Разное

Депрессия 1929: Великая депрессия — все самое интересное на ПостНауке

01.07.2021

Содержание

Кризис со счастливым концом – Власть – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Власть" №42 от , стр. 48

&nbspКризис со счастливым концом

       24 октября 1929 года — одна из самых печальных дат в истории Соединенных Штатов. Хотя вроде бы в тот день не случилось ничего серьезного. Вот разве что простые американские граждане взяли и продали 13 млн акций. А еще через пять дней — еще 16,5 млн. В учебники истории эти два дня вошли как "черный четверг" и "зловещий вторник". С них началась Великая депрессия.

       С "черного четверга" 1929 года до 1 сентября 1939 года, когда Гитлер начал вторую мировую войну, США жили под знаком Великой депрессии. Моментальный переход от процветания 20-х к упадку 30-х у многих вызвал шок. Тем россиянам, которые еще не успели забыть прошлый август, это чувство вряд ли покажется незнакомым.
       Американцы дружно ругали трех "б" — банкиров, брокеров, бизнесменов. Отводили душу, но помогало мало. Цены с доходами быстро двигались в противоположных направлениях, биржевой индекс лежал в глубоком нокауте, число безработных измерялось миллионами. Уровень жизни большинства работающих лишь незначительно превышал уровень жизни тех, кто потерял работу. Но любой стабильный заработок все равно был счастьем.

       По всей стране на грузовых поездах ездили хобо — так называли лиц без определенного места жительства и рода занятий. Не справившегося с депрессией президента Гувера сменил энергичный Франклин Делано Рузвельт. Он изобрел множество социальных программ, начал платить "велфэр", построил мосты и автострады.
       Но, несмотря на все энергичные усилия, в борьбе с депрессией побеждала депрессия. Лишь начало войны в Европе помогло американской экономике встать на ноги. Промышленность была обеспечена заказами, появились рабочие места.
       Так эпоха 1929-1939 годов ушла в историю. Сейчас в Америке о ней помнят только старики, которые в те голодные годы были молодыми людьми или детьми. Судя по их рассказам, во времена Великой депрессии многие американские семьи жили почти так же, как российские семьи в конце столетия.
       
       Филисс Брайан: В 1929 году мне было шесть лет. Лучше всего я помню, как постоянно вырастала из старой одежды, а на новую не было денег. Я не помню, почему закрылся банк и забрал мои деньги. Кажется, родители положили мне на счет пару долларов. Банк начал выплачивать вклады через несколько лет. Мне отдали 11 центов. Брат подарил мне свой вклад — 18 центов, а старшая сестра — свой, 23 цента. Ох, как я тогда разбогатела...
       Ели мы чаще всего бобы. Угощал знакомый фермер. Еще хлеб домашней выпечки. Еще было много домашнего печенья и пирожков. Моя мама могла готовить их часами. Мы жили в маленькой деревне. У соседей была корова, мой папа доил ее дважды в день и убирал стойло. Ему платили за это две кварты молока в день. Мама консервировала то, что росло у нас в саду. Так что продукты покупать приходилось не часто.
       
       Кармен Картер: В 1929 году я была уже два года замужем, у меня был годовалый сын. Мы с мужем выращивали индюшек. Весной покупали около тысячи молодых индюшек и корм в кредит, а отдавали кредит, когда продавали всех индюшек на День благодарения. Но тот год был особым. В газетах писали о закрытых банках, прогоревших фирмах, безработице. Ни у кого не было денег, и мы не могли продать индюшек. Мы были не в состоянии вернуть кредит.
       Но когда мы прочитали о длинных очередях за хлебом и раздаче бесплатного супа в городах, мы почувствовали, что нам повезло больше. Ведь мы выращивали пищу сами. Нам не нужно было платить за квартиру. В лесу можно было бесплатно срубить дерево, чтобы топить дом. Тут у нас как раз родился второй ребенок, нужно было платить детскому врачу. Но мы решили и эту проблему. Доктор согласился взять гонорар индюшками.
       Примерно в то время муж вместе с другом организовали фабрику по производству упаковочных ящиков и коробок. Чистая прибыль у них составляла примерно доллар в день на каждого.
       Бензин продавался по 5 галлонов за доллар. Поэтому мы часто ездили куда-нибудь на машине по выходным. У нас было радио, но слушали мы его, только когда хватало денег на батарейки. Я писала стихи, и еженедельник Grit иногда печатал их и платил по два доллара за стихотворение. На такие деньги в магазине можно было набрать полную сумку продуктов.
       А затем муж устроился работать механиком в гараж. За 15 долларов в неделю. Для нас депрессия с этого момента закончилась.
       
       Майкл Чарбо: Я родился в 1920 году. Во время депрессии жизнь была лучше. Можно было ходить по улице, не боясь быть ограбленным или сбитым машиной. Машин было гораздо меньше. А вот с едой в "старые добрые времена" было похуже. Я до сих пор имею привычку не оставлять на тарелке ни крошки, даже если я сыт по горло.
       
       Маргарет Гейтс: Я родилась 27 марта 1919 года. В 20-х и начале 30-х я думала, что мои родители просто больше всего на свете любят картошку и не любят мясо. Мясо они отдавали мне и сестре. Мы с сестрой плакали из-за того, что у наших подружек были велосипеды, а у нас нет. Если у меня в ботинке протиралась дыра, папа вырезал кусок картонки и вставлял внутрь ботинка, чтобы было тепло.
       
       Имя называть не захотела. Я родилась в 1931 году в городе Нью-Йорке. Когда мне было шесть месяцев, мои родители одновременно потеряли работу (они работали в одной компании). Мы жили очень бедно. Я не все понимала, когда была маленькой, но еду и одежду наша семья получала в основном от Армии спасения. Сейчас у меня много денег и я много жертвую Армии спасения. Это чудесная организация!
       
       Элинор Наксолл: Я родилась в 1921 году. Когда мне было пять месяцев, а моему брату два года, наш отец погиб в автокатастрофе. Нас воспитывала мать. Она работала в драпировочной мастерской. Во время Великой депрессии многие люди драпировали заново старые стулья и диваны — вместо того, чтобы покупать новую мебель. Но жили мы небогато.
       
       Ричард Тэнк: Я родился в 1919 году в Мичигане. Моя семья принадлежала к среднему классу. У меня был хороший школьный друг из богатой семьи. В 1929 году, когда произошел крах, друг пришел ко мне домой. Он плакал навзрыд. Он сказал, что его отец выпрыгнул из окна.
       
       Фил Кук: Я родился в богатой семье. Богатой любовью и счастьем. Мой отец работал страховым агентом. С каждых 100 долларов проданных им страховых полисов он получал комиссию в размере 5 центов. Он говорил, что на похороны чуть-чуть не хватает, а значит, надо работать дальше. Бабушка имела право на продовольственную помощь. Она ставила меня в длинные очереди за мукой, изюмом и прочим. А еще я рвал одуванчики. Мы их ели вареными, как шпинат. У меня были кроссовки фирмы Keds, два доллара за пару. У всех школьников были заплатанные рукава и колени, порванные ботинки. Но мы были счастливы и веселы.
       
       Белла: Я родилась в штате Род-Айленд в 1924 году. У моих родителей было пятеро детей, я старшая. Отец работал на трех работах, поэтому мы никогда не голодали.
       
       Имя называть не захотел. Мой отец был шляпником во время Великой депрессии. В эту эпоху была пара лет, очень удачных для нашей семьи. Все женщины вдруг захотели иметь шляпки, названные в честь императрицы Евгении. Это была всемирная мода. Моего отца завалили заказами.
       
       Уолтер Стокин: Я жил в Чикаго. Мой отец был уволен из офиса, где проработал 18 лет. Он подрабатывал шофером машины, возившей уголь, затем работал на молоковозе. Сломал ногу. Делал воздушных змеев и продавал. Благотворительную еду мы получили лишь один раз. Я торговал газетами, ел два раза в день и был счастлив.
       
       Имя называть не захотел. Я родился в 1924 году и жил в самое великое время в истории нашей страны. Отец умер, когда мне было восемь лет. Мать сначала работала в аптеке, потом на почте, потом купила небольшой отель — все это без чьей-то помощи. Мы ели много бобов и риса, а также овощи, которые сами собирали на огороде. Мать работала все время, поэтому мы с младшим братом были предоставлены сами себе. Иногда днем мы с братом помогали соседу убирать урожай, а ночью могли украсть у него арбуз с грядки.
       Я начал убирать в магазинах за 50 центов (убирал три магазина в неделю). Потом стал продавать журналы. Я слышал, что банкам доверять нельзя, поэтому я менял все деньги на мелочь и складывал монеты в жестянки из-под консервов. А жестянки зарывал за оградой нашего отеля. За пять лет я набрал 400 долларов. Я никогда не чувствовал, что живу в период депрессии. Мать говорила, что трудные времена пройдут, надо потерпеть.
       
       Имя называть не захотел. В 1920 году мне было 20 лет. Я хорошо помню депрессию. Помню, как Рузвельт начал создавать трудовые лагеря, куда молодежь могла поехать, работать в лесу и получать умеренную плату, чтобы помочь своим семьям. Я учился в колледже и участвовал в программе общественных работ — мне платили шесть долларов за работу на территории школы.
       
       Бетти Кесс: До Великой депрессии мои родители были очень богатыми, но потеряли все состояние. Они вынуждены были сменить жилье, взяли денег в долг и открыли овощной магазин в Филадельфии. Я знаю, что магазин почти не давал прибыли, но мои родители всегда помогали соседям. Мама собирала старую одежду и обувь и отдавала все в школу. Папа не реже раза в месяц приносил в школу ящик с консервами, и там их раздавали нуждающимся семьям.
       Я как сейчас помню плохо одетых мужчин, часто в пальто не по размеру, которые заходили в магазин и спрашивали у папы или мамы, не найдется ли для них работы. Грузить, убирать — какой угодно. Работы не было, но мои родители всегда давали им какую-нибудь еду, сэндвич например. Мама говорила мне, что эти люди — не попрошайки. Она говорила, что они хотят работать, но работы для них нет.
       
       Ральф: Я родился в 1917 году. Крах 1929 года помню отрывочно. Бизнес моего отца развалился, мы переехали из собственного дома в арендованное жилье. Всем нашим и друзьям, и соседям было также нелегко. Многие, правда, остались в тех же домах, что и раньше, но теперь их дома были заложены в банке. У моего отца была очень маленькая зарплата. Чтобы помочь семье, мама делала и продавала сладости.
       Наш сосед, владелец ювелирного магазина, после краха стал продавцом в магазине одежды. Его жена солила селедку, а дети ходили по домам и продавали ее.
       По улицам постоянно ходили голодающие, стучались в каждую дверь. Если была возможность, их всегда кормили. Хотя времена были тяжелые, никто не унывал и не жаловался. Видимо, все были слишком заняты борьбой за выживание.
       
       Питер Паудер: Я родился в 1923 году. В том же году мой отец погиб, ремонтируя двигатель паровоза. Мы жили на ферме в штате Оклахома. Я чаще голодал, чем был сытым. Я крал еду с полей у фермеров. Ловил кроликов в силки, чтобы было что есть. В то время люди были к друг другу добрее, чем сейчас.
       
       Джон Бенджамен: Я родился в 1928 году. Первые мои воспоминания о Великой депрессии относятся к 1935 году. Мы с отцом шли по Рузвельт-авеню в Квинсе, и я нашел потерянный кем-то дайм (10 центов). Я подобрал монетку и отдал отцу. Он поблагодарил меня, а потом мы зашли в кондитерскую. Отец разменял дайм на два никеля (пятицентовика). Затем он дал мне один из них и сказал, что я могу его потратить на что захочу. Мы тогда были бедные, но счастливые.
       
       Имя называть не захотела. Я жила в то самое время. Я думаю, что наше поколение отличается от всех других тем, что мы пережили. Я заметила две вещи. Во-первых, у меня очень много одежды, и я все покупаю и покупаю ее. А в школе надо мной смеялись одноклассницы, потому что у меня было всего два платья.
       Во-вторых, у меня всегда много еды на столе, когда я приглашаю гостей. После их ухода всегда остается еда. Когда я была маленькая, мы постоянно голодали. Помню, когда англичане начали воевать с немцами в 1939 году, моя мама сказала: "Здорово, наконец у нас будет побольше денег". Мне до сих пор странно, что наше процветание началось с такой трагедии.
       
       АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВ
       

Комментарии

найди десять отличий и узнай, каким будет мир после пандемии — OfficeLife

Стерлись многие недавно казавшиеся такими важными темы: ЛГБТ, гендерные вопросы, зеленая экономика, веганство. Куда-то исчез новояз миллениалов: дисфория, брендинг, коворкинг, антинатализм, смузи, аутинг, тимбилдинг и прочие эджайлы. Простые вещи вновь начинают цениться. Еда должна быть сытной, одежда — прочной, друзья — надежными. Экономика — увы! — экономной.

Мир уже не будет прежним. И в нескольких ближайших статьях я попробую нарисовать предполагаемую картину этого самого нового мира. Однако сперва давайте попробуем понять, в сколь глубокую кроличью нору нам доводится сейчас падать.

В великом фильме «Матрица» Морфеус предлагал Томасу Андерсу (aka Neo) выбрать между красной и синей таблетками, чтобы узнать, «глубока ли кроличья нора». Человечеству выбирать не пришлось: оно сразу приняло и красную (обвал цен на нефть), и синюю (пандемия COVID-19).

Результат очевиден: мировая экономика будет в руинах. Сейчас аналитики буквально соревнуются в выдаче негативных прогнозов, а статистика, словно издеваясь, на следующий день выдает еще более пугающие данные.

Началось все с обрушения торговли. Как говорится в докладе ВТО, в 2020 году мировая торговля товарами из-за пандемии упадет на 13−32%.

Вообще-то, сокращение мировой торговли на 1% уже трактуется как кризис и рецессия, а тут… При оптимистичном (!) сценарии в 2020 году объем мировой торговли сократится на 12,9%. При реализации худшего варианта прогноза — на 31,9%. Мировой уровень реального ВВП может упасть в лучшем случае на 2,5%, в худшем — на 8,8%.

Торговля будет падать сильнее в секторах со сложными цепочками создания стоимости, особенно в таких областях, как электроника и машиностроение. Кроме того, пандемия уже обрушила торговлю услугами из-за ограничений на перевозки и поездки. В 2021 году ожидается восстановление торговли, но оно зависит от продолжительности вспышки COVID-19 и ответных политических мер.

Фото: flickr.com / GoToVan

Тем временем Bloomberg приводит свои экспертные оценки. Согласно его наиболее оптимистичному прогнозу, суммарный ущерб для мировой экономики из-за распространения К-вируса составит более $5 трлн за два года.

Эксперты агентства пишут: 

Мир вступает в самую глубокую рецессию в мирное время с 1930-х годов в свете того, что из-за вируса власти предписали частному бизнесу прекратить работу, а людям сидеть дома.

COVID-19 ударил по мировой экономике так, словно произошел полноценный обмен ядерными ударами по крупнейшим экономическим центрам. Парализованы все (!) значимые экономики, что означает банкротство большинства малого и среднего бизнеса и угрозу существования крупному бизнесу. Уже сейчас компании в большинстве стран мира проводят массовое сокращение работников, параллельно с сокращением производства товаров и услуг.

И вот данные Международной организации труда: уже 1,25 млрд человек подвержены риску лишения работы. Это 38% рабочей силы планеты. Знаете, когда такое было в прошлый раз? В годы, которые мы сегодня знаем под названием «Великая депрессия». Давайте вспомним, что тогда происходило и как человечество выкарабкивалось из экономической пропасти.

Семь худых лет

«Великая депрессия» — самый большой экономический кризис в истории США и всей планеты, который длился с 1929 по 1939 год. Кстати, мне самому очень нравится мнение, что кризис из-за К-вируса спас человечество от новой большой войны — к концу 2019-го слишком велики стали экономические и политические противоречия, слишком сильно «искрило» по всему миру. Но последствием Великой депрессии стала Вторая мировая война, которая разгорелась сразу после того, как экономика восстановилась. И про это забывать тоже не стоит.

Насколько верно проводить параллели между Великой депрессией и сегодняшним кризисом? Подействуют ли сегодня экономические рецепты 90-летней давности?

Безработные в очереди за едой. Чикаго, 1931 год. Фото: U.S. National Archives and Records Administration

Стартовала Великая депрессия с биржевого краха в октябре 1929-го, когда сначала 24 сентября случился «черный четверг», во время которого рынки потеряли $9 млрд. (Его нынешний аналог — обвал на фондовом рынке 12 марта.) При этом $9 млрд 90 лет назад были в десятки раз большей суммой, чем сегодня. Тогда рынок немного восстановился, но 29 октября произошла еще одна крупная распродажа, ее назвали «черным вторником», и после того дня акции падали в цене на протяжении двух лет.

Причина биржевого краха во время Великой депрессии — пузырь на фондовых рынках, который был раздут до невероятных пределов. Причем его надували не частные инвесторы, а компании. Многие строили свой бизнес не на производстве, а просто получали в банке кредит на покупку акций, после чего извлекали прибыль из роста стоимости ценных бумаг — и повторяли сделку по кругу. Все думали, что так будет продолжаться вечно.

Сегодня «спусковым крючком» кризиса стала пандемия COVID-19, но реальные его причины схожи с 1929-м. Еще в январе фондовый рынок также был настроен очень оптимистично, ведь он рос c 2009 года. Но мог ли рост продолжаться и дальше? 

Вечная проблема человеческой психологии: когда хорошо думать, что так будет всегда. Тут-то и нужен Иосиф, который расскажет фараону про семь тучных лет и семь худых лет — да не всегда он оказывается под рукой.

В 1929-м рынки обрушились из-за необходимости продать акции ради оплаты текущих счетов. В 2020-м катализатором распродаж стали новости о пандемии, которые спровоцировали выход инвесторов из акций компаний, которые пострадают от остановки мировой экономики.

Экономический пузырь мог благополучно надуваться весь 2020 год и далее, если бы из Китая не прилетел «черные лебедь». Ну а раз такой повод появился, то на него было решено все списать. Это сначала, а потом, когда стало ясно, что угрозу недооценили, получили настоящую панику.

«Черный лебедь» нефтяного счастья. Выиграет или проиграет Беларусь от нефтяного кризиса / 

В ХХ веке далее последовала рекордная безработица в США, длившаяся с 1929 по 1933 год. Уровень безработицы в США в период Великой депрессии достигал 24%. Сегодня в США прогнозирует скорый рост безработицы до 30%. Но на самом деле проблема, которая вылилась в рекордную безработицу, была в структуре экономики.

До Первой мировой войны США были аграрной страной. Рост промпроизводства был спровоцирован именно военным конфликтом. Воюющие стороны в Европе нуждались как в продовольствии, так и в технике, и США удачно торговали с обеими сторонами конфликта, наращивая объемы производства. Но война закончилась, спрос начал падать, и продукция оказалась никому не нужной. Первыми пострадали фермеры — они производили в разы больше, чем требовалось, поэтому урожай пришлось просто бросить на полях. Многие были вынуждены вместе с семьями отправиться в города в надежде найти работу. Но в городах проблема была аналогичной: предприятия сокращали персонал, потому что им больше не требовалось так много рабочей силы. Внешний рынок почти закрылся, а спрос на внутреннем был в разы меньше.

Сегодня мы видим, что экономика сферы услуг (это от 60 до 80% ВВП в развитых странах) просто рушится на фоне «коронакризиса». Людей, задействованных в этой хваленой «постиндустриальной экономике», теперь массово увольняют. В промышленности и сельском хозяйстве, конечно, тоже жизнь будет не сахар — спрос упадет очень сильно, но что теперь делать бесчисленным турагентам, рестораторам, диджитал-маркетологам, инвестиционным аналитикам, талантливым дизайнерам и креативным продюсерам — я ума не приложу.

То есть 90 лет назад и сегодня причины обвального роста безработицы, оказывается, были примерно одинаковые: перекос в экономике.

В 1930-м волна закрытия банков породила замкнутый круг: люди из-за потери работы были вынуждены забирать банковские вклады. Банки объявляли себя банкротами. А бизнес не мог продолжать работу без кредитов, поэтому закрывался и выставлял на улицу новую порцию безработных.

Нам понадобятся новый Муссолини и новый Рузвельт

За последние две недели марта около 10 млн американцев потеряли работу. Мишель Мейер из Bank of America Merrill Lynch подтвердила, что экономика никогда не сталкивалась с шоком такого масштаба одномоментно.  

То, что обычно занимает месяцы или кварталы, как во время рецессии, теперь произошло за считанные недели.

ФРС официально предупреждает: за ближайшие три месяца более 47 млн американцев рискуют лишиться источника дохода, что приведет к росту уровня безработицы в стране до 32% или даже выше.

Девяносто лет назад остановить волну безработицы удалось, когда к власти пришел Теодор Рузвельт. Он начал массово отправлять безработных на общественные работы: строительство по госзаказу дорог и других объектов инфраструктуры, в большинстве из которых не было потребности. Зарплата была минимальной, но это лучше, чем вообще ничего.

Куда меньше у нас знают, что за несколько лет до Рузвельта с теми же проблемами столкнулся недавно пришедший к власти в Италии Бенито Муссолини. Это именно он первым сделал то, что потом Теодор Рузвельт сформулировал как «Новый курс». Муссолини массово мобилизовал итальянских безработных на строительство автомобильных и железных дорог (которыми итальянцы пользуются до сих пор), а также на осушение страшных малярийных Понтинских болот возле Рима.

Кстати, далее Муссолини реализовал программу «Зеленой революции», также известной как «Борьба за хлеб». В ходе ее было построено 5 тыс. новых ферм и пять новых сельскохозяйственных городов на земле, в том числе освоенной при осушении Понтинских болот. Так безработицу в Италии удалось эффективно побороть — и потом этот опыт успешно использовал Рузвельт.

Нью-Йорк, 10 апреля 2020 года. Фото: flickr.com / Brecht Bug

Сработает ли такое сейчас? Сказать сложно. Многие надеются на быстрое восстановление сразу после того, как пандемия пойдет на спад и люди снова выйдут на работу, начнут покупать в магазинах не только гречку и туалетную бумагу, отправятся в путешествия. Но что, если придется продлевать карантин еще и на май? А если осенью мы получим вторую волну пандемии? С одной стороны, экономика и мира, и США сейчас в разы сильнее, чем перед Великой депрессией. С другой — закрытые границы и ограничение граждан на передвижение косит бизнес лучше любой самой заразной болезни.

Но вы заметили, как быстро исчезло из повестки дня все наносное, поверхностное? Стерлись недавно казавшиеся такими важными темы: ЛГБТ, гендерные вопросы, зеленая экономика, веганство и другие цвета радуги. Суровые времена поделили 52 гендера на ноль, и что-то больше не слышно требований ввести налог в размере $10 на килограмм мяса.

Куда-то исчез новояз миллениалов: дисфория, брендинг, коворкинг, антинатализм, смузи, аутинг, тимбилдинг и прочие эджайлы. Простые вещи вновь начинают цениться. Еда должна быть сытной, одежда — прочной, друзья — надежными. Экономика — увы! — экономной.

А дальше будет новый рост. Мы пережили 90-е, мы уже умеем, мы сделаем.


Обвал рынка в 1929 году: полное описание


16 октября 1929 года в New York Times была опубликована статья йельского экономиста Ирвинга Фишера, в которой говорилось, что "цены на акции достигли своего предельного максимума". Восемь дней спустя, 24 октября 1929 года, на фондовом рынке начался четырехдневный крах, который стал известен как Черный четверг. Этот крах стоил инвесторам больше, чем Первая мировая война и был одним из катализаторов Великой депрессии. Высказывания Ирвинга Фишера стали худшим прогнозом фондового рынка всех времен. 

Что было перед обвалом фондового рынка 1929 года: риски и предупреждающие знаки 

Оглядываясь назад, в Ревущие двадцатые годы тема богатства и оптимизм насчет его достижения были актуальны, как никогда раньше. Экономика выросла на 42% (реальный ВВП вырос с $ 688 млрд. в 1920 году до $977 млрд. в 1929 году), средний доход вырос примерно на $1500, а безработица осталась ниже 4%. После Первой мировой войны США производили почти половину мировой продукции, а массовое производство сделало потребительские товары, такие как холодильники, стиральные машины, радио и пылесосы, доступными для среднего класса населения. Инвестиции в акции, как и игра в бейсбол, - стали национальным развлечением. Когда газетные заголовки трубили о том, что учителя, шоферы и горничные зарабатывают миллионы на фондовом рынке, опасения по поводу риска исчезли. 

Все хотели поиграть на фондовом рынке, поэтому кредиты стал легкодоступными. В частности, юридические и физические лица занимали деньги на покупку акций "с маржой". Покупка акций «с маржой» означала, что инвестор мог положить 10-20% своих собственных денег, а оставшиеся деньги занять у своего биржевого брокера. Данный тип кредитного плеча был чрезвычайно рискованным, потому что, если цена акций падала ниже суммы кредита, биржевой брокер мог запросить так называемый "маржин колл", требующий немедленного погашения кредита. Несмотря на этот риск, даже банки покупали акции "с маржой" и, поскольку ни один закон не препятствовал этому, некоторые использовали для этого депозиты своих клиентов. На приведенной ниже диаграмме показан промышленный индекс Dow Jones (показатель эффективности фондового рынка) с 1920 по сентябрь 1929 года и то, как на протяжении почти десятилетия фондовый рынок последовательно рос. 

25 марта 1929 года фондовый рынок скорректировался, упав на 10% с 52-недельного максимума. «Маржин коллы» были запрошены, и инвесторы сначала запаниковали, но группа банкиров заверила, что их банки будут продолжать кредитование, и рынок восстановился. Банкиры попытались поддержать фондовый рынок так же, как и после Черного четверга, но безрезультативно.

Начали появляться другие предупреждающие знаки, но они, в основном, игнорировались. Производство стали, продажи автомобилей и жилищное строительство — всё замедлилось. Несколько банков обанкротились. Тем не менее, большинство экономистов разделяли оптимизм Ирвинга Фишера относительно перспектив рынка, хотя некоторые предупреждали о спаде. Пока акции достигали новых максимумов в летние месяцы, инвесторы полностью проигнорировали пессимистические прогнозы и оказались правы, когда 3 сентября 1929 года промышленный индекс Dow Jones достиг рекордного показателя 381.17, увеличившись на 27% по сравнению с предыдущим годом. Однако, после предстоящего обвала фондового рынка, индекс Dow Jones не вернется к своим максимумам аж до 1954 года.

Черная пятница и Черный четверг 

В течение последующих нескольких недель цены на акции начали снижаться. К 23 октября 1929 года индекс Dow Jones снизился почти на 20% от своего максимума, и в последний час торгов в тот день цены на акции резко упали. Фондовый рынок закрылся, «находясь в смятении и беспокойстве». Следующий день войдет в историю как Черный четверг. На открытии 24 октября 1929 года 150 000 акций нефтяной компании Cities Service были проданы за $ 8,4 млн. Это была самая крупная сделка в истории. К середине утра акции голубых фишек падали на целых 10 долларов с каждой сделки, а к полудню именитые акции RCA Corporation и Montgomery Ward упали на 35% и 40% соответственно. Чтобы остановить растущую панику, Ричард Уитни, президент Нью-Йоркской фондовой биржи и ведущий брокер J.P. Morgan, предложил на 10 долларов больше, чем предыдущее предложение за 25 000 акций U.S. Steel. Стратегия сработала, и рынок «отскочил назад». Montgomery Ward, например, на открытии рынка торговалась за 83 $ за акцию, достигла минимума в $50 за акцию и на закрытии рынка - за 74 $ за акцию. На момент закрытия торгов индекс Dow Jones упал на 11%, и почти 13 миллионов акций «пошли по рукам», что в три раза превышает нормальный объем торгов. Транзакции печатались на тикерной ленте, которая могла выдавать только 285 слов в минуту. Тикерная лента не прекращала работать в течение четырех часов после закрытия рынка. 

В пятницу рынки оказались спокойнее и объем торгов снизился до шести миллионов акций. Инвесторы провели напряженные выходные, оценивая свои портфели, и когда рынки открылись в понедельник, цены упали, а объем торгов снова вырос. В отличие от Черного четверга, не было 11 часов для восстановления ситуации на рынке. 

Во время Черного вторника, 29 октября 1929 года, инвесторы были в панике. Только за первые тридцать минут было продано три миллиона акций. Пфывоскольку инвесторы отчаянно пытались связаться со своими биржевыми брокерами, телефонные линии были перегружены, а количество телеграмм Western Union утроилось. Ложные слухи о том, что инвесторы выпрыгивали из небоскребов, способствовали росту паники. Началась драка. Биржевые брокеры запросили «маржин коллы» и продавали акции инвесторов, которые не могли сразу погасить 80-90%, которые они приобрели, тем самым уничтожив накопления всей жизни инвесторов за считанные секунды. Когда рынок окончательно закрылся, индекс Dow Jones упал на 12%. Потребовалось 15 000 миль тикерной ленты, чтобы записать информацию о 16,4 миллионов акций, которые были проданы. Чтобы понимать масштабы произошедшего - расстояние от Манхэттена до Сиднея (Австралия) составляет всего 9931 миль. Рынок официально рухнул. 

Рыночная активность в период 24-29 октября 1929 года


Что вызвало обвал фондового рынка в 1929 году? 

Было множество факторов обвала фондового рынка 1929 года, в их числе: 

Покупка «с маржой» 

До обвала рынка почти 40 центов каждого доллара, выданного в кредит в Америке, использовались для покупки акций, как правило, «с маржой». Когда рынок начал падать, брокеры стали запрашивать «маржин коллы», и заемщики часто не могли заплатить. Когда это произошло, брокеры просто продали эти акции, тем самым уничтожив сбережения инвесторов и увеличив панику.

Отсутствие юридической защиты 

Юридической защиты по банковским депозитам и операциям с ценными бумагами, которая существует сегодня, не было в 1929 году. После обвала рынка банки смогли получить только 10 центов от доллара, потому что они использовали депозиты клиентов для покупки акций без их ведома. Кроме того, инвесторы не имели права требовать возврата денежных средств у брокерской фирмы, если она больше не занималась этим бизнесом. Федеральная Корпорация по страхованию депозитов (FDIC) и Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) были основаны соответственно в 1933 и 1934 годах за счет усилий Президента Франклина Д. Рузвельта в целях восстановления доверия к фондовым рынкам. 

Завышенная стоимость акций 

Завышенная стоимость акций часто упоминается в качестве основной причины обвала рынка в 1929 году. Однако, существует не так много доказательств этому. Стоимость акций увеличилась на 120% в период с 1925 года по третий квартал 1929 года, средний годовой прирост составил около 22%. Это большой рост, но в контексте периода огромного экономического роста он не является чрезмерно большим. Отношение цены к прибыли (P/E) также не указывает на завышение стоимости акций. В 1929 году средний показатель P/E акций составлял около 15. В январе 2018 года показатель P/E S&P 500 был чуть меньше 23. Правильнее будет сказать, что именно восприятие относительно завышения стоимости акций способствовало обвалу рынка, поскольку общественные деятели и СМИ активно пропагандировали эту точку зрения. 

Заголовки новостей 

В начале октября 1929 года, вышли газеты с сенсационными заголовками. Прежде всего, 3 октября 1929 года министр финансов Великобритании Филипп Сноуден назвал фондовый рынок США "идеальной оргией спекуляций", а на следующий день The Wall Street Journal и The New York Times напечатали статьи, согласившись с ним. Заголовок на первой странице The New York Times вещал "Худший годовой прорыв бьёт по фондовому рынку". 17 октября газета The Washington Post опубликовала заголовок на первой странице «Сокрушительный удар по фондовому рынку» после падения рынка накануне. В статьях Associated Press, которые были поддержаны другими изданиями и, следовательно, активно читались, рассказывалось о плохих показателях работы коммунальных служб, что вызвало у инвесторов беспокойство. Акции коммунальных служб превышали более, чем в три раза их балансовую стоимость в 1929 году, так что эти статьи действительно вызывали обоснованные опасения. В преддверии Черного четверга заголовки крупнейших газетных изданий продолжали фокусироваться на колебаниях рынка, отсутствии каких-либо предупреждений со стороны официальных лиц Вашингтона по поводу этих колебаний и растущей панике среди инвесторов. Газеты нельзя винить за освещение новостей, но заголовки газет, безусловно, усиливали опасения людей. Эффект этих заголовков новостей был примерно сопоставим с тем, если в переполненном кинотеатре закричать, что начался пожар. 

Неприятности в Лондоне 

20 сентября 1929 года Лондонская Фондовая биржа приостановила деятельность Hatry group после того, как было установлено, что ее основатель, Кларенс Хэтри, купил United Steel Companies мошенническим способом. Hatry group рухнула, инвесторы потеряли миллиарды долларов и Лондонская фондовая биржа «пошла ко дну». Эта новость довела американских инвесторов "до предела".

Политика Федеральной резервной системы 

Экономисты и историки давно утверждают, что политика Федеральной резервной системы (ФРС) способствовала обвалу фондового рынка. В 1928 и 1929 годах, ФРС повысила процентные ставки в целях ограничения спекуляции ценными бумагами. Более высокие темпы вызвали замедление экономической активности в США. Действия ФРС также имели непредвиденные глобальные последствия. Из-за международного золотого стандарта, иностранные центральные банки также были вынуждены повысить свои процентные ставки, и это ужесточение монетарной политики вызвало спад экономики в некоторых странах и привело к сокращению мировой торговли. В 2002 году Бен Бернанке (в то время член Совета управляющих Федеральной резервной системы) публично признал роль ФРС в обвале фондового рынка, заявив, что ошибки ФРС способствовали "худшей экономической катастрофе в истории Америки”. 

Что случилось с портфелями инвесторов в 1929 году? 

С 1927 года до периода, непосредственно перед крахом фондового рынка, доходность рынка росла экспоненциально. В 1928 году акции выросли на колоссальные 43,8%. Вот посмотрите на промышленный индекс Dow Jones с 1927 по 1932 год: 


Как бы сильно ни происходил обвал фондового рынка, ему еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем, наконец, достичь дна, как в 1932 году. 

В период с августа 1929 года по март 1933 года общая доходность портфеля, в котором было 60% акций и 40% облигаций, составляла -50,2%. За тот же период общий доход S&P 500 составил -74,6%, а общий доход казначейских облигаций за 10 лет составил +15,3%. Сбалансированный портфель 60/40 остается и по сей день популярным вариантом для инвесторов. 


Могли ли инвесторы избежать катастрофы? 

Джон Мейнард Кейнс (википедия) не предвидел обвала фондового рынка и буквально разорился в 1929 году. Фактически, он был настолько потрясен крахом и последующей депрессией, что изменил свою стратегию, решив, что не всегда нужно доверять “духам животных” рынка и что иррациональное поведение со стороны некоторых инвесторов сыграло определенную роль в определении цен на акции независимо от их фундаментальной оценки. 

Если Кейнс не смог избежать краха фондового рынка, глупо полагать, что обычный инвестор мог это сделать. Невозможно было определить, когда обвал фондового рынка закончился. Некоторые инвесторы правильно интерпретировали предупреждающие знаки и продали свои акции перед Черным четвергом только для того, чтобы, на следующий день, выкупить их по сниженным ценам и понести еще большие убытки в Черный вторник. 

100 лет НХЛ - лучшее из эпохи 1929-39

Со стартовым вбрасыванием шайбы в рамках "Столетней классики" 1 января 2017 года в Торонто Национальная хоккейная лига начала торжественное празднование юбилейного сезона. Основанная в 1917 году, НХЛ богата личностями, которые сыграли важнейшую роль в формировании и сохранении лиги в те времена.

Каждую субботу на протяжении всего 2017 года NHL.com/ru будет готовить для вас материалы, посвященные празднованию столетнего юбилея лиги. В данной серии рассказов вы сможете окунуться в путешествие по самым ярким моментам каждого десятилетия существования НХЛ. Мы вспомним лучшие эпизоды каждой эпохи, лучших игроков и моменты, изменившие хоккей. Наш третий материал посвящен следующему десятилетию: 1929-39.

Великая депрессия

Данную эпоху в Национальной хоккейной лиге необходимо рассматривать через призму мирового экономического кризиса, который начался в 1929 году и продолжался вплоть до 1939 года. Великая депрессия наиболее остро ударила по экономике США и Канады, что, безусловно, сильно повлияло на спортивную жизнь Северной Америки. В конце октября 1929 года ситуация на Уолл-стрит была катастрофической и ознаменовалась сумасшедшим падением цен акций. Тогда поочередно случились "Черный понедельник", "Черный вторник" и "Черный четверг". Как бы громко это ни звучало, но с того момента мир изменился и больше не мог существовать в прежнем формате. Соответственно и клубам НХЛ приходилось приспосабливаться к новым условиям. У кого-то это получалось хорошо, у кого-то чуть хуже, а кто-то так и не сумел найти пути решения выхода из ситуации. К примеру, "Филадельфия Квэйкерз" и "Сент-Луис Иглз" вынуждены были покинуть чемпионат, что привело к тому, что в сезоне 1935-36 в лиге осталось только восемь команд. Затронул кризис даже легендарных "Канадиенс", которые лишь чудом избежали переезда в Кливленд. "Монреаль" спасла группа местных бизнесменов, в последний момент выкупивших команду. Перед сезоном 1938-39 НХЛ лишилась клуба "Монреаль Марунс", который испытывал финансовые проблемы. А ведь хоккеисты "Марунс" всего за четыре года до расформирования поднимали над головой Кубок Стэнли. Кризис не пощадил никого и серьезно изменил облик НХЛ в то десятилетие.

Два года доминирования "Монреаля" перед застоем

Сезоны 1929-30 и 1930-31 прошли под знаком "Монреаля". "Канадиенс" на протяжении двух лет были стабильнее остальных команд и дважды подряд праздновали победу в Кубке Стэнли. В первом случае в решающем противостоянии было сломлено сопротивление "Бостон Брюинз" в серии со счетом 2-0, а на следующий год "Канадиенс" в непростой борьбе одолели "Чикаго Блэкхокс" в пятиматчевой серии со счетом 3-2. Надеждой и опорой "Монреаля" тех лет был легендарный Хоуи Моренц. Канадец был определяющим звеном в командных построениях, отличаясь грамотной игрой на всех участках площадки. Возможно, "Монреаль" мог бы выиграть еще несколько трофеев в тот период, однако руководство клуба не смогло справиться с глобальным экономическим кризисом, в результате чего результаты пошли на спад. Как мы отмечали ранее, стоял даже вопрос о переезде "Канадиенс" в Огайо, однако, к радости местных болельщиков, до этого дело не дошло. Тем не менее новое руководство было вынуждено расстаться с главной звездой команды Моренцом, который ушел в "Чикаго". Это нисколько не повлияло на отношение болельщиков "Монреаля" к своему многолетнему лидеру. Более того, когда в конце сезона 1933-34 Моренц будучи уже игроком "Чикаго" забросил шайбу в ворота "Канадиенс", зрители поднялись со своих мест и стоя приветствовали успех хоккеиста. Через два года Моренц вернулся в "Монреаль", но, к большому сожалению, в одном из матчей сезона 1936-37 получил тяжелый перелом ноги и впоследствии скончался от осложнений после травмы. Моренц трижды становился обладателем "Харт Трофи" и в январе 2017 года попал в список 100 лучших хоккеистов за всю историю НХЛ.

Начало эпохи Конна Смайта в "Торонто"

В начале 1927 года франшиза "Торонто" была продана канадскому бизнесмену Конну Смайту, который пообещал болельщикам самого крупного города страны победу в Кубке Стэнли в течение пяти лет. На пятый сезон Смайт сдержал обещание, и хоккеисты "Торонто" праздновали успех, в финальной серии уверенно одолев "Нью-Йорк Рейнджерс" со счетом 3-0. Команда тогда уже выступала под брендом "Мэйпл Лифс", который сейчас является едва ли не самым известным в хоккейном мире в Северной Америке. Смайт инвестировал немалые по тем временам деньги в строительство арены Maple Leaf Gardens, которая служила домом для болельщиков "Торонто" вплоть до 1999 года, когда команда переехала на новенький Air Canada Centre. Знаменитый Maple Leaf Gardens был свидетелем 11 Кубков Стэнли, которые поднимали над головой хоккеисты "Мэйпл Лифс" за эти годы. Отметим также, что в эпоху 1929-39 "Торонто" шесть раз выходил в финал турнира, но выигрывал решающую серию всего один раз. Смайт оставался во главе "Торонто" до 1961 года и успел сделать очень многое для клуба за это время, однако более подробно о работе бизнесмена и военного мы расскажем в следующих сериях исторических материалов.

Успехи американских команд

Если в 20-е годы прошлого столетия американские команды только начали появляться в НХЛ и не были на ведущих позициях в лиге, то в следующем десятилетии американцы перехватили инициативу и выиграли шесть Кубков Стэнли за период с 1929 по 1939 год. "Детройт Ред Уингз" и "Чикаго Блэкхокс" праздновали успех по два раза, при этом "красные крылья" становились чемпионами в двух сезонах подряд. Еще по одному разу Кубок Стэнли выигрывали "Бостон Брюинз" и "Нью-Йорк Рейнджерс". В особенной степени необходимо отметить легенду "Брюинз" тех времен Эдди Шора, который в 30-е годы четыре раза выиграл "Харт Трофи" - приз, вручаемый самого ценному игроку по итогам сезона. Ни один защитник за всю историю лиги не выигрывал этот приз столько раз. Более того, лишь Уэйн Гретцки и Горди Хоу становились обладателями "Харт Трофи" чаще. Еще одним интересным достижением Шора в НХЛ стало количество штрафных минут, число которых в его второй сезон в профессиональном хоккее достигло 165. На тот момент это был рекордный показатель. 1 января 2017 года Эдди Шор на специальной церемонии в рамках "Столетней классики" НХЛ в Торонто был назван в числе первых игроков, вошедших в список 100 лучших хоккеистов в истории лиги.

ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 721

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. Л. Мальков

США. Очередь в социальную столовую. 1931.

ВЕЛИ́КАЯ ДЕПРЕ́ССИЯ, тер­мин, ис­поль­зуе­мый для обо­зна­че­ния сис­тем­но­го (эко­но­мич., со­ци­аль­но­го, по­ли­тич.) кри­зи­са в США и стра­нах Зап. Ев­ро­пы в 1929–33. На­ча­лась по­сле «чёр­ной пят­ни­цы» – кра­ха ко­ти­ро­вок ак­ций на Нью-Йорк­ской бир­же 25.10.1929. В пе­ри­од В. д. пром. про­из-во 32 наи­бо­лее раз­ви­тых ка­пи­та­ли­стич. стран со­кра­ти­лось в ср. поч­ти на 38%, в т. ч. в США на 46%, в Гер­ма­нии на 41%, во Фран­ции на 32%, в Ве­ли­ко­бри­та­нии на 24%. Объ­ём с.-х. про­из-ва умень­шил­ся бо­лее чем на 30%, тор­го­во­го обо­ро­та – бо­лее чем на 60%. Сни­же­ние кур­сов ак­ций пром. ком­па­ний со­ста­ви­ло: в США – 87%, в Гер­ма­нии – 64%, во Фран­ции – 60%, в Ве­ли­ко­бри­та­нии – 48%. Про­изо­шли мас­со­вые бан­крот­ст­ва фирм, бан­ков, пред­при­ятий мел­ко­го и сред­не­го биз­не­са, фер­мер­ских хо­зяйств. Ко­лос­саль­ных раз­ме­ров дос­тиг­ла без­ра­бо­ти­ца (по офиц. дан­ным, в 1933 в про­мыш­ленно раз­ви­тых стра­нах на­счи­ты­ва­лось 30 млн. без­ра­бот­ных, в т. ч. в США – 14 млн.). Пау­пе­ри­за­ция на­се­ле­ния при­ве­ла к де­гу­мани­за­ции об­ще­ст­ва, рос­ту смерт­но­сти, чис­ла са­мо­убийств и пси­хич. за­бо­ле­ва­ний. Рез­ко уве­ли­чи­лась пре­ступ­ность. В ус­ло­ви­ях В. д. обо­ст­ри­лись со­ци­аль­ные про­ти­во­ре­чия, ши­ро­кий раз­мах при­об­ре­ли мас­со­вые дви­же­ния со­ци­аль­но­го про­тес­та, по­тер­пе­ли крах ли­бо в спеш­ном по­ряд­ке бы­ли ре­фор­ми­ро­ва­ны су­ще­ст­во­вав­шие по­ли­тич. ин­сти­ту­ты. Рез­ко воз­рос­ло влия­ние как ле­во­ра­ди­каль­ных, так и пра­во­ра­ди­каль­ных, на­цио­на­ли­стич. дви­же­ний и пар­тий, в Гер­ма­нии ус­та­но­ви­лась на­ци­ст­ская дик­та­ту­ра. Рас­строй­ство ми­ро­вых эко­но­мич. свя­зей, обо­ст­рив­шая­ся борь­ба за рын­ки сбы­та и ис­точ­ни­ки сы­рья, уси­ле­ние ре­ван­ши­ст­ских и «ре­ви­зио­ни­ст­ских» тен­ден­ций в по­ли­ти­ке це­ло­го ря­да стран, пре­ж­де все­го Гер­ма­нии и Япо­нии, по­дор­ва­ли вер­саль­ско-ва­шинг­тон­скую сис­те­му.

Для пре­одо­ле­ния кри­зи­са пра­ви­тель­ст­ва ве­ду­щих стран вы­ну­ж­де­ны бы­ли рас­ши­рить гос. вме­ша­тель­ст­во в эко­но­ми­ку, ис­поль­зуя ди­ри­жи­ст­ские ме­то­ды (см. Кейн­си­ан­ст­во), уве­ли­чить гос. рас­хо­ды на со­ци­аль­ные ну­ж­ды, а для борь­бы с без­ра­бо­ти­цей ши­ро­ко ис­поль­зо­вать прак­ти­ку об­ществ. ра­бот. Вы­ход из кри­зи­са в стра­нах За­па­да про­хо­дил очень не­рав­но­мер­но (в США его обес­пе­чил «но­вый курс» Ф. Д. Руз­вель­та), был за­мед­лен ре­цес­си­ей 1937–38. В. д. бы­ла в це­лом пре­одо­ле­на лишь с на­ча­лом во­ен­но-пром. бу­ма в 1939.

Великая депрессия // Смотрим

24 октября 1929 года на Нью-Йоркской фондовой бирже произошел обвал. На Уолл-стрит началась паника. Но в первые дни обычные люди размеров катастрофы, надвигавшейся на США, конечно, не поняли.

Даже когда в элитном круге ведущих финансистов страны началась волна самоубийств, общество только злорадствовало: алчность наказана! Уже потом этот день войдет во все учебники под именем "черный четверг". Это потом все, что случится с Америкой, назовут "Великой депрессией". Это потом самый тяжелый экономический кризис ХХ века будут раскладывать на составляющие, искать причины и множество раз ошибаться в выборе путей выхода из него.

А тогда, в 1929 году, уже через несколько месяцев страну захлестнет волна банкротств, миллионы людей окажутся на улице, банки рухнут под атакой вкладчиков, желающих немедленно вернуть свои деньги, по всей стране кризис разорит фермерские хозяйства, промышленность встанет, деньги обесценятся. И в эти же первые месяцы правительство США выберет тактику, которую потом все ведущие экономисты мира признают роковой и ошибочной -  политику невмешательства государства в дела рынка и святой убежденности в том, что рынок просто обязан сам себя спасти...

В документальном фильме "Великая депрессия" авторы постарались вместе со зрителями разобраться в событиях ХХ века и провести прямые параллели с днем нынешним.

Экономисты всего мира не первое столетие бьются над решением простой задачи: почему экономика не может расти поступательно. Ее путь - извечная синусоида. Подъемы и спады. Вершины и разорения. В одном только ХХ веке спадов было немало: кризис "военного коммунизма" в России, Великая депрессия 1929 года в США, послевоенный кризис 40-х годов в Европе, английский кризис времен Тэтчер, 91-й и 98-й годы в России и, наконец, нынешний мировой финансовый кризис. От чего они зависят, и можно ли научиться их предсказывать, как предсказывают землетрясения и цунами – об этом в документальном фильме "Великая депрессия". 

Автор: Ника Стрижак

Великая депрессия поможет автокомпаниям выжить :: Autonews

Автомобильной промышленности далеко не в первый раз приходится сталкиваться с глобальным кризисом. Первым и одним из самых серьезных испытаний, выпавших на долю молодой автоиндустрии, стал кризис во времена Великой депрессии. После знаменитого “черного вторника” 29 октября 1929 года экономика самой развитой страны того времени, США, упала в яму. Миллионы безработных, высокая преступность, низкое промышленное производство.

В то время народ настолько ненавидел банкиров, что грабители банков становились национальными героями. С 1931 по 1935 год знаменитые Бонни и Клайд разъезжали по дорогам Америки, наводя ужас на банковских служащих и вызывая восхищение у простых американцев. К 1933 году кризис достиг дна – промышленное производство в Штатах упало в два раза. Автомобильная индустрия, едва сделавшая автомобиль доступным для всего населения страны, попала под сильный удар.

В начале кризиса средний годовой заработок американца составлял $1970, а к концу кризиса, в 1939 году, снизился до $1730. В то же время автомобили подорожали с $640 до $700. В годы кризиса многие автокомпании прекратили свое существование. Чтобы выжить, конструкторам того времени приходилось придумывать новые решения, а руководство ставило перед ними задачу сократить цену автомобилей.

Так, Chevrolet во время кризиса заменяет свою модель Chevrolet Six 1930 года, ценой $555-$755, более прогрессивной, современной, но дешевой моделью Chevrolet Standard 1935 года. Улучшенный двигатель, новая система тормозов, система подачи масла под давлением и абсолютно новый кузов предлагаются американцам по очень низкой цене в $465. А за прежнюю цену $560 теперь можно купить прогрессивный Chevrolet Master Deluxe 1935 года с “ударостойким рулевым управлением”. В 1935 году эти модели удостаиваются звания “Наиболее сбалансированный автомобиль в нижнем ценовом сегменте из когда-либо построенных” (The Most Finely Balanced Low-Priced Car Ever Built). Эти две модели составили основную ударную силу Chevrolet в 1935 году: выпущено 201 773 авто модели Standard и 346 442 Master Deluxe.

В 1931 году конструкторы Chevrolet предложили рынку новый тип кузова универсал station wagon. Их автомобиль был построен на базе полутонного грузовика, имел деревянный крытый кузов, который вмещал восемь человек. Эти автомобили были сделаны под госзаказ и предназначались для Национальной гвардии и подразделений гражданской обороны.

После 19-летнего расцвета империи Ford, основанной на первом в мире конвейерном производстве дешевой модели Ford T, депрессия загнала компанию на грань коллапса. Старый модельный ряд компании не мог ничего противопоставить многочисленным конкурентам. Сопротивление Генри Форда переменам привело к тому, что к 1927 году марка Chevrolet стала номером 1 в мире. За первые годы кризиса производство на заводах Ford упало почти на 50%. Зарплата рабочим сократилась с шести долларов в день до четырех.

Ответом компании Ford на вызов Великой депрессии стали в 1932 году новые Ford Model B и Ford Model 18 с новейшим мотором V-8. Самый популярный 5-seater tudor sedan стоил $500. Но спасла компанию другая дешевая модель – Ford Model 40, появившаяся годом позже. Только автомобилей седан в двух- и четырехдверном кузовах было выпущено около 650 000 штук за 1933-34 годы.

Если смотреть на большинство сохранившихся в коллекциях автомобилей 30-х годов, то кажется, что депрессия совсем не коснулась люксовых автомобилей. Auburn, Lincoln, Packard, Cadillac продолжали выпускать дорогие автомобили ручной сборки ценою порой по 4-6 тысяч долларов. Но не все было просто и у производителей шикарных авто. Например, в начале кризиса Cadillac производил около 10 000 автомобилей в год. К 1933 году производство упало до 2000 авто в год. Дошло даже до того, что ради повышения продаж президент компании Николас Дрейстадт (Nicholas Dreystadt) призвал начать продавать автомобили “черным” американцам, которым до этого момента запрещалось даже входить в автосалоны, где продают автомобили. Компанию вывела из кризиса новая “демократичная” модель Cadillac Series 60, появившаяся в 1936 году по цене $1900. Этой моделью Cadillac атаковал сегмент более дешевых автомобилей, и благодаря ей в 1936 году Cadillac восстановил прежние объемы производства, а к 1939 довел их до 13 000 автомобилей в год. А вот марка Auburn не выдержала кризиса и скончалась в 1937-м...

Некоторые автокомпании и марки, не пережившие Великую депрессию:
Auburn, Brooks, Cole, Cord, Durant, Holmes, Julian, Marquette, Maxwell, McFarland, Paige, Peerless, REO, Rickenbaker, Sheridan, Stanley, Windsor.

Сегодняшний экономический кризис так же толкает американские компании на принятие нестандартных решений. Именно в тяжелые времена компаниям приходится встряхиваться и не делать очередной фейслифтинг модели 20-летней давности, а предлагать рынку новые и новые продукты, чтобы среди них оказался тот, который поможет пережить тяжелые времена. Тем более что сегодняшняя автомобильная Америка, в отличие от 30-х годов XX века, – это всего три крупных компании – отступать некуда.

Chevrolet запускает в производство модель Cruze. Этот седан, пришедший на замену Chevy Lacetti, является для компании очень важным продуктом. Это новое предложение автомобиля традиционной конструкции в нижнем ценовом сегменте. На эту модель будут приходиться огромные объемы производства, и если она не приглянется американцам, то Chevrolet придется несладко. Еще один необычный для Америки ход: Chevrolet собирается начать продажи в США микроавтомобиля модели Spark. Эта идея вообще может провалиться, так как американцы, традиционно тяготеющие ко всему огромному, могут просто не принять более чем скромных размеров Spark. Для прогрессивных клиентов Chevrolet готовит принципиально новый гибридный автомобиль Volt. Он приводится в движение электромотором, а бортовой двигатель внутреннего сгорания работает только как генератор электричества. Правда, похоже, что Chevrolet Volt будет чересчур дорог для законов кризисного времени.

Ford снова будет спасаться моделью Taurus, как в 1984 году. Только на этот раз традиционный американский среднеразмерный седан будет предлагаться еще и в гибридной версии. Кроме того, Ford привезет из Европы маленькую новую Fiesta. До этого момента самым маленьким автомобилем из Европы был Ford Focus, да и тот в американской версии отставал на поколение от европейского собрата. Еще Ford бросил огромные силы на создание электрической модели автомобиля, но до завершения проекта пока далеко.

А вот Chrysler, похоже, будет спасаться моделями FIAT 500 и Alfa Romeo MiTo. Собственных сил у этой компании больше не осталось. Только вот воспримут ли американцы абсолютно им неизвестные марки и их крохотные модели?

Кирилл Орлов

Crash course: что Великая депрессия говорит о нашем будущем | Экономика

Когда лето 1929 года подошло к концу, знаменитый экономист Йельского университета Ирвинг Фишер попал на страницы New York Times, чтобы высказать свое мнение об Уолл-стрит. Цены на акции росли весь год; инвесторы спекулировали заемными деньгами, полагая, что хорошие времена продолжатся. Это был бычий рынок всех времен, и те, кто выбирал плоскодонку, хотели убедиться, что их деньги в безопасности.

Фишер предоставил это для них, уверенно предсказывая: «Фондовые рынки достигли того, что выглядит как постоянно высокое плато». В тот день до краха на Уолл-стрит в октябре 1929 года оставалось меньше двух месяцев. Это была худшая акция в истории. Больше ничего не может быть и близко.

