Разное

Причины кризиса 2019 года: Обвал экономики, безработица и другие последствия Covid-19 в России. Пять графиков

02.07.1977

Содержание

Не просто обвал. Почему нынешний кризис может оказаться серьезнее прежних

Если бы проблема была только в обвале мировых цен на нефть. И даже если бы она была только в падении рубля… Нет, все гораздо хуже.

Проблема в том, что мировая экономика вступает в очередной кризис. Еще до самого последнего времени можно было делать оговорки — «похоже», «наверное», — но сегодня все это можно отбросить. Кризис. Причем этот мировой экономический кризис весьма необычный, очень трудно прогнозируемый по глубине и продолжительности.

Но почему все-таки кризис? Может, обойдется? Что, цены на нефть упали, и сразу кризис? Нет, конечно.

Реклама на Forbes

Нефть ведь упала не просто так. Да, причина именно резкого падения известна: Россия не договорилась со странами ОПЕК об ограничении добычи нефти. Саудиты заявили о наращивании добычи нефти и предоставлении больших ценовых скидок — ну, и началось.

Эх, если бы только этим все и объяснялось. Увы, есть гораздо более серьезная и фундаментальная причина снижения цен на нефть — резкое снижение спроса на нефть и нефтепродукты ввиду распространения коронавируса. Экономика замирает, люди перестают путешествовать — отсюда падение спроса на нефть и нефтепродукты.

Но и это еще не все. К великому сожалению, все это происходит в тот момент, когда мировая экономика уже созрела для очередного кризиса глобального характера. Пузыри на финансовых рынках надулись — это факт. Причем это касается и мировых рынков, и отечественного рынка в полной мере. К примеру, индекс Мосбиржи за последние годы (с 2015 года) удвоился, а за 2019 год вырос почти на 30%. Когда происходит подобная перекапитализация, вопрос только в том, что может послужить «спусковым крючком» для коррекции. Коронавирус — идеальный кандидат на роль «спускового крючка».

И вот в такой ситуации, когда мировая экономика входит в глобальную рецессию, мы еще умудряемся обрушить нефтяной рынок. Нефтяные цены, кстати, и так бы снижались, но именно их обвала можно было избежать, если Россия на переговорах с ОПЕК проявила большую сговорчивость. Не проявила. Цены рухнули, рубль тоже обвалился.

Можно констатировать, что в начале глобальной и собственной экономической рецессии Россия умудрилась придать резкое ускорение всем этим процессам.

Ладно, что дальше? Каковы перспективы? Может, сделаем выводы и впредь будем действовать исключительно профессионально?

Честно говоря, оптимизма на этот счет пока не очень много. Складывается такое впечатление, что власти не только России, но и других стран не очень-то представляют себе, как стимулировать экономику в такой период. Посмотрите: все, как правило, говорят о том, что готовы задействовать меры денежно-кредитного стимулирования, центробанки будут снижать ставки. То есть предполагается применить такой простой стандартный подход: удешевляем деньги, чтобы их с большой готовностью брали, развивали бизнес.

А такой подход будет работать? Зачем брать кредиты, если спрос обвалился? С чего заемщики будут отдавать эти кредиты? Что, те же путешественники поедут в Китай, Италию, Иран и другие страны, если им предложат дешевые туры? Ну, наверное, кто-то и поедет, но это будут скорее исключительные случаи.

Что, будем тот же турбизнес в таком случае брать на госбюджетное финансирование? Но это тупик.

В том-то и дело, что первопричиной экономических и финансовых проблем является коронавирус, который, увы, никуда не исчезает благодаря удешевлению денег. Отсюда такой неприятный вывод: традиционные меры денежного стимулирования экономики в такой кризис не работают. Однако власти (повторюсь, что это касается не только России) пока не демонстрируют должного понимания особенностей начинающейся рецессии.

Мало того, действенность даже традиционных мер оказалась сниженной еще и потому, что эти меры уже были задействованы, не дожидаясь кризиса. К примеру, ФРС США в 2019 году три раза снижала ставки в условиях, когда экономика еще только замедляла темпы своего роста. Мне всегда хотелось спросить: а что будет делать ФРС, когда начнется кризис? Не стоило так растрачивать потенциал антикризисных мер тогда, когда кризиса еще не было.

Это не значит, кстати, что стандартные меры денежно-кредитного стимулирования не стоит использовать. Стоит, только не надо их переоценивать, не надо уповать на то, что только они и помогут избежать рецессии.

Лучшая трата средств в такой период — прямые затраты на борьбу с пандемией. Понятно, чудес не бывает, и если потребуется определенное время на создание вакцины, то оно, увы, потребуется. Но ведь организация масштабных профилактических, карантинных мер — это тоже затраты. Это должно стать безусловным приоритетом. Причем люди должны знать, что и в каких масштабах предпринимает государство, чтобы минимизировать последствия распространения коронавируса.

Мировая экономика никогда не переживала кризис, «спусковым крючком» которого стала пандемия. И поэтому это не просто обвал, за которым последует отскок, а неприятности останутся позади. Не стоит в такой ситуации усугублять ее еще и непрофессиональными, и недальновидными решениями.

Как завершится кризис из-за коронавируса. Главные прогнозы :: Экономика :: РБК

В апреле 2020 года, когда российская экономика переживала объявленный президентом режим нерабочих дней, а население — самоизоляцию, группа либеральных экономистов, включая Владислава Иноземцева, Владимира Гимпельсона, Сергея Гуриева и др., представила программный доклад с антикризисными предложениями для правительства, призвав в разы увеличить масштабы господдержки. В их консенсус-прогнозе, опубликованном в разгар карантина, предполагалось, что глобальная экономика упадет на 1,9%, а российская — на 5,7%. Бывший зампред ЦБ и один из авторов доклада Сергей Алексашенко прогнозировал, что установление контроля над пандемией COVID-19 возможно только в середине 2021 года, при этом успехи в одних странах и регионах будут чередоваться с провалами в других (.pdf).

После завершения второго квартала, по итогам которого ВВП России рухнул на 8% в годовом выражении, разброс оценок годового сокращения ВВП России к концу июля был высок: от минус 4,5% (ВЭБ.РФ) до минус 8% (ОЭСР). Международный валютный фонд ожидал падения экономики России на 6,6%, Всемирный банк — на 6%. Банк России прогнозировал сокращение российского ВВП в диапазоне 4,5–5,5%. Но ни один из прогнозов не предполагал полного восстановления российской экономики в 2021 году.

Читайте на РБК Pro

Волна отложенного спроса после снятия большинства карантинных ограничений летом 2020 года поддержала российскую экономику в третьем квартале. По данным Росстата, спад ВВП замедлился до минус 3,6% в годовом выражении, но, по оценкам экономистов, в четвертый квартал Россия вошла с уже исчерпанным потенциалом восстановления, падающими доходами населения и второй волной СOVID-19.

Минэкономразвития, отвечающее за разработку официального прогноза правительства (необходим для формирования бюджета на три года), взяло значительную паузу на разработку документа. Сперва обозначив, что новый макропрогноз будет представлен 9 апреля, министерство официально опубликовало его сценарные условия, одобренные правительством, только в сентябре 2020-го (.pdf). Ведомство Максима Решетникова не заложило в прогноз вторую волну COVID-19 и введение повторных карантинных ограничений. В Минэкономразвития посчитали, что российская экономика прошла нижнюю точку падения (второй квартал 2020 года) лучше, чем ожидалось, и лучше, чем другие крупные страны. И выход на докризисный уровень произойдет уже в третьем квартале 2021 года.

Битва прогнозов

В базовом сценарии правительство ожидает, что падение ВВП в пандемийном 2020 году составит 3,9%, а в 2021 году экономика вырастет на 3,3%. Темпы роста ВВП России в 2022 и 2023 годах должны составить 3,4 и 3% соответственно. Независимые экономисты и Счетная палата раскритиковали официальный прогноз правительства за излишне оптимистичные ожидания быстрых темпов восстановления. «Мало того, что в прогноз Минэкономразвития не заложена вторая волна [COVID-19], не совсем понятна обоснованность такого оптимистичного прогноза по росту в 2021-м и особенно в 2022 году», — замечал ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов, добавляя, что никаких структурных изменений в экономике, конкретных мер, способных обеспечить долгосрочное повышение темпов роста ВВП, в прогноз не заложено.

Если темпы роста экономики окажутся меньше прогнозируемых правительством, бюджет в предстоящие три года может недосчитаться доходов (например, от НДС, налога на прибыль и дивидендов госкомпаний). Чтобы избежать роста дефицита, придется либо резать расходы, либо снова мобилизовывать доходы через дополнительные изъятия у бизнеса или населения. В сентябре ЦБ представил альтернативные сценарии развития, в котором заложил риск второй волны пандемии. Новый рост заболеваемости приведет к необходимости увеличивать расходы на фоне угрозы повторных карантинных ограничений. В рисковом сценарии экономика восстановится до докризисного уровня только к 2024 году.

В октябре Счетная палата в качестве «элемента конструктивной критики» впервые опубликовала свой собственный макропрогноз. Он оказался негативнее ожиданий правительства: быстрого отскока экономики в 2021 году за счет «эффекта базы», по мнению госаудиторов, не произойдет в отличие от большинства других стран. В 2021 году российский ВВП вырастет только на 2,2%, а в 2022–2023 годах темпы роста экономики не достигнут целевых 3%. На докризисный уровень 2019 года реальный ВВП России возвратится только в 2022 году, считают в ведомстве Алексея Кудрина.

В ответ правительство настаивало, что тенденции, заложенные в сентябрьском прогнозе, «в целом оправдывают себя», а оценки ключевых макропараметров близки к консенсус-прогнозам аналитиков и международных организаций. В середине октября МВФ улучшил оценку падения российской экономики по итогам 2020 года до 4,1% (в июне оценка составляла 6,6%), напомнили в правительстве. Однако Всемирный банк прогнозирует, что спад экономики России в 2020 году окажется сильнее ожиданий правительства — на 5%, а ОЭСР оценивает падение российского ВВП и вовсе на 7,3% по итогам текущего года.

За счет эффекта низкой базы в 2021 году трудно будет получить динамику российского ВВП ниже плюс 2,5–3%, но будут факторы, которые будут тянуть его вниз и тормозить в целом восстановление экономики, — это прежде всего спад частных инвестиций на фоне низкого спроса, сложная ситуация с показателями чистого экспорта и, наконец, отсутствие прорывов в увеличении роста реальных денежных доходов домохозяйств, полагает доктор экономических наук, член-корреспондент Российской академии наук Александр Широв. По его оценкам, возврат ВВП России на докризисный уровень возможен только в третьем-четвертом квартале 2022 года.

Массовая вакцинация прежде всего поддержит сектор услуг, но не будет иметь решающего влияния для всей экономики, полагает Широв. Опыт первого и второго кварталов 2020 года показал, что экономический ущерб должен сдерживаться: сейчас правительства всех стран стараются не закрывать производственный сектор, то есть те секторы экономики, на которые приходятся основные виды доходов, считает Широв. Закрытие торговых центров, ресторанов, общественных мест положительно повлияло на сдерживание распространения коронавируса, но карантинный эффект остановки деловой активности в реальном секторе и строительстве был несопоставим с экономическими потерями, считает он.

Перспективы вакцинации

Начало промышленного производства российской вакцины от COVID-19 в России — «это вопрос дней и недель», заявил в интервью RT пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в пятницу, 13 ноября. По словам директора Центра им. Гамалеи Александра Гинцбурга, массовая вакцинация от коронавируса в России должна начаться в январе-феврале 2021 года и может продлиться около года.

Первой российской вакциной стала разработка Центра им. Гамалеи Минздрава России, получившая название «Спутник V». Сейчас она проходит этап пострегистрационных исследований в Москве, в котором принимают участие 40 тыс. человек. Большинство российских врачей заявили, что не готовы сделать себе прививку «Спутник V». Отвечая на вопрос о причинах недоверия к вакцине, 66% медиков заявили, что нет достаточных данных о ее эффективности, а 48% смутил тот факт, что создать средство удалось за слишком короткое время. Вторая российская вакцина — «ЭпиВакКорона» научного центра «Вектор» Роспотребнадзора — была зарегистрирована 14 октября. В пострегистрационных исследованиях препарата, которые пройдут в ноябре, примут участие также 40 тыс. человек в разных регионах России, отдельно ее протестируют на 150 добровольцах старше 60 лет.

В ноябре были опубликованы результаты финальной стадии испытаний вакцины компаний Pfizer и BioNTech. В ходе тестов было выявлено 94 подтвержденных случая заражения COVID среди 43 538 участников исследования. Pfizer и BioNTech заявили, что разделение этих случаев между вакцинированными и теми, кто получал плацебо, указывало на эффективность вакцины выше 90% через семь дней после второй дозы. Окончательный процент эффективности вакцины может варьироваться по мере дальнейшего сбора данных о безопасности и дополнительных исследований.

