Разное

Нефтегазовые компании: Каталог добывающих нефтегазовых компаний (Добыча и разведка нефти и газа)

05.01.1979

Содержание

Ведущие нефтегазовые компании мира не идут в разведку

Согласно данным норвежской консалтинговой фирмы Rystad Energy, мировые нефтегазовые гиганты в 2020 г. значительно сократили разведку новых месторождений ископаемого топлива (см. график). Из пяти крупнейших нефтегазовых компаний мира самое резкое сокращение – у британской BP. И, как сообщило 25 января агентство Reuters, штат подразделения BP по разведке новых месторождений всего за несколько лет сократился с более 700 человек до менее 100.

По данным Rystad Energy, BP в 2020 г. приобрела лицензии на проведение геолого-разведочных работ суммарно на площади около 3000 кв. км – это наименьший показатель за последние пять лет. Для сравнения: у американской Chevron, итальянской Eni, нидерландской Royal Dutch Shell соответствующий показатель составил около 11 000 кв. км, у американской ExxonMobil и французской Total – около 17 000 кв. км. Расходы BP на разведку в 2020 г. сократились до $400 млн, что почти вдвое меньше, чем в 2019 г., и более чем в 10 раз меньше, чем в 2010 г.

Более 100 лет, с момента основания компании в 1909 г., деятельность подразделения разведки новых месторождений BP была одним из главных факторов, влияющих на рост прибыли компании. Открытие новых месторождений с миллиардами баррелей черного золота и кубометров природного газа – а такие открытия были сделаны геологами BP в Азербайджане, Ираке, Иране, Мексиканском заливе и Северном море – стояло в приоритете компании. До прошлого года. В 2020 г. генеральный директор BP Бернард Луни объявил о масштабной реструктуризации, связанной с сокращением выбросов СО и переходом к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ).

«Наша новая стратегия – трансформировать BP в совершенно иную компанию и сделать это хоть и не в одночасье, но быстро», – заявил Луни. Глава BP сообщил о намерении продать часть нефтегазовых активов компании, увеличить инвестиции в ВИЭ и выйти на углеродную нейтральность к 2050 г. Первой жертвой реформы пали сотрудники подразделения BP по разведке новых месторождений: сотни из них были переведены в другие отделы или уволены по сокращению штата.

В целом же в рамках реструктуризации руководство BP собирается сократить в 2020 –2021 гг. около 10 000 рабочих мест, что составляет примерно 15% от общего числа сотрудников компании. Объем добычи нефти в ближайшие 10 лет будет сокращен на 1 млн баррелей в сутки, что составляет около 40% от текущего показателя. А генерация электроэнергии из ВИЭ должна за тот же промежуток времени вырасти в 20 раз. При этом продажа нефти и газа продолжит на протяжении этого десятилетия оставаться главным источником дохода BP. Для оставшихся сотрудников подразделения BP по разведке новых месторождений, которое возглавляет бывший начальник операций компании в Северном море Ариэль Флорес, спектр работ сузился до поиска новых залежей рядом с существующими месторождениями, чтобы компенсировать выработку и сократить расходы. «Мы вошли в режим довыработки. Об этом не принято говорить, но без разведки BP как компания станет намного меньше в размерах», – рассказал Reuters источник в подразделении BP по добыче нефти.

Инвесторы отнеслись к планам главы BP сдержанно, если не сказать негативно: акции компании в 2020 г. подешевели на 44% и в октябре достигали рекордно низкого за последние 25 лет значения в 1,93 фунта за акцию на Лондонской бирже и $14,9 за акцию на Нью-Йоркской.

В декабре 2020 г. BP приобрела контрольный пакет акций американской Finite Carbon, лидера в секторе компенсации углеродных выбросов посредством сохранения лесов. Finite Carbon станет частью подразделения BP под названием Launchpad («стартовая площадка»), которое занимается созданием бизнесов, специализирующихся на цифровых и низкоуглеродных технологиях. За последние пять лет BP стала одним из крупнейших в мире покупателей углеродных кредитов – более 40 млн с 2016 г.

Другие нефтегазовые компании выбрали более умеренный подход к процессу озеленения. Так, например, Shell только намеревается начать покупку углеродных компенсаций и намерена потратить на них $300 млн в течение 1–2 лет, параллельно увеличивая объем инвестиций в низкоуглеродный бизнес (например, биотопливо) и солнечную энергию. А ExxonMobil для сокращения выбросов СО в течение пяти лет снизит добычу нефти и газа на 15–20% по сравнению с показателями 2016 г.

4 нефтяные компании США, привлекательные для покупки

Нефтяная отрасль в США, как и во всем мире, находится в непростом положении. Снижение цен на топливо сократило маржинальность нефтедобычи, а стремительный рост запасов нефти в марте-апреле и продолжающаяся пандемия COVID-19 сформировали достаточно пессимистичный взгляд на перспективу.

Тем не менее, исходя из теории рыночных циклов, такая ситуация должна привести к сокращению избыточных производственных мощностей. Впоследствии это будет способствовать очередному подъему цен на углеводороды и росту прибыли компаний, которые смогут пережить нелегкий период и увеличить эффективность бизнеса.

Читайте также: К чему ведет консолидация в нефтегазовой отрасли США

Рассмотрим, какие добывающие компании США могут быть интересны для инвестора, планирующего заработать на восстановлении цен на нефть в будущие годы. Данные и прогнозы показателей для оценки были взяты из терминала Reuters по состоянию на 09.10.2020 г.

Методика отбора

На рынке США представлены сотни компаний из сегмента Oil Exploration & Production, которые занимаются разведкой и добычей нефти. Мы отфильтровали их по размеру и выбрали только те компании, чья капитализация превышает $1 млрд. У более крупных компаний больше шансов пережить сложные времена, и они с меньшей вероятностью могут оказаться целью для поглощения. Кроме того, их акции обычно более ликвидны. В итоге в нашей выборке осталось 27 бумаг.


Другим, пожалуй, даже более важным фактором выживаемости компании является размер ее долговой нагрузки. С начала года более 32 компаний уже подали заявки на банкротства по 11 главе кодекса о банкротстве США. По оценке Rystad Energy, к концу 2022 г. при цене $40 за баррель WTI количество банкротств в отрасли достигнет 182.

Консенсус-прогноз аналитических домов более оптимистичен в отношении цен на WTI в 2021–2022 гг., но все же проблемы с долгом в отрасли налицо. Поэтому среди отобранных бумаг мы отфильтруем те, у которых соотношение совокупного долга к собственному капиталу находится выше 80, а также те, где соотношение чистого долга к прогнозной EBITDA находится выше 3х.


Следующим шагом выберем наиболее дешевые компании, отсортировав их по мультипликатору EV/EBITDA. Для мультипликатора будем использовать прогнозную EBITDA на 1 год вперед. Для компаний рассматриваемого размера медианный показатель мультипликатора составляет 5,2, первый квартиль ограничен значением 4,56. В первом квартиле у нас остались 5 компаний.


Компания Southwestern Energy не платит дивиденды, имеет самую низкую маржинальность среди перечисленных компаний и относительно скромный апсайд к консенсус-прогнозу инвестдомов. Кроме того, основной бизнес компании сосредоточен на добыче газа (68%) и других углеводородов (38%). На нефть приходится лишь 3%. Поэтому данную компанию мы исключаем из финальной выборки.

Отдельно стоит рассмотреть кейс Devon Energy. В конце сентября стало известно, что компания объединяется с WPX Energy, поэтому показатели компаний имеет смысл рассматривать в совокупности. Совокупная стоимость (EV) объединенной компании может составить $12,08 млрд, чистый долг $5,2 млрд. Соответственно форвардные мультипликаторы получаются на уровне EV/EBITDA около 4,53 и Net Debt/EBITDA около 1,96х. При этом прогнозная EBITDA не учитывает возможный эффект синергии, который может благоприятно отразиться на маржинальности. Компания остается в выборке.

В итоге мы получили список из 4 компаний, акции которых можно рассмотреть для добавления в свой инвестиционный портфель. Это — PDC Energy, Murphy Oil, Cimarex Energy и Devon Energy. Все представленные бумаги, за исключением PDC Energy, доступны для покупки на Санкт-Петербургской бирже. Акции PDCE торгуются на NASDAQ.

Далее краткое описание каждой компании.

PDC Energy — независимая нефте- и газодобывающая компания, основана в 1969 г. Ведет разработку на месторождении Wattenberg, Колорадо и в бассейне Delaware, Техас. Около 40% добычи приходится на нефть, примерно столько же — на газ и 20% — на другие углеводороды (NGL). Обеспеченность запасами на конец 2019 г. составила 12 лет (611 млн баррелей нефтяного эквивалента при добыче 49 млн баррелей в год).

Murphy Oil Corp — независимая нефте- и газодобывающая компания. Основана в 1944 г. Компания разрабатывает как наземные, так и морские объекты в США и Канаде. Также имеет неразработанные запасы в Австралии, Бразилии, Брунее, Мексике и Вьетнаме. Около 60% добычи приходится на нефть, 35% — на газ и 7% — на NGL. Обеспеченность доказанными запасами на конец 2019 г. составила 4,3 года (800 млн барр. н.э. при годовой добыче 173 млн).

Cimarex Energy Co — нефте- и газодобывающая компания, ведет деятельность в штатах Оклахома, Техас и Нью Мехико. Основана в 2002 г. Более 69% всех углеводородов добывается в бассейне Permian. Около 40% добычи приходится на газ, 32% — на нефть и 28% — на NGL. Обеспеченность доказанными запасами на конец 2019 г. составила 6,1 год (619 млн барр. н.э. при годовой добыче 101 млн).

Devon Energy Corp — один из ведущих нефте- и газодобытчиков в США. Основные активы объединенного предприятия (с WPX Energy) будут базироваться в бассейне Delaware, добыча нефти может составить 277 тыс. баррелей в день или 101 млн баррелей в год. В 2019 г. совокупная добыча углеводородов составляла 494 тыс. барр. н.э. в день или 180 млн барр. н.э. в год. Объем доказанных запасов Devon Energy и WPX Energy на конец 2019 г. составлял 1 285 млн барр. н.э. (обеспеченность запасами 7,1 лет).

БКС Мир инвестиций

Фридман сравнил нефтегазовые компании с производителями табака :: Бизнес :: РБК

Переход на альтернативные источники энергии произойдет небыстро, считает миллиардер. Даже с развитием зеленой энергетики нефтяные и газовые компании продолжат существовать, как и табачная индустрия, «которую не все любят»

Фото: Sean Gallup / Getty Images

Нефтяные и газовые компании, несмотря на переход на возобновляемые источники энергии, будут еще долго существовать и зарабатывать, заявил на Киевском международном экономическом форуме совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман, передает «Новое время».

«Они будут устроены, как табачная индустрия, которую не все любят, но она зарабатывает большие деньги, потому что все равно есть достаточно большая армия людей, которые курят. Но при этом эти деньги частично тратятся на охрану здоровья и разные правильные вещи. Так будет устроен и нефтяной, и газовый бизнес», — считает Фридман.

По его прогнозу, переход на альтернативные источники энергии будет происходить не очень быстро. «Легкомысленно говорить, что это все быстро поменяется, совершенно безответственно», — отметил бизнесмен.

«Мы увидим несколько вещей. Как-то будет снижаться потребление нефти, потому что будет происходить замещение машин с бензиновыми двигателями электромобилями, а значительная часть потребления нефти связана с бензином. Я думаю, что потребление газа в ближайшее десятилетие точно снижаться не будет, а скорее, будет расти», — уверен Фридман.

Фридман оценил влияние Греты Тунберг на мнение о нефтяной индустрии

Каталог нефтегазовых компаний

Rock Flow Dynamics
Россия
2
Тюменский нефтяной научный центр (ТННЦ) Россия›Тюменская обл.›Тюмень 14
Арктикгаз Россия›Ямало-Ненецкий АО›Новый Уренгой 3
Газпромнефть-НТЦ Россия›Санкт-Петербург и область 18
НОВАТЭК Россия›Ямало-Ненецкий АО›Тарко-Сале 13
Роснефть Россия›Москва и Московская обл. 149
Schlumberger США 27
Вьетсовпетро Вьетнам 5
Dragon Oil О.А.Э.›Дубаи 0
Газпром нефть Россия›Санкт-Петербург и область 64
Роспан Интернешнл Россия›Ямало-Ненецкий АО›Новый Уренгой 4
РН-Няганьнефтегаз Россия›Ханты-Мансийский АО›Нягань 6
СамараНИПИнефть Россия›Самарская обл. 6
Триас Россия›Москва и Московская обл. 0
Салым Петролеум Девелопмент Россия›Москва и Московская обл. 1
ООО «Сервисная нефтяная компания» Россия›Тюменская обл.›Тюмень 0
РН-Уватнефтегаз Россия›Тюменская обл.›Уват 0
Лукойл Россия›Москва и Московская обл. 65
Сургутнефтегаз Россия›Ханты-Мансийский АО›Сургут 27
ТНК-BP Россия 19
Башнефть-Добыча Россия›Башкортостан(Башкирия)›Уфа 1
СургутНИПИнефть Россия›Ханты-Мансийский АО›Сургут 4
Baker Hughes США 11
Газпром Россия›Москва и Московская обл. 54
Halliburton США 14
Total Франция 4
Самаранефтегаз Россия›Самарская обл. 0
Газпромнефть-Хантос Россия›Ханты-Мансийский АО 1
НРК-Технология Россия›Москва и Московская обл.›Москва 0
Saudi Aramco Саудовская Аравия 0
Геонафт Россия›Москва и Московская обл.›Москва 5
Альтаир Россия›Томская обл.›Томск 1
Зарубежнефть Россия›Москва и Московская обл. 1
НИИЦ НГТ Россия›Тюменская обл.›Тюмень 0
Татнефть Россия›Татарстан 27
Лукойл Оверсиз О.А.Э. 2
Севернефтегазпром Россия›Ямало-Ненецкий АО›Новый Уренгой 0
Сахалин Энерджи Россия›Сахалин 0
Лукойл-Инжиниринг Россия›Москва и Московская обл.›Москва 18
M-I SWACO США 0
Пангея Россия›Москва и Московская обл. 1
РуссНефть Россия›Москва и Московская обл. 9
Самаранефтегеофизика Россия›Самарская обл.›Самара 5
НОВАТЭК НТЦ Россия›Тюменская обл. 7
Оренбургнефть Россия›Оренбургская обл.›Бузулук 0
Roxar Норвегия 2
ТюменНИИгипрогаз Россия›Тюменская обл. 2
ХимСервисИнжиниринг Россия›Москва и Московская обл. 3
ГДИС-УС Россия›Ямало-Ненецкий АО 1
РН-КрасноярскНИПИнефть Россия›Красноярский край 1

Национальная нефтяная трансформация — Журнал «Сибирская нефть» — №84 (сентябрь 2011) — ПАО «Газпром нефть»

Развитие национальных нефтяных компаний меняет ситуацию на глобальном энергетическом рынке.

