­ропейских стран бы­ли на­цио­на­ли­зи­ро­ва­ны круп­ней­шие ме­тал­лур­ги­че­ские, уголь­ные, ма­ши­но­строи­тель­ные (в т. ч. ав­то­мо­биль­ные, авиа­ци­он­ные и про­из­во­дя­щие во­еннуютех­ни­ку и воо­ру­же­ние) пред­при­ятия - в Ве­ли­ко­бри­та­нии бы­ла на­цио­на­ли­зи­ро­ва­на уголь­ная от­расль, во Фран­ции - ав­то­мо­биль­ный за­вод «Ре­но» и т. д.

В по­сле­во­ен­ный пе­ри­од монополий в чис­том ви­де (ко­гда ры­нок за­хва­чен од­ним про­из­во­ди­те­лем или про­дав­цом на 100% или поч­ти на 100%) ста­ла до­воль­но ред­ким яв­ле­ни­ем. При этом си­туа­ция чис­той монополии вы­тес­не­на та­ки­ми слу­чая­ми, ко­гда мо­но­поль­ное по­ло­же­ние на рын­ке за­ни­ма­ет не од­на, а несколько фирм, что ста­ло ха­рак­те­ри­зо­вать­ся тер­ми­ном оли­го­по­лия. Од­на­ко, не­смот­ря на ан­ти­мо­но­поль­ное за­ко­но­да­тель­ст­во, монополии не ис­чез­ли, а в ря­де слу­ча­ев их су­ще­ст­во­ва­ние пря­мо опи­ра­ет­ся на под­держ­ку го­су­дар­ст­ва - как пра­ви­ло, в тех слу­ча­ях, ко­гда монополии по­зво­ля­ют за­хва­тить до­ми­ни­рую­щие или хо­тя бы влия­тель­ные по­зи­ции на ми­ро­вом рын­ке (так, в Рос­сии круп­ный гос. хол­динг Объ­е­ди­нён­ная авиа­строи­тель­ная кор­по­ра­ция соз­дан в ус­ло­ви­ях, ко­гда две ком­па­нии - «Бо­инг» и «Эр­бас ин­да­ст­рис» - кон­тро­ли­ру­ют около 90% ми­ро­во­го про­изводства даль­не­ма­ги­ст­раль­ных пас­са­жир­ских са­мо­лё­тов). Про­ме­жу­точ­ным ме­ж­ду чис­той монополией и оли­го­по­ли­ей яв­ля­ет­ся си­туа­ция до­ми­ни­ро­ва­ния на рын­ке, что так­же по­зво­ля­ет из­вле­кать мо­но­поль­ную при­быль. Российское ан­ти­мо­но­поль­ное за­ко­но­да­тель­ст­во от­но­сит к до­ми­ни­рую­щим ком­па­ни­ям та­кие, до­ля ко­то­рых на рын­ке пре­вы­ша­ет 35%.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Почему монополии выгодны обществу?! — Маркетинг на vc.ru

Тренд современной экономики — процесс глобализации: растут и без того крупные города, миллиардные компании уходят в недосягаемый отрыв от своих конкурентов, в большинстве развитых рынков до 90% всего оборота приходится лишь на несколько игроков, а на долю лишь 1% населения приходится 82% всех мировых богатств.

9261 просмотров

Так, уже никто в мире не представляет рынок напитков без продукции Coca-Cola и PepsiCo, ритейл без Walmart и Amazon, поисковые сервисы без Google и Yandex (в России), а компьютеры без Microsoft.

Как это происходит, и почему монополии могут быть выгодны конечному потребителю?

Этап 1: Запустить маховик

На первом этапе команда энтузиастов (с пониженной чувствительностью к рискам и стремлением изменить мир) выбирает ещё не сформировавшийся рынок и предлагает ему новую бизнес-модель и конкурентоспособное предложение. И если команда сделала всё правильно, компания начинает зарабатывать первую прибыль, показывать динамику роста выше средней по отрасли, и все свои ресурсы она инвестирует в дальнейшее развитие.

Есть семь основных направлений, в которые компании инвестируют для завоевания рынка и формирования неотыгрываемых преимуществ:

  • Качество продукта
  • Уровень сервиса
  • Команда
  • Эффективность продаж
  • Узнаваемость и лояльность к бренду
  • Системы управления
  • Автоматизация и работа с издержками

Что происходит дальше: итак конкурентоспособный продукт благодаря новым инвестициям начинает приобретать ещё больше положительных характеристик. Это даёт клиентам ещё больше стимулов приобретать этот продукт и рекомендовать его своим знакомым. Сверхприбыль компания инвестирует в развитие клиентского сервиса. Это резко повышает удовлетворенность клиентов, конверсию в продажи, длину жизненного цикла клиента в компании, готовность их к рекомендациям, что сильно повышает рентабельность маркетинга. Рост продаж открывает возможности для получения оптовых скидок и выгодных условий оплаты от поставщиков и других подрядчиков и партнёров. Всё это благотворно влияет на себестоимость продукта, поэтому компания может позволить себе снижать ценообразование для клиента, сохраняя целевой уровень маржинальности, что также приводит к ещё большему росту продаж, особенно на рынках с высокой эластичностью спроса по цене.

Наличие качественного продукта, успешной бизнес-модели и стабильно растущих финансовых результатов позволяет компании привлекать в команду сильных управленцев, маркетологов, проект-менеджеров и других узких специалистов, а также инвестировать в их обучение и развитие. Сильная, обученная, организованная и мотивированная команда на совершенно ином уровне работает над созданием и развитием продуктов компании, формирует более эффективные системы управления, более прогнозируемые системы продаж, значительно повышает отдачу на любой вложенный в систему рубль. Дополнительные доходы команда инвестирует в автоматизацию, что приводит к резкому сокращению издержек по основным операциям, более прогнозируемым результатам на всех уровнях и кратному росту производительности всей системы. Параллельно с этим компания инвестирует в узнаваемость и лояльность к бренду, и в результате 9 из 10 клиентов при выборе продукта интересуется предложением этой компании, а лучшие кадры включают компанию в список рассматриваемых при выборе работодателя; снижается процент отказников и текучесть персонала.

Маховик запущен. Бизнес и дальше повторяет цикл реинвестиций, постоянно повышает качество продукта и сервиса для клиента, эффективность продаж и систем управления, силу и компетентность команды, узнаваемость бренда и требования к автоматизации и работе с издержками.

Этап 2: Масштабировать успех

Итак, компания является лидером отрасли на локальном рынке, бизнес-модель показала свою эффективность: клиент получает продукт высокого качества с уникальными характеристиками и преимуществами, превосходный и своевременный сервис, и всё это по очень доступной цене в соотношении “цена/качество”. Все в выигрыше.

При этом уже отлажены основные бизнес-процессы, накоплены активы, команда квалифицирована и “заряжена”, поэтому руководство объявляет о старте географической экспансии. И если рынок в новых регионах также можно охарактеризовать как развивающийся, а не сформированный, и в нём отсутствуют крупные игроки (доля трёх лидеров меньше 45%), - то компания с её успешной бизнес-моделью в очень короткие сроки повторяет успех и выходит в лидеры в каждом новом регионе.

Каждый новый рынок - это уникальная конкурентная среда, уникальные кейсы и сложности. Система одновременно учится сразу на десятках разных рынков, получая колоссальный опыт решения уникальных задач. Так компания ещё быстрее развивает конкурентоспособность продукта и бизнес-модели, и каждый новый успешный опыт, полученный в регионах, компания масштабирует сразу по всей сети, тем самым резко увеличивая скорость обновления и развития.

При этом компания продолжает свои циклы реинвестиций. Более того, из-за роста маржинальности доля инвестиционного бюджета в структуре издержек растёт, что только увеличивает темпы развития компании и вероятность её успеха в будущем.

Этап 3: Уйти в отрыв

Большая федеральная сеть формирует в умах клиента совершенно иное отношение к бренду. Это уже не местная компания “на коленках”, а масштабный бренд, которому можно доверять. Это просто две принципиально разные категории компаний для клиента и партнёров. Это как “Премьер лига” - она не для всех, но все туда хотят.

Благодаря эффекту масштаба, большим финансовым резервам, особым условиям с партнёрами и доступу к органам власти, компания имеет возможность создавать уникальные торговые предложения для клиентов, которые просто недоступны компаниям из нижней и средней лиги. Для этого они используют четыре драйвера:

1 драйвер: концентрация ресурсов

Например, за счёт объёма накопленной аналитики, понимания клиентов и наличия финансовых фондов, компания может брать на себя огромные риски и давать клиентам различные гарантийные программы. Либо за счёт огромных оборотов и рычага влияния, компания может зайти в крупные кобренды с партнёрами и предложить совместный продукт, поделив издержки, но приумножив преимущества для клиента в части цены, качества, сервиса или условий приобретения. Не говоря уже про комплексные клиентские программы лояльности, которые создают полноценную инфраструктуру потребления с существенной финансовой выгодой для клиента и участников партнёрства.

2 драйвер: технологический рывок

Имея в распоряжении огромные инвестиционные бюджеты, компания может интегрировать дорогостоящие технологические разработки в свою бизнес-модель. Это может быть новейшая установка для производства, в результате которой в разы сокращается процент брака, что увеличивает качество продукта и снижает издержки на отбраковку. Или технологии искусственного интеллекта (ИИ), которые позволяют компаниям глубже понимать клиента, создавать для него очень сложные персонифицированные продукты, решения и подходы и совершенствовать его опыт взаимодействия с брендом.

3 драйвер: возможность ошибаться

Компании-лидеры не могут положиться на опыт конкурентов, просто копируя их разработки. Это, скорее, удел средних и нижних категорий - взять уже апробированное лучшее и реализовать у себя. Компании-лидеру, чтобы поддерживать темпы развития, необходимо постоянно внедрять инновации в свои решения, которых рынок ещё не встречал. А это зона высокой неопределенности и полного отсутствия гарантий на успех. Поэтому компании приходится тестировать большое количество разработок, отдавая себе отчёт в том, что успешными будет лишь какая-то часть. Но за счёт абсолютной новизны, эти разработки обеспечивают сверхдобавленную ценность для клиента, создают уникальные свойства продукта, двигают компанию и отрасль вперёд. Поэтому профит от их внедрения с лихвой перекрывает все издержки на провальные разработки.

4 драйвер: скупка компетенций

Конкуренция - двигатель инновации и экономики в целом. Поэтому в условиях свободного рынка могут появляться и другие успешные стартапы и продукты. Одна из практик - это не попытка бороться и конкурировать с развивающимся стартапом, а вместо этого договориться с ним о слиянии или покупке технологии. И тогда с помощью размеров бизнеса, эта технология может в кратчайшие сроки масштабироваться и сразу приносить пользу огромной массе потребителей по всей сети. А это принесёт профит компании и сократит издержки на преодоление конкуренции.

К этой категории относится, когда компания перекупает и забирает себе в штат лучшие умы, которые разрабатывали действительно сильные и конкурентоспособные предложения в других компаниях. И теперь эти умы работают на благо куда более широкого объема потребителей.

Деньги к деньгам — выгода к потребителю

Что мы имеем... Клиент получает действительно хорошее предложение, с целым рядом уникальных характеристик, которые постоянно развиваются, адаптируясь под растущие и изменяющиеся потребности рынка. Предложение дополняет высокий уровень сервиса, удобства каналов и способов приобретения, качество консультирования, послепродажное обслуживание, программа лояльности и различные гарантии на все случаи жизни. И всё это по разумной цене, которая устраивает рынок по соотношению “цена/качество”.

При этом устойчивость модели обеспечивает далеко не сам продукт, - его достаточно легко скопировать. Можно даже постараться воспроизвести сервис и вложиться в известность бренда. Но что действительно сложно скопировать, - так это силу и качество команды, корпоративный дух, навыки и компетенции тех, кто работает над созданием продукта, кто формирует сервис, кто совершает продажи и представляет компанию при работе с партнёрами и властью. Сложно скопировать модели управления, подходы к мотивации, личные качества руководителей компании и их способность зарядить команду на свершения, и почти невозможно воспроизвести весь путь и накопленный опыт компании, а также годами выстроенные отношения с клиентами.

Поэтому клиенты “голосуют рублём” за продукты этой компании, а её прибыль и успех - лишь отражение потребности клиентов в её предложении. А это выгодно всем: и клиентам, и владельцам бизнеса, и партнёрам, и даже государству и обществу в целом.

Естественные монополии России

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Под общ. ред. Ю.З. Саакяна

Москва: ИПЕМ, 2007. – 408 с.


Книга представляет комплексное исследование естественно-монопольного сектора России. Рассмотрены различные аспекты идентификации и деятельности естественных монополий (экономические, технологические, социальные, стратегические, правовые), значение естественных монополий для российской экономики, проблемы их регулирования, реформирования и развития. Отдельными томами представлены приложения в виде статистического и картографического материалов, касающихся развития естественных монополий России. Работа предназначена для широкого круга читателей, представителей научных кругов, руководителей предприятий промышленности, общественных организаций, органов государственной исполнительной и законодательной власти.

Оглавление

Раздел 1. Что такое естественные монополии

Глава 1.1. Понятие естественной монополии: трансформация подходов и методов

  • Традиционный подход к определению естественной монополии
  • Новые подходы к организации отраслевых рынков в естественно-монопольных отраслях

Глава 1.2. Естественные монополии в российском правовом поле

  • Неточность определения субъекта естественной монополии
  • Применяемые методы регулирования естественных монополий
  • Реестр субъектов естественных монополий и его недостатки
  • Государственное регулирование деятельности естественных монополий

Глава 1.3. Границы рынка в инфраструктурных отраслях экономики России

  • Естественная монополия как объект государственного регулирования
  • Методология выделения границ рынка
  • Экономические границы рынка
  • Технологические границы рынка
  • Социальные (общественные) границы рынка
  • Стратегические границы рынка
  • Идентификация границ рынка как методология государственного регулирования естественных монополий Всегда ли хороша конкуренция?

Глава 1.4. Монополии в исторических судьбах России

  • Появление и развитие монопольных субъектов в России
  • Железнодорожное строительство и связанные с ним монопольные объединения
  • Первые монопольные объединения в сфере ТЭК
  • Формы монополий в России на рубеже XIX и XX веков
  • Наиболее характерные формы монополий для различных отраслей
  • Особенности монополизации российской промышленности перед Первой мировой войной.
  • Система участий как начальная стадия холдингизации
  • Советский период в жизни естественных монополий

Раздел 2. Роль естественных монополий для России

Глава 2.1. Экономическая роль естественных монополий

  • Газовая отрасль: ОАО «Газпром»
  • Электроэнергетика: РАО «ЕЭС России»
  • Железнодорожный транспорт: ОАО «РЖД»

Глава 2.2. Социальная роль естественных монополий

  • Социальное значение основной деятельности субъектов естественных монополий
  • Социальная роль субъектов естественных монополий на региональном и муниципальном уровнях
  • Реализация принципов социального партнерства в естественных монополиях

Глава 2.3. Роль естественных монополий в обеспечении национальной безопасности и территориальной целостности государства

  • Обороноспособность страны
  • Энергетическая безопасность
  • Экономическая безопасность
  • Транспортная безопасность
  • Территориальная целостность страны

Глава 2.4. Роль естественных монополий в обеспечении геополитических интересов России

  • Взаимоотношения России и стран СНГ и Балтии Взаимоотношения России и стран ЕС
  • Взаимоотношения России и стран АТР Роль российских естественных монополий в формировании международных энергетических союзов

Глава 2.5. Мировые тенденции развития энергетики

  • Эволюция мирового потребления энергии: смена энергетических укладов
  • Качественная трансформация потребления энергии на современном этапе экономического развития

Раздел 3. Текущее состояние естественных монополий

Глава 3.1. Электроэнергетика 

  • Технологическая структура
  • Организационная структура
  • Топливный баланс
  • Состояние генерирующих мощностей
  • Состояние электросетевого хозяйства
  • Выработка и потребление электроэнергии
  • Выработка и потребление тепловой энергии
  • Экспорт и импорт электроэнергии
  • Вопросы экологии
  • Финансовое состояние отрасли
  • Ключевые проблемы

Глава 3.2. Газовая отрасль

  • Организационная структура
  • Состояние ресурсов и запасов газа в России
  • Состояние и ход геологоразведочных работ
  • Добыча газа
  • Транспортировка и хранение газа
  • Состояние газотранспортной инфраструктуры
  • Газораспределение и газификация
  • Внутреннее потребление газа в России
  • Особенности реализации газа на российском рынке
  • Экспорт российского природного газа
  • Инвестиции
  • Финансовое состояние
  • Ключевые проблемы

Глава 3.3. Нефтетрубопроводный транспорт 

  • Организационная структура
  • Производственные показатели
  • Доступ к инфраструктуре и тарифообразование
  • Состояние основных фондов
  • Финансовое состояние
  • Инвестиции
  • Ключевые проблемы

Глава 3.4. Железнодорожный транспорт

  • Организационная структура
  • Основные участники процесса перевозок
  • Производственные показатели
  • Экономические показатели
  • Состояние основных фондов
  • Ключевые проблемы

Раздел 4. Реформирование естественных монополий России

Глава 4.1. Реформа электроэнергетики 

  • Модели организации электроэнергетики
    • Вертикально-интегрированная компания
    • Модели конкурентного рынка
  • Реформа РАО «ЕЭС России»
    • Цели и задачи реформы
    • Модель реформирования электроэнергетики России
    • Основные этапы реформы
    • Риски реформирования электроэнергетики

Глава 4.2. Структурные преобразования в газовой отрасли 

  • Структурные преобразования ОАО «Газпром» и либерализация акций компании
  • Реформа механизмов газораспределения и реализации газа на внутреннем рынке
  • Совершенствование корпоративной структуры
  • Избавление от непрофильных активов
  • Диверсификация производственной деятельности
  • Перспективы структурных преобразований

Глава 4.3. Структурные преобразования нефтетрубопроводного транспорта

Глава 4.4. Структурная реформа железнодорожного транспорта

  • Предпосылки реформы
  • Программа структурной реформы
  • Ход реформ
  • Результаты реформ
  • Трудности реформирования
  • Перспективы и риски реформ

Глава 4.5. Анализ моделей реформирования российских естественных монополий

Раздел 5. Государственное регулирование деятельности естественных монополий

Глава 5.1. Необходимость государственного регулирования естественных монополий

  • Злоупотребление монопольным положением
  • Стратегическая значимость естественных монополий Социальная значимость естественных монополий
  • Политическая значимость естественных монополий

Глава 5.2. Цели и задачи государственного регулирования естественных монополий

Глава 5.3. Антимонопольное регулирование естественных монополий в России

  • Возбуждение и рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства
  • Согласование гражданско-правовых сделок с участием или в отношении субъектов естественных монополий
  • Обращение в арбитражный суд с исками и заявлениями о нарушении антимонопольного законодательства

Глава 5.4. Тарифное регулирование естественных монополий в России

  • Железнодорожный транспорт
  • Газовая отрасль
  • Электроэнергетика
  • Перекрестное субсидирование в естественных монополиях
  • Оценка необходимости повышения внутренних цен на услуги естественных монополий и возможных последствий для экономики России
  • Анализ перспектив тарифного регулирования естественных монополий в России

Глава 5.5. Прочие методы правового регулирования естественных монополий

  • Реформа технического регулирования
  • Особенности технического регулирования в естественных монополиях
  • Ответственность за нарушение государственной дисциплины цен
  • Лицензирование деятельности субъектов естественных монополий
  • Банкротство субъектов естественных монополий
  • Определение потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию естественными монополиями
  • Внешнеэкономическая деятельность субъектов естественных монополий

Глава 5.6. Мировой опыт регулирования деятельности естественных монополий в условиях их реформирования

  • Газовая отрасль
  • Железнодорожный транспорт

ЭлектроэнергетикаГлава 5.7. Контроль за деятельностью естественных монополий со стороны государства как собственника

  • Управление естественными монополиями как государственными компаниями
  • Конфликт интересов государства-регулятора и государства-собственника

Раздел 6. Российские естественные монополии — «локомотив» или «тормоз» национальной экономики?

Глава 6.1. Внутренние проблемы естественных монополий и их влияние на потребителей услуг естественных монополий

  • Износ основных фондов
  • Недостаток инвестиционных ресурсов
  • Изменение структуры спроса
  • Кадровые проблемы
  • Вопросы эффективности управления

Глава 6.2. Ограничения на российскую экономику со стороны естественных монополий

  • Ценовые ограничения экономического роста
  • Инфраструктурные ограничения в деятельности естественных монополий и их влияние на экономическое развитие России

Глава 6.3. Перспективы развития естественных монополий России

  • Газовая отрсль: ОАО «Газпром»
  • Электроэнергетика: РАО «ЕЭС России»
  • Железнодорожный транспорт: ОАО «РЖД»
  • Особенности планирования развития субъектов естественных монополий
  • Ресурсное обеспечение инвестиционных программ субъектов естественных монополий
  • Несоответствие между перспективными структурами производства и потребления продукции естественных монополий

Глава 6.4. Инвестиционные программы российских естественных монополий как стимул к резкому развитию смежных отраслей

  • Краткая характеристика инвестиционных программ естественных монополий
  • Снятие инфраструктурных ограничений экономического роста
  • Недостаток производственных мощностей в смежных отраслях
  • Состояние проектно-изыскательного комплекса
  • Состояние промышленности строительных материалов и строительно-монтажного комплекса
  • Кадровые проблемы смежных отраслей промышленности
  • Типовое проектирование — необходимость в условиях сжатых сроков
  • Системные проблемы привлечения инвестиций в развитие естественных монополий
  • Программы развития отраслей-поставщиков естественных монополий
  • Препятствия к увеличению производственных мощностей поставщиков и возможные пути их преодоления

Глава 6.5. И все-таки, «локомотив» или «тормоз»?

По вопросам приобретения книги обращайтесь по телефону +7 (495) 690-14-26 или по электронной почте [email protected].

«Сейчас их четырнадцать, останется восемь» – Газета Коммерсантъ № 56 (6536) от 01.04.2019

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) доработала и внесла в правительство обсуждавшийся более пяти лет законопроект, меняющий определение и регулирование госмонополий, которые власти считают естественными. В интервью “Ъ” заместитель главы ФАС Сергей Пузыревский рассказал, какие сферы лишатся этого статуса и почему это произойдет.

— Почему служба считает необходимым упразднить закон «О естественных монополиях»?

— Еще лет пять назад руководитель ФАС Игорь Артемьев указывал, что этот закон устарел и сдерживает развитие современной рыночной экономики. Мы предлагаем признать этот закон, принятый еще в 1995 году, утратившим силу. Положения, которые определяют понятие сферы естественной монополии и требования к субъектам естественной монополии, надо перенести в закон «О защите конкуренции», а вопросы ценового регулирования — в закон «Об основах регулирования тарифов». В итоге мы получим комплексную конструкцию регулирования этой системы, где закон о естественных монополиях является лишним.

Действующее сейчас определение естественных монополий позволяет, на мой взгляд, достаточно безгранично расширять круг сфер, которые можно относить к естественным монополиям. В нем есть определение раскрытия информации, общее положение о контроле, о согласовании сделок — по сути, это все. Естественная монополия сейчас имеет два метода регулирования. Первый — это ценовое регулирование, когда она устанавливает цену, второй — метод определения круга потребителей, которые подлежат обеспечению в приоритетном порядке в определенных сферах. Например, это больницы, стратегические объекты, которым нельзя отключать электричество.

Главный принцип, который декларируется в действующем законе, состоит в том, что запрещается сдерживать переход из естественного монопольного состояния в состояние конкуренции. Но на деле этот принцип не реализуется. Когда мы анализируем ситуацию на товарных рынках, то видим, что во многих сферах конкуренция развивается, однако закон все равно называет субъекты, которых, к примеру, на рынке пять, субъектами естественных монополий. Возникает экономический нонсенс.

— Такая ситуация фактически сложилась в портах.

— Именно. Мы видим, что в порту работают пять компаний-стивидоров, каждая из них является субъектом естественной монополии. Все понимают, что это неправда, но закон говорит, что это так. Когда выносится судебное решение в отношении одной компании, что она является субъектом естественной монополии, никаких вопросов нет. Но не в случае, когда их там пять. Поэтому сдерживающим фактором развития конкуренции выступает сам закон о естественных монополиях. Он блокирует возможность развития конкурентных рынков.

— Что предлагает ФАС?

— В нашем законопроекте дается новое определение естественной монополии, которым мы хотим закрыть возможность произвольного расширения сфер. Это состояние товарного рынка, при котором создание конкурентных условий для удовлетворения спроса на определенный вид услуг невозможно или экономически нецелесообразно в силу технологических особенностей производства предоставления этой услуги. То есть если вы оказываете услугу с использованием сетевого актива, то вы естественная монополия. В определении закладывается технологический фактор наличия сетевой инфраструктуры, с помощью которой оказывается услуга, он становится, по сути, главным.

Закон перечисляет такие сетевые активы: инфраструктура железнодорожного транспорта общего пользования, объекты электросетевого хозяйства, система магистральных нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, система магистральных газораспределительных трубопроводов, сети сооружения связи, объекты теплосетевого хозяйства, система централизованного газоснабжения и водоотвода — и все, на этом ставим точку.

С новым определением в статусе естественных монополий остаются только инфраструктурные сферы: передача нефти и нефтепродуктов, газа по трубопроводам, железнодорожные пути, вокзалы и так далее. Также остаются услуги общедоступной электросвязи, передача электроэнергии, теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение.

— На сколько сократится количество сфер естественных монополий?

— Сейчас их четырнадцать, останется восемь. Важен еще один фактор: даже наличие инфраструктуры не может являться основанием для отнесения к естественной монополии — при возможности оказания услуги иным способом, при взаимозаменяемости этой инфраструктуры. Например, проводная электросвязь. Сейчас стационарный телефон конкурирует с мобильной связью. Поэтому есть все основания сказать, что услуга связи является конкурентной и даже наличие инфраструктуры не основание, чтобы МГТС и «Ростелеком» оставались в сферах естественных монополий. Например, «Почта России» и «Атомфлот» перестанут быть естественными монополиями.

— В каких сферах будет сокращение?

— Порты, аэропорты, внутренние водные пути, ледовая проводка, захоронение радиоактивных отходов, услуги почтовой связи.

— Как будут регулироваться организации, потерявшие статус естественной монополии?

— Регуляторика, которая предусмотрена законом о естественных монополиях, прекращается, но автоматически ценовое регулирование сохраняется по правилам, которые действовали на момент вступления в силу закона до момента принятия нового решения правительства. То есть для сфер, потерявших статус естественных монополий, при отсутствии конкуренции будут работать те же самые правила, что и сейчас.

То есть у правительства появляется опция дерегулировать монополию в зависимости от того, какая там ситуация. Развивается конкуренция на рынке, значит, принимается решение о полном дерегулировании. Если в отдельных регионах есть конкуренция, а в других нет, правительство, соответственно, определит порядок введения и прекращения ценового регулирования. При этом компании не должны забывать, что у нас есть антимонопольный закон — установить монопольно высокую цену у них не получится.

Новый закон дает нам возможность сохранить правило недискриминационного доступа к услугам монополии. Кроме того, сделки при приобретении непрофильных активов уже не нужно будет согласовывать, действуют только общие правила экономконцентрации по антимонопольному законодательству. Если частный инвестор, то 223-ФЗ об особенностях закупок товаров не применяется. В целом это означает, что снижение регуляторной нагрузки на эти сферы потенциально является основанием для того, чтобы повысить их инвестиционную привлекательность. Появится больше возможностей для развития предпринимательской инициативы и прихода туда частных инвесторов. Это стратегическая задача.

— Сколько сейчас субъектов в реестре естественных монополий? Зачем он нужен и будет ли сохранен?

— Реестр субъектов естественных монополий, в котором сейчас 5854 организации,— это информационный ресурс. На него можно зайти и посмотреть, кто относится, а кто не относится к естественным монополиям. Ни сейчас, ни в нашем законопроекте у реестра нет большого правового значения. Но он удобен, например, для потребителей или для судей, когда рассматриваются дела в отношении естественных монополий. Мы дискутируем, нужен реестр или нет. Наверное, сохранить его нужно, но уточнив статус.

— Как вы оцениваете, когда реально сферы после дерегулирования станут рыночными?

— Это зависит от экономической ситуации, от того, насколько будет развиваться конкуренция — например, в тех же портах. Я думаю, что уже через два-три года в этой сфере мы увидим увеличение динамики развития конкуренции. В аэропортах — в зависимости от региона. Где-то развитие транспортной составляющей приведет к тому, что в крупных городах или в регионах, где большая плотность населения, конкуренция будет развиваться быстрее.

— Сами естественные монополии и менеджеры готовы к дерегулированию?

— Им нужно быть готовым к этому. Мы живем в рыночной экономике. Если мы будем за каждого принимать все рыночные решения, то у нас рыночной экономики не будет. Цифра госучастия в экономике в 70%, которую озвучивают многие эксперты и которую мы отразили в нашем докладе о состоянии конкуренции, выглядит устрашающе. Многие компании хотят скорейшего принятия нового закона и ждут его. Есть те, кто не понимает, что произойдет, просто против него. Потому что любое изменение для них — это неопределенность. Впрочем, после серии дискуссий они уже понимают, в какой системе координат находятся, и их наш законопроект устраивает.

— Разногласия с ведомствами по законопроекту сняты?

— С Минэкономики по этому тексту мы в консенсусе. С нашими коллегами из других федеральных органов власти определенные разногласия были урегулированы при доработке законопроекта, в том числе и в правительстве.

— В каком сейчас статусе законопроект?

— По итогам совещаний мы его усовершенствовали и направили в правительство.

— Когда закон вступит в силу?

— Реформа достаточно серьезная, дискуссия непростая, много раз мы обсуждали, в том числе в правительстве, основные концептуальные вопросы и положения. Мы надеемся, что закон будет принят до конца 2019 года, вступит в силу через полгода. Рассчитываем, что с середины 2020 года он заработает.

Интервью взяла Дарья Николаева


что известно всем… — OfficeLife

2

…и что известно намного меньше

Реальная история создания игры «Монополия» сильно отличается от того, что принято писать о ней в глянцевых бизнес-журналах, так любящих описывать «истории успеха».

В 1903 году некая Элизабет Мэги оформила патент на настольную игру The Landlord’s Game («Игра землевладельцев»). Основная цель игры — популяризация идей Американской рабочей партии (а точнее, взгляда партии на землю: «частная собственность на землю без государственного контроля — есть зло и причина всех бед»). По крайней мере игроки в настольную игру, созданную Мэги, должны были приходить к такому выводу.

The Landlord’s Game, 1906, фото: landlordsgame. info

После краха в США банков в 1929 году (это и было началом периода Великой депрессии) никому не известный продавец отопительного оборудования Чарльз Дэрроу потерял работу. В течение следующих нескольких лет он даже зарабатывал на жизнь выгулом собак.

Но все изменилось в 1933 году, когда он, незначительно изменив игру Мэги, зарегистрировал ее как игру собственного изобретения. Она и стала прототипом будущей «Монополии». Суть внесенных им изменений сводилась к тому, что он просто убрал политическую подоплеку. Фактически это был чистой воды плагиат. Кстати, это стало известно уже в наши дни, и даже привело к созданию игры «Анти-Монополия».

Чарльз обратился в 1934 году в компанию Parker Brothers, но игру отклонили по причине наличия «52 недостатков». Тогда, не потеряв веры в будущий шедевр настольных игр, он внес некоторые изменения и, изготовив 5000 копий игры, с успехом их продал в одном из универмагов Филадельфии. Настольная игра настолько пришлась по душе уставшим от депрессии американцам, что уже через год, в 1935 году, она стала самой продаваемой игрой в Америке.

Вскоре после этого историю игры переписали и поднесли общественности под другим «соусом»: дескать, Чарльз, как настоящий патриот, создал игру, чтобы помочь пережить депрессию простому американцу, постигая азы экономических отношений в игровой форме.

В чем Карл Маркс оказался прав - Экономика и бизнес

200 лет назад родился самый известный и амбициозный критик капитализма, немецкий философ и экономист Карл Маркс. ТАСС побеседовал с научным руководителем Института экономики РАН Русланом Гринбергом, чтобы понять, какие идеи автора "Капитала" прошли проверку временем, а какие так и остались утопией.

Значение и актуальность Маркса

Маркс поставил вопрос о движении общества в "царство свободы", из-за чего его прогнозы часто называют утопическими. Но ведь он всегда обращался к анализу сущности явлений, пытался вникнуть в фундаментальные закономерности общественного развития. Ему было важно исследовать глубинные противоречия социальных процессов: рождения и смерти, прогресса и регресса общественных систем.

Его анализ общества XIX века — это лучшее исследование анатомии тогдашнего капитализма, который ужаснул Маркса. Будучи гуманистом, он смотрел на зверский, "манчестерский" капитализм и видел эксплуатацию — мужчин, женщин, детей. Он исследовал, почему это происходит, как связаны производительные силы с производственными отношениями, — Маркс считал, что они находятся в конфликте друг с другом.

Сегодня, когда новые технологии диктуют новые механизмы управления, между производительными силами и производственными отношениями по-прежнему возникают противоречия, которые ведут к всевозможным конфликтам и даже революциям.

В чем Маркс был прав. Предсказания, которые сбылись

Монополии. Капитализм, не ограниченный какими-либо процессами регулирования, объективно ведет к концентрации производства и монополиям. А монополизация — это раковая опухоль любой экономики, и Маркс это четко подметил.

Финансовые спекуляции, которые могут вызвать и усугублять кризисы в экономике. Маркс предупреждал, что, если дать волю финансовому сектору, он порабощает реальную экономику, что мы и видим сегодня. На место формулы "деньги — товар — деньги" приходит формула "деньги — деньги". Недаром возникла шутка "инвестиция — это неудавшаяся спекуляция".

• Глобализация. Маркс жил во время, когда мир еще не был большой деревней. Но он уже тогда указывал, что мировой капитал станет править бал, а мировое хозяйство будет становиться все более однородным.

• Бюрократия, которая подминает государство. Мы видим сплошь и рядом, что общественные интересы искажаются, отодвигаются на второй план, если бюрократы не чувствуют над собой какого-то контроля.

• Роль науки. Маркс предвосхитил удивительную роль науки в развитии производства — ему принадлежат слова о превращении научного знания в "непосредственную производственную силу", что стало реальностью на рубеже XIX и XX веков.

Материальное неравенство и поляризация доходов. Маркс дает описание объективного процесса, когда концентрация богатства находится на одном полюсе и концентрация массовой нищеты — на другом. Некоторое улучшение этой ситуации произошло в XX веке. Социально-рыночные хозяйства и установка на благосостояние для всех привели к тому, что это неравенство было значительно ослаблено. В 1950-е и 1960-е годы уже можно было говорить про бесклассовое общество. В развитых странах Запада состоялась, в сущности, тихая социалистическая революция — врастание социализма в капитализм.

• Отчуждение труда, то есть оторванность человека от результатов его работы. Для Маркса как для поборника теории прогресса было важно, что царство свободы должно когда-то наступить. И надо сказать, что мы стремимся к этому: материальный мир в последнее время очень сильно продвинулся, человек стал богаче. Но, как писал Маркс, царство свободы наступит лишь тогда, когда будет преодолено "порабощающее человека разделение труда".

Сегодня из всех наемных рабочих лишь 15% довольны своей работой. Если вы начали работать шахтером, то велика вероятность, что вы так и проработаете шахтером всю оставшуюся жизнь, ведь вам надо зарабатывать деньги. Сегодня мы видим попытки это преодолеть — например, базовый безусловный доход, который в теории может позволить выйти из порочного круга. Все больше физического труда заменяется роботами и автоматизацией, с одной стороны, а с другой — растет производительность труда людей. И идея безусловного базового дохода открывает возможность пробовать себя в разных сферах жизни — находить те сферы, где, как писал Маркс, "труд становится первой жизненной потребностью". Может быть, это и есть что-то похожее на коммунизм.

В чем Маркс оказался неправ. Что не прошло проверку временем

Маркс верил, что clash (конфликт) пролетариата с буржуазией неизбежен. Но последующая победа социал-демократий, более ответственное поведение работодателей, мощные профсоюзы — все это сработало для смягчения ужасов капитализма, побудивших Маркса к его исследованиям.

Идеализация революций. Маркс был философом, который своей задачей видел изменить мир, а не просто его исследовать. История показала, что революции, как правило, заканчиваются плохо, их результаты никогда не соответствуют чаяниям людей.

Утопичность коммунизма и мировой революции. Для Маркса было очевидно, что перескакивать через фазы нельзя и построение коммунизма должно быть поэтапным процессом. Но и в России, и в Китае к власти пришли радикалы, которые восприняли его идеи в сильно извращенной форме. Ленин и Троцкий были уверены, что вскоре революцию подхватит остальной мир. Этого не произошло, а власть терять не хотелось, поэтому пришлось строить коммунизм в отдельно взятой стране. Этот эксперимент в значительной мере прошел с отрицательным знаком. Маркс удивился бы, если бы увидел сталинские репрессии под знаменем марксизма-ленинизма.

Записал Артур Громов

Адвокатская монополия или объединение профессии?

Вступление

Обсуждение вопроса о так называемой адвокатской монополии продолжается. Высказываются различные точки зрения по этому вопросу со стороны юристов. Как видится, единого представления и мнения об адвокатской монополии не существует: варианты ранжируются от введения адвокатской монополии на представительство в суде до запрета на ведение частной юридической практики лицами, не являющимися адвокатами.

Нужно отметить, что вопрос об адвокатской монополии тесно связан с иными вопросами реформы юридической профессии: правовые формы адвокатских образований, их налоговый режим, возможность трудоустройства адвокатов и другие. Вместе с тем, вопрос об адвокатской монополии, представляется, подлежит первоочередному разрешению.

Монополия на юридическую деятельность или адвокатская монополия: в чем разница?

В посте от 15 декабря 2015 мною сделан обзор регулирования юридической профессии в различных странах https://zakon.ru/blog/2015/12/19/regulirovanie_yuridicheskoj_professii_vyborochnyj_obzor_po_stranam  Вопрос о монополии на юридическую деятельность (обратите внимание – юридическую) в разных странах, которые были предметом моего исследования, решен по разному: от отсутствия монополии как таковой до необходимости быть квалифицированным юристом чтобы иметь возможность представлять интересы доверителей в суде или оказывать юридическую помощь.  

Для цели данного материала целесообразно отметить следующее:

  • Российское (ещё ранее – советское) законодательство рассматривает адвокатскую практику и работу юриста, трудоустроенного на предприятии (юрисконсульт), в качестве отдельных видов деятельности. Так, в части 3 статьи 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» перечислены виды юридической помощи, не являющиеся адвокатской деятельностью, включая юридическую помощь работников юридических служб юридических лиц.  На самом деле, адвокатская деятельность и работа сотрудника юридической службы предприятия требуют в ряде случаев различных профессиональных навыков.
  • Представляется, что в советское время именно адвокатура была аналогом того, что сейчас в международном понимании называется “частная юридическая практика” (private law practice): оказание юридической фирмой или отдельными лицами юридических услуг / помощи частным лицам и организациям.
  • Трудоустройство исключало (и исключает до настоящего времени) членство в адвокатуре. И наоборот. Адвокатура была и остаётся местом работы юристов, нежели только членством в  профессиональной ассоциации. Как известно, согласно части 6 статьи 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», «адвокат со дня присвоения статуса адвоката, либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в трехмесячный срок со дня наступления указанных обстоятельств”.
  • Вследствие реформ в России занятие частной юридической практикой стало доступно и лицам, не являющимся адвокатами, включая возможность представлять интересы клиентов в суде. Сформировались значительные и успешные юридические практики, не являющиеся адвокатскими.  Стоит отметить, что в силу части 3 статьи 1 вышеуказанного закона «не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая ...участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями”.

 

Эти факторы обусловили и сделали возможным существование двух разных корпусов юридической профессии: адвокатского и не-адвокатского. Оба корпуса занимаются ведением частной юридической практики (private law practice – в международном понимании, как выше было указано). Юристы для цели занятия частной юридической практикой, по факту, имели и имеют выбор: получить им статус адвоката или нет. Многие выбрали не получать. Почему? В том числе, в ряде случаев, представляется, потому, что это дает больше самостоятельности и нет подконтрольности адвокатским палатам. Значит, уровень и качество услуг таких юристов зависит от их персонального отношения к собственной практике, уровня личной добросовестности и исповедуемых ими стандартов в профессиональной деятельности.

В странах, затронутых в моем вышеуказанном обзоре (Португалия, Германия, Китай и другие), не наблюдается дуализма в юридической профессии, аналогичного тому что мы имеем в России. Неким исключением, представляется, является Англия. Однако, существование в Англии барристеров и солиситоров обусловлено их разными ролями в частной юридической практике. И даже там, границы между этими ролями начинают стираться и юристы обоих корпусов могут выполнять в ряде случаев подобную работу. Соответственно, в контексте этих стран можно ставить вопрос о монополии на частную юридическую деятельность, нежели об адвокатской монополии (в понимании, аналогичном российскому контексту). Говоря о наличии (отсутствии) монополии на юридическую деятельность, вопрос, по существу, стоит о том может ли лицо, не являющееся квалифицированным юристом (например, обыватель), оказывать юридическую помощь. Вопрос о том кто такой «квалифицированный юрист» выходит за пределы данной статьи, и я должен будут адресовать это в отдельном материале.

Дуализм в профессии: что с этим делать?

Теперь, возникает вопрос как быть и что делать когда по факту в стране существуют два юридических корпуса? Предложение о введении адвокатской монополии обосновывается необходимостью обеспечить надлежащее качество и стандарты при ведении юридической деятельности. В этом свете, конечно, вопрос об адвокатской монополии (и/или других ограничениях в отношении лиц, не являющихся адвокатами) является актуальным. Вместе с тем, в такой ситуации возникает вопрос о справедливости таких ограничений в отношении существующих юридических практик. Проблема усиливается если это успешная и добросовестная практика.

По моим наблюдениям, наиболее популярной тактикой юристов, не являющихся адвокатами, является активное обсуждение вопроса об адвокатской монополии и противодействие ее введению. Также, продвигается тема создания НКО юристов (я так понимаю, не являющихся адвокатами): смотрите, пожалуйста, пост Константина Дождева от 19 июня 2016 https://zakon.ru/discussion/2016/06/19/kak_nazvat_nko_yuristov_chastnoj_praktiki

Я персонально с уважением отношусь к различным позициям, и считаю очень важным в каждой из них найти рациональное зерно и применить его, как говорится, на благо. Вместе с тем, мне представляется важным поставить вопрос в плоскости, которую я считаю верной. А именно - объединение профессии. Если все юристы будут адвокатами, то вопрос об адвокатской монополии не будет стоять. Сейчас он проистекает из дуализма в профессии. Не будет дуализма, не будет противостояния. Потому, адвокатский и не-адвокатский корпуса представляется целесообразным объединить. Это должно стать центральной задачей. Приняв этот подход, нужно работать над вопросом как эти корпуса объединить. Трудность в поиске ответа на вопрос “как” не должна служить поводом к смене подхода. Вопрос объединения корпусов должен быть первым шагом, первой задачей которую нужно решить. После этого, можно (и нужно!) переходить к решению других актуальных вопросов.

Продолжение обсуждения темы адвокатской монополии, противостояние ее введению, представляется, не принесёт успех ее противникам. Это потому, что у адвокатов есть очень серьёзный (и, надо признать, правильный) аргумент: профессиональная деятельность подлежит регулированию и контролю. В затронутых мною странах юристы подчинены кодексу профессиональной этики или подобному своду правил, они придерживаются единых стандартов профессиональной юридической деятельности. Это направлено на обеспечение качества, высоких стандартов деятельностям регулируемых юристов. Это защищает интересы клиентов. Что может противопоставить этому не-адвокатский корпус? Вы же ведь не будете отрицать, что в силу значимости юридической профессии, юридическая деятельность должна вестись в русле определённых правил и подчиняться определенным стандартам?  

Очевидно, среди не-адвокатских юридических фирм и юристов очень много достойных и успешных практик. Однако, их успех и высокий стандарт зачастую объяснимы подходом к вещам их руководителей. Многие из моих знакомых приложили серьезные усилия чтобы привить признанные международные стандарты в своей работе.

Вместе с тем, именно адвокаты могут сказать, что их деятельность регулируется правилами и стандартами. Юристы, не являющиеся адвокатами, которые вместо вопроса объединения профессии предпочитают дискуссии о том насколько оправданна адвокатская монополия и ищут в этом сторонников, на самом деле (против своей воли, очевидно) работают на то, что эта самая адвокатская монополия будет введена.  Ведь разве что то убедительное противопоставлено необходимости регулировать юридическую практику?

Потому, конструктивным подходом будет объединение адвокатского и не-адвокатского корпусов. Предлагаю это признать и искать вопрос на ответ “как” (объединить). Именно такой подход представляется плодотворным для обоих корпусов: адвокатский корпус получает прилив свежих сил (придут новые грамотные юристы), не-адвокатский корпус принципиально решает проблему на какой базе ему вести частную юридическую практику.

История монополий США

Монополии пришли в Соединенные Штаты с колониальной администрацией. Крупномасштабные общественные работы, необходимые для того, чтобы Новый Свет стал гостеприимным для иммигрантов из Старого Света, требовали для их выполнения крупными компаниями.

Этим компаниям были предоставлены эксклюзивные контракты на эти работы колониальными администраторами. Даже после американской революции многие из этих колониальных владений все еще функционировали благодаря контрактам и земле, которыми они владели.

Монополия характеризуется отсутствием конкуренции, что может означать более высокие цены и низкое качество продукции. Однако огромная экономическая мощь монополий также имела положительные последствия для США.

Читайте дальше, чтобы познакомиться с некоторыми из наиболее известных монополий, их влиянием на экономику и реакцией правительства на их приход к власти.

Ключевые выводы

  • Монополии контролируют большую часть рыночной доли в своей отрасли или секторе, практически не имея конкуренции, которая, в зависимости от ситуации, может быть хорошей или плохой.
  • Последние великие американские монополии были созданы с разницей в столетие, а одна просуществовала более столетия.
  • Антимонопольный закон Шермана запрещал трасты и монополистические объединения, которые устанавливали «необоснованные» ограничения на межгосударственную и международную торговлю.
  • Глобализация и зрелость мировой экономики вызвали призывы к отмене антимонопольного законодательства.
  • В центре внимания современных монополий находятся интернет-компании, такие как Amazon, Facebook и Alphabet.
История монополий США

Молот Шермана

В ответ на большой общественный протест против злоупотреблений этими монополиями в области установления цен, в 1890 году был принят Антимонопольный закон Шермана. Этот закон запрещал трасты и монополистические объединения, которые устанавливали «необоснованные» ограничения на межгосударственную и международную торговлю. Этот акт стал молотком для правительства, дав ему возможность дробить крупные компании на более мелкие части в соответствии с их собственными потребностями.

Несмотря на принятие этого закона в 1890 году, в следующие 50 лет было сформировано множество внутренних монополий. Однако в тот же период антимонопольное законодательство использовалось для нападок на несколько монополий с разным успехом. Общая тенденция использования закона, по-видимому, заключалась в том, чтобы проводить различие между хорошими монополиями и плохими монополиями с точки зрения правительства.

Одним из примеров является International Harvester, которая производила дешевое сельскохозяйственное оборудование для преимущественно аграрной страны и поэтому считалась неприкасаемой, чтобы избиратели не взбунтовались.American Tobacco, с другой стороны, подозревалась в том, что она взимает более чем справедливую цену за сигареты - а затем рекламировалась как лекарство от всего, от астмы до менструальных спазмов - и, следовательно, стала жертвой гнева законодателей в 1907 году и была распущена в 1911 году. .

Преимущества монополии

Нефтяная промышленность была склонна к так называемой естественной монополии из-за редкости производимой в ней продукции. Джон Д. Рокфеллер, основатель и председатель Standard Oil, и его партнеры воспользовались как редкостью нефти, так и полученными от нее доходами, чтобы создать монополию без помощи банков.

Деловая практика и сомнительная тактика, которые Рокфеллер использовал для создания Standard Oil, заставили бы толпу Enron покраснеть, но готовый продукт не был настолько разрушительным для экономики или окружающей среды, как промышленность до того, как Рокфеллер монополизировал его.

Раньше, когда было много нефтяных компаний, конкурировавших за то, чтобы максимально использовать свои средства, компании часто закачивали отходы в реки или прямо на землю, вместо того, чтобы нести расходы на исследования надлежащего удаления.

Они также сокращают расходы за счет использования некачественных трубопроводов, подверженных утечкам. К тому времени, когда Standard Oil контролировала 90% добычи и распределения нефти в Соединенных Штатах, она научилась зарабатывать деньги даже на своих промышленных отходах, а вазелин был лишь одним из новых продуктов, которые она выпустила.

Преимущества наличия в стране такой монополии, как Standard Oil, были реализованы только после того, как была построена общенациональная инфраструктура, которая больше не зависела от поездов и их заведомо изменчивых затрат.

Размер Standard Oil позволял ей реализовывать проекты, о которых разрозненные компании никогда не могли договориться. В этом смысле он был так же полезен, как и регулируемые государством коммунальные предприятия, для превращения США в индустриальную страну.

Несмотря на окончательный распад Standard Oil в 1911 году, правительство осознало, что монополия может создать надежную инфраструктуру и предоставлять недорогие услуги более широкому кругу потребителей, чем конкурирующие фирмы, и этот урок повлиял на его решение разрешить монополии AT&T продолжаться до 1982 года.

Прибыль Standard Oil и щедрые дивиденды также побуждали инвесторов и, следовательно, рынок вкладывать средства в монополистические фирмы, предоставляя им средства для роста.

Ясно, что когда монополия может предоставлять организованные услуги, постоянно поставляя качественный продукт по разумной цене - особенно когда затраты на запуск могут быть астрономическими для новых компаний, - тогда стоит позволить монополии существовать, пока существует правительство. возможность каким-либо образом регулировать монополию для защиты потребителей.

Ограничения монополии

Эндрю Карнеги прошел долгий путь к созданию монополии в сталелитейной промышленности, когда Дж. П. Морган купил его сталелитейную компанию и превратил ее в U.S. Steel. Чудовищная корпорация, приближающаяся по размеру к Standard Oil, U.S. Steel на самом деле очень мало сделала с имеющимися ресурсами, что может указывать на ограничения, связанные с наличием только одного владельца с единым видением.

Корпорация пережила судебную тяжбу с Законом Шермана и продолжила лоббировать в правительстве защитные тарифы, чтобы помочь ей конкурировать на международном уровне, но она очень мало росла.

В то время US Steel контролировала около 60% производства стали, но конкурирующие компании были более голодными, более инновационными и более эффективными, имея свои 40% рынка. В конце концов, компания U.S. Steel застопорилась в инновациях, поскольку более мелкие компании съедали все большую и большую долю ее рынка.

Клейтон улучшает цель Шермана

После распада монополий на сахар, табак, масло и мясо, крупный бизнес не знал, куда обращаться, потому что не было четких указаний относительно того, что представляет собой монополистическая практика ведения бизнеса.

Основатели и руководство так называемых «плохих монополий» также были в ярости из-за того, что International Harvester придерживается принципа невмешательства. Они справедливо утверждали, что Закон Шермана не делает никаких поправок для конкретного бизнеса или продукта и что его исполнение должно быть универсальным, а не действовать как молния, поражая избранные предприятия по указанию правительства.

В ответ в 1914 году был принят Закон Клейтона. Он установил некоторые конкретные примеры практик, которые могли привлечь внимание Шермана.Среди них были взаимосвязанные должности директоров, связанные продажи и определенные слияния и поглощения, если они существенно снижали конкуренцию на рынке. За этим последовала череда других актов, требующих, чтобы компании консультировались с правительством до того, как произойдет какое-либо крупное слияние или поглощение.

Монополии, как правило, возникают в тот исторический момент, когда в обществе доминируют новые продукты или услуги, такие как нефть, телефонная связь, компьютерное программное обеспечение, а теперь и социальные сети.

Хотя эти нововведения действительно дали компаниям немного более ясное представление о том, чего не следует делать, они мало что сделали, чтобы обуздать случайность антимонопольных действий. Высшая лига бейсбола даже оказалась под следствием в 1920-х годах, но ускользнула, заявив, что это спорт, а не бизнес и, следовательно, не классифицируется как торговля между штатами.

Конец эры монополии?

Последние великие американские монополии были созданы с разницей в столетие, а одна просуществовала более столетия.Другие просуществовали очень недолго или продолжают работать до сих пор.

AT&T

AT&T Inc. (T), поддерживаемая государством монополия, была коммунальным предприятием, которое можно было бы рассматривать как принудительную монополию. Как и Standard Oil, монополия AT&T сделала отрасль более эффективной и была виновата не в фиксации цен, а в возможности фиксировать цены.

Распад AT&T тогдашним президентом Рональдом Рейганом в 1980-х годах привел к рождению «Baby Bells.«С того времени многие из Baby Bells начали сливаться и увеличиваться в размерах, чтобы обеспечить лучшее обслуживание на более широкой территории.

Весьма вероятно, что распад AT&T привел к резкому снижению качества обслуживания для многих клиентов - и, в некоторых случаях, к повышению цен, - но период урегулирования истек, и Baby Bells растут, чтобы найти естественный баланс на рынке, не звоня. снова вниз по молотку Шермана.

Microsoft

С другой стороны, Microsoft Corp. (MSFT) так и не распалась, хотя и проиграла дело.Дело против него было сосредоточено на том, злоупотребляла ли Microsoft своим положением, по сути, ненасильственной монополией. Со временем многие компании, в том числе Google, столкнулись с вызовом Microsoft из-за непрекращающейся враждебности ее операционных систем к программному обеспечению конкурентов.