почему мировая экономика входит в новый кризис :: Мнение :: РБК

Во-вторых, торможение экономического роста. Мы видим, что экономика растет все медленнее и в США, в Европе, особенно в локомотиве Евросоюза — Германии, в России, и даже в Китае. Естественно, падают и темпы роста мировой экономики.

В-третьих, снижение уверенности в завтрашнем дне. Падают все индикаторы, которые прямо или косвенно характеризуют уверенность экономических субъектов в дальнейшем экономическом росте: индикаторы PMI (индексы менеджеров по закупкам), продажи инвестиционных товаров и товаров длительного пользования. Фирмы в ожидании кризиса стремятся не начинать новые крупные инвестиционные проекты и активно завершают начатые. Особенно ярко это проявляется в строительстве.

Читайте на РБК Pro

Наконец, падение индикаторов денежного рынка. Самый заметный из них — инверсия спреда между краткосрочными (два года) и долгосрочными (десять лет) госбумагами США. В норме доходность долгосрочных бумаг выше, так как в числе прочего содержит в себе и риск-премию за больший промежуток времени. Если же выше доходность краткосрочных бумаг, то налицо явный признак, что инвесторы ждут кризиса. Это эмпирическое правило неплохо работало на протяжении последних трех десятилетий.

То, что все четыре признака указывают на приближение мирового кризиса, к сожалению, не помогает узнать точную дату его наступления. Тем не менее для большинства разумных инвесторов это является сильным аргументом в пользу радикального пересмотра своих портфелей. Рискованные инструменты — прежде всего акции, но это касается всех рублевых активов — имеет смысл сильно сократить. Консервативные и прежде всего валютные — напротив, имеет смысл нарастить. Эта логика — уход из рискованных рублевых активов в сторону низкорискованных валютных — хорошо работала и перед 1998 годом, и перед 2008-м. Скорее всего, она окажется неплохой и сейчас.

Важно помнить, что кризисы не повторяются по одному и тому же сценарию. Так, кризис 1997 года затронул в основном Юго-Восточную Азию, а в 2008 году охватил все хоть сколько-нибудь крупные экономики мира. И развивался он быстро и практически синхронно — глобализация и в этом вопросе себя проявила.

Причины и повод

Только примерно через год после наступления кризиса становится более или менее понятно, что стало его истинной причиной. Однако можно уверенно указать минимум на два фактора, которые будут сильно способствовать развитию кризиса.

Во-первых, перегрузка долговыми обязательствами. Кризис 2008 года был преодолен не за счет банкротства несостоятельных бизнесов (что было бы правильно), а за счет огромного вливания денег в экономику. Цена этого вливания — сильный рост и корпоративного, и государственного долга в развитых странах и в Китае. Таким образом, острые симптомы кризиса были сняты, а вот его стратегические причины в основном остались.

Во-вторых, противоречия, порожденные глобализацией. Перевод производств из развитых стран в развивающиеся, в основном в Азию, позволил развитым странам сильно снизить потребительскую инфляцию, что порадовало население, но за это пришлось расплатиться отрицательным торговым балансом. Особенно большой дефицит торгового баланса в паре США — Китай (немного меньше у США и ЕС). Это порождает не только чисто финансовые проблемы (нужны источники финансирования дефицита), но и социальные — США потеряли довольно много рабочих мест в пользу Китая. Естественно, такое положение дел не может не вызвать недовольство как простых американцев, так и политиков. И самое яркое проявление этого недовольства — торговые войны и рост таможенных пошлин. А это эффективно притормозит международную торговлю, а вслед за этим экономический рост и Китая, и США.

Что именно станет поводом для кризиса — не слишком важно. Это может быть и вполне случайное событие, как вариант — банкротство крупной компании. Но благодаря глобализации быстро запустится цепь событий, которые и приведут к наступлению полномасштабного кризиса.

Одним из важнейших свойств кризиса является то, что его развитие — самоподдерживающийся (автокаталитический) процесс. Будучи один раз запущен, он развивается быстро и необратимо. При этом скорость падения фондового рынка (и стоимость широкого класса других активов), как правило, заметно выше, чем скорость роста после прохождения пресловутого дна. Это значит, что поторопиться с ожиданием кризиса для большинства инвесторов намного менее опасно, чем опоздать.

Новый мировой кризис может разразиться в 2020 году

Лето 2019-го стало одним из самых стрессовых времен этого года. Экономики крупнейших стран находятся под прессом: в Китае происходит замедление темпов производства, а в странах Евросоюза усиливаются риски глобальной рецессии. Масла в огонь добавляет отложенный эффект торговой войны лидера США Дональда Трампа и его китайского коллеги Си Цзиньпина. Когда миру ждать повторения финансового кризиса 2008 года, разбиралась «Газета.Ru».

Финансовые кризисы происходят примерно раз в 10 – 15 лет, поэтому мировая экономика рискует войти в рецессию уже к 2020 году. К таким выводам в своем исследовании пришли экономисты из JPMorgan Chase.

По мнению специалистов, основным драйвером кризиса в этот раз станет перегрев на биржевом и сырьевом рынках. В случае серьезного падения котировок, на рынке не найдется достаточно покупателей на дешевеющие активы, а это будет толкать цены на рисковые активы вниз, уверены аналитики.

«Если мировые монетарные регуляторы не смогут предотвратить резкий спад стоимости активов, то ситуация рискует обернуться скатыванием мировой экономики в полноценный кризис,

который к тому же приведет к социальным волнениям, не виданным с 1968 года»

, — предупреждают аналитики.

Напомним, что масштабные протесты молодежи начались весной 1968 года. Тогда молодые люди выступали против интервенции США во Вьетнаме, а также бунтовали против властей из-за убийства Мартина Лютера Кинга. В результате волнений ключевые промышленные индексы США упали на 20%, приведя к спаду национальной и мировой экономик.

Торговое пике

Между тем в текущей ситуации подтолкнуть мир к новому финансовому кризису вполне может нарастающее торговое противостояние США и Китая, отмечают экономисты.

«Мы вполне можем оказаться в самом опасном финансовом моменте со времен финансового кризиса 2009 года на фоне текущей обстановки в отношениях США и Китая»,

— указывал в своих соцсетях бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс.

В начале сентября Вашингтон ввел 15% пошлину на китайский импорт объемом $112 млрд. в этот раз ограничения коснулись в основном вещей и обуви китайского производства. Эти санкции расширяют уже действующие ограничения: 25% пошлину на китайские товары на сумму $250 млрд.

Вдобавок еще в мае текущего года минпромторг США внес IT-гиганта Huawei в «черный список», запретив покупку компонентов для производства электроники у американских компаний. Затем ведомство отложило вступление в силу постановления до конца ноября. При этом Вашингтон до сих пор убеждает европейские страны не использовать инфраструктуру и оборудование Huawei при переходе на стандарт сотовой связи 5G.

«Затеяв это противостояние с Китаем, Трамп рассчитывал на то, что лишит торговых привилегий Пекин и укрепит национальную экономику за счет возвращения производства.

Безусловно, задумка должна была иметь положительный эффект, но пока эта стратегия не делает Америку вновь великой», — отмечал в разговоре с «Газетой. Ru» старший научный сотрудник Института Людвига фон Мизеса Марк Торнтон, подчеркивая, что торговая война может стоить миру новых убытков и стать еще одним драйвером, который спровоцирует глобальный кризис.

Любопытно, что экономическую катастрофу предсказала и оппонент президента США Дональда Трампа на выборах 2020 года — лидер леволиберального крыла Демократической партии Элизабет Уоррен. Она также напомнила, что предугадала наступление кризиса в 2008-м, но ее тогда никто не послушал.

«Теперь я вновь вижу серьезные предупреждающие сигналы в экономике и я призываю регуляторов и Конгресс сыграть на опережение, прежде чем очередной кризис будет стоить американским семьям их домов, рабочих мест и сбережений», — предупредила соперница Трампа.

По ее оценке, о приближающемся крахе сигнализируют производственный спад, который происходит «несмотря на обещания Трампа о промышленном «ренессансе», корпоративная задолженность в США, а также долги домохозяйств.

Кривая перевернулась: рецессия близко

Помимо торговой войны, на мировой экономике негативно сказываются и текущие новости с биржевых площадок, указывают аналитики. Впервые за долгое время доходность долгосрочных госбумаг оказалась ниже доходности краткосрочных — это определенный сигнал, считает стратег Сбербанка по рынкам валют и процентных ставок Юрий Попов.

По его словам, традиционным сигналом приближения кризиса является инверсия кривой доходности казначейских облигаций США на участке 2-10 лет. Так, перевернутая кривая доходности говорит о том, что с этого момента до наступления рецессии в американской экономике остался год — полтора. Американская рецессия может спровоцировать глобальный кризис, говорит Попов.

«В настоящий момент такая ситуация наблюдается — в последний месяц

спред между доходностями этих бумаг балансирует вблизи нуля, периодически уходя в отрицательную зону»,

— отметил эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

С коллегой согласна и поясняет профессор РЭШ Наталья Волчкова. По ее оценкам, долгосрочные доходности сейчас ниже чем краткосрочные. Это является четким сигналом к тому, что в экономике намечается спад, поясняет профессор.

Так, кривая доходности казначейских облигаций перевернулась в США впервые с кризисного 2007 года. В августе доходность 2-летних казначейских бумаг опустилась ниже 10-летних. До этого — в марте — доходность 10-летних гособлигаций упала и стала ниже доходности трехмесячных векселей.

Эксперты из Федерального резервного банка Сан-Франциско также признали спред между доходностью 10-летних облигаций и 3-месячных векселей наиболее достоверным сигналом к замедлению экономики.

Крупнейшие экономики мира под прессом

Начиная с этого лета, замедление темпов экономического роста интересовались не только эксперты, но и простые жители. Анализ трендов поисковых запросов в Google показывает, что опасения по поводу рецессии и вспыхнули в середине августа с наибольшей силой. О возможном замедлении экономики теперь говорят во всем мире. А началась волна публикаций о рецессии в США после того, как Федрезерв впервые с 2008 года понизил процентную ставку.

Технически рецессия начинается после замедления экономики в течение двух кварталов подряд и более, поясняют аналитики.
При этом рост ВВП США во втором квартале 2019 года замедлился до 2,1%. Текущий рост стал самым низким с четвертого квартала 2018 года. Похожая динамика наблюдалась в последний раз в период с 2007 по 2009 год. Тогда за пару лет ВВП США скатился вниз на 4,3%.

«Если тенденция продолжится, и Дональд Трамп еще сильнее закрутит гайки в отношении внешнеторговых партнеров, то темпы

роста страны могут похудеть до 1,8% — 2%»,

— указывает Март Торнтон.

Между тем рецессия грозит не только США, но и другим большим экономикам мира. Так, на очереди локомотив Европы — Германия, экономика которой уже сдает позиции. Весной правительство ФРГ снизило прогноз роста экономики страны на 2019 год до 0,5%, хотя еще в январе экономисты рассчитывали на более существенный показатель в размере 1%. При этом еще в прошлом году рост экономики Германии составил 1,5%, а осенью 2018-го ожидалось, что ВВП вырастет на 1,8%.

Помимо Берлина, о первой после финансового кризиса рецессии заговорили и в Лондоне. По данным управления национальной статистики страны, ВВП страны во II квартале упал на 0,2%. Там местные власти уже бьют тревогу, утверждая, что экономика королевства с апреля находится в глубокой рецессии.
Более того, китайская экономика растет самыми медленными темпами за почти три десятка лет. Рост ВВП Поднебесной упал до 6,2% — самого низкого показателя с 1992 года. А рост промышленного производства в Китае в июле замедлился до 4,8%. Это худший результат за 17 лет.

« В КНР этот показатель пробивает самые неожиданные минимумы, годовой темп роста розничных продаж замедляется, а уровень безработицы городского населения растет. В целом сейчас в мире происходит очередной передел зон влияния, который негативно сказывается на мировой экономике и рискует ввергнуть мир в новый кризис», — не исключил в беседе с «Газетой. Ru» управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский.

Деловая активность на спаде

Между тем дополнительным индикатором приближения кризиса можно считать и существенное снижение индекса деловой активности в производственном секторе PMI, или Purchasing Managers Index крупнейших экономик, говорит Попов. Так, если этот показатель опускается ниже уровня 50 пунктов, то экономическая активность падает, ввергая глобальную экономику в кризисное состояние.

«В настоящий момент такая ситуация наблюдается в обрабатывающих секторах. Пока еще динамика остается положительной за счет роста в секторе услуг, но это временный процесс»— добавляет эксперт из Сбербанка Юрий Попов.

В пользу мнения эксперта говорит и свежая статистика по деловой активности.

На этой неделе индекс PMI Института менеджеров по снабжению (The Institute for Supply Management) достиг трехлетнего минимума.

В августе он просел до 49,1 пунктов, хотя еще в июле находился на уровне 51,2. В итоге индекс достиг самого низкого уровня с сентября 2016 года.

Похожая динамика наблюдалась и в Великобритании, где в августе упал индекс PMI скатился до минимума 2012 года, достигнув 47,4 пунктов. Показатель существенно просел и в соседней Германии, упав до 43,5 пункта.

«Если показатели производственной активности застрянут на текущих отметках, то экономика ЕС пойдет вниз и потянет за собой все другие активы, в том числе и экономики развивающихся стран», — утверждает Торнтон.

Развивающиеся рынки под ударом

Новый финансовый кризис может стартовать с развивающихся стран, чьи экономики более подвержены колебаниям, указывают опрошенные «Газетой.Ru» аналитики.

Паника на рынке может разразиться из-за продолжающейся нестабильной политической ситуации в Аргентине.
Накануне в стране состоялись праймериз, по итогам которых победа досталась оппозиционному кандидату в президенты Альберто Фернандесу.

Инвесторы среагировали молниеносно: в панике они стали выводить свои активы. В итоге ключевой фондовый индекс Аргентины Merval рухнул на 44%, и это стало рекордным падением за всю историю. Суверенные еврооблигации Аргентины при этом просели на 20 — 23% от своего номинала.

Паника на фондовом рынке спровоцировала и серьезное падение аргентинского песо

, который потерял за пару недель больше трети своей стоимости.

При таком раскладе дефолт ждет Аргентину уже к моменту президентских выборов, назначенных на 27 октября, уверены эксперты.
Развивающиеся рынки тесно связаны между собой, поэтому в этот раз напряженность в Латинской Америке может негативно отразиться на активах других развивающихся стран, предупреждают аналитики из БКС. «Не исключено, что зарубежные игроки начнут выводить средства из рисковых активов, чтобы минимизировать издержки.

В итоге в лучшем варианте может повториться сценарий прошлого года, когда из-за финансового кризиса в Турции снизился интерес инвесторов ко всем валютам развивающихся стран.

«При негативном сценарии возможен затяжной кризис на развивающихся рынках, провоцируя новый финансовый кризис,» — обращает внимание главный инвестиционный стратег БКС Максим Шейн.

Какова вероятность кризиса в мировой экономике в 2020 году

Предсказания нового глобального кризиса начались чуть ли не сразу после того, как мир слегка оправился от Великой рецессии 2008–2009 гг. Как правило, такие разговоры активизировались на фоне негативных явлений в мировой экономике – достаточно вспомнить хотя бы европейский долговой кризис 2011–2012 гг. или замедление экономики в 2015–2016 гг. Сложный для финансовых рынков 2018 г., а также продолжительность экономического цикла (с последнего кризиса прошло уже больше 10 лет) волей-неволей заставляют задуматься, когда начнется очередная мировая рецессия и как к ней лучше подготовиться.

Может ли наступающий год стать точкой нового обнуления цикла? 

Поддержка центральных банков

Ужесточение денежной политики ФРС США в сочетании с замедлением роста производства в мировой экономике и торговыми войнами президента Дональда Трампа привело к росту негативных ожиданий в 2018 г. и распродажам рисковых активов. Затем в 2019 г. впервые после 2007 г. произошла инверсия кривой доходности гособлигаций США – исторически один из самых сильных признаков надвигающейся рецессии. В ответ ФРС прервала цикл повышения процентных ставок, начавшийся в конце 2015 г., и трижды понизила их до 1,5–1,75%. Европейский же центробанк в этом году снизил ставку по депозитам на 10 базисных пунктов до -0,5% и вернул программу выкупа активов.

Сигнал со стороны центробанков предельно понятен: они готовы стимулировать национальные экономики (и, таким образом, мировую) до тех пор, пока уровень инфляции и инфляционных ожиданий ниже их цели в 2%. И если ЕЦБ и Банк Японии, пожалуй, использовали практически весь свой арсенал, то ФРС еще имеет достаточно большой задел для смягчения политики. Низкие ставки и уверенность инвесторов в поддержке центробанков, в свою очередь, способствуют выталкиванию свободных денег в рисковые активы и реальный бизнес, то есть ускорению экономического роста. И пока можно ожидать, что такая политика мировых ЦБ сохранится на протяжении, как минимум, всего следующего года. 

Разворот индексов деловой активности

Позитивные изменения на фронте торговой войны между США и Китаем тоже позволяют смотреть на 2020 г. с осторожным оптимизмом. Внутренние факторы (электоральный цикл в США и замедление роста в КНР) толкают лидеров обеих стран к тому, чтобы заключить пусть временную и частичную, но сделку, тем самым снизив риски для мировой торговли. Да, противостояние экономических сверхдержав непременно продолжится в будущем и может не ограничиться лишь сферой торговли. Но продолжение этой драмы видится, скорее, уже в 2021 г., когда Трамп (в случае переизбрания) не будет связан необходимостью оглядываться на динамику экономики и фондового рынка.

Тем временем индексы деловой активности в производственной сфере, погрузившиеся в отрицательную зону в этом году, демонстрируют признаки возвращения к росту в ближайшие месяцы. Так, трехмесячное среднее значение роста экспорта компонентов для электроники из Тайваня выступает опережающим индикатором глобального индекса деловой активности в производстве (Global Manufacturing PMI). Это логично: выпуску электроники предшествует закупка компонентов за несколько месяцев, следовательно, рост их экспорта прогнозирует оживление спроса на товары. Как видно на графике, за последние восемь лет разворот в динамике экспорта достаточно точно предсказывал разворот в глобальном PMI с лагом примерно в три месяца. Минимумы апреля 2019 г. не стали исключением: индекс достиг дна в июле и начал восстановление к 50 пунктам – границе между ожиданиями роста и спада. Предыдущие стадии роста после разворота PMI продолжались 16–20 месяцев, что позволяет прогнозировать пик PMI не ранее октября 2020 г., а значит, и низкую вероятность глобальной рецессии в следующем году. 

Источники: Bloomberg, JPMorgan, IHS Markit 

Дисбалансы на рынках активов

Как правило, кризисам предшествуют дисбалансы на фондовых и/или долговых рынках. Надувшиеся пузыри в некоторых секторах начинают сдуваться (рынок недвижимости в США достиг пика в 2006 г., после чего цены пошли вниз, спровоцировав ипотечный кризис), инвесторы в эйфории забывают о рисках на фоне быстрого роста цен активов, или начинаются разговоры о «новой экономике» (кризис доткомов 2000–2001 гг.).

Сейчас же, несмотря на то что некоторые активы действительно выглядят довольно дорогими по историческим меркам, большинству рисковых активов далеко от уровней эйфории. Так, спред индекса облигаций развивающихся рынков EMBI Global банка JPMorgan находится далеко от «дорогого» уровня летом 2007 г. (менее 200 б. п.). Минимум был достигнут примерно за 12–13 месяцев до начала рецессии 2008 г. Текущие значения и позиционирование участников рынка предполагают, что у спредов есть потенциал дальнейшего сужения, а минимум в текущем цикле может быть достигнут в середине 2020 г., что отдаляет перспективы рецессии до II–III кварталов 2021 г.:

Цены на недвижимость в США также не указывают на снижение, как это было в 2006 г.: 

Что делать инвесторам

Хотя я не ожидаю наступления кризиса в 2020 г., я не сомневаюсь, что в той или иной форме он произойдет в 2021 или 2022 гг. Поэтому следующий год может стать хоть и не кризисным, но предкризисным, годом подготовки к следующей мировой рецессии. В отсутствие спада в 2020 г. и при низких ставках инвесторы, за исключением самых консервативных, должны продолжить отдавать предпочтение вложениям в акции в ущерб облигациям (при столь низких ставках потенциал их дальнейшего снижения очень ограничен и баланс рисков смещен в сторону роста). Но не стоит рассчитывать на то, что акции дадут такую же хорошую отдачу, как в 2019 г.: прибыли компаний стагнируют уже два года после роста в 2017 г., масштаб выкупов собственных акций сокращается, а средняя маржинальность может начать снижаться из-за роста зарплат в ситуации низкой безработицы (речь прежде всего о США, где безработица находится на 50-летнем минимуме). Поэтому о двузначных доходностях речи не идет.

В качестве подготовки к будущему кризису, скорее всего, можно будет во второй половине года постепенно начать увеличивать долю в портфеле таких защитных активов, как золото, линкеры (гособлигации, номинал которых индексируется на темп инфляции) и наличные средства.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Глобальные дисбалансы и кризис COVID-19

Глобальные дисбалансы и кризис COVID-19

(Фото: Aydinmutlu/iStock by Getty Images)

Мартин Кауфман и Дэниел Ли

4 августа 2020 г.

К началу пандемии COVID-19 в мире уже были устойчивые внешние дисбалансы. Этот кризис спровоцировал резкое сокращение торговли и существенные изменения валютных курсов, но ограничил уменьшение дефицитов и профицитов счета текущих операций в мире. Перспективы остаются крайне неопределенными, поскольку в обозримом будущем по-прежнему сохраняются риски новых волн заражений, разворотов потоков капитала и дальнейшего сокращения мировой торговли.

Наш новый Доклад по внешнеэкономическому сектору показывает, что в 2019 году дефициты и профициты счета текущих операций в целом составляли менее 3 процентов мирового ВВП, что немного ниже, чем годом ранее. В наших последних прогнозах на 2020 год предполагается лишь дальнейшее сокращение примерно на 0,3 процента мирового ВВП, это более умеренное снижение, чем 10 лет назад после мирового финансового кризиса.

Непосредственными приоритетами политики являются предоставление критически важной помощи и содействие восстановлению экономики. Как только пандемия пойдет на спад, для уменьшения внешних дисбалансов в мире потребуется совместное осуществление реформ странами как с избыточным профицитом, так и с избыточным дефицитом. Новые торговые барьеры не помогут сократить дисбалансы.

Почему так важны дисбалансы

Внешние дефициты и профициты не обязательно являются поводом для беспокойства. У стран могут быть веские причины для их поддержания в определенные моменты времени. Однако страны, которые слишком много и слишком быстро осуществляют внешние заимствования, имея внешние дефициты, могут стать уязвимыми перед внезапным прекращением притока капитала. Также страны подвергаются рискам, инвестируя слишком большую часть своих сбережений за границей, принимая во внимание потребности в инвестициях в отечественной экономике. Сложность заключается в том, чтобы определить, когда дисбалансы избыточны и представляют риск. Наш подход акцентирован на сальдо счета текущих операций в целом каждой страны, а не на ее двусторонних торговых балансах с различными торговыми партнерами, поскольку последние в основном отражают международное разделение труда, а не макроэкономические факторы.

По нашим оценкам, примерно 40 процентов дефицитов и профицитов счета текущих операций в мире были избыточными в 2019 году, как и в последние годы, и сконцентрированы в странах с развитой экономикой. Превышение сальдо счета текущих операций экономически обусловленных значений в основном наблюдалось в зоне евро (преимущественно в Германии и Нидерландах), а показатели сальдо счета текущих операций выше обусловленных значений в основном регистрировались в Канаде, Соединенном Королевстве и США. Позиция Китая по внешнеэкономическим операциям, по оценкам, как и в 2018 году, в целом по-прежнему соответствовала основным экономическим показателям и желательным мерам политики вследствие компенсации недостающих мер политики и структурных перекосов.

В нашем докладе представлены оценки внешних дисбалансов и обменных курсов отдельных стран по 30 крупнейшим экономикам. Со временем эти дисбалансы накопились, учитывая рекордно высокий уровень запасов внешних активов и обязательств, что потенциально повышает риски как для стран-должников, так и для стран-кредиторов. Сохранение глобальных дисбалансов и растущее ощущение неравных условий торговли усилили протекционистские настроения, что привело к повышению торговых противоречий между США и Китаем. В целом, во многих странах перед кризисом существовали факторы уязвимости и сохранялись вносящие искажения меры политики.

COVID-19: Сильный внешний шок

Пока мировая экономика остается подвержена кризису COVID-19, внешние перспективы весьма неопределенны. Даже несмотря на то, что мы прогнозируем небольшое сокращение глобальных дисбалансов в 2020 году, ситуация в мире неоднородна. Страны, которые зависят от сильно пострадавших секторов, таких как нефтяная промышленность и туризм, или от денежных переводов, могут испытать снижение сальдо счета текущих операций более чем на 2 процента ВВП. Столь сильные внешние шоки могут иметь продолжительное влияние и требовать значительных экономических корректировок. На глобальном уровне наши прогнозы предполагают более ограниченное сокращение сальдо счета текущих операций, чем после мирового финансового кризиса десять лет назад, что отчасти говорит о том, что в этот раз глобальные дисбалансы в преддверии кризиса были меньше, чем во времена быстрого роста цен на жилье и активы в середине 2000-х годов.

В начале кризиса COVID-19 ужесточение условий внешнего финансирования спровоцировало внезапный отток капитала и резкое снижение курса валюты во многих странах с формирующимся рынком и развивающихся странах. С тех пор исключительно жесткие ответные меры налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики, особенно в странах с развитой экономикой, способствовали оживлению настроений инвесторов в мире и некоторому восстановлению изначально резких изменений валютных курсов. Однако сохраняются многие риски, в том числе новых волн заражения, сильного экономического ущерба и возобновления торговых противоречий.

Еще один всплеск глобальной финансовой напряженности может вызвать еще большее изменение направления потоков капитала и давление на курсы валют, а также повысить риск внешнего кризиса для стран с существующими факторами уязвимости, такими как крупный дефицит счета текущих операций, высокая доля задолженности в иностранной валюте и ограниченные международные резервы, как подчеркивалось в аналитической главе в этом году. Усугубление пандемии COVID-19 может также привести к нарушению мировой торговли и цепочек поставок и снижению инвестиций, а также помешать восстановлению мировой экономики.

Оказание помощи и перебалансировка мировой экономики

В ближайшей перспективе меры политики должны быть по-прежнему сосредоточены на предоставлении помощи и содействии восстановлению экономики. Страны с гибким обменным курсом выиграют, если по мере возможности позволят ему изменяться под воздействием внешних условий. Валютные интервенции там, где они необходимы и где на них достаточно резервов, могут помочь преодолеть неупорядоченность рыночных условий. Официальное финансирование и своповые линии могут помочь в оказании экономической поддержки и сохранении критически важных расходов на здравоохранение в странах, испытывающих дезорганизующее давление на платежный баланс и не имеющих доступа к частному внешнему финансированию.

Следует избегать тарифных и нетарифных барьеров в торговле, особенно медицинским оборудованием и товарами медицинского назначения, а недавно введенные новые торговые ограничения необходимо свернуть. Использование тарифов для оказания воздействия на двусторонние торговые балансы неэффективно для торговли и роста, а также, как правило, нивелирует изменения валютных курсов. Тарифы также в целом неэффективны для снижения избыточных внешних дисбалансов и несбалансированности валютных курсов, при которых необходимо решать проблему вызвавших их макроэкономических и структурных нарушений. Целесообразно провести модернизацию основанной на правилах многосторонней системы торговли и укрепление правил в отношении субсидий и передачи технологии, в том числе за счет расширения свода правил на сферу услуг и электронную торговлю, а также обеспечения хорошо функционирующей системы разрешения споров ВТО.

В среднесрочной перспективе снижение избыточных дисбалансов в мировой экономике потребует совместных усилий со стороны как стран с избыточным профицитом, так и стран с избыточным дефицитом. Нарушения в сфере экономики и политики, предшествовавшие кризису COVID-19, могут сохраниться или усугубиться, что указывает на необходимость проведения реформ, адаптированных к обстоятельствам конкретных стран.

В странах, где избыточный дефицит счета текущих операций до кризиса указывал на большую, чем хотелось бы, величину бюджетного дефицита (как в США) и где такие дисбалансы сохраняются, бюджетная консолидация в среднесрочной перспективе обеспечит устойчивость долговой ситуации, сократит избыточный разрыв счета текущих операций и поможет увеличить международные резервы там, где это необходимо (например, в Аргентине). Страны, сталкивающиеся с проблемой конкурентоспособности экспорта, выиграют от проведения реформ, направленных на повышение производительности.

В странах, где сохраняется существовавший до кризиса избыточный профицит счета текущих операций, целесообразно в приоритетном порядке проводить реформы, стимулирующие инвестиции и противодействующие избыточным частным сбережениям. В странах, где остаются бюджетные возможности, проведение ориентированной на рост налогово-бюджетной политики укрепит устойчивость экономики и сократит избыточный профицит счета текущих операций. В некоторых случаях также может быть целесообразно проведение реформ, противодействующих избыточным сбережениям на непредвиденные цели (как в Таиланде и Малайзии), в том числе за счет расширения системы социальной защиты.

*****

Мартин Кауфман — заместитель директора в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ, где он руководит работой по вопросам внешнего сектора, включая торговлю, потоки капитала и валютные курсы. Ранее он работал в Департаменте стран Западного полушария, где был руководителем миссии по Бразилии и Мексике.

Дэниел Ли — заместитель начальника отдела в Департаменте стран Западного полушария МВФ, где он ведет работу по США и Белизу. Предметом его исследований является международная макроэкономика с упором на налогово-бюджетную и денежно-кредитную политику и прогнозирование. Он имеет докторскую степень от Университета Джонса Хопкинса и степень магистра экономических наук от Лондонской школы экономики.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ

СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:

ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: [email protected]

Экономический кризис 2020 г.: причины и меры по его преодолению и дальнейшему развитию России | Полбин

1. Андреев М. Ю., Полбин А. В. (2019). Исследование эффекта финансового акселератора в DSGE-модели с описанием производства экспортного продукта // Журнал Новой экономической ассоциации. № 4(44). С. 12—49. https://doi.org/10.31737/2221-2264-2019-44-4-1

2. Баландина Г., Пономарев Ю., Синельников-Мурылев С. (2020). Таможенное администрирование в России: какими должны быть современные процедуры // Экономическая политика. Т. 15, № 1. С. 108—135. https://doi.org/10.18288/1994-5124-2020-1-108-135

3. Баринова В. А., Земцов С. П., Царева Ю. В. (2018). Предпринимательство и институты: есть ли связь на региональном уровне в России // Вопросы экономики. № 6. С. 92—116. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2018-6-92-116

4. Божечкова А. В., Клячко Т. Л., Кнобель А. Ю., Лощенкова А. Н., Любимов И. Л., Синельников-Мурылев С. Г. (2019). Образование и экономический рост // Научные доклады: образование. М.: Дело.

5. Дробышевский С. М., Идрисов Г. И., Каукин А. С., Павлов П. Н., Синельников-Мурылев С. Г. (2018). Декомпозиция темпов роста российской экономики в 2007—2017 гг. и прогноз на 2018—2020 гг. // Вопросы экономики. № 9. С. 5—31. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2018-9-5-31

6. Дробышевский С., Полбин А. (2015). Декомпозиция динамики макроэкономических показателей РФ на основе DSGE-модели // Экономическая политика. Т. 10, № 2. С. 20—42.

7. Дробышевский С., Полбин А. (2016). О роли плавающего курса рубля в стабилизации деловой активности при внешнеэкономических шоках // Проблемы теории и практики управления. № 6. С. 66—71.

8. Дубовский Д. Л., Кофанов Д. А., Сосунов К. А. (2015). Датировка российского бизнес-цикла // Экономический журнал ВШЭ. Т. 19, № 4. C. 554—575.

9. Идрисов Г., Пономарев Ю., Синельников-Мурылев С. (2015). Условия торговли и экономическое развитие современной России // Экономическая политика. Т. 10, № 3. С. 7—37. https://doi.org/10.18288/1994-5124-2015-3-01

10. Земцов С. П., Комаров В. М. (2015). Формирование экономики знаний в регионах России в 1998—2012 гг. // Инновации. № 10. С. 29—36.

11. Кудрин А., Соколов И. (2017). Бюджетный маневр и структурная перестройка российской экономики // Вопросы экономики. № 9. С. 5—27. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-9-5-27

12. Левашенко А., Коваль А., Синельников-Мурылев С., Трунин П. (2019). Валютный контроль в РФ: архаизм или необходимость // Российский внешнеэкономический вестник. № 5. С. 7—15.

13. Назаров В. С., Авксентьев Н. А. (2017). Российское здравоохранение: проблемы и перспективы // Финансовый журнал. № 4. С. 9—23.

14. Орлова Н., Егиев С. (2015). Структурные факторы замедления роста российской экономики // Вопросы экономики. № 12. С. 69—84. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2015-12-69-84

15. Полбин А. (2017). Оценка влияния шоков нефтяных цен на российскую экономику в векторной модели коррекции ошибок // Вопросы экономики. № 10. С. 27—49. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-10-27-49

16. Полбин А. В. (2020). Оценка траектории темпов трендового роста ВВП России в ARX-модели с ценами на нефть // Экономическая политика. Т. 15, № 1. С. 40—63. https://doi.org/10.18288/1994-5124-2020-1-40-63

17. Полбин А., Синельников-Мурылев С. (2020). Оценка простой модели системы одно временных уравнений для российских макроэкономических показателей (Научные труды № 180). М.: Изд-во Института Гайдара.

18. Синельников-Мурылев С., Дробышевский С., Казакова М. (2014). Декомпозиция темпов роста ВВП России в 1999—2014 годах // Экономическая политика. Т. 9, № 5. С. 7—37.

19. ЦСР (2017). Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России: Экспертно-аналитический доклад. М.: Центр стратегических разработок.

20. ЦСР, РСДМ (2017). Тезисы по внешней политике и позиционированию России в мире (2017—2024 гг.). М.: Центр стратегических разработок, Российский совет по международным делам.

21. ЦСР, НИУ ВШЭ (2018). Двенадцать решений для нового образования. М.: Центр стратегических разработок.

22. Antolin-Diaz J., Drechsel T., Petrella I. (2017). Tracking the slowdown in long-run GDP growth. Review of Economics and Statistics, Vol. 99, No. 2, pp. 343—356. https://doi.org/10.1162/REST_a_00646

23. Bai J., Lumsdaine R. L., Stock J. H. (1998). Testing for and dating common breaks in multivariate time series. Review of Economic Studies, Vol. 65, No. 3, pp. 395—432. https://doi.org/10.1111/1467-937X.00051

24. Bernanke B., Gertler M., Gilchrist S. (1998). The financial accelerator in a quantitative business cycle framework. NBER Working Paper, No. 6455. https://doi.org/10.3386/w6455

25. Cavalcanti D. V., Mohaddes K., Raissi M. (2015). Commodity price volatility and the sources of growth. Journal of Applied Econometrics, Vol. 30, No. 6, pp. 857—873. https://doi.org/10.1002/jae.2407

26. Hyndman K. (2008). Disagreement in bargaining: An empirical analysis of OPEC. International Journal of Industrial Organization, Vol. 26, No. 3, pp. 811—828. https://doi.org/10.1016/j.ijindorg.2007.06.003

27. Kiyotaki N., Moore J. (1997). Credit cycles. Journal of Political Economy, Vol. 105, No. 2, pp. 211—248. https://doi.org/10.1086/262072

28. Kohli U. (2004). Real GDP, real domestic income, and terms-of-trade changes. Journal of International Economics, Vol. 62, No. 1, pp. 83—106. https://doi.org/10.1016/j.jinteco.2003.07.002

29. Mendoza E. G. (1997). Terms-of-trade uncertainty and economic growth. Journal of Development Economics, Vol. 54, No. 2, pp. 323—356. https://doi.org/10.1016/S0304-3878(97)00046-1

30. Polbin A. (2020). Multivariate unobserved component model for an oil-exporting economy : The case of Russia. Applied Economics Letters, [forthcoming]. https://doi.org/10.1080/13504851.2020.1770678

31. Quadrini V. (1999). The importance of entrepreneurship for wealth concentration and mobility. Review of Income and Wealth, Vol. 45, No. 1, pp. 1—19. https://doi.org/10.1111/j.1475-4991.1999.tb00309.x

32. Zubarev A. V., Trunin P. V. (2017). The analysis of the dynamics of the Russian economy using the output gap indicator. Studies on Russian Economic Development, Vol. 28, No. 2, pp. 126—132. https://doi.org/10.1134/S1075700717020149

гуманитарных кризисов: причины, последствия и решения

Цели устойчивого развития (ЦУР) призывают международное сообщество «никого не оставить позади». Однако гуманитарные кризисы сейчас обрекают миллионы людей на жизнь, омраченную неустойчивыми и уязвимыми ситуациями. В декабре 2019 года Управление Организации Объединенных Наций по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) опубликовало коммюнике, в котором предупреждаю, что в 2020 году рекордное число 168 миллионов человек во всем мире будут нуждаться в гуманитарной помощи из-за затяжного конфликта и развалившейся экономики. и экстремальные климатические явления.Тогда никто не знал, что эти болезни вскоре усугубятся другой проблемой: пандемией COVID-19.

Ужас, вызванный коронавирусом во всем мире, не заставил себя долго ждать и вскоре начал усугублять гуманитарный кризис. По оценкам УКГВ, около 235 миллионов человек во всем мире будут зависеть от гуманитарной помощи и защиты в 2021 году, что на 41% больше, чем за один год. Именно поэтому, несмотря на совместные усилия и запуск Глобального плана гуманитарного реагирования на COVID-19 ООН, его генеральный секретарь Антонио Гутерриш подчеркивает, что нельзя забывать и о других чрезвычайных гуманитарных ситуациях.«Если бы сейчас часть средств, используемых для удовлетворения гуманитарных потребностей, была отвлечена, это создало бы среду, способствующую распространению холеры, кори и менингита, число недоедающих детей еще больше увеличилось бы, а насильственные экстремистские движения усилились бы».

ЧТО ТАКОЕ ГУМАНИТАРНЫЙ КРИЗИС

Гуманитарный кризис — это общая чрезвычайная ситуация , которая затрагивает все сообщество или группу людей в регионе, что связано с высоким уровнем смертности или недоедания, распространением болезней и эпидемий и здоровья чрезвычайные ситуации.Это также может быть связано с отсутствием чистой воды, продовольственной безопасности, санитарии и жилья. Вообще говоря, такая ситуация возникает из-за отсутствия защиты в тех частях мира, которые уже страдают от постоянного неравенства, бедности и отсутствия основных услуг; и триггер, который усугубляет ситуацию: политические события, такие как вооруженные конфликты, перевороты, этнические и религиозные преследования и т. д. и экологические катастрофы, такие как цунами, землетрясения, тайфуны и т. д.

Когда ситуация ухудшается, и потому что страна не может Чтобы справиться с последствиями, гуманитарная помощь необходима для удовлетворения потребностей уязвимых слоев населения. Это может быть продовольственная помощь, медицинское обслуживание, восстановление инфраструктуры и т. Д. Уменьшение числа жертв положило бы конец кризису и начало периода сотрудничества в целях развития.

ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ГУМАНИТАРНЫХ КРИЗИСОВ

Существует множество факторов, которые могут вызвать гуманитарный кризис. Давайте взглянем на некоторые из них:

Политические беспорядки

Помимо голода и смерти, вооруженные конфликты и гражданские войны создают кризисы беженцев. Согласно ACNUR — Агентству ООН по делам беженцев — в конце 2019 года почти 80 миллионов человек во всем мире были вынуждены покинуть свои дома из-за конфликтов и преследований. Йемен, Сомали, Южный Судан и север Нигерии — примеры кризисов, вызванных политическим конфликтом.

Экологические причины

Они привлекают меньше внимания средств массовой информации и шума, но изменение климата оказывает огромное влияние на гуманитарные кризисы. По данным ООН, 90% бедствий вызваны изменением климата. За последние 20 лет количество бедствий удвоилось: наводнения, засухи, волны тепла и разрушительные штормы уносят человеческие жизни и вызывают дефицит, который вынуждает их эмигрировать в поисках убежища (смещение климата). Мир до сих пор помнит цунами в Индийском океане (2004 г.), землетрясение на Гаити (2010 г.), самую сильную засуху за последние 60 лет, поразившую Сомали в 2017 году, или циклоны Эта и Йота, последовательно обрушившиеся на Гондурас (2020 год). По данным Управления ООН по снижению риска бедствий (UNDRR), 1.В период с 2000 по 2019 год в результате стихийных бедствий погибло 23 миллиона человек.

Чрезвычайные ситуации в области здравоохранения

Эпидемии могут вызвать масштабные гуманитарные кризисы Учитывая, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утверждает, что 1,6 миллиарда человек в мире не имеют доступа к базовой медицинской помощи , инфекционное заболевание является огромным вызовом для гуманитарной помощи. Эбола со смертностью от 50% до 90% заразила почти 30 000 человек в Западной Африке в период с 2014 по 2016 год, убив 11 000 из них.В 2018 году малярия унесла жизни 405000 человек, почти все из них в странах Африки к югу от Сахары. ВИЧ уже убил 33 миллиона человек, и он по-прежнему остается серьезной проблемой общественного здравоохранения в мире. Холера, вызванная плохой санитарией и загрязненной водой, уносит до 140 000 жизней каждый год.

Последствия гуманитарной помощи разрушительны для общества, на которое она влияет. К ним относятся:

Перемещение населения

Спасение от вооруженного конфликта, голода и климатических бедствий.По данным ACNUR, 80% перемещенных лиц проживают в странах, страдающих от серьезного отсутствия продовольственной безопасности и недоедания. Сирия возглавляет список мигрантов с 6,6 миллионами.

Голод и недоедание

Войны разрушают сельскохозяйственные угодья и инфраструктуру, делая невозможным доставку еды туда, где она необходима. Изменение климата также наносит вред посевам из-за изменения режима выпадения осадков и засухи, а эпидемии разоряют чумы.

Отсутствие основных услуг

Школы, больницы и их персонал защищены международным правом.Однако во многих случаях они по-прежнему становятся мишенью. Организация Объединенных Наций призывает защитить эти основные услуги в зонах конфликтов, чтобы предотвратить неизбирательные нападения на школы и университеты, подобные тем, которые происходят в Афганистане, а также на медицинские учреждения, пытающиеся справиться с кризисом COVID-19 в Ливии, которые подвергаются бомбардировкам.

ГЛАВНЫЕ ГУМАНИТАРНЫЕ КРИЗИСЫ СЕГОДНЯ

Сегодня во многих странах происходят гуманитарные кризисы, но наибольшую озабоченность международных наблюдателей вызывают следующие:

Готовы ли вы к финансовому кризису 2019 года?

4.Китай

Вы знаете, кто накопил еще больше долгов, чем подающие надежды 20-летние выпускники керамики в Соединенных Штатах? Вот подсказка: это не совсем коммунистическая страна в Азии, которая вела такой бешеный рост, вызванный долгами, что каким-то образом всего за три года до этого десятилетия она каким-то образом использовала больше цемента, чем Соединенные Штаты за весь ХХ век. Подумай об этом. А теперь подумайте об этом еще раз. За последнее десятилетие Китай потратил кучу денег на строительство аэропортов, заводов и целых городов-призраков — теперь известных как «города-призраки», поскольку города населены в основном пустыми небоскребами и многоквартирными домами — все во имя экономического роста. .И оно выросло.

В результате получается страна с чрезмерно большой численностью населения (1,4 миллиарда человек) и огромным долгом. Куда дальше пойдут дела, остается только догадываться. Оптимисты могут возразить, что эти триллионы купили азиатский эквивалент американской мечты XXI века. Пессимисты описывают этот огромный долг как «гору», «фильм ужасов», «бомбу» и «беговую дорожку к черту» — все в той же статье Bloomberg. Однако одно кажется очевидным: если так называемая «долговая бомба» в Китае взорвется, она, вероятно, засыпает мировую экономику пеплом.А поскольку президент Трамп дразнит торговую войну, которая, кажется, уже угрожает массивной экономике Китая, основанной на экспорте, мы, возможно, скоро получим ответ.

3. Конец легких денег

Допустим, вы жили в пригороде, и однажды ваша соседка внезапно подъехала к своей подъездной дорожке на новом Cadillac Escalade за 75 000 долларов. Через неделю она буксировала новый катер. Через несколько недель это были гидроциклы. Вы можете подумать: «Ого, она катается в нем», или «Боже, она ненавидит ледники». (Ненависть к ледникам может оказаться настоящей искрой финансового конца времен.) Но что, если выяснится, что она купила все эти игрушки, извергающие углекислый газ, в кредит, под безумно низкие проценты? А что, если эти ставки внезапно начнут расти? Результат, вероятно, будет хорошей новостью для полярных ледников и плохой новостью для нее, когда позвонит репо-человек (чтобы не поддаваться гендерным стереотипам о репо-персонах).

Хорошо, метафора, предупреждение: «Сосед» — это мы. С тех пор, как Федеральная резервная система начала печатать деньги во имя «количественного смягчения», чтобы вытащить нас из последнего финансового кризиса, деньги были дешевыми, и, похоже, любой американец, у которого есть пульс и кредитная линия, мог притвориться «богатым». злоупотребляя всевозможными поблажками — недвижимостью (несмотря на более жесткие стандарты кредитования), модными часами и потрясающими игровыми системами, не говоря уже о долгах, которые накапливались корпорациями, которые, по мнению некоторых аналитиков рынка, могут быть самой большой угрозой для всех.

Проблема: вся система теперь работает в обратном направлении. ФРС повышала ставки и пугала рынки, чтобы предотвратить инфляцию и другие потенциальные проблемы. Является ли это запоздалым приступом финансового здравомыслия или эквивалентом того, чтобы забрать чашу для пунша в самом начале вечеринки, а затем сбросить ее нам на головы?

10 основных кризисов, которые мир должен наблюдать в 2021 году

Международный комитет спасения (IRC) опубликовал свой список чрезвычайных ситуаций на период до 2021 года, глобальный список гуманитарных кризисов, которые, как ожидается, будут наиболее усугубляться в наступающем году.Тройная угроза конфликта, изменения климата и COVID-19 является причиной кризисов почти во всех странах, включенных в список Чрезвычайных ситуаций, и в некоторых странах в 2021 году возникнет угроза голода.

Перемещенные семьи, особенно женщины и девочки, непропорционально сильно страдают от гуманитарных кризисов, и пандемия COVID-19 не является исключением.

«2020 год станет одним из самых бурных в истории, но следующий год запомнится тем, как мы помогли или отвернулись от тех, кто больше всего страдает», — говорит президент и генеральный директор IRC Дэвид Милибэнд.«Список для наблюдения за 2021 годом должен послужить тревожным сигналом для политиков, руководителей правительств и заинтересованных граждан во всем мире в отношении стоимости игнорирования гуманитарных кризисов и того, что они срочно нуждаются в международном внимании».

Узнайте больше о худшем кризисе в мире:

10. Мозамбик: гуманитарные потребности быстро растут по мере усиления повстанческих движений

Население: 31,3 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 1,3 миллиона
Позиция в списке экстренной помощи 2020: Не указано

Число нуждающихся в Мозамбике почти удвоилось, поскольку повстанцы охватили страну, которая все еще пытается оправиться от двух мощных циклонов, обрушившихся в 2019 году.Быстро обостряющийся конфликт в северной провинции Кабо-Делгаду поставил Мозамбик не только в первый раз в список чрезвычайных ситуаций, но и прямо в первую десятку стран, вызывающих наибольшую озабоченность.

Продолжающийся конфликт и COVID-19, вероятно, продолжат наносить ущерб источникам средств к существованию и вызовут рост голода в Мозамбике в 2021 году.

Фото: Wikimedia Commons

Гуманитарные риски в Мозамбике в 2021 году

  • Нападения на мирных жителей, вынуждающие их покинуть дома, будут продолжать расти по мере роста мятежа.
  • Конфликт и COVID-19, вероятно, продолжат наносить ущерб средствам к существованию и вызовут рост голода в 2021 году.
  • Продолжающееся насилие, плохие дороги и ограничения, введенные силами безопасности, ограничивают усилия по охвату нуждающихся людей.
  • Изменение климата усугубляет риски, с которыми сталкивается Мозамбик.

9. Венесуэла: COVID-19 усугубляет многолетний экономический кризис

Население: 28,7 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 7 миллионов
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 5

Крах нефтяной промышленности Венесуэлы стал ключевым фактором углубления экономического кризиса, разрушившего систему здравоохранения страны и вызвавшего массовый голод и перемещение населения.Ограничения COVID-19 привели к тому, что венесуэльцы оказались в подвешенном состоянии, не имея возможности покинуть страну в поисках безопасности и услуг, в то время как ограничения в других местах вынуждают тех, кто уже покинул Венесуэлу, вернуться.

COVID-19 усугубляет экономический кризис Венесуэлы и голод, в то время как ограничения, направленные на борьбу с вирусом, лишили многих людей средств к существованию.

Фото: Шнейдер Мендоза / IRC

Гуманитарные риски в Венесуэле в 2021 году

  • COVID-19 усугубляет экономический кризис Венесуэлы и голод, в то время как ограничения, направленные на борьбу с вирусом, лишили многих людей средств к существованию.
  • Нехватка продуктов питания, высокие цены на продукты и отсутствие работы вынуждают венесуэльцев покидать свои дома. Гуманитарные потребности обязательно возрастут, поскольку границы будут оставаться закрытыми.
  • Социальные волнения, вероятно, будут продолжать расти из-за этих кризисов, а также возрастает уровень преступного насилия.
  • И без того напряженная гуманитарная помощь, вероятно, столкнется с дополнительными административными ограничениями, а также с ростом затрат из-за растущей нехватки топлива.

Меры реагирования IRC на кризис в Венесуэле

Запущен: 2018. На чем мы ориентируемся с местными партнерами: Охрана здоровья матери; охрана сексуального и репродуктивного здоровья; предоставление масок и других средств защиты от COVID-19; службы детского недоедания; службы защиты детей; предотвращение гендерного насилия и реагирование на него; денежная помощь.

Узнайте больше об ответе IRC Венесуэлы и нашей поддержке венесуэльцев в соседней Колумбии.

8. Нигерия: конфликты и опасность голода на северо-востоке

Население: 206.1 миллион
Люди, нуждающиеся в помощи: 8,9 миллиона
Позиция в списке экстренных служб на 2020 год: 4

Даже после десятилетия конфликта, в результате которого почти 3 миллиона человек были изгнаны с мест и еще миллионы оказались перед голодом, насилие на северо-востоке Нигерии продолжает расти. Гражданские лица несут основную тяжесть конфликта; Нигерия была самым смертоносным кризисом для гражданского населения в 2020 году из всех 20 стран, включенных в список чрезвычайных ситуаций. Для гуманитарных работников это остается сложной задачей для оказания гуманитарной помощи.

IRC лечит детей от острого недоедания и оказывает другую поддержку в Нигерии, где за десятилетие конфликта миллионы людей столкнулись с голодом.

Фото: Т. Саатер / IRC

Гуманитарные риски в Нигерии в 2021 году

  • Конфликт на северо-востоке обостряется, увеличивая гуманитарные потребности.
  • Конфликт с участием преступных групп и общественных групп самообороны растет на севере и северо-западе Нигерии.
  • Все стороны конфликта время от времени действуют таким образом, чтобы нанести ущерб гражданскому населению и ограничить гуманитарный доступ.
  • Пандемия COVID-19 подталкивает страну к потенциальному голоду на северо-востоке в 2021 году.

Меры реагирования IRC на кризис в Нигерии

Запущен: 2012. На чем мы сосредоточены: Первичное здравоохранение, питание и репродуктивное здоровье; услуги по поддержке образования для молодежи, не посещающей школу, защита женщин и расширение их прав и возможностей; услуги водоснабжения и канализации; восстановление и развитие экономики.

Узнайте больше о работе IRC в Нигерии.

7. Южный Судан: восстановление после гражданской войны под угрозой

Население: 11,2 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 7,5 миллиона
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 7

Высокий рейтинг Южного Судана в списке чрезвычайных ситуаций обусловлен повсеместными гуманитарными потребностями и хрупким мирным соглашением, которое может сорваться из-за дополнительного напряжения COVID-19. В начале 2020 года к власти пришло новое правительство единства.Перед ней стоит задача возглавить восстановление страны после гражданского конфликта в условиях неумолимого насилия, экономического кризиса, а теперь и беспрецедентной пандемии в одной из самых слабых систем здравоохранения в мире.

Постоянный конфликт, стаи пустынной саранчи, экономический кризис, периодические наводнения и COVID-19 увеличивают риск голода в Южном Судане в 2021 году.

Фото: Келли Райан / IRC

Гуманитарные риски в Южном Судане в 2021 году

  • Мирное соглашение 2018 года остается хрупким, и даже если оно состоится, локальный конфликт будет продолжаться.
  • Гражданские лица и гуманитарные работники продолжают сталкиваться с вредом.
  • Постоянный конфликт, стаи пустынной саранчи, экономический кризис, периодические наводнения и COVID-19 увеличивают риск голода в 2021 году.
  • Пандемия COVID-19 угрожает усугубить кризис в области здравоохранения в стране.

Меры реагирования IRC на кризис в Южном Судане

Запущен: 1989. На чем мы сосредоточены: наращивание потенциала в государственных поликлиниках; обучение местных медицинских работников; программы питания; санитарные услуги; поддержка переживших сексуальное насилие; службы защиты детей; обучение правам человека; денежная помощь; обучение работе и средствам к существованию.

Узнайте больше об ответе IRC в Южном Судане.

6. Буркина-Фасо: самый быстрорастущий в мире кризис перемещения

Население: 20,9 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 3,5 миллиона
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 8

Всего два года назад Буркина-Фасо практически не сталкивалась с массовым конфликтом или перемещением. В прошлом году он впервые вошел в список аварийного наблюдения и сейчас занимает шестое место.Эскалация конфликта приводит к резкому увеличению гуманитарных потребностей и — с учетом экономических последствий кризиса COVID-19 — риска голода. В настоящее время более 1 миллиона человек являются внутренне перемещенными лицами в Буркина-Фасо, что более чем вдвое превышает их число на начало 2020 года.

Эскалация конфликта в Буркина-Фасо становится все более смертоносной для гражданского населения и подрывает систему здравоохранения и образования.

Фото: Getty Images

Гуманитарные риски в Буркина-Фасо в 2021 году

  • Конфликт, в котором участвуют правительственные силы, местные ополчения и группы боевиков, может распространяться, затрагивая большую часть населения.
  • Конфликт становится все более смертоносным для гражданского населения и разрушает систему здравоохранения и образования.
  • Существует риск голода из-за конфликта и сбоев на рынках из-за COVID-19.

Меры реагирования IRC на кризис в Буркина-Фасо

Запущен: 2019. На чем мы ориентируемся: чистая вода; поддержка службы санитарии; первичная медико-санитарная помощь, включая репродуктивное здоровье и охрану здоровья детей.

Узнайте больше об ответе IRC в Буркина-Фасо.

5. Эфиопия: региону угрожает новый конфликт

Население: 115 миллионов
Люди, нуждающиеся в помощи: 21,3 миллиона
Позиция в списке экстренной помощи 2020: В списке, без рейтинга

Третий год подряд в Списке чрезвычайного наблюдения Эфиопия вступает в 2021 г., когда в северном регионе Тыграй развернется серьезное противостояние между федеральным правительством и Народным фронтом освобождения Тыграя (НФОТ).В то же время изменение климата, самая крупная вспышка саранчи в истории человечества и пандемия COVID-19 — все это привело к тому, что число нуждающихся людей поднялось на второе место в мире.

Конфликт, изменение климата, пустынная саранча и пандемия COVID-19 — все это еще больше усугубит проблемы, с которыми столкнется Эфиопия в 2021 году.

Фото: Тайлер Джамп / IRC

Гуманитарные риски в Эфиопии в 2021 году

  • Конфликт в районе Тыграя приводит к быстрому росту гуманитарных потребностей, в том числе перемещений беженцев в Судан, на фоне утверждений о насилии в отношении гражданского населения.
  • Конфликт в Тыграе и сохраняющаяся политическая напряженность увеличивают риск усиления конфликта и нестабильности в других частях Эфиопии.
  • Пандемия COVID-19 также вызывает резкое увеличение гуманитарных потребностей. По общему количеству нуждающихся в 2021 году Эфиопия уступает только Йемену.
  • Эфиопия является эпицентром крупнейшей за последние десятилетия вспышки саранчи, с реальным риском дальнейшего нарушения сельского хозяйства в 2021 году.

Меры реагирования IRC на кризис в Эфиопии

Запущен: 2000. На чем мы сосредоточены: денежных средств и предметов первой необходимости; безопасная вода и средства санитарии; защита женщин и девочек; первая медицинская помощь; образование; обучение, связанное с средствами к существованию, и возможности трудоустройства для молодежи и уязвимых домохозяйств.

Узнайте больше об ответе IRC в Эфиопии.

4. Демократическая Республика Конго: беспрецедентный голодный кризис

Население: 89,6 млн.
Люди, нуждающиеся в помощи: 19.6 миллионов
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 2

Сейчас больше людей, столкнувшихся с серьезным голодом в Демократической Республике Конго, чем когда-либо было зарегистрировано в любой стране. Конго третий год подряд входит в пятерку лидеров списка чрезвычайных ситуаций, что свидетельствует о сохраняющейся нестабильности в стране, которая сейчас переживает четвертое десятилетие серьезного гуманитарного кризиса. Помимо широкомасштабного насилия, Конго также пришлось бороться со вспышками лихорадки Эбола и COVID-19.

Помимо широкомасштабного насилия, Демократической Республике Конго также пришлось бороться со вспышками Эболы и COVID-19. IRC начал экстренные меры по сдерживанию распространения вирусов.

Фото: Келли Райан / IRC

Гуманитарные риски в Конго в 2021 году

  • Местные вооруженные группировки в восточной части Конго, часто соперничающие за контроль над природными ресурсами, будут по-прежнему делать страну одной из самых опасных для гражданского населения и сотрудников гуманитарных организаций.
  • Конфликт, экономический коллапс и пандемия COVID-19 могут привести к голоду
  • Множественные болезни будут продолжать распространяться из-за слабой инфраструктуры здравоохранения, включая низкий охват вакцинацией во многих областях.
  • Потребности быстро растут, а финансирование гуманитарной деятельности сокращается.

Меры реагирования IRC на кризис в Конго

Запущен: 1996. На чем мы сосредоточены: Здравоохранение: сдерживание вспышек Эболы и COVID-19, обучение медицинских работников, восстановление больниц и клиник, водоснабжение, санитария; поддержка переживших насилие; уменьшение конфликтов; восстановление экономики.

Узнайте больше о реакции IRC в Конго.

3.Сирия: самое смертоносное место для гуманитариев

Население: 17,5 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 13 миллионов
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 3

2021 год станет десятилетием конфликта в Сирии, поскольку насилие, перемещение и гуманитарные потребности продолжают расти. Сирия также является самой смертоносной страной в мире для гуманитариев. Нападения на гуманитарных работников, гражданских лиц, дома и больницы остаются обычным явлением. Многие семьи неоднократно подвергались переселению.Система здравоохранения разрушена, что подрывает способность сирийцев справляться с проблемами COVID-19.

2021 год знаменует собой десятилетие конфликта в Сирии. Несмотря на свой затяжной характер, кризис продолжает достигать новых минимумов по мере роста конфликтов, перемещений и потребностей.

Фото: Soulnar / IRC

Гуманитарные риски в Сирии в 2021 году

  • Конфликт на северо-западе является наиболее вероятным триггером серьезной нестабильности в 2021 году.
  • COVID-19 усугубляет и без того худший экономический кризис, поразивший Сирию с момента начала конфликта.
  • Сирийские женщины и дети особенно пострадают от продолжающегося воздействия COVID-19.
  • Возможности гуманитарных организаций получить доступ к нуждающимся в Сирии людям из соседних стран все более ограничиваются.

Меры реагирования IRC на кризис в Сирии

Запущен: 2012 г. На чем мы сосредоточены: поддержка медицинских учреждений и мобильных медицинских бригад с травматологическими, первичными, репродуктивными и психиатрическими услугами; Осведомленность о COVID-19 и обучение инфекциям, профилактике и контролю; раздача продуктов питания и наличных денег; защита женщин и детей; программы развития детей младшего возраста.

Узнайте больше о реакции IRC в Сирии.

2. Афганистан: приостановка мирного процесса под угрозой

Население: 38,9 миллиона
Люди, нуждающиеся в помощи: 18,4 миллиона
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 6

Афганистан занял второе место в Списке чрезвычайного наблюдения из-за высокой подверженности тройным угрозам конфликта, COVID-19 и изменения климата, а также неопределенности по поводу застопорившегося мирного процесса между правительством и талибами.Даже после четырех десятилетий кризисов гуманитарные потребности в Афганистане быстро растут на фоне пандемии и неослабевающего насилия, при этом количество людей, нуждающихся в помощи в 2021 году, почти удвоится по сравнению с началом 2020 года.

IRC работает в девяти провинциях Афганистана, охватывая более одного миллиона человек каждый год программами образования, защиты, водоснабжения и санитарии, реагирования на чрезвычайные ситуации и восстановления экономики.

Фото: Стефани Глински / IRC

Гуманитарные риски в Афганистане в 2021 году

  • Политическая неопределенность, вероятно, будет преобладать в 2021 году и приведет к конфликту между талибами и афганскими правительственными силами.
  • Гражданские лица и гуманитарные работники, вероятно, продолжат нести основную тяжесть конфликта.
  • COVID-19 подтолкнул афганцев дома и за рубежом к бедности, в результате чего отсутствие продовольственной безопасности, вероятно, продолжит расти в 2021 году.
  • Женщины непропорционально сильно пострадали от кризиса в Афганистане, и увеличилось количество сообщений о ранних браках и насилии в отношении женщин.
  • Увеличение числа стихийных бедствий, отчасти из-за экстремальных погодных условий, вызванных изменением климата, вынуждает семьи выкорчевывать и увеличивать гуманитарные потребности.

Меры реагирования IRC на кризис в Афганистане

Запущен: 1988. На чем мы сосредоточены: образование; защита детей; водоснабжение и канализация, включая установку станций для мытья рук; поддержка медицинских учреждений; Информация и тренинги по профилактике COVID-19; аварийного реагирования; восстановление экономики; защита и расширение прав и возможностей женщин.

Узнайте больше об ответных мерах IRC в Афганистане.

1. Йемен: непрекращающийся конфликт и опасность голода

Население: 29.8 миллионов
Люди, нуждающиеся в помощи: 24,3 миллиона
Позиция в списке чрезвычайных ситуаций на 2020 год: 1

Йемен возглавляет ежегодный список чрезвычайных ситуаций IRC третий год подряд. Более пяти лет крупного вооруженного конфликта, серьезного недофинансирования, а теперь и кризиса, связанного с COVID-19, поставили гуманитарные меры реагирования на грань провала в 2020 году. Восемьдесят процентов населения нуждаются в помощи. Йеменцы говорят IRC, что они больше беспокоятся о голоде, чем о COVID-19: поскольку пандемия усугубляет экономический кризис в стране и пока не видно политического решения, Йемен сталкивается с риском голода.

Йемен возглавляет ежегодный список наблюдения IRC третий год подряд: это следствие более чем пятилетнего крупного вооруженного конфликта и серьезного недофинансирования гуманитарной помощи.

Фото: Келли Райан / IRC

Гуманитарные риски в Йемене в 2021 году

  • Заблокированные мирные усилия и конкуренция за контроль над нефтяными месторождениями подвергают Йемен риску эскалации конфликта.
  • Стороны йеменского конфликта игнорируют свои обязательства по защите гражданского населения и облегчению гуманитарного доступа: 40% смертей в результате авиаударов с 2015 года произошли в жилых районах.
  • Дефицит финансирования со стороны стран-доноров еще больше усложнит гуманитарным работникам помощь в том, что уже является одним из самых сложных мест для оказания помощи.
  • Катастрофа, которой можно избежать, на плохо обслуживаемом нефтяном танкере может вызвать катастрофические нарушения в рыбной промышленности и порте, жизненно важном для импорта продовольствия.

Узнайте больше о том, почему Йемен является страной, наиболее подверженной гуманитарной катастрофе в 2021 году.

Меры реагирования IRC на кризис в Йемене

Запущен: 2012. Где мы работаем: учреждения первичной медико-санитарной помощи; центры неотложной акушерской помощи и ухода за новорожденными; охрана репродуктивного здоровья; мобильные медицинские бригады; блок изолятора COVID-19; лечение недоедающих детей; денежные переводы; программы жизнеобеспечения; защита женщин и детей; услуги водоснабжения и канализации; образование.

Узнайте больше об ответе IRC в Йемене.

Прогноз мирового кризиса на 2021 год

В наступающем году мир столкнется с беспрецедентными чрезвычайными гуманитарными ситуациями.Худшие гуманитарные кризисы 2021 года будут в странах, обанкротившихся мировыми лидерами. Глобальный ответ на пандемию COVID-19 заставил страны, затронутые конфликтами и кризисами, бороться самостоятельно, и за это расплачиваются самые уязвимые люди в мире. Последствия изменения климата только усугубят эти кризисы. Международное сообщество должно принять меры сейчас, прежде чем десятилетия, достигнутые с трудом в сокращении масштабов нищеты, голода и болезней, будут потеряны или даже обращены вспять.

Три основных кризиса, которые нас больше всего беспокоят в 2021 году, из нашего ежегодного списка действий на случай чрезвычайных ситуаций:
▪️Йемен
▪️Афганистан
▪️Сирия

Вот почему нас больше всего беспокоят эти 3 страны и как вы можете помочь.

RT, чтобы помочь нам повысить осведомленность и критические действия. Подробнее: https://t.co/YyagR43BzM pic.twitter.com/R8U36TpGEb

— IRC — Международный комитет спасения (@RESCUEorg) 16 декабря 2020 г.

Список Emergency Watchlist основан на 85 количественных и качественных показателях, включая информацию, полученную от 30 000 сотрудников и волонтеров IRC из более чем 40 стран мира. Чтобы ознакомиться с IRC-анализом всех 20 стран в нашем списке мирового кризиса 2021 года, а также нашими рекомендациями для мировых лидеров, загрузите отчет Emergency Watchlist на 2021 год.

Вы также можете проверить свои знания о худших мировых кризисах с помощью нашей викторины.

О глобальном антикризисном реагировании IRC

В 2021 году IRC будет работать в среднем около 15 лет в 18 странах, входящих в список Emergency Watchlist, где мы присутствуем.

IRC реагирует на самые тяжелые гуманитарные кризисы в мире и помогает людям, чьи жизни и средства к существованию были разрушены конфликтами и стихийными бедствиями, выжить, восстановиться и получить контроль над своим будущим.В более чем 40 странах и более чем 20 городах США наши специализированные группы предоставляют беженцам и перемещенным лицам чистую воду, жилье, медицинское обслуживание, образование и поддержку в расширении прав и возможностей.

Связанные новости и особенности

Страдание в тишине: 10 самых недооцененных гуманитарных кризисов 2019 года — World

«Страдание в тишине»: в новом отчете CARE выделены 10 основных кризисов, которые практически не привлекли внимания СМИ в 2019 году

9 из 10 кризисов на африканском континенте, о которых меньше всего сообщают, / антропогенное изменение климата резко усиливает кризисы перемещения населения и голода.Читать полный отчет.

ЖЕНЕВА (28 января 2020 г.) — Хронический продовольственный кризис на Мадагаскаре занимает первое место в отчете CARE «Страдание в тишине», опубликованном сегодня во всем мире. Международная организация по оказанию помощи проводит анализ глобального освещения в онлайновых СМИ уже четвертый год и показывает тревожную тенденцию, когда некоторые страны ежегодно повторяются в списке. Африканский континент переживает девять из десяти кризисов, о которых не сообщается, — от засухи до перемещения, конфликтов, эпидемий и отсутствия продовольственной безопасности.

«Мы наблюдаем усиление связи между последствиями антропогенного изменения климата и продолжительностью и сложностью гуманитарных кризисов. От Мадагаскара до озера Чад и Северной Кореи большинство кризисов, перечисленных в нашем отчете, отчасти являются следствием истощения природных ресурсов, учащения экстремальных погодных явлений и глобального потепления в более широком смысле », — говорит Салли Остин, руководитель службы чрезвычайных ситуаций CARE International.

«Повышенное внимание общественности к глобальному климатическому кризису обнадеживает, но мы должны обеспечить, чтобы разговор не ограничивался Глобальным Севером и столь необходимыми преобразованиями там.Шокирует то, как мало в средствах массовой информации сообщается о человеческих страданиях, связанных с глобальным потеплением на Юге, об отсутствии политических действий, направленных на устранение этой несправедливости, и о решениях, применяемых для облегчения бремени общин ».

В своем отчете «Страдание в тишине» CARE призывает СМИ, гуманитарные организации и политиков сделать осознанный выбор в отношении своих приоритетов. Для большинства кризисов, о которых не сообщается в этом списке первой десятки, гуманитарное реагирование также хронически недофинансируется.

1. Мадагаскар * пострадавший от антропогенного климатического кризиса, более 2,6 миллиона человек пострадали от засухи

По состоянию на конец 2019 года более 2,6 миллиона человек пострадали от последствий засухи, 7 и более 916000 человек срочно нуждались в продовольственной помощи.8 / 9 Мадагаскар занимает четвертое место в мире по уровню хронического недоедания, с одним у каждых двух детей в возрасте до пяти лет, страдающих задержкой роста.

2. Центральноафриканская Республика * — жестокий конфликт в самом сердце Африки, около 2.6 млн человек отчаянно нуждаются в гуманитарной помощи

Жестокие столкновения и нападения на мирных жителей вынудили каждого четвертого гражданина Центральноафриканской Республики покинуть свои дома. Более 600 000 человек стали перемещенными лицами внутри своей страны, и почти 594 000 человек нашли убежище в соседних странах, таких как Камерун, Демократическая Республика Конго и Чад, которые сами борются с высоким уровнем бедности.

** 3. Замбия * — Что касается изменения климата, , по оценкам, 2.3 миллиона человек в стране срочно нуждаются в продовольственной помощи *

В Замбии последствия изменения климата неоспоримы. По оценкам, 2,3 миллиона человек в стране срочно нуждаются в продовольственной помощи из-за повторяющихся и продолжительных засух.18 Отсутствие продовольственной безопасности из-за экстремальных погодных явлений, вредителей или эпидемий не является чем-то новым для не имеющих выхода к морю стран юга Африки, однако температуры по данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата

, в регионе растут примерно в два раза быстрее, чем в мире.

** 4.Бурунди * — Нестабильность, подпитывающая гуманитарный кризис, 1,7 миллиона человек хронически борются за то, чтобы прокормить свои семьи

В условиях продолжительной политической нестабильности, высокого уровня бедности и серьезных проблем с правами человека гуманитарная ситуация в Бурунди остается нестабильной. Стихийные бедствия, перемещение населения, эпидемии малярии и риск распространения вируса Эбола в страну усугубляют и без того опасную ситуацию.

** 5. Эритрея * — Спасаясь от засухи и репрессий, половина всех детей в возрасте до пяти лет имеет задержку роста в результате недоедания

Сильная засуха в 2019 году, последовавшая за засушливым годом выше среднего в 2018 году, теперь ухудшает ситуацию, поскольку дальнейшие неурожаи приводят к отсутствию продовольственной безопасности и недоеданию у широких слоев населения.Кочевые сообщества особенно уязвимы перед стихийными бедствиями, такими как засуха и наводнения в сезон дождей.

** 6. ДНР Корея * — Голод за закрытыми дверями, Около 10,9 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи для удовлетворения своих потребностей в еде, здоровье, воде, санитарии и гигиене

По оценкам ООН, около 10,9 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи для удовлетворения своих потребностей в продуктах питания, здоровье, воде, санитарии и гигиене.38 По оценкам, 43% населения недоедает, поскольку производство сельскохозяйственных продуктов питания не удовлетворяет их потребности из-за отсутствие современного оборудования, усугубляемое волнами тепла, засухами и наводнениями.

** 7. Кения * — Оказавшись в ловушке среди наводнений и засух , более 1,1 миллиона человек живут без постоянного доступа к продовольствию

Более 1,1 миллиона человек живут без постоянного доступа к продуктам питания, и более 500000 детей в возрасте до пяти лет нуждаются в лечении от недоедания48. Сохраняющиеся засушливые условия на всей территории Кении привели к снижению продуктивности животноводства и сельскохозяйственных культур, повышению цен на продукты питания и снижению воды. По оценкам, сельскохозяйственное производство сократилось вдвое.Когда выпадает не слишком мало осадков, их бывает слишком много.

** 8. Буркина-Фасо * — тихая гуманитарная катастрофа, около 5,2 миллиона человек — более четверти населения — затронуты эскалацией насилия в Центральном Сахеле

Буркина-Фасо была отмечена годами затяжной политической нестабильности, вызванной проблемами безопасности, вакуумом власти, слабым управлением и присутствием вооруженных групп. Кроме того, страна крайне бедна и страдает от высокого уровня экономического неравенства и дефицита сельского хозяйства, в основном из-за отсутствия безопасности.

** 9. Эфиопия * — порочный круг бедствий, голода и перемещения Около 7,9 миллиона человек страдают от серьезного недоедания, особенно беременные и кормящие женщины, младенцы и пожилые люди

Эфиопия столкнулась с множеством проблем в 2019 году: засуха в восточной и юго-восточной частях страны, локальные наводнения, а также значительные гуманитарные потребности и потребности в восстановлении внутренне перемещенных лиц, беженцев, репатриантов и принимающих общин.

** 10. Бассейн озера Чад * — Вооруженный конфликт, перемещение и голод, почти 10 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи

Кризис в бассейне озера Чад многогранен: 10 лет конфликта и насилия, бедности, голода, перемещения и снижения уровня воды в озере привели к тому, что почти 10 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи.68 В Чаде около 657 000 перемещенных лиц нуждаются в помощи. Кроме того, тысячи беженцев из Центральноафриканской Республики и Судана нашли убежище в Чаде.

О CARE: CARE, основанная в 1945 году с использованием культового пакета CARE, является ведущей гуманитарной организацией, работающей по всему миру для спасения жизней, борьбы с бедностью и достижения социальной справедливости. CARE уделяет особое внимание работе вместе с бедными девочками и женщинами, потому что, располагая необходимыми ресурсами, они могут вывести семьи и целые общины из нищеты. CARE работает в 100 странах и в прошлом году охватила более 68 миллионов человек. Чтобы узнать больше, посетите сайт www.care-international.орг.

CrisisWatch: май 2019 г. | Кризисная группа

В мае произошел тревожный рост напряженности в отношениях между Ираном и США и Саудовской Аравией, а также эскалация войны в Йемене, которая может еще больше усилиться в июне. Проправительственные силы в Сирии активизировали бомбардировки Идлиба, и обострились боевые действия в столице Ливии Триполи и вокруг нее. Отношения между федеральным правительством Сомали и регионами ухудшились, а «Аш-Шабааб» увеличила количество нападений, предвещая плохой июнь. Военный совет Судана отказался от требований передать власть мирным жителям и уже усиливает репрессии против протестующих.Насилие ополченцев возросло на северо-западе Центральноафриканской Республики, в результате межобщинных рейдов на востоке Чада погибли десятки людей, а в западном Нигере участились нападения подозреваемых в джихадистов. Силы безопасности Бенина расправились с демонстрантами оппозиции, конституционные реформы, которые могут дать президенту Того еще два срока, привели к обострению напряженности, а политический тупик Гвинеи-Бисау может спровоцировать волнения в ближайшие недели. Антимусульманское насилие возросло в Шри-Ланке, а напряженность резко возросла в Косово и между Косово и Сербией.В Гондурасе вспыхнуло насилие, когда правительство столкнулось с массовыми протестами против запланированных реформ. В Никарагуа переговоры между правительством и оппозицией зашли в тупик, что вызвало опасения, что они могут пошатнуться в июне, что еще больше усугубит политический кризис в стране.

Как мы предупреждали, заметный рост напряженности между Ираном и США может привести к военной конфронтации — прямой или косвенной — если обе стороны и внешние субъекты не предпримут более серьезных шагов по деэскалации.США ужесточили экономическую хватку в отношении Ирана, отменив отказы, которые позволяли странам импортировать иранскую нефть, и объявили, что укрепят военные активы на Ближнем Востоке. Тегеран в ответ отказался от соблюдения ядерной сделки 2015 года и пригрозил активизировать обогащение урана, если другие стороны соглашения (Великобритания, Франция, Россия, Китай и Германия) не смогут защитить нефтяной и банковский сектор Ирана от санкций в течение 60 дней. Масла в огонь подлили невостребованные нападения на четыре нефтяных танкера у берегов Объединенных Арабских Эмиратов, которыми, по утверждению Вашингтона, руководил Тегеран, и атаки беспилотников на трубопровод в Саудовской Аравии .Последние удары были заявлены силами хуситов в Йемен , но Саудовская Аравия обвинила Иран в руководстве действиями хуситов. В явную отместку коалиция под руководством Саудовской Аравии нанесла авиаудары по столице Йемена Сане, в результате чего погибли мирные жители. Боевые действия также обострились на нескольких фронтах по всему Йемену, что вызвало опасения по поводу еще большего насилия на йеменской земле и новых нападений хуситов на активы Саудовской Аравии и Эмиратов в ближайшие недели.

В Ливии сотни были убиты в столице Триполи и ее окрестностях, поскольку усилились боевые действия между силами фельдмаршала Халифы Хафтара и теми, кто номинально лоялен правительству, поддерживаемому ООН.Чтобы предотвратить затяжной региональный конфликт, противоборствующие стороны и их внешние покровители должны договориться о немедленном прекращении огня, включая частичный вывод сил Хафтара, и дать ООН возможность возобновить переговоры. Проправительственные силы в Сирии усилили кампанию бомбардировок джихадистов в провинции Идлиб на северо-западе, в результате чего, по сообщениям, были убиты сотни человек, многие из которых были мирными жителями.

В Сомали , и без того напряженные отношения между федеральным правительством в Могадишо и региональными штатами еще больше испортились, что повысило риск усиления политической нестабильности и отсутствия безопасности, так же как «Аш-Шабааб» активизировало нападения в столице и сельских районах.После того, как переговоры между президентом Фармаджо и региональными лидерами провалились без согласия по важнейшим вопросам, от избирательного процесса до разделения ресурсов, два региона приостановили сотрудничество с центром. Надежды на мирный переход в Судан после свержения президента Башира быстро тают. В мае правящий военный совет сопротивлялся давлению с целью передать власть гражданским лицам, и, как сообщается, солдаты дважды открывали огонь по протестующим. Насилие может возрасти в июне; Столкновения уже начались, когда силы безопасности пытались разгромить сидячую забастовку протеста за пределами министерства обороны в Хартуме.В соседнем Чаде межэтнические нападения участились на востоке, а насилие со стороны ополченцев возросло в Центральноафриканской Республике .

Подозреваемые джихадисты активизировали нападения на западе Нигера недалеко от границы с Мали и Буркина-Фасо, убив несколько мирных жителей и десятки солдат. После спорных выборов в Бенин силы безопасности столкнулись с протестующими оппозиционерами в экономической столице Котону, в результате чего, как сообщается, погибли по меньшей мере семь человек.И правительство, и оппозиция ужесточили свои позиции, вызвав опасения, что насилие может обостриться в июне. Парламент соседнего Того проголосовал путем внесения изменений в конституцию, которые могут привести к тому, что президент Гнасингбе, находящийся у власти с 2005 года, останется до 2030 года, что сильно рассердит оппозицию. В Гвинее-Бисау президент Ваз продолжал сопротивляться давлению со стороны правящей партии назначить нового премьер-министра после мартовских выборов и разрешить формирование правительства. Тысячи людей вышли на улицы в знак протеста, и есть опасения, что силы безопасности могут принудительно подавить дальнейшие протесты, особенно в конце срока Ваза 23 июня.

В Шри-Ланка , последствия террористических атак в пасхальное воскресенье продолжались по мере роста межобщинной напряженности и антимусульманского насилия, когда сотни мусульманских предприятий, домов и мечетей были повреждены или сожжены во время нападений сингальских буддистских экстремистских групп. В Европе напряженность возросла в пределах Косово и между Косово и Сербией после полицейского рейда на подозреваемых в организованной преступности на севере с сербским большинством.

В Гондурасе года политическая напряженность разгорелась по мере того, как продолжались протесты против запланированных правительством реформ здравоохранения и образования, что привело к ожесточенным столкновениям между протестующими и полицией.Переговоры между правительством Никарагуа и оппозицией зашли в тупик из-за опасений, что политический кризис может обостриться в июне, когда истечет согласованный срок для освобождения политических заключенных правительством и стране грозит исключение из Организации американских государств.

Глобальный отчет о продовольственных кризисах

Глобальный отчет о продовольственных кризисах принят в качестве справочного документа по последним оценкам острого голода в мире. Это общественное благо, коллективно подготовленное 15 ведущими глобальными и региональными учреждениями под эгидой Информационной сети по продовольственной безопасности.

Более 113 миллионов человек в 53 странах столкнулись с острым голодом, требующим срочного продовольствия, питания и средств к существованию ( IPC / CH, фаза 3 или выше ) в 2018 году. Этот отчет ярко иллюстрирует голод, вызванный конфликтом и отсутствие безопасности, климатические потрясения и экономические потрясения.

Йемен (15,9 млн)
Демократическая Республика Конго (13,1 млн)
Афганистан (10 млн)
Сирийская Арабская Республика (6.5 м)
Южный Судан (6 M)
Бассейн озера Чад (3,4 млн)
Сомали (2,7 млн)
Ирак (2,5 млн)
Центральноафриканская Республика (1,7 млн)
Палестина (1,3 млн)

КОНФЛИКТ И НЕБЕЗОПАСНОСТЬ

Конфликт и отсутствие безопасности оставались ключевыми факторами в 2018 году.
Около 74 миллионов человек — более двух третей — из тех, кто сталкивается с острым голодом, проживали в 21 стране, пострадавшей от конфликта или отсутствия безопасности.Около 33 миллионов из этих людей проживали в 10 странах Африки; более 27 миллионов человек в семи странах Западной Азии / Ближнего Востока; 13 миллионов в трех странах Южной / Юго-Восточной Азии и 1,1 миллиона в Восточной Европе.

КОНФЛИКТ И НЕБЕЗОПАСНОСТЬ

Конфликты и отсутствие безопасности, вероятно, останутся основными движущими силами кризисов в области продовольственной безопасности. Затяжные конфликты в одних странах и отсутствие безопасности на местах и ​​межобщинное насилие в других будут по-прежнему нарушать сельскохозяйственное производство и рынки и лишать домохозяйства их средств к существованию, усиливая использование ими негативных стратегий выживания и повышая их уязвимость перед потрясениями.Конфликт и отсутствие безопасности будут способствовать увеличению перемещений внутри страны или в соседние страны или будут обеспечивать, чтобы люди оставались перемещенными в течение длительных периодов времени, усугубляя, в большинстве случаев, отсутствие продовольственной безопасности для тех, кто бежит и / или из принимающих общин.

КЛИМАТИЧЕСКИЕ УДАРЫ

Ожидается, что погодные потрясения и экстремальные климатические явления окажут серьезное воздействие на сельское хозяйство и животноводство в нескольких регионах, в том числе тех, которые уже переживают продовольственный кризис.В южноафриканском регионе засушливая погода уже снизила перспективы сельскохозяйственного производства в 2019 году, в то время как массовое уничтожение скота, источников средств к существованию и посевов после тропического циклона Идай в марте 2019 года еще больше усугубит отсутствие продовольственной безопасности в Мозамбике, Малави и Зимбабве. Ожидается, что в Латинской Америке и Карибском бассейне засушливая погода, связанная с условиями Эль-Ниньо, повлияет на сельскохозяйственное производство и цены на продукты питания в Колумбии, Сальвадоре, Гватемале, Гаити, Гондурасе, Никарагуа и Венесуэле (Боливарианская Республика).

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УДАРЫ

В 2019 году экономическая нестабильность — часто в результате конфликта, отсутствия безопасности на местах или политической нестабильности — будет и дальше подрывать статус продовольственной безопасности уязвимых домохозяйств в Демократической Республике Конго, Ливии, Южном Судане, Судан, Сирийская Арабская Республика, Венесуэла (Боливарианская Республика), Йемен и Зимбабве. На состояние продовольственной безопасности беднейших домохозяйств, вероятно, больше всего повлияет рост цен на продукты питания, топливо, лекарства и другие предметы первой необходимости, а также отсутствие возможностей для работы, что также ослабляет способность фермеров и мелких землевладельцев инвестировать в производственные ресурсы, необходимые для увеличения урожайность сельскохозяйственных культур или повысить их устойчивость к потрясениям.

ВСПЫШКИ БОЛЕЗНИ

Ожидается, что в Йемене, Центральноафриканской Республике, Демократической Республике Конго, бассейне озера Чад и англоязычных регионах Камеруна затяжные или усиленные конфликты еще больше затруднят доступ к услугам в области здравоохранения и питания. Ожидается, что в 2019 году вспышки холеры и кори сохранятся во многих странах, затронутых конфликтами и перемещениями, и потенциально увеличатся в условиях плохой санитарной инфраструктуры, загрязнения питьевой воды и отсутствия медицинских услуг.

Новая гуманитарная | 25 кризисов, сформировавших историю

Что случилось

10 января 2010 года землетрясение магнитудой 7,0 обрушилось на Гаити, самую бедную страну в Западном полушарии. Одним 30-секундным взмахом хвоста «великая змея» (большая змея, как ее называют гаитяне) убила примерно 220 000 человек, нанесла неизмеримый ущерб инфраструктуре и оставила без крова почти 1,5 миллиона человек. Однако ущерб был не просто следствием силы землетрясения.Перенаселенность, плохо построенные конструкции и отсутствие строительных норм были во многом виноваты в масштабных разрушениях. Учитывая долгую историю Гаити, полную политических потрясений, стихийных бедствий и бедности, землетрясение стало печальным поворотным моментом для многих гаитян, которые стали называть события в этой маленькой стране произошедшими «до» или «после».

Почему это имело значение тогда и имеет значение сегодня

После цунами 2004 года в Индийском океане катастрофа не получала такого внимания, включая широкое освещение в СМИ и визиты политиков, знаменитостей и тысяч добровольцев.Беспрецедентное финансирование гуманитарной помощи было направлено в виде денежных переводов на миллионы долларов, и более 3 миллиардов долларов были выделены официальному гуманитарному сектору. Однако по мере того, как разворачивался ответ, многие жаловались на плохую подотчетность и прозрачность финансирования. Слабость многостороннего реагирования на землетрясение, а также наводнение в Пакистане в том же году привели к реформам Программы преобразований.

Через десять месяцев после землетрясения холера была подтверждена на Гаити впервые за более чем столетие.Болезнь быстро распространилась из-за плохой инфраструктуры водоснабжения и канализации, что привело к самой серьезной вспышке в новейшей истории, в результате которой погибло более 8000 человек. Пять лет спустя ООН признала свою роль в вспышке болезни, причиной которой стала база Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Гаити (МООНСГ). Многие из болезней Гаити все еще сохраняются, включая слабое политическое управление, плохую инфраструктуру и отсутствие экологической безопасности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.