Кризис разразился в четверг, 24 октября, когда рынок упал на 11%. За Черным четвергом последовало падение на 13% в Черный понедельник и еще на 12% в Черный вторник. К началу ноября Fisher был разорен, и фондовый рынок находился в нисходящей спирали, которая достигла своего дна только в июне 1932 года, когда компании, котирующиеся на Нью-Йоркской фондовой бирже, потеряли 90% своей стоимости, и мир полностью изменился.

Толпа спекулянтов собирается перед Нью-Йоркской фондовой биржей в Черный четверг, 24 октября 1929 года. Фотография: Keystone-France / Gamma-Keystone через Getty Images

За Великой катастрофой последовала Великая депрессия, самая большая неудача в истории экономики. мировая экономика с начала современной индустриальной эпохи в середине 18 века. В течение трех лет после ошибочного прогноза Фишера четверть работающего населения Америки осталась без работы и в отчаянии. Как сказал экономист Дж. К. Гэлбрейт: «Некоторые люди были голодны в 1930, 1931 и 1932 годах.Других мучил страх, что они могут проголодаться ».

Банки, которые не терпели банкротства, взыскивали взыскание с должников. Не существовало государства всеобщего благосостояния, которое могло бы смягчить падение таких людей, как Okies Джона Стейнбека - фермеров, оказавшихся между растущими долгами и падением цен на сырье. По одной из оценок, 34 миллиона американцев вообще не имели дохода. К середине 1932 года подход Герберта Гувера к бездействию был дискредитирован, и демократ Франклин Рузвельт был на пути к тому, чтобы стать президентом США.

По другую сторону Атлантики Германия пережила второе экономическое бедствие менее чем за десять лет.В 1923 году мстительные мирные условия, наложенные Версальским договором, помогли создать условия для гиперинфляции, когда один доллар можно было обменять на 4,2 триллиона марок, люди возили по улицам тачки, полные бесполезных банкнот, а сигареты использовались в качестве денег. . В 1932 году в результате жесткой программы жесткой экономии 6 миллионов человек остались без работы. Германия пострадала, когда фунт стерлингов упал, а экспортные товары из Великобритании стали дешевле. Более 40% промышленных рабочих Германии бездействовали, а коричневые нацисты боролись с коммунистами за контроль над улицами.К 1932 году политика жесткой экономии канцлера Германии Генриха Брюнинга была дискредитирована, и Адольф Гитлер собирался заменить его.

Хронология беспорядков

Было бы неправильно думать, что никто не предвидел приближения кризиса. Прогноз Фишера вполне мог быть ответом на совершенно иное (и удивительно точное) предсказание, сделанное советником по инвестициям Роджером Бэбсоном в начале сентября 1929 года. Бэбсон сказал на Национальной бизнес-конференции США, что грядет крах и что он будет плохим. .«Заводы будут закрыты, - предсказал Бэбсон, - мужчины останутся без работы». Предвидя, как спад подпитается сам по себе, он предупредил: «Возникнет порочный круг, и результатом станет серьезная депрессия в бизнесе».

Кассандры игнорируются, пока не станет слишком поздно. И Бэбсона, у которого была форма пессимиста, должным образом проигнорировали. Доктора Дума кризиса 2008 года Нуриэля Рубини из Нью-Йоркского университета постигла та же участь.

Мать-мигрантка, 1936 год, Доротея Ланж. Фотография: GraphicaArtis / Getty Images

F Скотт Фицджеральд описал Великую катастрофу как момент, когда эра джаза погрузилась в свою смерть.Он ознаменовал завершение первой эпохи глобализации, которая процветала за десятилетия до первой мировой войны со свободным движением капитала, свободы и - в меньшей степени - товаров. Примерно через десять лет после того, как в 1918 году замолчали пушки, политики пытались воссоздать то, что они считали золотым периодом либерализма. Великая депрессия положила конец этим планам, открыв вместо этого эру изоляционизма, протекционизма, агрессивного национализма и тоталитаризма. Значимого восстановления не было, пока страны снова не взяли в руки оружие в 1939 году.

В Великобритании восстановление было сосредоточено на юге Англии и было слишком слабым, чтобы сократить укоренившуюся безработицу в старых промышленных районах. Марш Джарроу за рабочие места состоялся в 1936 году, через семь лет после начала кризиса. Похожая история произошла в США, где восстановление во время первого президентского срока Рузвельта закончилось вторым мини-спадом в 1937 году. Сэр Уинстон Черчилль, потерявший пакет в аварии, описал период с 1914 по 1945 год как вторые 30 лет. ' война.

Только один финансовый кризис может сравниться с крахом на Уолл-стрит по продолжительности воздействия: тот, который достиг своей кульминации с банкротством Lehman Brothers в сентябре 2008 года.Без Великой депрессии не было бы ни Нового курса, ни кейнсианской революции в экономике. Рузвельт мог никогда не продвинуться дальше особняка губернатора Нью-Йорка в Олбани. Гитлер, политическая звезда которого к концу 1920-х годов угас, был бы исторической сноской.

Точно так же, без длительных последствий катастрофы 2008 года, не было бы Брексита, Дональд Трамп по-прежнему был бы строителем Нью-Йорка, и Европа не волновалась бы от возможности того, что Марин Ле Пен заменит Франсуа Олланда как французского. президент.

Никогда с 1930-х годов не было таких острых опасений по поводу ответной реакции популистов на преобладающую ортодоксальность. Как и тогда, продолжительный период плохих экономических показателей привел к политической реакции, которая выглядит как отклик на желание использовать другой экономический подход. Начало 30-х годов разделяет с серединой 2010-х годов ощущение того, что политический истеблишмент потерял доверие большого числа избирателей, которые отказались от «обычного ведения дел» и поддержали политиков, которые, по их мнению, бросают вызов статус-кво.

Депрессия в пыльную чашу: большое облако появляется позади грузовика, едущего по шоссе 59 в Колорадо, май 1936 года. Фотография: PhotoQuest / Getty Images

Трамп - не первый президент, который призывает к политике «Америка - прежде всего»: Рузвельт придерживался аналогичных взглядов после того, как он заменил Герберта Гувера в 1933 году. И это не первый раз, когда между Уолл-стрит и остальной частью страны существует такая большая пропасть. Ненависть к банкирам в 20-х годах переросла в желание возмездия в 30-х годах.

По словам лорда Роберта Скидельски, биографа Джона Мейнарда Кейнса: «Мы попали в Великую депрессию по той же причине, что и в 2008 году: была огромная куча долгов, была игра на марже на фондовом рынке, все закончилось. -инфляция активов и процентные ставки были слишком высокими, чтобы поддерживать уровень инвестиций в полную занятость.

Между сегодняшним днем ​​и 1930-ми годами есть сходство в том смысле, что у вас падающая сверхдержава.
Стивен Кинг

Есть и другие сходства. 20-е годы были хорошими для владельцев активов, но не для рабочих. В начале десятилетия наблюдался резкий рост безработицы, и рынки труда еще не полностью восстановились к тому времени, когда в 1929 году начался еще больший спад. Но в то время как работники видели, как их кусок экономического пирога уменьшался для богатых и влиятельных. Бурные двадцатые были лучшими временами.В США снижение вдвое максимальной ставки подоходного налога до 32% означало больше денег для спекуляций на рынках акций и недвижимости. Цены на акции на Уолл-стрит выросли в шесть раз за десятилетие, предшествовавшее краху на Уолл-стрит.

Неравенство было высоким и росло, а спрос поддерживался только за счет кредитного пузыря. Безработица с 1921 по 1929 год составляла в среднем 8% в США, 9% в Германии и 12% в Великобритании. Рынки труда так и не оправились от серьезной рецессии в начале 20-х годов, призванной подавить послевоенный инфляционный бум.

Прежде всего, в оба периода глобальная политика находилась в постоянном движении. Примерно с 1890 года баланс сил между великими европейскими странами, которые сохраняли мир в течение трех четвертей века после битвы при Ватерлоо в 1815 году, начал нарушаться. Османская и Австро-Венгерская империи находились в упадке перед первой мировой войной; США, Германия и Россия были на подъеме.

Первая полоса Brooklyn Daily Eagle в «Черный четверг». Фотография: Icon Communications / Getty

Что еще более важно, Великобритания, которая была стержнем глобализации конца 19 века, была ослаблена Первой мировой войной и больше не могла выполнять роль лидера.Америка еще не была готова принять мантию.

Стивен Кинг, старший экономический советник HSBC и автор готовящейся к выходу книги о кризисе глобализации Grave New World, говорит: «Между настоящим и 1920-ми и 1930-ми годами есть сходство в том смысле, что у вас была падающая сверхдержава. Тогда Британия приходила в упадок, а сейчас США потенциально падают ».

Кинг говорит, что в 20-е годы идея мира, управляемого империями, рушилась. В конце концов, США взяли на себя роль Британии как защитника западных ценностей, но только в 40-х годах, когда она сыграла решающую роль как в победе над тоталитаризмом, так и в создании экономических и политических институтов - Организации Объединенных Наций, Международного валютного фонда, всего мира. Bank - они были созданы для того, чтобы катастрофические события 30-х годов больше никогда не повторились.

«Существуют серьезные сомнения в том, могут ли США сыграть ту роль, которую они играли во второй половине 20-го века, и это вызывает серьезные сомнения, потому что, если США не играют, то кто это делает? Если никто не готов играть эту роль, вопрос в том, движемся ли мы к более хаотичной эпохе ».

Дефляционная катастрофа


Между двумя эпохами, конечно, есть как различия, так и сходства. В этом году на встрече Всемирного экономического форума в Давосе, Швейцария, которая проходила в неделю после инаугурации Трампа, представители мировой бизнес-элиты нашли повод для радости.

Некоторых утешили технологии: идея о том, что Facebook, Snapchat и Google уменьшили мир. Другие заявили, что введение тарифов на импортные товары в эпоху сложных международных цепочек поставок приведет к увеличению стоимости экспорта и сделает немыслимым даже для такой большой страны, как США, принять экономическую стратегию самоуправления. Роберто Азеведо, управляющий директор Всемирной торговой организации, сказал: «Большая разница между финансовым кризисом 2008 года и началом 1930-х годов заключается в том, что сегодня у нас действуют правила многосторонней торговли, а в 30-х их не было.

Однако самое большое различие между двумя кризисами состоит в том, что в начале 1930-х годов грубые ошибки центральных банков и министерств финансов сделали положение намного хуже, чем они должны были быть. Не все крахи фондовых рынков превращаются в спады, и одного удалось избежать - почти - в период после краха Lehman Brothers.

Коллекция лачуг безработных в «Гувервилле» в Сиэтле, штат Вашингтон, в 1933 году. Фотография: AP

. Первые признаки промышленного производства и мировой торговли в конце 2008 года свидетельствовали о спаде, аналогичном спаду в первые месяцы Великой депрессии.Политиков справедливо критиковали за то, что они спали за рулем, пока разгорался кризис субстандартного ипотечного кредитования, но знание некоторой экономической истории помогло, когда Lehman Brothers обанкротился. В начале 30-х годов центральные банки слишком долго ждали снижения процентных ставок и допустили дефляцию. В отношении банков проводилась политика злонамеренного пренебрежения, которым позволяли массово разориться. Столкнувшись с более высоким бюджетным дефицитом, вызванным ростом безработицы и замедлением роста, министры финансов усугубили ситуацию, повысив налоги и сократив расходы.

В ответ на Крах, согласно Адаму Тузу в его книге «Потоп», повсюду проводилась дефляционная политика. «Вопрос, который с тех пор задают критики, заключается в том, почему мир так стремился придерживаться этой коллективной строгости. Если кейнсианские и монетаристские экономисты могут согласиться в одном, так это о катастрофических последствиях этого дефляционного консенсуса ».

Если кейнсианцы и монетаристы соглашаются в одном, так это о катастрофических последствиях дефляционной политики. доллары, марки или франки за золото по фиксированному обменному курсу.У системы был свой собственный автоматический процесс регулирования: если страна жила не по средствам и имела профицит счета текущих операций, золото вытекало и возвращалось только после ужесточения политики по сокращению импорта.

После согласованных усилий Банка Англии и Казначейства Великобритания вернулась к золотому стандарту в 1925 году при довоенном паритете в 4,86 ​​доллара. Это повлекло за собой повышение обменного курса, что усложнило жизнь экспортерам.

Политики не осознали, что мир изменился с эпохи до 1914 года.Несмотря на то, что британская экономика была на стороне победителей, она была намного слабее. Экономика Германии также пострадала в период с 1914 по 1918 год и еще больше пострадала от репараций. Америка, напротив, была в гораздо более сильном положении.

Такое изменение баланса сил означало, что восстановление довоенного режима было долгим и болезненным процессом, и к концу 20-х годов попытки сделать это стали невыносимыми, точно так же, как и давление на евро. - ближайший современный эквивалент золотому стандарту - стали очевидны с 2008 года.

Вместо ослабления политики на ранних этапах Великой депрессии ответом было удвоение усилий. Петер Темин, историк экономики, сравнивает центральные банки и министерства финансов с врачами 18-го века, лечившими Моцарта ртутью: «Они не только были исключительно неэффективны в лечении экономической болезни; они также убили пациента ».

Скидельски объясняет, что в Великобритании так называемые «автоматические стабилизаторы» сработали на ранних стадиях кризиса.Налоговые поступления упали, потому что рост был более слабым, в то время как расходы на пособия по безработице выросли. Государственные финансы упали в минус.

Сторонники агентства «Новый курс» проходят маршем по Нью-Йорку в знак протеста против увольнений корпораций, январь 1937 года. Фотография: New York Times Co / Getty Images

Вместо того, чтобы приветствовать дополнительные заимствования в качестве подушки против более глубокой рецессии, власти предприняли шаги по обеспечению баланса бюджет. Правительство Рамзи Макдональда создало майский комитет, чтобы посмотреть, что можно сделать с дефицитом.Учитывая членство, в значительной степени ориентированное на бизнесменов, результат никогда не вызывал сомнений: фунт стерлингов находился под давлением, и для поддержания паритета британского золотого стандарта майский комитет рекомендовал урезать 97 млн ​​фунтов из бюджета штата в 885 млн фунтов. Выплаты по безработице должны были быть сокращены на 30%, чтобы сбалансировать бюджет в течение года.

Серьезность сокращений расколола лейбористское правительство и побудила сформировать национальное правительство во главе с Макдональдом. Канцлер Филип Сноуден сказал, что альтернативой статус-кво был «Всемирный потоп».Финансовых редакторов пригласили в Казначейство, чтобы проинформировать о мерах, принимаемых для защиты фунта, и когда кто-то спросил, следует или может ли Британия придерживаться золотого стандарта, казначейский мандарин сэр Уоррен Фишер поднялся на ноги и загремел: мы должны оставить золотой стандарт - это оскорбление не только национальной чести, но и личной чести каждого мужчины или женщины в стране ».

Демонстрация фискального мазохизма не помешала новой продаже фунта, и в конечном итоге давление стало невыносимым.В сентябре 1931 года Великобритания произвела такой же сильный шок для остального мира, как и 23 июня 2016 года, отказавшись от золотого стандарта.

Фунт упал, и рост экспорта Великобритании усилился шесть месяцев спустя, когда коалиционное правительство объявило о политике имперских преференций, установлении тарифных барьеров вокруг колоний и бывших колоний, таких как Австралия и Новая Зеландия.

Великобритания была не первой страной, которая прибегла к протекционизму. Печально известный ныне тариф Смута-Хоули был объявлен в США в 1930 году.Но у Америки недавняя история протекционизма - она ​​наращивала свои производственные мощности за счет 40-процентного тарифа во второй половине XIX века. Британия, как объясняет Туз, была за свободную торговлю с момента отмены законов о кукурузе в 1846 году.

«Теперь она была ответственна за начало смертельной спирали протекционизма и валютных войн между соседями и разорением, которые разорвали бы мировую экономику. экономия отдельно. "

Пожилая женщина сидит у витрины с рекламой сигарет, 1935 год.Фотография: General Photographic Agency / Getty Images

Отказ Великобритании в 1931 году от золотого стандарта означал, что она получила преимущество первопроходца над своими основными соперниками. Для Германии боль была особенно серьезной, поскольку огромный внешний долг страны исключал девальвацию и оставил правительству канцлера Брюнинга выбор между дефолтом и дефляцией. Брюнинг согласился на еще один раунд жесткой экономии, не понимая, что у избирателей есть третий выбор: партия, настаивающая на том, что национальные решения являются ответом на сломанную международную систему.

Причина, по которой расходы по займам были сокращены в 2008 году, заключается в том, что руководители центральных банков знали свою историю. Бен Бернанке, тогдашний председатель Федеральной резервной системы США, изучал Великую депрессию и полностью осознавал, что его учреждение не может позволить себе повторить одну и ту же ошибку дважды. Процентные ставки были снижены чуть выше нуля; деньги были созданы посредством процесса, известного как количественное смягчение; банкам была оказана помощь; Барак Обама протолкнул программу финансового стимулирования через Конгресс.

Но политика была лишь частичным успехом. Низкие процентные ставки и количественное смягчение предотвратили Великую депрессию 2.0, наводнив экономики дешевыми деньгами. Это привело к росту цен на активы - акции, облигации и дома - в пользу тех, кто богат или находится в благополучном положении.

Для тех, кто не так хорошо, это была отдельная история. Было трудно добиться повышения заработной платы, и сильное желание правительств сократить бюджетный дефицит привело к непопулярным мерам жесткой экономии.Не все уроки 1930-х годов были хорошо усвоены, а слишком поспешное ужесточение фискальной политики замедлило рост и вызвало политическое отчуждение среди тех, кто чувствует, что их наказывают за кризис, который они не создавали, а настоящие злодеи уходят безвозвратно. Знакомый рефрен как на референдуме по Brexit, так и на президентских выборах в США в 2016 году звучал так: возможно, восстановление идет, но этого не происходит здесь.

Авторитарные решения


Интернационализм умер в начале 30-х годов, потому что он стал ассоциироваться с дискредитированной политикой: безудержные спекуляции, массовая безработица, постоянная жесткая экономия и падение уровня жизни.

Тоталитарные государства позиционировали себя как альтернативу неудавшимся и дряхлым либеральным демократиям. Гитлеровская Германия была одним, Сталинский Советский Союз другим. В то время как первая эпоха глобализации подходила к концу, Москва продвигала коллективизацию сельского хозяйства и быструю индустриализацию.

Более того, экономические показатели тоталитарных стран в 30-е годы намного превосходили показатели либеральных демократий. В Великобритании, США и Франции рост составлял в среднем 0,3% в год по сравнению с 3%.1% в год в Германии, Италии, Японии и Советском Союзе.

Эрик Бриттон, основатель консалтинговой компании Fathom, говорит: «В 1920-е годы либеральная свободная торговля и политика свободного рынка не смогли обеспечить стабильность и рост. Альтернативные люди пришли с популистской позицией, которая действительно работала какое-то время ».

Есть, по словам Бриттона, причина, по которой основные партии в настоящее время отвергаются: «Небезопасно предполагать, что вы можете добиться неудовлетворительных экономических результатов в течение десятилетия без политической реакции, которая будет отражаться в экономике.

Автомобиль поступает в продажу за 100 долларов после аварии на Уолл-стрит. Фотография: PPP

Экономическое разрушение, вызванное Великой депрессией, в конечном итоге заставило западные демократии пересмотреть политику. Ключевым периодом были 18 месяцев между отказом Великобритании от золотого стандарта в сентябре 1931 года и приходом Рузвельта в Белый дом в марте 1933 года.

При Гувере экономическая политика США была неустанно дефляционной. Как и в Германии - другой стране, наиболее сильно пострадавшей от депрессии, - там упорно настаивали на защите валюты и балансировании бюджета.

Великая депрессия открыла путь изоляционизму, протекционизму, агрессивному национализму и тоталитаризму

Это изменилось при Рузвельте. Политика стала одновременно более интервенционистской и более изоляционистской. Если Лондон мог принять политику, ориентированную на Великобританию, то и Вашингтон тоже. Рузвельт быстро снял доллар с золотого стандарта и пресек попытки предотвратить валютные войны. Уолл-стрит была обуздана; фискальная политика была ослаблена. Но было слишком поздно. К тому времени Гитлер стал канцлером и ужесточил власть.В конце концов, Депрессия закончилась не Новым курсом, а войной.

Кинг говорит, что мир уже начинает становиться более протекционистским с точки зрения движения капитала и рабочей силы. Трамп назвал и пристыдил американские компании, стремящиеся воспользоваться преимуществами более дешевой рабочей силы в развивающихся странах, в то время как Brexit является примером идеи о том, что миграцию необходимо контролировать.

США поддержали послевоенную глобальную институциональную структуру: ООН, МВФ и Европейский Союз через план Маршалла.«Он попытался создать рамки, в которых отдельные страны могли бы процветать», - добавляет Кинг. «Но я не думаю, что это [повторится снова] в будущем, что создаст трудности для остального мира».

Плакаты кампании для коалиции национального правительства Великобритании, посвященной двум выборам. Фото: Архив Консервативной партии / Getty Images

Пока финансовые рынки положительно относятся к Трампу. Они сконцентрировались на потенциале роста его планов по снижению налогов и увеличению расходов на инфраструктуру, а не на его угрозе построить стену вдоль реки Рио-Гранде и ввести пошлины на импорт из Мексики и Китая.

Однако есть более мрачное видение будущего, когда каждая страна пытается делать то, что делает Трамп. В этом сценарии сокращение мировой экономики приводит к сокращению мировой торговли, а дефляция означает, что личные долги становятся более обременительными. «Это становится порочным, самореализующимся кругом», - говорит Бриттон. «Люди ищут ответы и находят их в авторитаризме, популизме и протекционизме. Если одна страна может показать, что это работает, у других появится сильное искушение последовать ее примеру ».

Это может оказаться слишком пессимистичным.Мировая экономика растет примерно на 3% в год; В Великобритании и США (если не в еврозоне) безработица сократилась вдвое после кризиса 2008-2009 годов; низкие цены на нефть удерживали инфляцию на низком уровне и привели к повышению уровня жизни.

Тем не менее, нетрудно понять, почему поддержка политических идей, которые привели ко второй эре глобализации - свободного движения капитала, товаров и людей, - начала ослабевать. Победители либеральной экономической системы, возникшей в конце "холодной войны", как и их предки в 20-е годы, не смогли найти проигравших.Прилив поднял не все лодки, и те, кто не считает себя бенефициарами глобализации, устали слышать, насколько это чудесно.

30-е годы - доказательство того, что в экономике нет ничего неизбежного. В конечном итоге возникла обратная реакция на экономические ортодоксии, и Скидельски может понять, почему сегодня происходит еще одна негативная реакция. «Глобализация позволяет капиталу избежать национального и профсоюзного контроля. С самого начала кризиса я гораздо больше симпатизирую марксистскому способу анализа вещей.

«Трамп будет подвергнут импичменту, будет убит или расстроен Конгрессом», - предполагает Скидельски. «Или он останется достаточно популярным, чтобы преодолеть либеральное мнение о том, что он - дерьмо высшего порядка. В конце концов, многие люди согласны с тем, что он делает ».

Эта статья была изменена 6 марта 2017 года. В более ранней версии сэра Уоррена Фишера ошибочно называли сэром Уорреном Гастингсом.

Может ли это повториться? »Публикации» Вашингтонский политический центр

Семьдесят два года назад 12-летняя Великая депрессия в Америке началась с обвала.Дно фондового рынка упало 24 октября 1929 года, что стало сигналом к ​​началу самого длительного и глубокого экономического спада в истории страны. Сейчас, когда мы переживаем экономический спад, все хотят знать, может ли крах случиться снова.

«Черный четверг», как называлось 24 октября, потряс многие отрасли в штате Вашингтон. Хотя трагедия не повлияла на Вашингтон так сильно, как на другие штаты, последствия депрессии и различных правительственных политик нанесли значительный ущерб отдельным секторам.

Безработица в Соединенных Штатах резко возросла после спровоцированного Федеральным резервом краха 1929 года. Резкое увеличение государственных налогов и регулирования в 1930-х годах привело страну к экономическому кризису.

К 1932 году цены на пшеницу в Вашингтоне упали до 0,38 цента за бушель с 1,83 доллара за бушель в начале 1920-х годов. Стоимость сельскохозяйственных угодий и построек в Вашингтоне к 1935 году упала с 920 миллионов долларов до 551 миллиона долларов; в то время как долг графства в масштабе штата увеличился на 300%, а количество рабочих мест упало на 36%.

Лесная промышленность штата особенно сильно пострадала от экономического спада. В период с 1929 по 1932 год потребление пиломатериалов в Соединенных Штатах на душу населения упало на две трети. В тот же период годовое производство пиломатериалов в Вашингтоне снизилось с 7,3 миллиарда футов до 2,2 миллиарда футов. К концу 1931 года по крайней мере половина работников заводов были безработными.

Политика администрации Рузвельта не очень помогала лесной промышленности. В 1933 году был принят Закон о восстановлении национальной промышленности (NIRA), наложивший строгие ограничения на производство и контроль над ценами в отдельных отраслях.До того, как закон был признан неконституционным в 1935 году, он запрещал строительство новых лесопильных заводов, а отдельным операторам разрешалось производить только определенную квоту. Из-за неудавшегося федерального мониторинга было построено больше лесопильных заводов, и общий объем производства на одну фирму снизился.

Один из разделов NIRA значительно расширил организационные возможности крупных профсоюзов и сделал обязательным для менеджеров торговаться с профсоюзами. Сегодня историки видят укрепление рабочего движения Вашингтона как прямой результат реализации политики Нового курса на Тихоокеанском Северо-Западе.

Может ли снова случиться Великая депрессия? Возможно, но для этого потребуется повторение двухпартийной и ужасно глупой политики 1920-х и 30-х годов.

По большей части экономисты теперь знают, что фондовый рынок не стал причиной краха 1929 года. Само по себе это было признаком крайне неустойчивых изменений в денежной массе страны. Федеральная резервная система была главным виновником, которая в начале 20-х годов стимулировала бум с помощью очень низких процентных ставок и легких денег.К 1929 году центральный банк поднял процентные ставки настолько высоко, что подавил бум и вынудил сократить денежную массу на треть в период с 1929 по 1933 год.

В 1930 году Конгресс пережил рецессию и превратил ее в великую Депрессия. Он поднял тарифы до такой степени, что практически закрыл границы для импорта и экспорта. В 1932 году он удвоил ставки подоходного налога. Франклин Рузвельт, который проводил кампанию на платформе меньшего правительства, фактически дал Америке гораздо больше. Его «Новый курс» повысил налоги (однажды он предложил 99.5-процентная ставка налога на доходы свыше 100 000 долларов), наказание за инвестиции и подавление бизнеса правилами и бюрократизмом.

Как и все штаты, Вашингтон зависит от прихотей федеральных политиков. И формула для создания экономических депрессий остается прежней: подавление свободы на рынке, подавление стимулов высокими налоговыми ставками и подавление бизнеса удушающими правилами.

Катастрофа 29-го и последовавшая за ней Депрессия заслуживают внимания не только потому, что они вызвали сильную боль в Вашингтоне и других местах, но и потому, что, как предупреждал философ Джордж Сантаяна: «Те, кто не может вспомнить историю, обречены повторять ее."

Лоуренс У. Рид - директор Макинакского центра государственной политики в Мичигане и научный сотрудник Вашингтонского политического центра в Сиэтле. В написании этого комментария участвовал исследователь WPC Джейсон Смосна.

Великая депрессия | История западной цивилизации II

30.3.1: Финансовый кризис 1930-х годов

Великая депрессия была самой продолжительной, глубокой и широко распространенной депрессией 20-го века, начавшейся после разрушительного обвала фондового рынка в 1929 году в Соединенных Штатах, известного как Черный вторник.

Цель обучения

Составьте список факторов, способствовавших глобальной депрессии начала 1930-х годов

Ключевые моменты

  • Великая депрессия была глобальной экономической депрессией, наихудшей в 20-м веке.
  • Это началось в октябре 1929 года после десятилетия массовых расходов и увеличения производства во многих странах мира после окончания Первой мировой войны. 29 октября американский фондовый рынок рухнул, что стало известно как «Черный вторник».”
  • Рынок потерял более 30 миллиардов долларов за два дня.
  • Когда в Черный вторник акции резко упали, мир сразу это заметил, создав волновой эффект на мировую экономику.
  • Золотой стандарт был основным передаточным механизмом Великой депрессии, который снизил курс валюты даже в странах, где не было банковского кризиса.
  • Чем раньше нации отказались от золотого стандарта, тем быстрее они оправились от депрессии.
  • Во многих странах негативные последствия Великой депрессии продолжались до начала Второй мировой войны.

Ключевые термины

спекуляция
Покупка актива (товара, товаров или недвижимости) в надежде, что он станет более ценным в будущем. В сфере финансов это практика участия в рискованных финансовых операциях с целью получения прибыли от краткосрочных колебаний рыночной стоимости торгуемых финансовых инструментов, а не от лежащих в их основе финансовых атрибутов, таких как прирост капитала, дивиденды или проценты.
Черный вторник
Самый разрушительный обвал фондового рынка в истории Соединенных Штатов, если принять во внимание всю степень и продолжительность его последствий.Обвал, последовавший за обвалом Лондонской фондовой биржи в сентябре, ознаменовал начало 10-летней Великой депрессии, которая затронула все промышленно развитые страны Запада.
золотой стандарт
Денежная система, в которой стандартная экономическая единица учета основана на фиксированном количестве золота.

Великая депрессия была серьезной мировой экономической депрессией 1930-х годов. Время Великой депрессии варьировалось от страны к стране; в большинстве стран он начался в 1929 году и продолжался до конца 1930-х годов.Это была самая продолжительная, самая глубокая и самая распространенная депрессия 20 века. В 21 веке Великая депрессия обычно используется как пример того, насколько далеко может упасть мировая экономика.

Депрессия возникла в Соединенных Штатах после значительного падения цен на акции, которое началось примерно 4 сентября 1929 года, и стала всемирной новостью после краха фондового рынка 29 октября 1929 года (известного как «Черный вторник»). Между 1929 и 1932 годами мировой ВВП упал примерно на 15%. Для сравнения, мировой ВВП упал менее чем на 1% с 2008 по 2009 год во время Великой рецессии.К середине 1930-х годов экономика некоторых стран начала восстанавливаться. Однако во многих странах негативные последствия Великой депрессии продолжались до начала Второй мировой войны.

Великая депрессия имела разрушительные последствия как для богатых, так и для бедных стран. Личный доход, налоговые поступления, прибыль и цены упали, в то время как международная торговля упала более чем на 50%. Безработица в США выросла до 25%, а в некоторых странах - до 33%.

Города по всему миру сильно пострадали, особенно те, которые зависят от тяжелой промышленности.Строительство было практически остановлено во многих странах. Пострадали фермерские сообщества и сельские районы, поскольку цены на урожай упали примерно на 60%. Столкнувшись с резким падением спроса при небольшом количестве альтернативных источников рабочих мест, больше всего пострадали области, зависящие от таких отраслей первичного сектора, как горнодобывающая промышленность и лесозаготовки.

Черный вторник

Историки экономики обычно связывают начало Великой депрессии с внезапным разрушительным обвалом цен на фондовом рынке США 29 октября 1929 года, известным как Черный вторник.Однако некоторые оспаривают этот вывод и считают обвал фондовых рынков скорее симптомом, чем причиной Великой депрессии.

Ревущие двадцатые годы, десятилетие, которое последовало за Первой мировой войной и привело к ее краху, было временем богатства и излишеств. Опираясь на послевоенный оптимизм, сельские американцы мигрировали в города в огромных количествах на протяжении всего десятилетия в надежде найти более благополучную жизнь в постоянно растущем промышленном секторе Америки. В то время как американские города процветали, перепроизводство сельскохозяйственной продукции вызвало повсеместное финансовое отчаяние среди американских фермеров на протяжении всего десятилетия.Позже это будет признано одним из ключевых факторов, приведших к краху фондового рынка в 1929 году.

Несмотря на опасность спекуляций, многие полагали, что фондовый рынок будет продолжать расти вечно. 25 марта 1929 года, после того как Федеральная резервная система предупредила о чрезмерных спекуляциях, произошел небольшой крах, поскольку инвесторы начали быстро продавать акции, обнажив шаткую основу рынка.

В середине октября продажи активизировались. 24 октября («Черный четверг») рынок потерял 11 процентов своей стоимости на момент открытия из-за очень активных торгов.Огромный объем означал, что отчет о ценах на тикерной ленте в брокерских конторах по всей стране опоздал на несколько часов, поэтому инвесторы понятия не имели, чем на самом деле торгуется большинство акций, что усиливало панику.

На выходных эти события освещались в газетах США. 28 октября, в «черный понедельник», все больше инвесторов, столкнувшихся с маржинальными вызовами, решили уйти с рынка, и падение продолжилось с рекордным за день падением индекса Доу-Джонса в 38,33 пункта, или 13%.

На следующий день, «Черный вторник», 29 октября 1929 года, было продано около 16 миллионов акций, когда панические продажи достигли своего пика. На некоторые акции в тот день фактически не было покупателей ни по какой цене («воздушные карманы»). Dow потерял еще 30 пунктов, или 12%. Объем торгов 29 октября 1929 года был рекордным, который не был побит почти 40 лет.

29 октября Уильям С. Дюрант присоединился к членам семьи Рокфеллеров и другим финансовым гигантам, чтобы купить большое количество акций, чтобы продемонстрировать публике свое доверие к рынку, но их усилия не смогли остановить резкое падение цен.Из-за большого объема торгов в тот день тикер не прекращал работать примерно до 19:45. тем вечером. Рынок потерял более 30 миллиардов долларов за два дня.

Великая депрессия: толпа в American Union Bank в Нью-Йорке во время банкротства в начале Великой депрессии. Широко распространенная паника после краха фондового рынка 1929 года привела к банковскому кризису с массовым изъятием средств из банков, которые происходят, когда большое количество клиентов одновременно снимает наличные со депозитных счетов в финансовом учреждении, потому что они считают, что это учреждение является или может стать неплатежеспособным.

Причины

Две классические конкурирующие теории Великой депрессии - это кейнсианская (ориентированная на спрос) и монетаристское объяснения. Существуют также различные неортодоксальные теории, которые преуменьшают или отвергают эти объяснения. Сторонники теории спроса сходятся во мнении, что крупномасштабная потеря доверия привела к внезапному сокращению потребления и инвестиционных расходов. Когда началась паника и дефляция, многие люди считали, что они могут избежать дальнейших потерь, держась подальше от рынков.Хранение денег стало прибыльным, поскольку цены упали, и на определенную сумму денег можно было купить все больше товаров, что усугубило падение спроса. Монетаристы считают, что Великая депрессия началась как обычная рецессия, но сокращение денежной массы сильно усугубило экономическую ситуацию, в результате чего рецессия перешла в Великую депрессию.

Global Spread: Золотой стандарт

Обвал фондового рынка в октябре 1929 года непосредственно привел к Великой депрессии в Европе.Когда акции на Нью-Йоркской фондовой бирже резко упали, мир сразу это заметил. Хотя финансовые лидеры в Англии, как и в Соединенных Штатах, сильно недооценили масштабы последующего кризиса, вскоре стало ясно, что мировые экономики более взаимосвязаны, чем когда-либо. Последствия разрушения глобальной системы финансирования, торговли и производства и последовавший за этим крах американской экономики вскоре стали ощущаться по всей Европе.

Золотой стандарт был основным передаточным механизмом Великой депрессии.Даже страны, которые не сталкивались с банкротством банков и сокращением денежно-кредитной политики из первых рук, были вынуждены присоединиться к дефляционной политике, поскольку более высокие процентные ставки в странах, которые это сделали, привели к оттоку золота в странах с более низкими процентными ставками. В соответствии с золотым стандартом страны, которые потеряли золото, но тем не менее хотели сохранить золотой стандарт, должны были позволить своей денежной массе уменьшиться, а уровень внутренних цен снизился (дефляция).

Великая депрессия сильно ударила по Германии. Влияние краха на Уолл-стрит вынудило американские банки прекратить выдачу новых займов, которые финансировали выплаты по планам Дауэса и Янга.Финансовый кризис вышел из-под контроля и в середине 1931 года, начавшись с краха Credit Anstalt в Вене в мае. Это оказало сильное давление на Германию, которая уже находилась в политической нестабильности.

Некоторые экономические исследования показали, что так же, как спад распространился по всему миру из-за жесткости золотого стандарта, именно приостановка конвертируемости золота (или девальвация валюты в золотом эквиваленте) сделала все возможное, чтобы сделать восстановление возможным.

Каждая крупная валюта вышла из золотого стандарта во время Великой депрессии.Первой это сделала Великобритания. Столкнувшись со спекулятивными атаками на фунт и истощением золотых резервов, в сентябре 1931 года Банк Англии прекратил обменивать фунтовые банкноты на золото, и фунт был размещен на валютных рынках.

Великобритания, Япония и скандинавские страны отказались от золотого стандарта в 1931 году. Другие страны, такие как Италия и США, оставались на золотом стандарте до 1932 или 1933 года, в то время как несколько стран, входивших в так называемый «золотой блок», продолжали действовать. »Во главе с Францией, включая Польшу, Бельгию и Швейцарию, оставался на уровне до 1935–1936 годов.

Согласно более позднему анализу, то, как скоро страна вышла из золотого стандарта, надежно предсказывало восстановление ее экономики. Например, Великобритания и Скандинавия, которые отказались от золотого стандарта в 1931 году, оправились намного раньше, чем Франция и Бельгия, которые оставались на золоте намного дольше.

Атрибуции

  • Финансовый кризис 1930-х годов

Вермонт во время Великой депрессии, 1929 - Историческое общество Вермонта

Ваш браузер не поддерживает аудио элементы.

Расшифровка устного анамнеза

Щелкните имя ниже для получения дополнительной информации. Все стенограммы в формате PDF.

Справочная информация

До недавнего времени о Вермонте во время Великой депрессии было написано очень мало. Две крупные, а теперь уже классические научные работы посвящены некоторым аспектам эпохи. «Новый курс в Вермонте» Ричарда М. Джадда «» охватывает широкий период времени и фокусируется на основных политических событиях и игроках, которые сформировали законодательство «Нового курса» в Вермонте.Книга Элин Андерсон « Мы, американцы, » предлагает поразительно проницательный взгляд на модели социального взаимодействия между берлингтонцами различной социальной и этнической принадлежности ок. 1930 г., но мало что дает, чтобы передать общую реальность жизни эпохи депрессии во всем штате. Какова была природа страдания, несчастья, отчаяния - в целом, каково было пережить это разрушительное событие и последующие годы? Историкам Вермонта еще предстоит полностью ответить на этот вопрос, хотя несколько более поздних работ помогают восполнить пробелы.

Самый интересный подход к пониманию воздействия Великой депрессии на жизнь жителей Вермонтера - это изучение разницы между сельскими и городскими общинами штата в ту эпоху. Больше всего пострадали горожане в целом и рабочие в частности. Джадд отмечает, что производство мрамора, камня и станков в Вермонте резко остановилось во время Великой депрессии. Рабочие в городских промышленных центрах - прежде всего в Ратленде, Барре, Берлингтоне, Виноски, Спрингфилде и Виндзоре - несли непропорционально большую долю страданий времен Великой депрессии.

Сельские общины и те, кто связан с сельским хозяйством, также пострадали от последствий общенациональной и всемирной депрессии, но по-разному. Фермерские семьи, разбросанные по сельскохозяйственным городам и деревням Вермонта, не были застрахованы от экономической депрессии, но имели разные ресурсы и стратегии для того, чтобы справиться с ними. Фольклор штата утверждает, что натуральное хозяйство Вермонта и небольшие местные рынки так мало изменились с течением времени, что фермеры почти не заметили депрессию.Книга Скотта Э. Гастингса-младшего и Элси Р. Гастингс (1992), подобная Утром рано: семьи на ферме Вермонта в тридцатые годы, , основанная на фотографиях и интервью 1930-х годов, подразумевает, что сельскохозяйственные технологии, методы , и экономика мало изменилась с конца девятнадцатого века и, следовательно, не ощутила большого влияния на коллапс более широкой национальной и глобальной экономики.

Популярные писатели, такие как Дороти Кэнфилд Фишер и Уолтер Хард, также писали эссе, предполагая, что фермерские семьи Вермонта почти не заметили Депрессию.Джадд сообщает, что «к 1930 году натуральное сельское хозяйство больше не воспринималось всерьез счетчиками, сельскохозяйственными экспертами или бюрократическими чиновниками, измеряющими пульс экономики, но его методы и привычки укоренились у большинства жителей Вермонта, проживавших в горной местности». А Джордж Эйкен в своих выступлениях против Нового курса иронично заметил, «что факт остается фактом: большинство из нас здоровы и хорошо питаются, комфортно тепло и самодостаточно -« статистически банкроты ». . . но на самом деле платежеспособный.«У этих людей, как гласит история, привыкших к низкому уровню жизни и умевших довольствоваться тем, что у них было, похоже, было немного проблем.

Статистика, опровергнутая Джорджем Эйкеном, говорит о другом. Индустриальная экономика штата действительно пострадала от депрессии. Стоимость промышленной продукции упала более чем на 50 процентов за пять лет, с 142 522 547 долларов в 1928 году до 80 602 968 долларов в 1931 году и 56 623 538 долларов в 1933 году. За тот же период количество промышленных рабочих упало с 27 421 до 15 083; общая заработная плата в промышленности упала с 33 809 987 долларов до 12 456 113 долларов; количество промышленных предприятий упало с 927 до 530.

Но и сельское хозяйство сильно пострадало. Доход от продажи жидкого молока, самого важного сельскохозяйственного продукта Вермонта, упал более чем наполовину с 1929 по 1933 год, в некоторых местах до 2,67 цента за кварту, что намного меньше, чем затраты фермера на корм и оборудование. Снижение спроса на сельскохозяйственную продукцию, которую фермеры использовали для увеличения своих доходов, такую ​​как картофель и пиломатериалы, еще больше снизило покупательную способность сельскохозяйственных рабочих до самого низкого уровня с 1877 года. Многие фермеры продали свои товары - более 1500 ферм прекратили свою деятельность в Спустя десятилетие после Великой катастрофы 1929 года большая часть земель была выведена из эксплуатации, а к 1930 году доля неулучшенных сельскохозяйственных угодий возросла до 60 процентов.Общее количество людей, занятых в сельском хозяйстве, за тот же период сократилось с 27 процентов до 22 процентов от общей численности рабочей силы.

Трудности сельских сообществ, возможно, были менее заметны, и сельские жители могли иметь несколько более легкий доступ к таким ресурсам, как еда и топливо для отопления, чем их городские соседи, но, как отмечает Управление безопасности фермы, фотографии того периода, выбранные и с комментариями Нэнси Прайс Графф (2002) показывает, что их страдания были не менее реальными или мрачными, чем страдания тех, кто зависел от промышленной или коммерческой работы.

Что позволило многим вермонтерам выжить как в сельских, так и в городских районах, были навыки и традиции самообеспечения в сочетании с сотрудничеством, бартером и совместным использованием ресурсов.

- Джефф Поташ, Джин Сешнс и Майкл Шерман

Для дальнейшего чтения:

Элин Андерсон, Мы, американцы: исследование расщепления в американском городе (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1937; перепечатано, Нью-Йорк: Рассел и Рассел, 1967).

Нэнси Прайс Графф, Оглядываясь назад на Вермонт: Фотографии Управления безопасности фермы, 1936-1942 гг. (Миддлбери, Vt.: Музей искусств колледжа Миддлбери, 2002)

Сара М. Грегг, «Можем ли мы« доверять дяде Сэму »? Вермонт и проект подводных земель, 1934-1936, История штата Вермонт 69 (2001): 201-221.

Скотт Э. Гастингс-младший и Элси Р. Гастингс, Утром рано: семьи на ферме Вермонта в тридцатые годы, (Гновер, Нью-Йорк: Университетское издательство Новой Англии, 1992)

Ричард М. Джадд, Новый курс в Вермонте: его влияние и последствия (Нью-Йорк: издательство Гарленд, 1979).

Майкл Шерман, Gene Sessions, П. Джеффри Поташ, Свобода и единство: история Вермонта (Барре, штат Вермонт: Историческое общество Вермонта, 2004), 432-447.

Цитата для этой страницы

Woodsmoke Productions и Историческое общество Вермонта, «Вермонт в Великой депрессии, 1929», Радиопередача The Green Mountain Chronicles и справочная информация, исходная передача 1988-89. https://vermonthistory.org/vermont-in-great-depression-1929

Великая депрессия, 1929-1933 гг. - CCEA - Обзор истории GCSE - CCEA

В октябре 1929 г. «бурные двадцатые» резко подошли к концу, и экономика США погрузилась в глубокую депрессию.

Спад был еще до 1929 года. Это произошло из-за:

  • перепроизводства и недопотребления в сельском хозяйстве;
  • перепроизводство и недопотребление в потребительских отраслях;
  • упадок традиционных отраслей;
  • государственная политика невмешательства, которая привела к недостаточному регулированию фондового рынка и банков;
  • правительственная политика протекционизма, сократившая торговлю Америки с другими странами;
  • увеличение долга, отчасти из-за новых методов заимствования под низкие процентные ставки;
  • массовые спекуляции землей и фондовым рынком, ведущие к завышению цен на акции;
  • снижение доверия к экономике.

Опытные инвесторы знали, что экономика Америки замедляется и что акции были переоценены.

В сентябре 1929 года их начали продавать в больших количествах. Это привело к дальнейшему снижению цен.

Остальные поспешили продать свои акции.

29 октября 1929 года, известный как «Черный четверг», 16 миллионов акций были проданы по цене, составляющей часть их первоначальной цены, и, как следствие, экономика рухнула.

Великая депрессия (1929-1939)

Хотя Соединенные Штаты пережили несколько депрессий до краха фондового рынка 27 октября 1929 г. до «черного четверга» был таким суровым и продолжительным. ударил по Уолл-стрит.Сначала экономисты и руководители думали, что это была небольшая неровность, возможно, просто исправление рынка, или, во всяком случае, не хуже рецессии нация пострадала после мировой войны I.

Числа вскоре показали, что оптимисты неправы. Депрессия неуклонно ухудшалась. К весне 1933 г., когда ФДР принял присягу, безработица поднялась с 8 до 15 миллионов (примерно 1/3 несельскохозяйственной рабочей силы) а также валовой национальный продукт снизился с 103 долларов.8 миллиардов до 55,7 млрд долларов. Сорок процентов ферм в Миссисипи были на аукционе в день инаугурации FDR. Хотя депрессия охватила весь мир, ни в одной другой стране кроме Германия настолько высок процент безработных. Бедные были ударил сильнее всего. К 1932 году в Гарлеме был уровень безработицы. 50 процентов, а собственность, принадлежащая или управляемая чернокожими, упала с 30 до 5 процентов в 1935 году.Фермеры на Среднем Западе дважды пострадали от экономических спадов и пыльной чаши. Школы с сокращающимися бюджетами сократили школы день и учебный год.

Размах и глубина кризиса сделали его Великим Депрессия.

Никто не знал, как лучше всего реагировать на кризис.Президент Гувер считал, что пособие принесет больше вреда, чем пользы, и что органы местного самоуправления и частные благотворительные организации должны предоставлять помощь безработным и бездомным. К 1931 году в некоторых штатах начали предлагать помощь местным общинам. FDR, тогдашний губернатор Нью-Йорка, работал с Гарри Хопкинс и Фрэнсис Перкинс чтобы начать прямую программу помощи при работе.Это помогло только очень мало. К 1932 г. только 1/4 безработных семей получали любое облегчение. В 1932 году только 1,5 процента всего правительства средства были потрачены на оказание помощи и составили в среднем около 1,67 доллара на гражданин. Города, которым пришлось нести на себе всю тяжесть помощи усилия, балансирующие на грани банкротства. К 1932 году Кук Округ (Чикаго) увольнял пожарных, полицию и учителей. (которому не платили 8 месяцев).Breadlines и Hoovervilles (лагеря для бездомных) появились по всей стране.

Те, кто пострадал больше всего, были скорее ошеломлены, чем рассержены. Многие затонули впали в отчаяние и стыд после того, как не смогли найти работу. В уровень самоубийств увеличился с 14 до 17 на 100 000 человек. Протест то, что действительно происходило, было местным, а не национальным: «фермерские праздники», соседи фермеров, лишенных права выкупа, отказываются участвовать в торгах на фермах на аукционе соседи переносят мебель выселенных жильцов назад, и местные голодные марши.

Сопротивление протесту часто перерастало в насилие. В 1932 году четыре участники голодного марша Дирборна были застрелены когда 1000 солдат в сопровождении танков и пулеметов выселенные ветераны, проживающие в лагере Bonus Army в Вашингтоне, Округ Колумбия

FDR, после вступления в должность президента, продвинул широкий круг программ, финансируемых из федерального бюджета, направленных на восстановление американской экономия, помогающая облегчить страдания безработных, и реформирование системы, чтобы такой серьезный кризис мог больше никогда не повторится.Однако, хотя Новый курс действительно помог восстановил ВНП до уровня 1929 г. и ввел основные реформы банковского дела и социального обеспечения, Рузвельт отказался наращивать дефицит что необходимо положить конец депрессии. Только когда федеральный Правительство ввело нормирование, набрало 6 миллионов защитников рабочих (в том числе женщин и афроамериканцев), призванных 6 миллионов солдат и столкнулись с огромным дефицитом для борьбы с миром. Вторая война положила конец Великой депрессии.


Источники:

Лейхтенбург, Уильям Э. Франклин Д. Рузвельт и Новый курс, 1932-1940 гг. Нью-Йорк: Harper Torchbooks, 1963, пасс. .

МакЭлвейн, Роберт С. Великая депрессия: Америка, 1929-1941 гг. . Нью-Йорк: Times Books, 1993, passim .

Для получения дополнительной информации о Великой депрессии, посетите следующие веб-сайты:

Великая депрессия - обзор и основные экономические теории

Великая депрессия

Великая депрессия была всемирной экономической депрессией, которая длилась с конца 1920-х по 1930-е годы. На протяжении десятилетий продолжались споры о том, что вызвало экономическую катастрофу, и экономисты по-прежнему разделяют различные точки зрения.В общих чертах, событие, скорее всего, было вызвано чрезмерно оптимистичными настроениями инвесторов. Настойчивость веры. Настойчивость веры, также известная как стойкость убеждений, - это неспособность людей изменить свои собственные убеждения даже после получения новой информации или фактов и доступности легкого кредита для потребителей. и предприятия после Первой мировой войны

Оптимизм инвесторов и потребительские расходы, вероятно, были подстегнуты послевоенными годами 1920-х годов.Граждане и правительства во всем мире почувствовали облегчение от того, что их средства к существованию больше не находятся в опасности, и переключили свое внимание на построение новой жизни. Банки и кредиторы увидели в этой вновь обретенной уверенности возможность сделать кредиты более доступными и получить прибыль от своего кредитного бизнеса.

Уже почти десять лет ссуды и ипотека Ипотека Ипотека - это ссуда, предоставляемая ипотечным кредитором или банком, которая позволяет физическому лицу приобрести дом. Хотя можно взять ссуду для покрытия всей стоимости дома, более распространено получение ссуды примерно на 80% от стоимости дома.были предоставлены физическим и юридическим лицам с плохими кредитными рейтингами Оценка FICO Оценка FICO, более известная как кредитная оценка, представляет собой трехзначное число, которое используется для оценки вероятности того, что человек вернет кредит, если этому лицу будет предоставлена ​​кредитная карта. или если кредитор ссужает им деньги. Баллы FICO также используются для определения процентной ставки по любому предоставленному кредиту. В конце концов, заоблачный рост потребительского и государственного долга привел к краху рынков и подавил настроения инвесторов.

Катастрофа на Уолл-стрит 1929 года (Черный вторник)

Многие считают крах Уолл-стрит 29 октября 1929 года официальной отправной точкой Великой депрессии.Ниже приведен исторический график промышленного индекса Доу-Джонса Промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA) Промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA), также называемый «Доу-Джонс» или «Доу», является одним из наиболее широко известных фондовых рынков. index., который показывает резкое падение индекса во время Великой депрессии с 1929 до начала 1930-х годов.

Источник: Macrotrends

С 28 по 29 октября 1929 года индекс Доу-Джонса рухнул за ночь на 25% - беспрецедентная потеря, которая пошатнула экономику США.В июне 1932 года индекс Доу-Джонса достиг исторического минимума в 789 пунктов, что на 85% ниже его максимума в 5507 пунктов в августе 1929 года. Потребовалось почти 30 лет, чтобы индекс Доу восстановился до своего преддепрессивного максимума. Май 1959 года.

Мировой ВВП Формула ВВП Формула ВВП - это денежная стоимость в местной валюте всех конечных экономических товаров и услуг, произведенных в стране во время падения на 15% за четыре года с 1929 по 1932 год. ставка в США выросла в шесть раз, достигнув ошеломляющих 22%.Экономика во всем мире остановилась, и правительства почувствовали давление с целью проведения экспансионистской фискальной политики.

Основные экономические теории

Существуют три общепринятых экономических объяснения Великой депрессии:

Общая теория

Наиболее широко распространенная теория, объясняющая Великую депрессию, заключается в том, что ответственность за изменения в экономике ложится на правительства. фискальная политика во всех экономических климатических условиях. Таким образом, они должны стремиться поддерживать устойчивый рост совокупной денежной массы и совокупного спроса на деньги в долгосрочной перспективе.Например, в период рецессии необходимо увеличить ликвидность в банковской системе и снизить налоги, чтобы предотвратить обвал денежного предложения и спроса.

В случае Великой депрессии большинство правительств либо слишком медленно отреагировали, либо вообще не отреагировали. Некоторые экономисты даже утверждали, что экономические депрессии - это хорошо, поскольку (i) они вынуждали ликвидировать неудавшиеся инвестиции и (ii) они позволяли капиталу и рабочей силе высвободиться из непродуктивных предприятий и направить их в растущие сегменты экономики.

Теория монетаризма

Теория монетаризма обвиняет банки и Федеральный резерв США в том, что они не приняли мер по защите экономики во время Великой депрессии. Поскольку денежная масса сократилась на 35%, а индекс потребительских цен упал на 33%, ФРС слишком долго не реагировала и не снизила процентные ставки, не увеличила денежную базу или не ввела ликвидность в банковскую систему вовремя.

Задержка привела к значительному падению фондовых индексов, что привело к панике инвесторов и распродаже своих ценных бумаг.В совокупности эти факторы позволили периоду интенсивной рецессии превратиться в Великую депрессию.

Кейнсианская теория

Кейнсианская теория была сформулирована британским экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом. В нем говорится, что главным приоритетом правительства является поддержание занятости на максимально высоком уровне в периоды рецессии за счет создания дефицита. В теории Кейнса также отмечалось, что правительствам необходимо увеличить расходы государственного сектора или резко снизить налоги.

Консенсус

Все три теории в целом, кажется, указывают на отсутствие реакции со стороны правительств и ведомств в острые экономические времена.Все согласны с тем, что должны были быть быстрые изменения процентных ставок, налоговых ставок и ликвидности.

Дополнительные ресурсы

Спасибо за то, что прочитали руководство CFI по Великой депрессии. Ознакомьтесь с этими дополнительными ресурсами CFI, которые помогут вам в вашей финансовой карьере:

  • Экономические показателиЭкономические показателиЭкономический показатель - это показатель, используемый для оценки, измерения и оценки общего состояния макроэкономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *