Разное

Оленеводы россии: ОЛЕНЕВОДСТВО • Большая российская энциклопедия

19.08.1997

Содержание

Секреты и традиции оленеводов Севера

Оленеводство – это не только древнейший промысел народов Севера, а настоящее искусство. К счастью, о секретах и традициях этого мастерства можно узнать из первых уст: в отличие от некоторых стран Европы, где за стадом наблюдают по GPS, у нас еще жив традиционный уклад кочевников.

Основа жизни

По данным ученых, северный олень живет рядом с человеком как минимум 2 тыс. лет. Столько же существуют и традиции оленеводства. Причем у каждого из почти 20 народов России, которые занимаются этим промыслом, есть свои секреты по управлению стадом. Общее для всех – одно: жизнь в Арктике без оленя невозможна.

«Олень для ненца – это все: и транспорт, и жилище, и одежда, и пища. Олень – правая рука, собака – левая: она оленя выпасает и хищника чует».

Александр Сэротэтто, ненецкий оленевод, «Уральский исторический вестник», №2 (47)

В тундре на западе Арктики оленей разводят прежде всего на забой, а на севере Восточной Сибири они главным образом выполняют роль транспортного средства.

На Ямале оленьи стада огромны – в среднем у одной семьи около 2 тыс. оленей. Всего же ямальским оленеводам принадлежит более 700 тыс. домашних северных оленей, притом что в мире их насчитывается всего около 3 млн. На северо-востоке России также принято иметь очень большие стада. В таежном оленеводстве они исчисляются десятками особей, в таймырской тундре – возможно, одной-двумя сотнями.

В Западной Сибири маршруты кочевок протяженные, на сотни километров, а в выпасе помогает пастушья собака. У кочевников Чукотки и Камчатки переходы покороче, а пастушьих собак практически нет. В таежном оленеводстве и вовсе принят оседлый выпас.

У саамов, эвенков, нганасан, энцев, эвенов принято использовать оленя-манщика – ручное животное, приманивающее диких оленей во время охоты. Такая традиция есть далеко не у всех народов, занимающихся оленеводством.

Полезные ссылки

Докфильм «Как ловят и считают оленей.
Секреты оленеводства Крайнего Севера»

youtube.com

Докфильм «Нярма» о буднях оленеводов Северного Урала

youtube.com

Друг северный

Северные олени – настоящие «универсальные солдаты» Арктики: они приспособлены ко всем трудностям сурового климата – низким температурам, скудной пище, длинным полярным дню и ночи.

При движении по глубокому снегу и болоту копыта северных оленей широко раздвигаются, увеличивая площадь опоры, но могут, если надо, сжиматься, освобождаясь от вязкой топи. Летом оленьи копыта губчатые, зимой мягкие подушечки затягиваются, обнажая острый край копыта – благодаря этому олень не скользит на льду и может раскапывать снег в поисках пищи. А если и не найдет любимый ягель, может погрызть чужие сброшенные рога или же рожки непосредственно на головах их обладателей – благо в пантах содержится масса микроэлементов и других веществ, повышающих иммунитет, силу и выносливость.

Олени прекрасно плавают в ледяной воде – спасибо их шерсти, которую называют «воздушной шубой»: шерстинки в шкуре полые, имеют форму клина, сужаясь не к концу, как у других животных, а к основанию. Благодаря содержащемуся внутри них и между ними воздуху шерсть служит «спасательным жилетом».

«Человек должен жить для оленя, если это не так, то он не кочевник. Без оленя мы никто. Хороший оленевод – человек умный и выносливый. Если оленевод чист перед богами, то и олени водятся».

Ёртя Сэротэтто, ямальский оленевод, «Уральский вестник», №2 (47)

Отличаются ли домашние олени от диких и есть ли у них породы? Ученые спорят по этому поводу. По идее, у большинства животных, давно прирученных человеком, постепенно, от поколения к поколению, меняются внешний вид и поведение, делая их непохожими на диких сородичей. К северным оленям, считают некоторые исследователи, это не относится: внешних отличий от диких у них нет, а особенности поведения зависят, скорее, от действий их хозяина, чем от чего-либо еще.

По другой версии, из-за исторически сложившихся особенностей взаимодействия оленя и человека в разных регионах сформировалось четыре породы животных. Например, олени ненецкой породы прекрасно подходят для перевозки грузов и перекочевки: они средних размеров, весом 52-56 кг, с хорошо развитыми грудью и головой, очень сильные и выносливые. Чукотская порода – самая мелкая: при рождении олени весят всего 5 кг, но затем интенсивно растут и быстро догоняют ненецких собратьев. Олени эвенкийской и эвенской пород, распространенные к востоку от Урала, – самые высокие и мощные.

Рога для оленя – это еще и оружие. Если оленю не удается убежать от волка, он вполне может убить хищника их ударом.

Глаза северного оленя летом – золотистые, а полярной ночью – синие.

Самыми крупными оленями считаются эвенкийские (вес до 170 кг), а эвенкские – постройнее и полегче (до 125 кг).

Полезные ссылки

Фильм «Странники севера» о диких оленях на Таймыре

youtube.com

Выпуск «Северный олень. Интересные факты» на YouTube-канале «Узнавай!»

youtube.com

Каслаем

Почему оленеводы кочуют? Ответ простой: если олени будут слишком долго пастись на одном месте, им не хватит корма. Поэтому оленеводы переезжают со стоянки на стоянку от 30 до 100 раз за год и преодолевают при этом расстояния от 200 до 1500 км.

Кочуют по определенным маршрутам: зимой – к югу, там потеплее, летом – на север, ближе к морю, где сильнее ветер и меньше комаров. Но дело не только в практической необходимости. Еще лет сто назад первые исследователи культуры ненцев отмечали, что с их точки зрения оседлость – огромная беда и нужно как можно скорее вернуться к касланию. А как же иначе, если жизнь многих поколений их предков была кочевой?

Для многих остается загадкой, как оленеводы во время длинных переездов находят дорогу в тундре, особенно во время пурги или тумана. Но северяне умеют сориентироваться по направлению ветра, по солнцу и звездам, по разным приметным объектам.

«Оленеводы кочуют фактически круглый год. Кочуют по бескрайней тундре, в том числе и в 60-градусные морозы. Кочуют вместе с женами и вместе с детьми, в том числе и самыми маленькими. Олени не могут слишком долго пастись на одном месте, поэтому кочевать нужно каждые три дня. И так из месяца в месяц, из года в год и из жизни в жизнь, по большому счету»

Любовь Джабраилова, глава Анабарского национального долгано-эвенкийского района Республики Саха (Якутия), «Наш регион — Дальний Восток», №6 (73)

Приехали на место. Что дальше? А дальше надо обустраиваться и организовывать выпас оленей. Исследователи в этой связи говорят о двух типах оленеводства – самодийском и восточном.

Основоположниками первого были ненцы, а затем их способы передвижения, организации жилища, инвентарь, подходы к выпасу оленей полностью или частично переняли саамы, ханты, манси, северные селькупы, коми-ижемцы. Эти оленеводы кочуют очень часто и тем самым распределяют пастбищную нагрузку по большой территории. Они плотно контролируют своих животных и направляют их движение: пасущееся стадо собирают один-два раза в день, а иногда (во время отела, при опасности нападения хищников) пастухи находятся в стаде постоянно. В помощь им – пастушеская собака, выведенная ненцами самоедская лайка.

Северные народы, живущие к востоку от Енисея, чаще всего обходятся без пастушьих собак. У оленеводов Таймыра и западной Якутии – нганасан, энцев, долган, эвенков – стада небольшие, олень воспринимается прежде всего как транспортное средство. На них и отправляются местные кочевники на охоту и рыбалку, играющие куда более важную роль в их пропитании. Оленьи стада свободно пасутся близ кочевых лагерей, а поскольку их немного, то и в особом контроле они не нуждаются.

Чукотка, Камчатка, Магаданская область – это вновь огромные стада, длинные кочевые маршруты и неусыпная бдительность пастухов. Но они, в отличие от западных оленеводов, обход стада делают пешком и без собаки. В их руках – только изогнутый посох. Его форма позволяет время от времени разгружать разные группы мышц при ходьбе. Но главное – посох позволяет эффективно управлять оленями. В случае чего пастух бросает палку в сторону стада, чтобы она, вращаясь, пролетела над животными. Издаваемый при этом звук вспугивает оленей и заставляет их собраться вместе.

В мире 6,5 млн оленей, около половины из них – домашние. На долю России приходится две трети мирового поголовья домашних северных оленей.

Оленей называют «арктическими танками» за копыта-снегоступы.

Северный олень – единственное на Земле млекопитающее, способное видеть ультрафиолетовое излучение. Это помогает ему видеть в темноте полярной ночи.

Кочевники каслают семьями, так что малыши чуть ли не с рождения запоминают традиционные «дедовские» маршруты.

Полезные ссылки

Лекция от Arzamas «Кочевники Ямала: искусство бесконечного переезда»

youtube.com

Instagram-страница участников этнографическая экспедиции на Ямале «Настоящие люди»

instagram.com

Нарты и электричество

Как устроен быт кочевников-оленеводов? У всех без исключения всегда под рукой мобильное жилище. У ненцев, саамов, хантов – конический чум, у чукчей, коряков, эвенов, эскимосов, юкагиров – полукруглая яранга. Передвижные дома обоих типов состоят из шестового каркаса, покрытого шкурами оленя (на востоке – и морских животных тоже).

В прежние времена огонь разводили прямо внутри жилья, сейчас костер заменяет печка-буржуйка. Летом современные яранги и чумы покрывают брезентом или геотекстилем, прежде для этого использовали старые изношенные шкуры. При перекочевке переносное жилище можно разобрать примерно за час и за такое же время собрать – и это притом, что оно довольно просторное: там помещается вся семья, а у кочевников семьи обычно большие.

Все чаще в чумах и ярангах можно увидеть переносную электростанцию (электрогенератор), радиоприемники, иногда и телевизоры, а большинство кочевников пользуются спутниковой связью.

«Есть грузовые нарты, а есть женские и мужские. Женские имеют сзади спинку, чтобы можно было облокотиться и чтобы дети не выпали. Я проехалась на мужских. Приходилось крепко держаться, чтобы не упасть, так как на болотистых местах, где мокро и полозья хорошо скользят, олени развивают большую скорость. К счастью, доехала благополучно».

Валентина Чибичик, журналистка, Издание Lenta. ru

Нарты в ходу у всех жителей русской Арктики – от Кольского полуострова до Чукотки. Но в западных и восточных регионах конструкция нарт и способы управления упряжкой различаются. Так, в европейской части России и Западной Сибири используют косокопыльные нарты, в Восточной Сибири – прямокопыльные, на северо-востоке страны – дугокопыльные (копыл – это брусок в полозьях саней, опора для кузова).

У ненцев нарты – с жестким креплением полозьев, при этом они различаются по назначению – есть нарты для перевозки людей, имущества, составных частей чума. А у чукчей, коряков, эвенов крепление деталей нежесткое, копылы свободно ходят в пазах на полозьях и под сидением, поэтому нарты как бы подстраиваются под любой рельеф и при этом остаются устойчивыми.

Ненцы, саамы, ханты, северные селькупы, долганы, кеты запрягают в нарты нескольких оленей, расположенных в ряд (бывает, до восьми) – такая упряжка называется веерной. Ею легко управлять вожжами, прикрепленными к недоуздку оленя-вожака, или хореем – длинной палкой. Ороки, чукчи, коряки, эвены используют упряжки с одним-двумя оленями. Впрочем, на северо-востоке России в качестве транспорта куда чаще используют собак, а их запрягают цугом – парами друг за другом. Цуговую упряжку, кстати, часто и называют восточносибирской. Считается, что она пройдет там, где не пройдет веерная – например, по очень рыхлому снегу или среди ледяных торосов. Нарты для цуговой упряжки – длинные и узкие. Для веерной – широкие и короткие, почти квадратные.

В чумах и ярангах тепло даже в самые лютые морозы: шкуры на каркас укладывают минимум в два слоя. На одно с жилище может уйти 50-60 шкур, иногда больше.

Цивилизация добралась и до самых отдаленных уголков тундры. В чуме иногда можно посмотреть телевизор или полистать Instagram.

Все чаще в тундре используют снегоходы. Но многие северяне по-прежнему отдают предпочтение традиционным нартам. Как известно, «олени лучше».

Веерная упряжка, когда олени располагаются в один ряд, характерна для западных регионов Арктики.

Полезные ссылки

Видеорепортаж «Как оленеводы ориентируются в тундре?»

youtube.com

Книга «Арктика: атлас кочевых технологий»

goarctic.ru

описание, где получить в России, перспективы

Категория: Сельское, лесное хозяйство, агрономия

Увядающая

Оленевод – это специалист, который занимается разведением северных, благородных и пятнистых оленей с целью получения пантов, мяса и другой продукции. Профессия предполагает кочевой образ жизни и суровые условия труда. Чаще всего оленеводами становятся представители народов Крайнего Севера (ненцы, коми-зыряне, якуты, чукчи, северные ханты). Настоящие профессионалы своего дела знают всё о типах и характеристиках кормов, мерах профилактики и лечении болезней животных, владеют основами зоогигиены и физиологии. Профессия относится к разряду рабочих.

О профессии

Вузы 13

Какие ЕГЭ сдавать

Зарплаты: сколько получает Оленевод

*

Начинающий: 15000 ⃏ в месяц

Опытный: 25000 ⃏ в месяц

Профессионал: 35000 ⃏ в месяц

* — информация по зарплатам приведна примерно исходя из вакансий на профилирующих сайтах. Зарплата в конкретном регионе или компании может отличаться от приведенных. На ваш доход сильно влияет то, как вы сможете применить себя в выбранной сфере деятельности. Не всегда доход ограничивается только тем, что вам предлагают вакансии на рынке труда.

Востребованность профессии

Профессия крайне востребована в оленеводческих хозяйствах Камчатского края и Крайнего Севера. В последнее время возникла проблема нехватки квалифицированных кадров. Большая часть молодежи стремится уезжать в города, где, по их мнению, жизнь существенно удобнее, а старшее поколение оленеводов уже практически достигло пожилого возраста, поэтому с лёгкостью можно сказать, что с трудоустройством проблем не возникает. Открытых вакансий достаточно много.

Для кого подходит профессия

Профессия подходит людям, обладающим следующими качествами:

  • Любовь к животным;
  • Трудолюбие;
  • Внимательность;
  • Аккуратность;
  • Дисциплинированность.

Карьера

Заработная плата специалиста напрямую зависит от места работы. Профессия обычно не подразумевает больших карьерных перспектив. Возможность профессионального роста напрямую связана с повышением разряда. Чем выше разряд, тем выше доход. Опытный оленевод может заниматься управлением процесса, а не только выполнением физически тяжелой работы. Оленеводы, как правило, работают в северных регионах, где созданы все условия для разведения этих животных. Если вы выбрали эту профессию, то должны понимать, что далеко не всегда приходится рассчитывать на длительные отпуска или получение социального пакета. Рабочий день оленевода тоже не отличается особой стабильностью.

Обязанности

Обязанности:

  • Производство процесса разведения животных;
  • Охрана стада от хищных животных;
  • Соблюдение правил безопасности;
  • Подбор и очистка пастбищ;
  • Обработка шкур;
  • Производство процесса вылова животных, отбившихся от стада.

Оцените профессию:12345678910

Профессия больше подходит тем, кому нравятся следующие предметы в школе:биология

Похожие профессии

  • Кинолог

  • Агроном

  • Агроном по защите растений

  • Инженер лесопаркового хозяйства

  • Зоотехник

  • Животновод

  • Инженер-конструктор орудий промышленного лова рыбы и морепродуктов

  • Инженер-механик по сельскому хозяйству

  • Заготовитель продуктов и сырья, сельхозпродуктов

  • Инспектор рыбоохраны

  • Лесозаготовитель

  • Обработчик рыбы и морепродуктов

  • Плодоовощевод

  • Оператор животноводческих комплексов и механизированных ферм

  • Оператор по искусственному осеменению животных и птицы

  • Оператор свиноводческих комплексов и механизированных ферм

В Югре завершился 7 Конгресс оленеводов — International Centre for Reindeer Husbandry

С 4 по 8 марта 2022 года в столице Ханты-Мансийского автономного округа – Югры прошел VII Всемирный конгресс оленеводов. Всемирный конгресс оленеводов является уникальным культурным и профессиональным мероприятием, которое объединяет представителей оленеводческих народов со всех циркумполярных стран и организуется Ассоциацией «Оленеводы Мира».

В Ханты-Мансийск прибыли оленеводы делегаты из 16 оленеводческих регионов России – Чукотского автономного округа, Камчатского края, Магаданской области, Амурской области, Сахалинской области, Республики Бурятия, Иркутской области, Республики Тыва, Хабаровского края, Республики Саха (Якутия), Эвенкийского района Красноярского края, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, Таймырского (Долгано-Ненецкого) района Красноярского края, Ямало-Ненецкого автономного округа, Ненецкого автономного округа, Мурманской области. Также посредством видеоконференции в конгрессе в Ханты-Мансийске приняли участие делегаты из Монголии, Мурманской области и Республики Коми. Всего в конгрессе приняло участие около 100 человек – это делегаты, приглашенные, представители общин коренных малочисленных народов ХМАО – Югры, эксперты в области оленеводства и вопросах коренных малочисленных народов Севера, представители СМИ и другие. Делегаты зарубежных оленеводческих регионов собрались в Каутокейно (Норвегия) и провели конгресс параллельно с Ханты-Мансийском по той же повестке дня.

Основные задачи Всемирного конгресса оленеводов:
— Обеспечить площадку для сотрудничества оленеводов мира из 29 оленеводческих регионов мира для поддержания культурных экономических и профессиональных связей;
— Собрать информацию об оленеводстве, выслушав выступления оленеводов с их предложениями, беспокойствами и возможными путями решения отмеченных проблем и вызовов, и лучшим образом распространить эту информацию;
— Принять Декларацию, которая послужит руководством для дальнейшей работы Ассоциации «Оленеводы Мира».

VII Всемирный конгресс оленеводов в Ханты-Мансийске совпал со знаменательной датой – ровно 25 лет назад, 4 марта 1997 года, в г. Надыме Ямало-Ненецкого автономного округа делегаты Первого конгресса оленеводческих регионов Мира постановили о создании Ассоциации «Оленеводы Мира». В честь своего 25-летия Ассоциация «Оленеводы Мира» наградила дипломами выдающихся почетных оленеводов, представителей коренных малочисленных народов Севера за вклад в сохранение традиционных знаний и культуры, организаторов Первого конгресса оленеводов и всех тех, кто внес неоценимый вклад в работу Ассоциации за все эти годы.

«Ассоциация «Оленеводы Мира» является международной, общественной организацией представителей коренных народов, занятых уникальным видом деятельности своих предков и ведущих кочевой и полукочевой образ жизнедеятельности. Олень, как известно, является для коренных народов основой для жизнеобеспечения в экстремальных условиях проживания. Вместе с этим благородным животным за долгие века человек смог сформировать уникальную арктическую и оленеводческую культуру. Соответственно, оленевод стал главным хранителем и носителем материальных, культурных и духовных ценностей, создав неписаные законы и правила природопользования, которые аккумулировали в себе нормы поведения человека, проживающего в арктической тундре, северной таёжной зоне и в горной местности. При этом его надёжный друг – олень — не является объектом наживы, а есть основа жизни его семьи, рода, племени», — с такими словами выступил Президент Совета Ассоциации «Оленеводы Мира» Сергей Харючи на открытии Конгресса.

Конгресс традиционно состоял из официальной части, Дня регионов, Профессионального дня, а также Дня на открытом воздухе, где проводятся соревнования по метанию аркана среди оленеводов.

На конгрессе был представлен отчет работы Правления Ассоциации «Оленеводы Мира» за период с 2017 по 2022 годы. Делегаты представили информацию о состоянии оленеводства в своих регионах, озвучили свои предложения для внесения в проект Ханты-Мансийской Декларации.
6 марта в Профессиональный день конгресса состоялась презентация книги Ассоциации «Оленеводы Мира» о законодательстве мира в сфере оленеводства, опубликованной на русском и английском языках. Был подробно представлен опыт проведения этнологической экспертизы в Республике Саха (Якутия), вопросы взаимоотношений коренных малочисленных народов Севера с компаниями недропользования в Ханты-Мансийском автономном округе. Изменение климата представляет собой вызов для оленеводов во многих регионах, все помнят тяжелую ситуацию с лесными пожарами в восточной Сибири прошлым летом. Таким образом, актуальная тема лесных пожаров была представлена в повестке Профессионального дня, где было отражено влияние пожаров в том числе и на хозяйственную деятельность коренных малочисленных народов Севера. Оленеводы также поделились информацией о таких проектах как кочевые школы в Амурской области, инициатива «Юный оленевод», реализуемой в Нерюнгринском районе Республики Саха Якутия).

Губернатор Наталья Комарова приняла участие в конгрессе, организовав встречу с почётными оленеводами-делегатами, где участники обсудили актуальные вопросы оленеводства в регионах.

Основные решения конгресса были приняты в завершающий день деловой программы – переизбрание руководящего органа Ассоциации на следующие четыре года, утверждение проекта представленного текста Ханты-Мансийской Декларации с последующей доработкой в соответствии с полученными комментариями и предложениями, проведение следующего VIII Всемирного конгресса оленеводов в Монголии в 2026 году.

Конгресс в Ханты-Мансийске запомнился обширной культурной программой, куда входили посещение этнографического музея коренных народов под открытом небом «Торум Маа», выставка детских рисунков «Дети в оленеводстве — 2022», Гастрофестиваль традиционной кухни коренных народов Севера, представленной национальными блюдами оленеводческих регионов в рамках проекта Арктического совета ЕАЛЛУ и презентацией книги-победителя международного конкурса кулинарных книг Гурман-2018, мастер-классами креативных этномастерских, соревнования на Кубок губернатора и соревнования по метанию аркана среди оленеводов.

Все оленеводы-делегаты остались довольны мероприятием, которое было организовано на высоком уровне при поддержке Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, Союза оленеводов Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, организации коренных народов Севера «Спасение Югры» и Ассоциации «Оленеводы Мира».

«Спасибо за организацию такого нужного и значимого мероприятия для наших оленеводов. Пусть их кочевья по просторам тундры и тайги несут в себе знания наших предков, жар горячих сердец, неугасаемого огня костров, душевного тепла и спокойствия! Спасибо за минуты общения и новые полезные знакомства!», — выразила свою благодарность организаторам делегат из Республики Бурятия Лариса Мурзакина.

 

 

 

СПРАВКА
Ассоциация «Оленеводы Мира» – международная организация, созданная в 1997 году, целью которой является установление профессиональных, коммерческих и культурных связей между оленеводческими народами/оленеводами мира, а также распространение наилучшим способом информации об оленеводстве.

Всемирный конгресс оленеводов является высшим органом Ассоциации «Оленеводы Мира». Проводится каждый четвертый год и включает в свой состав делегатов из Норвегии, Швеции, Финляндии, Гренландии, Канады, Аляски, Монголии, Китая и Шотландии и двадцати оленеводческих регионов России (Чукотский автономный округ, Корякский округ, Камчатский край, Магаданская область, Амурская область, Сахалинская область, Забайкальский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Республика Тыва, Хабаровский край, Республика Саха (Якутия), Эвенкийский район, Ханты-Мансийский автономный округ, Таймырский (Долгано-Ненецкий) район, Ямало-Ненецкий автономный округ, Республика Коми, Ненецкий автономный округ, Архангельская область, Мурманская область).

 

 

АССОЦИАЦИЯ «ОЛЕНЕВОДЫ МИРА», 9 марта 2022 года, Ханты-Мансийск

Бизнес на рогах — оленеводство — Latifundist.com

Бизнес на рогах — оленеводство — Latifundist.com

7 карток

27 січня 2017, 09:00

5016

1

01

Для чего люди разводят оленей?

Пока мы жалуемся на очередной арктический циклон, который принес в Украину метели и ощутимые морозы, на планете есть места, где снег вовсе не тает. Там нет плодородных полей с пшеницей и подсолнечником, зато есть мох и ягель — любимый подножный корм неприхотливых оленей. Latifundist.com решил узнать, насколько выгодно заниматься оленеводством, и есть ли перспективы у этого бизнеса для украинских аграриев.

Несмотря на впечатляющие результаты технического прогресса, даже в третьем тысячелетии олени для многих народностей остаются буквально всем: это пища, транспорт, одежда и даже жилье. По-ненецки «олень» означает «дающий жизнь», что полностью соответствует этому названию. В бескрайних северных просторах тысячи оленей в сопровождении пастухов мигрируют в поисках подножного корма, а оленеводы руководствуются полученными от предков знаниями и доверяют инстинктам.

В современном мире этих красивых и благородных животных в основном разводят для получения мяса и трофеев. Оленина воспринимается как здоровая, экологически чистая продукция, так называемая «арктическая пища». Цена оленины значительно выше, чем других видов мяса. Правда, основная часть оленевладельцев — это первичные производители, которые только поставляют мясо на переработку.

В России мясо северного оленя стоит от 250 руб/кг. Известно, что дикая оленина, добытая во время охоты, продается дешевле. В Дании, Германии, других европейских странах, где спрос на мясо оленя держится практически круглый год, цена может быть намного выше (около 20 евро), особенно, если речь идет о той продукции, которая была получена от производителей. В Украине стейк из оленя можно купить в среднем по цене около 300 грн/кг, правда, «арктичность» этого мяса будет под большим вопросом.

В случае, если туша северного оленя оценивается как трофей, за нее могут попросить от 4 тыс. евро.

Активно развивается еще одно направление в оленеводстве — производство сухих пантов (мягкие рога в период роста) на продажу в страны Азии, где они используются в народной и промышленной медицине.

02

Кто курирует оленеводство?

Оленеводство в Норвегии, Швеции и Финляндии имеет общие черты. Это объясняется похожими природными, экономическими, социальными условиями. А также тем, что в данных странах этим занимался один коренной народ — саами. Известно, что в Норвегии и Швеции на законодательном уровне за саами установлено исключительное право разводить северных оленей. В Финляндии любой житель Евросоюза может вступить в оленеводческий кооператив и завести стадо. Правда, есть требование к будущему собственнику рогатых — постоянно проживать в общине, где размещен кооператив.

Системы управления оленеводством в Норвегии, Швеции и Финляндии различны, но основаны на одинаковых административных принципах. Во всех трех странах национальная политика по отношению к оленеводству осуществляется министерствами сельского хозяйства, которые делегируют исполнительную власть различным правительственным органам вне министерств. Для удобства управления территория каждой страны разделена на оленеводческие районы и участки. Процесс контроля осуществляется по принципу диалога госструктур и самостоятельных организаций.

В Финляндии всем заправляет Ассоциация оленеводческих кооперативов, которая подчиняется Министерству сельского хозяйства и лесной промышленности, частично получая финансирование из госбюджета. В Норвегии отрасль оленеводства управляется Норвежской оленеводческой администрацией, которая напрямую подчиняется Министерству сельского хозяйства. Шведская система похожа на норвежскую, только лицензия на деятельность предполагает обязательное членство в «саамской деревне».

Основная проблема оленеводства в Скандинавии — отрасли мало пространства. Пастбища располагаются слишком близко к заселенным территориям.

В Российской Федерации острых проблем с территориями нет, а вопросами оленеводства занимается Департамент взаимодействия с регионами. Помогает ему в этом Союз оленеводов России, созданный в 1995 г. для более эффективного управления отраслью. В него входит около 200 юридических и физических лиц.

03

Где можно выучиться на оленевода?

Чаще всего оленеводами рождаются, а не становятся. Ведь выбор профессии не так уж велик у ребенка, появившегося на свет где-то в тундре, окруженного с рождения бескрайними просторами и крупным рогатым скотом. Правила ухода за оленями, секреты правильного выпаса, ветеринарные навыки и прочие важные нюансы мальчики начинают узнавать от взрослых оленеводов лет в 10-11.

Если говорить именно о профессиональном образовании, то дипломированных оленеводов готовят в Арктическом колледже народов Севера в поселке Черский Нижнеколымского района Якутии. Это уникальное учебное заведение является единственным, где можно узнать основы оленеводства в Республике Саха.

Традиционный уклад северных народностей пытаются сохранять на местах. Так, в эвенских средних школах местные жители начинают учить детей оленеводству уже в старших классах. Кроме того, для детей пастухов стали организовывать кочевые школы. В прошлом отпрыски кочевников-оленеводов либо оставались неграмотными, либо были вынуждены жить в интернатах на «большой земле», месяцами не видясь с родными. Теперь же отчаянные педагоги кочуют вместе с учениками и стадами оленей, а дети, помимо непрерывного общения с родителями и оленями, познают культуру, традиции, язык родного народа и азы профессии «оленевод». Понимая важность происходящего, местные общины стараются укомплектовать кочевые школы всем необходимым: дополнительными печками для палаток, спутниковыми телефонами, ноутбуками, фотокамерами.

На Кольском полуострове профессию «оленевод-механизатор» можно получить лишь в одном учебном заведении — Ловозерском профессиональном училище № 26. Набирают на эту специальность лишь парней, девушкам предлагают стать «хозяйкой чума» и освоить национальное саамское искусство, кулинарию и основы бухгалтерии.

Что касается Европы, то там оленеводам дипломы выдает Саамский центр регионального обучения в Инари (Финляндия).

04

Где находится единственная в Украине оленья ферма?

Несмотря на то, что в Украине нет вечных льдов и арктических морозов, оленей у нас тоже разводят. Единственная на всю страну оленья ферма находится в Закарпатье — между небольшими селами Иза и Липча, в 10 км от районного центра Хуст. Всего ферма занимает 57 га поля и карпатского леса. Что интересно, разводят здесь именно северных пятнистых оленей. Цель заводчиков — получение рогов, которые обладают целебными свойствами.

Панты спиливают на специальном станке, затем измельчают, после чего заливают спиртом. Полученную смесь принимают фармацевтические предприятия, производящие иммуноукрепляющий препарат «Пантокрин» (при неврозах, стрессах и переутомлении – самое то! – авт.).

Откуда северные олени взялись в Украине? Ферма возникла еще в СССР, она работала при местном колхозе им. Мичурина. Первых 66 питомцев самолетом доставили из Калининградской области. Северные животные отлично прижились в карпатском климате, хорошо плодились. В 2003 г. колхоз ликвидировали, оленей решили отстреливать, так как кормить животных было нечем. Мясо отдавали в счет долгов по зарплате работникам. Михаил Бугаш был одним из пайщиков колхоза и получил в собственность часть земли, на которой была ферма. Предприимчивый бизнесмен решил ее возродить.

Сейчас на его попечении более 200 голов. В питании животные не особо прихотливы и с удовольствием едят сено и зерно. Летом животные самостоятельно пасутся в лесу, но утром и вечером всегда возвращаются на кормежку на ферму.

На украинских северных оленей можно посмотреть — хозяйство открыто для посещения. Добраться до них сложно, но можно. Сначала следует доехать до Мукачево, а оттуда — машиной или автобусом до Хуста, там вам подскажут, как найти рогатых, ведь они давно стали местной достопримечательностью.

 

05

Что вы точно не знаете об оленях?

  1. Северные олени — единственные млекопитающие, у которых меняется цвет радужки. Летом глаза у них золотисто-коричневые, а зимой — пронзительно-голубые.
  2. В мясе оленя мало жиров, но много селена — сильнодействующего антиоксиданта, выводящего из организма токсичные вещества. В оленьем молоке содержится 22% жира и 10% белка, это рекорд по жирности среди млекопитающих.
  3. Идея летающих северных оленей Санта-Клауса появилась в 1822 г. и была навеяна популярной детской поэмой под названием «Визит Святого Николая» американского писателя Кларка Клемента Мура. Однако на равнинах Монголии были найдены монолитные камни, которым более 4 тыс. лет, с гравировкой в виде летающих оленей. Совпадение?
  4. У северных оленей рога растут не только у самцов, но и у самок.
  5. У саамов существует давняя странная традиция наполовину кастрировать северных оленей. Разрушение яичек без повреждения кожи мошонки производится так: несколько человек прижимает животное к земле, а «ветеринар» пережевывает его яички до состояния кашицы. По другой версии — перекусывают семенные канатики. Такие особи становятся более выносливыми, послушными и крупными.
  6. Самые маленькие олени — водяные, у них нет рогов, а вес в среднем достигает 10 кг. Прекрасно плавают на расстояния в несколько километров.
  7. Скорость оленя на плотном снегу составляет 50-60 км/час. Оленья упряжка с людьми едет обычно со скоростью около 30 км/час.
  8. Белого оленя в Якутии считают священным животным, его стараются не ставить в связку и нагружают только личными вещами оленевода.
  9. Если домашняя самка оленя загуляет с диким красавцем и уйдёт из стада, то для оленеводов считается делом чести найти и пристрелить «предательницу».
  10. Копыта северных оленей могут приспосабливаться ко времени года. Летом они становятся губчатыми, а зимой подушечки затягиваются, открывая край копыта, который легко врезается в снег и лед, позволяя избегать скольжения и быстро откапывать мох и ягоды из-под снега.

Наталия Есина, Latifundist.com

06

Где живут олени?

Наверное, проще было бы назвать места на земном шаре, где олени не живут. Ведь пастбища «сохатых» занимают 1/4 всей суши нашей планеты. Всего в мире насчитывается около 6,5 млн оленей. Из них 60% — домашний скот.

В РФ оленьи пастбища составляют более 300 млн га или 20% всей площади страны. Сибиряки уверены, что именно они впервые одомашнили оленей. В наше время оленеводством занимаются многие народы Севера, Сибири и Дальнего Востока России, в том числе долганы, коми, коряки, ненцы, саамы, тофалары, ханты, манси, эвенки, эвены, юкагиры, чукчи.

Площади пастбищ и поголовье оленей в Норвегии, Швеции и Финляндии схожи. В Норвегии под пастбища определили приблизительно 40% ее территории, в губерниях Финнмарк, Трумс, Нурланн и Тренделаг. В Швеции земли для оленей отвели чуть меньше — около 34%, пастбища расположены на территории губерний Норрботтен, Вэстерботтен и Ямтланд и в отдельных районах губерний Даларна, Вэстерноррланд и Гэвлеборг. Финны под выпас рогатых отдали 33% территории своей страны. Оленеводческие районы расположены на самом севере страны, они охватывают почти всю территорию губернии Лапландия и часть территории губернии Оулу.

Кроме того, оленей разводят в США, Канаде, Аргентине, Новой Зеландии и даже в Украине.

07

Чем отличается выпас оленей в тундре и тайге?

Классическое северное оленеводство бывает таежное и тундровое. Стада в тундре мигрируют на многие сотни километров. Летом олени обычно пасутся на берегах северных морей, а зимой — в лесотундре или северной тайге. Стада становятся крупнее, пути миграции длиннее, порой достигают нескольких сотен километров. Одно стадо насчитывает от 1 тыс. до 5-6 тыс. особей. Пастухи при любой погоде круглые сутки следят за животными и перемещаются с оленями в поисках новых мест для выпаса. Основной продукт такого оленеводства — мясо.

Только на Кольском полуострове в летнее время применяется традиционный для саами способ «вольного» выпаса: оленей решаются оставлять на долгое время вообще без присмотра пастухов. Так принято и в таежном оленеводстве.  Небольшие стада, по несколько сотен особей, самостоятельно бродят по тайге, периодически возвращаясь к лагерю, который разбивают оленеводы. Оленей в этом случае используют главным образом как транспортное средство и для производства молока.

животноводство


Популярне на сайті

Глибока переробка сої: плани Астарти та перспективи України

У поміч аграрію: побудувати завод глибокої агропереробки та не наробити помилок

Микола Кучеренко: Витратили — не означає прогуляли чи вкрали

Возможности развития оленеводства в российской Арктике — Экономика

Исторический период начала оленеводства коренных малочисленных народов Севера до настоящего времени так и не определён. До сих пор продолжаются дискуссии сторонников той или иной точки зрения. В нашей статье мы акцентируем внимание на ненцах как на одном из крупнейших самодийских народов. Так, одна из версий гласит, что охота ненцев на диких оленей, а далее их приручение и ведение сельского хозяйства начинается в X-XI вв. Другая точка зрения состоит в том, что ненцы пришли на территории современных Ненецкого и Ямало-Ненецкого автономных округов значительно раньше – в VI-VII вв. , ещё до прихода новгородцев на Север и освоения Москвой территорий за Уралом. Северное оленеводство в том виде, как мы его знаем сегодня, – устойчивая форма сельского хозяйства и часть традиционной культуры КМНС в России – окончательно сформировалось в XIX веке.

Основной утратой во времена СССР оленеводы считают отход от полностью кочевого образа жизни. Перевод их на оседлость в национальные посёлки привёл к тому, что традиция кочевий семьями – исчезающая часть культуры, а мужские бригады стали нормой настоящего времени. Подготовка кадров после ликвидации Института народов Севера, решавшего успешно эту задачу в СССР, остаётся острейшей проблемой для оленеводства.

После ликвидации колхозов и совхозов в 90-е годы появляются семейно-родовые общины (СРО) и сельскохозяйственные производственные кооперативы в Арктической зоне РФ. Первые – это разновидность некоммерческих объединений, поэтому извлечение прибыли не является их целью, а вторые стали основным источником устойчивого социально-экономического существования для представителей коренных народов Севера.

Сравнительный межрегиональный анализ оленеводства в России выделяет как регионы-лидеры по поголовью и объёмам выручки (НАО, ЯНАО, Якутия и ЧАО), так и регионы-последователи (Мурманская область, Республика Коми). Аутсайдерами являются Архангельская область и Республика Карелия. Тенденция к увеличению общего поголовья северных оленей наблюдается в Ненецком, Ямало-Ненецком и Чукотском автономных округах: на 19%, 73% и 17% соответственно за последние двадцать лет.

Динамика поголовья северных оленей в хозяйствах всех категорий в регионах Арктической зоны Российской Федерации с 1998 по 2018 гг. (на конец года, тыс. голов). Источник: Бюллетень Федеральной службы государственной статистики «Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей».

Маркетинг оленины также имеет свои отличия на региональном уровне. В 2014 – 2018 гг. основной объём российского экспорта оленины осуществлялся агропромышленными предприятиями Ямала, так как это единственный регион в РФ, имеющий право экспорта продукции оленеводства в Европейский Союз. Львиная доля экспорта идёт в европейские страны: Германию и Финляндию. В Мурманской области и Ненецком автономном округе предприятия проходят аттестацию для получения разрешения экспорта оленины за рубеж. СПК «Тундра» из Ловозерского района Мурманской области планирует начать поставки мяса в страны Европы уже в конце 2020 года. В 2014 — 2018 гг. объём российского экспорта оленины колебался от 335,6 т. (в 2015 г.) до 464,9 т. (в 2018 г.)1. В целом за 2014-2018 гг. показатель вырос на 3,2%.  Экспортёры Ямало-Ненецкого автономного округа в 2020 году планируют поставить за рубеж около 400 т оленины и 13 тыс. оленьих шкур. Поставки продукции АПК в европейские страны уже начались и ведутся в рамках регионального проекта «Экспорт продукции АПК» и в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт».   В 2021 – 2023 гг. экспорт оленины из России будет расти средним темпом 5,4% в год, и, по оценкам BusinessStat, в 2023 году достигнет 601,6 т[1]. Продукция из оленины, производимая в Якутии, Ненецком и Чукотском автономных округах, в первую очередь, ориентирована на удовлетворение внутреннего спроса в самом регионе. Но в последнее время усиливается новый тренд на поставки в другие субъекты РФ: мегаполисы и региональные центры. При этом оленина занимает лидирующие позиции по сравнению с другими мясными продуктами, как по цене, так и по качеству.  

Среди наиболее крупных хозяйств, занимающихся разведением северных оленей, можно выделить МУП «Ярсалинское», СПК «Ижемский Оленевод и Ко», СПК «Тундра» и СПК «Путь Ильича». Но оленеводство имеет свои особенности. Так, специфика Архангельской области состоит в том, что на её территории де факто осуществляется хозяйственная деятельность оленеводов Канинской тундры Ненецкого автономного округа (СПК «Канин»), но при этом организация зарегистрирована в Ненецком автономном округе, а значит, и выгодоприобретателем является соседний субъект. Схожая ситуация имеет место с СПК «Ижемский Оленевод и Ко», когда выпас оленей осуществляется на территории Ненецкого автономного округа, а переработка продукции, её продажа происходит в Республике Коми. Считаем, что власти, деловые круги и общественность, в ближайшей перспективе, должны найти механизмы устойчивого и взаимовыгодного хозяйствования в подобных случаях.

Система государственной поддержки также имеет региональную специфику. Так, в Ямало-Ненецком автономном округе она наиболее фундаментальна и представлена субсидиями на содержание северных оленей и производство мяса оленей, а также существует система целевых грантов для поддержки оленеводства. В Ненецком автономном округе – это субсидии сельхозтоваропроизводителям, имеющим поголовье, включённое в регистр. Только с 2017 года в Ненецком автономном округе заработала региональная система субсидий для наращивания поголовья северных оленей семейно-родовых общин, которые, в отличие от СПК, не получают федеральную субсидию, как в Якутии или на Ямале.

Статистический анализ категорий хозяйств в оленеводстве показал, что на долю крестьянских (фермерских) хозяйств, индивидуальных предпринимателей и хозяйств населения, приходится от 3% в Чукотском автономном округе до 75 % в Ямало-Ненецком автономном округе.


Динамика доли крестьянских (фермерских) хозяйств и хозяйств населения среди всех категорий оленеводства с 1998 по 2018 гг.  Источник: Бюллетень Федеральной службы государственной статистики «Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей».

Такая ситуация свидетельствует о существенной роли оленеводства как вида экономической деятельности для арктических регионов. Значительный спад в Якутии и в Чукотском автономном округе может свидетельствовать о переходе индивидуальных фермерских хозяйств в формат сельскохозяйственных организаций. Однако несмотря на это, в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах индивидуальное хозяйство как одна из категорий оленеводства играет весомую роль для местных жителей.

Защитой интересов оленеводческих семейно-родовых общин занимаются Союзы оленеводов в национальных субъектах (НАО, ЯНАО, Мурманская область, ЧАО) и Национальный союз Оленеводов. Интересы оленеводства как одного из видов традиционного хозяйства КМНС РФ представляет также Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, объединяющая сорок один народ, численность которых составляет около 250 000 человек, организованных в тридцать четыре региональных и этнических объединения. На международном уровне российских оленеводов защищает ассоциация «Оленеводы Мира», созданная в Якутии. Большое значение имеют целевые государственные программы. В Мурманской области начата разработка целевой региональной программы поддержки оленеводства. В Ненецком автономном округе государственная поддержка оленеводов осуществляется наряду с другими видами сельского хозяйства.

С точки зрения институциональной теории и устойчивого развития, оленеводство в России, несмотря на отличия внутренней структуры,  внешней среды, остаётся (одно из немногих) классической устойчивой моделью. Начиная с 2004 года, «Фонд экономических программ» осуществляет научно-исследовательскую и программно-проектную деятельность по внедрению института сельского предпринимательства как обновлённую устойчивую социально-экономическую модель хозяйствования на сельских территориях. Она включает в себя традиционное сельское хозяйство и услуги (такие как торговля и транспорт), а также новаторские виды экономической деятельности (туризм, социальное предпринимательство, информационные технологии и другие).

По итогам деятельности в Ненецком автономном округе в 2015-2018 гг., «Фондом экономических программ» во взаимодействии с администрацией Ненецкого автономного округа и другими заинтересованными лицами была внедрена программа вовлечения оленеводов коми и ненцев в сферу туризма, обмена опытом России и США по сохранению традиционной культуры, окружающей среды и предпринимательства. Устойчивый туризм для оленеводов – это и акцент на самобытной, исчезающей культуре, и дополнительный источник дохода[2]. Данный факт может служить подтверждением апробации института сельского предпринимательства на примере северного оленеводства, а также его устойчивости в современных условиях динамического развития Арктики.

Таким образом, оленеводство остаётся перспективным направлением развития как вид экономической деятельности для регионов Арктической зоны РФ. Может быть расширен экспортный ассортимент. По итогам предварительных переговоров оленеводов Ямала  с немецкими партнёрами, в  Германии готовы взять в 2021 году до 500 т субпродуктов, порядка 100 т кости и около 20 т оленьей крови. Кость является источником коллагена, кальция, а кровь – белка, железа и т.д. Кроме того, оленьи субпродукты являются гипоаллергенными и могут использоваться для производства гипоаллергенных кормов для собак и кошек премиум-класса. Ещё одно перспективное направление использования субпродуктов – это производство косметических средств, ведь коллаген активно используется в бьюти-индустрии. Новые рынки для экспорта также являются перспективными. К примеру, существует спрос на оленину в ОАЭ, Китае и других азиатских странах, но это требует получения дополнительных разрешений для российских оленеводов.

Сегодня отрасль нуждается в реструктуризации своей деятельности. Так, существует острая необходимость создания убойных цехов на территории выпаса оленей. Производимая продукция может иметь маркировку экологически-чистого товара. Такая маркировка позволит, например, Ненецкому автономному округу ускорить получение лицензии для экспорта оленины в Европу. Развитие оленеводческих хозяйств в Архангельской области будет способствовать формированию устойчивого объёма производимой продукции, а также станет шагом к созданию оленеводческих хозяйств в притундровой территории, развитию лесного северного оленеводства.  

По оценкам НКО «Фонд экономических программ», международная сельскохозяйственная кооперация в оленеводстве имеет благоприятные перспективы. Это социальные (обеспечение высококлассными специалистам, жильём, занятостью), экономические (снижение себестоимости за счёт собственной переработки, расширение рынка услуг), политические (обеспечение продовольственной безопасности в условиях кризиса), экологические (отсутствие отходов производства, использование научного потенциала, инновационные технологии) возможности. Именно важность усиления партнёрства, обмена лучшим практиками учтена в программе поддержки экономической деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, планируемой к разработке Минвостокразвития РФ до конца 2020 года. Она будет включать в себя меры по развитию традиционного сельского хозяйства, которым и является оленеводство, а также мест проживания людей, в нём занятых.

Северное оленеводство в России является культурным наследием и экономическим достоянием, которое позволяет не только сохранить вековые традиции, но и использовать современные технологии в сельскохозяйственной деятельности в соответствии с принципами устойчивого развития. Мы убеждены в том, что при должном внимании всех заинтересованных сторон в регионах, где представлено северное оленеводство, отрасль имеет благоприятные перспективы в пространственном развитии арктических территорий. 

 

Авторы: Якушева У.Е., старший преподаватель кафедры государственного и муниципального управления САФУ имени М.В. Ломоносова, научный сотрудник ФГБУН ФИЦКИА РАН, член APECS Russia; Туров Я.В., директор некоммерческой организации «Фонд экономических программ», член РОО «Ассоциация Полярников», член экспертного совета Проектного Офиса Развития Арктики.


[1] Анализ рынка оленины в России в 2015-2019 гг, оценка влияния коронавируса и прогноз на 2020-2024 гг,, Режим доступа: https://businesstat.ru/catalog/id10017/

[2] «Ночуем в чуме. Одним из направлений развития арктических территорий должен стать туризм.», Российская Газета,13.10.2015, Режим доступа https://rg.ru/2015/10/13/reg-szfo/turizm. html

 

Various articles

Various articles


МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР ОЛЕНЕВОДСТВАЛистовка (350 Kb)

Сеть Ассоциации «Оленеводы мира» (АОМ) и создание Международного Центра Оленеводства в Каутокейно, Норвегия


Падение «железного занавеса» и отчет Брундтландской Комиссии ООН «Наше общее будущее» позволили норвежским оленеводам-саами положить начало формальному сотрудничеству с Академией Наук СССР и оленеводами Советского Союза. В 1990 г. делегация в составе представителей Ассоциации оленеводов-саами Норвегии (NRL), Министерства Сельского Хозяйства Норвегии, Норвежской Оленеводческой Администрации и Университета Тромсё посетила оленеводов-эвенов в поселке Тополиный, Республика Саха (Якутия), в восточной Сибири. Очень важно, что эта поездка финансировалась Министерством Иностранных Дел Норвегии.

В сентябре 1993 г. NRL организовала Международный Фестиваль Оленеводческих Народов в Тромсё в сотрудничестве с Правительством и оленеводами России. Около 360 представителей пастбищного оленеводства из Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Аляски приняли участие в фестивале. Впервые в истории представители такой разнообразной палитры оленеводческих народов получили возможность встретиться друг с другом. Это событие положило начало уни­кальному межгосударственному сотрудничеству циркумполярных оленеводческих народов, кото­рое привело к созданию Ассоциации «Оленеводы мира».

Первый Конгресс АОМ состоялся в городе Надыме, Ямал, Россия, в 1997 г., который проводился и финансировался Правительством России совместно с региональными властями Ямала. Среди участников были представители оленеводства Скандинавии и России. Результатом Конгресса стало создание Ассоциации «Оленеводы мира» (АОМ). Цель Ассоциации — способствовать про­фессиональным, культурным, социальным и экономическим контактам между оленеводческими народами мира, а также распространять информацию о пастбищном оленеводстве.

Создание АОМ обеспечило оленеводам трибуну для контактов и сотрудничества, которые вне­сли вклад в продвижение пастбищного оленеводства на международную арену. Уже в 1999 г. Министр Иностранных Дел Норвегии Г-н Кнут Волебек взял на себя инициативу внесения олене­водства в повестку дня международного сотрудничества в Арктике. Прямым следствием этого стало получение АОМ в 2000 г. Статуса наблюдателя в Арктическом Совете.

Второй Конгресс Оленеводов Мира в Инари, Финляндия, в 2001 г. финансировался Правительст­вом Финляндии. Конгресс принял Декларацию Инари, которая стала первым совместным заявле­нием оленеводов. В Декларации представлены направления развития устойчивого оленеводства в будущем.

Третий Конгресс Оленеводов Мира состоялся в Якутске, Республика Саха (Якутия), Россия, в марте 2005 г. Конгресс принял Якутскую Декларацию, которая подчеркивает участие оленеводства в международном сотрудничестве в Арктике. Прави­тельство Республики Саха (Якутия) финансировало конгресс, что было частью кампании по поддержке пастбищного оле­неводства и коренных народов республики.

Огромные силы были вложены в международное сотрудничество между коренными народами мира за последние 15 лет. Саамское оленеводство, Правительство Норвегии, оленеводы России, центральные и местные власти в России, как и оленеводы Финляндии, были особенно активны в претворении в жизнь этого сотрудничества. Сейчас необходимо разработать инициативы для сохранения полученных пастбищным оленеводством преимуществ.

Создание Международного Центра Оленеводства в Каутокейно является мерой для защиты будущего этого уникального сотрудничества на Севере. Центр получает широкую политическую и профессиональную поддержку как на национальном, так и на международном уровне и отмечен, среди прочих, в отчете Арктического Совета «Устойчивое оленеводство» (2002 г.) и в Якутской Декларации Третьего Конгресса Оленеводов Мира в марте 2005 г. Центр также отмечен Правительственным Комитетом по экспорту в официальном норвежском отчете NOU 2003:32 под названием «Проблемы и возможности северных территорий». Прежний Министр Иностранных Дел Норвегии Г-н Ян Петерсен в своем выступлении на 4-ой встрече Министров Арктического Совета в Исландии в ноябре 2004 г. сказал: «…Норвегия решила создать международный Центр для оленеводов Арктики в Каутокейно в тесном сотрудничестве с Ассоциацией «Оле­неводы мира». Он станет центром обмена информацией между оленеводами разных стран и поддержки сотрудничества между ними». Эта мысль получила продолжение в отчете прави­тельства №. 30:2005 Парламенту Норвегии «Перспективы и проблемы Севера», в котором ре­комендовано создание Международного Информационного Центра в тесном сотрудничестве с АОМ. Парламент Норвегии поддержал рекомендацию принятием «Предложения Парламенту» № 264 (2005), в котором отмечено, что Центр «…важен для укрепления сотрудничества между северными коренными сообществами и другими видами промышленной деятельности».

Правительство Норвегии последовало этому предложению, и Центр создан при Министерстве Труда и Социальной Защиты Норвегии. Центр является независимой профессиональной организацией со своим правлением и бюджетом. Его деятельность финансируется правительством Норвегии посредством ежегодных грантов из бюджета Министерства Труда и Социальной Защиты, Министерства Сельского Хозяйства и Министерства Иностранных дел Норвегии. Центр станет научной базой для обеспечения и обмена информацией и документацией между разными оленеводческими народами, национальными органами власти и исследовательским и академическим сообществам  на национальном и международном уровне. Таким образом, Центр внесет вклад в повышение значимости, улучшение информированности и усиление понимания мирового оленеводства и оленеводческих народов, их традиционных знаний и будущего развития.


Правление МЦО:

Председатель Правления:
Йохан Матис Тури, Генеральный Секретарь АОМ

Члены Правления:
Владимир Етылин, Чукотка, Россия, Вице-президент Союза Оленеводов России
Берит Мария Йонсон, Швеция, Совет Саами Швеции
Моника Сундсет, профессор, Университет Тромсё
Май Бритт Утси, Глава Колледжа Саамского Университета
Юха Магга, Финляндия, Председатель Союза оленеводов-саами Финляндии
Ингер Анита Смук, Норвегия, Ассоциация оленеводов-саами Норвегии
Пер Густав Идивуома, Швеция, Председатель Ассоциации Шведских Саами

В гостях у кочевников-оленеводов России • Эксперт-бродяга

Изучение российского полуострова Камчатка
Камчатка, Россия

На отдаленном российском полуострове Камчатка, коренные жители Эвенов наблюдают за большими стадами северных оленей, как это делали их предки на протяжении веков. Мы догнали их после путешествия на снегоходах.

Ветер зимнего снега ужалил меня в лицо, как 1000 крошечных замороженных иголок.

Езда на снегоходах по белой мгле при ветре со скоростью 60 миль в час, при температуре ветра -39F, мы пытались выбраться с вершины безликого альпийского плато. Погода только ухудшается.

Я уже всерьез начал беспокоиться, выберемся ли мы отсюда…

Сейчас март, и мы глубоко в сердце Камчатки, 900-мильного российского полуострова, примыкающего к Сибири, который вдается в тихий океан. Большинство людей знают это только из игры РИСК.

Он размером с Калифорнию, с населением всего 400 000 человек.

Камчатка — это игровая площадка для любителей дикой природы, состоящая из густых бореальных лесов, геотермически активных вулканов и бесплодных ландшафтов тундры.

Этот загадочный массив суши был закрыт для посторонних до 1990-х годов из-за его стратегической важности для советских военных баз атомных подводных лодок.

Петропавловск-Камчатский ЗакатГород в окружении вулканов

Полуостров Камчатка

На Камчатку не ведут дороги, добраться можно только по морю или по воздуху. Полуостров когда-то был частью сухопутного Берингова моста, соединявшего Азию с Северной Америкой.

Часть печально известного огненного кольца Тихого океана, Камчатка может похвастаться 200 различными вулканами, 30 из них действующими. Он также кишит дикой природой, в том числе огромной популяцией медведей гризли.

Эта земля во многом похожа на Аляску и стала идеальным местом для приключенческого фототура, который я проводил вместе с другим фотографом-путешественником Мэттом Рейчелом.

Наша миссия? Возьмите группу любителей приключений в самое сердце этой малоизвестной дикой природы, чтобы встретиться с кочевниками-эвенами-оленеводами, которые там живут.

Маленькая деревня Эссо

Подготовка к экспедиции

Сначала мы прилетели в Петропавловск-Камчатский, маленькую советскую столицу Камчатки, окруженную вулканами. Далее следует 6-часовая поездка на автобусе в маленькую деревню Эссо, отправную точку для остальной части поездки.

В Эссо мы нашли снегоходы, еду и припасы. Мы также встречаемся с нашими местными гидами и водителями по бэккантри, готовясь исследовать Ичинский район Камчатки на следующей неделе.

Влад, белорусский фиксер/переводчик и ученый-геолог, который живет на Камчатке и изучает действующие вулканы. Игорь — суровый руководитель российской команды и бывший смотритель Быстринского национального парка.

Илья и его жена Даша – наши коренные эвенские проводники и ключ к посещению Табунов (кочевых оленеводческих общин в тундре).

Катание на снегоходах по горам КамчаткиНавигация по сельской местности России

Русское приключение на снегоходах

Покидая цивилизацию, наша небольшая колонна из 5 снегоходов тянет сани, полные снаряжения (и нас самих), через леса свежевыпавшего снега под сенью массивных вулканов.

Путешествие на снегоходе здесь — непростая задача!

Иногда вам нужно опираться на водителя, чтобы проходить крутые повороты, как на мотоцикле.

Иногда уворачивается от веток деревьев и всегда готов спрыгнуть в экстренной ситуации, чтобы не быть раздавленным санями.

И перепрыгивали много раз! Когда снегоход опрокидывается в глубокий снег, его выкапывание может занять добрых 10 минут.

Далее идут сложные переправы через реки, требующие осторожного маневрирования, иногда приходится вручную строить временные мосты из саженцев деревьев и веток, покрытых снегом.

Путешествие в гости к этим оленьим стадам уже само по себе было приключением.

Даже табун северных оленей Знаете ли вы, что некоторые северные олени белые?

Даже табуны оленей

После долгого пути на снегоходах по густым лесам, высокогорной тундре, крутым горным перевалам и полузамерзшим рекам Ичинского района Камчатки мы прибываем к первому оленьему табуну.

Кирьяк Адуканов и его семья построили здесь простую деревянную хижину, из которой они будут базироваться. Это эвены , коренная группа, проживающая в Сибири.

Эвены имеют долгую историю оленеводства, зарабатывая на жизнь (и живя) полуодомашненными стадами животных на Дальнем Востоке России и в диких районах Сибири.

В наши дни мясо северного оленя продается российскому правительству и другим компаниям по всему миру как предмет роскоши, стоимость которого может достигать 10 долларов за фунт. Рога продаются в Китай и перемалываются в «лекарства».

В течение часа мы разбиваем лагерь за огромным сугробом, в том числе копаем «снежный туалет» для защиты от ветра, что становится важным позже.

Кирьяк идет через стадо северных оленей… Заводит новых друзей в России!

Прогулка со стадом

На следующее утро Кирьяк ведет нас в лес, чтобы встретить свое большое стадо северных оленей, и это просто зрелище!

Одетый в камуфляж, с винтовкой за спиной, он кричит и насвистывает, шагая по снегу на самодельных деревянных лыжах — все 1200 животных следуют за ним, как какой-то дикий крысолов.

Затем северные олени начинают копаться в снегу, поедая спрятанную траву, которую они предпочитают есть. После того, как они привыкнут к нашему присутствию, мы можем ходить среди них, делать фотографии и наблюдать за их поведением.

Снятие шкуры и подготовка животного к употреблению на мясо. Местные традиции после убийства…

Сбор оленины

Затем наши хозяева приступают к стрельбе по северному оленю, что они делают каждые несколько недель. Эвены живут за счет мяса и используют шкуры в качестве теплых спальных мест и защитной одежды.

Мы привезли из деревни припасы для обмена на запас свежего мяса, которого нам хватит до конца путешествия.

Единственная загвоздка в том, что приходится смотреть, как убивают одного…

ВНИМАНИЕ: Следующие несколько абзацев содержат полуграфические описания убийства и снятия шкуры с животных. Не стесняйтесь пропустить это.

[su_spoiler title=”Нажмите, чтобы прочитать графическое содержание” open=”no” style=”fancy” icon=”plus” anchor=”” class=””]Если вы еще не видели это раньше, посмотрите, как животное получает быть убитым перед вами может быть довольно резким в первый раз.

Это действительно заставляет вас ценить происхождение вашего мяса.

Кожа снимается с помощью острых охотничьих ножей, удаляются внутренние органы, мясо отделяется от головы, ног и ребер для удобства транспортировки обратно в лагерь.

Наконец, эвены обмениваются дымящейся чашей с сырой оленьей кровью. Они пьют в честь жертвы, принесенной этим животным. Его предлагают нам в качестве гостей, и некоторые из нас пробуют его…

Он теплый и имеет привкус железа, а вокруг плавают таинственные куски плоти. [/su_spoiler]

В нашем лагере дуют сумасшедшие ветры! Катание на снегоходах по альпийской тундре

Опасная погода надвигается

Вернувшись в лагерь, мы топим печь и наслаждаемся вкусными тарелками сытной тушеной оленины, прежде чем расположиться в наших палатках на ночь. ночь.

Однако сон прерывается около 4 утра, когда резко усиливается ветер и заносит наш лагерь снежными заносами. Слой инея покрывает наши спальные мешки.

Утро — это хаос. Ветер со скоростью шестьдесят миль в час и минусовая температура вынуждают нас разбивать лагерь посреди белой мглы.

Не зная, сколько времени нам понадобится, чтобы найти следующий табун, мы эвакуируемся обратно в Эссо на ночь из-за плохой погоды, у некоторых из нас есть признаки обморожения.

Пастухи живут в переносных юртахВнутри юрты

Legend Of The Whales

После перерыва в Эссо мы снова возвращаемся на тропу, проводя следующие четыре дня в поисках очередного табуна в русской глубинке.

Некоторые семьи живут в переносных юртах, переезжая со стадом каждые несколько недель.

Мы остановились в простых охотничьих домиках. Мой любимый из них сидит у подножия заснеженного Ичинского вулкана. При высоте 11 834 фута (3607 м) это самая высокая вершина Срединного хребта Камчатки.

Эвены практикуют разновидность шаманизма. Одна легенда повествует о духе вулкана, который вытащил из океана пять китов, по одному на каждый палец, и приготовил их внутри, заставив вулкан дымиться.

На Камчатке много природных горячих источников, в том числе благодаря геотермальной активности.

Наша экспедиционная группа Под вулканом Бескрайний полуостров Камчатка

Маршрут приключений в России

Возвращаясь по снегу в Эссо после долгой и холодной недели в русской глуши, я размышляю о том, что мы видели и пережили.

Камчатка — завораживающее место. Полный суровой красоты, дикой природы и древней культуры. Но без всех толп некоторых более популярных туристических направлений.

Это было непростое путешествие, но зачастую оно приносит больше всего удовольствия!

Я только надеюсь, что северные олени Камчатки продолжат процветать, поскольку наблюдается тревожная тенденция глобального сокращения популяций северных оленей и карибу, отчасти из-за изменения климата.

Если вы заинтересованы в возможной поездке на Камчатку в будущем, я настоятельно рекомендую проверить турфирму Мэтта Inertia Network.


Понравилась эта статья? Приколи это!

ПОДРОБНЕЕ ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

Надеюсь, вам понравился мой путеводитель по кочевым оленеводам России! Надеюсь, вы нашли его полезным. Вот еще несколько статей, вызывающих тягу к путешествиям, которые я рекомендую вам прочитать дальше:

  • 50 цитат о приключениях, которые заставят вас двигаться
  • Походы в джунгли Дариенского ущелья
  • Посещение Западного берега Палестины
  • Любимый до смерти: Instagram разрушает путешествия?

Вы когда-нибудь слышали о Камчатке? Хотели бы вы посетить Россию? Присоединяйтесь к разговору на Facebook, Instagram или Twitter, чтобы поделиться!

  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Твит

Оленеводы в российской Арктике

  • Алан Тейлор
  • 15 декабря 2016 г.
  • 18 Фото
  • В фокусе

Недавно фотограф Reuters Сергей Карпухин провел время на Крайнем Севере России, навестив оленеводов, которые гнали свои стада в поселок Красное — единственный населенный пункт, связанный дорогой со столицей региона. Карпухин сообщает, что каждую зиму оленеводы «загоняют своих оленей в загоны под открытым небом, прежде чем отбирать слабых животных для выбраковки». и что в этом сезоне будет забито более 3000 северных оленей. «Выбраковка помогает сохранить хрупкую тундру региона, уменьшая размеры стад, в то время как местные жители продают оленину, шкуры и рога, чтобы заработать на жизнь».

Подробнее

Советы: Посмотреть эту страницу в полноэкранном режиме. Перейдите к следующей и предыдущей фотографии, набрав j/k или ←/→.

  • Стадо северных оленей стоит в вольере, пока оленеводы выбирают и сортируют их на рассвете в поселке Красное в Ненецком автономном округе, Россия, 28 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Палатка оленеводов в тундровой зоне Ненецкого автономного округа, Россия, 27 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Стадо северных оленей бродит по вольеру, пока оленеводы отбирают и сортируют их в поселке Красное, Россия, 29 ноября., 2016. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Оленеводы выбирают и сортируют оленей в Красном, 29 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Девушка наблюдает, как оленеводы сортируют оленей, 28 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Стадо северных оленей собралось в поселке Красное 28 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Пастухи срезают рога северного оленя пилой, 29 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Куча удаленных оленьих рогов, фото 29 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Работники фермы перерабатывают туши северных оленей в Красном, 29 ноября., 2016. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Работники фермы обрабатывают оленьи шкуры, 29 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Оленеводы готовят и едят в палатке в тундровой зоне Ненецкого автономного округа, Россия, 27 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Православный храм в поселке Красное 25 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Стадо северных оленей в ожидании сортировки в Красном, Россия, 28 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Пастух гуляет с упряжкой оленей по тундре в Ненецком автономном округе, 27 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Пастух останавливается, чтобы его олени передохнули, 27 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Олени пасутся в тундре на закате 26 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Мужчина стоит на холме в месте, которое местные жители считают святым, во время восхода солнца 26 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Оленеводы выбирают и сортируют оленей в вольере в поселке Красное, Россия, 28 ноября 2016 года. #

    Сергей Карпухин / Reuters

    Читать далее
  • Мы хотим услышать, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо в редакцию или напишите на письма@theatlantic.com.

Российские кочевники-оленеводы смотрят в будущее

Олени выглядят почти милыми. Они невысокие — макушки их голов не поднимаются выше пяти футов — и нервничают, как кролики. Рога есть и у самцов, и у самок; если вы подойдете к ним издалека, вы можете подумать, что они удержат свои позиции. Однако, подойдя ближе, вы обнаружите испуганное нежное животное, которое пятится от вас к остальной части своего стада.

Впервые они вошли в американскую популярную культуру в 1822 году, когда поэт Клемент Кларк Мур опубликовал книгу «Визит святого Николая», более известную как «Ночь перед Рождеством». В поэме описываются «восемь крошечных северных оленей», запряженных в миниатюрные сани, седобородый возница которых свистит и кричит:

«Сейчас, Дашер! сейчас, Танцор! теперь Прэнсер и Виксен! Вперед, Комета! вперед, Купидон! вперед, Доннер и Блитцен!

У Кирьяка Адуканова 2000 оленей. Он тоже свистит им. На этом сходство заканчивается.

Кирьяк — один из самых опытных оленеводов Камчатки, региона Дальнего Востока России, славящегося своей дикой природой. Июль, а мы сидим в альпийской тундре, высокой и плоской земле, покрытой темным мхом и ягодами. Зимой он превращается в хрустальные снежные дюны. Дед Мороз почти не бывает в этой части света — россияне обычно обмениваются подарками у елки на Новый год, а Рождество в православных церквях в январе празднует только религиозное меньшинство.

Мы тихо сидим, а олени щиплют мокрую траву и смотрят на нас белыми краями своих блестящих черных глаз. Прислонившись к куче грязи, Кирьяк ждет, пока они осядут. На нем болотные ботинки и шарф с узором пейсли на голове. Трость подпирается рядом с ним. Винтовка лежит у него на коленях. Северный олень Кирьяка не относится к вымышленному подвиду под названием R.t. Saintnicolas magicus Департамента рыболовства и дичи Аляски, и они никогда не появятся для семейного просмотра на ReindeerCam. Наоборот, это полуодомашненные существа, предназначенные для убоя. У них сладкий, своенравный темперамент и, в конце концов, вкусное мясо. Любое волшебство вокруг них обычное дело: великолепие их пастбищ, их глубокая история и то, как они заставляют своих хранителей задуматься о том, что будет дальше.

Пастухи ежегодно забивают до 120 000 животных, чтобы удовлетворить вкусы роскоши в девяти странах.

Кирьяк, его жена Люба и двое их сыновей выросли в давних традициях оленеводства, заложенных их народом, эвенами, коренным народом Сибири, насчитывающим 20 000 человек. Эвены — одна из самых малочисленных из 20 коренных общин, включая саамов Скандинавии и инуитов Канады, которые основывают свою экономику на оленеводстве. Местные пастухи в девяти странах забивают до 120 000 животных каждый год, чтобы удовлетворить вкусы роскоши. Оленина эвенов достается знатокам западной России; оленина, добытая у животных, которые пасутся на нетронутой земле Камчатки, продается почти по 10 долларов за фунт. Оленьи рога отправляются в Китай, где их нарезают или измельчают в порошок в лечебных целях.

Скотоводство для семьи Адукановых — не просто работа. Это стиль жизни. Подобно тому, как родители научили Кирьяка пасти скот, он планирует передать свои навыки своим сыновьям. Это экстраординарное наследство, но 9-летний внук Кирьяка, Чегга, и 6-летняя внучка Надя, возможно, в конечном итоге решат не претендовать на него. Егор, один из детей Кирьяка и Любы, пока работает в стаде, но с трудом представляет себе, что так будет дальше. «Молодым людям больше нет смысла заниматься этой работой, — сказал Егор. «Они могут легче заработать больше денег в другом месте».

В конце концов, это утомительная работа. С этим согласны все здесь, будь то эвен или славянин, оленевод или сторонний наблюдатель. Без выходных и праздников. Заработная плата, выплачиваемая частной пастушьей компанией, сократилась с советских времен. И если предыдущие поколения коренных сибиряков были географически изолированы от новостей остального мира, то сегодняшние пользуются сотовыми телефонами и компьютерами, чтобы мгновенно выбраться из тундры. Когда вы можете погуглить страницы со списками вакансий, лучшей зарплатой и большими городами, нетрудно представить, что вы уедете с Камчатки ради чего-то другого. Общая численность населения полуострова сокращается уже два десятилетия.

Кирьяк будет продолжать, сколько сможет, но в 62 года он приближается к ожидаемой продолжительности жизни для русского человека. Многим из нынешних эвенов-скотоводов за пятьдесят. Если они не передадут свои знания новому поколению, их практика может умереть вместе с ними. Коренные скотоводы по всему миру столкнулись с теми же проблемами, что и Адукановы: посягательство на частные интересы, старение населения и финансовые стимулы для отъезда молодых людей. Для многих туземных групп прекращение участия в этой индустрии означает расставание с основами их культуры.

Проект против оттока эвенов вовне, возглавляемый Айвой Лаце, 27-летней латышской реставраторшей, ставшей исследователем, пытается сохранить традиции с помощью технологий. Лаце переехала на Камчатку в 2013 году в надежде познакомиться с новым подходом к сохранению физических артефактов культуры. Потом она узнала о тропах пастухов. Поскольку даже скотоводы ведут кочевой образ жизни, их жизнь оставляет мало материальных следов. Их архитектура непостоянна, их письменность относительно нова (сегодняшняя эвенская азбука была введена советским правительством в 1937). Но их тропы по тундре — очевидные записи в их летописях. Для Лаче эти дорожки — произведения искусства. В течение прошлого года она выслеживала северных оленей эвенов, чтобы преобразовать знания о местности, которые традиционно передавались из уст в уста, в точки данных, которые можно сохранять и делиться ими.

Лаче, которая провела пять недель со стадом Кирьяка, имеет длинный список мотивов для своего проекта. «Короткая версия, — сказала она, — потому что она очень интересная».

Полуостров Камчатка вдается в 903:45 Тихий океан. Он отгорожен от остальной части России горами, которые поднимаются в одни из самых активных вулканических поясов на планете. Хотя Камчатка размером примерно с Калифорнию, на ней проживает всего около 320 000 жителей; это все равно, что оставить в штате только население Риверсайда, а затем влить немного лавы для верности.

Расположенная более чем в 4000 милях от Москвы, Камчатка уже давно является домом для коренных народов. Его неприступная местность, вероятно, удерживала его от колонизации жителями Запада до 1700-х годов. Однако как только российское правительство начало поощрять переселенцев, культурный облик региона радикально изменился. Сейчас почти 4 из каждых 5 жителей являются этническими русскими, в то время как коренные северные жители — эвены, а также коряки, чукчи, ительмены и алеуты — составляют только 4 из каждых 100 человек. С семьями, разбросанными по Сибири, сами эвены составляли тонкие 0,58% населения Камчатки по переписи 2010 года.

Большинство жителей региона, особенно его славяне, до сих пор живут в прибрежной столице Петропавловске-Камчатском, куда впервые прибыли российские колониальные корабли. Эта городская плотность оставляет центральную Камчатку открытой. Здесь бродят пастухи.

В Советском Союзе российские оленеводы были работниками регионального совхоза, совхоза, где государство владело их животными и выплачивало регулируемую заработную плату. В наши дни совхозную модель на Камчатке сменила частная компания. Эта организация платит Кирьяку зарплату, доставляет припасы вертолетом и продает забитых животных в конце года. Компания не ответила на просьбы об интервью для этой статьи, но Лаце и ее руководитель сказали, что 50 оленеводов, работающих у нее, зарабатывают около 300 долларов в месяц, за вычетом стоимости продуктов, лекарств и всех оленей, потерянных по пути.

В то время как Адукановы держат дом в городке Эссо с населением 1900 человек, Кирьяк почти все свое время посвящает выпасу своего стада на огромной охраняемой территории Быстринского природного парка. Являясь частью Всемирного наследия ЮНЕСКО «Вулканы Камчатки», парк был основан в 1995 году с условием, что оленеводы должны иметь возможность продолжать пасти оленей на той же земле, что и их прадеды. На территории парка площадью 5000 квадратных миль единственными признаками присутствия человека являются следы пастухов: коричневые полосы земли, протоптанные поколениями эвенов, образующие гигантскую неизменную петлю.

Эти тропы, расположенные в самом сердце дикой природы Камчатки, определяют повседневную жизнь Кирьяка. Он объединяется с другим человеком в 12-часовую смену с животными, с 6 утра до 6 вечера. или 18:00 до 6 утра. Олени пасутся досыта, ложатся на полтора часа, затем снова встают, чтобы поесть. Как только стадо очищает один кусочек тундры, Кирьяк и его напарник отправляются с ним по тропам к следующему свежему участку земли.

Пока олени передвигаются по Быстринскому мука за мукой, остальные члены стойбища пакуют свои вещи на лошадей и едут за пять километров до следующего пункта назначения. В группе всегда есть пара мужчин, которые не работают, и Люба, когда позволяет здоровье. В него также входит до дюжины разных родственников, в том числе дети во время каникул из школы в Эссо. Этим летом выручили Чегга и Надя. Они оба были такими маленькими, что их приходилось привязывать к седлам лошадей шерстяными шарфами.

Тропы эвенов имеют решающее значение для обеспечения их наиболее безопасным путем к их потребностям: быстрый ручей для получения воды, заросль хвороста для привязывания животных, группа строганых шестов палатки для возведения юрты, где они готовят себе пищу . Зная, что эти ресурсы рядом, группа может путешествовать налегке, каждый день перемещая лагерь. Лошадиные попоны служат людям спальными ковриками. Одна палатка обслуживает четырех оленеводов, так как они спят посменно. Три брезентовых стены и три пластиковых брезента — это все, что нужно, чтобы накрыть юрту и сделать ее водонепроницаемой. Припасы сведены к самому необходимому: нож, разделочная доска, пара чайников, мука, сахар, соль.

На каждой новой стоянке Люба спешит вскипятить воду, пока мужчины привязывают лошадей. У нее короткие волосы, полные щеки и постоянный изгиб спины от жизни, склоненной над очагом. Все ее блюда вращаются вокруг оленины: оленина в рисе на завтрак, в лапше на обед, в бульоне на ужин и вяленая полосками для перекуса в течение дня. Когда через неделю-две кончается мясо, Кирьяк убивает одного из их животных, а Люба разделывает его.

Эти смерти — необходимость. Поскольку они откармливают оленей для убоя в конце года за пределами Эссо и последующей продажи, организованной компанией, сами оленеводы должны есть. Убийство совершается ножом или пистолетом. Затем Кирьяк и другие мужчины раздевают тушу оленя, снимая кожу с его туловища, как с расстегнутого жилета. Как только мех смягчится, пастух может спать на шкуре тела и использовать приплюснутую морду в качестве сиденья. Кожа ног — теплая, гибкая — самая ценная; они будут сохранены для пастушьей компании, чтобы предложить торговцам мехом. У Чегги еще нет собственного ножа, поэтому он держит оленя на месте, пока его дедушка режет. Тушку разрубают на куски — голову, ноги, ребра — и несут обратно в лагерь.

«Будем работать в оленеводстве, пока живы.»

Дальше начинается кровавая работа Любы. Она готовит отдельные куски мяса, ставит некоторые из них вариться, а остальные заворачивает в полиэтиленовые пакеты, чтобы не завелись жуки. Люба практиковалась в этом, но препарирование 300-килограммового животного без отходов все еще занимает долгие часы. Это время она проводит, разговаривая сама с собой. В свои шестьдесят она оглохнет и теперь говорит тихо и постоянно, ожидая, что никто другой ее не услышит. В то время как другие члены лагеря пришли к ней на кухню за печеньем или чашкой чая однажды во время моего двухнедельного визита, она склонилась над свежим мясом. «О, моя спина. Что я собираюсь делать? Боль.» Она перевернула кость ноги и сломала клинок. «Этот нож слишком тупой. Это непригодно для использования. Это слишком сложно». Схватив кость, она расколола ее пополам, чтобы обнажить костный мозг. Она передала его Чегге, своему маленькому пастуху. Как только он взял угощение, она вздернула подбородок и вернулась к своей работе. Внутри юрты пахло железом, мокрой тканью и горелым мехом.

Это было не то, что она планировала для себя. Хотя она выросла в крошечной пастушьей общине на севере Камчатки, в молодости она переехала в район Эссо, чтобы работать учителем в детском саду. В начале 1980-х она познакомилась с Кирьяком. Он проходил мили, чтобы навестить ее. Это изменило ее планы.

По прошествии десятилетий постоянные потрясения пастушьей жизни утомляют. Члены лагеря спят на циновках и мехах на земле. Часть земли, на которой они живут, достаточно высока, чтобы иметь непрерывную вечную мерзлоту. Несмотря на огонь в центре юрты, ночи холодные. Люба больна. У нее болят кости. Она носит корсет для спины и вынуждена все время держать одну опухшую ногу приподнятой. Когда наступает зима и пастухи остаются в каждом месте до двух месяцев, Люба возвращается к себе домой в Эссо. Она не ожидает, что Кирьяк когда-нибудь оставит эту работу. «Мы будем работать в стадах оленей, пока живы», — сказала она.

За мясом она повысила голос на Чеггу. — Ты собираешься стать пастухом, как твой дедушка? она спросила. Он игнорировал ее, чтобы поиграть в игру со своей сестрой. — Ты будешь, — все равно сказала она ему. — И вылечи свою больную бабушку. Поступи в университет и тоже стань врачом».

Чтобы приспособиться к изменяющимся технологиям, эвены уже давно пересматривают свой распорядок дня. Валентин Солодиков, пастух на пенсии, проработавший в тундре 25 лет, помнит 50 лет назад, когда его родственники переезжали на оленях, чтобы перевезти стойбище. Предпочтительный вид транспорта Санты был не таким эффективным — пастухи теперь ездят на лошадях, которые могут перевозить большие грузы на большие расстояния. В 19В 80-х годах Солодиков и его сотрудники стали использовать для зимних путешествий вместо лыж снегоходы. Не так давно оленеводческая компания установила в своем офисе рацию. Члены пастушеского лагеря теперь носят в своих рюкзаках полевую радиостанцию ​​и антенну, поэтому они могут передавать обновления статуса в офис два раза в день.

Скотоводство на полуострове продолжает изменяться таким образом, постепенно, ради удобства. Проект Лаце знаменует более радикальный сдвиг. Первое посещение Лаце стада «активировало в ней магнит», как она сказала мне этой осенью. Когда ее первый волонтерский год на Камчатке закончился в 2013 году, она обратилась в немецкий экологический фонд за финансированием, чтобы остаться. В 2014 году Лаце начала приносить в лагерь Кирьяка бумажные карты и просить указать их пути. Но установленные карты, сводившие территорию парка к миниатюре, не соответствовали тому, что Лаце и пастухи видели на земле. Поэтому в апреле 2015 года, получив дополнительные деньги от фонда и поддержку Камчатской ассоциации особо охраняемых природных территорий, она купила трехунциевые GPS-трекеры для пяти из шести эвенских оленеводческих бригад, работающих в парке. Солодиков помог ей раздать трекеры по командам. В поездках между Эссо и территорией парка он берет с собой свежие батарейки, чтобы устройства оставались включенными.

Из офиса парка в Эссо Лаце следит за передвижениями пастухов, когда они меняют лагерь. Она может вывести их на экран своего компьютера по просьбе замдиректора парка — вот табун два, вот табун шесть. Ряд точек показывает, где они путешествовали за последние месяцы. Высокий лоб, длинная челюсть и бледная кожа придают ей торжественный вид девушки на старинной фотографии. Вот стадо четыре, говорит она. Кирьяк.

Лаце уже не волонтер Быстринского, но и не совсем сотрудник; она каждый день приходит в офис парка, работает на компьютере в парке и отвечает заместителю директора парка, как будто он ее начальник, но не получает зарплаты. Тем не менее, она находит свой проект слишком привлекательным, чтобы останавливаться. По словам Лаце, причин для нанесения на карту пастушьих троп так много, что удивительно, как никто не сделал этого раньше. Во-первых, он фиксирует знания коренных народов о территории. Это также важно для безопасности оленеводов, поэтому в случае аварии их материнская компания может послать за ними вертолет. Парку необходимо поддерживать свой охраняемый статус, показывая, что пастбища для оленей действительно безопасны на его территории. И ученым и туристам легче следовать установленным маршрутам в своих поездках.

Одно практическое преимущество точности GPS-слежения уже проявилось. Лаце отправляет свою информацию пастушьей компании, которая затем может сэкономить ресурсы, доставляя припасы. Вертолетчикам больше не нужно тратить время на поиски стад над территорией. Недавний рейс для раздачи региональных избирательных бюллетеней оленеводческим бригадам израсходовал меньше топлива, чем когда-либо прежде, и сэкономленные средства могли перейти со счетов компании в карманы оленеводов.

Однако долгосрочное влияние карт Лаче далеко не однозначно. Правительство Камчатки планирует построить новую дорогу через парк, чтобы облегчить проезд на север. Чиновники запросили координаты Лаце. Хотя Лаце опасается, что эта дорога откроет доступ на территорию для браконьеров, которые в других регионах подрывают местных оленеводов, убивая и продавая их оленей, она не в состоянии бросить вызов местным властям. Живет в России по визе. Она предоставила данные и боится результата. «На что это повлияет?» она сказала. «Для чего это? Сколько это будет стоить?»

Проект Лаце призван сохранить образ жизни эвенов, но также облегчает его нарушение посторонними.

Ее проект призван сохранить уклад жизни эвенов, но также облегчает его нарушение посторонними. Через неделю после того, как я провел с пастухами, вертолет туристического агентства пролетел над нами по дуге и приземлился рядом с юртой. Высыпало двадцать иностранных туристов. Хотя большинство посетителей Камчатки из материковой части России, они приехали из Турции, чтобы увидеть полуостров. Им не нужно было угадывать наше местонахождение; Благодаря оленеводческой компании, которая ежедневно передает по радио обновления пастухов с целевыми кемпингами Лаце, они знали наши координаты еще до того, как взлетели.

Они сфотографировали отдыхающих мужчин, дали Наде конфеты и съели вареные ребрышки из котелка Любы. После того, как вертолет снова взлетел, я спросил Егора, не беспокоят ли его посетители. Он говорил тихо, как его мать. «Все в порядке, — сказал он. «Они платят оленеводческой компании за приезд. Это значит, что нам тоже платят». Когда пастухи зарабатывают так мало своей базовой зарплаты, глупо отказываться от потенциальной премии. Тем не менее, члены лагеря беспокойно смотрели на туристов, группы которых прибывают на экскурсии в течение всего лета: Егор ушел из лагеря, когда впервые услышал звук двигателя в воздухе, Чегга исчез, чтобы навестить лошадей, Надя стояла неподвижно, пока незнакомцы целовались. ее щеки.

Заместитель директора Быстринского Игорь Кокорин сказал, что у него хорошие отношения с людьми, посещающими стада. Одной из целей парка является развитие туризма. «Я ценю их интерес к моей родине», — сказал он. «С другой стороны, иногда посетители стад, как иностранцы, так и россияне, ведут себя так, как будто они в зоопарке, наблюдая за экзотическими аттракционами в клетках».

«Каковы ваши отношения с посетителями?» Недавно Лаче спросил Солодикова за чаем в Эссо. Он только что вернулся в город после нескольких дней работы.

— Нормально, — сказал он. «Как и мои отношения с кем-либо еще». Лаче снова наполнил кружки горячей водой. Они записывали для меня свой разговор, и звук чайника перекрывал их голоса. А как насчет неприятных людей, спросила она, или тех, которые прилетают всего на 15 минут? Которые не говорят по-русски? Солодиков сказал, что ему все равно. В эти дни он подрабатывает стадом, и благодаря этой подработке и другой своей работе по дрессировке собачьих упряжек он провел так много времени с любопытными иностранцами, что в любом случае может говорить на их языках.

Кроме того, стадная жизнь однообразна. Смены, питание, упаковка сумок. Переезд лагеря, установка юрты. Бесконечный земной круг. По его словам, любой посетитель стремится к общению, и всегда приятно, когда приходит гость, который хочет поговорить.

Лаце начала фразу, но замолчала. Она и иностранка, и нет — Латвия была оккупирована Советским Союзом до 1991 года. Этнические русские до сих пор составляют четверть ее населения. Она выросла, говоря на языке Солодикова, но не зная его мира. Она — еще одно звено в длинной цепочке временных посетителей; она это знает; она ненавидит это. Этой осенью она поссорилась с главой оленеводческой компании из-за недостаточных запасов, когда одна команда вытащила батареи из своего трекера, чтобы использовать их в фонарике. «Пожалуйста, не вынимайте батарейки», — умоляла она. Но в тот момент оленеводы больше нуждались в свете.

Проект Trails не дает им батарейки для фонарика. Это не повышает их базовую заработную плату и не поставляет товары более высокого качества. «Это будет просто информация, которой раньше не было», — позже сказал Ласе. — А для человека, работающего в поле каждый день, это ничего не значит и ничего не изменит».

Она спросила Солодикова, что он думает о проекте GPS. Он наклонился к магнитофону, чтобы ответить: «Айва — хороший работник». Они оба рассмеялись над неловкостью этого.

— А если серьезно, — сказал он. «Теперь все ясно и понятно, какое стадо здесь стоит. В общем, это фантастика». Она снова рассмеялась, на этот раз с облегчением.

«Что вы думаете о проекте Айвы?» Я спросил Кирьяка однажды этим летом.

«Что вы думаете об американском послу в России?» — спросил он. Он посмотрел на свое стадо оценивающими глазами. Хотя его семья была достаточно счастлива, чтобы говорить о нем, он почти не говорил о себе.

— Кирьяк — молодец, — сказал Егор. У него голос матери, и он хотел бы иметь решимость отца. «Он человек другой эпохи. В наши дни таких, как он, больше нет».

Хотя с момента падения Берлинской стены прошло уже более 25 лет, на Камчатке до сих пор вспоминают советские времена. Стратегическое расположение полуострова для эскалации напряженности времен холодной войны сделало его естественной воронкой для государственных средств; СССР платил за все от бункеров до многоквартирных домов. Мясо было особенно ценным товаром, поскольку нехватка продовольствия распространялась по всей стране, поэтому камчатские скотоводы получали большие субсидии. Они разводили десятки тысяч животных. Советский Союз произвел 25 000 тонн оленины в последний год своего существования. Андрей Адуканов, не являющийся родственником Кирьяка, но тоже выросший в пастушьей семье, назвал это время «золотым веком».

Воспоминания об этом тоже золотые. Старый архетип, который воплощает Кирьяк, вспоминается с любовью: стоический, неутомимый, хорошо образованный, строгий. Этой советской стойкости, по мнению Егора, не хватает сегодняшним мужчинам, а поддержка советских времен, объяснил Солодиков, — это то, чего не хватает стадности.

— Пятьдесят лет назад пастухов было больше, хотя жизнь была тяжелая, — сказал Кирьяк. Те, кто брался за работу, могли рассчитывать на длительные отпуска, оплачиваемые государством, ваучеры на авиабилеты, бесплатные дома в городе для своих семей. Когда годы труда брали свое, советские пастухи могли взять отпуск, чтобы восстановиться физически, не беспокоясь о своей следующей зарплате. В наши дни такой свободы нет, как знает Люба.

Потеря государственной поддержки была и остается огромным ударом. «1990-е годы принесли очень трудное, возможно, самое трудное время для оленеводства», — сказал Андрей, который сейчас постоянно живет в Эссо. «После того, как правительство рухнуло, мы были брошены на милость судьбы ради нашего выживания». По полуострову прокатились перебои с электричеством и нехватка продовольствия, и многие, подобно Солодикову, оставили постоянную работу в стадах.

Постепенно, однако, индустрия начала возвращаться. «Мы держались, — сказал Андрей, — потом выздоравливали, потом оживлялись». Во время массового забоя в этом году в ноябре оленеводы убили 500 оленей. Хотя это количество мяса не достигает советских высот, его достаточно, чтобы поддерживать жизнь компании и пастухов на ее зарплате.

Процесс возрождения, о котором говорил Андрей, столкнулся с новыми трудностями. Старшее поколение эвенов погибло в самые тяжелые для Камчатки годы, и вместе с ними умерли некоторые знания. Те, кто помнил тропы до постсоветского кризиса — например, Кирьяк, — могли вернуть свои команды к той жизни, которую они знали. Но были и такие, которые никогда не знали или забыли. В Быстринском офисе Кокорин подсчитал, что территория сейчас содержит менее четверти оленей, которых могла бы, а численность сокращается. Изменение климата снизит шансы на восстановление популяции северных оленей.

Адукановы надеются на возвращение к процветанию советских времен. Лаце не хочет, чтобы 1990-е повторились. Эти взгляды определяют их подходы к партнерству: Люба и Кирьяк пытаются преподать своим детям те же уроки, которые они сами усвоили в юности, а Ласе посвящает свои дни хранению данных таким образом, чтобы, как она надеется, их можно было прочитать в чрезвычайной ситуации.

«Молодежь не хочет работать и ухаживать за животными».

У каждой мечты есть свои недостатки. Адукановы — пример для подражания, но им интересно, кто пойдет по их пути. «Молодежь не хочет работать и ухаживать за животными, — сказал Кирьяк. Даже сегодняшняя самая прилежная молодежь задастся вопросом, зачем им выходить на поле за 300 долларов в месяц, когда в Петропавловске-Камчатском они зарабатывают в среднем в три раза больше. Эвены, выросшие в таких городах, как Эссо, сидят в Интернете, смотрят блокбастеры, играют в видеоигры. Они поступают в университет и служат в российской армии. Они видят мир вариантов вокруг себя и не видят особых причин ограничивать себя дома.

Карты Лаце предлагают другой вариант: способ для эвенов восстановить знания своих бабушек и дедушек без сегодняшней полевой подготовки. Если пастушество требует слишком многого от следующего поколения, оно все еще может быть жизнеспособной карьерой для следующего поколения. В то же время карты прокладывают путь правительственным чиновникам, исследователям, журналистам, браконьерам и туристам прямо к стойбищам скотоводов. Трекерам предстоит работать 12 месяцев — до апреля 2016 года, прежде чем они закончат картирование сети троп, но уже сейчас они с поразительной точностью определяют ресурсы эвенов, лучшие земли, ручьи и тропы на Камчатке. Они предлагают связь, но также и вторжение — долгосрочное обещание наряду с крупномасштабной угрозой.

«Поживем еще немного, посмотрим, что будет дальше», — сказал Солодиков.

Чегга был еще слишком молод этим летом, чтобы проводить полные 12-часовые смены со своим дедушкой. Вместо этого он остался в лагере, где попрактиковался в ловле арканов, пытаясь поймать помпоны на шляпе своей младшей сестры, и нашел в грязи следы медвежьих лап. — Это тот возраст, — сказал Егор, — когда он научится любить оленеводство или не полюбит.

Поэтому между едой и отдыхом мужчины уделяли особое внимание его обучению. Пастухи брали его с мелкими поручениями — например, привязывать лошадей. Чегга с легкостью завязал один узел вокруг куста и перешел к следующему животному, но веревка этой лошади зацепилась за ее ногу. — Нога, — сказал Чегга и дернул за поводок, но лошадь никак не отреагировала на его небольшой вес. — Нога, — повторил он. Лошадь подняла другое копыто. Веревка и Чегга застряли.

Илья, отец Чегги, крикнул ему, чтобы он починил. Родившийся с пороком сердца, слишком серьезным, чтобы проводить много времени в поле, Илья провел в лагере несколько коротких недель. — Не бойся, — крикнул он, но Чегга испугался. На мгновение мальчика парализовало. Его лицо было искажено обязательством довести дело до конца и желанием убежать. Наконец, его дядя подошел, чтобы показать ему, что делать. Встав на колени перед лошадью, мужчина переложил веревку из одной руки в другую, чтобы освободить ее, и вернул ее Чегге, которому явно было очень стыдно.

«Вырастет ли Чегга до стада?» — сказал Егор. «Я не знаю. Если бы он проводил здесь больше времени, может быть, да, но дети в наши дни другие». Хотя он на 20 лет старше своего племянника, он чувствует то же желание бежать. Летом он вместе со своим двоюродным братом планировал переехать в Санкт-Петербург, попробовать себя в строительстве, познакомиться с женщинами.

Вернувшись в юрту, Люба не догадывалась, что ждет оленеводов в будущем. «Может быть, нас здесь не будет, ничего здесь не будет», — сказала она. Когда Чегга приблизился, она часто и громко напоминала ему, что он должен стать пастухом не хуже старика.

«Будешь пастухом?» — спросил я Чеггу. Мы стояли на краю круга дедовского оленя. Они выглядели непредсказуемыми, полудикими, совсем не похожими на нежных существ, скачущих в праздничных стихах. Семья и культура ложились тяжелым бременем на их плечи. Чегга развел дымящийся костер, чтобы животные жались друг к другу. Он поручил мне бросить в огонь все виды зеленых веток, но ничего не сказал на этот вопрос. — снова спросил я, приставая к нему. «Чегга, кем ты будешь, когда вырастешь? Будешь пастухом? Но он не ответил.

Ваш будничный утренний путеводитель по последним новостям, культурному анализу и всему, что между ними

Фестиваль оленеводов на Ямале

Время от времени

Наслаждайтесь осмотром достопримечательностей и расслабляющими прогулками. Тур включает в себя удобные расстояния вождения и идеально подходит для любого типа путешественников.

+61 412 587 785[email protected]

Дни 6

От 2570 долларов США

Тип поездки Культурное погружение

Время года Март — Апрель

День 1: Салехард

Добро пожаловать в Русскую Арктику! По прибытии в Салехард встреча с гидом и трансфер в гостиницу. Салехард с населением около 43 тысяч человек является административным центром Ямало-Ненецкого автономного округа, единственным городом в мире, расположенным прямо за Полярным кругом.

День 2: Трансфер в ненецкий лагерь

После завтрака в гостинице садимся в машину или микроавтобус, который за час довезет нас до небольшого поселка, где мы прыгаем на снегоходах и санках для путешествия дальше на север до лагеря ненцев.

В настоящее время более 50% ямальских ненцев по-прежнему кочуют, и у большинства из них есть родственники в небольших селах, которые ведут оседлый образ жизни и предоставляют ночлег кочевым родственникам во время редких визитов. В отличие от многих кочевых племен России и мира, ненцы в значительной степени сохранили свой традиционный образ жизни и славятся самыми протяженными в мире кочевыми путями.

Они носят одежду из оленьего меха, сшитую из оленьего сухожилия в качестве нити, и живут в конических палатках из оленьего меха, известных как «чумы». За один год ненцы могут мигрировать до 2000 км, перевозя своих кетов и все свое имущество на самодельных деревянных нартах в сопровождении стад оленей численностью до 10 000 голов.

Ямальские ненцы говорят на языке, совершенно не связанном с русским, и некоторые семьи исповедуют анимистическую религию, основанную на глубоком почтении к природе, отдавая дань уважения духам, населяющим мир природы, посредством жертвоприношений оленей и шаманских ритуалов.

По прибытии в ненецкий стойбище («стойбееще») познакомьтесь с нашей принимающей семьей и насладитесь ужином и дружеской беседой с ненецкой семьей в их вигваме под названием «чум». Если вам повезет, этот вечер испортит вам волшебное шоу: посмотрите на северное сияние, танцующее в звездном небе.

День 3-4: Проживание в семье с ненцами

В течение следующих 2 дней вы будете жить с кочевниками, есть и спать в их чумах (вигвамах). Определенного маршрута на эти дни не будет. Вместо этого это уникальное захватывающее приключение, когда гости наблюдают и принимают участие в повседневной жизни кочевников. С помощью опытного ненца ваши задачи могут включать выпас оленей и заарканивание животных с помощью арканов из сыромятной кожи.

Как один из немногих источников доступной пищи, северных оленей забивают в лагере по мере необходимости. Мясо разделяется и съедается (обычно в сыром виде), ненцы также неравнодушны к употреблению оленьей крови (участие в этой практике необязательно!)

У вас также будет возможность участвовать в подготовке к созданию нового лагеря, кататься на санях в лес, чтобы рубить деревья на дрова, собирать лед или снег для воды, помогать строить новые сани, шить меховую одежду и заниматься другими делами. необходимы для выживания.

Но это еще не все. У вас будет достаточно времени для отдыха и общения с хозяевами и другими членами сообщества. Попрощавшись с хозяевами на 4-й день, мы отправляемся в обратный путь обратно в цивилизацию. По прибытии в Салехард вы отдохнете в комфортабельной гостинице в городе.

День 5: Фестиваль оленеводов

Фестиваль начинается! Друзья встречаются и навещают друг друга, семьи показывают другим детей, родившихся в этом году, мужчины ищут жен или мужей для своих дочерей. Главное зрелище – невероятное разнообразие оленьих гонок, среди которых рысь, гонки на санях и даже катание на оленьих лыжах. Также проводятся соревнования по национальным видам спорта, таким как прыжки на санях, метание аркана, метание топора и перетягивание каната.

Среди яркой атмосферы праздника вы найдете прилавки, торгующие изделиями ручной работы из кости, меха и бисера, а также любимыми региональными блюдами из оленины и замороженного стейка. Основываясь на культурных и духовных традициях коренных народов Севера, все мероприятия, которые проходят на Фестивале оленеводов, направлены на их поддержку и сохранение.

День 6: Вылет

Пора прощаться с русской Арктикой. Вас доставят в аэропорт для вылета домой.

Включено

Групповой трансфер из/в аэропорт

Весь транспорт в туре по программе

Проживание в гостинице 3* в Салехарде

Завтраки в гостинице

Все питание во время пребывания у ненцев

0004 Nenets (с проживанием в семье) Профессиональный местный англоговорящий турлидер

Опытный водитель, местные хозяева

Мероприятия и впечатления по программе тура

Оборудование для обеспечения безопасности в Арктике

Все разрешения, необходимые для региона

Визовый документ (приглашение) в Россию

Не включено

Россия

Авиабилеты

4 визы и визовые сборы.

*Российская виза может быть оформлена 56th Parallel за дополнительную плату (только для граждан Австралии). Подайте заявку на комплексное визовое обслуживание здесь.

Страхование путешествий

Плюдо в Салехарде и на пути к NENETS

Алкоголь

Даты и цены

Даты наличия Dates .
21.03 — 26.03.2023 (Салехард)
Гарантированные отправления
В наличии 2 570 долл. США 170 долл. США
26 марта — 02 апреля 2023 г. (Аксарка)
Частный тур
В наличии 2790 долларов США 170 долларов США

Оленеводство в Восточном Саяне. История сойотов

Окинский район в составе Республики Бурятия России занимает центральное плато и окружающие его хребты Восточных Саян. Сегодня его населяют преимущественно две этнические группы — сойоты и буряты. Общая численность населения области составляет 4,59 чел.5: 2039 сойотов, 2506 бурят и 50 русских. Большинство этих народов в настоящее время занимаются горным скотоводством.

Предки сойотов (и близкородственных им тофа, тожу и духа) были протосамодийскими охотниками-собирателями, прибывшими в Восточный Саян из Западной Сибири в конце третьего тысячелетия до н.э. второе тысячелетие до нашей эры. В дальнейшем на рубеже I тыс. н.э. в Саяны пришли скотоводческие тунгусы (эвенки) и кеты. Эти народы начали одомашнивать северного оленя и превратили этот восточно-саянский регион, охватывающий горно-таежные районы современной Тофаларии на юго-западе Иркутской области, Тожуйский район Республики Тыва, Окинский район Бурятии и озеро Хубсугул области Монголии — в первый в мире центр оленеводства и разведения. В регионе также были благоприятные условия для горного скотоводства, что позволяло сосуществовать и сотрудничать двум взаимодополняющим хозяйственно-культурным системам.

Тюркоязычные скотоводческие и коневодческие народы выдвинулись из степей Внутренней Азии в начале I тыс. н.э. и оказали большое влияние на самодийское, кетское и тунгусское население Восточного Саяна. В то время как самодийцы восприняли тюркский язык, а также некоторые другие элементы тюркской материальной и духовной культуры, они не могли быть полностью покорены и ассимилированы ни тюркоязычными племенами, ни, позднее, монголами. Оленеводческие народы сумели противостоять натиску этих скотоводов и коневодов, отступив в неприступные горы и оказавшись незаменимыми для пришлых степняков, снабжая их бесценными мехами. На протяжении всего средневековья группа сохраняла не только свои охотничьи, оленеводческие и скотоводческие традиции, но и свою этническую идентичность и культуру.

Российская империя впервые проникла в Восточные Саяны в середине 17 века, а к началу 18 века взяла под свой контроль всю территорию. Российское правительство переселило 100 бурятских семей из степных и лесостепных районов Прибайкалья и Забайкалья в Окинский район, где они должны были охранять китайскую границу. С этого момента исторический путь сойотов расходится с путем тофа, тожу и духа. Вновь прибывшим бурятам пришлось перенять некоторые привычки коренных сойотов, чтобы выжить. Например, они занялись разведением яков и научились сезонно мигрировать. Буряты также переняли практику использования северных оленей в качестве верховых животных для охоты, но никогда не занимались оленеводством и предпочитали заимствовать оленей исключительно на сезон охоты или держать своих оленей среди сойотских стад.

Но влияние бурят на сойотов было намного больше. К концу 19 века в административном отношении доминировали буряты; их язык для всех практических целей заменил принятый сойотами тюркский язык; и их скотоводческая культура вскоре стала преобладать над оленеводством даже для многих сойотов.

Но оленеводство не было полностью потеряно. Олени по-прежнему позволяли сойотам путешествовать по обширным территориям горной тайги, которые были совершенно непроходимы для любого другого домашнего животного и были незаменимы для охоты. Олени также обеспечивали сойотов одеждой, жилищем, различными предметами быта, молоком и мясом.

Документы первой антропологической экспедиции в район сойотского оленеводства в 1926 году1 описывают сложный период российской истории и представляют сойотское оленеводство как отмирающую отрасль хозяйства. Но более поздние исследования и данные, собранные старейшинами сойотов, показывают, что пастушеская традиция легко преодолела трудности того периода и просуществовала до середины 20 века, когда вмешалось правительство.

Окончательное разрушение древних сойотских оленеводческих традиций началось в начале 19 в.30-е годы, когда все индивидуальные стада были конфискованы Советским государством и объединены в одно коллективное стадо. В 1940 году правительство объявило Окинский район аймаком, более крупным административным районом, чем раньше, и официально признало все его население бурятами, тем самым фактически отрицая существование сойотов как этнической группы. Старейшины сойотов в конце 1980-х годов говорили, что эта политика вызвала большое неодобрение со стороны сойотского населения, когда о ней было объявлено, но политическая ситуация того времени не позволяла людям открыто протестовать. Эта политика вызвала постепенную эрозию национальной идентичности сойотов, и следующее поколение сойотов назвало себя бурятами. Окончательный удар по традиционному кочевому оленеводству был нанесен в 19 в.63 года, когда советское правительство объявило эту практику невыгодной и распустило стадо. К концу 1980-х годов сойотское население оказалось полностью ассимилированным с бурятской культурой — только 30 человек все еще считали себя сойотами.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, сойотское население неожиданно высказалось. Возрождение сойотской идентичности произошло практически мгновенно, и через несколько лет сойоты вновь появились как отдельная этническая группа. В 1993 году они основали Ассоциацию сойотской нации, объединившую 812 человек; в 1999, по данным местного переписного бюро, сойотское население составляло 2039 человек, или 43,7% всего населения Окинского района. Сойоты успешно восстановили свое имя и идентичность в качестве одного из официально признанных коренных малочисленных народов Севера. В 2000 году по просьбе правительства Окинского района Народный Хурал (Великое Собрание) Республики Бурятия согласился изменить название Окинского района на Сойотский национальный аймак. Сойоты вновь возродились и взяли курс на дальнейшее развитие.

На протяжении всего периода культурного возрождения сойоты стремились возродить оленеводство, которое, как они все больше осознают, необходимо для их этнической самобытности и традиционной культуры. В 1992 году администрация области при поддержке американской неправительственной организации «Экологически устойчивое развитие» приобрела 63 северных оленя в соседней Тофе и передала их скотоводческой семье сойотов, проживавшей в районе традиционного оленеводства. . Семья прошла два года обучения пастухов у Тофа, и, несмотря на доступное международное финансирование, поголовье увеличилось до более чем 100 голов. К сожалению, в течение двух-трех лет после прекращения иностранной поддержки хищничество волков и отсутствие опыта у пастухов-сойотов привели к сокращению стада. Главной задачей оленеводов-сойотов было осознать и быть готовыми взять на себя суровые условия оленеводства, включая частые сезонные миграции, длительное наблюдение за оленями в отдаленной тайге, далекой от деревенской жизни, и ежедневное строительство грязных ферм. горшки для защиты от укусов насекомых. В 1997, 76 оставшихся оленей были переданы семье Дамбаевых, которые реорганизовали стадо с большей осторожностью и бдительностью, но внезапный приступ некробактериоза (заболевание, изнашивающее копыта) и частые зимние нападения волков убили большую часть стада. В 1999 году осталось менее 60 оленей, а год спустя выжило только 12.

Несмотря на то, что оленеводческая традиция была прервана всего на 30 лет — срок жизни всего одного поколения — ее реинтродукция была на грани провала. Старейшины, обладавшие навыками и знаниями, накопленными веками, умерли; их опыт включал в себя не только практические навыки, но, прежде всего, традиционную модель поведения, которая определяла отношение пастухов к своим оленям и образу жизни. Оленеводство требовало любви и понимания оленей, а также преданности кочевой жизни. Он обусловил безразличие к комфорту, удовольствие от охоты и другие черты, которые удерживали этот тип хозяйства на плаву в течение многих столетий.

Оленеводство было привито оленеводам с рождения и сформировало их эмоциональное понимание своего места в мире. Потеряв поколение пастухов, сойоты теперь должны найти способ возродить отношение, которое помогало их предкам сохранять свою этническую идентичность и целостность на протяжении веков и в самые трудные периоды истории.
1. Экспедицию возглавил Б.Е. Петри, профессор Иркутского университета. Документы экспедиции сейчас хранятся в Государственном архиве Иркутской области (фонд Р-1468).
Лариса Р. Павлинская — русский этнограф из Санкт-Петербурга, Россия, которая была одним из первых специалистов, признавших уникальную культурную самобытность сойотов. Ее исследование антропологической и этнографической работы начала XX века в Восточно-Сибирском регионе послужило ключевым фоном, использованным в успешном призыве к Российской Федерации идентифицировать сойотов как малочисленные народы Севера.
Список литературы и дополнительная литература
Алексенко Е.А. (1980). Кетская проблема. В этногенезе народов Севера. Москва.
Бичурин Н.Я. (1950). Сборник данных о народах, населявших Среднюю Азию в древности. Часть I. Москва.
Чернецов В.Н. (1973). Этнокультурные ареалы в лесной и приарктической зонах Евразии в эпоху неолита. В археологии Урала и Сибири. Москва.
Долгих Б.О. (1960). Состав родов и племен сибирских народов в XVII в. М.: Изд-во АН СССР.
Дульзон А.П. (1963). Этнический состав древнего населения Западной Сибири глазами топонимики. В материалах XXV Международного конгресса востоковедов. Том. III. Москва.
Косарев М. Ф. (1991). Древняя история Западной Сибири: человек и природная среда. Москва.
Павлинская Л.Р. (2002). Кочевники Голубых гор. Санкт-Петербург.
Петри Б.Э. (1927). Антропологические исследования малочисленных народов Восточного Саяна (предварительные данные). Иркутск.
Полтораднев П.Г. (1929). Сойоты Тункинской долины. В жизни в Бурятии. Выпуски N 1, N 2.
Вайнштейн С.И. (1970). Проблема происхождения оленеводства в Евразии, I: Саянский очаг одомашнивания оленя. Советская этнография 6.
Вайнштейн С.И. (1980). Истоки саянского оленеводства (этногенез тувинцев Тоджи и Тофаларии). В этногенезе народов Севера. Москва.
Василевич Г.М. и Левин, М.Г. (1951). Типы оленеводства и их происхождение. Советская этнография 1, стр. 63-87.

На нашем веб-сайте размещено около пяти десятилетий контента и публикаций. Любой контент старше 10 лет является архивным, и «Культурное выживание» не обязательно согласуется с сегодняшним содержанием и выбором слов.

Эвены Сибири и Дальнего Востока

Вначале было только море. Однажды с неба в воду спустилась дева. Она ехала верхом на восьминогом северном олене, а клочья оленьего меха, разбросанные по поверхности моря, стали плотом. Олени отдали свое тело земле, горам и лесам. Вши из их меха превратились в диких северных оленей, бродящих по окрестностям. Сердце северного оленя стало героем, а легкие — мальчиком и девочкой. Так гласит одна эвенская легенда, рассказанная Семеном Егоровичем Дьячковым и записанная профессором Василием Афанасьевичем Роббеком в 1978.

Капитан Silversea Мэгги Эттлин знакомится с эвенами из трех поколений/Люсия Григги

Незаменимый ресурс

Северные олени жизненно важны для выживания эвенов, или эвенов (в единственном числе), людей — коренного этнического меньшинства, проживающего на северо-востоке Сибири и Дальний Восток России. Эвенов насчитывается около 20 000 человек, и они являются близкими родственниками более известных и многочисленных эвенков. Оба являются частью тунгусской группы людей и языков, согласно статье 2015 года «Отбрасывая тени времени» антропологов Пирса Витебского и Анатолия Алексеева. Витебский учился и жил у эвенов более 20 лет, а Алексеев — эвенский оленевод, ставший антропологом.

Край, населенный эвенами, расположенный за Полярным кругом, невероятно красив, но чрезвычайно отдален. А с зимними температурами, опускающимися до 70 градусов по Фаренгейту ниже нуля (56 градусов ниже по Цельсию), холоднее только в Антарктиде. Дорог мало — Транссибирская магистраль проходит в сотнях миль к югу.

Эвены долго выживали в этих условиях в тесном симбиозе с северными оленями. «Олени были основой хозяйства эвенов», — говорит Дмитрий Банин , эксперт по экспедициям Silversea, который общался и торговал с эвенами перед походами на оленей. «Большинство эвенов разводили оленей и охотились. Некоторые эвены имели оленьи пастбища в районах Колымы, Омолона и Индигирки».

Ценный в экономическом, культурном и духовном отношении у эвенов олень бродит / Денис Эльтерман

Считается, что в России обитает более миллиона диких северных оленей, называемых буюнами, которых не пасут, но иногда на них охотятся. Еще миллион — это полуодомашненные «ороны», сосуществующие с коренными народами, которые скрывают их миграцию по земле, чтобы выжить. А еще есть одомашненные северные олени, или «учахи», которых приучили ездить верхом и запрягать в сани. Эти животные-компаньоны действуют как мост между людьми и более дикими северными оленями.

В своей книге «Люди-олени» Витебский пишет: «Помимо добычи полезных ископаемых, люди не могут зарабатывать на жизнь в этом ландшафте, кроме как в партнерстве с оленями; и они не могут жить с северными оленями, кроме как следуя за их вечной миграцией». Кочевые эвены питаются северным оленем, например, мясом и молоком. Их одежда состоит из оленьей шкуры и меха, идеально приспособленных к арктическим температурам, с двойным слоем шерсти, тонким подшерстком, покрытым грубым слоем полых волос, которые изолируют и удерживают тепло.

В суровом ландшафте, где не может быть ни одного человека на сотню и более миль, где мало поселений и припасов, найти топливо для транспортных средств непросто, даже если есть дороги. Следовательно, эвены зависят от оленей в качестве транспорта. Небольшое телосложение эвенов позволяет оленеводам ездить на «учахах», которые весят примерно одну треть веса лошади, и они разработали упряжь и сани для перевозки снаряжения по замерзшей тундре и приполярной тайге.

Ребенок-эвени, одетый в традиционную одежду, держит ягоды/Лючия Григги

Адаптация и модернизация

Некоторые эвены стали полуоседлыми и занимаются рыболовством и охотой на морских млекопитающих, говорит Банин. С приходом русских они охотились на соболей, лисиц и белок, что составляло до 90 процентов их дохода. «Коллективизация 1930-х годов была разрушительной для традиционной социальной структуры эвенов, в том числе и для кочевого образа жизни, — говорит Банин. «Многие кочевые эвены осели, вступили в коллективные хозяйства, называемые «колхозами», и занялись скотоводством и земледелием. Образовались постоянные поселения».

Читать Далее

Сегодня многие люди живут в деревянных домах. Но некоторые эвены до сих пор содержат большие стада северных оленей до 2000 голов. Они проводят часть года в палатках на земле, путешествуя с оленями, когда летом они переходят на высокогорные пастбища, чтобы пастись и откармливаться. В суровую зиму пастухи уходят в зимовья в долинах, а северные олени питаются лишайниками. Вернувшись в деревни, даже люди, которые не занимаются оленеводством, по-прежнему зависят от оленеводческого хозяйства для торговли мясом и мехом и продажи рогов для корейской и китайской медицины.

В то время как некоторые традиционные аспекты сохраняются благодаря языку и мифологии, другие исчезают. «Этнический туризм и интерес к эвенской культуре могут замедлить или частично обратить вспять этот процесс за счет сохранения традиций, которые можно было бы показать приезжим», — говорит Банин. Хотя традиционная культура утрачена — многие молодые люди даже никогда не были в стойбище оленей, — язык все еще живет. «Эвенский язык преподается в дошкольных и начальных классах вместе с русским, — говорит Банин. «Только 190,9% считают русский своим родным языком. Эвенский язык используется как устный язык для общения между оленеводческими бригадами».

Витебский отмечает в своей книге, что один эвенский ученый собрал 1500 различных слов, относящихся к оленям. Например, «берне» — это северный олень, который постоянно теряется и уязвим для волков, а «холиманган» — это северный олень, любящий соль, который придет, чтобы лизнуть подношение в виде горсти соли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *