Разное

Мусороперерабатывающие заводы в москве и подмосковье: Первые мусоросжигательные заводы в Подмосковье заработают в октябре 2021 года — Московская область

10.07.1982

Содержание

Мусороперерабатывающий завод «Хартия» выведут за пределы Москвы

https://realty.ria.ru/20210601/khartiya-1735080132.html

Мусороперерабатывающий завод «Хартия» выведут за пределы Москвы

Мусороперерабатывающий завод «Хартия» выведут за пределы Москвы — Недвижимость РИА Новости, 01.06.2021

Мусороперерабатывающий завод «Хартия» выведут за пределы Москвы

Мусороперерабатывающий завод «Хартия» в Москве выведут за пределы города, говорится в сообщении Москомархитектуры. Недвижимость РИА Новости, 01.06.2021

2021-06-01T13:10

2021-06-01T13:10

2021-06-01T13:42

москва

москомархитектура

мусорная реформа в россии

активный гражданин

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735080451_0:12:3072:1740_1920x0_80_0_0_9447379583ff4f4e382697eeabb2baa6.jpg

МОСКВА, 1 июн — РИА Недвижимость. Мусороперерабатывающий завод «Хартия» в Москве выведут за пределы города, говорится в сообщении Москомархитектуры.В нем добавляется, что территорию планируется сделать безопасной и приспособленной для размещения жилых и социальных объектов. Речь идет о застройке на северо-востоке Москвы между Путевым проездом, Алтуфьевским шоссе и Поморской улицей, поблизости от железнодорожной станции Дегунино МЦД-1 (первый Московский центральный диаметр).В настоящее время на сайте «Активный гражданин» на общественные обсуждения выставлен проект площадью 509 тысяч квадратных метров на 49 гектарах между Алтуфьевским шоссе, Путевым проездом и полосой отвода Савеловского направления Московской железной дороги. Из этого объема 381 тысяча «квадратов» приходится на жилье, включая дома реновации на 129 тысяч «квадратов». В состав инфраструктуры войдут два детских сада и школа. Также планируется построить офисный центр с наземным паркингом.Изменения в правила землепользования и застройки (ПЗЗ) для данной территории вносятся по инициативе структуры ПИК — ООО «ПИК-УК».Как указывается в сообщении ведомства, проектом планировки территории предусмотрена реконструкция улично-дорожной сети, в частности, Поморской улицы и Поморского проезда. Также будет построен наземный пешеходный переход через железнодорожные пути.

https://realty.ria.ru/20210210/zavody-1596811076.html

https://realty.ria.ru/20200429/1570721726.html

москва

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735080451_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_ba4e672aedc0aca35b9ecdbc9e235bec.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

москва, москомархитектура, активный гражданин

МОСКВА, 1 июн — РИА Недвижимость. Мусороперерабатывающий завод «Хартия» в Москве выведут за пределы города, говорится в сообщении Москомархитектуры.

«По просьбам горожан мусороперерабатывающий завод будет вынесен за пределы города. На последующих этапах планируются работы по рекультивации земли», — указывается в нем.

В нем добавляется, что территорию планируется сделать безопасной и приспособленной для размещения жилых и социальных объектов. Речь идет о застройке на северо-востоке Москвы между Путевым проездом, Алтуфьевским шоссе и Поморской улицей, поблизости от железнодорожной станции Дегунино МЦД-1 (первый Московский центральный диаметр).

10 февраля, 13:12Москва Сегодня: мегаполис для жизниЧетыре мусоросжигательных завода откроют в Подмосковье в 2022-2023 годах

В настоящее время на сайте «Активный гражданин» на общественные обсуждения выставлен проект площадью 509 тысяч квадратных метров на 49 гектарах между Алтуфьевским шоссе, Путевым проездом и полосой отвода Савеловского направления Московской железной дороги. Из этого объема 381 тысяча «квадратов» приходится на жилье, включая дома реновации на 129 тысяч «квадратов». В состав инфраструктуры войдут два детских сада и школа. Также планируется построить офисный центр с наземным паркингом.

Изменения в правила землепользования и застройки (ПЗЗ) для данной территории вносятся по инициативе структуры ПИК — ООО «ПИК-УК».

Как указывается в сообщении ведомства, проектом планировки территории предусмотрена реконструкция улично-дорожной сети, в частности, Поморской улицы и Поморского проезда. Также будет построен наземный пешеходный переход через железнодорожные пути.

29 апреля 2020, 09:33Мусорная реформа в РоссииРаботу с отходами предложили признать системой жизнеобеспечения

Металлический привкус, тошнота и головная боль – как живется рядом с московским МСЗ №4

Фото: Wikimapia / Seversky

Больше трех лет жители районов юго-востока и востока Москвы через суд пытаются закрыть мусоросжигательный завод №4 (МСЗ-4), расположенный в промзоне «Руднево» района Косино-Ухтомский. Люди постоянно жалуются на плохое качество воздуха, обвиняя в этом выбросы с предприятия. Главным действующим лицом борьбы против мусоросжигательного завода стал адвокат и депутат Мосгордумы Евгений Ступин, который собрал группу юристов-волонтеров, чтобы представлять интересы жителей в судах.

«Тошнота и дикая головная боль, окна открыть невозможно, металлический привкус на языке», – типичные сообщения в социальных сетях от людей, проживающих в районах Некрасовка, Новокосино и других близлежащих к заводу. Иногда местные жители замечают фиолетовый дым, идущий из труб МСЗ. По данным Евгения Ступина, мусоросжигательный завод стал причиной четырехкратного роста онкологических заболеваний в районе Косино-Ухтомский.

Всего до декабря 2020 года завод имел право выбрасывать в воздух до 530 тыс. тонн загрязняющих веществ в год (разрешение было выдано Департаментом природопользования и охраны окружающей среды Москвы еще предыдущему собственнику завода – ГУП «Экотехпром» в 2016 году). Проектная мощность объекта – 236 500 тонн в год.

«Из-за окисления, которое происходит при сжигании отходов, масса образующихся оксидов получается больше, чем масса исходных веществ. Так, например, при сжигании 1 кг углерода образуется около 3,7 кг диоксида углерода. Т.е. помимо выброса загрязняющих веществ, процесс сжигания сопровождается изъятием из атмосферы кислорода», – поясняет Никита Зубков, эксперт проекта «Отходы производства и потребления» в ЭПЦ «Беллона».

Росприроднадзор несколько раз выявлял превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) опасных веществ в воздухе вблизи завода. Летом 2018 года ведомство

постановило приостановить его работу на 90 дней из-за того, что у предприятия не было документов об утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение. Впрочем, МСЗ-4 тогда не прекращал работать, отделавшись штрафом.

В ответ на запрос «Беллоны» руководство ОП «Руднево» (МСЗ-4) отрицает свою причастность к загрязнению воздуха в прилегающих к МСЗ-4 районах. По словам представителей предприятия, экологический контроль показывает надлежащее качество воздуха на границах жилой зоны, зоны массового отдыха и санитарно-защитной зоны (СЗЗ). В ответе также упоминается ряд предприятий, расположенных на территории Юго-восточного административного округа, Восточного административного округа и городов Люберцы и Железнодорожный, в том числе полигоны «Кучино» и «Некрасовка», находящиеся на стадии рекультивации, полигон «Корнево», Люберецкие очистные сооружения, «Вторалюминпродукт», Московский нефтеперерабатывающий завод, мелкие промышленные предприятия и автодороги. Логично предположить, что выбросы упомянутых предприятий и автодорог могут влиять на качество воздуха.

Как жители отстаивают свои права

Чтобы привлечь внимание к проблеме, люди периодически организовывают пикеты у стен завода. Последний такой массовый пикет прошел в декабре прошлого года, когда протестующие вышли с плакатами «Стоп экоцид», «Хватит нас травить» и перекрыли въезд мусоровозам. Также жители юго-восточных районов и подмосковных городов провели, начиная с 2017 года, несколько районных митингов.

Осенью 2018 года инициативная группа местных жителей организовала собственную экологическую экспертизу почвы около мусоросжигательного завода. Анализы исследовала лаборатория аналитической экотоксикологии Института проблем эволюции и экологии РАН. Результаты показали значительное превышение ПДК по некоторым загрязнителям – например, бензапирена в 19 раз в районе Некрасовки.

«Хартия» не признала данные экспертизы, ссылаясь на то, забор проб происходил без участия представителей компании, поэтому нельзя судить о достоверности выбранных точек отбора проб и самой методики. В свою очередь, «Хартия» проводила собственные лабораторные анализы атмосферного воздуха на границе санитарно-защитной зоны на диоксины, мышьяк, хром, цинк и кадмий. Превышений ПДК не было выявлено.

Чтобы хоть как-то успокоить общественность, мусоросжигательный завод начал публично предоставлять данные по выбросам, выводя их на экран около своей проходной.

«Завод публикует данные только по семи загрязняющим веществам, но выбрасывает порядка 60. Что по остальным 53 никто не знает. Понятно, что у них все в порядке и превышений ПДК нет. Это их внутренний мониторинг, который не поддается никакому общественному контролю», – говорит Евгений Ступин.

Почему «Хартия» прекратила все контакты с активистами?

Три года назад «Хартия» заявила, что намеревается в 2021 году завершить модернизацию мусоросжигательного завода. В ответе на запрос «Беллоны» говорится, что на данный момент модернизацию прошли цех весового контроля, цех приема и сортировки отходов, цех тепловой автоматики, ремонтный цех и цех термической переработки, включая фильтровальное оборудование.

По словам представителей компании, МСЗ-4 встроили в систему раздельного сбора отходов, поэтому на сжигание поступают только предварительно отсортированные отходы, что «улучшает экологические показатели завода в «Руднево».

Впрочем, попасть на сортировочные станции и увидеть, как на самом деле происходит обработка отходов, у экоактивистов не получается. Московское отделение движения «РазДельный Сбор» сообщает, что с 2018 года «Хартия» прекратила какое-либо сотрудничество с ними. В феврале 2020 года компания лишь провела в социальных сетях телеканал «Москва-24» прямой эфир с сортировочного пункта, расположенного на Алтуфьевском шоссе в московском районе Отрадное.

Евгений Ступин подтверждает, что с 2018 года завод перестал поддерживать какие-либо контакты с местными жителями. «Поначалу активистов звали на экскурсии на МСЗ-4, думали, так успокоят. Но когда там поняли, что мы все равно будем добиваться закрытия завода, то все контакты были прекращены», – пояснил депутат.