Точно так же, как U.S. Steel не могла бесконечно доминировать на рынке из-за инновационной конкуренции на внутреннем и международном рынках, то же самое верно и для Microsoft. Непринудительная монополия существует только до тех пор, пока лояльность к бренду и апатия потребителей удерживают людей от поиска лучшей альтернативы.

Даже сейчас монополия Microsoft выглядит ослабленной, поскольку конкурирующие операционные системы набирают силу, а конкурирующее программное обеспечение, особенно программное обеспечение с открытым исходным кодом, угрожает бизнес-модели пакетов, на которой была построена Microsoft. В связи с этим рассмотрение антимонопольного дела кажется преждевременным и / или избыточным.

Facebook

В современном мире технологические компании - это новые влиятельные компании, и ни одна из них не уступает Facebook (FB), которую многие считают современной монополией.В декабре 2020 года Федеральная торговая комиссия (FTC) подала в суд на Facebook, утверждая, что она поддерживает свою монополию в социальных сетях за счет антиконкурентного поведения.

FTC утверждает, что Facebook добился этого путем приобретения Instagram и WhatsApp, двух крупнейших социальных сетей, а также путем наложения антиконкурентных условий на разработчиков программного обеспечения.

Пятью наиболее часто используемыми платформами социальных сетей в мире по состоянию на январь 2021 года являются Facebook, YouTube, WhatsApp, Facebook Messenger и Instagram.Facebook владеет четырьмя из пяти, или 80%. Это значительный контроль над тем, как передаются данные, как проводится реклама, и тот факт, что у потребителей очень мало других возможностей для использования. У Facebook действительно не так много конкурентов.

FTC призвала к разделу Facebook путем отделения WhatsApp и Instagram, но еще неизвестно, сможет ли правительство разделить Facebook.

Часто задаваемые вопросы о монополиях

Что такое монополия в бизнесе?

Монополия в бизнесе - это компания, которая доминирует в своем секторе или отрасли, что означает, что она контролирует большую часть рыночной доли своих товаров или услуг, практически не имеет конкурентов, а ее потребители не имеют реальных заменителей товаров или услуг, предоставляемых компанией. бизнес.

Что такое монополия в американской истории?

В истории Америки монополии были крупными компаниями, которые контролировали отрасль или сектор, в котором они находились, и имели возможность контролировать цены на товары и услуги, которые они предоставляли.

Многие монополии считались хорошими монополиями, поскольку они повышали эффективность некоторых рынков, не используя преимущества потребителей, в то время как другие считались плохими монополиями, поскольку они не приносили реальной выгоды рынку и вели неэтичный бизнес.

Какие примеры монополий?

Примеры монополий включают Standard Oil, Microsoft, AT&T и Facebook.

Почему монополии - это плохо?

Монополии плохи, потому что они контролируют рынок, на котором они ведут бизнес, а это означает, что у них нет конкурентов. Когда у компании нет конкурентов, потребителям ничего не остается, кроме как покупать у монополии.

Это означает, что монополия может устанавливать высокие цены, превышающие справедливые рыночные расценки, и производить товары низкого качества, тем самым увеличивая свою прибыль, зная, что потребителям все равно придется покупать их товары.Монополии также означают отсутствие инноваций, потому что нет стимула искать новые способы делать более качественные продукты.

Является ли Amazon монополистом?

Amazon (AMZN) считается монополистом, потому что он имеет значительный контроль над своими сторонними продавцами и поставщиками - если они хотят, чтобы их товары продавались, у них есть несколько вариантов, кроме как продавать их на платформе Amazon, где значительная часть розничного бизнеса сейчас ведется в мире.

Доля Amazon в U.S. розничные продажи через Интернет оцениваются в 40%, но считается, что эта цифра занижена и, точнее, считается равной 50%. Amazon считает этих сторонних продавцов конкурентами и поэтому практикует с ними антиконкурентное поведение для сохранения своего доминирования - и может это сделать, потому что у нее такая высокая доля на рынке.

Итог

Глобализация и зрелость мировой экономики вызвали призывы к отмене антимонопольного законодательства.В начале 1900-х на любого, кто предположил бы, что правительству не нужен молот, чтобы разбить большой бизнес, смотрели бы с подозрением, как на члена сумасшедшего маргинала или одного из крупных картелей Уолл-Стрит.

На протяжении многих лет эти призывы исходили от таких людей, как экономист Милтон Фридман, бывший председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен, а также от обычных потребителей. Если судить по истории правительства и бизнеса, то правительство с большей вероятностью увеличит диапазон и силу антимонопольного законодательства, чем откажется от такого полезного оружия.

Определение монополии

Что такое монополия?

Под монополией понимается ситуация, когда компания и предлагаемые ею продукты доминируют в каком-либо секторе или отрасли. Термин «монополия» часто используется для описания организации, которая полностью или почти полностью контролирует рынок.

Монополии могут возникать в результате крайнего рыночного капитализма, когда при отсутствии каких-либо ограничений или ограничений отдельная компания или группа становятся достаточно крупными, чтобы владеть всем или почти всем рынком (в том числе путем приобретения конкурентов) для определенного типа продукта или услуги.

С другой стороны, монополии также могут возникать и поддерживаться введенными государством барьерами для входа на рынок или нормативными актами, ограничивающими конкуренцию (например, в случае коммунальных предприятий).

Ключевые выводы

  • Под монополией понимается ситуация, когда компания и предлагаемые ею продукты доминируют в одном секторе или отрасли.
  • Монополии могут рассматриваться как крайний результат капитализма свободного рынка и часто используются для описания организации, которая полностью или почти полностью контролирует рынок.
  • Естественные монополии могут существовать, когда существуют высокие барьеры для входа; компания имеет патент на свою продукцию или ей разрешено правительством предоставлять основные услуги.

Понимание монополий

Монополия характеризуется отсутствием конкуренции, что может привести к высоким затратам для потребителей, некачественным продуктам и услугам и коррупционному поведению. Компания, которая доминирует в бизнес-секторе или отрасли, может использовать это доминирование в своих интересах и за счет других.Он может создавать искусственный дефицит, фиксировать цены и обходить естественные законы спроса и предложения. Это может препятствовать новым участникам в этой области и препятствовать экспериментам или разработке новых продуктов, в то время как публика, лишенная возможности выбора конкурента, находится в ее власти. Монополизированный рынок часто становится несправедливым, неравным и неэффективным.

По этой причине слияния и поглощения компаний одного бизнеса строго регулируются и исследуются. Фирмы обычно вынуждены продавать активы, если федеральные власти считают, что предлагаемое слияние или поглощение нарушит антимонопольное законодательство.Продажа активов позволяет конкурентам выходить на рынок с помощью этих активов, которые могут включать в себя основные средства (ОС) и клиентов.

Монополии обычно имеют несправедливое преимущество перед своими конкурентами, потому что они либо являются единственным поставщиком продукта, либо контролируют большую часть доли рынка или клиентов для своего продукта. Хотя монополии могут отличаться от отрасли к отрасли, они, как правило, обладают схожими характеристиками, в том числе:

  • Высокие барьеры входа : Конкуренты не могут выйти на рынок, и монополия может легко помешать своим конкурентам закрепиться в отрасли, приобретя ее.
  • Один продавец : На рынке есть только один продавец, то есть компания становится всей отраслью, которую она обслуживает.
  • Ценник : Компания, которая управляет монополией, определяет цену продукта, который она будет продавать, без какой-либо конкуренции, контролируя свои цены. В результате монополии могут повышать цены по своему желанию.
  • Эффект масштаба: Монополия часто может производить продукцию по более низким ценам, чем более мелкие компании. Например, монополии могут покупать огромное количество товарно-материальных запасов со скидкой за объем.В результате монополия может снизить цены настолько, что более мелкие конкуренты не смогут выжить. По сути, монополии могут участвовать в ценовых войнах из-за масштабов своих производственных и распределительных сетей, таких как складские и транспортные услуги, с которыми они могут справиться с меньшими затратами, чем их конкуренты.

Компания с чистой монополией означает, что компания является единственным продавцом на рынке и не имеет других близких аналогов. В течение многих лет корпорация Microsoft владела монополией на компьютерное программное обеспечение и операционные системы.Кроме того, при чистых монополиях (в отличие, например, от олигополий) существуют высокие барьеры для входа, такие как значительные затраты на запуск, которые не позволяют конкурентам выйти на рынок.

Когда в отрасли есть несколько продавцов с множеством аналогичных заменителей производимых товаров, а компании сохраняют некоторую власть на рынке, это называется монополистической конкуренцией. В этом сценарии в отрасли есть много предприятий, предлагающих аналогичные продукты или услуги, но их предложения не являются идеальной заменой.В некоторых случаях это может привести к дуополии.

В монополистической конкурентной отрасли барьеры для входа и выхода, как правило, невысоки, и компании пытаются дифференцировать себя за счет снижения цен и маркетинговых усилий. Однако, поскольку продукты, предлагаемые различными конкурентами, очень похожи, потребителям трудно сказать, какой продукт лучше. Некоторые примеры монополистической конкуренции включают розничные магазины, рестораны и парикмахерские.

Естественная монополия

Естественная монополия может развиться, когда компания становится монополией из-за высоких фиксированных или начальных затрат в ее отрасли.Кроме того, естественные монополии могут возникать в отраслях, требующих уникального сырья или технологий, или это специализированная отрасль, в которой только одна компания может удовлетворить потребности клиентов отрасли.

Компании, у которых есть патенты на свои продукты, которые не позволяют конкурентам разрабатывать один и тот же продукт в определенной области, могут обладать естественной монополией. Патенты позволяют компании получать прибыль в течение нескольких лет, не опасаясь конкуренции, что помогает окупить вложения, а также высокие затраты на запуск и исследования и разработки (НИОКР), которые понесла компания.Фармацевтическим или фармацевтическим компаниям часто разрешают патенты и естественную монополию на продвижение инноваций и исследований.

Также существуют государственные монополии, созданные правительствами для предоставления основных услуг и товаров, такие как Почтовая служба США (хотя, конечно, USPS имеет меньшую монополию на доставку почты с момента появления частных перевозчиков, таких как United Parcel Service и FedEx. ).

В коммунальном хозяйстве процветают естественные или разрешенные государством монополии.Обычно существует только одна крупная (частная) компания, поставляющая энергию или воду в регион или муниципалитет. Монополия разрешена, потому что эти поставщики несут большие затраты на производство электроэнергии или воды и обеспечение этих предметов первой необходимости каждому местному домохозяйству и бизнесу, и считается более эффективным наличие единственного поставщика этих услуг.

Представьте, как бы выглядел район, если бы его обслуживали несколько компаний. Улицы будут заполнены опорами и электрическими проводами, поскольку разные компании будут соревноваться в поиске клиентов, подключая свои линии электропередач к домам.Хотя естественные монополии разрешены в коммунальном хозяйстве, компромисс заключается в том, что государство жестко регулирует и контролирует эти компании. Нормативные акты могут контролировать тарифы, взимаемые коммунальными предприятиями со своих клиентов, и сроки повышения тарифов.

Антимонопольное законодательство

Антимонопольные законы и правила вводятся в действие, чтобы препятствовать монополистическим операциям - защищать потребителей, запрещать методы, ограничивающие торговлю, и обеспечивать, чтобы рынок оставался открытым и конкурентоспособным.

В 1890 году Антимонопольный закон Шермана стал первым законодательным актом, принятым Конгрессом США для ограничения монополий. Антимонопольный закон Шермана получил решительную поддержку в Конгрессе, где он принял Сенат 51 голосом против 1 и единогласно принял Палату представителей 242-0.

В 1914 году были приняты еще две части антимонопольного законодательства, призванные помочь защитить потребителей и предотвратить монополию. Антимонопольный закон Клейтона создал новые правила для слияний и корпоративных директоров, а также перечислил конкретные примеры практики, которая нарушала бы Антимонопольный закон Шермана.Закон о Федеральной торговой комиссии создал Федеральную торговую комиссию (FTC), которая устанавливает стандарты деловой практики и обеспечивает соблюдение двух антимонопольных законов, вместе с Антимонопольным отделом Министерства юстиции США.

Законы призваны сохранить конкуренцию и позволить небольшим компаниям выйти на рынок, а не просто подавить сильные компании.

Ликвидация монополий

Антимонопольный закон Шермана с годами разделил крупные компании, в том числе Standard Oil Company и American Tobacco Company.

В 1994 году правительство США обвинило Microsoft в использовании своей значительной доли на рынке операционных систем для персональных компьютеров для предотвращения конкуренции и сохранения монополии. В жалобе, поданной 15 июля 1994 г., говорилось:

Соединенные Штаты Америки, действуя под руководством Генерального прокурора Соединенных Штатов, возбуждают этот гражданский иск, чтобы помешать и удержать ответчик Microsoft Corporation от использования исключающих и антиконкурентных контрактов для продажи программного обеспечения операционной системы своего персонального компьютера.Посредством этих контрактов Microsoft незаконно сохранила свою монополию на операционные системы для персональных компьютеров и ведет необоснованно ограниченную торговлю.


В 1998 году федеральный окружной судья постановил, что Microsoft должна быть разделена на две технологические компании, но позже это решение было отменено по апелляции вышестоящим судом. Спорный результат заключался в том, что, несмотря на некоторые изменения, Microsoft была свободна поддерживать свою операционную систему, разработку приложений и методы маркетинга.

Самым заметным распадом монополии в истории США стал распад AT&T. После того, как гигантская телекоммуникационная компания в течение десятилетий имела возможность контролировать телефонную связь страны в качестве монополии, поддерживаемой государством, она столкнулась с проблемой антимонопольного законодательства. В 1982 году, после восьмилетнего судебного разбирательства, AT&T пришлось продать 22 местных биржевых сервисных компании, и с тех пор она была вынуждена несколько раз распродать активы или разделить единицы.

Часто задаваемые вопросы

Какие общие характеристики монополий?

Хотя монополии могут отличаться от отрасли к отрасли, они имеют схожие характеристики.Существуют высокие барьеры для входа, при которых конкуренты не могут войти на рынок. На рынке есть только один продавец, а это означает, что компания становится всей отраслью, которую она обслуживает. Компания, которая управляет монополией, определяет цену продукта, которую будет продавать, без какой-либо конкуренции, контролируя свои цены, что означает, что они могут повышать цены по своему желанию. Наконец, у монополий есть эффект масштаба, который позволяет им снижать цены до уровней, недоступных для более мелких конкурентов.

Что такое естественная монополия?

Как правило, естественная монополия существует из-за высоких затрат на запуск или значительной экономии за счет масштабов ведения бизнеса в конкретной отрасли, что может привести к значительным препятствиям для входа на рынок для потенциальных конкурентов.Компания с естественной монополией может быть единственным поставщиком продукта или услуги в отрасли или географическом местоположении. Естественные монополии могут возникать в отраслях, для работы которых требуются уникальные сырьевые материалы, технологии или аналогичные факторы. Естественные монополии также могут возникать, когда одна фирма намного эффективнее, чем несколько фирм, в предоставлении товаров или услуг на рынок.

Почему монополии несправедливы?

Монополия характеризуется отсутствием конкуренции, что может привести к высоким затратам для потребителей, некачественным продуктам и услугам и коррупционному поведению.Компания, которая доминирует в бизнес-секторе или отрасли, может использовать это доминирование в своих интересах и за счет других. Он может создавать искусственный дефицит, фиксировать цены и обходить естественные законы спроса и предложения. Это может препятствовать новым участникам в этой области и препятствовать экспериментам или разработке новых продуктов, в то время как публика, лишенная возможности выбора конкурента, находится в ее власти.

Какие антимонопольные законы существуют для разрушения монополий?

Антимонопольные законы и правила принимаются, чтобы препятствовать монополистическим операциям - защищать потребителей, запрещать методы, ограничивающие торговлю, и обеспечивать, чтобы рынок оставался открытым и конкурентоспособным.В 1890 году Антимонопольный закон Шермана стал первым законодательным актом, принятым Конгрессом США для ограничения монополий. В 1914 году были приняты еще две части антимонопольного законодательства, призванные помочь защитить потребителей и предотвратить монополию.

Антимонопольный закон Клейтона создал новые правила для слияний и корпоративных директоров, а также перечислил конкретные примеры практики, которая нарушала бы Антимонопольный закон Шермана. Закон о Федеральной торговой комиссии создал Федеральную торговую комиссию (FTC), которая устанавливает стандарты деловой практики и обеспечивает соблюдение двух антимонопольных законов, вместе с Антимонопольным отделом Министерства юстиции США.

Истоки монополии: факты, мифы, мелочи

1900-е | 5 ноября 2019 г.

Деньги на доске "Монополия". Источник: (Фото Линн Кэмерон / PA Images via Getty Images)

Monopoly - одна из самых любимых настольных игр Америки, которой наслаждаются подражатели магнатов, будущих магнатов и семьи во время ночных игр по всему миру.Он существует уже почти столетие, но как бы маловероятно это ни казалось для этого полезного времяпрепровождения, остается окутанным спорами . Давайте посмотрим на происхождение этой любимой настольной игры, а также на культурное влияние, которое она оказала.

Чарльз Дэрроу утверждал, что создал «Монополию» и продал игру Parker Brothers. Источник: (theatlantic.com)

История превращения из грязи в богатство

На протяжении десятилетий история «Монополии» была посвящена тому, как Чарльз Дэрроу развлекал свою бедную семью во время Великой депрессии выброшенным клочком клеенки и мечтой об альтернативной вселенной, в которой они могли стать богатыми.Как гласит история, Дэрроу в конце концов продал свою игру Parker Brothers, и его мечта стала реальностью. Его история была настолько вдохновляющей, потому что это была история старой доброй американской изобретательности и решимости. Была только одна загвоздка: это неправда.

Лиззи Мэги была настоящим изобретателем игры, которая изначально называлась The Landlord's Game. Источник: (theniic.org)

Антимонопольная игра Лиззи Мэги

В 1904 году, задолго до Чарльза Дэрроу и Великой депрессии, женщина по имени Элизабет «Лиззи» Мэги была очень занята.В то время Мэги работала машинисткой и стенографисткой в ​​правительстве США, но она также писала стихи и рассказы, появлялась в местных театральных постановках и даже изобрела и запатентовала устройство, которое модифицировало пишущие машинки для работы с бумагой различных размеров. В том же году она запатентовала собственную настольную игру под названием The Landlord's Game. Игроки путешествовали по квадратному игровому полю, в углу которого даже есть место «Отправляйся в тюрьму», скупая недвижимость и собирая арендную плату.

Magie была решительным противником монополий.Источник: (sutori.com)

Инструмент против зла монополий

По иронии судьбы, игра Лиззи Мэги была посвящена злу монополий. В то время, когда она создавала игру, общественное мнение о монополиях в бизнесе и их влиянии на экономику было не совсем положительным. Первый закон, принятый для предотвращения образования монополий, Антимонопольный закон Шермана, был принят всего десятью годами ранее и изменился ранее, и Мэги была его большим сторонником. Фактически, она сказала репортеру в 1906 году, что «в скором времени, я надеюсь, очень скоро, мужчины и женщины обнаружат, что они бедны, потому что Карнеги и Рокфеллер, возможно, имеют больше, чем они знают, что с ними делать.”

Magie's The Landlord's Game. Источник: (nytimes.com)

Двойные правила Мэги

Игра арендодателей содержала два набора правил - один для монополиста и один для антимонополиста, но цель каждого набора правил была одна и та же: к проиллюстрировать опасности накопление огромного богатства за счет других. В тексте обоих сводов правил Мэджи активно выступала против монополий - даже настолько, что люди начали называть игру «Монополия».

Названия собственности - это настоящие названия улиц в Атлантик-Сити. Источник: (monopoly.fandom.com)

The Landlord's Game была региональным хитом

Нью-Йоркская издательская компания продавала The Landlord Game по всему восточному побережью, часто изменяя доску, чтобы отразить конкретные города. К 1930-м годам большинство версий игры было основано на Атлантик-Сити, с местами, названными в честь местных улиц, таких как Park Place и Boardwalk. Это была версия игры, которую Дэрроу продал компании Parker Brothers, утверждая, что это его собственное творение.

Сегодня победителем монополии становится монополист, а не антимонополист. Источник: (nytimes.com)

Magie Protests

Когда Parker Brothers выпустили «Монополию», Лиззи Мэги начала протест, предложив свой патент на The Landlord's Game, а также доски и правила для ранней игры, чтобы доказать, что она владеет концепцией. Какое-то время ей приписывали частичную заслугу в его создании, но американская публика любит хорошую историю , так что она была вынуждена разделить эту честь с Дэрроу, хотя его единственная реальная претензия на славу заключалась в том, чтобы быть лжец мирового уровня.В конце концов Мэги продала свой патент на The Landlord's Game компании Parker Brothers за 500 долларов, утешая себя мыслью, что ее настольная игра, по крайней мере, информирует общественность об экономическом неравенстве. Это тоже не сработало. Сегодня игра ведется с целью, чтобы один игрок владел всем имуществом, в результате чего другие обанкротились. Сегодня монополисты - в выигрыше.

Есть даже чемпионаты мира по монополиям. Источник: (abc.net.au)

Монополия, феномен поп-культуры

Компания Parker Brothers продала более 278 000 игр Monopoly за первый год, что в шесть раз больше в следующем году, и эти цифры остаются высокими.Настольная игра является неотъемлемой частью обеденных столов и появлялась во многих телешоу и фильмах, в том числе «Клан Сопрано» и «Пролетая над гнездом кукушки» . Не волнуйтесь, если ситуация накаляется, когда ваша семья играет в «Монополию». Есть горячая линия , чтобы помочь уладить споры.

Собирайте игровые фишки, чтобы побеждать в игре «Монополия Макдональдс». (ozzyman.com)

McDonald's принимает участие в акции «Монополия»

«Монополия» стала такой знаковой частью Америки к 1987 году, что McDonald's приобрела права на использование ее товарных знаков для создания своей собственной игры.Это было намного проще, чем настольная игра: посетители просто снимали игровые фишки с чашек или пищевых оберток, чтобы либо выиграть мгновенные призы, либо собрать игровые фишки. Однако игра «Монополия Макдоналдс» подверглась критике , потому что выигрышные фигуры были чрезвычайно редкими, что делало почти невозможным выиграть более крупные призы. Игра также была названа антиканадской. Казалось, что некоторые ключевые элементы игры вообще не распространялись в Канаде , что гарантировало победу американцу.Игра McDonald's Monopoly продолжала разноситься скандалами до начала 2000-х годов, когда было обнаружено, что человек, работавший в маркетинговой компании, которая управляла игрой, украл ключевые элементы игры и нанял других, чтобы сдать их за призовые деньги, из которых он взял большой процент.

«Монополия» получила три новых игровых фишки в 2017 году. Источник: (townandcountrymag.com)

Встряхивая игру

В 2017 году компания Hasbro, которая в настоящее время владеет настольной игрой «Монополия», объявила о модернизации своих знаковых жетонов.Они посчитали, что жетоны ботинка, наперстка и тачки устарели, поэтому эти три жетона были заменены на резиновую утку, пингвина и тираннозавра по результатам онлайн-опроса. В опросе было подано более 4,3 миллиона голосов, что доказывает популярность и долговечность игры для всех, кто сомневается в этом.

Теги: игры | изобретения

Нравится? Поделиться с друзьями!


Карен Харрис

Писатель

Карен оставила академический мир, бросив работу профессора колледжа, чтобы писать на полную ставку.Она проводит дни со своим мужем-пожарным и четырьмя дочерьми на ферме, где живут разные животные, в том числе коза по имени Аттикус, индейка по имени Соус и курица по имени Чикалетта.


«Изобретатель монополии: прогрессивный, не прошедший проверку»

«Монополисты: одержимость, ярость и скандал за самой любимой настольной игрой в мире» Мэри Пилон, которая будет опубликована в этом месяце Bloomsbury.Credit...Сонни Фигероа / The New York Times

«Это практическая демонстрация существующей системы захвата земель со всеми ее обычными результатами и последствиями», - сказала Мэги о своей игре в выпуске «Единого налога» за 1902 год. «Это вполне можно было бы назвать« Игрой жизни », поскольку она содержит в себе все элементы успеха и неудач в реальном мире, а цель такая же, как и у всего человечества, то есть накопление богатство."

На каком-то уровне Лиззи понимала, что игра предоставляет контекст - в конце концов, это была просто игра, - в которой игроки могут наброситься на друзей и семью так, как они часто не могут в повседневной жизни.Она понимала силу драмы и возможность брать на себя роли, выходящие за рамки повседневной идентичности. Ее игра распространилась, став народным фаворитом среди левой интеллигенции, особенно на Северо-Востоке. В нее играли в нескольких университетских городках, включая то, что тогда называлось Уортонской школой финансов и экономики, Гарвардским университетом и Колумбийским университетом. Квакеры, основавшие общину в Атлантик-Сити, приняли эту игру и добавили свои кварталы на доску.

Это была версия этой игры, которую Чарльз Дэрроу обучил друг, в которую играл и в конце концов продал компании Parker Brothers.Версия этой игры содержала основу игры Мэги, но также были внесены изменения, внесенные квакерами, чтобы облегчить игру. В дополнение к объектам, названным в честь улиц Атлантик-Сити, на доске были добавлены фиксированные цены. В своих попытках захватить полный контроль над «Монополией» и другими подобными играми компания заключила сделку с Мэги на покупку ее патента на игру Landlord’s Game и еще двух ее игровых идей вскоре после заключения сделки с Дэрроу.

В письме Джорджу Паркеру Мэги выразила большие надежды на будущее ее Landlord’s Game в Parker Brothers и на перспективу публикации еще двух игр вместе с компанией.Тем не менее, нет никаких свидетельств того, что Parker Brothers разделяет этот оптимизм, равно как и компания - или Дэрроу - не могли знать, что «Монополия» станет не просто хитом, а постоянным бестселлером на протяжении многих поколений.

Представители Hasbro не ответили на запрос о комментарии.

Имя Мэги как изобретателя «Монополии» было раскрыто случайно. В 1973 году Ральф Анспах, профессор экономики, начал десятилетнюю судебную тяжбу против Parker Brothers за создание своей антимонопольной игры.В ходе расследования он обнаружил патенты Мэги и корни народных игр «Монополии». Он был поглощен тем, что говорил правду о том, что он называет «монопольной ложью».

В показаниях по этому делу Роберт Бартон, президент Parker Brothers, курировавший сделку с Monopoly, назвал игру Мэги «совершенно бесполезной» и сказал, что Parker Brothers опубликовали небольшой тираж ее игр «просто для того, чтобы сделать ее счастливой».

Монополия - это воровство | Журнал Harper's

Игроки за столом 25 сначала боролись за выбор пешек.Дуг Херольд, оценщик недвижимости сорока четырех лет, остановился на машине. Игрок напротив него, ИТ-рекрутер с акульими глазами по имени Билли, выбрал корабль и сделал глоток из банки Coors. Кроссовку забрал бородатый адвокат по делу о токсикологическом правонарушении по имени Эрик, который периодически отвлекался от игры на BlackBerry, чтобы «получить от этого оплачиваемые часы». Собака была взята рыхлым компьютерным техником по имени Тревис, который приехал из Кантона, штат Огайо, в качестве «доброго дела», чтобы помочь Национальному фонду почек, спонсору 25 -го ежегодного турнира по корпоративной монополии , который проводится каждый год. в холле U.S. Steel Tower в центре Питтсбурга. На мероприятии, которое привлекло 112 игроков, разделенных на двадцать восемь столов по четыре, был талисман Питтсбург Стилерс, Стили МакБим, который прыгал по вестибюлю, ворча и хрипя с гигантской балкой из пенопласта под мышкой; три судьи в нашивках со свистками на шее; и сонного человека, одетого в длинную судейскую мантию и несущего двухфутовый дубовый молоток, который на самом деле был судьей гражданского суда округа Аллегейни, жертвуя свое время, «чтобы убедиться, что эти люди соблюдают правила».”

Накануне вечером я разговаривал с Дугом, который выиграл турнир в прошлом году, о его стратегии победы. «Ну, в прошлом году мне удалось получить Boardwalk и Park Place, а затем все приземлились на них», - объяснил он, объясняя свой успех глупой удачей. «Что вам нужно сделать, - сказал он, - это как можно скорее получить монополию, любую монополию». Я спросил его, знает ли он секретную историю игры. Он признался, что нет.

Официальная история Monopoly, рассказанная Hasbro, владеющей брендом, гласит, что настольная игра была изобретена в 1933 году безработным мастером по ремонту паровых радиаторов и по совместительству собачником из Филадельфии по имени Чарльз Дарроу.Дэрроу придумал то, что он описал как игру о торговле недвижимостью, названия которой были взяты из Атлантик-Сити, курортного городка, где он проводил лето в детстве. Запатентованная в 1935 году Дэрроу и корпоративным производителем игр Parker Brothers, Monopoly продала чуть более 2 миллионов копий за первые два года производства, что сделало Дэрроу богатым человеком и, вероятно, спасло Parker Brothers от банкротства. В дальнейшем она стала самой продаваемой настольной игрой в мире. По крайней мере, 1 миллиард человек в 111 странах, говорящих на 43 языках, играл в нее, и на сегодняшний день произведено около 6 миллиардов маленьких теплиц.Правления монополий были созданы на улицах почти всех крупных американских городов; они были связаны с финансистами (Berkshire Hathaway Monopoly), спортивными командами (Chicago Bears Monopoly), телешоу ( The Simpsons, Monopoly), автомобилями (Corvette Monopoly) и сельскохозяйственным оборудованием (John Deere Monopoly).

Однако истинное происхождение игры не упоминается в официальной литературе. За три десятилетия до патента Дэрроу, в 1903 году, актриса из Мэриленда по имени Лиззи Мэги создала прото-монополию в качестве инструмента для преподавания философии Генри Джорджа, писателя девятнадцатого века, который популяризировал идею о том, что ни один человек не может претендовать на «владение» " земля.В своей книге Прогресс и бедность (1879) Джордж назвал частную собственность на землю «ошибочным и деструктивным принципом» и утверждал, что землей следует владеть совместно, а члены общества должны действовать коллективно как «общий землевладелец».

The Landlord’s Game, 1906. Изображение любезно предоставлено Томасом Э. Форсайтом. Особая благодарность Форсайту (landlordsgame.info) за его помощь с изображениями досок.

Мэги назвала свое изобретение игрой домовладельца, и когда она была выпущена в 1906 году, она выглядела удивительно похожей на то, что мы знаем сегодня как «Монополия».На каждой стороне квадратной доски имелась непрерывная дорожка; трек был разделен на блоки, каждый из которых был отмечен названием собственности, его покупной ценой и стоимостью аренды. Игра велась с использованием кубиков и наличных денег, а игроки перемещали пешки по дорожке. У него были железные дороги и коммунальные услуги - система освещения Soakum, троллейбус Slambang - и «налог на роскошь» в размере 75 долларов. В нем также были карты шансов с цитатами, приписываемые Томасу Джефферсону («Земля принадлежит в узуфрукте живым»), Джону Раскину («Со всех сторон начинают спрашивать, как владельцы земли стали ею владеть») и Эндрю Карнеги («Самым большим изумлением в моей жизни было открытие, что человек, выполняющий работу, не тот, кто становится богатым»).Самыми дорогими объектами для покупки и самыми прибыльными владениями были Бродвей, Пятая авеню и Уолл-стрит в Нью-Йорке. Вместо монополии «Вперед!» была коробка с надписью «Труд на Матери-Земле дает заработную плату». Главное развлечение в Landlord Game было таким же, как и в «Монополии»: конкуренты должны были быть обременены долгами и в конечном итоге доведены до финансового разорения, и только один человек, сверхмонополист, в конце концов выстоял бы. Однако игроки могли проголосовать за то, что официально не разрешено в «Монополии»: сотрудничать.Согласно этому альтернативному набору правил, они будут платить арендную плату за землю не владельцу собственности, а в общий котел - рента эффективно социализировалась, так что, как позже писала Мэги, «процветание достигается».

Почти тридцать лет после того, как Мэги вылепила свою первую доску на старом куске прессованного дерева, в игру «Арендодатель» играли в различных формах и под разными названиями - «Монополия», «Финансы», «Аукцион». Он был особенно популярен среди квакерских общин Атлантик-Сити и Филадельфии, а также среди профессоров экономики и студентов университетов, интересовавшихся социализмом.Свободно распространяемая как изобретение в общественном достоянии, такая же часть культурного достояния, как шахматы или шашки, The Landlord’s Game, по сути, была собственностью любого, кто научился в нее играть.

Тысячи турниров «Монополия» проводятся в Соединенных Штатах каждый год: турниры графств, школьные турниры, церковные турниры, корпоративные турниры, турниры в подвалах, в залах заседаний, в столовых, в публичных библиотеках и в Интернете. Каждые четыре или пять лет проводятся крупные турниры с участием судей - U.S. Championship и World Championship - спонсируются Hasbro, которая раздает победителям каждого банка банки по 20 580 долларов. Я пропустил крупные турниры - оба в последний раз проводились в 2009 году - и вместо этого попал в холл U.S. Steel. Я подумал, что это место было подходящим, поскольку корпорация была детищем супермонополистов Эндрю Карнеги и Дж. П. Моргана, который послужил источником вдохновения для маскота Monopoly в цилиндре, монокле и хвосте, богатого дядюшки Пеннибэгса.

Ведущий призвал вестибюль к порядку, крикнув в микрофон: «У вас есть девяносто минут.Давай поиграем в "Монополию"! " Сразу же люди за столом 25 начали бросать кости и лихорадочно скупать недвижимость, окружая доску. Дуг зацепился за Пасифик-авеню (дорогое вложение в 300 долларов), два желтых участка и несколько домов в трущобах. В портфель Тревиса входили две железные дороги и Марвин Гарденс, самая дорогая недвижимость в желтой группе. Билли держал шикарный Boardwalk (400 долларов). Эрику достались Теннесси-авеню и Сент-Джеймс-плейс (по 180 долларов). Эти последние объекты недвижимости, наиболее востребованные конкурентами, являются относительно дешевыми и часто приобретаются вместе с другими объектами недвижимости, расположенными непосредственно за тюрьмой, где, скорее всего, игроки проведут много времени.

На шестнадцатой минуте матча Дуг предложил Билли обмен. («Склонность к перевозке грузов, бартеру и обмену одной вещи на другую, - пишет Адам Смит в книге « Богатство народов », », «присуща всем людям, и ее нельзя было найти ни у одной другой расы животных»). уже становится дефицитным, и по мере того, как земли становится дефицитом в Монополии, как и в реальном мире, ее рыночная стоимость повышается, часто превышая ее номинальную стоимость. «Это, - сказал Дуг, показывая один из своих желтых документов, - за это, - указывая на один из поступков Билли в трущобах, - плюс триста долларов».”

Билли не впечатлил. «Нет, ты дашь мне триста баксов».

«Дать вам триста баксов?»

«Деньги - король!»

Это, в свою очередь, вдохновило Тревиса и Эрика начать торговлю, а Билли и Дуг вмешались, чтобы прервать переговоры, когда их собственные интересы оказались под угрозой. Стол стал громким. Стороны предлагали, предлагали встречные предложения, отклоняли все предложения, подслащивали первоначальные предложения, отклоняли подслащенные сделки с большим апломбом.Дуг тяжело вздохнул. «Мы просто собираемся обойти доску вокруг доски, - сказал он, - и собрать наши небольшие деньги».

"Это должно иметь смысл для меня", - сказал Тревис.

«Этот парень хочет мое левое яичко», - ответил Дуг.

В рамках открытого заговора Билли затем сказал Эрику, что если они совершат сделку и в результате каждый получит монополию, они разделят «бесплатную поездку» - рента не будет взиматься - когда они перейдут на монополии друг друга : по сути, коррумпированная дуополия, нацеленная на Дуга и Тревиса.

Дуг пожал плечами, пока Эрик обдумывал сделку, но Тревис был ошеломлен. «Вы не можете этого сделать - это против правил».

«Правила!» сказал Билли. «Я назначу свою цену».

«Фигня!»

“Ref!”