Текст: Ольга Кирдей

Стратегическая цель «Газпром нефти» на ближайшие 10–15 лет — стать успешной международной компанией. Предполагается, что к 2020 году 10% объемов собственной добычи будут приходиться на зарубежные проекты. Однако, по оценке участников Мирового конгресса национальных нефтяных компаний (WNOC), прошедшего в нынешнем году в Лондоне, активно меняется и сам глобальный энергетический рынок. Возрастающая активность и, соответственно, роль национальных нефтяных компаний (ННК) в мировом топливно-энергетическом комплексе привели к появлению новой бизнес-формации, по сути являющейся переходным звеном между ННК и международными нефтегазовыми компаниями (МНК). Как считают специалисты, по многим критериям к этой формации принадлежит и «Газпром нефть».

РОСТ ВЛИЯНИЯ

Petrobras с годовым объемом добычи 2,3 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (115 млн тонн в год) и годовым оборотом $71 млрд, третья по размерам энергетическая компания в мире, обеспечивающая 20% мировой добычи с глубоководного шельфа и присутствующая более чем в 20 странах мира, — это международная нефтяная компания или национальная бразильская компания? Petronas — компания из списка крупнейших корпораций Fortune Global 500, с годовым оборотом более $70 млрд и уровнем добычи 1,1 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (55 млн тонн год), 58% из которых приходятся на международные проекты в более чем 30 зарубежных странах, — это малайзийская государственная компания или международный концерн? С каждым годом давать однозначные и единственно правильные ответы на подобные вопросы становится все сложнее. Тенденция очевидна: национальные нефтегазовые компании стремятся уйти от страновой привязки и стать глобальными игроками. Если в 70-х годах прошлого века международные нефтяные компании (МНК) контролировали приблизительно 85% доказанных запасов углеводородных ресурсов и доминировали в секторе разведки и добычи, то спустя всего 40 лет 58% мировой добычи обеспечивается ННК, и, согласно экспертным прогнозам, к 2035 году этот показатель может увеличиться до 66%.

На конгрессе WNOC в Лондоне представители одного из грандов мирового финансового рынка, группы UBS, обозначили четыре элемента, обеспечивающих успех нефтегазовым компаниям: доступ к ресурсам и капиталам, а также наличие развитых технологий и опыта реализации проектов. Если говорить о первых двух компонентах, то преимущества национальных нефтяных компаний перед международными холдингами очевидны. При этом национальные нефтегазовые концерны активно работают над совершенствованием и двух других составляющих успеха. Статистика показывает, что стоимость акций и капитализация ННК растет быстрее, чем МНК. Большинство национальных нефтяных компаний успешно использовали достаточно продолжительный период высоких цен на нефть на мировом рынке для инвестиций в развитие технологий и международную экспансию. При этом для наработки необходимого опыта реализуются именно международные проекты, и чаще всего — в партнерстве с другими ННК. Активный выход национальных нефтегазовых компаний на международный рынок ведет к изменениям в структуре мирового топливно-энергетического комплекса и появлению нового термина-понятия: I-NOС (International — National Oil Company — международная национальная нефтяная компания, МННК).

СТИРАЮЩИЕСЯ ГРАНИ

Яркие примеры такого «межвидового» развития — китайская CNOOC, португальская Galp Energia, индийская ONGC, корейская KNOC. По мнению заместителя генерального директора «Газпром нефти» по развитию международного бизнеса Владислава Барышникова, учитывая сегодняшний портфель проектов и планы по развитию бизнеса за рубежом, определение «международная национальная нефтяная компания» вполне корректно и для «Газпром нефти». «Накануне конгресса (WNOC. — Прим. ред.) я пообщался на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге с основателем и председателем американской экспертно-аналитической компании IHS CERA (Cambridge Energy Research Associates) Даниелем Ергиным, — рассказал господин Барышников. — Мы как раз говорили о том, что крупные национальные нефтегазовые компании активно выходят за рамки традиционной сферы своей деятельности и превращаются в крупнейших участников экономических отношений. За счет этого существовавшие ранее отличия между национальными и международными компаниями постепенно стираются». В качестве примера такого выхода за рамки замгендиректора «Газпром нефти» назвал изучение альтернативных источников энергии, что раньше составляло исключительно сферу деятельности транснациональных корпораций. В частности, компания Sonangol (ангольская ННК) совместно с итальянскими и бразильскими партнерами занимается развитием проектов производства биотоплива, используя в качестве источника экспериментального сырья пальмовые плантации и плантации сахарного тростника. По мнению Владислава Барышникова, исходя из динамики международной экспансии национальных нефтяных компаний, географии международных проектов, в которых участвуют ННК, спектра партнерств в этих проектах, понятие «национальная» будет все меньше описывать особенность ННК, как и определение «международная» не ассоциируется теперь стойко с мейджорами: «Возможно, через 10–15 лет, то есть к тому времени когда „Газпром нефть“ подойдет к этапу подведения итогов своего международного развития, жесткой дифференциации уже не будет, а нефтегазовые компании на международном нефтяном пространстве будут идентифицироваться прежде всего своим брендом и тем, что за ним стоит».

ВОПРОСЫ НА БУДУЩЕЕ

Трансформация национальных нефтегазовых компаний в международные национальные сопряжена с решением сложнейших, зачастую разновекторных задач. С одной стороны, компании необходимо фокусироваться на своей эффективности, развитии технологических возможностей для добычи все более трудных углеводородов, наработке опыта международных проектов, что должно обеспечивать эффективность, доходность и конкурентоспособность. С другой стороны, МННК представляют интересы и должны обеспечивать экономическую выгоду и социальные преимущества прежде всего своему государству, и существуют примеры снижения эффективности международных национальных нефтяных компаний из-за неспособности политических сил внутри страны достичь согласия относительно направлений корпоративного развития.

Еще один вопрос на будущее, которым задаются специалисты: как будет меняться конкуренция в «модернизированной» структуре мирового топливноэнергетического комплекса? Столкнется ли «Газпром нефть», обладающая очевидными признаками МННК и нацеленная на то, чтобы в ближайшие 10–15 лет стать успешной международной компанией, с конкуренцией, прежде всего с такими же МННК? Впрочем, Владислав Барышников не ставит этот вопрос в ряд наиболее насущных. «Что касается конкуренции с другими международными национальными нефтяными компаниями, то я склонен думать, что сейчас необходимо настраиваться не столько на конкурентную борьбу будущего, сколько на формирование фундамента партнерских отношений с ННК, будущими МННК, — пояснил заместитель генерального директора „Газпром нефти“ по развитию международного бизнеса. — Мы уже делаем успешные шаги в этом направлении, исходя из динамики развития отношений с такими компаниями, как Petronas (Малайзия), KNOC (Корея), Sonangol (Ангола), JOGMEC (Япония), OEC (Ирак)».

Значение государственных нефтяных компаний для экономики

В.Б. Кондратьев, д.э.н., профессор, руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО)

Государственные, или, как их часто называют, национальные нефтяные компании (NOCs) контролируют около 90% мировых запасов нефти и газа и 75% их добычи, а также большую часть соответствующей инфраструктуры. Среди 25 крупнейших мировых нефтегазовых корпораций 18 относятся к национальным нефтяным компаниям. До последнего времени эксперты в значительной степени игнорировали влияние NOCs на мировую и национальную экономику. Описывается новый взгляд на роль национальных нефтяных компаний в деле создания стоимости и повышения социально-экономической эффективности. Существование NOCs тесно связано с национальными интересами нефтедобывающих стран и служит прежде всего достижению экономических и политических целей, а не просто максимизации корпоративной прибыли. Именно это является ключевой характеристикой таких компаний, существующих в самых разных социальных, политических и экономических условиях, и определяет их долгосрочную стратегию.

В отечественных средствах массовой информации вновь заговорили о приватизации 19,5% акций крупнейшей российской государственной нефтяной компании «Роснефть», а также 5% акций крупнейшей в мире нефтяной компании Saudi Aramko. Такая информация заставляет обратиться к анализу роли и места государственных нефтяных компаний в национальной экономике.

Государственные, или, как их часто называют, национальные нефтяные компании (NOCs) контролируют около 90% мировых запасов нефти и газа и 75% их добычи, а также большую часть соответствующей инфраструктуры. Среди 25 крупнейших мировых нефтегазовых корпораций 18 относятся к национальным нефтяным компаниям.

До последнего времени эксперты в значительной степени игнорировали влияние NOCs на мировую и национальную экономику. Большая часть исследований (как за рубежом, так и у нас) делала акцент на разнице в эффективности между национальными нефтяными компаниями и частными корпорациями (POCs), упуская из виду, что NOCs ставят перед собой более сложные, широкие социально-экономические и политические задачи – в отличие от POCs, ориентированных только на простую максимизацию отдачи на капитал их акционеров. Попытаемся по-новому взглянуть на роль национальных нефтяных компаний в деле создания стоимости и повышения социально-экономической эффективности.

История возникновения и развития NOCs

Считается, что первая национальная нефтяная компания была создана в Австро-Венгрии в 1908 г., когда частные компании столкнулись с избытком предложения на рынке нефти. Император Франц Иосиф одобрил строительство принадлежащего государству завода, способного перерабатывать дополнительную сырую нефть и стабилизировать конечный рынок нефтепродуктов.

По мере превращения нефти в стратегически важный товар государства стали проявлять повышенный интерес к нефтяной промышленности. Ведущие европейские, прежде всего колониальные, страны приступили к формированию государственных нефтяных компаний, чтобы контролировать внутренний рынок и добычу нефти в своих зарубежных доминионах.

В 1914 г. правительство Великобритании вложило 2,2 млн фунтов стерлингов в покупку 51% акций компании AngloPersian Oil Company (позже ставшей знаменитой British Petroleum). Эта была «пассивная» инвестиция, не дававшая контроля над управлением и позволившая занять только два места в совете директоров. Основным мотивом такого решения было обеспечение безопасности поставок углеводородов в преддверии Первой мировой войны, поскольку новейшее поколение военных кораблей работало на нефти. Как говорил Уинстон Черчилль, в то время Первый лорд Адмиралтейства, «если мы не получим нефть, мы не сможем получить зерно, мы не сможем получить хлопок, и мы не сможем получить еще тысячу и один товар, необходимый для сохранения экономической мощи Великобритании. Для обеспечения безопасности и диверсификации поставок нефти государство должно иметь долгосрочные контракты, а Адмиралтейство, в конечном счете, должно стать независимым собственником и поставщиком жидкого топлива» [1].

Во Франции в 1924 г. была образована частная компания Compagnie Francaise des Petroles (CFP) со значительным участием и поддержкой со стороны государства. Ее ключевым активом были 24% акций Turkish Petroleum Company (позже переименованной в Iraq Petroleum Company), принадлежавшие прежде Deutsche Bank и переданные Франции в качестве компенсации за разрушения во время Первой мировой войны. Создание компании Agip в Италии в 1926 г. было первым примером активности на нефтяном рынке страны-импортера, стремящейся уравновесить влияние зарубежных нефтедобывающих компаний на своем внутреннем рынке.

Примерно в это же время страны Латинской Америки, где в 1920-е годы были открыты значительные месторождения нефти (прежде всего Мексика и Венесуэла), возглавили процесс создания национальных нефтяных компаний в развивающихся странах. Первой из таких компаний (в 1922 г.) стала аргентинская Yasimentos Petroliferos Fiscales (YPF), за которой последовали компании из Чили (1926 г.), Уругвая (1931 г.), Перу (1934 г.) и Боливии (1936 г.). Мексиканская государственная нефтяная компания Petroleos Mexicanos (Pemex) была образована в 1938 г. на базе национализации частных иностранных компаний, работавших в стране. Это стало первым случаем масштабной экспроприации (национализации) в нефтяном секторе.

В таблице приведена информация об истории образования национальных нефтяных компаний в различных странах мира [2].

В 1930-е годы прошлого века значительные месторождения нефти были открыты на Ближнем Востоке – в 1932 г. в Бахрейне, в 1938 г. в Кувейте и Саудовской Аравии. Эти события ознаменовали собой географический сдвиг в глобальной нефтедобывающей промышленности. Международные корпорации сформировали частный консорциум для контроля над добычей нефти в регионе, включая Саудовскую Аравию, где пять американских компаний основали Aramco Oil Company. В результате быстрого экономического роста после Второй мировой войны США в 1948 г. превратились в чистого импортера углеводородов. К этому времени страна обладала наиболее зрелой нефтяной промышленностью.

Однако производительность скважин и предельные издержки здесь были гораздо менее благоприятными, чем в странах Ближнего Востока1. За период с 1948 по 1972 г. 70% объема новых запасов нефти приходилось на страны Ближнего Востока. Это усиливало договорные позиции нефтедобывающих стран по отношению к «арендаторам» – международным частным нефтяным корпорациям.

В 1959 г. крупнейшие нефтедобывающие страны мира встретились в Каире, где заключили «джентльменское соглашение» о консультациях по вопросам общих интересов. В соглашении присутствовали рекомендации по созданию национальных нефтяных компаний для обеспечения прямого государственного участия в нефтяной промышленности. Эти рекомендации были реализованы лишь по прошествии нескольких лет.

Действовавшие в то время концессионные соглашения включали в себя платежи роялти собственникам ресурсов (нефтедобывающей стране) плюс 50%-й налог на доходы (50/50 profit sharing). При этом расчет прибыли осуществлялся обычно на базе так называемых справочных, а не рыночных цен. После того как частные нефтяные компании в одностороннем порядке дважды снизили справочные цены (в 1959 и в 1960 г.), большинство нефтедобывающих стран решили искать пути защиты своих национальных интересов. В результате в 1960 г. была создана Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК). К пяти странам-основателям – Ирану, Ираку, Кувейту, Саудовской Аравии и Венесуэле – позже присоединились Катар (1961 г.), Индонезия и Ливия (1962 г.), ОАЭ (1967 г.), Нигерия (1971 г.), Эквадор (1973 г.), Габон (1975 г.) и Ангола (2007 г.).

В 1968 г. ОПЕК выпустила «Декларацию о нефтяной политике для стран-участниц организации», в которой были суммированы основные рекомендации в области предоставления прав на разработку месторождений, налогообложения, участия в акционерном капитале и обеспечения суверенитета.

Однако даже новые условия концессионных соглашений (повышение доли нефтедобывающих стран в прибыли с 50 до 75%) не удовлетворили страны ОПЕК, и в первой половине 1970-х годов начался процесс национализации отрасли. К 1974 г., после арабо-израильской войны, операции по добыче нефти в странах Ближнего Востока были фактически национализированы.

Этот процесс был частью глобальной тенденции национальной эмансипации в постколониальный период. ОПЕК включала в себя страны из самых разных частей мира (Латинской Америки, Ближнего Востока, Африки, Азии), у которых преобладало желание национального контроля над бывшими колониальными активами.

Возникновение государственных компаний изменило структуру собственности в мировой нефтяной и газовой промышленности. За исключением США, Канады и стран с централизованной плановой экономикой, доля госсектора в нефтяной промышленности выросла в 1963–1973 гг. с 9 до 62% в добыче, с 14 до 24% в нефтепереработке и с 11 до 21% в маркетинге.

В развитых нефтепотребляющих странах одним из важнейших шагов, противодействующих политике ОПЕК, было создание в 1974 г. Международного энергетического агентства (IEA), предназначенного для координации энергетической политики и стратегии ведущих промышленно развитых стран. В 1976 г. IEA предложило долгосрочную программу сокращения спроса на нефть, систему стимулов по использованию альтернативных источников энергии и увеличение внутренней добычи энергоресурсов. Была введена либеральная система лицензирования в нефтедобывающих регионах (Северное море, Аляска, Мексиканский залив).

Вторым важным шагом развитых стран (прежде всего Великобритании и Канады) стало создание национальных нефтяных компаний нового типа. Ожидалось, что они будут осуществлять контроль внутреннего рынка углеводородов с целью компенсации потерь за рубежом. К этому времени правительство Великобритании уже владело мажоритарным пакетом акций в компании BP. Но поскольку эта компания обладала иностранными активами и акционерной базой, а также осуществляла свою производственную деятельность преимущественно как частная, она не рассматривалась в качестве достаточно удобного инструмента проведения национальной нефтяной политики. Поэтому в 1975 г. лейбористское правительство учредило Британскую национальную нефтяную компанию (BNOC), которой передавался 51% акций во всех нефтедобывающих проектах в Северном море. К концу 1970-х годов США остались единственной страной-нефтеимпортером, не имеющей национальных нефтяных компаний [3].

Тогда же, в конце 1970-х годов, в мире (по крайней мере, в западной его части) начала подниматься волна критики в отношении роли государства в экономике. В нефтегазовой отрасли развитые страны предприняли первые шаги по пути либерализации и приватизации. В 1977 г. британское правительство сократило долю государства в компании BP с 68 до 51%. В 1979 г. правительство М. Тэтчер лишило государственную компанию BNOP многих из ее полномочий, а в 1982 г.

нефтедобывающие активы этой компании были приватизированы. Однако многие крупные старые национальные нефтяные компании в развитых странах (такие, как Repsol, OMV, Eni, Total и Elf Aquitaine) не подвергались приватизации вплоть до конца 1980 – начала 1990-х годов. В развивающихся же странах Ближнего Востока, Латинской Америки и Африки нефтегазовые активы продолжали находиться в руках государства.

После распада Советского Союза и коллапса других стран с плановой экономикой многие ресурсные регионы, до того недоступные для частных нефтяных корпораций Запада, оказались открытыми для иностранных инвестиций. Национальные нефтяные компании, организованные в странах бывшего Восточного Блока, как правило, не имели ведущих позиций на рынках, а выполняли скорее роль младших партнеров в совместных с западными частными компаниями проектах. В ту пору во всех отраслях экономики, включая нефтегазовый сектор, преобладало представление, что капитализм одержал победу не только над коммунизмом, но и над политикой государственного вмешательства в экономику.

В настоящее время в мире можно наблюдать борьбу двух противоположных тенденций. С одной стороны, продолжает действовать политическая и экономическая повестка дня, направленная на рыночную либерализацию и приватизацию. Многие ведущие нефтедобывающие страны отказались проводить приватизацию, но в некоторых (например, в Индонезии и Мексике) произошли существенные институциональные реформы, направленные на расширение иностранного участия в национальной нефтегазовой промышленности.

С другой стороны, высокие цены на нефть (особенно в 2003–2008 гг.), а также большой спрос на углеводороды со стороны азиатских стран усилили переговорные позиции нефтедобывающих государств и повысили их политический вес. Желание увеличить долю государства в нефтяной ренте вызвало повсеместное повышение налогов и в ряде случаев дальнейшую национализацию или создание национальных нефтяных компаний в новых нефтеносных регионах (таких, как Чад и Уганда). Более того, ряд нефтеимпортеров в развивающихся регионах (прежде всего Китай и Индия) стали оказывать мощную поддержку своим национальным нефтяным компаниям в приобретении нефтяных активов за рубежом.

Роль национальных нефтяных компаний

Современные национальные нефтяные компании осуществляют свою деятельность в различных формах. Они могут выступать в роли монополистов или играть на конкурентном рынке. Могут управлять активами или существовать в форме финансовых холдинговых компаний. Существенно различаются также характер их специализации в рамках нефтяных цепочек добавленной стоимости, степень коммерциализации, уровень интернационализации производства. В результате любые аргументы как в пользу, так и против национальных нефтяных компаний, часто носят либо слишком общий, либо упрощенный характер. На самом деле государственная собственность не подразумевает обязательную государственную монополию (как и частная собственность далеко не всегда влечет за собой конкуренцию) [4]. В любом случае нужно иметь в виду, что национальные нефтяные компании занимают существенные или даже доминирующие позиции на внутренних нефтегазовых рынках. В экономической литературе выделяются, как правило, несколько групп причин, почему государство отдает предпочтение организации национальных нефтяных компаний в противовес более либеральной модели управления сектором.

Исторический контекст

Во многих странах образование национальных нефтяных компаний совпало с волной национализации активов. Частные нефтяные компании рассматривались в качестве агентов иностранных государств и, следовательно, противников национальных интересов [5]. При обеспечении суверенитета над природными ресурсами логичным выглядело создание государством компаний, заменяющих иностранных операторов и представляющих собой символ национальной независимости. Ощущение национальной миссии в сочетании со слабостью частного сектора в большинстве развивающихся стран исключало вариант образования частных операторов в нефтегазовом секторе. Распространение национальных нефтяных компаний после Второй мировой войны вплоть до конца 1970-х годов лежало в русле широко распространенных взглядов, что государство может и должно решать социальные и экономические проблемы [6].

Значение нефтяного сектора

У стран, в национальной экономике которых высока доля добычи или потребления нефти, появляется очень сильное желание контроля над сектором со стороны государства.

Нефть часто рассматривается в качестве «командных высот» в экономике, стратегического продукта, который можно использовать в качестве экономического или политического оружия. В связи с этим «она слишком важна, чтобы оставить ее рынку» [7] (это выражение приписывается шейху Ахмеду Ямани, министру нефтяной промышленности Саудовской Аравии в 1962–1986 гг.).

Политические выгоды государственного контроля

Политическое значение нефтегазового сектора было очевидным на протяжении всей истории его развития. Нефтегазовое богатство всегда использовалось для обеспечения финансовой, политической и военной силы, а прямой государственный контроль над сектором усиливал устойчивость государства и его переговорные позиции. Внутри страны государственное участие в нефтегазовой промышленности в форме национальных нефтяных компаний обеспечивает правительству контроль над цепочками добавленной стоимости, включая технические и коммерческие решения, эффективное освоение природных ресурсов, политику ценообразования и предоставления субсидий, решение проблем занятости и др.

Политика стран ОПЕК представляет собой в этом смысле яркий пример сочетания политической мотивации и экономического интереса. Так, Саудовская Аравия на протяжении длительного времени использует свои торговые связи с США для приобретения политического капитала и военной поддержки.

Вне стран ОПЕК Норвегия служит примером того, как государство может использовать свою национальную нефтяную компанию для контроля над темпами и средствами нефтегазового развития. В начале 1970-х годов в стране сложился широкий консенсус между правительством и гражданским обществом по поводу макроэкономических и культурных последствий быстрого развития нефтяной промышленности. Соответствующая экономическая политика включала в себя рестриктивную лицензионную систему и создание сильной национальной нефтегазовой компании (Statoil, 1972 г.), которая завладела большей частью производственных лицензий, а также правом вето на новые разработки [8].

В нисходящих цепочках добавленной стоимости прямой контроль над ценами на нефтепродукты влияет на повседневную жизнь граждан и тем самым также является существенным фактором политики. Некоторые развитые страны-нефтеимпортеры используют свои национальные нефтяные компании в целях обеспечения безопасности поставок углеводородов и защиты внутреннего рынка от чрезмерного влияния нефтедобывающих стран, а также наиболее мощных частных нефтяных корпораций.

Обеспечение эффективности нефтяных разработок

Эксперты отмечают, что присутствие на рынке мощных национальных нефтяных компаний способствует повышению общей эффективности и росту создаваемой в отрасли стоимости. Наиболее часто приводится аргумент, что NOCs снижают уровень информационной асимметрии по отношению к частным компаниям, что ведет к более эффективному регулированию рынка и уменьшает опасность присвоения природной ренты. Когда государство имеет дело непосредственно с частными инвесторами в нефтегазовой отрасли, оно оказывается в менее выгодном положении: частные операторы, как правило, обладают гораздо более широкими знаниями геологических условий (после предварительно проведенных геологоразведочных работ), информацией о необходимых операционных планах, технологических и других издержках, а также о влиянии проектов на окружающую среду. Для эффективного управления отраслью государству необходим высокий уровень информационной и экспертной компетенции, что практически невозможно без непосредственной оперативной вовлеченности государства в работу отрасли [9]. Национальные нефтяные компании помогают государству из первых рук получать информацию о финансовых и операционных условиях ведения бизнеса всеми нефтяными компаниями, а также устанавливать некие ориентиры и критерии, по которым можно было бы оценивать деятельность частных нефтяных компаний.

Уверенность в том, что национальная нефтяная компания должна обеспечивать государство инсайдерским взглядом на отрасль, была причиной создания компании Statoil в Норвегии. Хотя некоторые эксперты полагали возможным ограничить полномочия этой компании статусом холдинговой, держащей в своих руках нефтяные активы страны, Министерство нефти и энергетики полагало, что «только овладение национальной компанией знаниями в качестве оператора обеспечит государству поддержку в деле контроля над нефтяной отраслью» [10]. А малайзийская компания Petronas была образована, когда государство столкнулось с проблемами получения информации о новых месторождениях, открытых в стране частными нефтяными компаниями, что затрудняло выработку эффективной национальной нефтяной политики [11].

Другими словами, национальные нефтяные компании предоставляли государству «окно в мир нефтяной индустрии» [5].

Максимизация нефтяной ренты

Получение государством природной ренты от нефтяных операций в основном определяется двумя переменными: общей величиной ренты, получаемой в нефтяной промышленности, и относительной долей в ней государства, а также его агента – национальной нефтяной компании. При эффективной финансовой системе (главном механизме извлечения нефтяной ренты) государство старается найти баланс между краткосрочными монетарными целями и долгосрочной политикой привлечения в отрасль дополнительных инвестиций, которые в свою очередь определяют размер будущей налоговой базы.

Тем не менее государство часто стремится получить максимально возможную долю экономической ренты (или условно-чистой продукции, если дело идет о нижних сегментах цепочек стоимости) и препятствует получению частными компаниями высоких доходов от инвестиций. Эффективные контрактные и финансовые условия способны обеспечить развитие нефтегазового сектора и получение значительной добавочной стоимости [12]. Однако для мониторинга и управления частными нефтедобывающими операциями требуется административная и экспертная компетентность. Именно эти компетенции в развивающихся странах часто недостаточны или отсутствуют. Для компенсации подобного недостатка данные страны также стремятся создавать национальные нефтяные компании.

Социально-экономические проблемы и приоритеты

NOCs могут использоваться для достижения социально-экономических целей, таких как увеличение числа рабочих мест, развитие коммерческих и технических компетенций, создание разных видов инфраструктуры (школы, больницы, дороги, мосты, системы водоснабжения и т.д.), перераспределение дохода с помощью субсидированных цен и расширение заимствований [13].

Например, компания Saudi Aramco выполняет важную социальную роль как спонсор технического образования и подготовки кадров. Как утверждается в декларации компании, важнейшей миссией Saudi Aramco являются «инвестиции в саудовские кадры», что рассматривается в качестве «национальной обязанности и стратегической цели» [14]. На программы по поиску, обучению и переподготовке кадров компания ежегодно затрачивает около 1 млрд долл. С 1953 г. она построила более 130 государственных школ, а ее Центр подготовки профессиональных кадров с 1994 г. присуждает 4800 грантов в год саудовским студентам, обучающимся в зарубежных университетах.

Таким образом, во многих отношениях NOCs «привязаны» к национальным целям, и такое наличие некоммерческих направлений и обязательств нередко отличает их от частных нефтяных корпораций [15].

Состав и характеристики некоммерческих целей у разных компаний неодинаковы. Одни действуют непосредственно от имени государства и правительства, другие работают в рамках традиционной корпоративной культуры. Некоторые NOCs, такие как алжирская Sonatrach, стали осуществлять добровольные инвестиционные программы, очень похожие на программы корпоративной социальной ответственности, инициируемые частным бизнесом. Речь идет, например, о расходах на здравоохранение, скорую медицинскую помощь или спортивное спонсорство [16].

В ряде случаев национальные нефтяные компании представляют собой удобные источники финансирования государственных программ. Одни занимаются простым перераспределением богатства, другие стремятся развивать экономические связи в рамках нефтяного и газового сектора для формирования долгосрочных компетенций и возможностей, а также в целях диверсификации. В отличие от NOCs, частные нефтяные компании нередко обвиняют в слишком быстрой эксплуатации нефтяных резервов, погоней за краткосрочной прибылью и игнорировании интересов страны, а также в преднамеренном использовании заниженных цен при расчете прогнозных оценок прибыльности совместных проектов [16].

Тем не менее во многих случаях культурные и операционные различия между национальными и частными нефтяными компаниями постепенно стираются. Китайские государственные компании PetroChina и Sinopec организовали совместные предприятия с западными частными нефтяными корпорациями для выстраивания сетей розничных продаж и строительства нефтехимических заводов в Китае.

Ближневосточные национальные нефтяные компании Saudi Aramco и Kuwait Petroleum Corporation (KWC) приобрели пакеты акций в частных зарубежных нефтеперерабатывающих и маркетинговых компаниях (таких, как Showa Shell в Японии). Даже крупномасштабные поглощения частных компаний и активов с помощью национальных нефтяных компаний, долгое время рассматривавшиеся как невозможные из-за культурных и политических соображений, стали обычной практикой в отрасли.

Первой подобной сделкой стала покупка в 1989 г. акций британской BP кувейтской национальной компанией KPC. Опасения британского правительства по поводу доминирующих позиций кувейтской компании на внутреннем рынке Великобритании были столь велики, что оно приказало снизить пакет приобретаемых акций с 22 до 9,9% [17]. В 2005 г. китайская China National Offshore Oil Company (CNOOC) попыталась приобрести за 18,5 млрд долл. американскую компанию Unical.

Но сделка была блокирована политической оппозицией в американском Конгрессе. А сравнительно недавно китайская China Petroleum and Chemical Corporation (Sinopec) купила за 7,2 млрд долл. швейцарско-канадскую Addax Petroleum, которая среди своих активов владеет лицензией на разработку нефтяных месторождений в Северном Ираке.

На эффективность деятельности национальных нефтяных компаний и их маркетинговую стратегию может оказывать существенное влияние уровень бюджетной и финансовой автономии. В общем плане отсутствие такой автономии оказывает негативное воздействие на своевременность и эффективность принимаемых инвестиционных решений и может повышать издержки ведения бизнеса. С другой стороны, слишком широкая автономия может уменьшить объемы финансовых доходов государства, а также снизить стимулы для сокращения издержек.

Например, мексиканская компания Pemex и саудовская Saudi Aramco обладают сравнительно незначительной финансовой и бюджетной автономией. Ставки корпоративного налога на Pemex исторически определялись потребностями и интересами государства; остававшиеся у компании средства делали невозможными капитальные вложения в новые проекты. В последние 5 лет Pemex ежегодно выплачивала государству до 60% своих доходов в виде роялти и налогов и обеспечивала 40% поступлений в федеральный бюджет страны. Производственная и финансовая деятельность Pemex жестко контролируется различными министерствами, включая Министерство общественных функций (SFP).

Оно не только назначает внешних аудиторов и контролирует закупочную политику компании, но и определяет ее организационную структуру, уровень заработной платы и структуру занятости. Любое решение по созданию новых рабочих мест, начиная от высших менеджеров и заканчивая стажерами, требует одобрения министерства [18].

В кувейтской компании KPC любые закупки на сумму свыше 20 тыс. долл. требуют проведения публичных тендеров, которые могут длиться до одного года. Кроме того, любые инвестиции свыше 400 тыс. долл. требуют предварительного одобрения государственного аудиторского бюро [19].

В Saudi Aramco операционные расходы финансируются из прибыли, а дополнительные ресурсы и инвестиции – из национального бюджета. Такая схема функционирует достаточно эффективно, поскольку не подавляет долгосрочные инвестиционные проекты [14].

Одной из наиболее важных отличительных особенностей NOCs является стимулирование процесса локализации производства в стране. Впервые эта практика была применена в начале 1970-х годов при разработке месторождений в Северном море и включала в себя как ограничение импорта, так и создание национальных нефтяных компаний.

Целью политики локализации является формирование как обратных связей (или связей с поставщиками: обеспечение закупок продукции национальных производителей через трансферт технологий, создание новых рабочих мест, формирование национальных компаний), так и прямых (или связей с заказчиками, потребителями продукции: например, строительство нефтеперерабатывающих заводов, организация нефтехимической промышленности и производства удобрений). В последнее время политика локализации стала включать в себя и более широкую экономическую диверсификацию, выходящую за пределы нефтегазовой стоимостной цепочки.

Государство использует разнообразные инструменты для реализации своей политики локализации. Среди них: обычные контрактные требования по использованию местных товаров и услуг или обязательства по обучению персонала; дискриминационное регулирование и налогообложение, стимулирующее развитие национальной промышленности, а также другие дискриминационные меры; регулирование или контрактные обязательства, стимулирующие передачу технологий от иностранных компаний отечественным; проведение торгов с включением в них требований по локализации как основы получения лицензии или контракта на разработку нефтегазовых месторождений; стимулы для иностранных инвесторов, побуждающие их вкладывать доходы и прибыль в стране пребывания; инвестиции в инфраструктуру и образование [20].

Исследования свидетельствуют, что тесная связь между добычей природных ресурсов и другими отраслями хозяйства серьезно влияет на экономический рост. Это определяется технологией добычи полезных ископаемых. В ряде случаев разработка углеводородов стимулирует формирование и развитие смежных отраслей, поставляющих нефтегазовому сектору свои товары и услуги. Таким образом, экономика постепенно диверсифицируется. Если же такие связи носят слабый характер, а промежуточные товары и услуги импортируются из-за рубежа, диверсификации не происходит.

В этом случае производство концентрируется в ресурсном секторе, и страна попадает в сырьевую ловушку [21].

Как отмечают эксперты, политика локализации, стимулирующая процесс диверсификации, является особенно актуальной для транзитарных экономик, где ряд важных секторов хозяйства был разрушен в ходе рыночной перестройки.

Политика локализации выступает важнейшей частью компромисса между краткосрочной эффективностью и долгосрочным экономическим развитием. Она включает в себя мультипликационный эффект, и чем выше значение мультипликатора, тем теснее связи с поставщиками товаров и услуг.

Например, среднее значение мультипликатора для экономики Норвегии составляет 3. Большая часть норвежских нефтегазовых компаний фиксирует этот показатель на уровне 2,5. Значение мультипликатора отличается от страны к стране.

Для многих стран он не превышает единицы. Так, для нефтегазового сектора Казахстана он составляет 0,47, а для Шотландии – 2. В то же время у нефтяного месторождения Тенгиз в Казахстане мультипликатор достигает значения 1,52 [22].

Одной из стран, наиболее активно развивающих услуги и строительные работы, связанные с нефтегазовой промышленностью, является Норвегия. Политика локализации в этой стране включает в себя как предоставление преимуществ национальной компании Statoil в получении соответствующих лицензий, так и, например, развитие компетенций в области судостроения и морского транспорта. В 1972 г. политика локализации в Норвегии получила официальный законодательный статус. Было образовано Министерство товаров и услуг для: 1) поддержки развития отраслей-поставщиков нефтегазовой промышленности с помощью совместных предприятий, стимулирования НИОКР и процесса передачи технологий; 2) мониторинга тендерного процесса с целью обеспечения участия в нем национальных компаний; 3) установления минимального порога локализации и отслеживания его на практике.

В Малайзии национальная нефтяная компания Petronas успешно использовалась для развития промышленной базы, поддерживающей добычу нефти и газа в стране начиная с 1970-х годов. Развитие местной промышленности подкреплялось лицензионными требованиями, включающими минимальный перечень отечественных товаров и услуг, поставляемых для разработки нефтегазовых месторождений, и требование преимущественных закупок малайзийских товаров и услуг [23].

Требование использования отечественных товаров и услуг является распространенной практикой при заключении нефтяных контрактов и в Нигерии. Оно применяется в случае, если местные товары и услуги не уступают по качеству импортным аналогам и если их цена не более чем на 10% превышает цену аналогичных зарубежных. Национальная нигерийская нефтяная компания NNPC руководит так называемым Nigerian Content Division – производственным регулятором, ответственным за проведение политики локализации в стране. В его функции входят подготовка инженерного персонала для нефтегазовой промышленности, стимулирование собственного производства стального листа и труб, обеспечение льготных кредитов нигерийским подрядчикам [24].

В Бразилии, несмотря на либерализацию нефтегазового сектора в 1987 г., национальная компания Petrobras остается ведущим игроком на этом рынке, являясь крупнейшим собственником нефтегазовых лицензий в стране и имеющим мажоритарный пакет акций в большинстве других концессий.

Активная политика локализации в Бразилии привела к тому, что доли отечественных производителей на стадиях разведки и добычи возросли соответственно с 25 и 27% в 1999 г. до 69 и 77% к 2007 г. [2].

Таким образом, существование NOCs тесно связано с национальными интересами нефтедобывающих стран и служит прежде всего достижению экономических и политических целей, а не просто максимизации корпоративной прибыли. Именно это является ключевой характеристикой таких компаний, существующих в самых разных социальных, политических и экономических условиях, и определяет их долгосрочную стратегию.

Информационные источники:
1. Yergin D. The Prize: The Epic Quest for Oil, Money, and Power. London: Simon & Schuster. 1991, 912 p.
2. National Oil Companies and Value Creation, World Bank Working Paper No. 218, The World Bank, Washington D.C. 2011, p.17.
3. Linde C.V.D. The state and International Oil Market: Competition and the Changing Ownership of Crude Oil Assets. Boston: Kluwer Academic Publisher. 2000.
4. Vickers, J. and G. Yarrow. Economic Perspectives of Privatization. Journal of Economic Perspectives. 1991, No 2, pp/ 111–132.
5. Grayson L.E. National Oil Companies. Chichester: Wiley, 1981.
6. Yergin D. and J. Stanislaw. The Commanding Heights: The Battle for the World Economy. New York: Simon & Schuster, 2002.
7. Robinson C. Energy Policy: Errors, Illusions and market Realities. Occasional Paper No 90, The Institute of economic affairs, London, 1993.
8. Dam K.W. The Evolution of North Sea Licensing Policy in Britain and Norway. Journal of Law and Economics, 1974, No 17, p. 213,263
9. Al,Kasim F. Managing Petroleum Resources: The Norwegian Model in a Broad Perspective. Oxford: Oxford Institute of energy studies. 2006.
10. Stevens P. National Oil Companies: Good or bad? A Literature Survey. CEPMLP International Journal, 2004, No 14, р.10.
11. Von der Mehden F.R. and A. Troner. Petronas: A National Oil Company with an International Vision. Baker Institute for Public Policy. 2007, Rice University. Houston.
12. Tordo S. Fiscal Systems for Hydrocarbons: Design Issues. World Bank Working Paper 123/2007, World Bank, Washington, D.C. 2007.
13. McPherson C. National Oil Companies – Evolution, Issues, Outlook. World Bank Workshop on na, tional Oil Companies, World Bank, Washington D.C. 2003.
14. Jaffe A.M. and J. Elass. Saudi Aramco: National Flagship with Global Responsibilities. Baker Institute for Public Policy, Rice University, Houston, 2007.
15. Khan K.I.F. National Oil Companies: Form Structure, Accountability and control. Petroleum Resources and Development. London: Belhaven Press. 1987.
16. Marcel V. Oil Titans: National oil Companies in the Middle East. Washington: Brookings Institution Press, 2006.
17. Al,Moneef M. International Downstream Integration of national Oil Companies. In Strategic Positioning in the Oil Industry, ed. P. Stevens, Abu Dhabi: Emirates Center for Strategic Studies and Research. 1998, pp. 45,60.
18. Stojanovski O. The Void of Governance: An Assessment of Pemex’s Performance and Strategy.Working Paper 73, Program on energy and Sustainable Development, Stanford University, 2008.
19. Stevens P. Kuwait Petroleum Corporation: Searching for Strategy in f Fragmented Oil Sector. Working paper 78, Program on energy and sustainable Development, Stanford University, 2008.
20. National Oil Companies and Value Creation. World Bank Working Paper No. 218, Washington D.C. 2011, p. 9
21. Polterovich V. and V. Popov Resource abundance, globalization, and economic development. New Economic School, Research Project 2005,2006.
22. Auti R.M. Maximizing the Positive Socio,Economic Impact of Mineral Extraction on Local/Regional Development in Transition Economies. London: European Bank for Reconstruction and development. 2005.
23. Klueth U., Pastor G., Segura A. and Zarate W. Intersectoral Linkage and Local Content in Extractive Industries and Beyond. IMF Working paper WP/07/213. International Monetary Fund, Washington D.C. 2009.
24. NNPC Accuses Chevron of Failing to Meet Local Content Requirements. Business Monitor International, Daily Oil and Gas Alert, June 23.
Ключевые слова: экономика, национальные нефтяные компании, прибыль, государство, влияние, маркетинговая стратегия, социально-экономическая эффективность, природная рента, инвестиции, частные нефтяные компании, эффективность нефтяных разработок.

Журнал «Горная Промышленность»№1 (125) 2016, стр.16

Эксперты предупреждают: нефтегазовые компании могут воспользоваться пандемией, чтобы замедлить переход на чистую энергетику

Об этом говорится в докладе Центра международного законодательства в области окружающей среды, который сегодня представили в ЮНЕП – Программе ООН по окружающей среде. Авторы документа настоятельно рекомендуют правительствам не поддаваться на давление крупных нефтегазовых компаний и не сворачивать законодательные акты, принятые с целью защиты природы.

Пандемия COVID-19 больно ударила по отрасли – многие гиганты добывающей промышленности с начала года потеряли до 45 процентов своей стоимости. Самолеты не летают, люди сидят по домам, зимняя погода была необычно теплой – спрос не топливо резко снизился, а цена опустилась до самой низкой отметки за последние двадцать лет.

Но и до кризиса предложение на нефтяном рынке превышало спрос, а хранилища не могли вместить все запасы уже выкачанной нефти. Акции нефтегазовых гигантов дешевели, долги росли, инвесторы неохотно вкладывали деньги в неперспективную отрасль на фоне того, что возобновляемые источники все настойчивее вытесняли «черное золото» с рынка.

Эта ситуация стала причиной ценовой войны, в центре которой оказались Саудовская Аравия и Россия. Москва и Эр-Рияд в начале года так и не смогли договориться о сокращении добычи нефти – меры, призванной стабилизировать цены на топливо. Сегодня сложилась настолько напряженная ситуация с хранилищами, что нефтедобывающим компаниям, возможно, придется самим платить, лишь бы только сбыть с рук товар и освободить емкости. 

Медленно, но верно снижается спрос на пластик и другую продукцию нефтехимической промышленности, хотя совсем недавно в производство вложили более 200 млрд долларов. 

В связи с пандемией нефтегазовые компании начали широкомасштабную акцию по лоббированию правительств, требуя прямой поддержки и других льгот, косвенно помогающих им остаться на плаву, включая дешевые кредиты, послабление мер по защите окружающей среды и отмену правил по охране здоровья персонала, а также введение запретов на акции протеста работников.

Например, недавно в Белом доме состоялась встреча глав девяти нефтегазовых гигантов с представителями Республиканской партии в Конгрессе и администрации США, в том числе президентом Дональдом Трампом. По сообщениям, руководители нефтяных компаний пытались получить кусок «пирога» – пакета по стимулированию экономики, а также добивались разрешения на использование резервуаров стратегического нефтяного фонда государства для хранения избытков собственной нефти.

Воспользовавшись ситуацией, компании нефтехимической промышленности также настаивают на гигиеничности пластиковых упаковок одноразового употребления. В марте письмо с аргументами в пользу пластика было направлено министру здравоохранения США. Предлагается не только отменить все ограничения на использование пластика, но еще шире использовать такую продукцию для упаковки овощей и фруктов. Ученые, кстати, возражают против этих аргументов, напоминая, что коронавирус остается активным на пластиковых поверхностях в течение нескольких дней. 

Авторы доклада беспокоятся, что это давление – а оно происходит не только в США, но и в других странах — приведет к тому, что значительная часть общественных ресурсов будет распределена в пользу крупных нефтяных компаний, и в результате замедлится переход на чистую энергетику. При этом эксперты убеждены, что в долгосрочной перспективе спрос на нефть, газ и нефтехимическую продукцию будет по-прежнему снижаться.

Центр международного законодательства в области окружающей среды – одна из организаций, входящих Женевскую сеть ЮНЕП по охране окружающей среды.

Белый дом просит американские нефтегазовые компании помочь снизить расходы на топливо — источники

13 октября (Рейтер) — Белый дом в последние дни разговаривал с производителями нефти и газа США о помощи в снижении растущих цен на топливо. согласно двум источникам, знакомым с этим вопросом.

Стоимость энергии растет во всем мире, что в некоторых случаях приводит к дефициту в крупных странах, таких как Китай и Индия. По данным U.С. Департамент энергетики. Добыча нефти и газа остается ниже национального пика, достигнутого в 2019 году.

Переговоры с энергетическими компаниями затронули несколько вопросов, включая цены, по словам третьего лица, знакомого с обсуждениями. В последние месяцы администрация ведет переговоры с нефтяной промышленностью об ограничении выбросов метана.

«Мы внимательно следим за стоимостью нефти и стоимостью газа, которые американцы платят за заправку. И мы используем все имеющиеся в нашем распоряжении инструменты для борьбы с антиконкурентной практикой в ​​США.США и мировые энергетические рынки для обеспечения надежных и стабильных энергетических рынков «, — сказал представитель Белого дома.

США сырая нефть недавно стоила 80 долларов за баррель впервые за семь лет, как сообщает Организация стран-экспортеров нефти и их союзники. известный как ОПЕК + ограничивает добычу. Белый дом обсуждал рост цен с ведущим производителем ОПЕК Саудовской Аравией в последние недели читать далее

Средняя розничная цена галлона бензина выросла до 3,29 доллара, согласно данным AAA.В среду Министерство энергетики США заявило, что, как ожидается, этой зимой резко вырастут расходы на отопление для всех видов топлива, но особенно для топочного мазута и пропана. [nL1N2R916Z]

Добыча нефти в США медленно восстанавливалась с 2020 года, когда добыча упала во время вспышки коронавируса. В конце 2019 года добыча достигла рекордного уровня — почти 13 миллионов баррелей в день (баррелей в сутки), но в среду министерство энергетики США заявило, что в 2021 году добыча в среднем составит всего 11 миллионов баррелей в сутки, увеличившись до 11.7 миллионов баррелей в сутки в 2022 году.

В этом году цены на природный газ резко выросли в результате дефицита предложения и более сильного, чем ожидалось, спроса в Европе и Азии.

Производители сланца в США, ответственные за бум добычи сырой нефти за последние 10 лет, после многих лет слабых финансовых показателей были менее склонны к бурению с целью добычи нефти, а вместо этого сосредоточились на сокращении расходов, чтобы повысить доходность инвесторов. .

Для бурения и завершения новой скважины и вывода нефти и газа на рынок может потребоваться шесть месяцев.По словам одного из руководителей нефтяной отрасли, который не хотел, чтобы его имя критиковало этот подход, любой призыв Белого дома к увеличению добычи в США, скорее всего, останется без внимания. Промышленность также недовольна некоторыми предыдущими действиями президента Джо Байдена, включая временную остановку бурения на федеральных землях, что они рассматривают как атаку на отрасль.

«Проводя политику, ограничивающую поставки и затрудняющую добычу нефти и природного газа здесь, в Америке, американцам придется платить больше за свою энергию», — сказала Энн Брэдбери, главный исполнительный директор Американского совета по разведке и добыче. лобби независимых производителей нефти и газа.

Администрация Байдена вела внутренние обсуждения по поводу роста цен на топливо, добавил один из двух источников.

США до сих пор были изолированы от нехватки природного газа в Азии и Европе, говорят аналитики, из-за ограниченной способности страны экспортировать сжиженный природный газ. Ориентировочные цены на природный газ в США в настоящее время составляют 5,68 долларов за миллион британских тепловых единиц, но цены за рубежом были в пределах 30 долларов.

«Я не думаю, что фундаментальные данные подтверждают эти огромные цифры», — сказал Роберт Яугер, директор по фьючерсам на энергию в Mizuho.

Белый дом пытается решить проблемы с поставками, которые привели к росту цен на различные товары, от мяса до полупроводников. В среду официальные лица заявили, что администрация работает с крупными портами в Лос-Анджелесе и Лонг-Бич, а также с транспортными гигантами UPS и FedEx, чтобы уменьшить заторы, замедляющие поставки. подробнее

Репортаж Джарретта Реншоу, Рона Буссо и Дэвида Френча; Под редакцией Андреа Риччи и Алистера Белла

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

По мере того, как западные нефтяные гиганты сокращают добычу, государственные компании наращивают объемы

В прошлом месяце Кувейт объявил, что планирует инвестировать более 6 миллиардов долларов в геологоразведочные работы в течение следующих пяти лет, чтобы увеличить добычу до четырех миллионов баррелей в день с 2,4 миллиона. Теперь.

В этом месяце Объединенные Арабские Эмираты, крупный член ОПЕК, производящий четыре миллиона баррелей нефти в день, стали первым государством Персидского залива, которое взяло на себя обязательство достичь нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году. Но только в прошлом году ADNOC, U .Национальная нефтяная компания A.E. объявила, что инвестирует 122 миллиарда долларов в новые нефтегазовые проекты.

Ирак, второй по величине производитель нефти ОПЕК после Саудовской Аравии, в последние годы вложил значительные средства в увеличение добычи нефти, стремясь увеличить добычу до восьми миллионов баррелей в день к 2027 году с пяти миллионов сейчас. Страна страдает от политических потрясений, нехватки электроэнергии и неадекватных портов, но правительство заключило несколько крупных сделок с иностранными нефтяными компаниями, чтобы помочь государственной энергетической компании разрабатывать новые месторождения и улучшать добычу на старых.

Даже в Ливии, где враждующие группировки годами тормозили нефтяную промышленность, добыча растет. В последние месяцы он производил 1,3 миллиона баррелей в день, что является девятилетним максимумом. Правительство намерено увеличить эту цифру до 2,5 миллионов в течение шести лет.

Национальные нефтяные компании Бразилии, Колумбии и Аргентины также работают над увеличением объемов добычи нефти и газа для увеличения доходов своих правительств до того, как спрос на нефть упадет, поскольку более богатые страны сокращают использование ископаемого топлива.

После долгих лет разочарований добыча нефти и газа на месторождении Вака Муэрта, или Мертвая корова, в Аргентине в этом году резко выросла. По данным исследовательской и консалтинговой фирмы Rystad Energy, месторождение никогда не давало более 120 000 баррелей нефти в день, но теперь ожидается, что к концу года будет добываться 200 000 баррелей нефти в день. Правительство, которое считается лидером в области климата в Латинской Америке, предложило закон, который будет стимулировать еще большее производство.

«Аргентина обеспокоена изменением климата, но не видит в этом в первую очередь своей ответственности», — сказала Лиза Вискиди, эксперт по энергетике Вашингтонской исследовательской организации «Межамериканский диалог».Описывая точку зрения Аргентины, она добавила: «Остальной мир в глобальном масштабе должен сократить добычу нефти, но это не означает, что мы, в частности, должны изменить свое поведение».

Команда Байдена просит нефтяную промышленность помочь снизить цены на газ

Большая часть роста цен на энергию находится вне контроля Белого дома и объясняется восстановлением спроса по мере того, как экономика восстанавливается после пандемии, а также ростом потребления энергии в Китае, считают рыночные аналитики. НАС.добыча нефти также снизилась по сравнению с рекордной добычей до пандемии, а нефтяные компании, которые сильно пострадали от падения спроса, не спешили бурить новые скважины. Нефтяной картель ОПЕК также старается не открывать слишком свободно свои краны после того, как цены на нефть упали во время пандемии.

Администрация Байдена обратилась к ОПЕК с просьбой увеличить экспорт, но у нее мало других вариантов снижения цен. Министр энергетики Дженнифер Гранхольм заявила на прошлой неделе, что администрация рассматривает вопрос о выпуске нефти из Стратегического нефтяного резерва — шаг, который обычно применяется на случай перебоев в поставках.

Должностные лица и эксперты нефтяной отрасли заявили, что команда Белого дома имеет опыт работы на рынках возобновляемых источников энергии, но относительно небольшое количество людей с детальным знанием нефтяных рынков — это проблема на данный момент.

«Старшие сотрудники заняты поиском вариантов снижения цен на нефть, которые, по их мнению, вызывают рост инфляции », — сказал Стивен Браун, давний лоббист в области энергетики и нынешний стратег RBJ Strategies. «Некоторые продюсеры будут с ними разговаривать, но у них тоже не так много друзей в этом секторе.”

Один из лоббистских источников описал встречу официальных лиц Белого дома во вторник вечером, посвященную росту цен на нефть и бензин. Представитель Белого дома отказался комментировать встречу или контакты с представителями нефтяной промышленности. Еще один человек, , сказал, что на встрече присутствовали руководители высшего звена и необязательно были задействованы члены кабинета министров.

Белый дом спешит показать, что пытается обуздать высокую инфляцию, которая уже побудила Федеральный резерв сигнализировать о том, что он снизит темпы покупок облигаций, которые призваны удерживать долгосрочные процентные ставки на низком уровне.Байден и его команда нацелены на устранение узких мест в цепочке поставок, которые привели к перегрузке запасов и способствовали росту цен. В среду он объявил, что порт Лос-Анджелеса начнет работать 24 часа в сутки, и что крупные компании, включая UPS и FedEx, также увеличат свое рабочее время.

«Я хочу прояснить, что это повсеместная приверженность к круглосуточной работе без выходных, — сказал он в комментариях из Белого дома. — Это большой первый шаг в ускорении движения материалов и товаров через наши поставки. цепь.Но теперь нам нужно, чтобы остальная часть цепочки частного сектора также активизировалась ».

Некоторые представители нефтяной промышленности используют рост цен на топливо, чтобы противостоять обещаниям демократов поднять затраты на бурение нефтяных и газовых скважин на государственных землях.

«Чтобы обеспечить стабильные и доступные поставки энергии здесь, в Соединенных Штатах, администрация Байдена должна поддерживать внутреннюю добычу нефти и природного газа, обеспечивать непрерывную добычу на федеральных землях, сотрудничать с промышленностью в области разумного и разумного метана. правила и прекратите призывать к повышению налогов для американской нефтегазовой отрасли », — говорится в заявлении Энн Брэдбери, исполнительного директора торговой ассоциации American Exploration and Production Council.

Байден пришел к власти, обещая ускорить внедрение электромобилей и возобновляемых источников энергии, таких как солнечная и ветровая энергия. Но Белый дом сделал шаги в сторону нефтегазовой отрасли, например, советник Белого дома по климату Джина Маккарти встретилась с членами Американского института нефти. И, несмотря на паузу в аренде нефти и газа, Министерство внутренних дел опередило администрацию Трампа в утверждении новых разрешений на бурение на государственных землях.

Тем не менее, промышленность переживает из-за призыва администрации к ОПЕК увеличить добычу нефти, заявив, что он звучит лицемерно, учитывая ее позицию в отношении аукционов на новые участки государственной земли для бурения.Представители отрасли также жалуются, что они не получили почти того внимания, которым пользовались при президенте Дональде Трампе или даже при президенте Бараке Обаме.

На фоне связанных с пандемией проблем глобальной цепочки поставок, экстремальных погодных явлений и высокого спроса Китая на нефть и природный газ официальные лица администрации все чаще обращаются за советом к отрасли, сообщают источники.

Человек из одной нефтяной компании, занимающейся морским бурением, сказал, что администрация обратилась к ним в прошлом месяце, желая, в частности, узнать, как сохранить производство бензина на должном уровне после того, как ураган Ида вынудил компании прекратить добычу нефти в Мексиканском заливе.

Несмотря на попытки, у федерального правительства мало рычагов для предотвращения роста цен на нефть, считают рыночные аналитики. Компаниям приходится повторно нанимать водителей грузовиков и других сотрудников, которых они уволили, когда спрос на топливо резко упал в прошлом году, поскольку пандемия не позволяла людям оставаться дома.

Эндрю Липов, глава хьюстонской консалтинговой фирмы Lipow Oil Associates, сказал, что рост цен на насос является прямым результатом того, что нефтяные компании наконец прислушались к призывам инвесторов замедлить добычу и сократить свои расходы.Инвесторы покинули сектор в годы, предшествовавшие пандемии, когда компании накапливали долги, чтобы производить все увеличивающееся количество баррелей.

«Много лет назад они бурили как сумасшедшие и не получали денег», — сказал Липов. «На этот раз им нужно показать прибыль изобретателям, и они увеличивают свои дивиденды» вместо того, чтобы отправлять больше буровых установок на нефтяные месторождения.

Обнаружение климатических угроз со стороны империи умирающих газовых скважин

Покрытое ржавчиной оборудование для обслуживания 38-летних газовых скважин, принадлежащих Diversified Energy, в заповеднике Три-Вэлли в Огайо.Видеооператор: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Старые нефтегазовые объекты представляют угрозу для климата. Познакомьтесь с компанией, которой принадлежит больше истощающихся скважин в Америке, чем какой-либо другой.

Закари Р. Мидер и Рэйчел Адамс-Херд

Вне сезона охоты мало кто посещает Зону дикой природы Три-Вэлли на холмах юго-востока Огайо. Когда душным июньским утром пара репортеров Bloomberg Green появилась, единственными звуками были пение птиц и жужжание нашей инфракрасной камеры.Мы пошли пешком и вскоре заметили первую из нескольких ржавых скважин с природным газом, разбросанных по широкому лугу. Их резервуары для хранения, наполовину покрытые виноградной лозой и кустарником, выглядели как забытые памятники какой-то потерянной цивилизации.

В США есть сотни тысяч таких ветхих нефтяных и газовых скважин, и долгое время мало кто обращал на них внимание. Ситуация изменилась за последнее десятилетие, когда ученые обнаружили удивительно большую роль, которую они играют в климатическом кризисе.Старые скважины имеют тенденцию протекать, а неочищенный природный газ состоит в основном из метана, который согревает планету сильнее, чем углекислый газ. В то утро в Огайо мы направили камеру на сломанные трубы, ржавые стыки и сломанные клапаны, и мы увидели выброс невидимого в остальном парникового газа. В воздухе витал кислый запах.

Для Расти Хатсона это пахнет деньгами.

Хатсон — основатель и главный исполнительный директор одной из самых странных компаний, когда-либо попадавших на нефтяное пятно в Америке, и причина нашего четырехдневного визита в Аппалачи.В то время как другие нефтяники сосредотачиваются на бурении следующего фонтана, Hutson покупает бывшие в употреблении скважины, которые производят только струйку или вообще ничего. За последние четыре года его Diversified Energy Co. накопила около 69 000 скважин, обогнав Exxon Mobil Corp., став крупнейшим владельцем скважин в стране. Инвесторы его любят. С момента листинга акций в 2017 году компания Хатсона превзошла почти все другие акции нефтегазовых компаний США, увеличив его личную долю до более чем 30 миллионов долларов.

Количество береговых скважин в США

По состоянию на декабрь31, 2020

Источник: самые последние раскрытия компаний в рамках Программы отчетности по парниковым газам Агентства по охране окружающей среды США

Но головокружительный рост Diversified встревожил некоторые регулирующие органы, группы землевладельцев и инсайдеров отрасли, не говоря уже о защитниках окружающей среды. Законодательство штата требует, чтобы каждая скважина была залита цементом после того, как она высохнет, что является дорогостоящим и сложным мероприятием. Некоторые опасаются, что по той же ставке, что Diversified выплачивает дивиденды акционерам, когда наступит срок оплаты, ничего не останется.Если компания не может выполнить свои обязательства по подключению, это бремя ложится на штат, а это означает, что Огайо, Пенсильвания и Западная Вирджиния могут столкнуться с беспорядком на миллиард долларов. «Похоже, что модель построена на отказе от этих активов», — говорит Тед Беттнер, изучавший заброшенные скважины в региональной исследовательской организации Института долины реки Огайо. «Похоже, это бомба для пассивной безопасности, которой суждено взорваться».

Сюжетные линии: Как умирающие газовые скважины делают одну компанию богатой Видео: Алан Джеффрис

Сюжет

: Как умирающие газовые скважины делают одну компанию богатой Видео: Алан Джеффрис

Хатсон говорит, что нет причин для беспокойства.Он утверждает, что может выжать из старых скважин больше газа, чем другие компании, и поддерживать их в эксплуатации дольше. В среднем, по его подсчетам, его колодцы служат еще 50 лет, а это значит, что не нужно торопиться тратить деньги на их закупорку. Это также означает, что они могут стать источником загрязнения далеко за пределами 2050 года, установленной президентом Джо Байденом целевой даты для обнуления выбросов в экономике.

Государственные регулирующие органы утверждают, что Diversified не нарушила никаких правил, построив империю умирающих колодцев.Он также не нарушил никаких ограничений на выбросы метана, потому что они не применяются. Действительно, политика штата и федерального правительства — от введения нормативных требований до налоговых субсидий — побуждает компании делать именно то, что делает Diversified: поддерживать жизнедеятельность почти мертвых активов как можно дольше, независимо от того, насколько они могут нанести вред планете.

Инфракрасная камера FLIR GF320 может определять выбросы метана, обычно невидимые для человеческого глаза. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Мы решили лично убедиться, что планы Хатсона могут означать для климата, посетив 44 скважинных участка, принадлежащих Diversified.Мы использовали государственные базы данных, чтобы найти доступные колодцы на государственных землях в трех штатах. Затем мы позаимствовали камеру GF320 промышленного стандарта за 100 000 долларов, предназначенную для обнаружения метана, у ее производителя, Teledyne FLIR. Один из нас прошел обучение и был сертифицирован для его использования, а другой работал с портативным детектором газа.

Результаты вызвали тревогу. Мы обнаружили утечки метана в большинстве посещенных нами мест. Некоторые сайты в последние месяцы демонстрировали признаки технического обслуживания, но другие выглядели более или менее заброшенными. Мы видели подъездные дороги, заросшие растительностью, машины, погребенные под виноградными лозами и сорняками, масло, капающее на землю, и стальные двери, ржавые с петель.Нельзя сказать, что колодцы остались без присмотра. Грязевые осы, пауки, мыши, улитки и пчелы селились в них, а дикобраз дремал под солевым баком.

Путешествие через Аппалачи по следу протекающих скважин

Данные: Расположение скважин из государственных нефтегазовых отчетов

Защитники природного газа называют его более чистым ископаемым топливом, поскольку при сжигании он выделяет около половины углекислого газа в виде угля. Но есть одна загвоздка: если его не сжигать, природный газ состоит в основном из метана, который лучше удерживает тепло.Выброшенная в воздух тонна метана вызовет как минимум в 80 раз большее потепление в течение следующих 20 лет, чем тонна углекислого газа. Это одна из причин, по которой контроль над метаном является одним из самых дешевых и быстрых способов замедлить изменение климата и ограничить масштабы лесных пожаров, волн жары, повышения уровня моря и засух, которые оно вызывает. Согласно одной из недавних оценок, ограничение антропогенных выбросов метана может предотвратить до одной трети потепления, ожидаемого в следующие несколько десятилетий.

Резервуар-сепаратор на многопрофильном предприятии в Пенсильвании.Справа: тот же резервуар, видимый через инфракрасную камеру, показывает выброс метана в воздух. Источник: Bloomberg

Исследователи со всего мира спешат пересмотреть мировую цепочку поставок энергии, найти места утечки газа и показать, что с этим можно сделать. Ученые обучают инфракрасные камеры выбросам метана на нефтяных месторождениях Техаса, используют спутники, чтобы обнаружить их в Туркменистане, и управляют транспортными средствами с датчиками по городским улицам в Нидерландах. Одна проблемная область, которую они определили: старые скважины, которые производят мало или совсем не производят товарного газа.

На пути от устья скважины до электростанции необходимо уйти только около 3% газа, чтобы он стал хуже для планеты, чем уголь. Если скважина почти ничего не дает, даже небольшая утечка может превысить этот порог. «Из маржинальных скважин выделяется очень большая часть добываемого природного газа», — говорит Эми Таунсенд-Смолл, доцент кафедры экологических наук в Университете Цинциннати. «Некоторые малопродуктивные скважины выбрасывают больше природного газа, чем производят».

Осмотр многопрофильной скважины с природным газом с помощью портативного анализатора в Западной Вирджинии.Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Таунсенд-Смолл — соавтор исследования 2020 года, в котором были исследованы старые низкодебитные нефтяные и газовые скважины в Огайо, недалеко от Три-Вэлли. Она обнаружила, что их выбросы составляют 21% от добычи газа. Два других рецензируемых исследования с использованием различных методов измерения и изучения газовых скважин в Западной Вирджинии и Пенсильвании показали, что уровень потерь составляет 9% и 18%. Ни в одной из бумаг не указаны владельцы скважин. Взятые вместе, исследования показывают, что газ из старых скважин в Аппалачах является одним из самых грязных компонентов U.С. Энергетическая система.

Ущерб не прекратится, когда эти скважины перестанут работать. Некоторые из них продолжают утечку метана годами, если они не заглушены должным образом. По оценке другого исследования, до 8% антропогенных выбросов метана в Пенсильвании приходилось на эти бездействующие скважины.

Наше собственное исследование не было научным. Но это дало намек на то, что проблемы, отмеченные академическими исследователями, такие как плохое обслуживание и частые утечки, также присутствовали в деятельности Diversified. На 59% площадок, которые мы посетили, выбросы были достаточно значительными, чтобы наш детектор подал сигнал тревоги, свидетельствующий о том, что концентрация метана рядом с датчиком прибора превышает 5000 частей на миллион.В нормальном воздухе содержится около 2 частей. В некоторых случаях источником был пневматический регулятор, предназначенный для выпуска газа, но в подавляющем большинстве случаев это были утечки.

Утечка метана из обсадной трубы скважины под названием Wilson Coal Land No. 89. Позже компания Diversified Energy сообщила, что устранила утечку природного газа за 300 долларов. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

В заявлении для Bloomberg Green компания Diversified сообщила, что скважины, которые мы посетили, «не являются репрезентативными для всего нашего портфеля», и что многие из них были заброшены предыдущими владельцами и приобретены только недавно.Компания добавила, что некоторые из обнаруженных нами утечек были небольшими, и все они были устранены в течение нескольких недель после нашего расследования. Стоимость быстрого ремонта этих скважин, по данным Diversified, в среднем составляла менее 90 долларов. Компания также заявила, что устранила утечку в подземном трубопроводе в Западной Вирджинии после того, как мы сообщили об обнаружении поблизости высокой концентрации газа.

Diversified заявила, что стремится сократить выбросы метана на всех своих предприятиях и инвестирует в обучение и оборудование, чтобы помочь полевому персоналу находить утечки.Что касается академических исследований, показывающих высокие уровни выбросов в старых скважинах региона, Diversified поставила под сомнение их точность и заявила, что ее собственные скважины содержатся в лучшем состоянии, чем скважины других компаний, и персонал посещает скважины в среднем один раз в месяц. «Мы твердо уверены, что являемся лучшим хранителем этих скважин», — заявили в компании.

Никто, включая руководителей высшего звена, не знает, сколько на самом деле происходит утечки метана. В отличие от выбросов углерода, которые обычно являются функцией преднамеренного использования топлива, выбросы метана часто бывают непреднамеренными и периодическими.Это делает практически невозможным их всестороннее измерение в тысячах мест. Как и большинство производителей нефти и газа, Diversified оценивает выбросы с использованием формул, большинство из которых разработано Агентством по охране окружающей среды США, которые присваивают теоретическую скорость утечки каждому клапану, соединителю и резервуару. В 2020 году Diversified сообщила инвесторам, что эти цифры составят около 38000 тонн метана, или менее 1% ее добычи газа. Формулы не учитывают возраст или состояние оборудования, а также то, были ли предприняты какие-либо усилия для устранения утечек.

Скважина природного газа в Огайо, окутанная кустарником. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Исследователи говорят, что фактические измерения, которые они получают в полевых условиях, часто сильно отличаются от тех, которые предсказываются формулами. Исследование скважин в Западной Вирджинии показало, что уровень выбросов более чем в семь раз превышает цифры EPA.

В феврале компания Diversified сообщила регулирующим органам Пенсильвании, что провела самоинспекцию 1 412 наименее продуктивных скважин в штате и сообщила, что утечки газа нет.В июне мы посетили три из этих скважин. Два протекали.

Хатсон Фотограф: Билли Браун

Хатсон, 52 года, вырос в крошечном городке Ламберпорт на реке Западная Вирджиния, где его прадед, дед и отец Расти-старший работали в местной газовой компании. «Было два типа людей: вы работали либо на угле, либо на нефти и газе», — сказал Хатсон, отказавшийся от интервью для этой статьи, в прошлом году BBC News, рассказывая о происхождении своей компании. «Это было делом поколений.Если ваш отец и дед зарабатывали этим на жизнь, значит, это сделали вы ». Вместо этого Хатсон стал первым в своей семье, окончившим колледж, получив степень бухгалтера и сделав финансовую карьеру за пределами штата.

К 30 годам, работая в банке в Бирмингеме, штат Алабама, Хатсон вернулся к семейному бизнесу. Он взял взаймы под свой дом, чтобы купить несколько старых газовых скважин недалеко от того места, где он вырос. Потом купил еще несколько. Через несколько лет он ушел из финансов, чтобы полностью сосредоточиться на газе.Он основал штаб-квартиру компании недалеко от своего дома в Бирмингеме, работая в тесном сотрудничестве со своим отцом в Ламберпорте.

Революция гидроразрыва пласта в начале 2000-х годов создала новые возможности. Компании вкладывали деньги в новые методы бурения, чтобы получить огромные объемы нефти и газа с сланцевых месторождений. Когда они потеряли интерес к своим более старым, менее продуктивным обычным скважинам, Хатсон был там, чтобы покупать. К 2017 году он пробил 7 500 скважин. В феврале того же года он разместил акции компании на AIM, слабо регулируемом подразделении Лондонской фондовой биржи для небольших компаний.

«Модель, похоже, построена на отказе от этих активов. Это похоже на бомбу, которой суждено взорваться ».

Хатсон, у которого квадратная челюсть и аккуратно расчесанные седые волосы, начал появляться в видеороликах на веб-сайтах по продвижению акций, рассказывая о перспективах своей компании. Он представил Диверсифицированную программу под названием Smarter Well Management, своего рода фонтан молодости для ветхих газовых скважин. Со временем скважины, как правило, приносят все меньше и меньше нефти и газа, пока они, наконец, не израсходуются.Хатсон сказал, что Diversified разработала систему, чтобы замедлить спад и даже воскресить колодцы, которые другие оставили умирать.

Иногда самая выгодная причина продлить срок службы старой скважины — это не добыча лишней нефти или газа. Это задержка даты, когда колодец должен быть заглушен. Когда компании говорят инвесторам, сколько они ожидают потратить на выбытие скважин, они сбрасывают со счетов эту сумму, учитывая, насколько далеко до этого дня расплаты. Согласно бухгалтерским документам, 50-летний срок почти полностью исключает расходы Hutson.

Компания Diversified заявляет, что, поскольку она закупоривает так много скважин и выполняет большую часть работы самостоятельно, она может списать скважины менее чем за 25 000 долларов, что меньше отраслевых норм. Благодаря этому и необычайно долгому временному горизонту Diversified часто записывает свои обязательства по закупке в разы меньше, чем это сделали бы другие компании. В 2018 году компания купила портфель скважин у CNX Resources Corp. CNX оценила свои обязательства по очистке в 197 миллионов долларов. Компания «Диверсифицированная» оценила обязательства по тем же скважинам всего в 14 миллионов долларов.

Танк в заповеднике Три-Вэлли штата Огайо. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Это может объяснить, почему Diversified часто определяет, что колодцы, которые они покупают, стоят намного больше, чем то, что они заплатили, — настолько, что они учитывают разницу как прибыль авансом. С 2014 года сумма, полученная Diversified от этой бухгалтерской прибыли, превышает ее совокупную отчетную прибыль. В своем заявлении компания отметила, что ее бухгалтерские книги проверяются внешними инженерами, а также независимыми аудиторами PricewaterhouseCoopers.

После того, как Хатсон стал публичным, он ускорил свой покупательский бум. К прошлому году ему принадлежала примерно каждая пятая скважина в Огайо, Пенсильвании и Западной Вирджинии. Том Лафри, аналитик данных по нефти и газу из Чапел-Хилл, Северная Каролина, вспоминает день в 2019 году, когда кто-то в телефонном разговоре упомянул новую компанию, у которой скважин больше, чем у кого-либо еще. «Я занимаюсь финансированием и инвестированием нефтегазовой отрасли с 1998 года, — говорит он. «Я никогда раньше не слышал об этой компании».

Лафри был заинтригован. Может ли Diversified действительно зарабатывать деньги на таких гериатрических колодцах? В прошлогоднем сообщении в блоге он написал, что проанализировал 37 000 диверсифицированных скважин и не испытывает оптимизма.Около половины из них, которые он смотрел, производили менее 15 000 кубических футов в день, писал он, «которые при таких ценах едва ли позволят вам купить обед».

«Каждый нефтяник с незапамятных времен хотел купить проверенные добывающие активы», — говорит Лафри. «Почему Diversified — единственная компания, которая в этом десятилетии смогла добиться успеха? Почему одна компания опережает рынок? Это поражает меня ».

Американские руководители нефтяных компаний рассказывают о пищевой цепочке в своей отрасли.Крупные, хорошо капитализированные компании, как правило, буриют скважины и добывают продукцию первых лет. По мере снижения объемов добычи скважины обычно несколько раз переходят из рук в руки, а затем проводят свои золотые годы в более мелкой, более нестабильной в финансовом отношении компании. Если эта компания разорится, денег на затыкание колодца не будет. В большинстве штатов предыдущие владельцы не несут ответственности. Это помогает объяснить, как отрасль, которая создала одни из крупнейших состояний и самые ценные компании, также произвела сотни тысяч заброшенных скважин, при этом не было собственника, который мог бы их очистить.По оценке Межгосударственной комиссии по нефти и газу, их число в США может достигать 800000 человек. В августе Сенат США одобрил законопроект об инфраструктуре, который включает 4,7 миллиарда долларов для начала решения этой проблемы.

Компания Хатсона представляет собой новое звено в этой цепочке. Многие из его скважин когда-то принадлежали крупнейшим исследователям, таким как Exxon Mobil и Chevron. Но вместо того, чтобы рассыпаться среди сотен мелких операторов, скважины теперь заканчиваются вместе с ним. Это здорово, если Diversified может сдержать свои обещания.Это также концентрирует риск, если что-то пойдет не так.

Разнообразные поглощения вызвали тревогу. В 2018 году группа землевладельцев из Западной Вирджинии попыталась заблокировать перенос 3865 скважин, предупредив об «одной из самых, если не самых масштабных катастроф, связанных с окружающей средой и нарушением прав собственности, когда-либо в Западной Вирджинии».

Некоторые регулирующие органы тоже были обеспокоены, но у них было мало рычагов воздействия. Хотя владельцы скважин должны размещать облигации для покрытия расходов на очистку, требуемые суммы настолько малы, что практически бессмысленны.Регулирующие органы имеют ограниченные полномочия по блокированию переводов новому владельцу. Передачи Западной Вирджинии были одобрены после того, как штат отклонил просьбу землевладельцев о проведении слушания.

В Пенсильвании Скотт Перри, главный регулирующий орган штата в нефтегазовой сфере, сказал консультативному совету в 2019 году, что он «серьезно обеспокоен» тем, что так много скважин было куплено одной и той же компанией, согласно Pittsburgh Post-Gazette . «Никто не нарушал закон, продавая скважины этой компании, и они не нарушали закон, покупая их», — сказал он на встрече.«Но закон слаб».

Тысячи скважин, купленных диверсифицированной компанией, вообще ничего не давали, что означает, что они уже не соответствовали нормативам. Законы штата требуют, чтобы непродуктивные колодцы закрывались немедленно, чтобы они не создавали опасности для грунтовых вод и не загорались. Но обеспечить соблюдение этого закона сложно. Регулирующие органы опасаются, что, если они будут слишком сильно давить на компании, это может вызвать финансовые затруднения и снизить вероятность того, что что-то будет заблокировано. «Если бремя закупорки скважины так велико, то компания может не справиться с этим, и вы не справитесь с поставленной задачей», — говорит Эрик Вендель, руководитель отдела управления нефтегазовыми ресурсами штата Огайо.Эта проблема была особенно острой для компании Diversified, которая жонглировала беспрецедентным количеством бездействующих скважин в нескольких штатах.

Металлическая дверь упирается в газовое оборудование в Огайо. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

Вместо этого четыре штата — Кентукки, Огайо, Пенсильвания и Западная Вирджиния — заключают сделки, которые дают Diversified около десяти лет или больше для приведения в соответствие порядка 3000 простаивающих скважин. Если компания возродит достаточное количество этих скважин, потребуется закрыть только 20 неисправных скважин в год в каждом из четырех штатов.При таких темпах компании Diversified потребуется около 750 лет, чтобы подключить все, чем она сейчас владеет в регионе.

Государственные чиновники говорят, что компания пока выполняет свои обязательства. В прошлом году Diversified заявила, что закупорила 92 скважины, что на дюжину больше, чем требовалось. Компания заявила, что ее темп опережает любую другую компанию в Аппалачах, и это утверждение не может быть подтверждено независимо. Он также сообщил о восстановлении добычи на сотнях простаивающих скважин, а это означает, что их вывод из эксплуатации в ближайшее время не состоится.В штатах не хватает инспекторов для проверки этих производственных заявлений, поэтому они в основном полагаются на то, что им сообщает Diversified.

«Никто не нарушал закон, продавая скважины этой компании, и они не нарушали закон, покупая их. Но закон слаб »

Инцидент в Огайо показывает опасность такого подхода. В 2019 году Diversified сообщила официальным лицам штата, что восстановила скважину в округе Трамбал, выжимая небольшое количество газа с участка, на котором в прошлом году ничего не было добыто.Это вернуло колодец в соответствие с законом штата. Но когда государственный инспектор посетил в июне следующего года, она обнаружила, что объект не работает, согласно отчету, который она подала. Полевой сотрудник объяснил, что колодец был заполнен водой и в прошлом году в нем ничего не производилось, что противоречит утверждениям компании. Diversified заявила, что искажение информации не было преднамеренным.

Том Хубер, президент Ассоциации владельцев роялти Западной Вирджинии, представляет людей, которые участвуют в прибылях от добычи нефти и газа на частной земле.У него есть все основания поболеть за компанию, которая заявляет, что может увеличить добычу и продлить срок эксплуатации скважин — чем больше добыча, тем больше выплаты его членам. «Я хочу, чтобы Rusty and Diversified заработал кучу денег и оставался в бизнесе 50 лет», — говорит Хубер. Но он опасается, что Diversified не сможет выполнить свои обязательства, в результате чего налогоплательщикам придется навести порядок. «Ненавижу говорить об этом пессимистично, — говорит он, — но я пессимистичен».

Эми Таунсенд-Смолл (справа), доцент кафедры экологических наук в Университете Цинциннати, является одной из растущего племени охотников за метаном.Она использует пробоотборник Indaco Hi-Flow (слева) для измерения утечки метана из газовой скважины с утечкой в ​​Западной Вирджинии. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

В последний день нашей поездки мы встретились с Таунсенд-Смоллом в Западной Вирджинии. Она одна из растущего племени охотников за метаном, которые отправляются на нефтяные месторождения от Румынии до Мексики, чтобы задокументировать выбросы парниковых газов. Она приехала с полным вагоном снаряжения и веселыми советами по поводу клещей, ядовитого плюща, спущенных шин и других опасностей, связанных с полевыми работами.Ее целью было измерить количество выбросов на нескольких скважинах, чего не могло сделать наше оборудование.

Мы доставили Townsend-Small к трем скважинам, которые мы определили как утечки. На каждом из них она использовала портативный детектор, чтобы определить, откуда выходит газ. Затем она притащила металлический чемодан к месту и открыла его, обнаружив хитроумное приспособление под названием Indaco Hi-Flow Sampler. Он был похож на реликвию из научно-фантастического фильма 1950-х годов, с хромированной панелью управления и катушкой пластиковых шлангов. Она поднесла один шланг к месту утечки, накрыв это место пластиковой пленкой.Панель дисплея устройства показывала концентрацию метана в образце, а также скорость потока. Это позволило ей рассчитать количество выбрасываемого метана.

Таунсенд-Смолл обнаружила выбросы в 38, 50 и 91 грамм в час в скважинах, которые она измерила. Если эти темпы сохранятся в течение года, три скважины вызовут потепление, эквивалентное 134 тоннам углекислого газа. Diversified заявила, что эти суммы не противоречат цифрам выбросов, которые компания уже раскрывает инвесторам.

Сотрудник посетил самую крупную утечку, которую мы измерили, Wilson Coal Land No. 89, за несколько дней до нашего появления, и не заметил никаких проблем, сообщила компания. После нашего запроса Diversified заявила, что отправила кого-то обратно для ремонта за 300 долларов. Записи Западной Вирджинии показывают, что в прошлом году под номером 89 было добыто лишь небольшое количество товарного газа — около 8000 кубических футов. Это означает, что утечки из него, возможно, в шесть раз больше, чем у него для продажи, что делает его газ гораздо более сильным согревающим агентом, чем уголь.

№89 была пробурена в 1964 году и прошла через несколько владельцев, прежде чем Diversified купила ее в прошлом году у небольшой компании в Колорадо. Добытый им в 2020 году газ оптом стоил бы около 25 долларов. Трудно представить, как такая скважина может снова стать прибыльной.

Сохранение такого колодца, как № 89, имеет больше смысла после рассмотрения государственной политики, которая формирует бизнес Diversified. Не требуя от бурильщиков заранее сообщать о затратах на очистку, законы штата побуждают компании откладывать установку заглушек до тех пор, пока они могут.Маржинальные владельцы скважин также получают федеральный налоговый кредит, предназначенный для поддержки рабочих мест в нефтегазовой отрасли, когда цены падают ниже определенного уровня. В прошлом году Diversified сообщила о выгоде от субсидии в размере 80 миллионов долларов, или около одной пятой от того, что она получила от продажи нефти и газа.

Диверсифицированные газовые скважины в Западной Вирджинии. Wilson Coal Land № 89 (верхний ряд, второй слева), возможно, пропускает в шесть раз больше газа, чем было добыто для продажи в прошлом году. Фотограф: Кристиан Такер для Bloomberg Green

В Западной Вирджинии есть дополнительные преимущества.В прошлом году законодательный орган вдвое снизил НДПИ для скважин с наименьшей производительностью. Диверсифицированная компания, которая на сегодняшний день является крупнейшим бенефициаром сокращения, сообщила инвесторам, что «сотрудничает с регулирующими органами штата в Западной Вирджинии, чтобы помочь составить» законопроект, который также направляет доходы на закупоривание заброшенных скважин.

В штате, который теряет рабочие места в угольной промышленности и в основном не попал в бум гидроразрыва, Хатсон улучшает имидж своей компании как местной истории успеха. Компания Diversified, в которой сейчас работает более 1000 человек, недавно стала «официальным энергетическим партнером» Mountaineers Университета Западной Вирджинии, а имя Хатсона украшает лабораторию в Государственном университете Фэрмонт, его альма-матер.Состояние его тоже было хорошо. Вскоре после предоставления налоговой льготы для низкодебитных скважин это позволило Diversified экспериментировать с менее дорогостоящим процессом глушения скважин, чем того требует государственное регулирование.

Проект на 4,7 миллиарда долларов, который проходит через Конгресс, поможет штатам справиться с тысячами колодцев, которые должны быть перекрыты за счет налогоплательщиков, потому что владельцы исчезли или разорились. Хотя эти расходы снизят выбросы метана и создадут рабочие места на нефтяных месторождениях, они не устраняют причину, по которой эти скважины были осиротевшими с самого начала: законы штатов, которые не могут гарантировать, что промышленность устраняет свои собственные беспорядки.

Хотя некоторые природоохранные агентства начали регулировать выбросы метана, они избегали целенаправленного воздействия на старые, низкопродуктивные объекты, которыми владеет Diversified. Торговые группы утверждают, что стоимость инспекции сделает эти колодцы нерентабельными, убьет местные рабочие места и нанесет ущерб малому бизнесу. Агентство по охране окружающей среды, выпустившее в 2016 году нормативы по метану для новых скважин, теперь разрабатывает правило для старых скважин, но не сообщило, как оно будет относиться к низким дебитам. Между тем, Пенсильвания исключила скважины с низкой производительностью, когда в прошлом году предложила ввести в действие правило штата по метану, сохранив более 99% холдингов Diversified в штате.

После многих лет сосредоточения внимания на своем родном регионе Хатсон хочет повторить свою стратегию в другом месте, скопив старые и заброшенные колодцы по дешевке. Его нынешняя перспектива — участок Луизианы, Оклахомы и восточного Техаса, где в этом году он сделал четыре приобретения. «Перед нами много возможностей», — сказал он инвесторам в июле. Недавно компания вышла на основной рынок Лондонской фондовой биржи, где торгуют крупнейшие компании.

В Аппалачах накапливается ржавчина. Государственные отчеты показывают, что более 1 из 10 скважин Hutson вообще ничего не добывают.Среди них есть одна, известная как Fee A 36, почти скрытая сорняками в лесу в центральной Пенсильвании. Буровая установка Fee A 36, пробуренная во время Второй мировой войны, когда-то принадлежала Chevron Corp., но к тому времени, когда в 1998 году из скважины прекратилась добыча газа, она уже перешла через несколько разных владельцев. Он больше не связан с линией сбора. Ржавая труба, ведущая от устья скважины, заканчивается открытой шахтой, где наша камера зафиксировала утечку метана мимо двух крупных пчел, укрывающихся внутри.

Даже Diversified признает, что этот колодец невозможно воскресить.Но сделка с Пенсильванией требует, чтобы она закупоривала только 20 скважин в год, а сотни скважин должны быть выведены из эксплуатации. Плате A 36 придется ждать своей очереди.

Белый дом обращается к компаниям за помощью в снижении цен на газ: отчет

Сообщается, что официальные лица Белого дома связывались с представителями крупных нефтегазовых компаний США по поводу того, как снизить цены в США, сообщило в среду агентство Reuters.

Администрация Байдена связалась с представителями отрасли после того, как на этой неделе цена на нефть достигла семилетнего максимума в 80 долларов, сообщает Reuters со ссылкой на два источника, знакомых с разговорами.

Сообщенные разговоры произошли через несколько дней после того, как цены на нефть в США достигли 81,50 доллара за баррель, впервые с октября 2014 года, когда американская нефть закрылась на уровне более 80 долларов.

Дефицит энергии также сильно ударил по другим частям мира, включая Европу, Индию и Китай. Белый дом ранее призвал Организацию стран-экспортеров нефти увеличить объемы добычи.

В то же время внутреннее производство в США резко упало в 2020 году во время первой волны пандемии коронавируса и еще не полностью восстановилось.Пока президент Байден Джо Байден занимается сбором средств в Европе, поскольку переговоры о примирении «продолжаются»: доклад Мексика призывает США к увеличению инвестиций в Центральную Америку, чтобы остановить миграционные потоки, Трамп призывает к ралли «Вернуть Вирджинию», чтобы поднять шумиху, Янгкин БОЛЬШЕ ввел временную паузу во внутреннем бурении на федеральных землях в январе , Официальные представители энергетики США заявили, что пауза на рынке не проявится до следующего года.

На ежедневном брифинге для прессы в Белом доме в среду пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки Джен Псаки. Янв.6 документов Overnight Energy & Environment — Представлено ExxonMobil — Нефтяные руководители должны ответить на вопросы надзорных органов. MORE заявила, что ей не было известно о каких-либо разговорах между официальными лицами и представителями отрасли. Представители Chevron и BP отказались комментировать эту историю The Hill. The Hill также обратился за комментариями к Shell и ExxonMobil.

В заявлении для The Hill Фрэнк Маккиарола, старший вице-президент по политике, экономике и регулированию Американского института нефти, не сообщил, связывались ли представители отрасли с администрацией.

«Вместо того, чтобы ограничивать доступ и торговлю и просить другие страны увеличить свое производство, администрация должна продолжить двухпартийную традицию продвижения лидерства США в области энергетики, которая обеспечивает рабочие места, безопасность и государственные доходы от производимой в США энергии до одного из самых высоких показателей. экологические стандарты в мире », — сказал он.

Нефть за 80 долларов: лучшая цена на акции

Цена на нефть West Texas Intermediate, U.Базовый показатель S. на прошлой неделе ненадолго превысил 80 долларов за баррель. Это самый высокий уровень нефти с момента краха 2014 года. Цены на природный газ Henry Hub, составляющие более 5,15 долларов за миллион британских тепловых единиц, также находятся на самом высоком уровне примерно за семь лет.

У инвесторов может возникнуть соблазн перейти в буровые компании с долей заемных средств или в концентрированные предприятия по разведке и добыче. Но есть более простой и безопасный вариант. Chevron (NYSE: CVX), одна из крупнейших в мире интегрированных нефтяных компаний, является отличным способом получить значительную дивидендную доходность в размере 5%, одновременно подвергая свой портфель быстро развивающемуся рынку нефти и газа.Вот почему.

Источник изображения: Getty Images.

Букварь о том, почему растут цены на нефть и газ

Цена на нефть WTI

в среднем составляла 39,17 долларов за баррель в 2020 году и 56,99 долларов за баррель в 2019 году. В ежемесячном краткосрочном прогнозе энергетической информации США в декабре 2020 года прогнозируется средняя цена на нефть WTI на 2021 год на уровне всего 45,78 долларов за баррель. ОВОС не могло быть более ошибочным.

В 2021 году много заголовков. Мания акций мемов, растущий и развивающийся рынок криптовалюты и продолжающееся доминирование технологических компаний мегаполиса, таких как , Apple , — все это привлекло к себе должное внимание.Одна из мало обсуждаемых историй — это стабильно высокие цены на нефть и газ.

Новые установки возобновляемой энергии теперь конкурентоспособны по стоимости с ископаемым топливом. Растущий интерес к углеродной нейтральности и экологическим, социальным и корпоративным инвестициям подталкивает как государственную политику, так и корпоративную стратегию к экологически безопасным решениям. Несмотря на эту сильную долгосрочную тенденцию, реальность такова, что мировая экономика по-прежнему работает на нефти и природном газе.

Цены на нефть в течение большей части 2021 года превысили 60 долларов за баррель, потому что спрос восстанавливается по мере восстановления экономики и из-за низкого предложения.Предложение, вероятно, останется низким, потому что производители нефти и газа не наращивают добычу, чтобы извлечь выгоду из более высоких цен на нефть и газ, как раньше. Один из способов проследить за этим — посмотреть количество буровых установок, которое отслеживает буровые работы. Другой — следование моделям расходов компаний, которые остаются относительно сдержанными, несмотря на более высокие цены.

Всего данных по подсчету буровых установок в мире по YCharts

Есть много причин для такого поведения, но простое объяснение — это давление инвесторов с целью ограничить леверидж (низкий долг) и вести бизнес, который может преуспеть в хорошие времена и пережить спады (более низкий рост, лучшая согласованность), а также коллективные усилия по сокращению выбросы углерода за счет инвестиций в альтернативную энергетику.Сложите все это, и на рост мировой добычи нефти и газа будет просто меньше денег. Если это будет продолжаться, это может означать повышение цен на нефть и газ на длительный период.

Причины, по которым Chevron является элитной нефтегазовой компанией

Цены на нефть могут быть на уровне семилетнего максимума, но это не значит, что покупать рискованные акции с неустойчивыми фундаментальными показателями — хорошая идея.

Сильный баланс и дисциплина в отношении капитала Chevron были продемонстрированы в 2020 году. Компания смогла купить Noble Energy, у которой есть много площадей в Пермском бассейне, по хорошей цене, не напрягая свой баланс.Идея заключалась в том, чтобы интегрировать привлекательные активы Noble в и без того значительные позиции в Перми, чтобы повысить прибыльность.

Всего несколько лет назад Chevron тратила много денег на разработку таких мегапроектов, как Wheatstone, завод по производству сжиженного природного газа в Австралии. Теперь он вступил в период более низких расходов, что делает его относительно быстрым для нефтяной компании. Ограниченные капитальные обязательства дают компании возможность смещать акцент на проекты с низким уровнем безубыточности, что означает, что они могут приносить прибыль даже при низких ценах на нефть и газ.Основной стратегией Chevron было достижение положительного свободного денежного потока при цене нефти 40 долларов и ниже. Это консервативный план игры, который гарантирует, что все будет хорошо, даже если цены на нефть и газ снизятся.

В своей презентации для инвесторов в 2021 году компания обрисовала, как она ожидает, что ее бизнес будет работать в условиях нефтяной среды за 40 долларов и нефтяной среды за 60 долларов. При цене нефти в 40 долларов Chevron могла бы получить много денег от своей деятельности, но ей необходимо было бы увеличить долг для покрытия своих дивидендных обязательств. Тем не менее, его уровень долга вырастет только примерно до среднего отраслевого уровня аналогичных компаний.При цене нефти 60 долларов в течение пяти лет компания ожидает получить около 25 миллиардов долларов дополнительных денежных средств, которые, по его словам, в основном пойдут на пользу ее акционерам в виде дивидендов и выкупа.

Сбалансированный способ инвестирования в стрелу

Если цены на нефть и газ продолжат расти, несомненно, появятся компании меньшего размера или с более высокой долей заемных средств, которые выиграют больше, чем Chevron. Но это дает инвесторам гораздо больше шансов извлечь выгоду из более высоких цен на нефть и газ без риска ухудшения ситуации. Помимо ведущего в отрасли баланса и диверсификации операций, компания имеет дивидендную доходность 5% и является дивидендным аристократом, что означает, что она увеличивала свои дивиденды более 25 лет подряд, что сделали очень немногие энергетические компании.Сложите все это, и Chevron — отличный вариант для пенсионеров, желающих пополнить свой доход, инвесторов дивидендов или всех, кто ищет голубого нефтегазового гиганта с возможностью работать.

Эта статья представляет собой мнение автора, который может не согласиться с «официальной» рекомендательной позицией премиальной консультационной службы Motley Fool. Мы разношерстные! Ставка под сомнение по поводу инвестиционного тезиса — даже нашего собственного — помогает всем нам критически относиться к инвестированию и принимать решения, которые помогают нам стать умнее, счастливее и богаче.

Как обычно? Не все нефтегазовые компании участвуют в энергетическом переходе

Энергетический переход вызвал много разговоров за последние несколько лет, но новый отчет Deloitte показывает, что большинство производителей нефти и газа намерены держать углеводороды в центре внимания. свою бизнес-модель на ближайшее десятилетие или больше.

Для своего отчета Deloitte опросила 100 руководителей высшего звена, чьи компании имеют годовой доход более 100 миллионов долларов.Из этих респондентов только 23% заявили, что их компании планируют «стать экологичными» и полностью сосредоточиться на возобновляемых источниках энергии, и только 5% заявили, что изменения произойдут в ближайшем будущем.

С другой стороны, 77% респондентов заявили, что их компании сохранят акцент на добыче нефти и газа. Deloitte отметила, что 47% из этого общего числа разрабатывают стратегии низкоуглеродных операций к 2030-м годам, а 30% намерены сохранить нефть и газ в качестве основного бизнеса как минимум до 2040 года.Те, кто считает нефть и газ основой своего бизнеса, часто называют отсутствие рентабельности возобновляемых источников энергии одной из основных причин своего подхода.

«Хотя аргумент тех, кто планирует обычный сценарий ведения бизнеса, о том, что зеленая энергия не всегда выгоден в ближайшем будущем, остается в силе, нет никаких сомнений в том, что энергетический переход уже начался», — заявила Deloitte. «Однако для завершения энергетического перехода потребуется много времени. Даже к 2050 году, согласно самым агрессивным сценариям нулевого уровня, спрос на нефть будет оставаться в пределах от 25 миллионов баррелей в день до 50 миллионов баррелей в сутки.

«Сторонники углеводородов», в число которых, как указала Deloitte, может входить ряд национальных нефтяных компаний, могут захватить дополнительную долю рынка, поскольку другие компании переносят свои операции в другое место.

«Кажется, что многие нефтегазовые компании все еще видят ценность в меньшем рынке углеводородов. «Стойкие приверженцы, у которых менее 16% своего углеводородного портфеля находится под угрозой, на самом деле могут получить 1,3 триллиона долларов стоимости к 2050 году, если общий спрос на нефть упадет на полпути между 25 и 50 миллионами баррелей в сутки», — сказал Deloitte.

Продолжение статьи ниже объявления

ОПЕК может получить значительную выгоду, если члены картеля останутся последовательными производителями нефти и газа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.