Тем, кому удалось увидеть сортировку непосредственно на МСЗ-4, говорят, что отобрать больше 10% полезных фракций из общего объема мусора невозможно, так как сортировка ручная, а скорость ленты – 4 м/с. Руководство завода сообщает, что отбирает крупногабаритный мусор, опасные отходы, также получается выделять от 15% вторсырья. Впрочем, остается неясным, где может заканчиваться эта граница.

«На завод вместе с твердыми коммунальными отходами приезжают и мебель, и строительные отходы, поэтому там сжигается не только бытовой мусор, как заверяют представители завода»,

– рассказала «Беллоне» бывшая сотрудница МСЗ-4, Елена (имя изменено – прим. ред.).

Она также добавляет, что на заводе регламентом предусмотрен барабан по отсеиванию стекла, но во время ее работы на предприятии он не функционировал. Сжигание в печах, продолжает Елена, происходит при 700 градусах, стекло при таких температурах не горит, а лишь уменьшается в размере, а затем смешивается с остальными несгоревшими отходами – образуется золошлак. Этот золошлак затем отправляют на полигон в город Петушки Владимирской области.

Также Елена рассказала, что на предприятии в целом «бардак с экологическим надзором за выбросами», а руководители МСЗ-4 скрывают реальные данные даже от главного эколога «Хартии». Предприятие экономит деньги на технике и сотрудниках, на заводе большая текучка кадров, штат химического цеха сократили до 3-4 человек, хотя до этого там работало около 30 сотрудников, часто месяцами в штате может не быть специалиста по охране труда и инженера-эколога, продолжает она. Без последнего МСЗ становится максимально неконтролируемым с точки зрения влияния на окружающую среду.

По предоставленной руководством МСЗ-4 информации, в штате предприятия помимо заместителя руководителя и главного инженера также постоянно работают начальник экологический службы, эколог, начальник охраны труда и промышленной безопасности и его подчиненные.

«Непотопляемый» завод

Жители обращались к мэру Москвы Сергею Собянину, встречались с уполномоченным по правам человека в Москве Татьяной Потяевой, собирали круглый стол в Московской городской Думе. Депутат Мосгордумы Евгений Ступин призвал закрыть МСЗ-4 во время своей инаугурации: «Требую предпринять меры к закрытию мусоросжигательного завода №4. Прошу немедленно отреагировать на данное обращение». Однако ничто из этого не возымело никакого эффекта.

Логика московских властей понятна. «Хартия» вывозит отходы из двух округов Москвы (ВАО и СВАО), где проживает около 3 млн человек. Чтобы закрыть мусоросжигательный завод, отходы жителей надо перераспределить на другой МСЗ или найти полигон для захоронения. История с Шиесом показала, что даже безграничные финансовые и политические возможности мэрии Москвы не способны решить мусорную проблему за счет других регионов, поэтому мусор приходится сжигать на своей территории.

Активисты и местные жители связывают «непотопляемость» мусоросжигательного завода с именем сына бывшего генпрокурора России Юрия Чайки. В 2018 году Рудневский завод перешел в управление ООО «Хартия» от городского ГУП «Экотехпром». В свою очередь, в учредителях «Хартии» числится компания «Экогрупп» (с долей уставного капитала в 60%), управляемая Игорем Чайкой.

Противники МСЗ также неоднократно обращались в суды с требованием провести оценку экологической безопасности завода, а затем и закрыть производство, которое, по мнению жителей, нарушает природоохранное законодательство. Судебные разбирательства прошли все стадии рассмотрения, включая Верховный суд, но в удовлетворении исков было отказано. Адвокаты подали заявление о повторном рассмотрении.

Юристы делали упор на то, что у мусоросжигательных заводов и мусороперерабатывающих объектов мощностью от 40 тыс. тонн в год, (нормативная мощность МСЗ-4 – 250 тыс. тонн в год), санитарно-защитная зона должна быть один километр, однако жилые дома находятся в менее чем 500 метрах от завода. В ходе судебных разбирательств выяснилось, что постановлением главного государственного санитарного врача России санитарно-защитная зона для МСЗ-4 была установлена от 190 до 690 метров. Таким образом жилые дома оказались за пределами санитарно-защитной зоны.

Руководство завода подтвердило, что «Хартия» разработала и согласовала новый проект СЗЗ. По словам представителя компании, предельно допустимые границы были установлены после расчетов рассеивания загрязняющих веществ, оценки риска для здоровья и уровня шума, а результаты мониторинга показывают, что нет превышений контролируемых параметров на границе СЗЗ.

«Таким образом, мы не видим оснований подвергать сомнению экспертные заключения, выполненные при установлении границ СЗЗ», – говорится в ответе ОП «Руднево».

Сейчас параллельно с делом о закрытии МСЗ-4 в суде оспаривается сокращение санитарно-защитной зоны. Роспотребнадзор отказывался предоставить не только жителям, но и суду документы, которые обосновывали бы безопасность ее сокращения. Тверской районный суд отложил разбирательство до 30 апреля, тогда должен состояться допрос экспертов, которые вынесли заключение о сокращении СЗЗ. Также суд удовлетворил ходатайство противников МСЗ и все же истребовал всю документацию, на основании которой Роспотребнадзор вынес данное решение.

Священный мусор Какие находки делают работники столичного мусороперерабатывающего завода: Москва: Россия: Lenta.ru

Скоро исполнится три месяца, как Москва перешла на раздельный сбор отходов, но некоторые жители столицы до сих пор продолжают выбрасывать мусор как придется, безо всякой сортировки. Отделять ценное вторсырье вместо них приходится мусороперерабатывающим заводам. Сотрудник одного из таких предприятий рассказал нам, какие удивительные находки можно сделать в московском мусоре.

Владимир Васильевич Шамонский работает на мусоросортировочном предприятии ЭкоЛайн во Владыкино. Здесь отходы из двух округов столицы тщательно разбирают и сортируют, чтобы отправить на переработку или утилизацию. «Мы все сортируем, в утилизацию идут только неперерабатываемый хлам и остатки еды, а пластик, картон и бумага, тетрапак отделяются, — рассказывает Владимир Шамонский. — Бутылки, например, — это стекло, у меня контейнеры стоят, чтобы коричневое, зеленое и белое стекло собирать отдельно. На конвейерных лентах сотрудники сортируют бумагу к бумаге, пленка черная, пленка белая, металл тоже. Один раз три тонны набрали».

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

Сортировочные комплексы работают в России уже несколько лет. Но поскольку весь мусор выбрасывался вместе, то полезное вторсырье (бумага, пластик, стекло, металл) становилось грязным, теряло свои свойства, ведь оно какое-то время лежало вместе с пищевыми отходами. И отобрать для переработки получалось не более 10 процентов отходов. Именно поэтому важно изначально не смешивать чистые сухие отходы с другим мусором.

Власти столицы планировали ввести систему сортировки мусора в 2022 году, но реализовали эту программу досрочно. С 1 января 2020 года практически во всех дворах города появились два контейнера — синий для вторсырья, серый — для всего, что нельзя переработать. Урны для раздельного сбора мусора появились и в госучреждениях, и в местах общественного пользования, и так далее. К 1 января в Москве для сортировки мусора было оборудовано 22 тысячи площадок, на которых установили 60 тысяч контейнеров. Вывоз отходов осуществляется пятью крупными компаниями и городским предприятием «Экотехпром».

Дело в том, что многие мусорные полигоны, куда десятилетиями свозится мусор, оказались заполнены. Новая программа может кардинально эту ситуацию изменить. Именно поэтому с 1 января 2019 года в России вступил в силу закон о раздельном сборе мусора. Он позволит не только улучшить экологическую ситуацию, но и качество жизни. «У мусорной проблемы есть вполне конкретное решение — сортировка и переработка отходов. Логика простая: чем тщательнее мы сортируем мусор, отделяя мокрые, органические отходы от сухих (пластика, стекла, картона), тем больше сырья можно отправить на вторичную переработку и тем меньше мусора поедет на помойку», — сказал в одном из интервью глава Российского экологического общества Рашид Исмаилов.

Отходам дадут вторую жизнь в виде канцелярской и туалетной бумаги, также они превращаются в строительные и изоляционные материалы, полиэтиленовую тару, ящики и многое другое. По мнению экспертов, благодаря раздельному сбору может быть переработано около 50 процентов столичных отходов.

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

В процессе сортировки попадаются и неожиданные предметы. Что-то, по всей вероятности, выбрасывают случайно, а что-то вообще непонятно как могло оказаться на мусороперерабатывающем предприятии. «На сортировке случаются разные находки, кому-то везет: даже деньги находят… Бывает, и хорошие вещи выбрасывают. Я слышал, находили у нас тут — кто дрель, кто пылесос. Включают — все нормально работает», — говорит сотрудник завода.

Впрочем, далеко не все неожиданные находки радуют сотрудников предприятия, некоторые заставляют возмущаться или в недоумении разводить руками. Так, в последнее время в мусоре начали находить православные иконы. И не одну — две, а буквально десятки. «Я человек верующий. И вот бежит ко мне один сотрудник, кричит: «Володя, нашли две сумки, а в них иконы из Софрино, с печатями, новые совсем, с мощами внутри. Их там штук 50 было», — рассказывает Владимир Шамонский. — Потом еще работаем — напарник кричит: «Чемодан! Иди скорее». Я открываю — а там опять иконы, штук 30. Я чемодан убрал, у себя положил, а коллег предупредил, говорю: «Ребята, будьте добры, откладывайте и отдавайте мне»». Однажды Владимир нашел живописную икону старой работы — «Божья Матерь Казанская». Она стояла у него на работе, уголок только был отколот, но можно отреставрировать.

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

С точки зрения православных христиан, выбрасывать иконы на помойку — большой грех. Если священный образ по каким-то причинам был поврежден и более не годится для использования по назначению, его лучше отнести в ближайший храм. Отправлять же икону в мусоропровод или контейнер совершенно недопустимо. «У нас рядом церковь, там батюшка служит, отец Александр, — рассказывает Владимир Шамонский. — Он посоветовал найденные иконы раздать, если кому надо, а если какая не нужна никому — ему принести. Потому что выкидывать, говорит, большой грех».

По церковным правилам, священные изображения, которые пришли в негодность или не могут уже использоваться для молитвы, утилизируются методом сжигания. В макулатуру их лучше не сдавать, тем более, нельзя выбрасывать в обычный бытовой мусор. Лучше какое-то время их где-то хранить и раз в год сжигать — на даче или на природе, а золу закапывать в землю.

Сейчас многие православные держат Великий пост, а через месяц россиян ждет светлый праздник Пасхи Христовой. Хочется пожелать всем внимательнее относиться к собственным традициям и нормам поведения. И не нужно привычно смешивать в одном контейнере остатки пищи, бумагу, пластик, металл и очень вредные для природы батарейки. Лучше разбирать мусор по сортам и выбрасывать в соответствующие контейнеры: синий — для вторсырья и серый — для окончательной утилизации.

Мусору в Ногинском районе устроят горячий прием – Общество – Коммерсантъ

В Ногинском районе (Московская область) прошли публичные слушания по строительству мусоросжигательного завода (МСЗ), который должен появиться здесь по планам правительства России до 2022 года. Ранее аналогичные слушания уже прошли в Наро-Фоминске, Воскресенске, Солнечногорске, а также под Казанью, где планируется строительство мусоросжигательных предприятий. Местных жителей волновали не только вредные выбросы будущего завода, но и судьба действующей свалки, которая находится в этом районе. В свою очередь, чиновники сообщили, что после строительства МСЗ полигон, возможно, будет закрыт, а экология только улучшится.

В подмосковном селе Кудиново 20 сентября прошли публичные слушания по проекту оценки воздействия на окружающую среду МСЗ, который может появиться вблизи деревни Тимохово (40 км от МКАД). Мероприятие должно было начаться в 15:00, но местные жители начали собираться у СДК «Центральный» уже за четыре часа до официального начала.

«Толпа молодых ребят перед началом регистрации отталкивала жителей от ворот, поэтому многие не смогли попасть на слушания»,— рассказала “Ъ” представитель инициативной группы противников МСЗ Вероника Кузьмина. Всего в зале присутствовало около 450 человек.

Напомним, в рамках проекта «Чистая страна» предусмотрено строительство четырех МСЗ в Московской области: в Солнечногорске, Ногинске, Воскресенске и Наро-Фоминске (каждый будет обезвреживать 700 тыс. тонн отходов в год) и одного в Татарстане (550 тыс. тонн). Операторами проекта стали АГК-1 и АГК-2, контролирует которые «дочка» «Ростеха» АО «РТ-Инвест». По планам подмосковных властей, четыре МСЗ и несколько «мусороперерабатывающих комплексов» покроют потребности региона в мощностях по обращению с отходами.

До начала слушаний из зала поступило предложение перенести мероприятие, поскольку общество защиты прав потребителей и охраны окружающей среды «Принципъ» подало иск в суд от лица жителей. По словам представителей организации, не были соблюдены сроки утверждения техзадания на выполнение оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) завода и предоставление общественности материалов для ознакомления. Выслушав предложение, врио главы Ногинского муниципального района Игорь Сухин объявил о начале публичных слушаний.

Первыми выступали чиновники. Однако после первого доклада к микрофонам выстроилась очередь из нескольких десятков желающих задать вопрос. Согласно объявленному в начале мероприятия регламенту, время для вопросов было отведено в конце обсуждения, однако комиссия все же решила предоставить слово протестно настроенным жителям, перебивавшим спикеров.

Те высказали опасения по поводу негативного влияния МСЗ на окружающую среду и здоровье. «Если все безопасно, как вы говорите — будет сортироваться и только после этого сжигаться, тогда откуда в ОВОСе взялась ртуть, талий, и другие загрязняющие вещества? — поинтересовалась жительница Ногинска Татьяна.— Куда они все упадут: нам на голову или останутся в пределах санзоны и упадут на голову работникам завода?»

В ответ главный инженер проекта заверил в безопасности проектируемых предприятий благодаря высокотемпературному режиму и трехступенчатой очистке, которые позволяют контролировать уровень выбросов. «В любом технологическом процессе происходят выбросы загрязняющих веществ,— добавил он.— Вот вы на слушания на машине приехали, от них же тоже происходят выбросы».

Кроме строительства МСЗ присутствующих также волновала судьба действующего в районе полигона ТБО Тимохово.

«Мы постоянно чувствуем неприятный запах от свалки, а вы еще и завод хотите впихнуть»,— возмутился местный житель Евгений.

«Наличие этого объекта значительно улучшит экологическую обстановку в районе,— заявил Александр Коган, который ранее занимал пост министра экологии и природопользования Московской области (сегодня Мособлдума согласовала предложенные губернатором Андреем Воробьевым кандидатуры руководящего состава подмосковного правительства — теперь вопросами экологии и лесных отношений займется Дмитрий Куракин).— Мы очень надеемся, что когда завод откроется, полигон будет закрыт. Либо на полигоне строится мусороперерабатывающий завод и проводится рекультивация старого тела полигона».

Однако в зале его слова не нашли одобрения: «Давайте тогда еще десять таких заводов построим»,— с усмешкой прокричал мужчина. «Завод будет производить меньше вредных веществ, чем одна скоростная трасса и автомобили, которые по ней ездят,— продолжил господин Коган.— На него будут поступать отсортированные отходы — 50% из Московской области и 50% из Москвы». Информация о столичном мусоре вызвала бурную реакцию в зале:

«Нам не нужен чужой мусор, своего до фига»,— прокричали одновременно несколько человек.

Замглавы администрации Ногинского района Оксана Муховикова сообщила жителям, что в дальнейшем руководство района организует несколько круглых столов, чтобы «все смогли услышать ответы на свои вопросы». Публичные слушания, продолжавшиеся около трех часов, были признаны состоявшимися.

«Все рамки были сдвинуты, потому что очень много времени отводилось на ответы на вопросы и почти никто не успел выступить и высказать свою позицию»,— сообщила “Ъ” Вероника Кузьмина. Она также добавила, что жители не считают обсуждения состоявшимся и будут через суд добиваться отмены публичных слушаний: «Мы считаем не только их незаконными, мы считаем просто преступлением то, что была выбрана эта площадка для строительства завода».

Анна Васильева

Как в России идет «мусорная реформа» — в спецпроекте “Ъ”

Читать далее

В приоритете не только вывоз мусора но и его переработка —

Заместитель председателя Московской областной думы Никита Чаплин рассказал о проблемах хранения и переработки отходов в Подмосковье. Вывоз мусора в сочетании с его глубокой переработкой значится в приоритете подмосковных властей.

— Никита Юрьевич, как вы охарактеризуете общее экологическое состояние Московской области?

— У нас хорошее состояние экологии. Это подтверждено и независимыми исследованиями, которые проводят общественные организации, в том числе и Всероссийское общество охраны природы. Это, напомню, независимые организации. Так вот, результаты их замеров показывают, что в целом состояние экологии в Московской области не просто удовлетворительное, а хорошее. Есть, конечно, определенные нюансы в зависимости от районов, да и розу ветров нельзя сбрасывать со счетов.

— На парламентских слушаниях, посвященных проблеме хранения и переработки отходов в Подмосковье, которые прошли 25 февраля в Мособлдуме, вы говорили о том, что существующие полигоны ТБО представляют экологическую опасность.

— У нас большинство полигонов, а проще говоря – свалок, были созданы в советские годы, когда не было жестких экологических требований по подушке полигона, по газо-, водо- и шлакоотведению. В настоящее время, Московская область взяла на себя миссию по упразднению подобных свалок. С начала 2013 года в Подмосковье работали 39 полигонов ТБО. На сегодняшний день уже закрыто 13 полигонов, и еще 12 полигонов подлежат закрытию в ближайшее время.
Сегодня у нас есть средняя сортировка, и практически отсутствует переработка, то есть после сортировки весь мусор сразу все идет на свалку. Это в лучшем случае 95 процентов вывозимого мусора. Мы говорим о том, что необходимо сделать более глубокую пересортировку — она должна составлять не 5-7 процентов, а 15 и более процентов, чтобы как можно меньше мусора отправлять на захоронение. Конечно, идеально было бы 50 процентов мусора отправлять на захоронение, но в нынешних условиях это практически невозможно.

— Это реальные показатели?

— Да, реальные. Конечно, экономический кризис нас несколько подкосил, впрочем, не только нас. Однако многие фундаментальные проекты, такие как строительство дорог, строительство полигонов ТБО для вывоза мусора, необходимо продолжать, поскольку эти вложения окупятся сторицей через 10-20 лет.

— Все новейшие технологии переработки мусора – западные?

— Да, это немецкие, австрийские и финские технологии. В этих странах установлены очень высокие экологические стандарты.

— Есть инвесторы, которые готовы вкалывать деньги в строительство современных мусороперерабатывающих заводов, о которых вы говорили на слушаниях? Или речь идет только о государственных вложениях?

— Это государственно-частное партнерство. Есть инвесторы, которые готовы войти в строительство полигонов и, особенно, в заводы по переработке отходов. Проблема, с которой сегодня сталкиваются инвесторы – это банковское финансирование. Но, несмотря на нынешние трудности, все равно остался пул инвесторов, которые готовы этим заниматься. Одновременно некоторые полигоны, прежде всего, столичные, будут финансироваться за счет бюджетных средств.

— Согласно статистике, в Подмосковье ежегодно захоранивается 10,5 млн тонн отходов, более половины которых дает Москва. Вы как-то взаимодействуете с московскими властями по этому вопросу?

— Да, по этому поводу мы общаемся и с представителями Правительства Москвы и депутатами Мосгордумы, и с общественными структурами. Есть общее понимание, что мы находимся в одной лодке, живем в одном доме и неразрывно связаны друг с другом. Мы понимаем, что москвичам надо избавляться от мусора, но при этом мы не готовы быть мусорной свалкой столицы. Мы, по сути, являемся оздоравливающим рекреационным регионом для москвичей, потому что много жителей Москвы периодически проживает на территории области летом на дачах. Поэтому Подмосковье не должно безоглядно принимать столичные отходы. Нужно искать компромиссное решение, которое не будет в ущерб интересам людей и экологии. При этом Москва рассматривает разные варианты. Однако мусор неизбежно куда-то надо девать, поэтому призываем москвичей: вкладывайте деньги в мусоропереработку. Сейчас в целом, нормальной переработки так и нет. Мы готовы найти площадки для Москвы, но только для переработки, а не для размещения полигонов. То есть, область готова быть кластером по переработке, но не кластером по захоронению отходов. Московские власти могут поискать участки в соседних областях, которые граничат с Московской областью. А площадки по переработке этих отходов, на которых будут построены современные мусороперерабатывающие заводы, мы готовы предоставить. Такая схема выгодна всем: у Москвы будут полигоны для вывоза отходов, субъекты, которые предоставят территории под полигоны ТБО, пополнят свои региональные бюджеты, а новые перерабатывающие заводы дадут жителям Подмосковья новые рабочие места.

Новые полигоны, должны быть сделаны по мировым стандартам: в основе должна быть бетонная плита, должно быть выполнено водо- и газоотведение, чтобы за пределы площадки не выходили грязные стоки и соответствующие запахи. А соседние территории испытывают дефицит бюджета, могут пополнить свою казну за счет московских отчислений за размещения отходов. Соблюдая, повторюсь, самые современные экологические требования при строительстве полигонов.

— Бизнес по мусоропереработке привлекателен для инвесторов?

— Он прибыльный при правильной организации бизнеса. У немцев и финнов он прибыльный. Очень выгодна сортировка мусора: пластик, стекло, железо, — то, что можно использовать вторично. Переработка менее выгодна, но все же доходна. Поэтому мы и говорим о том, что и сортировка, и переработка должна находиться в одних руках, потому что тогда сортировка частично компенсирует недостающие прибыли по переработке. Для сортировки очень важен объем вывозимого мусора. Необходимо обеспечить поток, полную загрузку завода, тогда это будет выгодно. Москва уже разделена на ряд кластеров по округам, в которых компании выиграли конкурсы на перевозку отходов. (Среди них такие крупные компании, как МСК-НТ и ряд других). Это создаст поток.

— С 2016 года за сбор, транспортировку, обработку, утилизацию, обезвреживание и размещение мусора будет отвечать субъект федерации. Это что означает?

— Да, в соответствии с законом с будущего года отвечать за мусор будут субъекты федерации, а не муниципалитеты, как сейчас. Это облегчит нам создание кластеров на территории области. Есть, конечно, определенные вопросы, но в целом, когда весь процесс управляется из одного центра, проще навести порядок на всей территории области. Просто надо организовать правильный сбор мусора, чтобы не нарушилась вся цепочка. Мы проводили эксперимент по раздельному сбору отходов. Даже в таком наукограде как Дубна далеко не все люди готовы иметь у себя дома три ведра для мусора. Очень немногие занимались сортировкой отходов на домашнем уровне. Эксперимент показал, что мы, к сожалению, пока еще не доросли до раздельного сбора. Даже немцы — такая дисциплинированная нация приучали свое общество к раздельному сбору бытовых отходов более 20 лет. В те же 1970-е годы и в Москве был организован раздельный сбор пищевых и непищевых отходов. И люди послушно складывали картофельные очистки в одно ведро, прочий мусор – в другое. Потом этот эксперимент прекратили.

— В начале беседы вы сказали, что ряд полигонов ТБО в области уже закрыт. Среди них и пресловутая Дмитровская свалка, которая и после запрета продолжала принимать отходы. Чтобы окончательно закрыть полигон, властям пришлось там выставлять наряды полиции и ДПС, о чем вы рассказывали нашему изданию. Возможно, подобное происходит и на других свалках. Этот беспредел как-то можно пресечь?

— Конечно. Надо строить современные полигоны по сортировке и переработке, а на закрытых полигонах необходимо установить камеры слежения, чтобы информация с них поступала как в полицию, так и в местные органы власти.

почему они безопасны — Сноб

Фото: Jon Moore / Unsplash

Мусорная проблема

Россияне, по разным оценкам, ежегодно выбрасывают от 60 до 70 миллионов тонн бытового мусора (на каждого жителя России в среднем приходится 415 килограммов), и только 5–7 процентов из этой массы идет в переработку. Пятая часть из всего мусорного годового объема в стране приходится на Москву и Подмосковье: полигоны переполнены, отходы хотят увозить в Архангельскую область, но проблему это не решает.

Культура раздельного сбора мусора в России развита слабо, и федеральные власти решили, что лучшим выходом из мусорного коллапса станет строительство современных мусоросжигательных заводов: сначала в Подмосковье и Казани, а потом и по всей стране. Предполагается, что к 2027 году в Московском регионе доля мусора, предназначенного для захоронения на полигонах, уменьшится почти в два раза — с 92 до 47 процентов.

Важно понимать, что сокращение доли отходов на полигонах будет происходить не только за счет сжигания, но и благодаря переработке. В топку пойдет только тот мусор, который нельзя использовать вторично.

Где и как будут сжигать отходы

Первым делом группа компаний «РТ-Инвест» построит пять мусоросжигательных заводов. Четыре — в  Солнечногорском, Наро-Фоминском, Воскресенском и Ногинском районах Московской области и один — в Татарстане. В Воскресенском районе, например, уже заложили фундамент.

Наряду с мусоросжиганием «РТ-Инвест» создает сортировочные и мусороперерабатывающие комплексы. В Подмосковье их будет восемь.

Как объясняет генеральный директор «РТ-Инвест» Андрей Шипелов, все четыре мусоросжигательных завода построят по экологически безопасной технологии японско-швейцарской компании Hitachi Zosen INOVA, которая возвела уже более 500 объектов, перерабатывающих отходы в энергию, по всему миру: в США, Китае, Германии, Швеции, Швейцарии, Японии, Франции.

Энергии завода хватит, чтобы обеспечить работу работу самого предприятия, а также на обслуживание около 100 домохозяйств. «Главная цель у нас другая — утилизация мусора, а электроэнергия — побочный продукт», — рассказал «Снобу» замгендиректора по тепловой энергетике «ЗиО-Подольск» Дмитрий Ляхов.

В «РТ-Инвест» подчеркнули, что перед сжиганием мусор будут сортировать и дробить, а не бросать все подряд в печь, как опасаются экологи.

Как происходит процесс сжигания мусора

  • При сгорании мусора образуются газы.
  • Выделяемую при этом энергию используют для выработки пара, который потом преобразуется в электроэнергию.
  • Перед выпуском в окружающую среду дымовые газы проходят трехступенчатую очистку.
  • Из золы, образовавшейся после горения мусора, извлекут металлы для дальнейшего использования.
  • Золу впоследствии переработают в безопасные строительные материалы по британской технологии Carbon 8

Часть оборудования для заводов поставят из-за рубежа, а часть произведут в России под контролем компании Hitachi. Например, котельные установки изготовит «ЗиО-Подольск», который не один десяток лет производит оборудование для российских атомных и гидроэлектростанций и даже реакторы для ледоколов. Это первое в России предприятие, которое применяет передовую австрийскую технологию Cold Metal Transfer по нанесению специального жаростойкого никелевого сплава на элементы котлов. Это продлевает срок службы оборудования на несколько лет, а значит, заводам не придется часто менять дорогостоящее оборудование.

«Всего для четырех заводов изготовят 14 котлов: по три на каждое предприятие в Московской области, два — для Татарстана», — говорит Дмитрий Ляхов. Строительство первого котла уже завершено на 90 процентов.

О безопасности для местных жителей

Технология компании Hitachi, по которой строят мусоросжигательные заводы, предусматривает полное разложение вредных веществ, трехступенчатую очистку дымовых газов и постоянный мониторинг. Японо-швейцарская компания уверяет, что вредные выбросы в атмосферу сведены к минимуму.

Зарубежный опыт работы мусоросжигательных заводов также показывает, что для человека предприятия современного образца несут минимальный вред. Например, ученые в течение 10 лет (с 2004-го по 2013 год) изучали экологическую ситуацию вблизи таких заводов в Евросоюзе и не выявили никаких завышений вредных веществ ни в воздухе, ни в фермерской продукции.

Как сообщается на сайте Европарламента, страны ЕС сжигают четверть бытовых отходов. Лидерами по числу мусоросжигательных заводов, по данным на 2015 год, были Дания и Швеция, где в печь идет половина всего мусора.

Предприятия без опасений строят в черте города и даже превращают их в спортивные или арт-объекты. В Дании, например, завод расположен прямо в столице — Копенгагене, пологую крышу предприятия превратили в горнолыжный склон. Еще один необычный завод построили в городе Роскилле — по ночам он похож на тлеющий маяк. В Вене мусоросжигательный завод Шпиттелау украсили зеркальными золотистыми шарами — это местная достопримечательность.

В России первые два из четырех современных мусоросжигательных заводов планируется запустить уже в 2021 году в Воскресенском и Наро-Фоминском районах. Старые полигоны, против которых выступают местные жители, можно будет рекультивировать с помощью современных технологий.

Подготовили Екатерина Тимофеева и Анна Алексеева

Вывоз и утилизация ТКО

ЭкоЛайн собирает, перевозит, сортирует и утилизирует коммунальные отходы. Мы работаем в Москве: более 6 тысяч наших контейнеров для смешанных отходов, около 3 тысяч контейнеров + 600 сеток для раздельного сбора стоят в Центральном и Северном округах столицы. Оттуда на собственных современных мусоровозах мы отвозим отходы на собственные сортировочные заводы, где разделяем их, а затем передаем вторсырье на переработку, а то, что нельзя переработать — на современные технологичные полигоны.

Мы обслуживаем

  • 2 000 000 москвичей
  • 7 500+ предприятий
  • 700 000+ тонн отходов вывозим в год

Мы ежедневно работаем над тем, чтобы обращение с отходами было эффективным и безопасным и для человека, и для природы. Поэтому мы сделали логистику прозрачной на всех этапах — от сбора и транспортировки отходов до их утилизации и захоронения.

Передвижение мусоровозов контролируется с помощью ГЛОНАСС, о выгрузке контейнеров водитель отчитывается фотофиксацией в режиме реального времени.

Наша цепочка переработки доступна каждому, кто хочет знать, какие виды вторсырья мы принимаем, что отбираем в процессе сортировки и на какие предприятия передаем на переработку.

Мы используем лучшие из доступных технологий и внедряем новые.

С 29 марта 2019 года ЭкоЛайн начал эксплуатацию нового мусоросортировочного завода в Москве. Он уже третий и самый мощный в компании – может перерабатывать до 480 000 тонн отходов в год. Теперь общая мощность сортировочных предприятий ЭкоЛайна достигла 850 тысяч тонн в год (с учетом мусоросортировочного комплекса в Долгопрудном и существующей линии во Владыкино).

— Мы увеличили сеть контейнеров для раздельного сбора почти до 3,5 тысяч штук. Теперь бак для вторсырья есть на каждой площадке в ЦАО и САО.

— Информируем и убеждаем жителей и сотрудников компаний в необходимости разделять отходы

Благодаря отклику и вовлеченности жителей улучшаем качество собранного вторсырья и увеличиваем объем того, что можно переработать.

Цель компании – предоставлять качественные услуги населению и предприятиям, с пользой для города и окружающей среды.

В настоящее время проводятся проектные работы по созданию мусороперерабатывающего комплекса, в состав которого войдут современная станция сортировки мусора, полигон ТКО, а также предприятия по переработке отдельных видов отходов.

14 Проблемы обращения с отходами в Московской области | Роль экологических НПО: вызовы России, уроки Америки: материалы семинара

Давайте исследуем несколько неэкологических аспектов этой проблемы, потому что экологические последствия вторичной переработки миллиардов бутылок, банок и упаковок вполне очевидны.

Большая часть населения России живет за чертой бедности. При покупке бутылок водки, пива или безалкогольных напитков необходимо внести залог (10–20 коп. За бутылку).Самые бедные люди будут нести бутылки в приемные пункты. Система сбора упаковки будет работать сама по себе. Нужны только точки приема. Собранные миллионы рублей будут перераспределены между беднейшими слоями населения в их пользу, а социальная проблема бедных будет решена в известной мере не благотворительностью, а нормальными экономическими средствами.

Второй момент также хорошо известен. В рыночной экономике одна из важнейших проблем — это занятость.Что произойдет, когда будет введена стоимость trade-in?

Тысячи новых рабочих мест создаются на приемных пунктах и ​​на предприятиях по переработке стекла, пластика и т. Д. И нам не нужно ни копейки из госбюджета. Более того, эти предприятия будут платить налоги и потреблять продукцию других отраслей промышленности, принося доход в бюджет, не говоря уже о подоходном налоге с новых рабочих мест.

Есть еще одна сторона дела. Требуется значительное финансирование из бюджетов местных органов власти, включая коммунальные платежи за сбор и вывоз мусора на полигонах и мусоросжигательных заводах.Снижение затрат на утилизацию отходов может стать существенной поддержкой жилищно-коммунальной реформы в целом.

Практически невозможно в целом оценить экологический эффект, когда тысячи тонн отходов перестанут занимать прилегающие к городам участки земли в качестве долговременных свалок. Эксплуатационные расходы пунктов приема и транспортные расходы могут быть покрыты за счет средств, полученных от производителей и возвращенной упаковки. Кроме того, когда отрасль по переработке мусора будет развиваться и становится прибыльной, предприятия по переработке отходов смогут оказывать частичную поддержку пунктам приема.

Стоимость Trade-in может быть введена для всех видов упаковки, кроме молочных продуктов и продуктов для детей. Она может составлять от 15 до 30 копеек за контейнер, в зависимости от его размера. Если все пластиковые бутылки с водой и пивом продавать по стоимости trade-in только в Москве, то общая сумма вырастет до 450 млн рублей в год. С учетом стеклянных бутылок, алюминиевых банок и пакетов — миллиард рублей. Эта сумма будет перераспределена в пунктах приема среди малообеспеченных людей, когда они получат деньги за использованную упаковку и работу в пунктах приема и на заводах по переработке.

Узким местом проблемы сейчас является отсутствие в России высокотехнологичных производств по переработке отходов. Решается довольно легко. На первом этапе использованная упаковка может быть продана как сырье для предприятий, в том числе за границу. На деталь

существует неограниченный спрос на ПТА и алюминий.

Консорциум построит четыре завода по переработке энергии из отходов в Московской области

Четыре завода по переработке энергии из отходов будут построены в столице России Москве.Консорциум, состоящий из швейцарской компании Hitachi Zosen Inova (HZI) и российской технологической компании ZiO-Podolsk, получил контракт от клиента, российской операционной компании «Альтернативная генерирующая компания». Станции внесут существенный вклад в сокращение количества полигонов для захоронения отходов, переработав остаточные отходы около 5 миллионов жителей и обеспечив электроэнергией 1,5 миллиона человек.

В России консорциум, состоящий из Hitachi Zosen Inova (HZI) и ZiO-Podolsk, 11 июля 2019 года получил контракт от оператора электростанции Альтернативная генерирующая компания на строительство четырех электростанций мощностью 75 МВт (эл.) Из отходов (EfW) в г. Московская обл.Кроме того, консорциум будет нести ответственность за ряд всеобъемлющих услуг и процессов мониторинга. Это первый проект HZI в России (изображение предоставлено HZI).

11 июля 2019 года российский оператор электростанции Альтернативная генерирующая компания-1 (AGC-1), SPC и часть группы RT-Invest и консорциума швейцарско-японской компании Hitachi Zosen Inova (HZI), занимающейся чистыми технологиями, и Российская технологическая компания «ЗиО-Подольск», дочерняя компания «Атомэнергомаша» (АЭМ), подписала контракт на поставку технологий для строительства четырех заводов по переработке энергии из отходов (EfW) в Московской области.

Согласно HZI, HZI и AEM будут поставлять все технологические процессы, включая первоклассную технологию сжигания HZI и самую современную систему очистки дымовых газов. Кроме того, консорциум будет нести ответственность за ряд всеобъемлющих услуг и процессов мониторинга. Это первый проект HZI в России.

«Мы гордимся тем, что поставляем нашу запатентованную, проверенную технологию и являемся частью этого важного проекта в России», — отметил Бруно-Фредерик Бодуэн, генеральный директор HZI.

Война Москвы со свалками

Идея «Энергия из отходов» (EfW) относительно нова для Московской области и России в целом. Всего в ближайшие четыре года на территории города планируется построить четыре завода EfW (Москва 1-4). Строительство первого завода уже началось примерно в 80 км к юго-востоку от центра города.

Новые электростанции являются частью Зеленого тарифа, программы по продвижению возобновляемых источников энергии, запущенной в 2017 году. В дополнение к субсидиям, новый объект будет финансироваться за счет платы за удаление отходов и продажи электроэнергии и золы.

Заводы EfW помогут городу оптимизировать управление отходами, закрыв и неуклонно сокращая многочисленные свалки. Каждый завод мощностью 75 МВт будет перерабатывать около 700 000 тонн твердых бытовых отходов (ТБО) в год. Это означает, что после того, как все четыре завода будут построены, будет перерабатываться в общей сложности 2,8 миллиона тонн остаточных отходов в год, объем отходов от более чем 5 миллионов человек.

Часть электроэнергии будет использоваться для работы электростанций, а часть будет подаваться в сеть, снабжающую электроэнергией около 1.5 миллионов человек в Москве.

Интеграция технологии EfW — важная веха на пути внедрения прогрессивной и устойчивой экономики управления отходами в России. «Как компания, мы рады играть ключевую роль в строительстве и эксплуатации заводов в Московской области», — сказал Андрей Шипелов, генеральный директор «РТ-Инвест».

Проверенная технология, адаптированная к местным потребностям

Четыре завода будут иметь аналогичную конструкцию и новейшую технологию HZI, которая уже используется на нескольких сотнях предприятий по всему миру.Это включает в себя сжигание с решеткой HZI, водно-паровой цикл и многоступенчатую систему очистки дымовых газов HZI, которая соответствует всем европейским стандартам выбросов и даже значительно ниже действующих ограничений.

Географические факторы создают дополнительные проблемы с точки зрения строительства и монтажа.

Погода и климат здесь отличаются, например, от Центральной Европы, и нам пришлось учесть это при проектировании конструкции. Некоторые технические системы, которые обычно размещаются на открытом воздухе, были перемещены в закрытые помещения, чтобы защитить их от сильного холода зимой, — пояснил Урс Альтенбургер, менеджер по продажам HZI.

Строительство четырех заводов EfW принесет пользу не только Московской области с точки зрения управления отходами, но и местной экономике, поскольку большая часть используемого оборудования и материалов будет российским. Также будет создано большое количество рабочих мест. Для работы каждого завершенного завода потребуется около 130 человек, и до 800 человек будут работать на каждой площадке в любой момент времени во время строительства.

Москва рассчитывает на энергию из отходов — журнал RECYCLING

HZI и AEM предоставят все технологические процессы, включая первоклассную технологию сжигания HZI и самую современную систему очистки дымовых газов.Кроме того, консорциум будет нести ответственность за ряд всеобъемлющих услуг и процессов мониторинга. Это первый проект HZI в России.

Война Москвы со свалкой

Идея EfW относительно нова для Московской области и России в целом. Всего в ближайшие четыре года на территории города планируется построить четыре завода EfW (Москва 1-4). Строительство первого завода уже началось примерно в 80 км к юго-востоку от центра города. Новые станции являются частью Зеленого тарифа, программы по продвижению возобновляемых источников энергии, запущенной в 2017 году.Помимо субсидий, новый объект будет финансироваться за счет платы за вывоз отходов и продажи электроэнергии и золы.

Заводы EfW помогут городу оптимизировать управление отходами, закрыв и неуклонно сокращая многочисленные свалки. Каждый завод будет перерабатывать около 700 000 тонн, это всего 2,8 миллиона тонн остаточных отходов в год, объем отходов от более чем 5 миллионов человек, вырабатывая 75 МВт электроэнергии на завод. Часть электроэнергии будет использоваться для работы электростанций, а часть будет подаваться в сеть, питающую около 1 человека.5 миллионов человек в Москве.

Проверенная технология, адаптированная к местным потребностям

Четыре завода будут иметь аналогичную конструкцию и новейшую технологию HZI, которая уже используется на нескольких сотнях предприятий по всему миру. Это включает в себя сжигание с решеткой HZI, водно-паровой цикл и многоступенчатую систему очистки дымовых газов HZI, которая соответствует всем европейским стандартам выбросов и даже значительно ниже действующих ограничений.

Географические факторы создают дополнительные проблемы с точки зрения строительства и монтажа.«Погода и климат здесь отличаются, например, от Центральной Европы, и нам пришлось учесть это при проектировании конструкции», — объясняет Урс Альтенбургер, менеджер по продажам HZI. Некоторые технические системы, которые обычно размещаются на открытом воздухе, были перенесены в закрытые помещения, чтобы защитить их от сильного холода зимой.

Содействие развитию местного бизнеса

Строительство четырех заводов EfW принесет пользу не только Московской области с точки зрения обращения с отходами.Местная экономика также выиграет, поскольку большая часть используемого оборудования и материалов будет российским. Также будет создано большое количество рабочих мест. Для работы каждого завершенного завода потребуется около 130 человек, и до 800 человек будут работать на каждой площадке в любой момент времени во время строительства.

HZI поставит технику на московский завод WTE

Casella Waste Systems Inc., Ратленд, Вермонт, и Горхэм, штат Мэн, Гудвилл Северная Новая Англия объявили 3 июня, что Нью-Гэмпширский бизнес за социальную ответственность (NHBSR) наградил эти две организации премией NHBSR Partnership for Innovation Award 2020 на своей ежегодной весне. конференция.

Награда присуждается программе Casella and Goodwill’s Job Connection, которая побуждает жителей Новой Англии действовать более рационально, а также помогает людям, которые сталкиваются с серьезными препятствиями на пути к трудоустройству, получить и сохранить рабочие места. Каселла помог финансировать расширение Job Connection в Вермонте.

«Мы поняли, что уникальное сотрудничество может помочь в создании более сильных сообществ. Программа Goodwill’s Job Connection была тем приятным местом, — говорит Рич Канц, президент и главный исполнительный директор Goodwill Northern New England.

Job Connection помогает клиентам преодолеть прошлую зависимость, длительную бедность, проблемы с психическим здоровьем и другие препятствия, мешающие им трудоустроиться. Программа предоставляет ищущим работу консультанту по вопросам карьеры и социальному работнику, чтобы помочь людям справиться с трудностями, чтобы лучше подготовить их к трудоустройству.

Пол Лигон, старший вице-президент по устойчивому развитию в Casella, говорит, что сила партнерства начинается с управления ресурсами.

«Сотрудники Casella являются экспертами в области вторичной переработки, а Goodwill — в области повторного использования», — говорит он.«Когда мы сотрудничаем, чтобы максимально использовать каждый предмет, планета выигрывает. Очевидно, что мы оба считаем, что устойчивость выходит за рамки этого, чтобы [включать] сильное внимание людям и построению стабильной жизни посредством значимой работы».

Goodwill повторно использует и перерабатывает более 60 миллионов фунтов материала каждый год. Вложения Casella добровольно выделенного времени и отраслевых ресурсов сыграли ключевую роль в достижении целей Goodwill в области устойчивого развития. В частности, Casella помогла некоммерческой организации улучшить операционную эффективность и стандарты безопасности, что позволило Goodwill максимально использовать каждое пожертвование и держать предметы в употреблении.

«Это партнерство является продолжением 40-летней истории нашей компании по созданию сообщества и экологической устойчивости», — говорит Джон Каселла, председатель и главный исполнительный директор Casella Waste Systems Inc. «Работа с доброй волей, чтобы дать людям, сталкивающимся с проблемами, второй шанс, является важной частью нашего внимания к поиску, обучению и развитию талантливых сотрудников из всех слоев общества».

Поскольку московские свалки близки к пределу, переработчики делают все, что нужно охранное агентство.«Но что касается повторного использования и переработки, это была действительно блестящая модель».

Конец советского коммунизма положил конец всему этому. «Система взломала», — сказал Антон Кузнецов, который в 2010 году основал Sphere of Ecology, частную компанию, которая зарабатывает деньги на переработке отходов для московских офисов международных корпораций, а также посольств Финляндии, Великобритании, Нидерландов и Канады. «К несчастью.»

Сегодня люди в России производят в три раза больше мусора, чем в советские времена.Рыночная экономика изменила и состав бытовых отходов. Теперь, по оценкам Гринпис, то, что выбрасывают россияне, содержит в 15-20 раз больше пластика, чем раньше, а также более опасные отходы, такие как батареи и портативные компьютеры.

Обеспокоенная ситуацией, «Сфера экологии» открыла два пункта сбора для жителей Москвы. «Мы считаем, что это необходимо», — сказал г-н Кузнецов. «Мы не могли отказать людям».

Несколько других инициатив недавно сделали переработку вторичного сырья в российской столице немного более доступной.Одна из них — онлайн-карта утилизации отходов Гринпис России. Используя адреса, присланные переработчиками, на карте указано около 350 пунктов сбора. «Это скрытые, даже жуткие места, — сказала Анна Копытова, координатор карты. «Вы могли бы жить в двух кварталах от нас и никогда не узнать».

На карте стали появляться некоторые некоммерческие пункты сбора с экологическими проблемами. Например, с июня семья Протасовых может раз в месяц вывозить все свои отходы в местный парк.

Там группа добровольцев «Раздельная коллекция» создала одну из 30 застав по всему городу.В течение нескольких часов они ставят временные контейнеры и собирают широкий спектр вторсырья, от пластика до стекла, бумаги, металла и батарей. Но их главная цель — образовательная, — сказал 25-летний основатель программы Валерий Коростелева. «Мы хотим создать спрос на правительство, чтобы что-то сделать».

Трофеи российских мусорных реформ достаются людям с хорошими связями

автор Роман Анин

23 июнь 2020 г.

Твитнуть Поделиться на Facebook ПОЖЕРТВОВАТЬ

Еще подростком во время Второй мировой войны Михаил Гореликов присоединился к партизанскому отряду, который сражался с немецким вермахтом в лесах оккупированной Беларуси.После войны он работал по всему Советскому Союзу: в далекой Северной Карелии, в сибирском городе Красноярске, на золотых и урановых рудниках Средней Азии.

Сорок лет назад он поселился в уютном деревянном доме недалеко от Александрова, примерно в двух часах езды к северо-востоку от Москвы, и, как он думал, будет спокойной жизнью. В крохотном доме есть лишь печь и кровать, а его стены украшены иконами святых и святых мужей.

Кредит: Георгий Малец / IStories Михаил Гореликов, известный друзьям и соседям как дедушка Миша, в своем крошечном деревянном домике в Александрове, Россия.

Но в прошлом году частные мусоровозы начали привозить из Москвы горы мусора и сбрасывать его на небольшой соседней свалке, которая выросла до размеров многоэтажного дома. Непреодолимая вонь теперь витает над всем городом. А 90-летний Гореликов, которого местные жители ласково называют «дедушка Миша», вернулся к жизни на передовой.

После того, как многочисленные демонстрации оказались неэффективными, группа разгневанных местных жителей установила неформальный контрольно-пропускной пункт у входа на свалку.Холодными ночами попивая горячий чай и подкрепляясь припасами, которые привезли сторонники, они проверяют документы на каждый прибывающий мусоровоз, чтобы вернуть обратно любой, прибывающий из Москвы. Дед Миша почти каждый день ходит на стражу. Невысокий, выносливый старик стал знаменитым местным символом сопротивления.

Кредит: Георгий Малец / IStories На блокпосту находятся члены «народного патруля».Все они называли одни и те же недовольства: невыносимая вонь, страх роста заболеваемости раком и пренебрежительное отношение властей. По их словам, иногда из-за выбросов со свалки становится невозможно дышать.

«Все села вокруг этой свалки, город рядом, нечем дышать», — воскликнул он во время недавней акции протеста, вызвав восторженные аплодисменты сотен своих соотечественников-александровцев. «Нет воздуха. Вода тоже отравлена. Раньше это была красивая, кристально чистая вода.А теперь пить нельзя. Все покупают воду в бутылках … Как только начинается весна, в эти села уходит поток крыс. Это невыносимо ».

Кредит: Георгий Малец / IStories В середине марта протестующие собрались на берегу реки Серая, напротив старинного бело-зеленого кремля Александрова.

Александров — лишь одна из горячих точек российского движения против захоронения мусора, которое в последние годы вспыхнуло по всей стране.В 2017 году президент Владимир Путин распорядился закрыть крупнейшую в Москве свалку Кучино, что вызвало всплеск частных операторов, перевозящих мусор на грузовиках в близлежащие регионы. Правительство приняло законы, призванные закрыть многие старые свалки в России и внедрить современные технологии сжигания и переработки отходов.

Каждый регион страны был разделен на «зоны обращения с отходами», и компаниям было предложено участвовать в тендерах на обращение с отходами в каждой зоне. Компании-победители получили контракты на срок от 10 до 15 лет, которые с 2019 года оплачиваются по новой статье «вывоз мусора» в счетах местных жителей за коммунальные услуги.В некоторых регионах эти выплаты значительно выросли. Результатом стала вспышка гневных протестов в стране, где публичные демонстрации, противоречащие воле Москвы, относительно редки.

Кредит: Георгий Малец / IStories Михаил Гореликов на митинге в Александрове. Позже он выступал со сцены. «Пусть дышат воздухом!» он сказал о властях. «Бог дал им глаза, и они не видят. Он дал им уши, а они не слышат.Как мы можем от них избавиться? » Толпа одобрительно кричала и аплодировала.

Дед Миша говорит, что он надеется, что протесты привлекут внимание Путина, которому он подумывает о том, чтобы послать строго сформулированное письмо с жалобой на свалку рядом с его домом.

«Это должно помочь, если вы напишете президенту!» — сказал он после одной особенно посещаемой акции протеста против мусора. «Сегодня было так много людей! Тысячи людей! У него вообще нет мозгов? Я даже не говорю о совести.”

Но чего не знал дедушка Миша, так это того, что свалка, которая наполняет его дом дымом, и компания, которая заваливает его горами мусора из Москвы, принадлежат человеку, который, как известно, представляет интересы Аркадия Ротенберга, олигарха. который преуспел благодаря своей тесной дружбе с Путиным.

IStories, российский центр OCCRP, узнал об этом в ходе годичного расследования тендерного процесса, в ходе которого были выбраны региональные операторы по переработке отходов.Журналисты выяснили, что во многих случаях бенефициары этих компаний связаны с друзьями и соратниками президента. Чтобы скрыть эти связи, компании принадлежат к офшорным структурам, которые можно напрямую отследить только через доверенных лиц в далеких странах.

В другом месте Московской области компания, которая управляет спорным мусоросжигательным заводом, связана с Сергеем Чемезовым, еще одним старым другом Путина, который возглавляет Ростех, крупный государственный технологический конгломерат. С компанией Чемезова связаны и другие победители тендеров по сжиганию мусора, многие из которых проводились только на бумаге.

В целом IStories проанализировала тендеры на обращение с отходами, которые в течение следующих 10-15 лет оцениваются более чем в 2 триллиона рублей (28 миллиардов долларов). Все четыре крупнейших оператора страны связаны с Путиным или другими высокопоставленными чиновниками:

  • Контракты на сумму более 165 миллиардов рублей (2,4 миллиарда долларов) в городе Москве, Московской и Иркутской областях и Татарстане достались людям, близким к Сергею Чемезову .
  • контрактов на сумму более 107 млрд руб.5 млрд) в городе Москва, а также в Тульской, Ярославской, Владимирской и Московской областях достались компании «Хартия», которая принадлежит Игорю Чайке , сыну бывшего генерального прокурора России Юрия Чайки.
  • Компании, связанные с Марком Омельницким, который представлял офшорные интересы олигарха и спарринг-партнера Путина Аркадий Ротенберг и его сын Игорь , заработают более 88 миллиардов рублей (1,2 миллиарда долларов) от контрактов в Москве и Московская область.
  • Около 63 миллиарда рублей (900 миллионов долларов) пойдет компании «Управление отходами», которая будет управлять отходами в Волгоградской, Мурманской, Нижегородской и Саратовской областях. По данным российского Forbes, компания является частью крупнейшей группы пенсионных фондов в России, основным бенефициаром которой является Юрий Ковальчук , старый друг Путина и его бывший сосед по охраняемому поселку на берегу озера Озеро.

Расследование IStories также предоставило доказательства сомнительных контрактов на отходы, которые принесли пользу региональным властям по всей стране и привели к повышению платы за вывоз мусора для обычных граждан.Эти рассказы (см. Вставку) доступны на русском языке.

🔗Региональные истории об отходах

До реформ в сфере утилизации мусора в России вывозом мусора занимались местные муниципалитеты, которые взимали с граждан общую плату за все оказываемые ими услуги.С прошлого года в счетах за коммунальные услуги появилась новая статья — «Вывоз твердых бытовых отходов». В целом по России общие выплаты составляют более 200 миллиардов рублей (около 3 миллиардов долларов США) в год. Во многих регионах эти деньги идут в карманы людей, связанных с местными властями, включая родственников прокуроров, губернаторов, мэров и депутатов от правящей партии «Единая Россия». Щелкните здесь, чтобы прочитать IStories .

➤ ➤

Согласно анализу IStories, не менее 83 процентов тендеров для региональных операторов отходов, подавляющее большинство из которых проводилось с 2017 года, проводились без конкурса.В каждом из этих случаев частные участники торгов получали контракты по ценам, близким к максимально допустимым, что приводило к более высоким гонорарам для местных жителей. Щелкните здесь, чтобы прочитать IStories .

➤ ➤

Как минимум в 11 регионах России проведены тендеры по переработке отходов на сумму более 122 миллиардов рублей ($ 1.7 миллиардов) были выиграны компаниями, которые не вели коммерческой деятельности или имели одного или нуля сотрудников. Щелкните здесь, чтобы прочитать IStories .

Скрывается в Гибралтаре

Земельный участок под Александровским полигоном, находящийся в государственной собственности, арендует компания «ЭкоЛайн-Владимир». Сама свалка находится в ведении другой компании под названием Ekoresource.

Оба принадлежат «ЭкоЛайн», компании, зарегистрированной в Москве, которая управляет мусоросортировочным комплексом на большой улице на севере города. По их словам, этот адрес также указан как место отправления грузовиков, которые останавливают добровольцы «народного патруля».

Официальный план управления отходами в Москве подтверждает, что мусор из северных и центральных районов столицы необходимо сначала отсортировать на объекте «ЭкоЛайн», а затем отправить на утилизацию на «предприятия во Владимирской области».”

🔗 Противоречивые планы

Только когда начался «народный патруль», он решил защищать интересы людей в суде. Прокуратура города подала в суд на компании, управляющие полигоном.

Несмотря на то, что план управления отходами для Московской области специально предусматривает отправку отходов из четырех районов столицы во Владимирскую область, местный план не позволяет вывозить отходы извне.

На этом основании в конце мая местные власти выиграли иск. Между тем, «народный патруль» по-прежнему дежурит на блокпосту, опасаясь возвращения грузовиков из Москвы.

Более менее

По данным госзакупок, у «ЭкоЛайн» есть 15-летний контракт на вывоз мусора из северных и центральных районов Москвы. Владельцы компании зарабатывают деньги на каждом этапе пути, который мусор выносит из московского мусорного бака в 500 метров от дома дедушки Миши.

Группа «ЭкоЛайн» входит в тройку крупнейших бенефициаров реформ в сфере обращения с отходами в России. Компании группы получили контракты на обращение с отходами в нескольких районах Московской области на сумму более 88 миллиардов рублей (1,2 миллиарда долларов).

Информация о владельцах

«ЭкоЛайн» не разглашается. У компании сложная структура собственности, включающая несколько офшорных фирм, которые простираются от России до Гонконга, Гибралтара и Новой Зеландии.

Перейдя по этим ссылкам, репортеры обнаружили, что мажоритарным владельцем всего этого холдинга является U.Гражданин К. по имени Марк Омельницкий.

Ранее выяснилось, что компании Ротенбергов, директором которых был Омельницкий, переводили сотни миллионов долларов компаниям, связанным с Сергеем Ролдугиным, виолончелистом, подозреваемым в том, что он тайно хранит состояние президента Путина.

Для александровцев это имя мало что значит, но журналистам оно хорошо известно. В «Панамских бумагах», архиве утекших документов тысяч офшорных фирм, Омельницкий был указан в качестве номинального директора минимум трех офшоров, когда-то принадлежавших Аркадию Ротенбергу и его сыну Игорю.

🔗Почему номинальный директор?

Для тех, кто стремится сохранить свое состояние в тайне, одно из основных преимуществ создания компании в оффшорной юрисдикции — это возможность спрятаться за доверенного лица — юриста, бухгалтера или доверенного, но малоизвестного партнера — в качестве компании. владелец или директор. Некоторые люди, в том числе профессионалы в сфере офшорных бизнес-услуг, регистрируются как владельцы сотен или даже тысяч компаний.Но в других случаях конкретный прокси-сервер может обслуживать только несколько компаний, связанных с определенными бизнес-интересами или группой людей. Репортеры, которым удается получить доступ к этим внутренним документам, могут объединить эти секретные сети, чтобы выявить скрытые связи богатства и власти.

Аркадий Ротенберг — один из самых близких и старых друзей Владимира Путина. За 20 лет, прошедших с тех пор, как его старый спарринг-партнер по дзюдо пришел к власти в России, Ротенберг стал одним из самых богатых людей России благодаря выгодным сделкам с правительством.Компании, принадлежащие ему и его сыну Игорю, собирают плату с дальнобойщиков, получают выгодные контракты от государственного нефтяного гиганта Газпром и заработали миллиарды на строительстве олимпийских объектов в Сочи и нового моста на оккупированный полуостров Крым.

Кредит: ООО «Русский взгляд» / Alamy Stock Photo В марте этого года президент Путин вручает Аркадию Ротенбергу награду «Герой труда России» за строительство его компанией моста в оккупированный Крым.

Никакой связи между Ротенбергами и одним из крупнейших в стране конгломератов по утилизации отходов не сообщалось, и неизвестно, имела ли семья какое-либо отношение к бизнесу по утилизации отходов.

Помимо Омельницкого, есть и другие факты, подтверждающие эту связь. В сети офшорных фирм в корпоративной структуре «ЭкоЛайн» есть гибралтарская компания MP Enterprises. В документе из корпоративного реестра Гибралтара от 2016 года директором этой компании был указан человек из Москвы по имени Дмитрий Проценко.В документе Проценко описывается как руководитель юридического отдела NPV Engineering, находящейся под санкциями США компании, принадлежащей сыну Аркадия Ротенберга Игорю.

Кроме того, официальный представитель российского правительства, отвечающий за реформы в области утилизации отходов в стране, сразу же ответил на вопрос, кто на самом деле стоит за «ЭкоЛайн»: «Роторы». Это прозвище семьи Ротенбергов, используемое россиянами с хорошими связями.

Сами Ротенберги не фигурируют в корпоративной структуре какой-либо компании «ЭкоЛайн», а представитель Аркадия Ротенберга отрицает, что кто-либо из семьи имеет какое-либо отношение к «ЭкоЛайн».Сама компания не ответила на вопросы журналистов.

Кредит: Эдин Пасович / OCCRP Группа «ЭкоЛайн», которая управляет скандально известной свалкой в ​​Александрове, связана с семьей Ротенбергов, хотя известно, что двое мужчин представляют их интересы в других компаниях.

«Самая грязная установка для сжигания отходов в Европе»

79-летний Владимир Силин — глава крохотного поселка Свистягино к юго-востоку от Москвы.Только когда начался «народный патруль», он решил защитить интересы жителей своего региона в суде.

Он видел много действий и в других местах. Сейчас на пенсии, он вложил свои сбережения в дом на своей территории.

«Я получил 20 зарплат в месяц после ухода из вооруженных сил», — говорит он. «Я вкладываю все свои чернобыльские заработки. Я вложил свои антарктические деньги … Я был в Антарктиде трижды. Однажды я там полтора года перезимовал ».

Кредит: Георгий Малец / IStories Владимир Силин показывает журналистам свое имущество.

Теперь Силин в растерянности. Менее чем в километре от его дома, в деревне, в которой проживает не более двух десятков жителей, строится крупнейший в России мусоросжигательный завод. Строительный кран и каркас будущей печи хорошо видны из его собственности.

Местные жители узнали о планах строительства в 2016 году. Изначально объект, способный перерабатывать 700 тысяч тонн мусора в год, планировалось построить недалеко от города Воскресенск.Но после энергичного протеста местных властей власти решили перенести завод. Теперь организатор акции Алексей Холкин приехал в Свистягино, чтобы помочь местным жителям бороться со строительством того же объекта.

Активистам неоднократно угрожали со стороны местной милиции и неизвестных, Холкин дважды задерживался. Силин рассказал, что один из их соратников из соседнего села во время обыска подбросил ему гранаты. Возбуждено уголовное дело, но обвинений пока не предъявлено.

Помимо проведения публичных протестов, активисты пытались заставить разработчика, компанию под названием AGK-1, раскрыть проектную документацию, связанную с мусоросжигательной установкой, чтобы они могли понять, представляет ли она опасность для здоровья и безопасности.

Компания отказалась, и потребовалось два года судебных разбирательств, прежде чем они наконец получили документы в конце прошлого года. После того, как их проанализировали эксперты, в марте они провели пресс-конференцию, чтобы опубликовать первые результаты.

Согласно анализу, объект «Свистягино» будет выбрасывать в атмосферу около 2500 тонн загрязняющих веществ в год, что эквивалентно выбросам около 500 автомобилей.

Исследования, проведенные в Италии и Испании, показали, что люди, живущие рядом с мусоросжигательными заводами в этих странах, имеют более высокий риск смерти от различных видов рака. Но, по мнению экспертов, российские мусоросжигательные заводы намного хуже.

«Выбросы одного из наших объектов в 30 раз больше, чем выбросы самого современного швейцарского предприятия [и]… эквивалентны выбросам всей Швейцарии», — сказал Валерий Сосновцев, физик из Московского инженерно-физического института. изучили документацию на свистягинский мусоросжигательный завод на пресс-конференции.Он предсказал, что первые случаи рака, вызванного растением, появятся в течение пяти лет.

«С точки зрения выбросов это самый грязный мусоросжигательный завод в Европе», — сказал Максим Порохов, специалист по окружающей среде Общероссийского народного фронта, гражданского движения, возглавляемого Путиным.

В марте этого года Российская академия наук опубликовала суровую оценку российских мусоросжигательных заводов: «Условия сжигания мусора без предварительной сортировки… в условиях нашей страны неприемлемы.”

«Другого решения не существует»

Совершенно иную оценку производительности российских мусоросжигательных заводов дал глава Ростеха, государственного технологического и оборонного конгломерата, который помогал их создавать и продвигать.

Кредит: Кремлевский бассейн / Alamy Stock Photo Сергей Чемезов, который знает Путина с тех пор, как оба работали в КГБ в 1980-х годах, возглавлял Ростех более десяти лет.В прошлом году OCCRP раскрыл, что его семья владеет роскошным особняком на испанском побережье.

Строящиеся в России объекты «высочайшего качества [и] производят минимальные выбросы. Об уровне выхлопа современных автомобилей », — сказал Чемезов в интервью« Коммерсанту »в 2017 году.

В этом и других публичных интервью Чемезов подчеркивал безотлагательность быстрого создания новых мусоросжигательных заводов в России, особенно вокруг Москвы, чтобы положить конец практике складирования отходов на свалки.«Только около 10 процентов [мусора] сжигается и перерабатывается [в России]», — сказал он. «Остальное похоронено — по этому показателю мы находимся где-то на уровне африканских стран».

По его словам, мусоросжигательные печи

— единственный вариант. «Другого решения не существует. Никто нигде в мире не придумал ничего другого ».

Но у него могут быть и другие причины рекламировать сжигание мусора. Журналисты выяснили, что бенефициары компании, стоящей за свистягинским мусоросжигательным заводом, близки к Чемезову.

Кредит: Георгий Малец / IStories Будущий мусоросжигательный завод виден недалеко от имения Силина в Свистягино.

Хотя Ростеху принадлежит 7,3 процента АГК-1, гораздо большая доля в компании, 35 процентов, принадлежит двум людям из ближайшего окружения Чемезова: Сергею Скворцову и Андрею Шипелову.

Скворцов присоединился к Ростеху в качестве управляющего директора по инвестициям в 2013 году, а затем был назначен одним из заместителей директора конгломерата.Его жену Юлию Скворцову называют близкой подругой семьи Чемезовых.

Три источника в сфере переработки отходов — государственный чиновник, бывший сотрудник правоохранительных органов и знакомый Чемезова — сообщили репортерам IStories, что Шипелов представляет интересы жены Чемезова.

В обширном интервью IStories Шипелов признал, что знал Чемезова, но отрицал, что у этого высокопоставленного чиновника был какой-либо скрытый интерес к РТ-Инвест, компании, владеющей АГК-1, кроме как через свою официальную должность главы Ростеха.Он сказал, что сам пригласил Скворцова, друга семьи Чемезова, стать партнером компании с ним.

«Когда [Скворцов] ушел из госкорпорации, я пригласил его вложиться», — сказал он. «Нам был нужен капитал … Я попросил его не только вложить свои деньги, но и попытаться привлечь дополнительных инвесторов. … Многие международные инвесторы считают Сергея [Скворцова] одним из самых серьезных профессионалов [страны] ».

Шипелов сказал, что его «философия» и философия его компании заключалась в том, что все российские свалки когда-нибудь будут закрыты и заменены перерабатывающими заводами и мусоросжигательными заводами.Он описал протесты против его мусоросжигательных заводов как инициированные людьми, заинтересованными в свалках.

«Мы очень хорошо знаем, кто стоит за этими протестами. Конечно, были люди, которые нам не доверяли. Но были и люди, которые намеренно работали над увеличением сроков строительства этих комплексов или вообще их не строили. Они щедро финансировали эти протесты. Это люди, которым принадлежат старые свалки ».

Шипелов заявил, что его мусоросжигательные заводы не будут представлять опасности для здоровья, объяснив это тем, что противники его объектов неправильно интерпретировали цифры в официальных документах.Они, по его словам, указывают на максимальные уровни вредных выбросов, а не на фактические уровни, которые могут создать работающие предприятия.

Сергей Чемезов не ответил на запросы о комментариях в Ростех. Но пресс-служба компании написала, что компания использует передовые технологии, которые используются в других странах мира, что проектная документация для ее пяти заводов «прошла все уровни обязательной государственной экспертизы», шесть исследований общественных организаций и что «все проекты получил положительные заключения.Компания также опровергла предположение о том, что Сергей Скворцов может представлять интересы семьи Чемезовых в «РТ-Инвест». Представитель госкорпорации сообщил, что до перехода в Ростех Скворцов занимался привлечением инвестиций в крупнейшие российские компании, а его вложения в «РТ-Инвест» представляли собой его собственные деньги.

В конце прошлого года Путин подписал закон, повышающий приоритет сжигания отходов как метода утилизации отходов в России. Отчасти благодаря этому закону люди на орбите Сергея Чемезова смогли со временем построить мусоросжигательные заводы не только в Свистягино, но и в других регионах России.На данный момент строятся пять объектов: четыре в Московской области и один в Татарстане. Но в середине мая госкорпорации «Росатом», Ростех и ВЭБ.РФ подписали соглашение о строительстве еще 25 таких объектов «в основных туристических центрах и агломерациях России с населением более 500 тысяч человек».

Нет конкуренции

Участие близких сотрудников Чемезова в переработке отходов в России не заканчивается мусоросжигательными заводами.

19 апреля 2018 года Минприроды Московской области объявило результаты конкурса по выбору оператора по обращению с отходами на территории к северу от города, включающей исторический город Сергиев Посад.

Компания-победитель РАСТРИМ-МО, РАСТРИМ-МО теперь называется «Сергиево-Посадский региональный оператор». получила 10-летний контракт на 45 миллиардов рублей (650 миллионов долларов) на вывоз и переработку мусора из нескольких городов региона.

На первый взгляд процедура выглядела конкурентоспособной, так как заявку подала другая компания — Спецтранс. Но, согласно общедоступной тендерной документации, Спецтранс не приложил к своей заявке ни одной юридической документации.

Поскольку эта документация является обязательной, Спецтранс был исключен из тендерного процесса, и РАСТРИМ-МО выиграла контракт. Фактически, это было «соревнование» только по названию: Андрей Шипелов, юрист Чемезова, был совладельцем обеих фирм.

В двух других случаях в тот же день компании, частично принадлежащие Шипелову, выиграли контракты на вывоз мусора в двух других зонах обращения с отходами в Московской области.

Отвечая на вопрос об этих договоренностях, Шипелов сказал, что его целью было не создать ложное ощущение конкуренции, а получить больший контроль над процессом.«Мы часто выставляем на один тендер две-три компании. Это зависит от того, какая компания получит финансирование от банка … Когда вы подаете заявку, вы одновременно ведете переговоры с банками … [Если есть другие конкуренты], я могу поручить одной из своих компаний снизить цену ».

Тем не менее, в трех тендерах, выигранных компаниями Шипелова в Московской области, окончательные цены были всего на 0,17% ниже максимальных.

И это не только Московская область.По подсчетам журналистов, из 253 региональных тендеров по управлению отходами, проанализированных журналистами, 210, или 83 процента, прошли без конкурса.

Вернувшись в Свистягино, когда новый гигантский мусоросжигательный завод возвышается недалеко от скромного дома выжившего в Чернобыле, похоже, мало надежды на то, что простые российские граждане не окажутся в проигрыше.

Поскольку их обращения к президенту ничего не дали, им ничего не оставалось, как обратиться к еще более высокой силе: Всевышнему.

«Вы знаете, строительство началось», — говорит Силин, глава села. «Наши обращения к президенту были бессмысленными. Вот там, на окраине села, мы построили трехметровый крест. Поставили туда, зажгли. Может, Бог поможет нам остановить строительство ».

Кредит: Георгий Малец / IStories Крест селян в Свистягино.

Твитнуть Поделиться на Facebook

HZI начнет строительство двух московских заводов ВЭ

Hitachi Zosen Inova (HZI) и ее российский партнер по консорциуму, дочерняя компания «Атомэнергомаш» ЗиО-Подольск, получили уведомление о начале строительства двух новых заводов по переработке отходов в энергию (WtE) в Москве.

Альтернативная генерирующая компания уведомила о начале строительства в конце сентября, когда заводы должны перерабатывать 2,8 миллиона тонн бытовых и муниципальных отходов ежегодно и обеспечивать электроэнергией 1,5 миллиона человек в столице России.

Согласно заявлению HZI, этот контакт знаменует собой еще один шаг вперед для российской программы по отводу материалов со свалок, увеличению переработки и продвижению возобновляемых источников энергии.

«В соответствии с контрактами на строительство заводов в Воскресенске и Наро-Фоминске, строительство двух последних заводов в Ногинске и Солнечногорске увеличится до четырех», — говорится в сообщении.

«Вместе эти станции будут играть ключевую роль в усилиях по прекращению использования свалок и внедрению Green Tariff, общенациональной программы, запущенной в 2017 году для продвижения возобновляемых источников энергии».

Заводы подпадают под предварительный просмотр проекта инвестиционной компании RT-Invest «Энергия из отходов», целью которого является создание первой в России комплексной системы управления отходами и вторичной переработкой.

Как сообщил Fineko / abc.az генеральный директор

«РТ-Инвест» Андрей Шипелов, компания выбрала лучшие доступные технологии для внедрения заводов ПОЭ.

«Вместе с HZI, международным партнером высокого уровня, мы построим четыре завода общей мощностью 2,8 миллиона тонн отходов в ближайшие годы», — сказал Шипелов.

«Интеграция технологии ПОЭ — необходимый шаг на пути внедрения прогрессивной и устойчивой экономики управления отходами в России».

Четыре завода в конечном итоге будут перерабатывать 2,8 миллиона тонн — 700 000 тонн на завод — бытовых и коммерческих отходов из Московской области ежегодно, вырабатывая в общей сложности 280 мегаватт электроэнергии для подачи в сеть.

«Для Подмосковья переход со свалок на современные технологии WtE знаменует собой важный шаг с точки зрения эффективного, гигиеничного и экологически безопасного обращения с отходами», — сказал генеральный директор HZI Бруно-Фредерик Бодуэн.

«Мы гордимся тем, что поставляем нашу высокоразвитую технологию, которая не только отвечает, но часто даже не соответствует самым строгим требованиям по выбросам, — тем самым внося свой вклад в усилия России по обеспечению безопасной обработки отходов».

Бодуэн добавил, что четыре строительных объекта являются важным двигателем экономики Москвы, поскольку большая часть технологических компонентов производится и поставляется местными производителями и поставщиками.

Во время строительства на площадках также будут временно работать несколько тысяч человек, плюс несколько сотен постоянных рабочих мест после ввода заводов в эксплуатацию.

Строительство двух новых заводов должно начаться в ближайшие недели.

Связанные истории:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.