Судья, свистнув на шее, поспешил - судья с молотком исчез - чтобы решить вопрос, пока игроки рявкали друг на друга. «Ты не можешь этого сделать», - сказал он наконец.

За несколько недель до турнира я разговаривал с Ричардом Мариначчо, игроком сборной 2009 года.С. чемпион национальной монополии. «Игроки-монополисты за кухонным столом» - то есть большинство людей - «думают, что вся игра - это накопление», - сказал он. «Вы знаете, зарабатывая много денег. Но настоящая цель - как можно быстрее обанкротить ваших оппонентов. Иметь достаточно, чтобы у всех ничего не было ». С этой точки зрения, монополия - это не высвобождение творческих способностей и инноваций среди множества конкурирующих сторон, а также не открытие рынков и расширение торговли или создание богатства за счет упорного труда и просвещенного личного интереса, добродетели, которые Адам Смит считал невидимыми руками, которые могут создать динамичное и процветающее общество.Речь идет о закрытии рынка. Все, что нужно сделать игрокам, - это сесть на свою землю и ждать, пока лохи бросят кости.

Смит описал таких ищущих ренты монополистов, которые в его время были типичными землевладельцами Англии, как великих паразитов в капиталистическом порядке. Они избегали производительного труда, ничего не вводили новшества, ничего не создавали - земля уже была там - и заработали много денег, обескровливая тех, кто должен был платить ренту. Начальная фаза конкуренции в «Монополии», фаза свободной торговли, которая оказывается самой захватывающей частью игры, на самом деле заключается в прекращении свободной торговли и прекращении конкуренции, чтобы заменить ее погоней за рентой.

Генри Джордж не получил экономического образования. В шестнадцать лет он уехал из своей родной Филадельфии мачтой на грузовом судне Hindoo, направляясь в Австралию и Индию, где он наблюдал, как команда угрожает мятежом из-за своих ужасных условий труда. К двадцати годам, переехав в Калифорнию, он работал подмастерьем печатника, весовщиком риса и бродягой на ферме. Вскоре Джордж женился и разорился, попал в волну безработицы на Западном побережье, а к зиме 1865 года его беременная жена голодала.«Не прекращайте мыть ребенка», - сказал доктор Джорджу после рождения сына в январе. "Покорми его." Бедность обратила его внимание на экономику, на вопрос о том, почему бедность разрастается в стране с обильными ресурсами. Экономика обратила его к газетам, где, как он думал, ему могут заплатить за свои идеи. В конце концов, журналистика привела его к жизни в Нью-Йорке.

Что озадачило Джорджа, так это то, что где бы он ни видел возникновение передовых средств производства в Соединенных Штатах, где бы ни создавалась промышленность и где накапливался капитал, можно было найти больше бедных людей, и в более отчаянных условиях.Для него это был ошеломляющий парадокс. «Это загадка, которую Сфинкс Судьбы ставит перед нашей цивилизацией, и на которую не ответить - значит быть уничтоженной», - писал Джордж. «Пока все увеличивающееся богатство, которое приносит современный прогресс, идет только на создание огромных состояний. . . прогресс нереален и не может быть постоянным ». В 1879 году он опубликовал прославившую его книгу Прогресс и бедность: исследование причин промышленных депрессий и роста нужды с увеличением богатства - средство правовой защиты , в которой был дан исчерпывающий ответ на загадку: земельная монополия был причиной того, что прогресс привел к еще большей бедности.По мере развития американской цивилизации, когда население росло и скапливалось в городах и вокруг них, земли становилось мало, цены росли, и большинство, кому приходилось жить и работать на земле, платили эти цены меньшинству, владеющему ею. Результатом стало арендное рабство для трудящихся классов. «Чтобы увидеть людей в самом жалком, самом беспомощном и безнадежном состоянии, - писал Джордж, - вы должны идти, а не в неогороженные прерии и бревенчатые хижины на новых полянах в глуши, где человек в одиночку начинает борьбу с природа и земля еще ничего не стоят, но для больших городов, где владение небольшим участком земли - состояние.”

Из этих маленьких пятен, в первую очередь в Нью-Йорке, возникли династии американских нуворишей: Асторы, Бикманы, Фиппсы, Стуйвесанты, Рузвельты, а позже - Тишманы, Рудины, Розы, Минскоффы, Дерсты и братья Фишер и Тиш. По словам Джорджа, изъятие ценных земельных активов в частных руках было само по себе продуктом системы собственности, «столь же искусственной и необоснованной, как божественное право королей». «Исторически, как и этически, - писал он, - частная собственность на землю - это грабеж.. . . Повсюду она зародилась в войне и завоеваниях ». Фактически, это был первородный грех западной цивилизации:

.

В Калифорнии наши земельные титулы восходят к верховному правительству Мексики, которое отняло у испанского короля, который отнял у папы, когда он росчерком пера разделил еще не открытые земли между испанцами или португальцами - или если пожалуйста, они покоятся на завоевании. В восточных штатах они возвращаются к договорам с индейцами и дарам английских королей; в Луизиане правительству Франции; во Флориде правительству Испании; в то время как в Англии они восходят к норманнским завоевателям.Везде не к праву, которое обязывает, а к силе, которая принуждает.

Джордж отметил, что многие древние племена не признавали права собственности на землю; собственностью соплеменника были лук и стрелы, которые он построил своими руками, а не земля, на которой он охотился. Такое право также не признавалось законами Ветхого Завета, в которых земля «рассматривалась как дар Творца своим обычным созданиям». В конце концов, Моисей учредил юбилей, в соответствии с которым земля перераспределялась каждые пятьдесят лет, а долги за землю аннулировались - традиция закончилась римским правлением.Везде, где Джордж просматривал анналы докапиталистического мира, он видел «борьбу между этой идеей равных прав на землю и тенденцией монополизировать ее в индивидуальном владении».

К девятнадцатому веку, однако, «суеверие» «абсолютной индивидуальной собственности на землю», представленное сложным набором санкционированных государством актов и титулов, стало основополагающим для американской правовой системы. «Его нельзя раздавить - да и не должно быть», - сказал Джордж. Он считал, что захват земель и национализация приведут к тирании.«Пусть люди, которые сейчас владеют им, по-прежнему сохраняют, если они хотят, владение тем, что им нравится называть своей землей ». Джордж не отказывался от права покупать и продавать собственность или завещать землю своим потомкам. Вместо этого он утверждал, что общество могло бы оставить землевладельцам «оболочку» их владений, если бы оно могло «забрать ядро». Как писал Джордж: « Нет необходимости конфисковывать землю; надо только арендную плату конфисковать . . . . Таким образом, государство может стать универсальным землевладельцем, не называя себя так.”

Аренда была ключевым моментом. В соответствии с классической экономической теорией времен Адама Смита Джордж определял ренту как нетрудовой доход владельцев, получаемый от растущей стоимости земли, то есть он отличался от труда, который вкладывался в собственность в виде улучшений, строительства домов и офисы и фабрики, обработка полей. Продуктивность сообщества была той невидимой рукой, которая способствовала росту стоимости земли. Хижина в лесу стала призом, когда через поле открылась шахта, дорога связала хижину с шахтой, открылся загородный магазин для снабжения шахтеров, было построено больше домов, появилась железная дорога, родился город.Земля под хижиной определялась тем, что общество построило вокруг нее. Следовательно, его рост в стоимости был связан с обществом, и Джордж сказал, что эта стоимость должна оцениваться и облагаться налогом по рыночным ставкам. Этот «единый налог» на землю и природные ресурсы предлагал реформу капитализма, самоуничтожение которой Джордж считал его задачей предотвратить, которая «открыла [ed] путь к реализации благородных мечтаний социализма». [1]

Георгизм, как его стали называть, богатые землевладельцы осудили как наиболее радикально безумное понятие своего времени, а единый налог более коварен, чем все сочинения Карла Маркса вместе взятые.Католическая церковь признала мысль Джорджа «достойной осуждения». Тем не менее, в течение пяти лет после публикации Progress and Poverty сотни тысяч американцев поверили бы в евангелие единого налога. В Нью-Йорке священник-популист отец Эдвард МакГлинн называл Джорджа просто «этим пророком. . . этот посланник от Бога ». Марк Твен прозелитизировал как грузин, как и философ Джон Дьюи. «Потребовалось бы меньше, чем пальцы двух рук, - писал Дьюи, - чтобы перечислить тех, кто, начиная с Платона и ниже, находится в одном ряду с Генри Джорджем среди социальных философов мира.”

Лев Толстой провозгласил, что Георгий «откроет эпоху». «Метод решения земельной проблемы разработан Генри Джорджем до такой степени совершенства, что при существующей государственной организации и обязательном налогообложении невозможно придумать другое лучшее, более справедливое, практичное и мирное решение. », - писал Толстой. «Единственное, что могло бы умиротворить людей сейчас, - это введение системы Генри Джорджа».

В 1886 году Объединенная лейбористская партия, только что пережившая битвы и бойкоты первого Первомая, выдвинула Джорджа своим кандидатом на пост мэра Нью-Йорка.Его кампания предлагала радикальное видение того времени: везде, где железные дороги, телеграфы, телефоны и газовые, водные, электрические и тепловые сети могли бы работать более эффективно в масштабе, как «естественные монополии», общественность будет владеть ими; транзит в Нью-Йорке станет бесплатным для всех; городское правительство будет отвечать за социальные услуги; он положит конец детскому труду и установит восьмичасовой рабочий день. Налог на стоимость земли оплачивал его программы.

Хотя ни одна крупная газета не поддержала его, клубы на имя Джорджа были основаны в двадцати четырех районах города.Члены профинансировали его кампанию, каждый из которых внес по 25 центов, и Джордж, между шестнадцатчасовыми днями выступлений и митингов, сидел в штаб-квартире, катая монеты для раздачи своим работникам. Коалиция, которую он построил с ULP, представляла собой большую палатку, пересекающую классовые, этнические и религиозные границы, которые долгое время разделяли Нью-Йорк. За три дня до выборов его сторонники - торговцы, юристы, врачи, портные, водопроводчики, производители сигар, медные мастера, немцы, ирландцы, русские, поляки, итальянцы, евреи - собрались десятками тысяч в нижнем Манхэттене.Они несли транспаранты с надписью «Честный труд против воровских землевладельцев», а на Томпкинс-сквер под проливным дождем скандировали: «Привет! Хо! Пиявки должны уйти! Но Джордж потерпел поражение на фоне обвинений в том, что Таммани Холл спровоцировал массовое мошенничество с избирателями, чтобы обеспечить его поражение.

Джордж вернулся в журналистику, читал лекции, написал еще пять книг и посвятил себя распространению информации о едином налоге. Ему приписывают вдохновение для поколения прогрессивных реформаторов.Уильям Дженнингс Брайан сказал, что Прогресс и бедность «должен быть прочитан каждым думающим мужчиной и женщиной». Самуэль Гомперс, Джейкоб Риис, Аптон Синклер и Ида Тарбелл читали его и воспевали его. Но Джордж мало интересовался реформами, кроме единого налога. До конца верив в Адама Смита, он осуждал социалистов и профсоюзных организаторов, которые были его самыми решительными сторонниками, и, как писал один критик, возглавил сторонников единого налога «в невыносимо догматическом и доктринерском духе».Он отказывался признать, что нетрудовой доход может быть получен от других инвестиций, помимо земли, и поэтому его обвиняли в неспособности противостоять растущей силе финансового капитализма, который делал деньги на социально созданной стоимости, стоящей за акциями и облигациями. К моменту его смерти в 1897 году, когда 100 000 жителей Нью-Йорка выстроились в очередь, чтобы осмотреть его тело в состоянии, «великая идея» Джорджа уже, как причитал Толстой в 1908 году, находилась на долгом пути к тому, чтобы быть забытой.

Примерно за месяц до турнира в Питтсбурге любитель истории монополии и коллекционер игр по имени Ричард Биддл пригласил меня в деревню Арден, штат Делавэр, чтобы взглянуть на первую в истории игру Landlord’s Game.Компания Arden была основана в 1900 году в качестве эксперимента георгистов, через четыре года после неудачной попытки внедрить систему единого налога по всему штату. Он задумывался как самодостаточная утопия на 160 акрах леса, и вскоре он привлек художников, поэтов, актеров, анархистов и вольнодумцев. У Аптона Синклера был там коттедж, получивший название Джунгалоу. Арденитам запретили «владеть» своими участками, вместо этого они купили девяносто девять лет в аренду на землю, находящуюся в совместном владении. Не имело значения, строят ли жители особняки или лачуги: они облагались налогом только по базовой стоимости земли, часто по очень высоким ставкам.Этот доход выплачивается за дороги, парки, коммунальные услуги, детские площадки и коммунальные услуги.

Лиззи Мэги посетила деревню вскоре после ее основания и привезла с собой клеенчатый макет ее «Игры домовладельцев», которая вскоре стала развлечением среди жителей. Находясь в Ардене, она построила доску для игры с помощью местного плотника. Биддл торжественно говорил об этой альфа-доске; он оценил его стоимость в миллион долларов.

Мы встретились на деревенской зелени и прошли несколько кварталов, где обнаружили владельца доски, восьмидесятилетнего бывшего автомобильного рабочего по имени Рональд Джаррелл, который стоял у своего коттеджа и выглядел нервным.Узнав о нашем визите, Джаррелл ранее в тот же день пошел в свою депозитную ячейку в местном банке, чтобы забрать доску. Мы вошли в его гостиную, где среди коллекции антикварного фарфора, нефритовых статуй и старых кукол он разложил ценный артефакт на журнальном столике. Три тявкающих пуделя Джаррелла мешали говорить.

«Это было летом 1903 года», - сказал он. «Сюда заходила женщина…»

- Лиззи Мэги, - сказал Биддл.

«Я не помню названия, - сказал Джаррелл, - но у нее была идея для игры.Он рассказал нам, что его отчим, плотник-георгин по имени Роберт Вулери, устал играть в шашки в универсальном магазине и нуждался в новом развлечении. Вулери просмотрел планы, нарисованные Мэги на клеенке, и немедленно принялся за изготовление доски.

The Arden Board, 1904. Предоставлено Томасом Э. Форсайтом.

Биддл поднял его и одобрительно кивнул. Он был расписан вручную и вырезан из переработанной прессованной деревянной доски для крокинола, и пах, как старый ботинок.

Я ранее искал набор правил Мэги 1904 года, который она создала за несколько месяцев до того, как они с Вулери завершили первоначальную доску. Как ни странно, в нем не было правил об образовании монополий из групп собственности, а также не упоминалось о взимании с игроков более высоких сборов после того, как они построили дома или отели (конструкции, которых также не было в первоначальных правилах Мэги). Не было ничего и про Генри Джорджа, налоги на стоимость земли или зло ренты. Если игра была разработана, чтобы научить грузизму, похоже, Мэги не совсем продумала урок.Два года спустя, когда игра была официально опубликована, правила изменились: бизнес-принцип монополии был полностью утвердился, как и георгианская альтернатива сотрудничества. Существует множество теорий относительно того, как произошли изменения; один считает, что кто-то в Ардене подтолкнул The Landlord’s Game к Генри Джорджу, а также к той монополии, которую мы знаем сегодня.

Я спросил Биддла о несоответствии. «Спросите монополиста-монополиста», - сказал он.

«Простите?»

«Патрис МакФарланд.Монополист-монополист. У нее были бы ответы на все вопросы, потому что теперь она является обладательницей дневников Лиззи Мэги. И многое другое. Но она молчит ».

Макфарланд, как я позже узнал, был бывшим специалистом по выставкам в Государственном музее Нью-Йорка, который в 1992 году получил 25 000 долларов от Джорджистской организации, Фонда Роберта Шалькенбаха, на издание биографии Мэги. В последующие годы, по словам Биддла, она приобрела, наряду с дневниками Мэги, множество прототипов ранних игр Landlord’s Game, созданных вручную игроками в Ардене и других местах.Но она никогда не выпускала свою книгу и, по словам Биддла, не хотела делиться собранной ею информацией или документами. «Она крутой игрок», - сказал он. «Однажды я сделал ставку против нее на eBay за свою игру Landlord's Game 1939 года. Ставка почти 10 000 долларов ". (Я несколько раз звонил и писал Макфарланд по электронной почте, чтобы спросить о ее предполагаемом монополизме, но она так и не ответила.)

С нами в коттедже Джаррелла был Майк Кертис, арденит, двадцать лет назад сыгравший в оригинальной игре Мэджи 1906 года Landlord’s Game (одним из его противников, как оказалось, был Патрис МакФарланд).Георгистские правила, по которым играл Кертис, были известны как единый налог, и они выходили за рамки того, что игроки просто платили арендную плату в «Государственную казну» Мэги. Они также стремились научить разделять собственность на общественные блага. Согласно правилам единого налога, когда сумма в казне достигала пятидесяти долларов, игрок, которому принадлежало осветительное предприятие, был вынужден продать его, и после этого коммунальное предприятие не стоило денег для приземления, поскольку теперь оно находилось в государственной собственности. Этот процесс повторился с тележкой Slambang, затем с железными дорогами, затем с пространством Go to Jail, которое стало государственным колледжем, который вместо того, чтобы отправлять игроков в тюрьму, предоставлял дополнительную заработную плату в конце игры.После этого каждый пятидесятидолларовый депозит в казну повышал заработную плату игроков на десять долларов. «Победа» в системе единого налога, которую Мэги позже назвала игрой процветания, произошла, когда игрок с наименьшей суммой денег удвоил свой первоначальный капитал. «Игра домовладельца», - сказала Мэги, - «показывает, почему наше национальное хозяйство пошло не так, а« Игра процветания »показывает, как начать это правильно и поддерживать его надлежащим образом». Кертис признался, что не очень думал об игре, назвав ее «через некоторое время скучной».” [2]

Летом 1971 года Ральф Анспах, изобретатель игр и профессор экономики на пенсии, живущий в Сан-Франциско, пережил сокрушительное поражение от монополии в своей гостиной - его восьмилетний сын обанкротил его - и обнаружил, что задумывается о том, что продаваемость настольной игры, которая была явно антимонополистической. «Моя игра должна начаться», - написал он в своих мемуарах, The Billion Dollar Monopoly Swindle , - «там, где монополия заканчивается, когда на доске полно монополий.«Цель игры - разбить их, а монополисты будут бороться с нарушителями доверия. Игра Anti-Monopoly, созданная Анспахом, была продана 200 000 копий в 1973 году, в первый год ее производства, и к Рождеству 1974 года должна была превысить 1 миллион продаж. Parker Brothers, в то время дочерняя компания General Mills, была недовольна . Компания пригрозила подать на Anspach в суд за нарушение прав на товарный знак. Вместо этого он подал в суд на Parker Brothers - «своего рода уловка картечью», как назвал это его адвокат, - на том основании, что он может доказать, что торговая марка компании «Монополия» недействительна.

Одним из первых открытий Анспаха, когда он строил свое дело, было существование игры Landlord’s Game. Но он не мог объяснить, как изобретение Мэги с его продвижением обобществленной земли и совместного богатства превратилось в собственный товар, который принес миллиарды долларов для Parker Brothers. Ключ к разгадке тайны, как он узнал, был радикальным социалистическим профессором экономики по имени Скотт Ниаринг, который преподавал в Уортонской школе финансов с 1906 по 1915 год. Анспах разговаривал с Ниарингом в 1974 году, когда Ниарингу был 91 год.Профессор сказал, что он научился играть в эту игру примерно в 1910 году, когда жил в Ардене, а затем обучил этому своих студентов в Уортоне, чтобы они могли узнать, по его словам, «антисоциальную природу монополии» и, в частности, « злоба земельной монополии ». Студенты, видимо, учили этому своих друзей. Примерно в это же время эта игра стала известна как «монополия» - в нижнем регистре, например, в шашки, шахматы или домино. В течение следующих нескольких лет игра широко распространилась по городам, где проживали студенты Ниаринга, и по другим университетам.Однако он постепенно терял свой антимонопольный посыл, поскольку игроки приходили к выводу, что видение Мэги перераспределения георгианских властей было далеко не таким интересным, как разрушение друг друга.

К 1913 году монополия проникла в Алтуну, штат Пенсильвания, а четыре года спустя - в Филадельфию. Экономист Рексфорд Тагвелл, будущий член «кухонного кабинета» Рузвельта, вспомнил, как играл в нее в 1915 году. К 1920-м годам в нее играли вожатые лагеря в Поконосе, а также студенты Пенсильванского университета, Колумбийского, Гарвардского, Хаверфордского и других университетов. Принстон и Суортмор.На ранних этапах Великой депрессии игра достигла Индианаполиса, где в нее сыграла квакерская учительница по имени Рут Хоскинс. Вскоре Хоскинс отправился в Атлантик-Сити и обучил игре двух товарищей-квакеров, Джесси и Юджина Рейфорда.

Братья были так увлечены игрой, что работали над ее улучшением. Вместе с другими членами квакерского сообщества они меняли пешки на предметы домашнего обихода: зажимы для галстуков, шпильки для волос, ключи, наперстки. Они изменили названия и стоимость собственности, чтобы отразить таковые в Атлантик-Сити.Балтийский и Средиземноморский проспекты, трущобы в родном городе Райфордов, превратились в трущобы на доске; Бордуолк и Парк-Плейс, роскошный салон, стали самыми дорогими покупками. Правила, изложенные Рут Хоскинс, предусматривали, что собственность должна быть продана с аукциона, когда игроки высадились на нее; Джесси Рэйфорд вместо этого установил цены на доске. (Это изменение позже сделало игру доступной для детей, которым было трудно понять, как работают аукционы.)

Прото-Монополия Чарльза Тодда на клеенке. Предоставлено Ральфом Анспахом.

Райфорды научили игре своего друга Чарльза Тодда, который научил ее предполагаемому изобретателю Чарльзу Дэрроу. Где-то в 1932 году Дэрроу скопировал макет доски, правила игры, названия свойств, значения деяний и карты шансов и создал свою собственную версию игры. Похоже, что его единственным нововведением было то, что он претендовал на звание единственного изобретателя. Вскоре он войдет в пантеон американских героев коммерции.

Анспах не ускользнул от иронии. До того, как монополия была монополизирована одним человеком, работающим в тандеме с корпорацией, Монополия на самом деле была «изобретена» многими людьми - не только Мэги и Райфордс, но и неизвестным игроком, давшим игре ее прозвище, и невоспетым арденитом, который, возможно, имел помог Мэги в продвижении своих правил. Игра, которая сегодня подчеркивает безжалостность личности и определяет победу как обнищание других, была результатом коллективного труда.

Никакая информация, которую обнаружил Анспах, не помогла его делу, когда оно было передано в суд в 1976 году.Вдовы Юджина и Джесси Рейфордов дали показания, как и семь других свидетелей, которые утверждали, что играли в монополию за двадцать лет до того, как Дэрроу начал продавать свою игру. Anspach даже выступил против Роберта Бартона, бывшего президента Parker Brothers. Бартон, который сыграл ключевую роль в обеспечении Дэрроу патента на свое «изобретение», под присягой признал, что он полностью осведомлен об истории игры и что он знал, что Дэрроу на самом деле не изобрел ее. Судья остался невозмутим. Он отклонил жалобу Анспаха, приказав, чтобы все непроданные копии «Антимонопольной политики» были «доставлены [изданы] для уничтожения.«Семь тысяч игр были снесены бульдозером на свалку в сельской местности Миннесоты, где должностные лица Parker Brothers наблюдали за погребением. [3]

После сорока минут игры игра за столом 25 застопорилась - или, в зависимости от вашего мнения, шла нормально, потому что ни у кого не было монополии и никто не мог повышать арендную плату. Таким образом, Билли платил за аренду Эрику, который платил примерно такую ​​же арендную плату Дугу, который платил Билли, который платил Тревису, который платил Эрику, который плохо себя чувствовал и ненадолго попал в тюрьму.Затем Дуг Херольд получил свою третью прибыльную зеленую собственность, что позволило ему сформировать монополию. У него было достаточно денег, чтобы построить несколько домов, и один за другим игроки начали нарушать его возмутительное повышение арендной платы. Билли и Тревис передали несколько объектов собственности вместо наличных, в результате чего Дуг получил три монополии. «Видишь ли, - сказал он, обращаясь ко мне, - мне больше не нужно иметь дело с этими болваном». Больше не было необходимости в торговле, в динамизме рынка. Он проделал работу, построил дома, вложил деньги в собственность.Теперь он не работал, не рисковал, не вкладывал деньги. И все же богатство неумолимо двигалось в его сторону. Когда по прошествии девяноста минут было объявлено время, Дуг наблюдал за пятью монополиями и пачкой 10 293 долларов наличными, что составляло более половины денег, хранящихся в банке «Монополия». Он был объявлен не только победителем в таблице 25, но и абсолютным победителем турнира U.S. Steel второй год подряд.

Я пригласил Ричарда Биддла на турнир, и, когда Дуг начал свое выступление, Биддл ушел посмотреть другие столы.Время от времени я мог видеть, как он смотрит через плечи игроков, на его лице - щепотка. Ему не нравилось то, что стало с изобретением Лиззи Мэги. «Мой брат научил меня играть в« Монополию », когда мне было пять лет», - сказал он мне. «Это сыграло решающую роль в том, чтобы помочь мне понять важность лжи, обмана и воровства». Я попросил его принести его репродукцию «Игры домовладельца», которую он носил в рюкзаке. Ранее вечером он осторожно достал его, чтобы поделиться со всеми, кого он мог подстеречь.«Это настоящая монополия», - говорил Биддл игрокам, прежде чем попытаться своего рода CliffsNotes объяснить, что имела в виду Лиззи Мэги. Игроки вежливо кивнули, их улыбки превратились в нервные маски. «Это очень мило, большое вам спасибо», - сказали они и ушли.


[1] Профессор экономики Университета Миссури в Канзас-Сити Майкл Хадсон отметил, что сегодня налог на недвижимость действует прямо противоположным образом по сравнению с предложенным Джорджем единым налогом.По словам Хадсона, Совет Федеральной резервной системы отвечает за оценку общей рыночной стоимости недвижимости в Соединенных Штатах, но при этом регулярно производит «бессмысленную недооценку земли». Фактически, ФРБ в основном игнорирует саму землю; вместо этого он рассматривает здания и капитальные улучшения как главные маркеры стоимости, основывая свои расчеты на первоначальной стоимости первоначального строительства и восстановительной стоимости сооружений. О стоимости земли думают позже. Любителю на рынке недвижимости не нужно читать Генри Джорджа, чтобы понять, что это противоречит здравому смыслу, поскольку мантра звучит как «местоположение, местоположение, местоположение», а не «стоимость замены, стоимость замены, стоимость замены».Хадсон провел некоторые из немногих авторитетных анализов ловкости рук ФРБ, связанных с этим налоговых убытков и того, как это приносит пользу секторам финансов, страхования и недвижимости, которые вместе лоббировали ФРБ в поддержку его подхода.

[2] Кертис также не особо отзывался об эксперименте Ардена с георгистом, говоря, что он выродился в провал. Арендаторы, как он сказал мне, научились обыгрывать систему, выбирая оценщиков земли, которые основывали свои оценки на потребностях городского бюджета, а не на реальной рыночной стоимости земли, и поэтому они избегали уплаты налогов по соответствующим ставкам.«Честно говоря, - сказал он, - людям в Ардене сегодня наплевать на Генри Джорджа».

[3] Anspach дважды обжаловал это решение, и в 1982 году апелляционный суд Калифорнии вынес решение в его пользу, заключив, что компания Parker Brothers на самом деле совершила мошенничество с патентом Дарроу и, таким образом, находилась под угрозой потери своей торговой марки. General Mills Fun Group подала апелляцию в Верховный суд в 1982 году, подкрепив ее записками amicus почти от каждой крупной американской промышленной группы, включая U.S. Торговая палата, Национальная ассоциация производителей, Ассоциация товарных знаков США, Коллегия адвокатов округа Колумбия и Комитет по товарным знакам Коллегии адвокатов города Нью-Йорка. Суд отказал в рассмотрении апелляции. Анспах был почти банкротом, его дом трижды закладывался, его игровой бизнес находился на грани разорения, его дистрибьюторы не хотели работать с ним из-за десятилетнего юридического облака. Однако он был свободен продолжать продавать антимонопольную политику. За последние четыре года он продал 454 000 копий на европейских рынках.По его словам, внутренние продажи были сравнительно небольшими, потому что Hasbro использовала «свою монопольную власть для монополизации монопольного рынка» в Соединенных Штатах.

История самой продаваемой в мире игры: Джим Уолцер, Род Кеннеди, Исторический музей Атлантик-Сити: 9781586853228: Amazon.com: Книги

Для многих собственность на доске монополистов кажется такой же фальшивкой, как деньги монополии. Кеннеди (Атлантик-Сити: 125 лет безумия океана) и Вальцер развеивают это мнение, раскрывая живую историю своих реальных собратьев в Атлантик-Сити и раскрывая ранние истоки игры.Две первые главы посвящены истории игры и истории города, а в оставшейся части книги по очереди исследуется каждый набор свойств - от их статистической ценности до того, насколько хорошо их роль в игре соответствует характеру улиц, на которых они находятся. на основе. Читатели будут удивлены, узнав, что Элизабет Дж. Мэги, квакер, создала оригинальную версию игры в 1904 году (названную «Игра домовладельца») и что она отражала ее экономические взгляды, поскольку ее цель заключалась в том, чтобы не допустить игроков. бедного дома, а не обанкротить их.Краткий обзор эпохи расцвета Атлантик-Сити также содержит некоторые интересные факты, но после этих первых нескольких глав книга содержит очень мало прямого текста; действительно, остальная часть состоит в основном из исторических фотографий, плакатов и других изображений. Подписи к этим визуальным эффектам становятся основным источником информации для книги, передавая такие лакомые кусочки, как тот факт, что владелец Red Sox продал Бэйба Рут в Нью-Йорк, когда его постановка мюзикла в Атлантик-Сити оказалась слишком дорогостоящей. В целом эта книга даст игрокам «Монополию» некоторый контекст для их игры, но не оставит неизгладимого впечатления.130 цветных фотографий, 20 полутонов, 20 штриховых рисунков.
© Reed Business Information, подразделение Reed Elsevier Inc. Все права защищены.

Это самая продаваемая настольная игра в мире, которая продается в 80 странах и выпускается на 26 языках. Но как же началось это любимое занятие? Совершите визуальный тур по променаду и продвигайтесь к площади Сент-Чарльз с помощью этой увлекательной визуализации игрового поля «Монополия» и обнаружите, что эти места действительно существуют в месте под названием Атлантик-Сити.Проиллюстрированный коллекционными изображениями и дополненный информативным текстом, Monopoly запечатлел богато украшенные и элегантные отели, построенные вдоль променада с магазинами, ресторанами и гигантскими пирсами для развлечений, выступающими в море, и оживляет места, которые покорили более 500 миллионов человек. старше 65 лет. Книги Рода Кеннеди-младшего включают «Бруклинскую поваренную книгу», «Затерянный Нью-Йорк на старых открытках», «Голливуд на старых открытках» и «Атлантик-Сити: 125 лет безумия океана» с Ли Айзенбергом и Вики Леви.Он является основателем и президентом компании Stadia Tins Ltd., которая производит декоративные банки, которые являются точными копиями бейсбольных стадионов высшей лиги. Он также подготовил плакат «Усеянный звездами» для Смитсоновского института. Он живет в Нью-Йорке. Джим Вальцер - писатель-фрилансер, написавший более 600 тематических статей для региональных и национальных журналов и несколько рассказов в художественных журналах. Он является автором «Сказок Южного Джерси» (издательство Rutgers University Press) и проживает в Филадельфии.Исторический музей Атлантик-Сити стремится служить и представлять культурно разнообразную историю Атлантик-Сити в информативной и развлекательной временной шкале для посещающей публики. В музее находится отмеченная наградами выставка Атлантик-Сити, площадка нации, которая изображает безумную историю Атлантик-Сити с помощью памятных вещей Мисс Америка, открыток, песен, костюмов, артефактов и других вещей. Он расположен в историческом районе Гарден-Пирс (на авеню Нью-Джерси и променад) и выходит на знаменитый пляж, променад и величественный Атлантический океан.Для получения дополнительной информации посетите их на www.acmuseum.org.

Об авторе

Книги Рода Кеннеди-младшего включают «Бруклинскую поваренную книгу», «Затерянный Нью-Йорк на старых открытках», «Голливуд на старых открытках» и «Атлантик-Сити: 125 лет безумия океана» с Ли Айзенбергом и Вики Леви. Он является основателем и президентом компании Stadia Tins Ltd., которая производит декоративные банки, которые являются точными копиями бейсбольных стадионов высшей лиги. Он также подготовил плакат «Усеянный звездами» для Смитсоновского института.Он живет в Нью-Йорке, но, скорее всего, был зачат в Атлантик-Сити.

Выдержка. © Печатается с разрешения автора. Все права защищены.

ВВЕДЕНИЕ «Монополия: история самой продаваемой в мире игры» сочетает в себе две мои любимые вещи - «Монополию» и «Атлантик-Сити». Некоторые из моих самых теплых детских воспоминаний связаны с долгими, затяжными играми в Монополию в дождливую субботу или воскресенье после обеда с семьей и друзьями, и это больше, чем просто детское воспоминание. Монополия - это игра, в которую я любил играть на протяжении всей моей жизни, и она даже стала основой отношений, которые начались как вызов «Монополия» в баре однажды ночью.На самом деле, я так люблю эту игру, что мой дом не был бы полным без набора «Монополия» в шкафу. Как и большинство людей, я когда-то думал, что цветные объекты на классическом игровом поле «Монополия» - это вымышленные места, которые существовали только в том виде, в каком я их себе представлял, поэтому это было одним из величайших открытий в моей жизни, когда я узнал, что они действительно существуют в каком-то месте. называется Атлантик-Сити. Моя первая поездка в Атлантик-Сити была летом 1973 года, и я был взволнован тем, что действительно прогулялся по Променаду и направился к Св.Чарльз Плейс. Меня очаровали богато украшенные и элегантные отели, похожие на гигантские замки из песка, построенные вдоль променада, с магазинами, ресторанами и гигантскими пирсами для развлечений, выступающими в море. И хотя этот когда-то процветающий и модный курорт, известный как «Королева курортов» и «Игровая площадка Америки», находился в упадке, я все еще чувствовал призраков прошедших лет и был одержим. Сделка была заключена еще больше, когда я узнал, что мои родители провели медовый месяц в Атлантик-Сити и что я, скорее всего, был зачат в отеле Shelbourne.Несколько лет спустя меня пригласили «Лучший любимый фотограф Америки» Бад Ли и Сьюзан Динтенфасс Тонкие, чтобы присоединиться к ним в фотосессии девушки-ныряльщицы на Стальном пирсе. Исходя из этого опыта, мы со Сьюзен придумали идею написать ностальгическую книгу об Атлантик-Сити, которую в конечном итоге так чудесно купили и осуществили Вики Голд Леви и Ли Айзенберг, и она назвала Атлантик-Сити. . . 125 лет безумия океана. Книга, которая долго и с любовью рассматривает Атлантик-Сити как Капитолий Америки, была опубликована в 1979 году, выдержала множество последующих тиражей и издается до сих пор.Пока Атлантик-Сити. . . 125 Years of Ocean Madness вкратце затронули связь между Атлантик-Сити и Монополией, я все еще хотел написать книгу, которая была бы визуализацией классической игровой доски Монополия, иллюстрированной изображениями Атлантик-Сити, которая оживила бы самых Впервые это очень реальное место, на котором была основана эта игра, которой на протяжении многих поколений наслаждались миллионы людей по всему миру. Теперь, благодаря издателю Гиббса Смита и Hasbro, я могу сделать это в этом томе.-Род Кеннеди, Нью-Йорк. Темно-пурпурная Средиземноморская авеню была в основном коммерческой, легкой промышленностью, на которой были такие, как Abbott's Dairies и Wrigley's Chewing Gum, а заканчивалась рыбным рестораном Hackney на Absecon Inlet. Хакни и соседний Капитан Старн сделали залив синонимом сытных морепродуктов, но этот район также был известен своими развлекательными и коммерческими мероприятиями на воде. Starn's содержал флот парусных и моторных лодок, которые давали туристам возможность совершить экскурсию по острову, а также рынок свежей рыбы и упаковочный цех для ежедневного улова рыболовов.Однако на проспекте виднелись только серые тротуары и деревянные пансионаты. Другой темно-фиолетовый объект, Baltic Avenue, был известен тем, что предлагал жилье афроамериканским посетителям, а также многим кухонным и горничным, которые обслуживали отели рядом и на променаде. Соответственно, Средиземноморье и Балтика - наименее дорогая недвижимость на доске Monopoly и дают игрокам возможность покупать по дешевке. Однако инвесторы должны учитывать, что эти два объекта недвижимости получают меньше «остановок» в течение игры, чем любая другая группа объектов недвижимости, точно так же, как на реальных улицах меньше трафика, чем на улицах, расположенных ближе к океану.Статистический рейтинг, основанный на стоимости, арендной плате и частоте остановок других игроков, помещает их предпоследними среди 10 групп собственности. (Поездка оппонента по доске приносит в среднем 13,6 цента на каждый доллар инвестиций, сделанный домовладельцем, построившим отель на своей темно-фиолетовой территории.) Тем не менее, DP демонстрируют относительную силу в начале игры, когда доска в значительной степени не развита. Подписи: Hackney's - Знакомый гигантский лобстер символизировал Hackney's и его хваленую кухню из морепродуктов, и иногда официантки действительно одевали эту роль.Расположенный на заливе Абсекон на авеню Мэна и Средиземного моря, Hackney's сидел на стыке тележек, трамваев и голодных покупателей морепродуктов. Основанный Гарри Хакни в 1912 году, в период своего расцвета он ежегодно кормил около 800 000 посетителей. Одним из них был друг Хакни и губернатор Нью-Йорка Эл Смит, который заметил, что еда в ресторане была похожа на «рыбалку из окна» - фраза, которая прижилась. Действительно, пирс перед рестораном давал возможность порыбачить королевской рыбы, слабой рыбы, камбалы и других вкусных видов Атлантики.Hackney's консервировала свой собственный бренд морепродуктов, таких как суп из моллюсков, прямо на территории, а его «очищенные бассейны с омарами» привлекали зрителей, которые наблюдали, как непрерывный поток соленой воды, перекачиваемой океаном, купает выбранных ими ракообразных. Capt. Starn's-Captain Starn's был обширным комплексом, который предлагал лодочные экскурсии и тявканье морских львов, а также блюда из морепродуктов. Список парусных шлюпов и катеров «Мисс Атлантик-Сити» компании Starn ежегодно привлекает около миллиона человек на экскурсии.Для тех, кто ищет более острых ощущений, с неба спустился «гидросамолет для ныряния» с винтом реверсивного шага и с грохотом ударился о воду. Нежные морские львы скакали в своих уличных загонах, подыгрывая толпе. Starn's вырос из одноэтажной столовой, чтобы включать в себя прилегающую столовую, Капитанский мостик наверху, Капитанскую столовую на открытом воздухе, бар Over-the-Sea (вверху слева) и бар Yacht, созданный, естественно, из яхты. Молочные фермы Abbott's Milk-Abbotts Dairies были основной частью коммерческого района Средиземноморской авеню.Компания сделала упор на стандарты безопасности своей продукции в соответствии с заботой о своем здоровье на берегу моря. Liberty Hotel-Baltic Avenue Liberty Hotel позиционирует себя как «самый современный и лучше всего оборудованный отель для цветных людей на Востоке», включая 141 номер люкс, такое же количество ванн или душевых, горничных, посыльных и телефонов. Единственным другим отелем, доступным для "цветных людей" в то время, был Lincoln на Индиана-авеню. В Liberty три двухэтажных дома позади отеля служили для краткосрочной аренды танцорам Клуба Гарлема и другим артистам; В близлежащем ресторане Green Parrot можно заказать доставку еды и напитков в номер.Главное здание по-прежнему стоит, в нем проживают пожилые люди. Таверна Уикса - запрет или нет, но Атлантик-Сити держал кран открытым, и, как любой табулат мог сказать вам, доказательства были убедительными в таверне Уикса в Балтике и Иллинойсе. Weekes 'начинался как винный магазин и превратился в коктейль-бар с живой музыкой, в том числе домашней группой. Здесь играли великий джазовый Гровер Вашингтон и романтический балладист Артур Присок. Желтый Желтые свойства перемещают нас в пригород. Атлантик-авеню, самая длинная на острове Абсекон, проходит по всей длине Атлантик-Сити, а затем заменяет Пасифик-авеню последней улицей, идущей параллельно пляжу, через поселки Вентнор и Маргейт вплоть до Лонгпорта.Следы троллейбуса смяли Атлантику; действительно, ширина улицы была предназначена для обеспечения достаточного пространства между троллейбусами и пугливыми лошадьми, тянущими экипажи. Фешенебельные дома эпохи Тюдоров и колониальных времен, многие из которых до сих пор стоят, выстроились вдоль Атлантического океана на окраинах. В самом Атлантик-Сити Атлантик-авеню, которая изначально была коровьей тропой, стала известной благодаря изысканным ресторанам и была главной торговой полосой до того, как пляж сместился к океану, создав место для Пасифик-авеню. Вентнор-авеню соединяется с Атлантикой на параллельном пути к Лонгпорту и также демонстрирует величественные летние дома, но добавляет больше коммерческой недвижимости.Сады Марвина, проклятие привередливых историков и точных орфографий (см. Открытки), были названы градостроителями и картографами «Садами Марвена» из-за своего местоположения (Мар + Вен = Марвен), но игра «Монополия» навсегда изменила гласную. Когда энтузиаст Чарльз Тодд скопировал игровую доску для Чарльза Дэрроу, Тодд передал неправильное название «Сады Марвина», которое Дэрроу навсегда заклеймил. Даже почтовое отделение США не смогло исправить ситуацию. Желтые имеют высокие арендные ставки и закупочные цены в Монополии, как и следовало ожидать в пригородах.У них шестое место в рейтинге выплат, но инсайдеры считают их ключевыми свойствами на поздних стадиях игры. Отель «Слон». Много раз за свою клетчатую карьеру слонихе Люси требовалось сохранить твердый верхний клык. Древесно-металлический толстокожий толстокожий Атлантик-авеню, самая заметная достопримечательность Маргейта, был одним из нескольких таких привлекательных моментов, запланированных застройщиками в 1881 году для привлечения земельных инвесторов в район, называемый «Южный Атлантик-Сити». (Двоюродные братья Люси появились на Кейп-Мей и Кони-Айленде.) Она стояла на высоте 65 футов от вершины своего хауда и весила 90 тонн. Посетители забирались наверх и осматривали недвижимость внизу. В более поздних воплощениях Люси была таверной и гостиницей до того, как долгий период пустоты, и ухудшение состояния уступило место перемещению и сохранению в качестве музея недалеко от ее первоначальных водоемов. Ресторан Kents-Atlantic City всегда был признанным поставщиком морепродуктов, и ресторан Kents поддерживал эту традицию. Три его места (два на Атлантик-авеню) отличались входами в стиле ар-деко и конвейерными лентами, доставляющими еду голодным клиентам.Реклама Knife and Fork-Advertising зафиксировала местонахождение Knife & Fork как «там, где Атлантический океан встречается с Тихим океаном». Ресторан по-прежнему находится на слиянии проспектов Атлантик, Тихий океан и Олбани в южной части Атлантик-Сити. Построенный в 1910 году, но сровненный из-за неисправных гвоздей и перестроенный два года спустя, Knife & Fork Inn по-прежнему предлагает изысканный декор и захватывающую кухню. Когда демократы проводили свой национальный политический съезд в Атлантик-Сити в 1964 году, The New York Times высоко оценила ресторан Knife & Fork, что стимулировало бизнес в ресторане и сделало его одной из немногих достопримечательностей Атлантик-Сити, пользующихся благосклонностью прессы в течение недели съезда.

Нет «монополии» на монополию | Пограничные камни: Вашингтонский исторический блог WETA

Связь Вашингтона с «Монополией» выходит за рамки внебрендового «вашингтонского ополизма», поскольку настоящим изобретателем игры была женщина, которая жила в графстве Принс-Джордж.

Официальная история Монополия гласит, что игра была изобретена в 1935 году Чарльзом Дэрроу, человеком, которому не повезло во время Великой депрессии, который катапультировался к славе и богатству благодаря изобретению простой настольной игры.Игра пользовалась огромной популярностью, за первые два года ее выпуска было продано два миллиона копий. Однако игра уже казалась очень знакомой интеллектуалам, левым и квакерам на Северо-Востоке. И не зря: игра Monopoly , которую мы знаем сегодня, является почти точной копией более ранней игры The Landlord's Game , разработанной стенографисткой из Мэриленда по имени Элизабет Мэги, за исключением того, что цель Monopoly - обанкротить ваши противники, The Landlord's Game была предназначена, чтобы показать игрокам зло монополий.

Элизабет Мэги получила патент на The Landlord’s Game в 1904 году, и его описание правил игры вызовет у всех, кто играл в Monopoly . В игре Мэги игроки перемещаются по доске, покупая недвижимость и платя за аренду площади своих противников, пытаясь накопить больше денег, чем их противники. Пожалуй, наиболее ужасно то, что на игровом поле есть несколько областей, которые без изменений перенесены в Монополию , в том числе железные дороги, расположенные в центре каждой стороны, и поле с надписью «Go to Jail», отправляющее жетон игрока в тюрьму напротив угол (который, кстати, нужно было заплатить 50 долларов или бросить дубль, чтобы убежать).Есть некоторые незначительные отличия между The Landlord’s Game и нашей знакомой Monopoly , наиболее заметные из которых заключаются в том, что в версии Мэги игра заканчивалась после того, как все обошли доску пять раз, что сэкономило всем много времени и хлопот. Но хотя правила почти идентичны, идеалы, лежащие в основе этих двух игр, были очень разными. Она надеялась, что игра Мэги покажет игрокам, что борьба за собственность и взимание друг с друга непомерной арендной платы приносит сообществу больше вреда, чем пользы.Как она сказала в своем патенте:

«Цель игры состоит не только в том, чтобы развлечь игроков, но и в том, чтобы показать им, как при нынешней или преобладающей системе землевладения арендодатель имеет преимущество перед другими предприятиями, а единый налог будет препятствовать спекуляции землей».

Иллюстрация из патента Мэги. Многие из особенностей «Монополии» можно ясно увидеть в ее игре, включая тюрьму, железные дороги и налог на роскошь. (Источник изображения: США.Патентное ведомство.)

Мэги сделала это намеренно; она была не просто «домохозяйкой», придумавшей на приколе настольную игру. Откровенная феминистка и прогрессивная, большинство ее публичных заявлений и творений имели политическую цель. Публикуемые ею рассказы содержали тяжелый подтекст о пороках конкурентного капитализма. Она даже разместила объявление в нескольких национальных газетах, рекламируя себя как «Белую рабыню», предложившую самую высокую цену, чтобы привлечь внимание к состоянию гендерного неравенства в то время. Но ее единственной любимой причиной была политика единого налога, которую отстаивал Генри Джордж, прогрессивный экономист. Возможно, имя Джордж сегодня не на слуху, но он определенно был в конце 19 века; люди утверждали, что его «Прогресс и бедность» превзошли по продажам все книги, кроме Библии, и он был достаточно популярен, чтобы проявить себя на выборах мэра Нью-Йорка. (Он проиграл, но ловко победил неизвестного республиканца по имени Теодор Рузвельт.) Идея Джорджа о том, что все налоги, кроме налога на имущество, должны быть отменены, исходя из принципа, что это приведет к искоренению бедности, поскольку налогом будут облагаться только богатые , сделал его очень популярным среди левых и низших классов.

Лицо прогрессивного экономиста Генри Джорджа также часто печатали на таких вещах, как коробки для сигар. (Источник изображения: hgarchives.org)

В Вашингтоне, округ Колумбия, было сообщество активистов единого налога, и Мэги была одной из самых активных активистов. Она была секретарем Женского клуба единого налога в Вашингтоне и считала среди своих друзей Генри Джорджа-младшего, сына своего экономического кумира. Мэги очень намеренно разработала The Landlord’s Game так, чтобы она отражала грузинские принципы; игра привела бы к мысли, что каждый игрок будет лучше, когда общество, а не отдельные лица, будет получать прибыль от собственности.

The Landlord’s Game был хитом среди активистов и интеллектуалов, но не среди широкой публики. Тем не менее, эти группы начали распространять игру по Северо-Востоку. Аптон Синклер был одним из первых игроков в игре, поскольку он и Мэги в прошлом переписывались. Другими первыми последователями игры были Скотт Ниаринг, Рексфорд Тагвелл и Джордж Митчелл, которые, что вполне соответствовало его стремлению подорвать доверие, сыграли в версию без денег. Все эти известные люди представили его своим кругам, где он быстро прижился.

Популярность игры неуклонно росла до 1920-х годов (то есть среди тех, кто имел склонность к настольным играм, основанным на экономической теории). Люди стали называть это «игрой в монополию» или «монополией», поскольку это было основой игрового процесса. В эту игру часто играли на самодельных досках с правилами, передаваемыми из уст в уста, поэтому игроки редко знали, что Мэги изобрела ее или что кто-то может претендовать на владение ею. Люди добавляли свои собственные правила дома, которые, в свою очередь, передавались как часть игры.Люди начали называть эти места в честь улиц в своих городах, а в Атлантик-Сити, квакерское сообщество, любящее «монополию», добавило в игру отели. Хотя Мэги подала патент на обновленную версию в 1924 году, игра уже вышла из-под ее контроля, и большинство людей предполагало, что она находится в открытом доступе. К этому времени игра уже напоминала современную Monopoly больше, чем оригинальную игру Landlord’s Game .

Игра продолжалась в этой устной традиции до тех пор, пока Чарльз Дэрроу, безработный, находящийся в тяжелом финансовом положении, впервые не изучил ее в доме своего знакомого квакера в 1933 году.Дэрроу запросил письменную копию правил и вскоре создал свою копию, наняв друга, чтобы он нарисовал теперь уже ставшие знаковыми иллюстрации на полях. Дэрроу продавал «свою» игру нескольким игровым компаниям, а в марте 1935 года Parker Bros. приобрела Monopoly за первоначальный взнос в размере 7000 долларов. Игра имела оглушительный успех - за первые два года на рынке было продано более двух миллионов копий. Parker Bros надеялись запатентовать игру, но компания беспокоилась о возможных исках о нарушении патентных прав; даже они увидели близкое сходство между Монополия и The Landlord’s Game . Они знали, что должны принять превентивные меры.

В ноябре 1935 года Джордж Паркер из Parker Bros. посетил Мэги в ее доме в Арлингтоне, Вирджиния, чтобы приобрести ее патент на The Landlord’s Game . Паркер сказал ей, что он заинтересован в распространении ее игры и купит у нее ее и еще две для массового производства его компанией. Мэги приняла и получила единовременный платеж всего в 500 долларов в обмен на патент. Она была рада, что ее экономические убеждения скоро получат более широкую аудиторию; она отправила Паркеру письмо - душераздирающее в ретроспективе - прощающееся с моим любимым детищем и призывающая свою игру «не отклоняться от [своей] высокой цели и высшей миссии.”

Через месяц Чарльз Дэрроу подал патент на Монополия . Версия игры Parker Bros. продолжала пользоваться огромным успехом, с 1935 по 1936 год было продано два миллиона копий. Многое было сделано из истории об изобретении Дарроу, которая была (и до сих пор печатается) напечатана в каждой копии. правил игры. Компания Parker Bros. выпустила The Landlord’s Game в 1939 году с новым дизайном платы, скрывающим ее связь с «Монополией».Он и два продолжения Мэги провалились, ни одно из трех даже близко не приблизилось к популярности Monopoly . Мэги чувствовала себя преданной, но ее детище продолжало распространяться по Америке, как никогда далеко за пределами ее контроля, лишенное ее первоначального послания.

The Landlord's Game, выпущенная Parker Bros. в 1939 году. Игра по-прежнему работала с той же четырехугольной непрерывной дорожкой, что и оригинал Мэги, но озеро неправильной формы в центре и пространства вне центра делали ее сходство с Monopoly меньше очевидно с первого взгляда.(Источник изображения: thelandlordsgame.info)

Мэги продолжала изобретать игры для демонстрации политических принципов, в том числе для доказательства того, что Вторая мировая война была вызвана «тарифными барьерами». Ни один из них не привлек такого внимания, как Монополия . В 1936 году Мэги наконец получила шанс высказаться, заявив газете Washington Post и Evening Star , что она была настоящим изобретателем Monopoly , а не Дэрроу. Однако эти статьи были далеки от едких обвинений в плагиате. The Post называет Мэги «изобретателем Монополии», но продолжает ссылаться на Дэрроу, «улучшающего» игру, с которой он столкнулся, подразумевая, что он по-прежнему заслуживает уважения как архитектор Monopoly . Споры утихли, чтобы не всплывать в течение десятилетий после смерти Мэги в 1948 году.

Могила Элизабет Мэги на кладбище Колумбия в Арлингтоне. (Источник изображения: findagrave.com)

Сегодня «Монополия» переведена на сорок шесть языков, и в нее играют в 114 странах.По оценкам Hasbro, нынешних владельцев игры, было продано более 250 миллионов копий. Чарльз Дэрроу умер миллионером, получившим признание как изобретатель самой любимой в мире настольной игры; В конце своей жизни Мэги все еще работала машинисткой, так и не добившись широкого успеха в писательстве или играх. Мэги так и не заработала больше начальных 500 долларов ни на Monopoly , ни на The Landlord’s Game . К сожалению для Мэги, капитализм в конце концов победил, как это всегда бывает в современной монополии и .

Дополнительная информация

Если вам интересно узнать больше о Элизабет Мэги и истории передачи Монополии , отличное место для начала было бы с фантастической новой книги Мэри Пилон, Монополисты: Одержимость, ярость и скандал, стоящий за Любимая настольная игра в мире , которую я здесь много нашел.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *