Разное

Производитель древесного угля: Производство древесного угля оптом

21.07.2021

Содержание

ООО Шалинский уголь Поизводство древесного угля и щепы

Мини-завод по производству УГОЛЬ ДРЕВЕСНЫЙ БЕРЕЗОВЫЙ, ГОСТ 7657-84 объемом  до 500 тонн в месяц и ЩЕПА ДЛЯ КОПЧЕНИЯ: БУК, ДУБ, ОЛЬХА, ЯБЛОНЯ, ВИШНЯ, СЛИВА, ГРУША, ЧЕРЕШНЯ, АБРИКОС — реализация оптом. ООО «Шалинский уголь» расположен на территории Шалинского района, Свердловской области, Россия. Производство функционирует с 2016 года. Технологический процесс осуществляется на современном экологически безопасном оборудовании отечественного и импортного происхождения: углевыжигательные ретортные печи «Горыныч-80», полуавтоматическая дровокольная линия JAPA375, линия фасовки готового продукта «Нотис» и др. На территории имеется склад для хранения сырья и готовой продукции — угля на 6000 м3 и  склад для хранения готовой продукции в крафт-мешках на 500 м3.  В июне 2019г. запустили вторую углевыжигательную печь.

Использование печей ретортного типа, без доступа кислорода, позволяет получить продукт без вредных примесей. В качестве сырья для производства используется отборная древесина, что позволяет получать древесный уголь высшего ресторанного качества.

Реализация продукции оптовая от одной фуры.

ЭКСПОРТ с 2020г. 

Основной вид продукции – древесный уголь березовый, ретортный. Объем производства 300-500 тонн в месяц.

Дополнительные виды продукции: 

  • брикеты из древесного угля, ПИНИ КЕЙ и РУФ,
  • щепа для копчения и виноделия буковая, ольховая, дубовая, вишнёвая, грушевая,сливовая, абрикосовая, яблоневая, черешня, осиновая, липовая —  сухая,  из лиственных пород деревьев. Щепа по 20 кг в мешках или фасованная от 200 г. до 1 кг. Объем производства от 20 до 40 тонн в месяц.
  • Отправим транспортной компанией любой объем в любой город России.
  • дрова березовые для каминов, печей,
  • жидкость для розжига — без содержания метанола!
  • деревянные скалки и деревянные толкушки.
  • купить можно на складе в Екатеринбурге.

По желанию клиента продукция (щепа для копчения, уголь древесный) фасованная в мелкую упаковку   укладывается на евро-поддоны и паллетируется стрейч-пленкой.

 

Производство древесного угля

Наша компания производит древесный уголь – экологически чистый вид топлива.

Древесный уголь мы производим на специальном современном углевыжигательном оборудовании, позволяющем получать экологически чистый продукт высокого качества. Производимый нашей компанией древесный уголь отвечает требованиям ГОСТ 7657-84.

Мы предлагаем:

  • Высокое качество продукции
  • Доступные цены
  • Индивидуальный подход к клиенту

Древесный уголь мы поставляем в любых упаковках (мешках) и без упаковки, в любых объемах. С каждым клиентом условия, сроки и способы поставки обсуждаются индивидуально. Возможна отправка древесного угля во все регионы России автомобильным или железнодорожным транспортом. Мы будем рады сотрудничеству с постоянными клиентами, которым предоставим особые условия оплаты и поставок.

Цена древесного угля договорная, зависит от объема закупки, долгосрочности контракта и других факторов.

О древесном угле

Древесный уголь получают в процессе пиролиза древесины при отсутствии воздуха. Древесный уголь известен в истории с давних времен, подробнее можно прочитать в статье об истории использования древесного угля.

Применение древесного угля разнообразно. Его применяют в промышленных производствах металлов, медицинской промышленности, в установках для очистки и фильтрации и т.д. Читайте подробную статью о применении древесного угля.

Но, наверно, самой большой областью применения древесного угля является использование его в качестве топлива. Уголь используют для приготовления мясных, рыбных и других блюд в мангалах, барбекю, грилях. Чем же так хорош древесный уголь по сравнению с обычными дровами?

Плюсы древесного угля в сравнении с древесиной:

  • Уголь не дает пламя - это позволяет приготовить еду более качественно и вкусно
  • Уголь экономичнее дров - для приготовления пищи угля требуется намного меньше, чем дров
  • Уголь более экологичен – еда, приготовленная на углях, не будет содержать канцерогенов

Узнать подробную информацию о поставках древесного угля можно связавшись с нами по телефону или электронной почте.

Мы постараемся ответить на все интересующие вас вопросы.

Производство древесного угля в СПб

Прибыль

2 000 000 ₽/мес

Город

Санкт-Петербург и ЛО

Окупаемость

6 мес.

Прибыль

2 000 000 ₽/мес

Обороты

5 000 000 ₽

Метро

По запросу

Расходы

3 000 000 ₽

Основная информация о бизнесе

Производственный (пиролиз) комплекс по производству древесного угля находящийся в Ленинградской области. Производственные мощности рассчитаны на производства угля до 200 тонн в месяц (при правильной эксплуатации и организации производственного процесса) Для этого все необходимое имеется.

Площадь земельного участка возможно увеличить на очень выгодных условиях от собственника. Бетонные производственные площадки, круглогодичные подъезды, разумное уединение, свет, три отдельные производственных помещения, общей площадью около 3500 кв. м., организованы места для проживания рабочих.

При верном подходе производится добротный березовый уголь, который очень легко реализовать, благодаря его качеству (имеется товарный остаток фасованного угля по 10кг, 5кг и 3кг).

Самое главное - это невероятно низкая цена продажи при практически новом оборудовании.

Расположение

в Ленинградской области

Узнать адрес

Организационно-правовая форма

ИП

Информация о помещении

Три отдельных производственных помещения, места для проживания рабочих

Площадь
По запросу
Аренда
40000
Договор аренды
11 месяцев с пролонгацией
Коммунальные услуги
15000
Средства производства
  • Угольные бочки
  • Необходимое оборудование
  • Вагончики для проживания
  • Трактор
  • Бетонные площадки
  • Товарный остаток 30 тонн
Нематериальные активы
  • Договоры с поставщиками
  • Контакты с работниками
Персонал

Укомплектованный штат сотрудников из 10 человек. Персонал готов продолжить работу.

Документы

Документы в наличии и готовы к проверке.

Дополнительная информация

Возможны разные варианты реализации.

Продавец готов рассматривать варианты с обменом на ликвидные активы, недвижимость и т.д. Все можно обговорить при контакте с ним.

Древесный уголь

Что мы знаем о древесном угле? То, что он стал обязательной составляющей рюкзака среднестатистического туриста, что это незаменимая вещь в походах и пикниках, при приготовлении пищи. На самом деле, история древесного угля уходит глубоко в прошлое. Области же его применения не ограничиваются заурядным мангалом, они многочисленны.

Упоминания о древесном угле встречаются еще в Древнем Египте времен 4000 – 2680 гг. до н.э.. Участки Аравийской пустыни и Синайского полуострова изначально были очень богаты лесами. Именно на этих территориях производство древесного угля было очень крупным, пока лесные запасы не истощились. По некоторым данным, еще пещерные люди знали древесный уголь и пользовались им – они жгли его в пещерах, чтобы не было дыма. Запасали его после больших пожарищ, а также делали самостоятельно. Для этого прогорающие угли посыпали золой.

Что касается России, то здесь древесный уголь использовался тоже с давних времен. Все кузнецы пользовались в работе только древесным углем. Производили его на Руси двумя способами: ямным и кучным. В первом случае древесину жгли в ямах. Во втором, из древесины собирали большие стога, обмазывали их толстым слоем грязи и торфа. Причем, сверху оставляли небольшое отверстие, через которое выходил воздух. Эта конструкция горела и тлела около месяца, а остывала еще дней десять. Об экологии речи не шло, и все продукты горения выбрасывались непосредственно в атмосферу. Производить древесный уголь промышленным способом начали на Урале. Современные же производства, экологически чистые и высокоорганизованные, начали появляться в конце XX – начале XXI веков.

Основной частью древесного угля является углерод. Древесный уголь по своему составу схож с каменным углем, в котором углерод также является основным элементом. По сути, и древесный и каменный уголь имеют в основе древесину. Только в каменном угле древесина разлагалась многие века при ограниченном доступе кислорода, а древесный уголь - это обугленная древесина, которую частично сожгли при недостатке кислорода.

Химический состав древесного угля включает в себя:
Углерод 80..92% (средний показатель 85%)
Кислород 5..15%
Фосфор 0,016..0,037%
Водород 4..4,8%
Летучие вещества не более 20%
Зола не более 3%
Влага от 2..4% до 7..15%
Удельная теплота сгорания (калорийность) 7000..8100Ккал/кг

В процессе обугливания состав древесного угля покидает большая часть влаги, серы, фосфора и кислорода. При этом потери углерода и водорода минимальны. Также остается и зола, которая не удаляется при обугливании. Причем, чем выше температура выжигания, тем меньше углерода остается в составе. Так, например, при температуре 450°С уровень углерода равен 85 %, а водорода – 3 %.

Содержание фосфора зависит от вида древесины: в березовом древесном угле его содержится 0,037 %, в еловом – 0,017 %, а в сосновом – 0,016 %.

При небольшом содержании кислорода, находясь при обычной температуре, древесный уголь обладает способностью присоединять кислород. Поэтому одно из его свойств – склонность к самовозгоранию. Влажность по окончании процесса обугливания равняется 2-4 %, но она существенно возрастает в процессе хранения – до 7-15 %. Теплотворная способность древесного угля, произведенного при температуре 400-500°С, составляет 7000-8100 Ккал/кг. Для сравнения, калорийность каменного угля – 7200-8600 Ккал/кг.

Физический состав и свойства древесного угля:
Плотность (кажущаяся плотность) 260-380 кг/м?
Истинная плотность 130-150 кг/м? (в среднем 143 кг/м?)
Удельная поверхность 160-400 м?/г
Вес Около 210 г – 1 л
От 100 до 195 кг – 1 м?
Отношение объема пор к объему куска (пористость) 72-80 %
Средняя удельная теплоемкость 0,69-1,21 кДж/(кг. К) при 24 и 560°С
Теплопроводность 0,058 Вт/(м.К)
Удельное электрическое сопротивление 0,8.108 - 0,5.10? Ом.см

Древесный уголь очень пористый. Причем, отношение объема пор к объему куска зависит от сорта древесины: так у березового угля оно равно 72 %, а у елового – 80 %. Также от сорта древесины зависит и вес угля: 1 м? насыпного сухого елового угля весит около 100 кг, такой же объем березового угля весит около 180 кг, а букового – уже около 195 кг.

Различают кажущуюся плотность древесного угля и истинную. Кажущаяся плотность – это вес угля в том виде, как он есть, со всеми порами. Она тоже зависит от сорта древесины: из плотных пород получается плотный уголь, а из мягких – мягкий. Так у елового древесного угля кажущаяся плотность – 260 кг/м?, осинового – 290 кг/м?, а березового – уже 380 кг/м?. Истинная же плотность возрастает с температурой обугливания. К примеру, при температуре 350°С плотность угля равняется 1500 кг/м?.

Если же температура возрастает до 1500°С, то плотность увеличивается до 1869 кг/м?.

Качественный древесный уголь имеет черный блестящий цвет с синим отливом. На изломе видно, что он хорошо сохранил структуру дерева. А вся его поверхность покрыта трещинами. По этим трещинам можно определить время обугливания (чем больше их, тем быстрее оно проходило). При ударе куски угля издают достаточно звонкий звук. Сам уголь легко разжигается и дает много тепла.

Существует два вида древесного угля: черный и белый. Белый уголь обугливается при низкой температуре. Лишь под конец ее резко увеличивают до 1000°С. Раскаленные куски достают из пламени и засыпают смесью песка, пепла и земли, чтобы охладить. Именно эта смесь делает поверхность угля белой. Коры у белого угля нет, она выжигается в процессе обугливания. Тогда как у черного угля обычно кора сохраняется. Поверхность у белого угля ровная и твердая. В Японии создают белый уголь из каменного или железного дуба. Такой уголь очень твердый и горит долго, поэтому он считается самым лучшим.

Различают древесный уголь, изготовленный из древесины смешанных лиственных пород, и из древесины твердолиственных пород (данная древесина более предпочтительна). Также классифицируют по размеру кусков: 6-12 мм – мелкий и больше 25 мм – крупный. Разделяют уголь и по ГОСТу: А – высший сорт, Б – первый сорт.

Процесс производства древесного угля достаточно прост: его выжигают в закрытом пространстве без доступа воздуха. Такая операция называется пиролизом. При высокой температурной обработке из древесины получается: древесный уголь, а также жидкие и газообразные продукты (ацетон, метанол, уксусная кислота, смолы и пр.). Но, несмотря на всю простоту, процесс пиролиза должен строго регулироваться. В противном случае, количество полученного древесного угля окажется меньше, а сам уголь будет мелким и пахнуть смолами. Главное правило: во время производства к процессу не должно быть доступа воздуха. К слову, лучшим древесным углем считается тот, который выжгли при температуре, не превышающей 400-500°С.

Современные предприятия, на которых производится древесный уголь, оснащены специальными ретортными печами. Весь процесс проходит непосредственно в такой печи. Предваряет ее топка (1), далее идет камера, в которой происходит процесс пиролиза (2). Следующая часть – сушильная камера (3). По обеим сторонам печи располагаются реторты, слева с подготовленными дровами (4), а справа – с остывающим углем (5). Завершает установку вытяжная труба (6). Камеры пиролиза и просушки угля разделены, благодаря чему тепло используется с большей пользой. Причем, пламя образуется за счет горения летучих продуктов, а не за счет горения дров. Летучие продукты, которые выделяются при сгорании, переносятся обратно в топку и там сгорают.

По статистическим данным, в настоящее время в мире производится около 9 млн.т. древесного угля в год. Причем, большую часть из этого количества производит Бразилия – около 7,5 млн.т. Доля России в общей сумме производимого угля – 100 тыс.т. в год. Мы используем импортируемый древесный уголь из Китая, Украины и Белоруссии. А количество потребляемого угля на одного человека в год составляет всего 100 граммов. Лидером по потреблению древесного угля является Япония – около 60 кг на человека в год. В странах Европы этот показатель равен примерно 20 кг.

Применение древесного угля лежит во многих областях:

- металлургическая промышленность использует его в качестве восстановителя, то есть для отделения металла от руды, а также, чтобы защитить отливаемый металл от окисления. Ценное качество угля при этом – минимальный процент серы и фосфора в составе.

- цветная металлургия и производство ферросплавов используют его в качестве компонента шихты.

- радиоэлектронная промышленность применяет его для производства кристаллического кремния.

- промышленность использует его как реагент для выработки сероуглерода (из него, в свою очередь, производят искусственное волокно, целлофан и даже ядохимикаты).

- при производстве активированных углей древесный уголь играет главную роль.

- при производстве электродов древесный уголь является основой.

- в сельском хозяйстве его применяют как добавку в рацион домашнего скота и птиц, а также как удобрение для почвы.

- при производстве пищевого красителя.

- косметическая отрасль использует его при производстве средств по уходу за волосами, телом и лицом.

- при приготовлении пищи его используют в барбекю, шашлычницах, грилях.

- используется населением как экологичный вид топлива.

Поистине, области применения древесного угля очень разнообразны и обширны. Что же касается Японии, где древесный уголь потребляется повсеместно, то там его закладывают в фундамент зданий, добавляют в мыло, печенье и зубные щетки, и даже играют на нем, как на ксилофоне.

Подводя итог, можно сказать, что древесный уголь обладает очень ценными качествами, являясь одновременно и топливом, дающим большую теплоотдачу, и топливом, абсолютно не загрязняющим окружающую среду.

Производитель древесного угля из Приморского края ищет партнеров

Статус Активен
Название центра РИЦ - Приморский край
Аннотация Компания из Приморского края, занимающаяся производством древесного угля, ищет партнеров для взаимовыгодного сотрудничества в рамках договора о сбыте продукции.
Описание предложения Компания создана в ноябре 2006 года. Основной вид деятельности компании на тот период времени был таможенный консалтинг и логистика. Работа компании в период с 2006-2008 годы была связана с логистическим обеспечением внешне-экономической деятельности приграничной Российско-Китайской торговли. С 2008 года компания расширила регион оказания услуг до крупнейших городов Китая – Шанхая, Пекина, Гуанчжоу. До 2013 года компания совместно с китайскими партнерами имела свои представительства в Иу, Гуанчжоу, Шанхае, Пекине. Начиная с 2012 года, компания приняла решение осуществлять научно-технические исследования продуктов производства из России, имеющих высокий экспортный потенциал. С этого периода времени были исследованы свойства гидролизного лигнина, подготовлены инвестиционные предложения для организации производства на основе гидролизного лигнина, подготовлено и осуществлено создание промышленного производства древесного угля. Производство древесного угля находится на территории активной лесопереработки на границе Хабаровского и Приморского краев. В качестве сырья для производства древесного угля класса А используются части деревьев, которые остались после вырезки деловой части древесины (комель и охлысты). Уголь производится из древесины твердых пород (дуб, ясень, ильм) на промышленной пиролизной печи, производительностью до 100 тонн в месяц. Качество получаемого угля стабильно, соответствует металлургическому коксу и ГОСТу классу А (высший сорт). Полученный продукт исследовался на химический состав и соответствие требованиям ГОСТа в Институте химии ДВО РАН. Протокол исследований подтвердил высочайшее качество продукта. Уголь фасуется в картонные коробки с полиэтиленовыми вкладышами по 4 кг (30 литров) и по требованию заказчика может быть разделен на фракции. Компания заинтересована в сбыте своей продукции в регионы России в рамках договора об услугах по сбыту продукции. Способ реализации: оптовые закупки предлагаемой продукции. Ожидаемый результат: заключение договора об услугах по сбыту продукции на долгосрочной основе, оптовые закупки предлагаемой продукции, увеличение прибыли компании, расширение клиентской базы, географии поставок, установление новых деловых связей.
Инновационные аспекты и преимущества Собственное производство древесного угля из древесины твердых пород на Дальнем Востоке России. Натуральный продукт для использования в барбекю и ресторанах. Качество получаемого угля стабильно, соответствует металлургическому коксу и ГОСТу классу А (высший сорт). Полученный продукт исследовался на химический состав и соответствие требованиям ГОСТа в Институте химии ДВО РАН. Протокол исследований подтвердил высочайшее качество продукта. При горении угля отсутствует дым и запах. Упаковка угля может быть изготовлена в соответствии с требованиями заказчика.
Текущая стадия развития -
Технологические ключевые слова 04002001 Топливные элементы
04003004 Mining and extraction
Коды рыночных применений 06005001 Добыча угля
06005002 Оборудование угольной энергетики
Права интеллектуальной собственности Секреты производства
Комментарии, дата и номер патента -
Тип требующегося сотрудничества Договор об услугах по сбыту продукции
Тип искомого партнера Тип искомого партнера: МСП, крупные компании. Область деятельности партнера: сельское хозяйство, строительство, металлургия, торговля, ресторанный бизнес. Роль партнера в предлагаемом взаимодействии: заключение договора об услугах по сбыту продукции; оптовые закупки предлагаемой продукции; реализация продукции через все возможные каналы сбыта.
Предпочитаемые страны Страны СНГ
Армения
Белоруссия
Молдавия
Украина
Страны EEN
Австрия
Бельгия
Босния и Герцеговина
Болгария
Чили
Китай
Египет
Исландия
Израиль
Япония
Македония
Мексика
Черногория
Норвегия
Южная Корея
Швейцария
Сирия
Тунис
Турция
США
Албания
Аргентина
Бразилия
Канада
Грузия
Индия
Индонезия
Иордания
Новая Зеландия
Парагвай
Перу
Россия
Сербия
Сингапур
Китайская Республика Тайвань
Дата профиля 22. 02.2017
Тип профиля Бизнес предложение
Открытость профиля для выражений интереса Y
Профиль из EEN N

«Как делают уголь для барбекю?» — The Village Україна

Даже если пикник запланирован в лесу, многие предпочитают не заниматься поиском дров на месте и покупают в супермаркете поленья или специальный уголь для барбекю. Уголь выглядит как перегоревшая древесина, отчего возникает вопрос: почему он горит? За ответом мы обратились к учредителю компании Grillbon, занимающейся производством древесного угля и угольных брикетов.

 

 Как делают уголь для барбекю?

 

  

Иван Бондарчук

учредитель Grillbon

Для производства древесного угля используют твердолиственные породы деревьев — берёзу, дуб, граб, ясень, черешню, яблоню. Самый прочный и плотный получается из берёзы и граба. Уголь для барбекю делают по двум технологиям — кусковой и брикетной.

Производство угля из кусковой древесины имеет несколько

этапов. Сначала сырьё подготавливают: нарезают, измельчают и сушат. Затем помещают в углевыжигательную печь, температура в которой достигает 450°С. Здесь происходит процесс пиролиза древесины, то есть её термическое разложение в вакууме. После этого уголь должен остыть в печи, также без доступа кислорода. Затем его достают и оставляют остывать ещё на 30 часов. Если не сделать этого, уголь может самовоспламениться. Процесс остывания называют стабилизацией. В завершение кусковой древесный уголь фасуют в мешки.

Если не соблюдать технологию производства, выход угля снижается, он получается мелким, пахнущим смолами, недожжённым. Самая распространённая причина уменьшения количества угля на выходе — попадание кислорода в печь, из-за чего происходит выгорание части массы.

Если производить уголь по брикетной технологии, то в качестве сырья нужно использовать уже готовый мелкий древесный уголь. Его смешивают с клейстером и крахмалом, а из получившейся массы с помощью пресса формируют брикеты. Основное преимущество древесноугольных брикетов — они плотнее, потому дольше горят, 4–5 часов (обычный древесный уголь — 1,5–3 часа). Перевозить брикеты тоже удобнее: они тяжелее, но занимают меньше места. Кроме того, они дают ровный жар.

  

 

Бизнес с угольком. Известный израильский бизнесмен строит производство в Ленобласти

Компания «Лен уголь» Давида бен Нани (Наникашвили) запускает в Лодейном Поле (Ленинградская область) производство прессованного угля (биоугля) из отходов деревообрабатывающей промышленности методом пиролиза. На первом этапе планируется запуск линии мощностью 5–6 тыс. т в год с объемом инвестиций в $3,5 млн. На втором этапе мощности вырастут до 10–12 тыс. т, а инвестиции — до $7 млн. Давид бен Нани отметил, что это только начало: в его планах построить в регионе еще два крупных предприятия, вложив в общей сложности не менее $20 млн.

Давид бен Нани (Наникашвили) родился в 1954 году, его семья репатриировалась из Грузии в Израиль в 1972 году. В Израиле он создал завод обработке алмазов. В начале 2000-х годов Давид бен Нани жил в Казахстане и занимался крупным проектом по строительству жилья в Астане с объемом инвестиций более $4 млрд (затем он был продан Israel's Financial Levers, сооснователем которой является израильский миллиардер Авраам Наникашвили).

Давид бен Нани возглавляет еврейскую общину Астаны. Последние 2 года предприниматель проживает в Израиле, где местные СМИ называют его родственником Авраама Наникашвили, который вел бизнес с Романом Абрамовичем, Семеном Вайнштоком, Вячеславом Мирилашвили и другими известными предпринимателями. Но сам Давид бен Нани отмечает, что эта информация не соответствует действительности: с Авраамом Наникашвили они однофамильцы.

В 2010 году бизнесмен планировал создать в России телекоммуникационную компанию. Он зарегистрировал ООО «Ван Смарт Стар. Ру» и вел переговоры с российскими мобильными операторами. Проект предполагал перевод юридических лиц на четырехзначные телефонные номера (набор через «звездочку», и далее — четыре цифры номера абонента), как это практикуется в Израиле, однако реализовать его не удалось.

Свой второй заход на российский рынок предприниматель решил начать с производства биоугля. Помимо этого Давид бен Нани планирует развивать в Ленинградской области переработку молочной продукции, инвестировав в не менее €30 млн. Он уже зарегистрировал компанию «Натурал Милк» и намерен создать кластер по молочной переработке. «Сейчас в России весьма велик объем импортной продукции и контрафакта, при этом хорошая качественная сырьевая база», — отмечает инвестор. Всего бизнесмен готов создать в регионе около 3 тыс. рабочих мест. Однако реализация этих планов отложена в связи с пандемией. 

Биоуголь на экспорт

Под производство биоугля инвестор выкупил площади некогда крупного неработающего деревообрабатывающего комбината в Лодейном Поле. За несколько лет были реконструировано три цеха общей площадью 4,5 тыс. м2. В настоящее время идут пусконаладочные работы, которые планируется завершить в I квартале 2021 года. На первых порах будет работать один цех, затем планируется ввести в эксплуатацию еще два. Срок окупаемости составит около 3 лет. Местом для создания предприятия инвестор выбрал Ленинградскую область, хотя кроме России он рассматривал и другие страны: Грузию, Казахстан, Болгарию. Однако, по его словам, в Ленобласти достаточно высокие запасы лесного сырья, а кроме того, глубокая переработка леса пока не отлажена. В планах также развивать собственную сырьевую базу, пока же у компании есть договоренности с местными поставщиками.

Давид бен Нани отмечает, что его привлекла государственная политика, которая подразумевает поддержку глубокой переработки сырья. Для России производство является инновационным: технология была разработана в Израиле, карбонизатор для производства построен в Китае, а оборудование для завода закупалось по всему миру, говорит он.

«Сейчас, как правило, для производства биоугля используется ретортная технология. В реторту загружается древесина и ставится на огонь. Это долгий прерывный процесс, который не дает высокого качества продукции. Мы нашли непрерывную технологию, которая позволяет превращать сырье в порошок, а затем изготавливать из него различные формы под прессом. Дело в том, что древесный уголь, который сейчас в основном производится в России, не слишком востребован за рубежом. В нем много мусора и пыли», — отмечают в компании.

Объем предварительно заключенных контрактов на поставки продукции уже втрое превышает мощности производства. Основные поставки запланированы в Бельгию, Австрию, Израиль, Казахстан, идут переговоры с партнерами из Германии. «Мы рассчитываем после снятия ограничений встретиться с губернатором Ленинградской области и обсудить наши планы на развитие производства в регионе. Здесь очень важен вопрос государственной политики в отношении переработчиков сырья, а также создания достаточной сырьевой базы. В России много возможностей для развития бизнеса и хорошая сырьевая база для многих производств, тем более сейчас сырье часто уходит за границу. Это ключевой вопрос, который надо решить. В ином случае придется ограничиться небольшим производством», — рассказывает Давид бен Нани.

Рынок с перспективой 

Марина Зотова, консультант агентства WhatWood, отмечает, что объем потребления древесного угля в целом в России около 370 тыс. т в год и реализуется в основном через торговые сети, магазины у дома, супермаркеты, гипермаркеты (X5 Retail Group, «Магнит», Auchan, «Дикси», «О'Кей», «Лента», METRO — около 50% от ежегодного объема продаж). На Москву и Московскую область приходится 35-40% потребления. В 2018 году объем экспорта составил 48 тыс. т, что на 16% больше, чем годом ранее. Главный спрос обеспечили китайские компании, в основном за счет поставок со своих же заводов, построенных в России. Основной объем поставок на экспорт приходится на кусковой древесный уголь (60%). 

Как посчитал начальник аналитического отдела ЗАО «Инвестиционная компания ЛМС» Дмитрий Кумановский, общий объем производства биоугля методом пиролиза в России составляет почти 100 тыс. т. Остальные объемы древесного угля для широкого потребителя обеспечивает производство по другим технологиям.

«Производство биоугля непрерывно растет, так как у нас в стране есть много сырья, кроме того, есть такое понятие, как санитарная рубка пораженного леса. АО «Роснано» заинтересовалось рынком биоугля и заказывало исследование рынка. Основной потребитель древесного угля в России — это граждане, покупающие уголь для гриля. Существенная часть идет на экспорт. В Европе, помимо этого, биоуголь стал чрезвычайно популярен в борьбе за экологию как замена традиционному углю. Также это наименее затратный по инвестициям способ быстро снизить вредные выбросы в атмосферу для перепродажи квот на выбросы промышленным государствам, чем занимаются многие страны», — говорит Дмитрий Кумановский.

По его словам, заявленные объемы производства невысоки, предприятие будет расширяться. «Например, швейцарская группа компаний AVA-CO2 Schweiz AG в 2010 году ввела в эксплуатацию первую в мире промышленную установку для производства биоугля по технологии НТС производительностью 8,4 тыс. т в год, а спустя 2 года была запущена и вторая подобная установка», — отмечает Дмитрий Кумановский.

Вокруг экологии

Одним брикетным заводом подобного типа владеет ООО «Сибирский биоуголь». Гарик Гаспарян, генеральный директор предприятия, говорит, что доля нового производителя в российском производстве составит примерно 10% (при запуске двух линий общим объемом от 10 тыс. т. — Прим. «НП»). «Данная продукция, безусловно, пользуется большим спросом, а спектр потребителей очень большой — от частного до промышленного использования. На самом деле ёмкость экспортного рынка древесного угля очень велик, я бы сказал бесконечен», — отмечает он.

По его словам, отношение израильской технологии разное. «Достоинствами технологии подобного рода являются простота, высокая производительность, возможность формования конечного продукта и снижения себестоимости. Однако она имеет очень большой недостаток — неэкологичность продукта из-за наличия в нем связующих химических элементов в виде крахмала (10–25%). Такой уголь не принято называть биоуглем, так как он не произведен из 100% древесины и имеет химические примеси, при горении он выделяет неприятный запах», — говорит Гарик Гаспарян.

Впрочем, в ООО «Лен уголь», наоборот, считают свою технологию экологичной. «Наша продукция абсолютно экологически чистая и удобная для потребителей. Биоуголь, изготовленный по непрерывной технологии, обладает высокой теплотворной способностью, у него долгое время горения, и он более чистый по сравнению с традиционным древесным углем. Кроме того, он не дает ни дыма, ни запаха. Биоуголь также используется в металлургии, он очень удобен для розжига печей и потому будет востребован у металлургических компаний», — говорит заместитель руководителя проекта «Лен уголь» Вениамин Беркуцкий.

Справка «Нового проспекта»:

Среднее потребление древесного угля на одного жителя в Европе, по данным WhatWood, составляет 2,54 кг в год, в США ― 2,88 кг в год, в Канаде ― 2,38, Японии ― 1,24, Корее ― 2,64 кг в год. В России, согласно официальной статистике, объем производства древесного угля в 2018 году составил 60,4 тыс. т, а потребление на одного человека ― 0,17 кг в год, что ниже, чем в любой другой стране Европы. Частично столь низкий показатель объясняется продолжительным холодным периодом, производство и продажи в который снижаются в 4–5 раз по сравнению с пиковым сезоном в мае-августе. Другая причина — неполный сбор данных по производству Росстатом.

Фото: Денис Вышинский/Коммерсантъ

Топ-10 стран-производителей древесного угля

Огатан, древесно-угольные брикеты из опилок.

Древесный уголь - важный природный ресурс, который на протяжении всей истории использовался для многих целей, включая искусство, медицину и химию. Однако в основном он использовался в качестве источника топлива. Хотя древесный уголь может быть получен из различных продуктов животного и растительного происхождения, наиболее распространенный коммерчески доступный древесный уголь производится из дерева.

Древесный уголь в основном состоит из углерода, называемого обугленным, с некоторыми остатками золы от исходной древесины. Древесный уголь получают путем нагревания древесины в среде с низким содержанием кислорода в течение нескольких дней. Этот процесс обезвоживает древесину и сжигает примерно 75% исходного объема древесины, в основном летучие соединения, такие как вода, метан, водород и смола. Полученное вещество состоит из комков (кирпичей) и порошка.Температура карбонизации определяет внешний вид, текстуру и температуру возгорания древесного угля. Некоторые побочные продукты процесса производства древесного угля также имеют полезное коммерческое применение, включая опилки, древесный спирт, пиролистную кислоту и древесную смолу.

Крупнейшие производители древесного угля

Бразилия производит 11% мирового древесного угля, являясь самой крупной страной-поставщиком в мире.Большая часть древесного угля Бразилии используется для производства чугуна, одного из основных экспортных товаров страны. Индия и Китай производят по 4% каждый, а символическую сумму вносят многие другие страны по всему миру. Остальные 63% мирового производства древесного угля базируются в Африке, особенно в таких странах, как Нигерия, Эфиопия, Демократическая Республика Конго, Мозамбик, Танзания, Гана и Египет. Семь из десяти ведущих стран-производителей древесного угля - африканские.

В период с 2004 по 2009 год мировое производство древесного угля увеличилось на 9%.Это в значительной степени связано с увеличением использования и производства древесного угля в развивающихся странах Африки. Примерно 30% древесины, заготовленной в качестве топлива в Африке, используется для производства древесного угля.

Благо для развивающихся стран

Почему возрастает использование древесного угля в развивающихся странах? До урбанизации большинство граждан проживало в изолированных сельских районах.Древесина была самым недорогим и доступным источником топлива. Однако древесину труднее воспламенить, ее неудобно носить и собирать, она опасна для детей (как источник осколков или колотых ран), дымная и грязная. Поскольку растущая урбанизация сделала уголь более доступным и легкодоступным, он стал предпочтительной альтернативой топливу, в которой отсутствуют или значительно уменьшаются многие неприятные негативные эффекты, присущие топливной древесине. Древесный уголь также намного дешевле современного топлива, такого как сжиженный нефтяной газ (СНГ) или керосин.Поэтому в странах, которые только начинают урбанизироваться, он крайне желателен в качестве источника топлива. Кроме того, увеличение производства древесного угля привело к созданию множества новых рабочих мест и значительному финансовому росту во многих африканских странах с развивающейся экономикой. Это помогает развивающимся странам экономить ресурсы, сокращать миграцию из сельских районов и повышать средний доход своих граждан.

Увеличение производства и потребления древесного угля может оказать значительное негативное воздействие на окружающую среду.Для стран с высоким потреблением, но слабыми источниками предложения существует опасность чрезмерного обезлесения существующих популяций деревьев в этой стране. Переход развивающейся страны с топливной древесины на древесный уголь может иметь разрушительные экологические последствия, если не будут установлены ограничения на производство и использование. Однако угольные печи намного эффективнее дровяных, и при надлежащем надзоре, управлении и поддержке древесный уголь может стать устойчивым ресурсом.

10 ведущих стран-производителей древесного угля

Рейтинг Страна Процентная доля производства древесного угля
1 Бразилия 11
2 Нигерия 8
3 Эфиопия 8
4 Демократическая Республика Конго 4
5 Мозамбик 4
6 Индия 4
7 Китай 4
8 Танзания 3
9 Гана 3
10 Египет 3
Кэролайн Оберхеу по экономике
  1. Дом
  2. Экономика
  3. Топ-10 стран-производителей древесного угля

Мир в действии: угледобывающая промышленность на северо-востоке Бразилии

Процесс производства древесного угля был известен с бронзового века и имел жизненно важное значение для металлургии до открытия процесса преобразования угля в кокс в начале 18 века. 1 Бразилия, в настоящее время крупнейший производитель древесного угля в мире, с более чем 12 миллионами метрических тонн в 2002 году, 2 сохранила свою угольную промышленность в значительной степени благодаря обширным месторождениям железа и очень небольшому количеству угольных шахт. 3

ЗАДАЧИ РАБОТЫ

В Бразилии древесный уголь производится в промышленных масштабах, главным образом путем обугливания древесины в каменных печах с помощью плохо механизированного процесса, который сильно зависит от человеческого труда. 1, 4 Мы наблюдали за процессом производства древесного угля в северо-восточной части штата Баия, Бразилия, и определили следующие задачи.

Лесозаготовки

Производство древесного угля начинается с падения деревьев, обычно Eucalyptus или Pinus , выращенных на плантациях. После того, как лесорубы распилили дерево с помощью цепной пилы, помощники убирают ветви, и древесина разрезается по размеру и сушится на воздухе.

Перевозка древесины

Лесовозы складывают бревна в местах, недоступных для тракторов или грузовиков.Помощники тракторов и грузовиков загружают лес на лесосеках и складывают их в печи. Помощники перемещаются из зоны распиловки в зону печи на верхней части штабеля бревен на загруженном транспортном средстве. Рабочие остаются наверху сваи во время загрузки и разгрузки (рис. 1).

Рисунок 1

Разгрузка тракторного прицепа в зоне печи.

Заполнение печи

На каждом объекте построено до сотен печей для обжига кирпича, в одну или несколько линий, так что их можно загружать и выгружать последовательно.Форма печей варьируется от полусферы до цилиндра с закругленными вершинами; последняя может иметь высоту до 2,5 м и может иметь металлические балки для поддержки вертикальных стен, а также боковых вытяжных систем. В печи есть вход для загрузки бревен и выход на противоположной стороне для выгрузки готового древесного угля.

Чтобы начать заполнение печи, выход древесного угля заделывают кирпичом и оштукатуривают глиной. Внутреннее пространство заполняется от стены до центра печи и от выхода древесного угля до входа в бревна.Плотность и положение древесины внутри печи являются определяющими факторами производительности древесного угля. Когда печь заполнена, вход закрывается, и рабочий поднимается на верх печи, чтобы разжечь огонь.

Пиролиз

Процесс сгорания занимает до семи дней. Продолжительность горения зависит от размера печи, а также плотности и свежести древесины (рис. 2). Рабочий, известный как горелка, проверяет цвет и количество дыма, которые указывают на стадию горения.Горелка или буровой мастер постепенно заполняет отверстия глиной по мере продвижения пиролиза, чтобы гарантировать, что тепло внутри печи подходит для производства древесного угля (рис. 3). Слишком сильный огонь может разрушить поленницу и разрушить печь. Работа горелки требует меньшей физической силы, чем рабочий печи, но он работает круглосуточно, контролируя несколько обжиговых печей. Работы по сжиганию обычно выполняются пожилыми рабочими, бывшими работниками печи, известными своими знаниями и способными адаптироваться к специфической рабочей смене.

Рисунок 2

Печь в процессе горения.

Рисунок 3

Восхождение на печь для проверки огня.

Удаление древесного угля

Когда пиролиз завершен, работники печи вручную удаляют древесный уголь, используя тачки, металлические корзины, лопаты или вилы, и складывают его рядом. При выполнении этой задачи рабочие обычно подвергаются воздействию дыма и покрываются угольной пылью (рис. 4).Внутренняя температура печи может все еще быть высокой из-за тлеющих предметов во время выполнения этой работы, а внезапный контакт с кислородом во время открытия печи может возобновить пожар. Работники печи работают поодиночке или парами, поочередно загружая и разгружая печи. Работая в одиночку в больших цилиндрических печах, они выполняют одну из задач за день.

Рисунок 4

Извлечение древесного угля из печи.

Перевозка древесного угля

Древесный уголь доставляется грузовиками с площадок на литейные цеха, где он используется для производства чугуна.Лишь несколько участков по добыче древесного угля оборудованы силосами, позволяющими осуществлять прямую загрузку в грузовики. Чаще всего угольщики наполняют пластиковые бочки или плетеные корзины древесным углем, кладут их себе на плечи или голову и поднимаются по лестнице, чтобы выгрузить контейнер в грузовик (рис. 5).

Рисунок 5

Погрузка автоцистерны с древесным углем.

Производственные площадки, которые мы посетили, были разбросаны по лесу, на каждом участке было 5–50 рабочих.Эти участки обычно располагались далеко от городов, и доступ к ним мог быть затруднен из-за плохих дорожных условий, особенно в сезон дождей. Многие работники жили в общих спальнях, расположенных внутри периметра компании, непрерывно работая на объекте в течение 12 дней и возвращаясь домой после получения заработной платы один или два раза в месяц. Рабочих на лесозаготовках иногда возили грузовиками или тракторами на вырубки, расположенные далеко от общежитий. Условия жизни на большинстве производственных площадок были примитивными.Водопровод и электричество были доступны редко, а потребление пищи рабочими было обусловлено отсутствием охлаждения. Питьевую воду привозили на грузовиках, но воду для тушения пожаров и для очистки собирали из близлежащих природных источников.

Руководители контролировали производительность каждого работника, и она измерялась отдельно для каждого выполняемого действия. Например, производство древесного угля работниками печи можно оценить по тому, сколько раз они выносили полную тачку из печи, или по количеству печей, которые были сожжены за неделю, а перевозчикам древесного угля платили в соответствии с количеством загруженных грузовиков. .

ОПАСНОСТИ НА РАБОТЕ И НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ

В таблице 1 обобщены опасные ситуации и потенциальные последствия для здоровья, о которых сообщили опрошенные нами работники. Перевозчики древесного угля сообщили, что риск травм из-за веса и отсутствия равновесия при подъеме по лестнице или грузовику увеличивался в дождливые дни, когда древесный уголь был пропитан водой, а лестница была скользкой.

Таблица 1

Сообщается о потенциальных опасных условиях и рисках для здоровья работников древесного угля в северо-восточной Баии, 2001–02 годы

Древесный дым, образующийся в печах, представляет собой сложную смесь, состоящую из жидких, твердых и газообразных частиц. 5, 6 Многие компоненты являются раздражающими и генотоксичными, например, оксиды азота и серы, бензол, метанол и стирол, фенолы, нафталин, альдегиды, органические кислоты и полициклические ароматические углеводороды. 7, 8 Исследования воздействия древесного дыма на здоровье в условиях окружающей среды и на производстве показали повышенную распространенность респираторных симптомов и заболеваний из-за воздействия древесного дыма на респираторную функцию. 9– 12 Поскольку угольщики нанимались компаниями для выполнения определенных работ в течение всего года, рабочие печи проводили свое рабочее время в зоне печи.Хотя рабочие пытались использовать ветер от обжиговых печей, чтобы избежать дыма от древесины, воздействие часто было неизбежным. Мы оценили воздействие древесного дыма на угольных рабочих в северо-восточной Баии, используя метаболит нафталина в моче. 13 Среднее геометрическое содержание 2-нафтола в моче в образцах мочи 100 рабочих печи составляло 7,17 ммоль / моль креатинина, а в образцах 67 рабочих-лесорубов - 1,35 ммоль / моль креатинина. Эти уровни выше, чем сообщалось ранее для других рабочих, подвергшихся профессиональному облучению. 14, 15

Когда защитное снаряжение было доступно, большинство рабочих соглашались его использовать, хотя и жаловались на дискомфорт. Некоторые угольщики не использовали шлемы, потому что они несли свой груз на голове (рис. 5).

Ellegard 16 заметил, что рабочие, работающие с древесным углем в Замбии, чаще сообщали о кашле, но меньшей одышке, хрипах и затруднениях при вдохе или выдохе по сравнению с городскими домохозяйками, и указали, что субъекты, подверженные воздействию древесного дыма, будут стремиться найти другое занятие, а не приготовление древесного угля. .Наши наблюдения также подтвердили эту гипотезу. Цитируя некоторых рабочих: «Это не работа ни для кого. Вы должны вытерпеть древесный дым или просто уйти и искать другую работу ».

Ellegard 16 сообщил о боли в спине, жаре и кашле в качестве основных жалоб замбийских угольщиков. В исследовании, проведенном Диасом и его коллегами из другой части Бразилии, 4 , а также в нашем исследовании, рабочие сообщили о многих источниках травм и жаловались на боли в пояснице и мышцах из-за тяжелых нагрузок и повторяющихся движений (рис. 6).Избыточное тепло во время работы было связано в основном с задачей разгрузки печи, но летом все работы по производству древесного угля были связаны с высокой влажностью и высокими температурами. Температура рабочей среды и угольная пыль, рассеянная при разгрузке печи, также могут повлиять на глаза рабочих.

Рисунок 6

Заполнение печи.

МЕРЫ ПО ЗАЩИТЕ РАБОТНИКОВ

Некоторые из описанных нами проблем, касающихся условий труда и здоровья рабочих, заслуживают дальнейшего изучения.Однако эти наблюдения сыграли важную роль в продвижении улучшений на угольных заводах, чтобы гарантировать лучшие условия здоровья рабочих. Предлагаемые меры безопасности:

  • Постройте печи в одну линию, соблюдая преобладающее направление ветра и располагая печи таким образом, чтобы уменьшить воздействие дыма

  • Учитывайте рост рабочих и размер бревен в строительных печах. Цилиндрические печи казались легче загружать и лучше адаптированы с точки зрения эргономики

  • Строить печи с боковыми вытяжными трубами для уменьшения прямого воздействия дыма от древесины на горелки и грязевики

  • Запустить процесс горения, не поднимаясь на крышу печи

  • Работайте парами при разгрузке печи, чтобы снизить риск остаться без присмотра в случае травмы

  • Откройте оба отверстия при разгрузке печи для увеличения потока воздуха

  • Механизировать загрузку и разгрузку бревен, а также процесс загрузки древесного угля

  • Инструктировать рабочих по вопросам безопасности при работе с машинами и оборудованием

  • Не разрешать рабочим передвигаться на груженом автотранспорте

  • Разработайте процедуры оказания первой помощи и действий в чрезвычайных ситуациях.Установить систему связи для использования в чрезвычайных ситуациях

  • Обеспечивает надлежащее освещение рабочих и жилых помещений.

Недавно, благодаря усилиям инспекторов Министерства труда и занятости, на некоторых угольных предприятиях в северо-восточной части штата Баия были внесены улучшения в отношении условий жизни и труда. Были введены кирпичные общежития, расположенные вдали от угольных печей, и улучшенные санитарные условия.Были усилены периодические медицинские осмотры, и униформа и защитное снаряжение доставлялись более последовательно. Однако предоставление средств индивидуальной защиты само по себе не обеспечивает адекватной защиты от большинства рисков, присутствующих в этом процессе. Некоторые изменения в методы работы уже были внесены, такие как замена ручной загрузки и разгрузки грузовиков механизированным процессом (рис. 7). Еще одна мера безопасности, которую мы рекомендовали, - запуск процесса горения без подъема на крышу печи, но рабочие жаловались, что их продуктивность снижается, когда огонь начинается через входное отверстие.Тем не менее, работа рабочего печи не может быть заменена без значительного изменения типа и размера печи, а изменения в печах требуют тщательного изучения безопасности и производительности. Zucchi 17 сообщил, что большие прямоугольные печи, используемые на угольной компании в штате Минас-Жерайс, представляют более высокий риск взрыва и пожара, чем традиционные цилиндрические печи. Одна из компаний, которые мы посетили, начала исследовать альтернативные формы печей для повышения производительности в более безопасных условиях труда (рис. 8).

Рисунок 7

Силосы, обеспечивающие прямую загрузку древесного угля на автоцистернах.

Рисунок 8

Обжиговая печь, позволяющая разжечь огонь снизу.

В Бразилии, а также в других частях мира есть много других предприятий по производству древесного угля, где условия труда и жизни могут быть хуже, чем описано в этой статье. Мелкие производители могут использовать каменные печи меньшего размера или груду дров в яме, засыпанную землей, для производства древесного угля.В этих операциях одни и те же рабочие могут выполнять все задачи по производству древесного угля, подвергаясь всем сопутствующим опасностям. Хотя мы обнаружили, что в компаниях, которые мы посетили, работали только мужчины, целые семьи, включая детей, могут быть вовлечены в деятельность в других областях. Хотя угольные компании на северо-востоке Баии используют древесину из культурных деревьев, треть национального производства древесного угля по-прежнему основывается на эксплуатации природных ресурсов, истощая леса. 1, 3– 5 Следовательно, существуют также важные социальные и экологические проблемы, связанные с производством древесного угля, которые следует принимать во внимание в дополнение к здоровью и безопасности рабочих. 1

Благодарности

Авторы благодарят доктора Вилму Сантана, доктора Роберта Милликен и Лину Ниландер-Френч, доктора Р. Джулиана Престона, Русса Оуэна, Ларри Клэкстона и доктора Дэниела Шонесси за их полезные комментарии к рукописи. Мы высоко ценим участие Лусии Марии Роча Нуньес, Марианжелы Сантос и других сотрудников Fundacentro и CESAT в полевых исследованиях. Мы также благодарим угольные компании и всех рабочих, которые согласились участвовать в исследовании.Это исследование было поддержано FUNDACENTRO, USEPA, CESAT и Bahia-Carolina Fellowship за счет гранта Национального института здравоохранения США / Международного центра Фогарти Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл (грант № 1 D43 TWO00827-01). Эта рукопись была рассмотрена Национальной лабораторией исследований воздействия на здоровье и окружающую среду Агентства по охране окружающей среды США и одобрена для публикации.

ССЫЛКИ

  1. Medeiros JX .Производство стали на древесном угле в Бразилии: пример экологической оценки. В: May PH, ed. Оценка природных ресурсов и политика в Бразилии. Методы и кейсы в консервации. Нью-Йорк: Columbia University Press, 1999.

  2. Rosillo-Calle F , Rezende MA, Furtado P, et al. Дилемма древесного угля. Поиск устойчивых решений для бразильской промышленности. Лондон: Публикации промежуточных технологий, 1996.

  3. Dias EC , Assunção AA, Guerra CB, et al. Processo de trabalho e saúde dos trabalhadores na produção artesanal do carvão em Minas Gerais, Бразилия [Трудовой процесс и здоровье рабочих при производстве древесного угля в Минас-Жерайсе, Бразилия]. Cadernos de Saúde Pública, 2002; 18: 267–77.

  4. Smith K , Pennise D, Khummongkol P, et al. Парниковые газы образуют небольшие устройства для сжигания в развивающихся странах: печи для производства древесного угля в Таиланде.EPA-600 / R-99-109. Исследования и разработки Агентства по охране окружающей среды США, декабрь 1999 г.

  5. Ré-Poppi N , Сантьяго-Сильва MR. Идентификация полициклических ароматических углеводородов и метоксилированных фенолов в древесном дыме, выделяемом при производстве древесного угля. Хроматография, 2002; 55: 475–81.

  6. Larson TV , Koenig JQ. Древесный дым: выбросы и нераковые респираторные эффекты.Annu Rev Public Health, 1992; 15: 133–56.

  7. Betchley C , Koenig JQ, van Belle G, et al. Легочная функция и респираторные симптомы у лесных пожарных. Am J Ind Med, 1997; 31: 503–9.

  8. Pintos J , Franco EL, Kowalski LP, et al. Использование дровяных печей и риск рака верхних дыхательных путей пищеварительного тракта: исследование случай-контроль.Int J Epidemiol1998; 27: 936–40.

  9. Брюс Н. , Перес-Падилья Р., Альбалак Р. Загрязнение воздуха внутри помещений в развивающихся странах: серьезная проблема для окружающей среды и общественного здравоохранения. Bull World Health Organ 2000; 78: 1078–92.

  10. Tzanakis N , Kallergis K, Bouros DE, et al. Кратковременные последствия воздействия древесного дыма на дыхательную систему рабочих угледобычи.Chest2001; 119: 1260–5.

  11. Като М. , Лумис Д., Брукс Л. М., и др. Биомаркеры в моче у угольных рабочих, подвергшихся воздействию дыма от древесины в штате Баия, Бразилия. Эпидемиологические биомаркеры рака до 2004 г .; 13: 1005–12.

  12. Lee CY , Lee JY, Kang JW, et al. Влияние генетических полиморфизмов CYP1A1, CYP2E1, GSTM1 и GSTT1 на уровни 1-гидроксипирена и 2-нафтола в моче у рабочих по техническому обслуживанию самолетов.Toxicol Lett, 2001; 123: 115–24.

  13. Kim H , Cho SH, Kang JW, et al. Концентрации 1-гидроксипирена и 2-нафтола в моче у корейцев мужского пола. Int Arch Occup Environ Health 3001; 74: 59–62.

  14. Эллегард А . Влияние на здоровье производства древесного угля из земляных печей в районе Чисамба, Замбия. Рабочий документ. Энергетическая среда и развитие серии 34.Стокгольм: Стокгольмский институт окружающей среды, 1994.

  15. Zucchi PS . Das carvoarias às plantas de carbonização: o que mudou na segurança e saúde dos trabalhadores? В: Салим САМ, Карвалью Л.Ф., ред. Saúde e segurança no ambiente de trabalho: contexts e vertentes. Белу-Оризонти: Сеграк, 2002.

Крупнейшие экспортеры древесного угля по странам 2019

Древесный уголь для барбекю (Pixabay) Общий экспорт древесного угля по странам составил 1 доллар США.29 миллиардов долларов в 2019 году. Эта долларовая сумма отражает рост на 28,2% для всех поставщиков древесного угля за пятилетний период, начиная с 2015 года, когда экспорт древесного угля стоил 1 миллиард долларов. В годовом исчислении стоимость экспортируемого древесного угля упала на -0,2% с 2018 по 2019 год.

Светло-серый древесный уголь является результатом медленного нагрева древесины или других горючих веществ в бескислородной среде. Этот процесс контрастирует с миллионами лет, затраченными на уголь, черный природный минерал и ископаемое топливо, образовавшееся под земной корой при высокой температуре и сильном давлении.

Другое отличие состоит в том, что древесный уголь производит больше тепла и является более чистым топливом, чем уголь. Помимо выработки энергии и тепла для приготовления пищи, черный порошок из древесного угля используется для создания фильтров очистки, а также для производства фейерверков.

Среди континентов поставщики в Азии продали наибольшую долларовую стоимость экспортированного древесного угля в течение 2019 года, объем поставок составил 690,6 млн долларов, или более половины (53,7%) от общемирового объема. На втором месте европейские экспортеры - 27.9%, в то время как 8,9% мировых поставок древесного угля происходили из Латинской Америки, исключая Мексику, но включая Карибский бассейн. Меньший процент прибыл из Африки (6,5%), Северной Америки (3%) и Океании (0,02%), главным образом из Австралии.

Для целей исследования 4-значный префикс кода Гармонизированной тарифной системы - 4402 для древесного угля.

Страны

Ниже представлены 15 стран, экспортировавших древесный уголь на самую высокую долларовую стоимость в течение 2019 года.

  1. Индонезия: 240 долларов США.5 млн (18,7% от общего экспорта древесного угля)
  2. Китай: 166,9 млн долларов (13%)
  3. Польша: 83,8 млн долларов (6,5%)
  4. Украина: 80 млн долларов (6,2%)
  5. Вьетнам: 68,3 млн долларов (5,3%)
  6. Намибия: 45,8 млн долларов (3,6%)
  7. Мьянма (Бирма): 44,3 млн долларов (3,4%)
  8. Филиппины: 43,9 млн долларов (3,4%)
  9. Куба: 43,6 млн долларов (3,4%)
  10. Нидерланды: 40,1 млн долларов (3,1%)
  11. Лаос: 36,8 млн долларов (2,9%)
  12. Парагвай: 35 долларов.8 миллионов (2,8%)
  13. Бельгия: 29,7 млн ​​долларов (2,3%)
  14. Индия: 29,1 млн долларов (2,3%)
  15. Малайзия: 28,8 млн долларов (2,2%)

В стоимостном выражении указанные 15 стран отправили 79% мирового экспорта древесного угля в 2019 году.

Среди крупнейших экспортеров самыми быстрорастущими экспортерами древесного угля с 2015 года были: Мьянма также называлась Бирмой (рост на 6531,3%), Лаос (рост на 831,7%). %), Индии (рост на 213,3%) и Украины (рост на 113,7%).

Три основных поставщика сообщили о снижении продаж экспортного древесного угля: Филиппины (-35.3%), Бельгии (-22,8%) и Кубы (-6,9%).

Преимущества

Следующие страны показали самый высокий положительный чистый экспорт древесного угля в 2019 году. Investopedia определяет чистый экспорт как стоимость общего экспорта страны за вычетом стоимости ее общего импорта. Таким образом, приведенные ниже статистические данные отражают разницу между стоимостью экспортируемого каждой страной древесного угля и ее импортными закупками для того же товара.

  1. Индонезия: 297,4 млн долларов США (чистое положительное сальдо экспорта увеличилось на 90.1% с 2015 г.)
  2. Украина: 68,8 млн долларов (рост на 83,5%)
  3. Вьетнам: 62 миллиона долларов (рост на 459,7%)
  4. Польша: 61,1 млн долларов (рост на 24,1%)
  5. Филиппины: 50,9 млн долларов (рост на 34,3%)
  6. Китай: 45,4 млн долларов (рост на 67,3%)
  7. Куба: 41,8 млн долларов (рост на 5%)
  8. Парагвай: 37,7 млн ​​долларов (рост на 9,7%)
  9. Мексика: 35,6 млн долларов (рост на 25,3%)
  10. Намибия: 34 миллиона долларов (рост на 39,4%)
  11. Лаос: 33,4 млн долларов (рост на 586,1%)
  12. Мьянма (Бирма): 32 доллара.8 миллионов (компенсируя дефицит в размере 304 000 долларов)
  13. Гана: 16,9 миллиона долларов (нет данных за 2015 год)
  14. Аргентина: 16,2 млн долларов (-30,7%)
  15. Малайзия: 11 млн долларов (-23,9%)

Индонезия произвела наибольшее положительное сальдо международной торговли древесным углем. В свою очередь, этот положительный денежный поток подтверждает сильные конкурентные преимущества Индонезии для этой конкретной категории продуктов.

Возможности

Следующие страны показали самый высокий отрицательный чистый экспорт древесного угля в течение 2019 года.Investopedia определяет чистый экспорт как стоимость общего экспорта страны за вычетом стоимости ее общего импорта. Таким образом, приведенные ниже статистические данные отражают разницу между стоимостью импортных закупок древесного угля каждой страной и ее экспортом этого же товара.

  1. Япония: -128,7 млн ​​долларов США (чистый экспортный дефицит снизился на -1,3% с 2015 года)
  2. Южная Корея: - 124,9 млн долларов (рост на 18,7%)
  3. Германия: -103,9 млн долларов (рост на 1,1%)
  4. Саудовская Аравия: -67,2 миллиона долларов (рост на 134.3%)
  5. Франция: - 57,7 млн ​​долларов (рост на 34,7%)
  6. Великобритания: - 55,1 млн долларов (рост на 12%)
  7. США: - 54,7 млн ​​долларов (рост на 49,2%)
  8. Ливан: - 33,6 млн долларов (рост на 102,5%)
  9. Турция: - 33,4 млн долларов (рост на 14%)
  10. Греция: -30,5 млн долларов (рост на 1,1%)
  11. Италия: -26,7 млн ​​долларов (-3,4%)
  12. Норвегия: -24,8 млн долларов (-4,4%)
  13. Ирак: - 24 млн долларов (рост на 1633,3%)
  14. Иордания: - 21,7 млн ​​долларов (рост на 371%)
  15. Объединенные Арабские Эмираты: - 18 долларов.7 млн ​​(-29,8%)

Япония имела самый высокий дефицит в международной торговле древесным углем. В свою очередь, этот отрицательный денежный поток подчеркивает невыгодное конкурентное положение Японии для этой конкретной категории продуктов, но также указывает на возможности для стран-поставщиков древесного угля, которые помогают удовлетворить высокий спрос.

Компании

Следующие поставщики являются примерами экспортеров древесного угля.

  • Древесный уголь Basques Hardwood (Канада)
  • Dolimex SRL (Парагвай)
  • HBE Trading (Нидерланды)
  • Jiangshan Luyi Bamboo Charcoal Co (Китай)
  • Kim Ban Marketing (Малайзия)
  • Сумбер Джая (Индонезия)
  • UA Wood LLC (Украина)
  • Vietgo Company Limited (Вьетнам)

Страна проживания каждого предприятия указана в скобках.

Вы можете изменить порядок презентации, щелкнув значок треугольника в верхней части столбцов. Значение 0% в крайнем правом столбце означает, что данные за 2018 год были недоступны.

Место Экспортер Экспорт древесного угля (долл. США) 2018-9
1. Индонезия $ 240 525 000 -19,2%
2. Китай 166 869 000 долл. США +25.3%
3. Польша 83 757 000 долл. США -30,4%
4. Украина $ 80 005 000 + 13%
5. Вьетнам $ 68 338 000 + 3%
6. Намибия 45 821 000 долл. США + 43,5%
7. Мьянма (Бирма) 44 297 000 долл. США + 7,198%
8. Филиппины 43 893 000 долл. США -13,9%
9. Куба 43 593 000 долл. США + 2,5%
10. Нидерланды 40 082 000 долл. США + 11,9%
11. Лаос $ 36 839 000 + 767,8%
12. Парагвай $ 35 752 000 -7,9%
13. Бельгия 29 670 000 долл. США -14.7%
14. Индия 29 080 000 долл. США + 42,2%
15. Малайзия 28 844 000 долл. США + 7,7%
16. Германия 23 178 000 долл. США -15.6%
17. ЮАР 21 186 000 долл. США + 5,7%
18. Мексика $ 19 829 000 -46,1%
19. США 17 674 000 долл. США + 14,1%
20. Испания 17 241 000 долл. США -6,5%
21. Россия 16 506 000 долл. США + 21,5%
22. Аргентина 16 488 000 долл. США + 0,1%
23. Португалия 8 454 000 долл. США + 41,4%
24. Франция 8 297 000 долл. США +23.4%
25. Босния и Герцеговина 8 080 000 долл. США -12,2%
26. Египет 7 368 000 долл. США + 28,9%
27. Таиланд 6 975 000 долл. США -36,3%
28. Латвия 6 959 000 долл. США -18,7%
29. Хорватия 6 585 000 долл. США + 13,7%
30. Бразилия 6 320 000 долл. США + 206,1%
31. Венесуэла 5 300 000 долл. США -17,7%
32. Сербия 5 214 000 долл. США -5,8%
33. Турция 5 184 000 долл. США + 67,4%
34. Колумбия 5 024 000 долл. США -14,2%
35. Шри-Ланка 4 182 000 долл. США +30.6%
36. Камбоджа 3 976 000 долл. США + 23 288%
37. Беларусь 3 943 000 долл. США + 76%
38. Сингапур 3 391 000 долл. США + 94,5%
39. Япония 3 195 000 долл. США -8,9%
40. Соединенное Королевство 2 536 000 долл. США -13,7%
41. Нигерия 2 301 000 долл. США -39,9%
42. Литва 2 129 000 долл. США -15.6%
43. Бангладеш 2 068 000 долл. США -57,3%
44. Венгрия 1 969 000 долл. США + 28,4%
45. Ирландия 1 851 000 долл. США + 3 602%
46. Румыния 1 706 000 долл. США +4.7%
47. Австрия 1 550 000 долл. США -4,3%
48. Судан 1 465 000 долл. США -34,5%
49. Дания 1 458 000 долл. США -43,9%
50. Болгария 1 311 000 долл. США + 32,4%
51. Тайвань 1 253 000 долл. США + 57%
52. Швеция $ 1,184,000 -15,1%
53. Словения 1 079 000 долл. США + 43,3%
54. Сальвадор 1 073 000 долл. США + 4,9%
55. Эстония 1 068 000 долл. США + 5,8%
56. Канада 1 056 000 долл. США -35,1%
57. Словакия 1 006 000 долл. США -61.4%
58. Гана 1 005 000 долл. США -94,1%
59. Джибути 868 000 долл. США -44,8%
60. Эсватини 835 000 долл. США -33,3%
61. Зимбабве 789 000 долл. США + 1,7%
62. Тунис 568 000 долл. США + 31,2%
63. Греция 505 000 долл. США -16,7%
64. Южная Корея 479 000 долл. США -7,2%
65. Италия 454 000 долл. США -8,3%
66. Кот-д'Ивуар 427 000 долл. США -28%
67. Финляндия 413 000 долл. США + 50,2%
68. Норвегия 393 000 долл. США -30.6%
69. Панама 364 000 долл. США -3,7%
70. Никарагуа 360 000 долл. США + 19,2%
71. Доминиканская Республика $ 347 000 + 34%
72. Гамбия 332 000 долл. США 0%
73. Люксембург 317 000 долл. США + 85,4%
74. Ливан 291 000 долл. США + 129,1%
75. Гонконг 273 000 долл. США + 11,9%
76. Ирак 249 000 долл. США + 388,2%
77. Чешская Республика 239 000 долл. США -23,9%
78. Чили $ 158 000 0%
79. Нигер $ 157 000 0%
80. Австралия $ 150 000 -9,1%
81. Объединенные Арабские Эмираты 122 000 долл. США -99%
82. Грузия 75 000 долл. США -31,2%
83. Боливия 70 000 долл. США -54,8%
84. Иран 66 000 долл. США -94,7%
85. Ангола 58 000 долл. США +866.7%
86. Кения 57 000 долл. США + 307,1%
87. Незначительные внешние активы США 56 000 долл. США 0%
88. Швейцария 51 000 долл. США -76,7%
89. Новая Зеландия 47 000 долл. США + 95,8%
90. Бенин 46 000 долл. США -69,5%
91. Сирия 43 000 долл. США + 152,9%
92. Иордания 41 000 долл. США -87,9%
93. Либерия 39 000 долл. США 0%
94. Кыргызстан 33000 долларов США 0%
95. Андорра 31 000 долл. США 0%
96. Бутан 29 000 долл. США 0%
97. Израиль 25000 долларов + 525%
98. Democr. Республика Конго $ 23,000 0%
99. Сьерра-Леоне 22 000 долл. США + 633%
100. Молдова $ 18 000 + 63,6%
101. Ямайка $ 15 000 0,0%
102. Эквадор $ 10 000 + 100%
103. Экваториальная Гвинея $ 10 000 0%
104 Доминика $ 9 000 0%
105. Конго 9000 долларов США -77%
106. Южный Судан 7000 долл. США -86,3%
107. Пакистан 5 000 долл. США 0%
108. Армения $ 5 000 -86%
109. Тринидад / Тобаго 4 000 долл. США -90,7%
110. Ботсвана 3 000 долл. США + 50,0%
111. Габон 3 000 долл. США -85%
112. Суринам 3 000 долл. США 0%
113. Сент-Винсент / Гренадины $ 2 000 -50%
114. Малави 2 000 долл. США 0%
115. Соломоновы Острова 2 000 долл. США 0%
116. Танзания $ 2 000 0%
117. Албания $ 1,000 0%
118. Маврикий $ 1,000 0%
119. Оман $ 1,000 -100%

См. Также Экспорт угля по странам , Экспорт электроэнергии по странам и Экспорт сырой нефти по странам

Источники исследований:
Alibaba, Выставочный зал древесного угля .По состоянию на 21 мая 2020 г.

Центральное разведывательное управление, The World Factbook Field Listing: Exports - Commodities . По состоянию на 21 мая 2020 г.

Рейтинг

Forbes Global 2000, Крупнейшие публичные компании мира. По состоянию на 21 мая 2020 г.

Investopedia, Определение чистого экспорта . По состоянию на 21 мая 2020 г.

Patel Vidhu, 6 Различий между углем и древесным углем . По состоянию на 28 августа 2019 г.

Trade Map , International Trade Center.По состоянию на 21 мая 2020 г.

Википедия, Charcoal . Доступ 21 мая 2020 г.

границ | Маргинализация устойчивого производства древесного угля в политике модернизации африканской нации

Введение

Мировое производство древесного угля утроилось за последние 50 лет с 17,3 миллиона тонн в 1964 году до 53,1 миллиона тонн в 2014 году (FAO, 2016). Шестьдесят один процент текущего мирового производства приходится на Африку (FAO, 2016), в первую очередь для удовлетворения спроса на топливо для приготовления пищи со стороны городских и пригородных домохозяйств (Mwampamba et al., 2013; д'Агостино и др., 2015). С учетом прогнозируемого удвоения населения Африки в период с 2015 по 2050 год (ООН, 2015) и увеличения миграции из сельских районов в города в ключевых странах-производителях, включая Танзанию, Эфиопию и Нигерию (ФАО, 2016), прогнозируется рост спроса на древесный уголь. В то время как прогнозируется рост спроса на древесный уголь в Африке (IEA, 2014), доступность древесной биомассы снижается из-за широко распространенной чистой вырубки лесов (Hansen et al., 2013).

Древесный уголь можно производить без постоянной вырубки леса или деградации лесных массивов, путем защиты убранных площадей от возделывания, интенсивного выпаса скота и пожаров, что обеспечивает естественное восстановление.Мы используем термин «вырубка леса» для обозначения долгосрочного или постоянного удаления лесного покрова и перехода к землепользованию без лесов (Watson et al., 2000), в то время как мы следуем определению ФАО (2003), что лес деградация означает долгосрочное сокращение общего потенциального предложения выгод от леса, которое включает углерод, древесину, биоразнообразие и другие товары и услуги. Как заявили Чидумайо и Гамбо (2013), леса во многих тропических странах, включая Танзанию, восстановятся в течение 8–30 лет после рубки деревьев на древесный уголь.Аналогичным образом Woolen et al. (2016) обнаружили, что районы лесных массивов Мопане в Мозамбике, в которых ведется долгосрочное производство древесного угля, продолжали предоставлять большую часть экосистемных услуг, пока лесные виды продолжали доминировать в этом районе.

Устойчивое производство древесного угля требует, чтобы владельцы естественных лесных массивов поддерживали лесной покров в течение долгого времени, а не преобразовывали его для других видов землепользования, таких как сельское хозяйство. В этом документе мы предполагаем, что производство древесного угля с большей вероятностью будет устойчивым, если страны, зависящие от древесного угля, примут и осуществят политику, которая явно поддерживает устойчивое производство и стимулирует лесовладельцев поддерживать естественные лесные массивы для устойчивого производства древесного угля.Мы предполагаем, что устойчивое производство с большей вероятностью будет достигнуто в лесных массивах с надежным владением, формализованным управлением и планами заготовки, разработанными для поддержания широких экосистемных функций леса или лесной местности. Это предположение подтверждается данными из Нигера и Сенегала, где внедрение формализованного общинного производства древесного топлива привело к увеличению лесных запасов (de Miranda et al., 2010). В отличие от этого, в Танзании и во многих других странах Африки, являющихся ведущими производителями древесного угля, производственно-сбытовые цепочки древесного угля в значительной степени неформальны, производство осуществляется в отсутствие устойчивых планов заготовки (Sander et al., 2013; Schure et al., 2013). Неформальное производство, особенно отсутствие формализованных и устойчивых лесозаготовок, способствовало повсеместной деградации лесов и, в меньшей степени, обезлесению, особенно в непосредственной близости от концентрированных рынков, таких как большие городские районы (Chidumayo and Gumbo, 2013). Роль национальной политики в этом контексте состоит в том, чтобы задокументировать намерение страны управлять естественными лесами для устойчивого производства древесного угля, с инструментами политики более низкого уровня, определяющими детали того, как политика должна быть реализована.Таким образом, национальная политика обеспечивает основу для формализации устойчивого производства древесного угля и выделения лесных угодий для этой цели. Если эти предположения верны, то мы можем сделать вывод, что включение устойчивого производства древесного угля в национальную политику поможет защитить леса и предоставляемые ими экосистемные услуги. Однако мы также признаем, что формализация не гарантирует устойчивости (Schure et al., 2013), и что есть примеры попыток правительства контролировать предложение, которые, вместо этого, нарушили предложение (Ribot, 1999), и неформального производства, в котором услуги лесных экосистем поддерживаются (Ribot, 1999; Woolen et al., 2016). Мы также признаем, что в настоящее время существует немного примеров формализованного устойчивого производства древесного угля на практике (de Miranda et al., 2010; Zulu and Richardson, 2013). Актуальность включения устойчивого производства древесного угля в национальную политику и риски отказа от него исследуются на протяжении всего документа. Несмотря на потенциальные преимущества устойчивого производства древесного угля, национальная политика многих африканских стран не учитывала эту практику даже в странах с программами развития и исследованиями, способствующими устойчивому производству [World Bank, 2009; Оуэн и др., 2013; Sander et al., 2013; CamCo Clean Energy (Tanzania) Limited, 2014].

Существуют различные причины, по которым устойчивое производство древесного угля отодвигается на задний план в национальной политике. Mwampamba et al. (2013) выявили пять неправильных представлений об древесном угле, которых придерживаются политики и другие заинтересованные стороны, несмотря на доказательства, противоречащие этим представлениям. К ним относятся убеждения, что: древесный уголь является источником энергии в первую очередь для бедных; что использование древесного угля для приготовления пищи будет автоматически уменьшаться по мере того, как страна становится более развитой; что производство древесного угля вызывает вырубку лесов; что угольный сектор экономически неактуален; и что улучшенные печи для приготовления пищи на древесном угле уменьшают вырубку лесов.Авторы подчеркивают, что нехватка данных о торговле древесным углем помешала попыткам выработать более детальное понимание торговли среди некоторых политиков, и что в результате эти убеждения привели к неправильной политике. В этом документе также исследуется вопрос, почему политики исключили устойчивое производство древесного угля в свою национальную политику.

Различные авторы, включая Mwampamba et al. (2013) и Sander et al. (2013), выделили связанные с политикой препятствия на пути повышения устойчивости производства древесного угля в Танзании.В этом исследовании мы сохраняем акцент на Танзании, но при этом более точно определяем барьеры, связанные с политикой. Мы описываем, как древесный уголь в настоящее время используется в политике в области энергетики, лесного, сельского, водного и земельного хозяйства Танзании. Мы также обновляем предыдущие анализы, добавляя Национальную энергетическую политику 2015 г. (URT, 2015b) и проект Национальной лесной политики 2014 г. (URT, 2014), а также расширяя объем анализа, чтобы рассмотреть землю, сельское хозяйство и водная политика. Мы оцениваем степень, в которой различные отраслевые политики учитывают устойчивое управление естественными лесными массивами для производства древесного угля.Помимо рассмотрения содержания политики, мы также кратко рассматриваем более широкий цикл политики, чтобы определить другие факторы, которые повлияли на обращение с древесным углем в национальной политике. Применяя мышление взаимосвязи, мы исследуем межотраслевые последствия текущей политики. Мы подчеркиваем взаимосвязь между устойчивым производством древесного угля, управлением естественными лесными массивами, экосистемными услугами и секторами энергетики, лесного, сельского, водного и земельного хозяйства, особенно если рассматривать их через призму изменения климата.

Документ посвящен политике Танзании, пятого по величине производителя древесного угля в Африке (FAO, 2016). Танзания выделяется с точки зрения степени, в которой древесный уголь способствовал вырубке лесов в стране. Например, в исследовании 17 стран с самыми высокими темпами обезлесения в мире средняя доля обезлесения, связанная с использованием древесного угля, составила 6,9 ± 2,3%, причем самая высокая доля приходится на Танзанию - 33,16% (Chidumayo and Gumbo, 2013). Однако допущения, лежащие в основе этой оценки, слабо подтверждены с точки зрения взаимодействия между древесным углем и производством сельскохозяйственных культур, особенно в районах, где производство древесного угля происходит во время перехода землепользования от леса к пахотным землям.Bailis et al. (2015) подсчитали, что на заготовку древесного топлива приходится не более 20% невозобновляемой биомассы, собираемой в Танзании. В этой статье мы раскрываем некоторые связанные с политикой движущие силы обезлесения и деградации лесов. Мы также призываем разработчиков политики в таких странах, как Танзания, которые претерпевают быстрые экономические изменения и изменения в землепользовании, переоценить компромиссы в землепользовании, которые достигаются между сельским хозяйством и естественными лесами, и принять политику, способствующую устойчивому производству древесного угля. и управление естественными лесными массивами.

Древесный уголь и энергетика

Связь между древесным углем и энергетическим сектором во многих африканских странах, включая Танзанию, основана на его преобладании в национальном энергоснабжении. Древесное топливо, включая древесный уголь и топливную древесину, обеспечивает 85–90% энергоснабжения Танзании (Всемирный банк, 2009 г .; URT, 2015b). В городских районах 71% домохозяйств зависят от древесного угля, в то время как дрова используются преимущественно в сельских районах [CamCo Clean Energy (Tanzania) Limited, 2014]. Городское население Танзании увеличилось с <1 до 12 миллионов за последние 50 лет (FAO, 2016).Прогнозируется, что эта тенденция роста сохранится с одновременным увеличением доли населения, использующего древесный уголь (Sander et al., 2013).

Древесный уголь и лесное хозяйство

Представления о взаимосвязи древесного угля и леса были сосредоточены на лесах как вкладе в производство древесного угля и их влиянии с точки зрения обезлесения и деградации лесов (Msuya et al., 2011; Mwampamba et al., 2013; Owen et al. ., 2013). Меньше внимания уделялось возможности использования древесного угля для получения доходов от устойчивого управления естественными лесными массивами, тем самым способствуя сохранению лесного покрова.Это можно объяснить низким уровнем усилий, которые были предприняты для устойчивого управления лесными массивами для производства древесного угля. Это создало «порочный круг», в котором статус-кво незапланированного производства воспринимается как единственная серийная модель. Это заставляет политиков маргинализоваться, а иногда и пытаться запретить древесный уголь (Mwampamba et al., 2013), тем самым упуская возможность получения доходов для инвестиций в устойчивое управление, в том числе в контексте общинного управления лесами.Отсутствие инвестиций в управление лесным хозяйством увековечивает незапланированную производственную модель и тем самым усиливает ее негативное воздействие на базу лесных ресурсов. С точки зрения изменения климата, отсутствие устойчивого лесопользования приводит к выбросу парниковых газов в результате обезлесения и деградации лесов (Bailis et al., 2015).

Древесный уголь и сельское хозяйство

Связь между древесным углем и сельскохозяйственным сектором основана на распределении земли, рабочей силы и чистого первичного производства.Результат взаимосвязи между сельским хозяйством и древесным углем имеет важные последствия для лесов, учитывая, что сельское хозяйство обычно приводит к превращению лесов в пахотные земли, то есть к вырубке лесов, в то время как производство древесного угля чаще является движущей силой деградации лесов (Ribot, 1999; Chidumayo and Gumbo , 2013; Woolen et al., 2016). На одном уровне сельское хозяйство и производство древесного угля конкурируют друг с другом за землю, рабочую силу и чистую первичную продукцию, хотя и для общей цели - накормить людей.Однако, в то время как устойчивое производство древесного угля требует послеуборочного восстановления лесных массивов, растениеводство приводит к вырубке лесов. Устойчивое производство древесного угля из естественных лесных массивов экзистенциально зависит от постоянной доступности этих лесных массивов и, по умолчанию, от экосистемных услуг, создаваемых этими лесными массивами (Рисунок 1).

Рис. 1. Карта взаимосвязи для секторов энергетики, сельского хозяйства и лесного хозяйства, выделяющая компромиссы ресурсов и петли обратной связи.

Хотя данные о доле обезлесения, вызванной конкретными факторами, недоступны во многих странах (Hosonuma et al., 2012), есть много доказательств того, что сельское хозяйство является основной движущей силой обезлесения в Африке, даже в странах, таких как как Танзания, где древесный уголь также был признан важным фактором вырубки лесов (Gibbs et al., 2010; Chidumayo and Gumbo, 2013; Krausmann et al., 2013; Willcock et al., 2016). Вопрос о том, вызывается ли вырубка лесов производством древесного угля и в какой степени, поднимался несколькими авторами (Ribot, 1999; Mwampamba et al., 2013) и поднимает сложные семантические вопросы (Lund, 2015), а также выявляет пространственно неоднородное взаимодействие движущих сил изменения землепользования. Доступность изображений с более высоким разрешением и более частое получение изображений дистанционного зондирования помогает генерировать более надежное и более точное понимание изменений в землепользовании, включая обезлесение (Hansen et al., 2013).

Хотя растениеводство является основной движущей силой обезлесения, оно также зависит от экосистемных услуг, предоставляемых лесами, таких как регулирование качества и стока воды, защита почв от эрозии и обеспечение среды обитания для опылителей и хищников вредителей сельскохозяйственных культур ( Foley et al., 2005; Нинан и Иноуэ, 2013). Таким образом, леса играют связывающую роль в связке между древесным углем и сельским хозяйством, особенно когда мы рассматриваем гидрологию сельскохозяйственных территорий. Связь между лесным покровом и гидрологией района сложна и варьируется в зависимости от водосбора (Brown et al., 2005; Price, 2011). Сохранение лесного покрова снижает риск и силу наводнений во многих водосборах (Bradshaw et al., 2007) и поддерживает основные потоки в некоторых водосборах, особенно в тех, которые подвержены образованию твердой поверхности и уплотнению почвы при обезлесении (Bruijnzeel, 1988; Price, 2011).Таким образом, обезлесение имеет последствия для сельскохозяйственного производства, находящегося ниже по течению, особенно для орошаемых земель. С изменением климата риски для сельскохозяйственного производства из-за колебаний стока в засушливый сезон, вероятно, увеличатся с увеличением продолжительности и засушливости сезона, прогнозируемого некоторыми климатическими моделями для некоторых частей Африки, включая части Танзании (de Wit and Stankiewicz, 2006; Watkiss и др., 2011). Таким образом, политика, поощряющая стимулы к сохранению лесного покрова, включая устойчивое использование древесного угля, также может способствовать сохранению ирригации в засушливый сезон в сельскохозяйственных районах, расположенных ниже по течению.

Связь между производством древесного угля и растениеводством еще больше связана с их общей рабочей силой. По оценке CamCo Clean Energy (Tanzania) Limited (2014), в Танзании производством древесного угля занимаются 300 000 домашних хозяйств.

Большинство производителей древесного угля также являются фермерами, которые занимаются производством древесного угля в сухой сезон (Zulu and Richardson, 2013). Производство древесного угля также обеспечивает экономическую безопасность фермерам в случае неурожая или других потрясений для жизни домохозяйства (, там же, ; Jones et al., 2016). Это указывает на потенциал устойчивого производства древесного угля для повышения жизнестойкости сельских домохозяйств, уязвимых к потрясениям, связанным с изменением климата.

На компромисс между производством древесного угля и сельским хозяйством также влияет земельная политика. Устойчивое производство древесного угля требует национальной земельной политики, которая продвигает устойчивое управление лесными угодьями как землепользованием и способствует безопасному владению лесами в масштабе времени, пропорциональном 8–30-летнему циклу восстановления лесных массивов.В этой статье мы исследуем эту связь между древесным углем, энергией, лесами, сельским хозяйством, землей и водой, а также степень, в которой эти связи отражены в национальной политике.

Методы

Мы применяем интерпретирующий подход к анализу политики (Yanow, 2007), в частности внимательно читаем политические документы. Мы выбрали Танзанию в качестве примера из-за ее высокой зависимости городских домохозяйств от древесного угля, высокого потенциала для увеличения устойчивого производства древесного угля с учетом обширных лесных массивов в стране, а также из-за того, что авторы знакомы с торговлей древесным углем в Танзании благодаря участию в текущий проект «Преобразование сектора древесного угля Танзании», финансируемый правительством Швейцарии.

Мы рассмотрели всеобъемлющую национальную политику, включая конституцию (URT, 1977), видение развития (URT, 1999) и национальную стратегию изменения климата (URT, 2012). Мы рассмотрели национальную политику в области энергетики, лесного хозяйства, сельского хозяйства, земельных и водных ресурсов. Мы рассмотрели каждый документ национальной политики на предмет ссылок на устойчивое производство древесного угля, естественное управление лесами, древесный уголь, лесную продукцию, древесное топливо, энергию биомассы и / или другие термины с аналогичным значением. Для тех отраслевых политик, которые относятся к любому из этих терминов, мы рассмотрели дополнительные инструменты политики, включая постановления, приказы, руководящие принципы, стратегии и планы.Текст, относящийся к этим терминам, сравнивался для выявления сходства и различий между политиками. Мы сравнили способы, которыми эти термины представлены или не представлены в описаниях политики, проблемах, целях и заявлениях. В нашем сравнении мы также искали заявления о межотраслевых связях, связанных с устойчивым лесопользованием и / или торговлей древесным углем. Список рассмотренных нами программных документов представлен в Таблице 1. Мы сосредоточились на древесном угле, произведенном из естественных лесных массивов, а не на древесном угле с плантаций или топливных брикетах.Мы последовали FAO (2004) в определениях древесного угля и топливной древесины. Однако мы используем узкое определение древесного топлива для обозначения твердого, прямого древесного топлива, в частности древесного угля и дров.

Таблица 1. Обзор Танзанийских политических документов.

Рассматривая содержание политики, мы сосредоточили внимание, прежде всего, на стадии формулирования политики и принятия решений в политическом цикле и, в меньшей степени, на этапах определения повестки дня и реализации. Политический цикл обеспечивает концептуальную основу, основанную на упрощенной хронологии политического процесса.Янн и Вегрих (2007) представляют модель цикла политики из 5 этапов, включающую: определение повестки дня, формулирование политики и принятие решений, реализацию, оценку и прекращение. Постановка повестки дня - это процесс, с помощью которого вопросы выбираются или отклоняются для включения в определенную политику. Исследования по формированию повестки дня могут смотреть на то, как политики выбирают вопросы для включения в национальную политику или исключения из нее и в какую политику включать эти вопросы. Исследования по формированию повестки дня также затрагивают политические вопросы с точки зрения того, чьи проблемы входят в политическую повестку дня и кто определяет эти вопросы.Это переходит в этап формулирования политики и принятия решений, который включает в себя выбор цели политики и общей стратегии, которую необходимо проводить для достижения этих целей. После того, как политика определена, следующим шагом будет ее реализация, включая определение нормативных, финансовых и организационных деталей, а также принятие стратегий и планов. Исследование реализации политики включает в себя изучение способа реализации политики, включая ее влияние, рентабельность и взаимосвязь с другими политиками.Этапы оценки и завершения цикла политики охватывают процесс обзора политики и последующие шаги по изменению политики. В действительности, шаги часто совпадают, особенно если рассматривать такую ​​проблему, как древесный уголь, который затрагивает несколько секторов, каждый из которых следует своему собственному уникальному политическому циклу. Структура политического цикла подвергалась критике за чрезмерную упрощенность, нисходящую структуру и нечувствительность к контексту. Он также сохранился в политических исследованиях как эвристический прием, в рамках которого может применяться множество количественных и качественных методов.Признавая его недостатки, мы считаем, что это полезная основа для размещения наших исследований.

Результаты

Видение развития Танзании как определяющий фактор отраслевой политики

Национальная политика предназначена для того, чтобы сектор мог играть свою роль в достижении более широкого национального видения. В контексте обзора отдельных секторов в документе важно понимать видение развития Танзании как ключевой фактор, определяющий содержание политики. «Видение развития Танзании до 2025 года» направлено на достижение « высококачественных средств к существованию для своего народа, достижения надлежащего управления посредством верховенства закона и развития сильной и конкурентоспособной экономики » (URT, 1999).

С точки зрения экономического развития, предполагается, что к 2025 году « Экономика будет преобразована из низкопроизводительной сельскохозяйственной экономики в полуиндустриализованную… » Что касается экономических целей, в Видении говорится, что к 2025 году будет « - диверсифицированная и полуиндустриальная экономика со значительным промышленным сектором, сопоставимым с типичными странами со средним уровнем дохода ». Также предполагается, что « будет обеспечен быстрый рост, эффективно обращая вспять текущие неблагоприятные тенденции в утрате и деградации экологических ресурсов (таких как леса, рыболовство, пресная вода, климат, почвы, биоразнообразие) .«Национальная концепция развития получила дальнейшее развитие в текущем пятилетнем плане развития Танзании, который включает цели« сократить потребление древесного угля в городских районах на 30% к 2020/21 году и на 60% к 2025/26 году », а также к« продвигает… технологии возобновляемой зеленой энергии (биогаз, сжиженный нефтяной газ, солнечная энергия) ». В целом, это видение приравнивает современность к отходу от статус-кво , когда 75% рабочей силы занято в сельскохозяйственном секторе, где преобладает натуральное хозяйство, мелкомасштабное растениеводство (URT, 2013a) и в сторону индустриализации и более высокого уровня. качество жизни.

Древесное топливо и древесный уголь в национальной политике

Мы обнаружили, что на политическом уровне никакая текущая национальная политика не включает цели или заявления, дающие конкретные указания по устойчивому производству древесного угля. Слово «древесный уголь» встречается в Национальной лесной политике 1998 г. (URT, 1998) ( N = 2) и в Национальной энергетической политике 2015 г. (URT, 2015b) ( N = 5) семь раз. Шесть из этих семи случаев присутствуют в описании сектора и подчеркивают общую важность древесного угля как энергоносителя в Танзании или его роль в ухудшении состояния окружающей среды.В одном из направлений лесной политики содержится конкретная ссылка на ограничение экспорта древесного угля. Эти заявления цитируются в Таблице 2. Экологическая политика 1997 года использует более широкий термин «древесное топливо», а не древесный уголь, и предоставляет наиболее полное руководство, включая цели политики « минимизировать потребление древесного топлива и развивать альтернативные источники энергии и энергоэффективность древесного топлива. и способствовать рациональному использованию лесных ресурсов в сочетании с программами лесовосстановления и облесения… для внутреннего потребления и экспорта … »Термины древесный уголь и древесное топливо не встречаются в конституции и концепции развития, а также в политике в области сельского хозяйства, животноводства, земли или водных ресурсов. .В целом, существует согласованность между политикой в ​​области энергетики, лесного хозяйства и окружающей среды, в которой древесный уголь рассматривается как экологическая проблема, которую необходимо решить в первую очередь за счет перехода на другой вид топлива. В таблице 3 представлен обзор и график политики и других ключевых нормативных документов, включенных в этот обзор.

Таблица 2. Заявления о национальной политике, которые включают термин «древесный уголь».

Таблица 3. Хронология ключевых политических документов, обобщающих их позицию по экологически безопасному использованию древесного угля.

Рассмотрение сквозных вопросов, включая окружающую среду, стало стандартным компонентом национальной политики в Танзании после 2003 г. (URT, 2003). Таким образом, более старые стратегии, такие как политика в отношении земли, лесов и водных ресурсов, не включают разделов по сквозным вопросам, в то время как более поздние стратегии в области сельского хозяйства, животноводства и энергетики включают политические цели и заявления, касающиеся окружающей среды как перекрестного характера. проблема резки.

Устойчивое производство древесного угля и национальная энергетическая политика

Акцент на переходе на другой вид топлива проиллюстрирован в миссии Национальной энергетической политики, 2015 (URT, 2015b), которая заключается в том, чтобы «предоставлять надежные, доступные, безопасные, эффективные и экологически чистые современные энергетические услуги для всех, обеспечивая при этом эффективное участие. танзанийцев в секторе.«Современная энергия определяется как« энергия, основанная на нефти, электричестве или любых других формах энергии, которые имеют коммерческие рыночные каналы, более высокую ценность тепла или содержания энергии, чем традиционная энергия ». В его заявлениях о политике биомасса включена только в связи с целью повышения эффективности использования возобновляемых источников энергии, чтобы увеличить ее вклад в диверсификацию ресурсов для производства электроэнергии (URT, 2015b). Акцент на переходе с биомассы на другие энергоносители оставался неизменным в национальной энергетической политике Танзании на протяжении последних 25 лет.Однако политика 2015 года отличается от политики в области энергетики 1992 и 2003 годов тем, что исключает любую цель, связанную с устойчивым производством древесного топлива, кроме как в контексте производства электроэнергии. Например, Национальная энергетическая политика, 2003 г. (URT, 2003), включала руководящее заявление «способствовать эффективному преобразованию биомассы и технологиям конечного использования в целях экономии ресурсов; снизить скорость обезлесения и деградации земель; и минимизация угроз, связанных с изменением климата ».

В период с 2010 по 2014 год правительство Танзании разработало стратегию и план действий по использованию энергии биомассы при финансовой поддержке Европейского Союза.Основной целью стратегии было: « Сделать энергию биомассы устойчивой в Танзании ». Стратегия предлагает пять групп мероприятий, направленных на « обеспечение устойчивости энергии биомассы в Танзании по всей цепочке создания стоимости », включая устойчивое производство древесного угля. Однако по состоянию на май 2017 года стратегия не была принята. Были также разработаны проекты политики в отношении нефти, природного газа и возобновляемых источников энергии, из которых политика в отношении природного газа была одобрена, а другие остались в форме проекта.Затем эти политики были объединены в Национальную энергетическую политику 2015 г. (URT, 2015b; Muhongo, 2016). Энергия твердой биомассы была исключена из национальной энергетической политики на заключительных этапах процесса пересмотра политики. Консультативный проект национальной энергетической политики включал стратегическую цель « для увеличения производства и рационального использования ресурсов твердой биомассы » и политическое заявление « поощрять устойчивое производство твердой биомассы » (URT, 2015a). Во время процесса консультаций с заинтересованными сторонами организации гражданского общества Танзании попросили, чтобы политика содержала еще больше рекомендаций по древесному углю, и представили конкретные предложения по тексту, который будет включен в политику (TFCG, 2015a).Однако вместо предоставления более подробных указаний по древесному углю цель по ресурсам твердой биомассы была впоследствии сужена, и теперь она будет относиться исключительно к биомассе в контексте производства электроэнергии. Результатом является политика, которая, с одной стороны, гласит: « Национальный энергетический баланс указывает на преобладание использования биомассы в форме древесного угля и дров, и его вклад в общее национальное потребление энергии составляет около 85 процентов », и , с другой стороны, не дает никаких конкретных указаний о том, как управлять этим энергоносителем.

Устойчивое производство древесного угля и национальная лесная политика

Национальная лесная политика, 1998 г. (URT, 1998), также признает важность древесного топлива для национальной экономики, одновременно продвигая переход на другой вид топлива, в том направлении, что « Использование альтернативных доступных источников энергии будет продвигаться посредством исследований и добавочный номер ». Кроме того, лесная политика способствует созданию частных лесных участков и плантаций для производства древесного топлива .Национальная лесная политика Танзании 1998 года (URT, 1998) пересматривается с 2008 года, когда нулевой проект был разослан заинтересованным сторонам для комментариев, еще один проект был разослан для комментариев в 2014 году, а комитет был сформирован для доработки политики в 2017 году. Длительный процесс пересмотра частично отражает промежуточную передачу ответственности за управление лесным хозяйством от Управления лесного хозяйства и пчеловодства более автономному Агентству лесных служб Танзании (TFS), которое было создано в 2010 году.В этом документе рассматриваются как политика 1998 года, так и проект стратегического документа 2014 года. Несмотря на то, что в форме проекта, политика 2014 г. актуальна как указание на рассматриваемое направление политики.

Четыре общие цели политики 1998 года включают: «Обеспечение устойчивого предложения лесных товаров и услуг путем сохранения достаточной площади лесов под эффективным управлением»; и «Обеспечить стабильность экосистемы за счет сохранения биоразнообразия лесов, водосборов и плодородия почв.«Политика включает политические цели и заявления, отражающие приверженность плановому устойчивому лесопользованию как средству поставки различных лесных продуктов и экосистемных услуг, включая древесный уголь. Целью проекта лесной политики 2014 года, который практически не изменился с 2008 года, является «увеличение вклада лесного сектора в устойчивое развитие Танзании, а также сохранение и управление ее лесными ресурсами на благо нынешнего и будущих поколений».Из четырех целей наиболее актуальной целью проекта политики 2014 года является «Обеспечение устойчивого предложения лесной продукции и услуг путем сохранения достаточного количества лесов при эффективном управлении». Как и в случае с политикой 1998 года, проект лесной политики 2014 года поддерживает общинное управление лесным хозяйством, включая устойчивое производство древесного угля и других лесных продуктов.

URT (2002) и вспомогательные нормативные акты, руководящие принципы и приказы обеспечивают дополнительную политическую поддержку устойчиво управляемых продуктивных лесных резервов, включая сельские земельные лесные резервы.Например, Закон о лесах 2002 года наделяет сельские советы (через назначенный деревенский комитет) полномочиями создавать производственные лесные угодья в деревнях и выдавать разрешения на добычу лесной продукции, включая древесный уголь, при условии наличия планов устойчивого управления. С 1990-х годов было создано более 530 лесных заповедников сельских земель (TFS, 2012 плюс данные TFCG), включая 2,4 миллиона га лесов и лесов, однако до 2012 года ни один из них не включил устойчивое производство древесного угля в свои планы управления.Частично это можно объяснить отсутствием руководящих принципов по реализации политики, при этом руководящие принципы политики по заготовке лесной продукции в сельских лесных заповедниках сосредоточены на древесине, а не на древесном угле (TFS, 2013a). С 2012 года в рамках проекта в регионе Морогоро, возглавляемого Танзанийской группой по сохранению лесов (TFCG), осуществляется пилотное внедрение устойчивого производства древесного угля, встроенного в общинное управление лесами, в качестве демонстрации расширения масштабов использования лесов на других сельских землях.

В контексте древесного топлива в проекте Национальной лесной политики 2014 г. (URT, 2014) говорится, что «Создание частных лесных участков и плантаций, посадка деревьев на фермах для производства древесного топлива, эффективные технологии преобразования и использования древесной энергии, а также альтернативные источники энергии. энергия будет продвигаться.«Как и в случае с другими политиками, основное внимание уделяется переходу на другой вид топлива и посадке деревьев. Что касается лесного хозяйства, пятилетний план развития Танзании включает цель увеличения площади лесов на 130 000 га к 2020/21 году и на 160 000 га к 2025 году за счет посадки деревьев, для чего он указывает бюджет в 150 миллиардов сомони и цель в 280 миллионов. деревьев в год, для реализации Правительством (URT, 2016a). Обязательство по расширению плантаций также отражено в стратегическом плане TFS на 2014/19 год, который включает цель создания 50 000 га новых плантаций к 2019 году (TFS, 2013b).В 5-летнем плане развития указано, что все другие мероприятия в лесном секторе, включая создание потенциала и управление природными заповедниками, должны оплачиваться Партнерами по развитию (URT, 2016a). Хотя политика поощряет посадку деревьев в качестве древесного топлива, в действительности большинство плантаций ориентировано на рынок древесины, учитывая более высокую цену за кубический метр древесины, продаваемой как древесина, чем как древесный уголь. Таким образом, замена древесного угля из естественных лесных массивов древесным углем с плантаций может быть успешной только тогда, когда древесный уголь станет более прибыльным конечным продуктом, чем древесина для владельцев плантаций.Рентабельность древесного угля с плантаций и лесных участков по сравнению с рентабельностью древесины и других лесных продуктов часто упускается из виду теми, кто предлагает использовать посаженные деревья для производства древесного угля.

Устойчивое производство древесного угля и национальная сельскохозяйственная политика

Миссия сельскохозяйственной политики 2013 года заключается в том, чтобы «способствовать преобразованию сельскохозяйственного сектора в современный, коммерческий и конкурентоспособный сектор с целью обеспечения продовольственной безопасности и сокращения бедности за счет увеличения объемов конкурентоспособной продукции растениеводства» (URT, 2013a).Акцент на преобразовании сельского хозяйства от традиционного производства сельскохозяйственных культур для натурального хозяйства к более интенсивной коммерциализированной системе согласуется с Национальным видением развития. Национальная политика в области сельского хозяйства гласит, что «по определению сельскохозяйственный сектор состоит из подсекторов растениеводства, животноводства, рыболовства, лесного хозяйства и охоты», а затем ограничивается сфера его применения «растениеводством». Производство древесного угля и лесное хозяйство не входят в сферу действия политики. В то время как политика не предусматривает явного поощрения преобразования лесов или лесных массивов в сельское хозяйство, в ее точке зрения подразумевается, что 440 000 км 2 земель в Танзании «подходят для сельскохозяйственного производства.Аналогичным образом, Национальная политика в области животноводства (URT, 2006) включает 200 000 км 2 «залежей и лесных угодий» в свою оценку национальных ресурсов пастбищных угодий. Свидетельства того, что это предполагает преобразование лесных угодий в сельское хозяйство, также отражены в Национальном рамочном плане землепользования на 2013–2033 годы, который включает площади лесных угодий в категории земель, предназначенных для расширения и интенсификации сельского хозяйства (URT, 2013b).

Наряду с неявным продвижением изменения землепользования от лесных угодий к сельскому хозяйству, Национальная сельскохозяйственная политика включает в себя цель увеличения площади сельскохозяйственных земель под орошением с 0.От 4 до 7,1 млн га (URT, 2013a). Расширение ирригации представлено как стратегия снижения рисков для сельского хозяйства, связанных с изменением климата. Зависимость сельского хозяйства от услуг лесных экосистем признана в рамках сквозных вопросов, и есть одно политическое заявление: « должно быть усилено эффективное использование возобновляемых природных ресурсов ».

Устойчивое производство древесного угля и национальная земельная политика

Танзания сохранила структуру землевладения, которая намеренно исключает понятие «безусловное владение» и вместо этого основывается на принципе, что вся земля является государственной землей, где право владения определяется с точки зрения «права владения».«Национальная земельная политика 1997 года (URT, 1997b) определяет пять важных характеристик, включая условия застройки, которые возлагаются на землевладельцев. Цели политики включают: « Обеспечение наиболее продуктивного использования земли для содействия быстрому социально-экономическому развитию страны и защиты земельных ресурсов от деградации для устойчивого развития ». Политика основана на принципе «используй или потеряй», где права владения привязаны к условиям застройки.Это важно в контексте понимания взаимосвязи между земельной политикой и древесным углем, поскольку владение землей связано с землепользованием. Однако понятие «использование» не определяется как включающее или исключающее устойчивое лесопользование, включая производство древесного угля. Напротив, прямо охвачены другие виды использования, включая сельское хозяйство, как для выращивания сельскохозяйственных культур, так и для животноводства, добычи полезных ископаемых и поселений. Нет примеров передачи прав владения частным землевладельцам для устойчивого производства древесного угля из естественных лесных массивов.

В 2015 году правительство Танзании начало пересмотр национальной земельной политики. В проекте Национальной земельной политики 2016 года (URT, 2016b) сохранены важные элементы политики 1997 года, включая концепцию прав владения и категоризацию земель на сельские, общие и зарезервированные земли. В проекте политики не упоминается устойчивое производство древесного угля, хотя в нем содержится цель « эффективной защиты, сохранения и устойчивого использования экологически уязвимых районов », которые, как определено, включают леса.Политика подчеркивает формализацию землевладения, включая широкую выдачу предоставленных и обычных прав владения. Содействие приватизации землевладения контрастирует с ориентацией лесной политики на лесные резервы общинных земель села.

Устойчивое производство древесного угля и национальная водная политика

В водной политике не упоминается термин «древесный уголь», а термин «энергия» приравнивается к электричеству. Национальная водная политика признает взаимосвязь между лесом и водой и заявляет, что « леса имеют важное влияние на сохранение водных ресурсов. Далее в политике говорится, что при нынешних темпах роста населения Танзания переместится с 2700 кв.м. 3 на человека в год на 1200 кв.м. 3 на человека в год в период с 2000/1 по 2025 год. Согласно критериям, это представляет собой переход к дефициту воды, который в широком смысле определяется как 1000 м 3 на человека в год (Falkenmark et al., 2007).

Обсуждение

Результаты нашего анализа политики Танзании в области энергетики, лесов, сельского хозяйства, земли и воды показывают маргинализацию устойчивого производства древесного угля в рамках национальной политики, несмотря на потенциальные экономические, социальные и экологические преимущества устойчивого управления естественными лесными массивами для производства древесного угля. .Наши выводы систематически документируют пробелы в политике, связанные с устойчивым производством древесного угля, и обеспечивают углубленный и обновленный анализ более широкой политической среды.

Маргинализация древесного угля наиболее ярко проявляется в энергетической политике Танзании, где в Национальной энергетической политике 2015 г. (URT, 2015b) современная энергия определяется как антоним древесному топливу, как традиционный энергоноситель. Политика тогда касается исключительно современной энергетики. Это отражает глубоко укоренившееся представление о том, что древесный уголь является частью традиционного образа жизни, который национальное видение развития стремится изменить, и ему нет места в модели современности, предусмотренной для страны.Отсутствие политической цели или заявления об устойчивом производстве древесного угля из Национальной энергетической политики означает, что на протяжении всего этого политического цикла не существует обязательств высокого уровня по более устойчивому производству древесного угля и топливной древесины, а также по обеспечению стратегического надзора за их поставками. или качество. Учитывая прогнозируемый рост спроса на древесный уголь и учитывая, что большинство танзанийцев полагается на древесное топливо, это упущение в политике означает, что Национальная энергетическая политика не содержит рекомендаций по основному энергоносителю Танзании, что может привести к сохранению неконтролируемого производства и сопутствующему негативному воздействию на окружающую среду. .Даже если проект стратегии Танзании по энергии биомассы будет возрожден, в отсутствие цели политического уровня в отношении древесного топлива эта стратегия не будет иметь привязки к национальной политике, что приведет к риску дальнейшей маргинализации. Это подтверждает выводы Mwampamba et al. (2013) относительно того, в какой степени глубоко укоренившиеся неправильные представления об древесном угле привели к тому, что политики выбрали политику, направленную на исключение древесного угля из национального энергобаланса, а не на использование устойчивых методов производства.

Экономическое развитие неизбежно ведет к компромиссу между видами землепользования и требует выбора между преобразованием лесов в антропогенные виды землепользования, такие как сельское хозяйство, с одной стороны, и поддержанием естественных лесов с присущими им экосистемными услугами, с другой. (Foley et al., 2005). Наш обзор показал, как видение развития Танзании и отраслевая политика привели к маргинализации варианта рационального использования лесных угодий для деревенских земель. То, что сельское хозяйство ценится выше естественных лесов, отчасти отражает системные проблемы интеграции сложных концепций, лежащих в основе оценки экосистемных услуг, при принятии решений о распределении земли и природных ресурсов (Martinez-Harms et al., 2015). Точно так же экономическая стоимость торговли древесным углем, оцениваемая в 650 миллионов долларов США, плохо изучена и не отражается в национальных счетах (Sander et al., 2013). Например, официальные национальные данные о государственных доходах от натуральных лесных продуктов не различают древесный уголь от других продуктов, включая древесину. В период с 2011/12 по 2014/15 гг. TFS сообщила о 187 млрд сомони (~ 86,5 млн долларов США) в виде роялти за природные лесные товары (TFS, 2016), однако доля, приходящаяся на древесный уголь, не указана.Хотя национальные данные не дезагрегируют доходы от древесного угля, на более низком уровне государственного управления некоторые зональные отделения TFS дезагрегируют свои доходы по лесной продукции. Данные о доходах зонального правительства показывают, что древесный уголь составлял от 10 до 71% доходов от натуральных лесных продуктов в некоторых зонах (TFCG, 2015b, Lukumbuzya and Sianga, 2016). Отсутствие официальных данных о стоимости торговли древесным углем способствует тому, что его недооценивают как вариант землепользования по сравнению с культурами с хорошо задокументированными данными о торговле.Таким образом, хотя древесный уголь имеет много общего с традиционными культурами, с точки зрения требований к земле, рабочей силе и чистому первичному производству, он не считается культурой в сельскохозяйственной политике и недооценивается при компромиссах в землепользовании. между сельским хозяйством и лесом на деревенской земле.

Точно так же устойчивое производство древесного угля не признается явным образом в качестве землепользования в Национальной земельной политике. Учитывая, что землевладение связано с землепользованием в земельной политике Танзании, отсутствие четкого признания устойчивого производства древесного угля в качестве категории землепользования создает риск маргинализации устойчивого управления лесными угодьями в пользу сельского хозяйства и других упомянутых видов землепользования, особенно с учетом современная тенденция к приватизации сельских земель.

Оптимизация распределения воды между секторами - еще одна важная область, которую должны рассмотреть политики в контексте выбора оптимального сочетания энергоносителей, особенно с учетом прогнозируемого роста населения. Помимо зависимости древесного угля от лесов и поглощения воды лесами, традиционное производство древесного угля предъявляет минимальные требования к водоснабжению. Напротив, производство электроэнергии из ископаемого топлива, как это продвигается в Национальной энергетической политике 2015 года (URT, 2015b), потребляет воду на всех этапах жизненного цикла производства энергии (Mielke et al., 2010). Таким образом, производство древесного угля с использованием обжиговых печей является более эффективным с точки зрения воды источником энергии, чем электричество, что необходимо учитывать в контексте растущего дефицита воды. Относительные потребности в воде различных энергоносителей не рассматриваются ни в национальной водной политике, ни в Национальной энергетической политике.

Учитывая цель Национальной сельскохозяйственной политики 2013 года по увеличению площади орошаемых земель, защита основных потоков, необходимых для орошения в засушливый сезон, становится критически важной для реализации политики.Таким образом, устойчивое управление лесными угодьями для производства древесного угля может быть полезным политическим инструментом для защиты основных потоков по сравнению с преобразованием лесных угодий в сельское хозяйство на водосборных площадях. Таким образом, политика, благоприятствующая устойчивому лесопользованию и создающая стимулы для сообществ к охране лесных ресурсов на своей земле, может способствовать обеспечению основных потоков, жизненно важных для водопользователей ниже по течению, а также снижению рисков наводнений.

Было сделано несколько попыток стратегически оценить потенциальный объем производства древесного угля из существующих естественных лесов Танзании.CamCo Clean Energy (Tanzania) Limited (2014) подсчитала, что в 2012 году в Танзании было потреблено 2,3 миллиона тонн древесного угля. По их оценкам, для этого потребовалось 350 000 га лесных угодий, исходя из средней биомассы 50 м 3 / га и эффективности преобразования 19%. Если мы экстраполируем это дальше и предположим, что цикл ротации 24 года для устойчивой системы, для обеспечения устойчивого производства древесного угля под управлением потребуется 8,4 млн га (24 × 350 000 га), чтобы обеспечить уровень предложения 2012 года в течение следующих 20 лет. или так.По данным MNRT (2015), на сельских землях 21,6 млн га лесов, из которых около 10%, или 2,3 млн га, уже включены в районы, находящиеся под общинным управлением лесами (CBFM). Из существующих территорий, охваченных ОВЛХ, значительная часть является слишком экологически уязвимой, чтобы подходить для производства древесного угля, особенно с учетом тенденции проектов ОВЛХ уделять приоритетное внимание районам с высоким биоразнообразием. Тем не менее, это показывает, что значительная часть спроса на древесный уголь может быть удовлетворена за счет устойчивого производства из 21.6 миллионов га лесов, оставшихся на сельских землях, включая часть территории, уже охваченной ОВЛХ. Даже для достижения цели пятилетнего плана развития Танзании по сокращению спроса на 30% все равно потребуется, чтобы большая часть оставшихся лесных массивов на деревенских землях была переведена на устойчивое производство.

Учитывая рост населения Танзании и его рост в городах, очевидно, что устойчивое производство древесного угля само по себе не может удовлетворить прогнозируемые потребности городов в энергии. Несомненно, также необходима смена топлива.Включение устойчивого производства древесного угля в национальную политику поможет заручиться широкой политической поддержкой и заинтересованностью заинтересованных сторон, которые необходимы для преобразования торговли в пользу устойчивого производства.

Исключение из национальной политики устойчивого производства древесного угля отражает три фактора, которые влияют на каждый этап политического цикла. Это отсутствие подробных и точных данных о торговле древесным углем; глубоко укоренившееся негативное восприятие торговли; и слабый организационный и пропагандистский потенциал производителей, торговцев и потребителей.Отсутствие надежных текущих данных о многих важных характеристиках производственно-сбытовой цепочки древесного угля, а также глубоко укоренившееся негативное восприятие древесного угля среди политиков подчеркивали различные авторы (Mwampamba et al., 2013; Owen et al., 2013 ; Sander et al., 2013). Заявления некоторых министров и других лиц, определяющих политику в нынешнем правительстве, которые сообщаются в танзанийских СМИ и / или наблюдаются авторами, в целом подкрепляют выводы Mwampamba et al. (2013). Например, вера в то, что древесный уголь ответственен за большую часть вырубки лесов в Танзании, обычно цитируется министрами как основная причина исключения древесного угля из энергобаланса Танзании , .Мы предлагаем три другие причины того, почему политики предпочитают маргинализировать устойчивое производство. Во-первых, немногие политики понимают или верят в то, что древесный уголь можно производить экологически рациональным способом. Это отражает то, как мало существует практических примеров устойчивого производства древесного угля. Соответственно, технический опыт в управлении естественными лесными массивами для устойчивого производства древесного угля ограничен в Танзании, где высшие учебные заведения не включили его в свои учебные программы. Во-вторых, мы утверждаем, что роль сельского хозяйства как основной движущей силы обезлесения в Танзании плохо известна среди многих политиков, отчасти из-за неадекватных и недостаточно широко освещаемых эмпирических исследований факторов обезлесения в национальном масштабе.Учитывая примат сельского хозяйства в планах экономического развития Танзании, мы также предполагаем, что политически удобно возложить вину за вырубку лесов на древесный уголь, а не на сельское хозяйство. В-третьих, трудности, связанные с межотраслевой координацией, необходимой для преобразования рынка древесного угля, препятствуют изменениям. Несомненно, политическая экономия торговли древесным углем сложна, и необходимы более глубокие исследования, чтобы более полно понять динамику, имеющую место на этапе определения повестки дня политического цикла.

Пропаганда деятельности участников производственно-сбытовой цепочки древесного угля в Танзании приглушена. Это отражает неформальный характер сектора, в котором производители, перевозчики и торговцы часто плохо образованы, бедны и не имеют координационных сетей для защиты интересов. Это контрастирует с правозащитной способностью заинтересованных сторон в секторе природного газа, где компании, занимающиеся разведкой и разработкой природного газа, обладали ресурсами, опытом и сетями для интенсивного лоббирования Министерства энергетики и минеральных ресурсов при формулировании Политики в области природного газа и Национальной энергетической политики. .Хотя некоторые организации гражданского общества, в том числе Группа по сохранению лесов Танзании, способствовали проведению встреч для освещения вопросов, связанных с производством древесного угля и содействия устойчивому производству древесного угля, этих усилий было недостаточно для того, чтобы убедить правительство Танзании в критической необходимости обеспечения Национальной энергетической политики 2015 года. направление устойчивого производства древесного угля (URT, 2015b). Слабый голос заинтересованных сторон в сфере древесного угля способствовал тому, что в Национальной энергетической политике особое внимание уделяется ископаемым видам топлива и производству электроэнергии.

Обзор определил важные приоритеты для исследований, включая: количественные оценки относительного воздействия факторов обезлесения и деградации лесов; тщательные сравнительные исследования затрат и выгод альтернативных энергоносителей и вариантов политики с учетом межотраслевых последствий; экспериментирование с различными моделями устойчивого производства древесного угля; и стратегическая экологическая оценка и анализ рентабельности предложений правительства по посадке деревьев в связи с увеличением инвестиций в управление естественными лесными массивами.

Заключение

Устойчивое производство древесного угля из естественных лесных массивов стало маргинальным вариантом политики во всех секторах Танзании. Маргинализация устойчивого производства древесного угля в энергетическом и лесном секторах усугубляется земельной политикой, не предусматривающей прямого признания устойчивого лесопользования в качестве признанного землепользования, и сельскохозяйственной политикой, направленной на расширение сельскохозяйственных угодий. Если лесные массивы не приносят дохода их владельцам, в том числе общинам, экономическое обоснование преобразования лесных угодий в сельскохозяйственные земли усиливается.Предполагая, что устойчивое производство древесного угля может стимулировать устойчивое управление лесными угодьями, упускается возможность встроить устойчивый механизм финансирования в совместное управление лесными угодьями. Широко распространенное преобразование лесных угодий в сельское хозяйство неизбежно подрывает экосистемные услуги, создаваемые этими лесными массивами, с соответствующими рисками для тех секторов, которые зависят от этих экосистемных услуг, особенно сельского хозяйства. Таким образом, исключение устойчивого производства древесного угля из национальной политики - это упущенная возможность, учитывая его потенциал для внесения вклада в более устойчивые к климату средства к существованию в сельских районах, энергетическую безопасность городов и устойчивое управление лесными массивами с присущими им экосистемными услугами, включая смягчение последствий изменения климата.

На основании этого обзора мы рекомендуем, чтобы политические цели и заявления, поддерживающие устойчивое использование древесного угля, были включены в политику в области энергетики и лесного сектора, в то же время пересматривая политику в области водных ресурсов, сельского хозяйства и земли, чтобы включить цели и заявления, которые продвигают устойчивое управление естественными лесами и сокращают стимулирование сельского хозяйства. вырубка леса. Мы предполагаем, что рынок древесного угля будет поставлять древесный уголь из устойчиво управляемых, общинных и частных лесных массивов в городские домохозяйства. Налоговые поступления будут по-прежнему сохраняться на уровне села и района, чтобы стимулировать и финансировать устойчивое управление естественными лесными массивами.Профессионализм и организованность производителей древесного угля повысятся с сопутствующими экологическими преимуществами с точки зрения соблюдения руководящих принципов эффективности и устойчивости, а также улучшением условий жизни производителей и другими выгодами от развития сельских районов.

Преимущества устойчивого производства древесного угля становятся очевидными, если смотреть с точки зрения нескольких секторов. Подход взаимосвязи к анализу политики, принятый в этом документе, подчеркивает необходимость для политиков учитывать межотраслевые последствия производства древесного угля и разрабатывать более надежные механизмы для оценки экосистемных услуг при выборе компромиссов при распределении земли и природных ресурсов.Анализ также подчеркивает необходимость изменений на протяжении всего политического цикла, включая создание более прочной базы знаний и оценку потребностей и интересов более маргинализированных заинтересованных сторон, включая общины, владеющие лесными угодьями, и производителей древесного угля. Уроки, извлеченные из Танзании, имеют значение для других стран, зависящих от древесного угля из естественных лесных массивов, включая ведущих производителей древесного угля в Африке, Демократической Республике Конго, Эфиопии и Нигерии.

Авторские взносы

ND: ведущий автор, ответственный за концепцию обзора, дизайн исследования, написание рукописи.CM: отвечает за значительный интеллектуальный вклад в дизайн обзора, вводимые данные и подтверждение рукописи для подачи.

Финансирование

Финансирование этого исследования было предоставлено Швейцарским агентством по развитию и сотрудничеству в рамках гранта Танзанийской группе охраны лесов для проекта «Преобразование сектора древесного угля Танзании».

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы благодарят Tuyeni Mwampamba, Bettie Luwuge, Elida Fundi, Charles Leonard и двух рецензентов за их комментарии к черновикам этой статьи.

Сокращения

CBFM, Управление лесным хозяйством на уровне сообществ; MNRT, Министерство природных ресурсов и туризма; TFCG, Группа охраны лесов Танзании; TFS, Агентство лесных услуг Танзании; TZS, танзанийский шиллинг; VLFR, Деревенский лесной заповедник.

Сноски

Список литературы

Байлис Р., Дриго, Р., Гиларди, А., Мазера, О. (2015). Углеродный след традиционного древесного топлива. Нат. Клим. Чанг. 5, 266–272. DOI: 10.1038 / nclimate2491

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэдшоу, К. Дж. А., Содхи, Н. С., Пех, К. С.-Х., и Брук, Б. В. (2007). Глобальные свидетельства того, что обезлесение увеличивает риск и опасность наводнений в развивающихся странах. Glob. Чанг. Биол. 13, 1–17. DOI: 10.1111 / j.1365-2486.2007.01446.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, А.Э., Чжан Л., МакМахон Т. А., Вестерн А. В. и Вертесси Р. А. (2005). Обзор парных исследований водосборов для определения изменений водоотдачи в результате изменений в растительности. J. Hydrol. 310, 28–61. DOI: 10.1016 / j.jhydrol.2004.12.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bruijnzeel, J. (1988). (Де) лесоразведение и течение засушливого сезона в тропиках: более пристальный взгляд. J. Trop. Лесная наука. 1, 229–243.

Google Scholar

CamCo Clean Energy (Tanzania) Limited (2014). Энергетическая стратегия и план действий Танзании по использованию биомассы . Программа сотрудничества Африки и ЕС в области возобновляемых источников энергии.

Чидумайо, Э. Н., и Гамбо, Д. Дж. (2013). Воздействие производства древесного угля на окружающую среду в тропических экосистемах мира: синтез. Energy Sustain. Dev. 17, 86–94. DOI: 10.1016 / j.esd.2012.07.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

д'Агостино, А. Л., Урпелайнен, Дж., И Сюй, А. (2015). Социально-экономические детерминанты расходов на древесный уголь в Танзании: данные панельных исследований. Energy Econ. 49, 472–481. DOI: 10.1016 / j.eneco.2015.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Миранда, Р. К., Сепп, К., Секкон, Э., Манн, С., и Синг, Б. (2010). Устойчивое производство коммерческого древесного топлива: уроки и рекомендации двух стратегий . Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

Google Scholar

Фалькенмарк, М., Бернтелл, А., Егерског, А., Лундквист, Дж., Матц, М., и Тропп, А. (2007). На грани новой нехватки воды: призыв к надлежащему управлению и человеческому мастерству .Краткое изложение политики SIWI. SIWI.

ФАО (2003 г.). Известия. Второе совещание экспертов по гармонизации определений, связанных с лесом, для использования различными заинтересованными сторонами . Рим: ФАО.

ФАО (2004 г.). Единая биоэнергетическая терминология . Рим: Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций.

Фоли, Дж. А., Де Фрис, Р., Аснер, Г. П., Барфорд, К., Бонан, Г., Карпентер, С. Р. и др. (2005). Глобальные последствия землепользования. Наука 309, 570–574.DOI: 10.1126 / science.1111772

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гиббс, Х. К., Рюш, А. С., Ахард, Ф., Клейтон, М. К., Холмгрен, П., Раманкутти, Н. и др. (2010). Тропические леса были основным источником новых сельскохозяйственных угодий в 1980-х и 1990-х годах. Proc. Natl. Акад. Sci. США 107, 16732–16737. DOI: 10.1073 / pnas.05107

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хансен, М.С., Потапов, П.В., Мур Р., Ханчер М., Турубанова С. А., Тюкавина А. и др. (2013). Глобальные карты изменения лесного покрова в XXI веке в высоком разрешении. Наука 342, 850–853. DOI: 10.1126 / science.1244693

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хосонума, Н., Херольд, М., Де Си, В., Де Фрис, Р. С., Брокхаус, М., Вершот, Л. и др. (2012). Оценка факторов обезлесения и деградации лесов в развивающихся странах. Environ. Res. Lett. 7: 4. DOI: 10.1088 / 1748-9326 / 7/4/044009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МЭА (2014). Международная энергетическая ассоциация. Africa Energy Outlook: фокус на энергетических перспективах в Африке к югу от Сахары . Специальный отчет "Перспективы мировой энергетики", 1–237.

Янн В. и Вегрих К. (2007). «Теории политического цикла», в Справочник по анализу государственной политики: теория, политика и методы , ред. Ф. Фишер, Г. Дж. Миллер и М. С. Сидни (Бока-Ратон, Флорида: CRC Press), 43–62.

Google Scholar

Джонс Д., Райан К. М. и Фишер Дж. (2016). Древесный уголь как стратегия диверсификации: гибкая роль производства древесного угля в жизнеобеспечении мелких фермеров в центральном Мозамбике. Energy Sustain. Dev. 32, 14–21. DOI: 10.1016 / j.esd.2016.02.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Krausmann, F., Erb, K.-H., Gingrich, S., Haberl, H., Bondeau, A., Gaube, V., et al. (2013). Глобальное освоение человеком чистой первичной продукции удвоилось в 20 веке. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 10324–10329. DOI: 10.1073 / pnas.1211349110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лукумбузия, К., Сианга, К. (2016). Пересмотр рекомендаций TRAFFIC по улучшению управления лесным хозяйством в Танзании . Кембридж: ДВИЖЕНИЕ.

Google Scholar

Лунд, Х. Г. (2015). Определения лесов, обезлесения, облесения и лесовозобновления. Гейнсвилл, Вирджиния: Информационные службы леса.DOI: 10.13140 / RG.2.1.2364.9760

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартинес-Хармс, М. Дж., Брайан, Б. А., Балванера, П., Лоу, Э. А., Родс, Дж. Р., Поссингем, Х. П. и др. (2015). Принятие решений по управлению экосистемными услугами. Biol. Консерв. 184, 229–238. DOI: 10.1016 / j.biocon.2015.01.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мильке, Э., Анадон, Л. Д., и Нараянамурти, В. (2010). Потребление воды при добыче, переработке и преобразовании энергоресурсов, обзор литературы по оценке водоемкости добычи энергоресурсов, переработки в топливо и преобразования в электричество. Документ для обсуждения инновационной политики в области энергетических технологий , 2010-15. Гарвардский университет.

Google Scholar

MNRT (2015). Министерство природных ресурсов и туризма . Национальный мониторинг и оценка лесных ресурсов материковой части Танзании: основные результаты.

Мсуя, Н., Масанджа, Э., и Тему, Э. К. (2011). Экологическое бремя производства и использования древесного угля в Дар-эс-Саламе, Танзания. J. Environ. Prot. 2, 1364–1369. DOI: 10.4236 / иен.2011.210158

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мухонго, С. (2016). «Природные ресурсы и развитие энергетики и его вклад в преобразование Танзании, чтобы к 2025 году стать страной со средним уровнем дохода», . Выступление министра энергетики и минералов на Ежегодном Дне инженеров , Конференция города Млимани, Дар-эс-Салам.

Mwampamba, T.H., Ghilardi, A., Sander, K., and Chaix, K.J. (2013). Развенчание распространенных заблуждений для улучшения отношения и взглядов на политику в развивающихся странах. Energy Sustain. Dev. 17, 75–85. DOI: 10.1016 / j.esd.2013.01.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нинан, К. Н., Иноуэ, М. (2013). Ценить услуги лесных экосистем: что мы знаем, а что нет. Ecol. Экон. 93, 137–149. DOI: 10.1016 / j.ecolecon.2013.05.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оуэн, М., ван дер Плас, А., и Сепп, С. (2013). Может ли существовать энергетическая политика в Африке к югу от Сахары без биомассы? Energy Sustain.Dev. 17, 146–152. DOI: 10.1016 / j.esd.2012.10.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Прайс, К. (2011). Влияние топографии водосбора, почв, землепользования и климата на гидрологию базового стока во влажных регионах: обзор. Прог. Phys. Геогр. 35, 465–492. DOI: 10.1177 / 03011402714

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рибо, Дж. К. (1999). История страха: представить себе вырубку лесов в лесах засушливых земель Западной Африки. Glob.Ecol. Биогеогр. 8, 291–300. DOI: 10.1046 / j.1365-2699.1999.00146.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сандер К., Грос К. и Питер К. (2013). Обеспечение реформ: анализ политической экономии древесного угля в Танзании. Energy Sustain. Dev. 17, 116–126. DOI: 10.1016 / j.esd.2012.11.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шуре, Дж., Ингрэм, В., Сако Джимбира, М. С., Леванги, П., и Виерсум, К. Ф. (2013). Формализация цепочек добавленной стоимости древесного угля и результатов жизнеобеспечения в Центральной и Западной Африке. Energy Sustain. Dev. 17, 95–105. DOI: 10.1016 / j.esd.2012.07.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

TFCG (2015a). Комментарии организаций гражданского общества к проекту национальной энергетической политики на 2015 год. Группа по сохранению лесов Танзании .

TFCG (2015b). Анализ экологической и финансовой устойчивости управления естественными лесами в Танзании . Группа по сохранению лесов Танзании. Технический документ TFCG 48, 1–49.

ТФС (2012 г.). Совместное управление лесами в Танзании: цифры и факты . Департамент политики и планирования МПРТ. Агентство лесных служб Танзании.

TFS (2013a). Правила ведения рубок в сельских лесных угодьях , 1–8. Агентство лесных служб Танзании, Дар-эс-Салам.

TFS (2013b). Стратегический план Агентства лесных услуг Танзании, июль 2014 г. - 19 июня . Агентство лесных служб Танзании.

ТФС (2016). Маэлезо Кухусу Вакала ва Худума за Миситу, Танзания: Маджукуму, Мафаникио, Чангамото На Микакати (2011–2015) .Министерство природных ресурсов и туризма, Агентство лесных служб Танзании, 1–25.

ООН (2015). Перспективы народонаселения мира: обзор 2015 г., основные выводы и предварительные таблицы . Организация Объединенных Наций (ООН), Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения. Рабочий документ № ESA / P / WP.241.

УРТ (1977). Конституция Объединенной Республики Танзании . Cap 2. Объединенная Республика Танзания.

URT (1997a). Национальная экологическая политика .Объединенная Республика Танзания.

URT (1997b). Национальная земельная политика . Объединенная Республика Танзания.

URT (1998). Национальная лесная политика . Объединенная Республика Танзания.

URT (1999). Видение развития Танзании . Объединенная Республика Танзания.

URT (2002). Закон о лесах. Объединенная Республика Танзания.

URT (2003). Национальная энергетическая политика . Объединенная Республика Танзания.

URT (2006). Национальная политика в области животноводства . Объединенная Республика Танзания.

URT (2012). Национальная стратегия изменения климата . Объединенная Республика Танзания.

URT (2013a). Национальная сельскохозяйственная политика . Объединенная Республика Танзания.

URT (2013b). Национальный рамочный план землепользования на 2013–33 годы . Объединенная Республика Танзания.

URT (2014). Национальная лесная политика (проект) .Объединенная Республика Танзания.

URT (2015a). Проект национальной энергетической политики . Объединенная Республика Танзания.

URT (2015b). Национальная энергетическая политика . Объединенная Республика Танзания.

URT (2016a). Национальный пятилетний план развития на 2016 / 17–2020 / 21 . Объединенная Республика Танзания.

URT (2016b). Национальная земельная политика (проект) . Объединенная Республика Танзания.

URT (2016c). Национальная экологическая политика (проект) .Объединенная Республика Танзания.

Уоткисс П., Даунинг Т., Дисински Дж., Пай С., Сэвидж М., Гудвин Дж. И др. (2011). Экономика изменения климата в Объединенной Республике Танзании . Отчет перед группой партнеров по развитию и Министерством международного развития Великобритании.

Уотсон Р. Т., Нобл И. Р., Болин Б., Равиндранат Н. Х., Верардо Д. Дж. И Доккен Д. Дж. (2000). Землепользование, изменения в землепользовании и лесное хозяйство . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Уиллкок С. Л., Филлипс О. Л., Платтс П. Дж., Светнам Р. Д., Балмфорд А., Берджесс Н. Д. и др. (2016). Изменение земного покрова и выбросы углерода за 100 лет в горячей точке биоразнообразия Африки. Glob. Сменить Биол. 22, 2633–2956. DOI: 10.1111 / gcb.13218

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Woolen, E., Ryan, C., Baumert, S., Vollmer, F., Grundy, I., Fisher, J., et al. (2016). Производство древесного угля в лесах Мопане в Мозамбике: каковы компромиссы с другими экосистемными услугами? Philos.Пер. R. Soc. В 371: 20150315. DOI: 10.1098 / rstb.2015.0315

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Всемирный банк (2009 г.). Экологический кризис или возможность устойчивого развития? Преобразование древесного угля в Танзании . Примечание о политике. Отдел окружающей среды и природных ресурсов Африканского региона.

Янов Д. (2007). «Качественно-интерпретирующие методы в исследовании политики», в Справочнике по анализу государственной политики : теория, политика и методы , ред. Ф.Фишер, Г. Дж. Миллер и М. С. Сидн (Бока-Ратон, Флорида: CRC Press), 405–416.

Google Scholar

Зулу, Л. К., Ричардсон, Р. Б. (2013). Древесный уголь, средства к существованию и сокращение бедности: данные из Африки к югу от Сахары. Energy Sus. Dev. 17, 127–137. DOI: 10.1016 / j.esd.2012.07.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Множество жизней древесного угля - ScienceDaily

В Африке древесный уголь повсеместно используется в качестве источника энергии для приготовления пищи, даже в городских районах, где есть электричество и газ.Тем не менее, когда Кэтрин Набукалу проходила курсы по энергетике в рамках своей магистерской программы по изучению окружающей среды в Пенсильвании, она заметила, что древесный уголь часто не упоминается в разговорах об источниках энергии и их вкладе в глобальные выбросы углерода.

«Мы будем систематически использовать уголь, затем атомную энергию, затем гидроэнергетику, затем геотермальную, солнечную и т. Д.», - говорит Набукалу, ныне координатор проекта в Энергетическом предприятии округа Колумбия. "Вы понимаете, что чего-то не хватает.То, что у вас нет электричества, не означает, что у вас нет энергии ».

Рето Жие, профессор кафедры наук о Земле и окружающей среде, посоветовал ей исследовать древесный уголь в качестве источника энергии для ее заключительной статьи в своем курсе «Энергия, отходы и окружающая среда». Затем он помог ей получить финансирование для поездки в ее родную Уганду, чтобы продолжить работу над этой темой в качестве независимого проекта, который они совместно разработали. Набукалу и Жие поделились результатами в статье, опубликованной в журнале Resources .

«Я африканец и лично использовал древесный уголь», - говорит Набукалу. «Это не весело, приготовление пищи часто не является здоровым или приятным занятием, но это большая часть энергетического баланса. Это не единственный источник, но и один из них».

В качестве шага к лучшему пониманию полного жизненного цикла древесного угля, от создания до потребления, Набукалу провел время в нескольких местах в Уганде, где древесный уголь создается, продается, продается и потребляется. Она наблюдала и опрашивала участников на каждом из этих этапов, а также изучила литературу о производстве и использовании древесного угля во всем мире.Жере и Набукалу поделились некоторыми ключевыми результатами этого исследования с Penn Today, которые пролили свет на недооцененный источник энергии.

Производство древесного угля способствует кочевому образу жизни

В местах, которые посетил Набукалу, люди добывали древесный уголь, вырубая деревья, складывая их стволы и накрывая их ветками и листьями. Последний слой влажной почвы служит для удержания как можно большего количества кислорода при поджигании сваи. Таким образом, древесина подвергается пиролизу, а не горению, оставляя после себя плотный углеродный уголь.

Эти печные установки создаются и используются только один раз. «В некоторых случаях это требует, чтобы люди, которые их используют, были кочевниками», - отмечает Жие.

Действительно, некоторые опрошенные рабочие переехали в северную Уганду из центрального региона специально для того, чтобы иметь возможность производить древесный уголь. «Некоторые были предпринимателями, которые переехали сами, потому что думали, что деревья исчезают в более южных районах», - говорит Набукалу. «Но другие были наняты предпринимателями, у которых были неформальные компании для выполнения этой работы.«

Производство древесного угля наносит серьезный ущерб окружающей среде, и его трудно регулировать

Несмотря на усилия правительства Уганды по регулированию производства древесного угля, в основном это происходит на частных землях, и поэтому подавить его практически невозможно. «Частично это связано с тем, что правительство имеет ограниченные полномочия на частной земле, но также существует высокий спрос на этот продукт», - говорит Набукалу. Она обнаружила, что соседняя Танзания попыталась наложить запрет, который продлился всего пару недель, поскольку цены на древесный уголь резко выросли на быстро установившемся черном рынке.

Для землевладельцев разрешение на производство древесного угля на своей территории может быть беспроигрышным. Они могут пожелать расчистить землю для сельского хозяйства и могут пригласить производителей древесного угля на свою землю, получив часть выручки от возможной продажи продукта. Для производителей это дает им источник дохода без необходимости владеть землей.

Хотя этот тип мелкомасштабного производства древесного угля не предполагает сплошных рубок, он все же ведет к деградации лесов, поскольку вырубленные деревья вряд ли будут заменены.Ежегодно Африка производит 24,5 миллиона метрических тонн древесного угля, что составляет почти 60% мировых поставок. Кроме того, большая часть цепочки поставок является неформальной, без какого-либо надзора. Поскольку трейдеры продают древесный уголь далеко от источников, трудно отследить или количественно оценить, сколько на самом деле производится.

«Я думаю, что во многих отчетах сильно недооценивается, сколько древесного угля производится и используется», - говорит Набукалу.

Доступ к альтернативным источникам энергии не исключает использования древесного угля

Набукалу знал по собственному опыту, что доступ к электричеству не исключает использования древесного угля.«Это вопрос домашнего хозяйства», - говорит она. «При приготовлении пищи вы либо собираетесь использовать древесный уголь, за который уже заплатили, либо собираетесь включить газ или электричество, но вы не знаете, насколько высок будет счет».

В своем исследовании она обнаружила, что Египет, страна с разнообразным сочетанием современных источников энергии, по-прежнему остается ведущим производителем и импортером древесного угля.

Это верно не только в Африке, но и во всем мире.

«Взгляните на Европу: широкий и надежный доступ к электроэнергии не остановил ее использование», - говорит она, отмечая, что Германия является ведущим импортером древесного угля в мире.«Вы можете спросить, - говорит Гиере, - действительно ли людям в Германии нужно его использовать? Там он используется для воскресного барбекю в качестве топлива для отдыха, тогда как в Уганде его используют для ежедневного приготовления пищи».

Готовка на древесном угле может быть опасной

Набукалу и Жие отмечают влияние приготовления пищи на древесном угле на здоровье, особенно без надлежащей вентиляции.

«Сжигание биомассы любого вида, будь то дрова или древесный уголь, в замкнутом пространстве подвергает находящихся поблизости паров, содержащих газы и твердые частицы», - говорит Жие.«Точно так же при производстве древесного угля в процессе пиролиза образуются пары, в том числе окись углерода, двуокись углерода и метан, которые ухудшают качество воздуха в зоне, окружающей печи».

В ходе последующей работы Хоуп Эллиотт, студентка программы Пенна по программе «Магистр прикладной геологии», также работающая с Жье, анализирует образцы древесного угля, собранного Набукалу. В своем исследовании Эллиот определяет химический состав древесного угля и, как следствие, потенциальные последствия его сжигания для здоровья.

Диверсификация источников средств к существованию: роль производства древесного угля на юге Малави

Основные моменты

Подробное тематическое исследование источников средств к существованию на основе древесного угля в трех деревнях в сельской местности Малави

Древесный уголь обеспечивает прямые и косвенные выгоды, которые снижают общую уязвимость производителей к финансовой незащищенности, нехватке продовольствия и стрессу

При определенных условиях женщины больше, чем мужчины зависят от доходов, получаемых от производства древесного угля

Фактический запрет Малави на древесный уголь подрывает экологическую устойчивость получаемых благ к существованию

Правоприменительные меры усугубляют риски для получения средств к существованию и повышают уязвимость производителей в связи с отсутствием гарантий доходов

Резюме

Растущее городское население в странах Африки к югу от Сахары увеличивает спрос на древесный уголь.В этой статье представлен подробный пример трех общин, поставляющих древесный уголь в Зомбу, город средних размеров на юге Малави. Используя Систему устойчивого жизнеобеспечения для структурирования нашего анализа, мы изучаем мотивацию людей к производству древесного угля, оцениваем сезонность производства древесного угля, различия в показателях жизнедеятельности мужчин и женщин и выявляем источники уязвимости средств к существованию производителей древесного угля. Опираясь на данные четырех упражнений фокус-групп в каждом сообществе и в общей сложности 42 полуструктурированных интервью, мы определяем прямые (например,грамм. финансовые) и косвенные (например, укрепление социальных сетей, улучшенный доступ к товарам и услугам, возможности диверсификации источников средств к существованию), которые способствуют снижению уязвимости производителей к финансовой незащищенности и улучшению их средств к существованию. Независимо от полученных выгод и действий производителей (например, приоритетность производства древесного угля над сельским хозяйством) участники не считали производство древесного угля желательным видом деятельности, поскольку эта работа была незаконной, жестко и опасной.Основная мотивация производителей к участию в производстве заключалась в обеспечении дохода для покрытия разовых покупок дорогих товаров, реагирования на резкий скачок доходов или удовлетворения текущих сезонных потребностей. При определенных условиях женщины больше зависели от дохода от производства древесного угля, чем мужчины, поскольку им было доступно меньше альтернативных вариантов получения дохода. Сообщений об управлении ресурсами древесного угля в исследуемой области не поступало, поэтому экологическая устойчивость производства древесного угля и связанные с этим выгоды являются неопределенными.Действующий де-факто запрет на древесный уголь в Малави ведет к принудительным мерам, которые усугубляют риски для получения средств к существованию и повышают уязвимость производителей от отсутствия гарантий доходов.

Ключевые слова

Малави

Управление лесами

Древесный уголь

Благополучие

Средства к существованию

Древесное топливо

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2016 Авторы. Опубликовано Elsevier Inc. от имени Международной энергетической инициативы.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Объем рынка древесного угля, доля | Глобальный отраслевой отчет, 2020-2027 гг.

Ожидается, что в течение прогнозируемого периода мировой рынок древесного угля значительно вырастет из-за растущего спроса на этот продукт в кулинарии и производстве металла, строительстве, здравоохранении, промышленных фильтрах и фармацевтике.Древесный уголь заменяет уголь при приготовлении пищи. Кроме того, ожидается, что растущее распространение стиля барбекю в ресторанной кухне будет стимулировать спрос на древесный уголь.

При производстве металлов древесный уголь может гореть до 370 градусов Цельсия при относительно низких выбросах углекислого газа. В производстве стали и чугуна древесный уголь используется в качестве металлургического топлива из-за его высокой теплопроизводительности. С ростом строительства в странах с развивающейся экономикой, таких как Индия и Китай, спрос на чугун и сталь растет, что, вероятно, положительно повлияет на рост рынка древесного угля.Активированный уголь при смешивании с цементом увеличивает его общую прочность и действует как связующее в легком бетоне. Кроме того, активированный уголь уменьшает наличие пор в обычном бетоне, тем самым улучшая характеристики бетона. Ожидается, что растущий спрос на цемент со стороны строительной отрасли, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, будет способствовать росту рынка древесного угля.

Активированный уголь действует как детоксифицирующий агент в здравоохранении и фармацевтической промышленности.Продукт очищает кровь, уменьшает расстройство желудка и усиливает противогрибковую защиту. Порошок древесного угля можно легко использовать при отравлении, передозировке наркотиками и алкоголем, поскольку он является отличным адсорбентом. Продукт также помогает избавиться от вредных токсинов в организме человека. В связи с расширением исследований в области медицины по использованию древесного угля в медицинских целях, спрос на этот продукт в ближайшие годы, вероятно, будет расти.

Ожидается, что рост спроса на питьевую воду и повышение осведомленности потребителей о нерациональном использовании воды будут стимулировать спрос на активированный уголь в ближайшие годы.Водоочистители с фильтрами с активированным углем пользуются большим спросом из-за их хороших адсорбционных свойств. Фильтры с активированным углем удаляют из воды токсины, такие как летучие органические соединения и хлор. Более того, активированный уголь может добавлять в воду такие минералы, как железо, магний и кальций, чтобы улучшить ее качество.

Древесный уголь доступен по цене и используется в качестве топлива для приготовления пищи, особенно в африканских странах. Древесина является основным сырьем для производства древесного угля.Опилки, рисовая шелуха, скорлупа семян, скорлупа кокосового ореха и другие твердые древесные породы являются другим сырьем, используемым для производства древесного угля. Растущий спрос на древесный уголь вызвал рост вырубки лесов. Ожидается, что усиление правительственных постановлений по вырубке лесов и растущее осознание потребителями важности экологически чистой окружающей среды замедлит рост рынка древесного угля.

Древесный уголь доступен в различных формах, таких как кусковой уголь, древесно-угольные брикеты и ароматизированные брикеты.По состоянию на 2019 год на рынке доминировал кусковой древесный уголь из-за его высокой теплотворной способности. Кусковой древесный уголь горит при более высокой температуре, около 12000 ° F и быстрее, чем брикеты. Он производит меньше золы по сравнению с другими видами древесного угля. Брикеты горят при температуре около 800-10000F в зависимости от используемого сырья. Брикеты из древесного угля используются в таких устройствах, как осушители, поддерживая свежесть корневой воды и удаляя влагу и запах из туалетов. Ожидается, что такое разнообразное применение древесного угля вызовет спрос на этот продукт.

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), Замбия, производители древесного угля и мелкие производители несут ответственность за широкомасштабную вырубку лесов в стране. Нигерия потеряла 113948 гектаров леса в 2018 году из-за вырубки лесов. Страны с самыми высокими темпами обезлесения из-за производства древесного угля включают Южную Африку, Центральную Америку, Южную Америку и Азию. Правительственные постановления и политика по мониторингу неустойчивого производства древесного угля, вероятно, будут сдерживать рост рынка.

Азиатско-Тихоокеанский регион доминировал на мировом рынке древесного угля в 2018 году, при этом Китай был крупнейшим производителем древесного угля. Ожидается, что Африка станет основным рынком сбыта древесного угля, поскольку большинство ее населения использует древесный уголь в качестве топлива для приготовления пищи. В то время как Индонезия, Китай, Польша, Украина, Вьетнам, Филиппины, Мексика и Нидерланды являются крупнейшими экспортерами; Япония, Германия, Южная Корея, США и Саудовская Аравия остаются основными импортерами древесного угля. Timber Charcoal Company Co. LLC, GRYFSKAND, Royal Oak, Kingsford Products Company и Duraflame Inc.являются одними из основных игроков в мировой угольной промышленности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *