Разное

Договор номинального владения имуществом: Номинальный владелец – кто он для закона

17.12.1980

Содержание

Номинальный владелец – кто он для закона

Налоговые службы совершенствуются, поэтому у них все больше возможностей, чтобы установить, кто в действительности стоит за той или иной корпоративной структурой. Многие бенефициары готовы добровольно раскрыть свои иностранные компании в России, но в этот момент перед ними встает вопрос – кто такой номинальный владелец? 

Определение понятию «номинальный владелец» было дано отечественным законодателем не так давно законом № 140-ФЗ[i] и только для целей амнистии капиталов. Номинал определен как лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом, заключенного в соответствии с иностранным законодательством[ii].

Но это определение само нуждается в разъяснениях: например, какой вид договоров имеется в виду? Так, и трастовая декларация, и договор доверительного управления, и агентское соглашение предполагают распоряжение активами в чужом интересе. Этот вопрос недавно был задан Минфину – финансовое ведомство ушло от ответа[iii]. Не менее важен и другой вопрос: каков статус «номиналов» с точки зрения российских правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и налогового законодательства в целом?

1. Владение «через номинала» как прямое участие в иностранной компании

На первый взгляд, российский законодатель не оставляет сомнений в том, кто является прямым участником иностранной компании, признавая долей прямого участия долю непосредственно принадлежащих лицу акций компании[iv]. Само это слово означает «без промежуточного участия кого-либо»[v]. Может ли претендовать на такую непосредственность бенефициар, чье имя даже не значится в реестре акционеров, вынужденный при любых операциях с акциями или компанией полагаться на содействие другого лица?

Как ни странно, но действующее законодательство дает основания для утвердительного ответа. Так, закон № 140-ФЗ ставит знак равенства между участием декларанта в КИК через номинала и непосредственно[vi].

Но всегда следует помнить о цели принятия данного закона – дать стимул к раскрытию и репатриации активов в рамках амнистии капиталов. Ярким примером узконаправленного характера данных норм являются ст. 39 и 41 НК РФ, дополненные положениями о том, что передача имущества от номинального владельца фактическому не признается реализацией, а само имущество – доходом. Но только если такое имущество и его номинальный владелец указаны в специальной декларации[vii]. Если это формальное требование не соблюдено, бенефициар и номинал снова «распадаются» в глазах законодателя и налоговых органов на двух самостоятельных субъектов. 

Таким образом, один лишь закон № 140-ФЗ, хотя его положения крайне полезны для тех, кто готов воспользоваться льготами второго этапа амнистии, но это не выглядит достаточным основанием для того, чтобы в любом случае приравнивать участие бенефициара в КИК «через номинала» к прямому и непосредственному владению акциями.

2. «Номинал» как самостоятельная иностранная структура

Зачастую роль номинальных владельцев для российских бенефициаров выполняют профессиональные компании, позиционирующие себя как трастовые управляющие, а сама передача владения активами оформляется трастовой декларацией (иногда с оговоркой о действиях управляющего as nominee). Даже при разработке закона № 140-ФЗ, правовое управление аппарата Государственной Думы указывало, что установленная законом концепция «номинального владения» охватывает доверительную собственность (трасты), как она понимается в системе общего права[viii]. В правовой литературе высказывалось мнение, что правоотношения между бенефициаром и номиналом могут относиться среди прочего к доверительной собственности (трасту)[ix]. В иностранной практике также отмечается, что номинальное владение может принимать форму траста или иных подобных структур[x].

При этом НК РФ прямо относит трасты к иностранным структурам, которые сами по себе могут быть признаны КИК[xi]. Логично задаться вопросом: нет ли оснований для признания иностранной структурой и номинального владения?

НК РФ определяет иностранную структуру (ИС)[xii] как организационную форму, созданную в соответствии с иностранным правом без образования юридического лица, которая:

  1. Предусматривает осуществление коллективных инвестиций и (или) доверительного управления; 
  2. Вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников либо иных бенефициаров.

Сравнивая это с определением «номинального владения», упомянутым выше[xiii], можно увидеть, что как минимум два первых признака у него и ИС совпадают. Но отвечает ли номинальное владение третьему признаку: предусматривает ли оно доверительное управление активами? Если исходить из наиболее общего определения доверительного управления как совершения любых юридических и фактических действий с активами в интересах выгодоприобретателя[xiv], то следует признать, что номинальное владение отвечает всем признакам ИС. Для его учредителя (бенефициара) это будет означать необходимость [xv]:

  1. Раскрытия информации о ИС как о КИК в РФ;
  2. Составления отдельной финансовой отчетности для ИС и определения ее финансового результата;
  3. Наконец, при ряде условий возможно даже возникновение обязанности по уплате налога в РФ с «нераспределенной» прибыли такой ИС.

Подобное развитие правоприменительной практики является нежелательным, но не невозможным. В то же время (в отличие от управляющего трастом) «классический» номинал действует исключительно по указаниям бенефициара, не имеет дополнительных функций и не несет рисков по управлению активами. Даже если эти отношения оформлены трастовой декларацией, с точки зрения общего права такая структура была бы, скорее всего, признана притворным трастом (sham trust) – то есть трастом, реальной целью которого не является передача контроля над активами управляющему[xvi]. Подобные трасты признаются недействительными.

Это показывает, что номинальное владение, даже переведенное в более привычные термины трастового управления активами, все же отличается от «полноценной» структуры, сближаясь с договором поручения, который допускает совершение только определенных действий и в соответствии с обязательными указаниями доверителя[xvii]. Эти соображения потенциально могут быть использованы при попытке налоговых органов приравнять номинальное владение к ИС.

3. «Номинал» как иной вид контроля

Если первый из рассмотренных подходов оправдан только в рамках «амнистии капиталов», то второй ведет к дополнительным обязанностям для бенефициара в рамках законодательства о КИК. Но предположим, что бенефициар все же хочет раскрыть государству свой контроль над иностранной компанией, акциями которой владеет номинал. Может ли он сделать это, не признавая себя ни прямым, ни косвенным участником такой компании?

Такой способ действительно есть. Помимо прямого/косвенного участника КИК, ее контролирующим лицом может быть признан и тот, кто осуществляет контроль над компанией в своих интересах по иным основаниям: в силу участия в договоре по управлению такой компанией или иных особенностей отношений между ним, компанией и третьими лицами[xviii] (в том числе номиналами).

Соответственно, не признавая владение акциями иностранной компании «через номинала» ни прямым участием в ее капитале, ни самостоятельной ИС, налоговый резидент России тем не менее может признать себя контролирующим лицом такой компании. При этом у него не возникает ежегодной обязанности по определению финансовых результатов деятельности номинала как ИС и подачи уведомления о КИК в его отношении (подчеркну, что это не затрагивает обязанности контролирующего лица по отношению к самой иностранной компании). Однако налогоплательщику в каждом случае придется тщательно исследовать содержание договора с номиналом (если он вообще существует в письменном виде), чтобы установить правомочия последнего – ограничиваются ли они только исполнением инструкций или предоставляют номиналу определенную свободу действий, которые могут быть истолкованы налоговыми органами как признак самостоятельной КИК?

[i] Федеральный закон от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

[ii] Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

[iii] См. Письмо Минфина России от 23.04. 2018 г. N 03-04-05/27059

[iv] П.2 ст.105.2 НК РФ

[v] Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

[vi] Пп.2 п.1 ст.3 Закона №140-ФЗ и п.64 и лист Б Порядка заполнения формы специальной декларации, Приложение №2 к Закону №140-ФЗ

[vii] П.8 ст.39, п.2 ст.41 НК РФ

См. также Статья: Что изменилось для КИК в 2015 году и другие поправки Налогового кодекса (Зубков С.) («Практическая бухгалтерия», 2015, N 9)

[viii] См. «Комментарий к Федеральному закону от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Борисов А.Н.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2015)

[ix] Статья: Амнистии капиталов быть (изучаем условия добровольного декларирования активов. Комментарий к Законам от 08.06.2015 N 140-ФЗ, от 08.06.2015 N 150-ФЗ) (Бугаева Н.Г.) («Главная книга», 2015, N 15)

[x] См., например, дело Федерального Апелляционного суда Канады The Jensen Star, пар.14

[xi] Ст.11 НК РФ

[xii] Ст.11 НК РФ

[xiii] Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

[xiv] П. 2 ст. 1012 ГК РФ

[xv] Ст.25.14, 25.15 НК РФ

[xvi] Rahman v. Chase Bank [1991] JLR 10, Minwalla v. Minwalla, [2005] EWHC 2823

[xvii] П.1 ст.971, п.1 ст.973 ГК РФ

[xviii] П.6-7 ст.25.13 НК РФ

Договор номинального владения имуществом, 140 закон РФ

В связи с введением в России правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) в 2015 году возникла необходимость нормативного регулирования понятия «номинального владения» иностранной компанией, ранее отсутствовавшего в сложившемся российском правопорядке.

Дело в том, что в большинстве государств англо-саксонской правовой семьи (государств общего права) допускается «расщепление» права собственности на два составляющих: номинальное владение и бенефициарное владение. Традиционно, номинальный владелец является только формальным собственником какого-либо имущества (в том числе долей участия в капитале и акций компаний), чьи данные вносятся в правоустанавливающие документы, а бенефициарный владелец – реальным собственником, в чьих интересах и действует номинальный владелец, не претендуя на основные правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом.

Российский правопорядок, сформировавшийся на основе континентального права, не подразумевает возможность подобного «расщепления» права собственности на номинальное и бенефициарное владение. Лицо, чьи данные были внесены в правоустанавливающие документы, при любых обстоятельствах будет признано реальным собственником имущества с правовой точки зрения, вне зависимости от имеющихся договоренностей этого лица в отношении осуществления каких-либо прав (правомочий) иными лицами. Такие договоренности о номинальном владении, как в устной, так и в письменной форме, не имеют в России правовой силы.

Законодательное определение номинального владельца

Тем не менее, после того, как в России вступили в силу нормы о КИК и у российских резидентов (как физических, так и юридических лиц) появились обязанности отчитываться перед налоговыми органами РФ о владении иностранными компаниями, вопрос об определении статуса номинального владельца иностранной компании стал актуальным в отдельно взятых отраслях права.

В связи с этим российским законодателем было дано определение номинального владельца. Оно содержится в подпункте 3 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – ФЗ-140): «номинальный владелец имущества — лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом».

В свою очередь, договор номинального владения имуществом определяется как «договор, который заключен в соответствии с законодательством иностранного государства и на основании которого права собственника имущества, принадлежащего физическому лицу, передаются иному лицу, осуществляющему эти права в интересах и (или) по поручению данного физического лица».

Следует отметить, что данные законодательные определения были введены исключительно для целей «амнистии капиталов» в России, то есть добровольного декларирования физическими лицами активов (в т.ч. зарубежных), позволяющего законным образом избежать наложения штрафов за невыполнение отдельных обязанностей в отношении КИК и не уплачивать задолженность по отдельным налогам за предыдущие периоды. Соответственно, эти определения имеют достаточно узконаправленную специфику, а их создание в первую очередь было необходимо для стимулирования раскрытия физическими лицами-резидентами РФ как можно более подробной информации о владении зарубежными активами, включая информацию о номинальных владельцах.

Что характерно, форма документа, на котором основывается механизм амнистии капиталов под названием «специальная декларация», не подразумевает обязательного заполнения сведений о номинальном владельце какого-либо декларируемого имущества. Информация о них вносится в добровольном порядке по желанию декларанта, в отличие от обязательного заполнения идентифицирующей информации о КИК (наименование, адрес, регистрационный номер, и т.п.).

Номинальный владелец и договор номинального владения имуществом

Существует точка зрения, что понятие номинального владения недостаточно детализировано для целей применения правил о КИК в частности и налогового законодательства РФ в целом. В некоторых аналитических материалах говорится о том, что имеющиеся определения не содержат перечня видов договоров номинального владения, создание которого позволило бы с большей степенью точности установить, действительно ли имеет место номинальное владение акциями или долями компании в каждом отдельном случае.

Самым распространенным видом договора номинального владения долями или акциями компаний в подавляющем числе юрисдикций является трастовая декларация (упрощенный вид договора доверительного управления имуществом). Она выдается номинальным акционером бенефициарному владельцу компании и содержит условия о том, что фактическим получателем доходов от акций иностранной компании является именно физическое лицо-бенефициар. На практике крайне затруднительно представить ситуацию, в которой используется иной вид договора номинального владения акциями и долями в самых популярных безналоговых и низконалоговых юрисдикциях (Британские Виргинские острова, Белиз, Кайманы, Панама, Кипр и пр.).

Что касается договоров номинального владения иным имуществом, то здесь уже возможно некоторое разнообразие их видов и форм: это может быть договор доверительного управления имуществом (трастовый договор), агентский договор, иные виды договоров, предусмотренные законодательством иностранных государств.

Степень разработанности определения номинального владения для целей применения российского законодательства

По нашему мнению, нет необходимости в более подробной детализации понятия номинального владения в России. Дело в том, что для целей применения правил КИК, а именно для выявления факта контроля над иностранной компанией, осуществляемого российским резидентом, наибольшее значение имеет бенефициарное владение. В соответствии с п. 6 ст. 25-13 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) контролирующим лицом может быть признано лицо, осуществляющее контроль над иностранной организацией иным образом, нежели через прямое или косвенное участие в ее капитале.

Такая формулировка контроля над КИК всецело охватывает случаи, когда номинальный акционер владеет акциями или долями в пользу реального бенефициарного собственника, формально не являющимся акционером компании и не значащимся в реестре акционеров. На практике номинальным владельцем чаще всего является нерезидент РФ и при таких обстоятельствах его участие в структуре владения КИК не имеет определяющего значения для целей декларирования в РФ по правилам КИК, т.к. правила КИК накладывают обязанности именно на резидентов РФ.

Номинальными владельцами в большинстве юрисдикций могут выступать как физические, так и юридические лица, т.к. и те, и другие обладают общей гражданской правоспособностью и имеют право заключать договор номинального владения. Зачастую регистрационные агенты, оказывающие услуги по регистрации компаний в различных юрисдикциях, предоставляют также услуги номинального сервиса, т.е. предоставляют клиенту-бенефициарному владельцу номинального акционера для внесения данных о нем в реестр и обеспечения конфиденциальности бенефициарного владения.

Отдельно стоит отметить, что само понятие номинального владельца фигурирует в разделах общей части НК РФ, не посвященным КИК, для целей установления отдельных правил налогового администрирования:

  • В соответствии с пп. 8.2 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров и услуг для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • В соответствии с п. 2 ст. 41 НК РФ не признается доходом для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • Уточняющая норма п. 15 ст. 78 НК РФ содержит указание на то, что сам по себе факт указания в специальной декларации имущества и его номинального владельца не является признанием излишне уплаченной суммы налогов при передаче имущества от номинального владельца бенефициарному (если такая излишняя уплата имела место).

Вывод

В целом российский правопорядок не признает «расщепление» права собственности на номинальное и бенефициарное владение, однако для целей применения специального законодательства (амнистии капиталов, правил о КИК, определения доходов для целей налогообложения) такое «расщепление» допускается в отношении какого-либо имущества при условии заключения договора номинального владения в соответствии с законодательством иностранного государства. Номинальными владельцами могут быть как физические, так и юридические лица различных организационно-правовых форм. Как правило ими выступают нерезиденты РФ, что нивелирует необходимость раскрытия данных о номинальном владельце долей или акций иностранной компании в России, т.к. важным с точки зрения правил о КИК является именно бенефициарное владение такой иностранной компанией резидентом РФ.

Оцените эту страницу!

Законом устанавливается, что регистрация брака лиц, достигших 16 лет, производится по месту их жительства. Исключается норма, определяющая орган ЗАГС единственным органом, устанавливающим происхождение ребенка от матери. Также исключается норма, регламентирующая установление отцовства в случае, когда мать ребенка заявляет, что отцом ребенка является не ее супруг (бывший супруг). Законом уменьшается с 16 лет до 14 возраст ребенка, которому может быть разрешено органом опеки и попечительства изменить имя, а также изменить присвоенную ему фамилию на фамилию другого родителя. Устанавливается, что в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав суд обязан направить выписку из такого решения в орган ЗАГС по месту государственной регистрации рождения ребенка. Признается действительным в РФ расторжение брака между гражданами Российской Федерации, совершенное за пределами РФ. Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Интересные темы:

  • Несанкционированная торговля КоАП РФ

    Несанкционированная торговля чревата ответственностью, предусмотренной тремя нормативными документами, к которым относятся Административный, Налоговый и Уголовный…

  • Жкх142 РФ

    Информационный банк «Строительство» Содержит нормативно-технические строительные документы. В информационный банк включена полная техническая информация по…

  • Закон 32 ФЗ

    Общественная палата обеспечивает взаимодействие граждан РФ с федеральными и региональными органами государственной власти и органами…

  • Закон об охране труда РФ

    Бесплатная консультация юриста по телефону: В законодательстве Российской Федерации вопросам охраны труда посвящено несколько правовых…

Что такое Номинальный владелец имущества, Кто он

Правовой институт номинального владения имуществом применяется во многих странах мира. При номинальном владении собственником имущества признается одно лицо, а фактическим владельцем – другое лицо, в интересах которого действует номинальный владелец.

В связи с введением в России правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) в 2015 году возникла необходимость нормативного регулирования понятия «номинального владения» иностранной компанией, ранее отсутствовавшего в сложившемся российском правопорядке.

Кто такое номинальный собственник

Номинальный владелец имущества – лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица или юридического лица на основании договора номинального владения имуществом.

Федеральный закон Российской Федерации от 8 июня 2015 г. №140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (п. 1 ст. 2):

  1. договор номинального владения имуществом
    договор, который заключен в соответствии с законодательством иностранного государства и на основании которого права собственника имущества, принадлежащего физическому лицу, передаются иному лицу, осуществляющему эти права в интересах и (или) по поручению данного физического лица;
  2. номинальный владелец имущества
    лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом;
  3. фактический владелец имущества
    физическое лицо, в интересах и (или) по поручению которого номинальный владелец имущества осуществляет права собственника этого имущества на основании договора номинального владения имуществом.

Номинальное владение не характерно для российского права

Законодательно этому термину было дано определение в связи с проводимой амнистией капитала (Федеральный закон Российской Федерации от 8 июня 2015 года №140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно нормам Закона об амнистии капиталов амнистия не распространяется в случае легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем (ст. 8 Закона об амнистии капиталов).

Государство гарантирует физическому лицу в отношении сведений, указанных в декларации, а также представленных документов, что такие сведения и документы не будут использованы в качестве основания для возбуждения уголовного, административного дела или (и) возбуждения дела о налоговом правонарушении в отношении декларанта и (или) номинального владельца имущества, а также не будут использованы в качестве доказательств по уголовному, административному или налоговому делу (п. п. 3 и 4 ст. 4 Закона об амнистии капиталов).

Согласно поправкам, внесенным в Закон № 140-ФЗ Законом №88-ФЗ, использованием имущества в виде акций, долей участия и паев в уставных (складочных) капиталах российских и (или) иностранных организаций, собственником или фактическим владельцем которого на дату представления декларации является декларант, а также использованием КИК, в отношении которых декларант на дату представления декларации является контролирующим лицом, признаются, в частности, операции по приобретению и распоряжению активами указанных организаций (КИК). Об этом сказано в новой ч. 1.1 ст. 4 Закона № 140-ФЗ.

Стоит отметить, что в случае указания в декларации сведений об участии юрлица в процессе приобретения (формирования источников приобретения), использования либо распоряжения имуществом и (или) КИК, информация о которых содержится в декларации, и (или) открытия и (или) зачисления денежных средств на задекларированные счета (вклады) гарантии о неприменении уголовной и административной ответственности распространяются также на лиц, которые в соответствии с распорядительными документами указанной организации выполняли организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции.

Номинальный владелец и договор номинального владения имуществом

Существует точка зрения, что понятие номинального владения недостаточно детализировано для целей применения правил о КИК в частности и налогового законодательства РФ в целом. В некоторых аналитических материалах говорится о том, что имеющиеся определения не содержат перечня видов договоров номинального владения, создание которого позволило бы с большей степенью точности установить, действительно ли имеет место номинальное владение акциями или долями компании в каждом отдельном случае.

Самым распространенным видом договора номинального владения долями или акциями компаний в подавляющем числе юрисдикций является трастовая декларация (упрощенный вид договора доверительного управления имуществом). Она выдается номинальным акционером бенефициарному владельцу компании и содержит условия о том, что фактическим получателем доходов от акций иностранной компании является именно физическое лицо-бенефициар. На практике крайне затруднительно представить ситуацию, в которой используется иной вид договора номинального владения акциями и долями в самых популярных безналоговых и низконалоговых юрисдикциях (Британские Виргинские острова, Белиз, Кайманы, Панама, Кипр и пр.).

Что касается договоров номинального владения иным имуществом, то здесь уже возможно некоторое разнообразие их видов и форм: это может быть договор доверительного управления имуществом (трастовый договор), агентский договор, иные виды договоров, предусмотренные законодательством иностранных государств.

Степень разработанности определения номинального владения для целей применения российского законодательства

По нашему мнению, нет необходимости в более подробной детализации понятия номинального владения в России. Дело в том, что для целей применения правил КИК, а именно для выявления факта контроля над иностранной компанией, осуществляемого российским резидентом, наибольшее значение имеет бенефициарное владение. В соответствии с п. 6 ст. 25-13 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) контролирующим лицом может быть признано лицо, осуществляющее контроль над иностранной организацией иным образом, нежели через прямое или косвенное участие в ее капитале.

Такая формулировка контроля над КИК всецело охватывает случаи, когда номинальный акционер владеет акциями или долями в пользу реального бенефициарного собственника, формально не являющимся акционером компании и не значащимся в реестре акционеров. На практике номинальным владельцем чаще всего является нерезидент РФ и при таких обстоятельствах его участие в структуре владения КИК не имеет определяющего значения для целей декларирования в РФ по правилам КИК, т.к. правила КИК накладывают обязанности именно на резидентов РФ.

Номинальными владельцами в большинстве юрисдикций могут выступать как физические, так и юридические лица, т.к. и те, и другие обладают общей гражданской правоспособностью и имеют право заключать договор номинального владения. Зачастую регистрационные агенты, оказывающие услуги по регистрации компаний в различных юрисдикциях, предоставляют также услуги номинального сервиса, т.е. предоставляют клиенту-бенефициарному владельцу номинального акционера для внесения данных о нем в реестр и обеспечения конфиденциальности бенефициарного владения.

Отдельно стоит отметить, что само понятие номинального владельца фигурирует в разделах общей части НК РФ, не посвященным КИК, для целей установления отдельных правил налогового администрирования:

  • В соответствии с пп. 8.2 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров и услуг для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • В соответствии с п. 2 ст. 41 НК РФ не признается доходом для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • Уточняющая норма п. 15 ст. 78 НК РФ содержит указание на то, что сам по себе факт указания в специальной декларации имущества и его номинального владельца не является признанием излишне уплаченной суммы налогов при передаче имущества от номинального владельца бенефициарному (если такая излишняя уплата имела место).

Вывод

В целом российский правопорядок не признает «расщепление» права собственности на номинальное и бенефициарное владение, однако для целей применения специального законодательства (амнистии капиталов, правил о КИК, определения доходов для целей налогообложения) такое «расщепление» допускается в отношении какого-либо имущества при условии заключения договора номинального владения в соответствии с законодательством иностранного государства. Номинальными владельцами могут быть как физические, так и юридические лица различных организационно-правовых форм. Как правило ими выступают нерезиденты РФ, что нивелирует необходимость раскрытия данных о номинальном владельце долей или акций иностранной компании в России, т.к. важным с точки зрения правил о КИК является именно бенефициарное владение такой иностранной компанией резидентом РФ.

Поделиться с друзьями

Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Важно знать!

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!
Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

Анонимно

Профессионально

Задать вопрос юристу бесплатно

Задавайте вопрос
удобным для Вас способом

Ответим на вопрос в соц. сетях

Ответим на вопрос в мессенджерах

Ссылки по теме:

Номинальный владелец иностранной компании в российской правовой действительности

В связи с введением в России правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) в 2015 году возникла необходимость нормативного регулирования понятия «номинального владения» иностранной компанией, ранее отсутствовавшего в сложившемся российском правопорядке.

Дело в том, что в большинстве государств англо-саксонской правовой семьи (государств общего права) допускается «расщепление» права собственности на два составляющих: номинальное владение и бенефициарное владение. Традиционно, номинальный владелец является только формальным собственником какого-либо имущества (в том числе долей участия в капитале и акций компаний), чьи данные вносятся в правоустанавливающие документы, а бенефициарный владелец – реальным собственником, в чьих интересах и действует номинальный владелец, не претендуя на основные правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом.

Российский правопорядок, сформировавшийся на основе континентального права, не подразумевает возможность подобного «расщепления» права собственности на номинальное и бенефициарное владение. Лицо, чьи данные были внесены в правоустанавливающие документы, при любых обстоятельствах будет признано реальным собственником имущества с правовой точки зрения, вне зависимости от имеющихся договоренностей этого лица в отношении осуществления каких-либо прав (правомочий) иными лицами. Такие договоренности о номинальном владении, как в устной, так и в письменной форме, не имеют в России правовой силы.

Законодательное определение номинального владельца


Тем не менее, после того, как в России вступили в силу нормы о КИК и у российских резидентов (как физических, так и юридических лиц) появились обязанности отчитываться перед налоговыми органами РФ о владении иностранными компаниями, вопрос об определении статуса номинального владельца иностранной компании стал актуальным в отдельно взятых отраслях права.

В связи с этим российским законодателем было дано определение номинального владельца. Оно содержится в подпункте 3 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – ФЗ-140): «номинальный владелец имущества — лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом».

В свою очередь, договор номинального владения имуществом определяется как «договор, который заключен в соответствии с законодательством иностранного государства и на основании которого права собственника имущества, принадлежащего физическому лицу, передаются иному лицу, осуществляющему эти права в интересах и (или) по поручению данного физического лица».

Следует отметить, что данные законодательные определения были введены исключительно для целей «амнистии капиталов» в России, то есть добровольного декларирования физическими лицами активов (в т.ч. зарубежных), позволяющего законным образом избежать наложения штрафов за невыполнение отдельных обязанностей в отношении КИК и не уплачивать задолженность по отдельным налогам за предыдущие периоды. Соответственно, эти определения имеют достаточно узконаправленную специфику, а их создание в первую очередь было необходимо для стимулирования раскрытия физическими лицами-резидентами РФ как можно более подробной информации о владении зарубежными активами, включая информацию о номинальных владельцах.

Что характерно, форма документа, на котором основывается механизм амнистии капиталов под названием «специальная декларация», не подразумевает обязательного заполнения сведений о номинальном владельце какого-либо декларируемого имущества. Информация о них вносится в добровольном порядке по желанию декларанта, в отличие от обязательного заполнения идентифицирующей информации о КИК (наименование, адрес, регистрационный номер, и т.п.).

Номинальный владелец и договор номинального владения имуществом

Существует точка зрения, что понятие номинального владения недостаточно детализировано для целей применения правил о КИК в частности и налогового законодательства РФ в целом. В некоторых аналитических материалах говорится о том, что имеющиеся определения не содержат перечня видов договоров номинального владения, создание которого позволило бы с большей степенью точности установить, действительно ли имеет место номинальное владение акциями или долями компании в каждом отдельном случае.

Самым распространенным видом договора номинального владения долями или акциями компаний в подавляющем числе юрисдикций является трастовая декларация (упрощенный вид договора доверительного управления имуществом). Она выдается номинальным акционером бенефициарному владельцу компании и содержит условия о том, что фактическим получателем доходов от акций иностранной компании является именно физическое лицо-бенефициар. На практике крайне затруднительно представить ситуацию, в которой используется иной вид договора номинального владения акциями и долями в самых популярных безналоговых и низконалоговых юрисдикциях (Британские Виргинские острова, Белиз, Кайманы, Панама, Кипр и пр.).

Что касается договоров номинального владения иным имуществом, то здесь уже возможно некоторое разнообразие их видов и форм: это может быть договор доверительного управления имуществом (трастовый договор), агентский договор, иные виды договоров, предусмотренные законодательством иностранных государств.

Степень разработанности определения номинального владения для целей применения российского законодательства

По нашему мнению, нет необходимости в более подробной детализации понятия номинального владения в России. Дело в том, что для целей применения правил КИК, а именно для выявления факта контроля над иностранной компанией, осуществляемого российским резидентом, наибольшее значение имеет бенефициарное владение. В соответствии с п. 6 ст. 25-13 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) контролирующим лицом может быть признано лицо, осуществляющее контроль над иностранной организацией иным образом, нежели через прямое или косвенное участие в ее капитале.

Такая формулировка контроля над КИК всецело охватывает случаи, когда номинальный акционер владеет акциями или долями в пользу реального бенефициарного собственника, формально не являющимся акционером компании и не значащимся в реестре акционеров. На практике номинальным владельцем чаще всего является нерезидент РФ и при таких обстоятельствах его участие в структуре владения КИК не имеет определяющего значения для целей декларирования в РФ по правилам КИК, т.к. правила КИК накладывают обязанности именно на резидентов РФ.

Номинальными владельцами в большинстве юрисдикций могут выступать как физические, так и юридические лица, т.к. и те, и другие обладают общей гражданской правоспособностью и имеют право заключать договор номинального владения. Зачастую регистрационные агенты, оказывающие услуги по регистрации компаний в различных юрисдикциях, предоставляют также услуги номинального сервиса, т.е. предоставляют клиенту-бенефициарному владельцу номинального акционера для внесения данных о нем в реестр и обеспечения конфиденциальности бенефициарного владения.

Отдельно стоит отметить, что само понятие номинального владельца фигурирует в разделах общей части НК РФ, не посвященным КИК, для целей установления отдельных правил налогового администрирования:

  • В соответствии с пп. 8.2 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров и услуг для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • В соответствии с п. 2 ст. 41 НК РФ не признается доходом для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • Уточняющая норма п. 15 ст. 78 НК РФ содержит указание на то, что сам по себе факт указания в специальной декларации имущества и его номинального владельца не является признанием излишне уплаченной суммы налогов при передаче имущества от номинального владельца бенефициарному (если такая излишняя уплата имела место).

Вывод

В целом российский правопорядок не признает «расщепление» права собственности на номинальное и бенефициарное владение, однако для целей применения специального законодательства (амнистии капиталов, правил о КИК, определения доходов для целей налогообложения) такое «расщепление» допускается в отношении какого-либо имущества при условии заключения договора номинального владения в соответствии с законодательством иностранного государства. Номинальными владельцами могут быть как физические, так и юридические лица различных организационно-правовых форм. Как правило ими выступают нерезиденты РФ, что нивелирует необходимость раскрытия данных о номинальном владельце долей или акций иностранной компании в России, т.к. важным с точки зрения правил о КИК является именно бенефициарное владение такой иностранной компанией резидентом РФ.

Оцените эту страницу!

[Всего: 1 Средний: 5]

Место номинального владельца иностранной компании в российском законодательстве

Внедрение в российское законодательство правил о контролируемых иностранных компаниях оказало существенное влияние на институт номинального владения зарубежными юрлицами. В юрисдикциях, применяющих англосаксонское право, номинальный владелец является неотъемлемым атрибутом бизнеса. Именно его данные содержатся в публичных реестрах и вписываются в учредительные документы. И именно он осуществляет фактическое управление бизнесом, однако только в интересах реального бенефициара. Последний в свою очередь, получает доход, но при этом не претендует на распоряжение активами. Российское же законодательство не различает номинального и реального владельца. Обычно чьи данные, указанные в учредительных документах, тот и является владельцем иностранной компании со всеми вытекающими обязательствами.

Кто такой номинальный владелец в законах РФ

Понятие «номинальный владелец» описано в законе 140-ФЗ от 08.06.2015 года и касается только амнистии капиталов, то есть для добровольного декларирования бизнесменами своих иностранных активов. В соответствии с нормативным актом, номиналом является лицо, которое ведет деятельность в интересах реального собственника имущества на основании договора номинального владения. То есть для подтверждения номинальных отношений необходимо наличие договора между бенефициаром и номиналом. 

Под договором номинального владения имуществом в 140-ФЗ подразумевают соглашение, которое соответствует таким критериям:

  • соответствует иностранному законодательству;
  • передает право на имущество иному лицу;
  • иное лицо использует имущество в интересах реального собственника.

Однако больше нигде в законе нет определения каким именно типом договора должны закрепляться их отношения. Ведь вышеуказанным критериям соответствует и трастовая декларация, и договор доверительного управления, и агентские договора. Все подобные соглашения предусматривают управление чужим имуществом в интересах реального бенефициара. Кстати, под имуществом подразумевается не только недвижимость, а и акции, и доли в капитале компаний.

Ну и кроме этого, нужно отметить, что последний этап амнистии капиталов закончился в феврале 2020 года. И уже маловероятно, что российское правительство снова запустить подобную программу.

Нужно получить профессиональное решение по контролируемых иностранным компаниям, обращайтесь за консультацией к нашим сертифицированным юристам.

Номинальный владелец и КИК

Контроллером иностранной компании в соответствии с НК РФ признается резидент РФ, который:

  • либо владеет прямо или косвенно определенной частью ее капитала;
  • либо осуществляет контроль над ней.

В случае номинального владельца, наличие прямого или косвенного владениями акций или долями в капитале не указывает на участие в иностранной компании российского резидента. Эту роль вместо последнего выполняет иностранное юрлицо или гражданин. А значит и нет необходимости выполнять обязательства предусмотренные НК РФ по контролируемым иностранным компаниям.

Если резидент РФ не укажет в уведомлении об участии КИК, что он является контроллером указанной компании, налоговая возможно в первые годы деятельности компании и не узнает о реальном владельце. Однако получив информацию в ходе автоматического обмена или обмена по запросу за прошлые периоды, ФНС увидит реальную «картину» собственности. Тогда придется заплатить штрафы и налоги за все пропущенные периоды, что однозначно составит достаточно крупную сумму.

То же самое касается и фактического контроля над КИК – анализ данных, полученных от иностранных коллег, позволит узнать кто является реальным владельцем иностранного лица.

Траст и номинальный владелец

В иностранных юрисдикциях услуги по управлению имуществом и другими активами предоставляют профессиональные структуры – трасты. Чтобы стать их клиентом необходимо подписать трастовую декларацию, после чего они имеют право распоряжаться имуществом бенефициара в интересах последнего. Нужно, однако при этом отметить, что такие трасты обладают определенной самостоятельностью в принятии тех или иных решений. 

В классическом же понимании «номинальный владелец» представляет собой компанию, на которую оформлено имущество бенефициара, но при этом он не обладает правом самостоятельного принятия решений. Номинал выполняет устные или письменные поручения реального владельца. В иностранной практике подобные структуры носят названия притворный траст (sham trust).

Как видно, в обоих случаях, осуществляется управление имуществом бенефициара, но разные подходы. Если второй, вариант однозначно предусматривает подачу уведомлений о КИК, то ложатся ли подобные обязательства на бенефициара, если его имуществом управляет траст?

В соответствии с НК РФ, иностранная структура без образования юрлица также признается КИК, если ею управляет резидент РФ.

Критерии контроля над трастом

Чтобы получить статус контроллера КИК необходимо выполнение любого из следующих условий:

  • фактическое право на доход, получаемой от структуры;
  • право распоряжаться имуществом;
  • право на имущество такой структуры в случае ее ликвидации.

Нужно отметить, что суть функционирования траста заключается в генерации дохода реальным владельцам имущества. А это соответствует критерию права на доход, что в принципе автоматически делает всех участников траста его контроллерами. Но помимо права на доход, необходимо также контролировать организацию. Под контролем над организацией без образования юрлица (трастом) в соответствии с НК РФ п.8 ст. 25.13 подразумевают:

  • оказание определяющего влияния на решения управляющего трастом;
  • что такие решения касаются распределения полученной прибыли.

Полностью же снимает все вопросы о трасте п. 14 ст. 25.13 НК РФ в котором указано, что признание управляющего иностранного инвестиционного фонда или любой другой формы коллективных инвестиций, налоговым резидентом РФ, а также факт управления активами этим лицом не является основанием для признания фонда (траста) контролируемой компанией со всеми вытекающими последствиями.

Заключение

Номинальный владелец по законодательству РФ приравнивается реальному бенефициару, пока не будет доказано обратное. Управление иностранной компанией, осуществляемое иностранным лицом, не обязывает к выполнению обязательств предусмотренных КИК. Однако, когда ФНС узнает о реальной структуре бизнеса, тогда к резиденту России будут применены штрафы и доначисление налога. Поэтому, лучше не рисковать с номинальным владением, а уведомить налоговую о КИК и нести соответствующие обязательства.

Нужно отметить, что помимо номинальных владельцев есть большое количество законных инструментов оптимизации налогов и повышения эффективности бизнеса. Узнать о них вы сможете, обратившись к нам за консультацией. Пишите нам в онлайн-чат или на электронную почту: [email protected] Мы свяжемся с вами в кратчайшие сроки.

Кто такой номинал?

Номинал или номинальный владелец компании или другого имущества является лицом (физическим или юридическим или структурой без образования юрлица), которое управляет активами реального владельца в интересах последнего.

Траст является КИК?

Признание управляющего лица траста резидентом РФ, как и тот факт, что он осуществляет управление активами траста не дает оснований для признания траста контролируемой иностранной компанией.

Для чего используется номинальный владелец?

Номинал применяется с целью повышения конфиденциальности бизнеса и его защиты, а не для ухода от налогообложения. Тем более, что фискальные органы на сегодняшний день обладают инструментами позволяющими определить реальную структуру собственности бизнеса.

Номинальный владелец

Сегодня предлагаем вашему вниманию статью на тему: «номинальный владелец». Мы постарались в полной мере раскрыть тему и объяснить все доступным языком. Все свои вопросы вы можете задавать в комментариях к статье. Наш эксперт будет оперативно на них отвечать.

Номинальный владелец: функции и формы реализации, права и обязанности

Номинальный владелец – физическое лицо, руководящее или официально владеющее частью акций оффшорной компании, но не принимающее участия в управлении и принятии решений. Наличие такого организационного субъекта – часть системы конфиденциальности конечного выгодоприобретателя

Номинальный владелец (собственник) – это физическое лицо, осуществляющее управление предприятием в пользу третьих лиц и не принимающее непосредственного участия в процессе принятия решений. Юридически может быть собственником, учредителем и акционером компании.

Использование номинального собственника является неотъемлемой частью работы оффшорных зон, так как это позволяет скрыть реквизиты реального владельца (бенефициара) и за счет этого избежать внимания налоговых и правоохранительных органов. В качестве «номиналов» обычно выступают резиденты страны регистрации, иногда их присутствие может быть обязательным, например, в Объединенных Арабских Эмиратах или Гонконге, где в учредителях должен быть как минимум один «местный» гражданин.

Отдельно отметим, что к номинальным сервисам не относится такая передача активов как «слепой траст» − в этом случае собственник физически и юридически известен, он только передает свое право управления в компетенцию третьих лиц. Такая схема обычно применяется государственными деятелями, имеющими частный бизнес до вступления в должность. С точки зрения законодательства такие действия не могут считаться уклонением от налогов или нарушением запрета на ведение предпринимательской деятельность для государственных служащих.

Нет видео.

Видео (кликните для воспроизведения).

Следует понимать, что, несмотря на все правовые коллизии, номинальные сервисы не могут считаться однозначно криминальными. Схемы оптимизации налогов и передачи активов вполне законно используются в деловой практике не только мелкими компаниями, а и такими гигантами как, например, Microsoft или Exxon. Основные причины применения различных форм номинального владения:

В сегодняшнем бизнесе номинальные «действующие лица», например, номинальный генеральный директор – это только верхушка финансового айсберга. Юридически допускается наличие нестандартных вариантов номинального владельца. Такие услуги потребуются уже на этапе создания бизнеса – для дополнительной свободы финансовой деятельности или более корректной работы с различными группами потребителей. Для акционерных обществ логика построения «номинальных» имущественных отношений несколько иная. Существуют таких услуг.

Используется, если собственнику требуется реальная анонимность, так как даже наличие фиктивного директора не позволит скрыть имя владельца – в учредительных документах обязательно всплывет имя реального «хозяина». Номинальный учредитель – рациональное решение для бизнеса, имеющего несколько пайщиков. У любого крупного бенефициара всегда есть варианты: или искать реального надежного партнера, или обозначить в документах физическое (или юридическое) лицо, которое выполняет роль учредителя, и получает полномочия (чаще всего – весьма ограниченные), зафиксированные в специальном (трастовом) договоре.

Форма номинального держателя акций («каждый акционер немножко директор») обычно используется исключительно для обеспечения конфиденциальности, гораздо реже − для получения возможности финансового маневра при работе с оффшорами. Например, если номинальный акционер − гражданин страны-оффшора − получает контрольный пакет акций, то этот факт становится для основного бизнеса «пропуском» в другую страну, а возможная непредвиденная «инициатива» такого акционера пресекается жесткими условиями генеральной доверенности.

Необходим для ведения оффшорного бизнеса. Теоретически – это право управления денежными средствами бенефициара, а на практике – право просто открыть в оффшорном банке на имя «местного» партнера.

Базовые документы деятельности номинального владельца (директора)
  • генеральная доверенность: определяет ответственность и право управления бизнесом. Срок действия, как правило, не менее 1 год. Составляется на имя номинального владельца, легализация документа обычно реализуется методом апостиля. Доверенность дает право на ведение дел от имени основного юридического лица, право на проведение банковских операции – в зависимости от конкретной ситуации.
  • отказное письмо: собственноручно написанное заявление об увольнении с «пустой датой», которое номинальные «сотрудники» составляют в момент принятия на должность. Такой документ дает владельцу право реализовать свои генеральные полномочия в экстренных ситуациях (до истечения срока действия генеральной доверенности).
  • трастовая декларация: произвольная форма «договора о намерениях», регулирующего предстоящее сотрудничество. Выполняет жесткое разграничение прав/обязанностей фиктивного (номинального) директора и основного владельца компании.

Основой задачей контролирующих органов по отношению к номинальным владельцам есть установка фиктивного характера их деятельности и прямой связи с бенефициарами, которые могут работать в той же компании на основании генеральной доверенности или трудового контракта.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

При правильном подходе к составлению учредительных и прочих документов факт номинальной деятельности установить достаточно сложно. Поэтому широкое распространение получили косвенные методы проверки, позволяющие собрать достаточно информации для начала следственных действий и официальных запросов. На официальном уровне подобные действия часто отрицаются, но фактически они используются правоохранительными и налоговыми органами всех стран, включая Российскую Федерацию, Германию и США.

В качестве примера можно привести такой косвенный метод проверки как подтверждение факта личного общения актуального директора (или топ-менеждера) с фактическим учредителем. Дело в том, что многие сервисы по работе с оффшорными зонами имеют пакет уже зарегистрированных компаний с полым набором документов и доверенностей, уже с реальными с подписями номинальных владельцев, акционеров, директоров и других должностных лиц. Появляется возможность произвести передачу управления без выезда непосредственно к месту регистрации и если новый управляющий не сможет доказать факт личного общения (пересечение таможенной границы или приезд учредителя) или обмена документами − это и будет прямым доказательством факта скрытого владения.

Номинальный владелец имущества – лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица или юридического лица на основании договора номинального владения имуществом.

Правовой институт номинального владения имуществом применяется во многих странах мира. При номинальном владении собственником имущества признается одно лицо, а фактическим владельцем – другое лицо, в интересах которого действует номинальный владелец.

Федеральный закон Российской Федерации от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (п. 1 ст. 2):

  1. договор номинального владения имуществом — договор, который заключен в соответствии с законодательством иностранного государства и на основании которого права собственника имущества, принадлежащего физическому лицу, передаются иному лицу, осуществляющему эти права в интересах и (или) по поручению данного физического лица;
  2. номинальный владелец имущества — лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом;
  3. фактический владелец имущества — физическое лицо, в интересах и (или) по поручению которого номинальный владелец имущества осуществляет права собственника этого имущества на основании договора номинального владения имуществом.
Номинальное владение не характерно для российского права

Законодательно этому термину было дано определение в связи с проводимой амнистией капитала (Федеральный закон Российской Федерации от 8 июня 2015 года №140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно нормам Закона об амнистии капиталов амнистия не распространяется в случае легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем (ст. 8 Закона об амнистии капиталов).

Государство гарантирует физическому лицу в отношении сведений, указанных в декларации, а также представленных документов, что такие сведения и документы не будут использованы в качестве основания для возбуждения уголовного, административного дела или (и) возбуждения дела о налоговом правонарушении в отношении декларанта и (или) номинального владельца имущества, а также не будут использованы в качестве доказательств по уголовному, административному или налоговому делу (п. п. 3 и 4 ст. 4 Закона об амнистии капиталов).

Согласно поправкам, внесенным в Закон № 140-ФЗ Законом N 88-ФЗ, использованием имущества в виде акций, долей участия и паев в уставных (складочных) капиталах российских и (или) иностранных организаций, собственником или фактическим владельцем которого на дату представления декларации является декларант, а также использованием КИК, в отношении которых декларант на дату представления декларации является контролирующим лицом, признаются, в частности, операции по приобретению и распоряжению активами указанных организаций (КИК). Об этом сказано в новой ч. 1.1 ст. 4 Закона № 140-ФЗ.

Стоит отметить, что в случае указания в декларации сведений об участии юрлица в процессе приобретения (формирования источников приобретения), использования либо распоряжения имуществом и (или) КИК, информация о которых содержится в декларации, и (или) открытия и (или) зачисления денежных средств на задекларированные счета (вклады) гарантии о неприменении уголовной и административной ответственности распространяются также на лиц, которые в соответствии с распорядительными документами указанной организации выполняли организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции.

Налоговые службы совершенствуются, поэтому у них все больше возможностей, чтобы установить, кто в действительности стоит за той или иной корпоративной структурой. Многие бенефициары готовы добровольно раскрыть свои иностранные компании в России, но в этот момент перед ними встает вопрос – кто такой номинальный владелец?

Определение понятию «номинальный владелец» было дано отечественным законодателем не так давно законом № 140-ФЗ[i] и только для целей амнистии капиталов. Номинал определен как лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом, заключенного в соответствии с иностранным законодательством[ii].

Но это определение само нуждается в разъяснениях: например, какой вид договоров имеется в виду? Так, и трастовая декларация, и договор доверительного управления, и агентское соглашение предполагают распоряжение активами в чужом интересе. Этот вопрос недавно был задан Минфину – финансовое ведомство ушло от ответа[iii]. Не менее важен и другой вопрос: каков статус «номиналов» с точки зрения российских правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и налогового законодательства в целом?

1. Владение «через номинала» как прямое участие в иностранной компании

На первый взгляд, российский законодатель не оставляет сомнений в том, кто является прямым участником иностранной компании, признавая долей прямого участия долю непосредственно принадлежащих лицу акций компании[iv]. Само это слово означает «без промежуточного участия кого-либо»[v]. Может ли претендовать на такую непосредственность бенефициар, чье имя даже не значится в реестре акционеров, вынужденный при любых операциях с акциями или компанией полагаться на содействие другого лица?

Как ни странно, но действующее законодательство дает основания для утвердительного ответа. Так, закон № 140-ФЗ ставит знак равенства между участием декларанта в КИК через номинала и непосредственно[vi].

Но всегда следует помнить о цели принятия данного закона – дать стимул к раскрытию и репатриации активов в рамках амнистии капиталов. Ярким примером узконаправленного характера данных норм являются ст. 39 и 41 НК РФ, дополненные положениями о том, что передача имущества от номинального владельца фактическому не признается реализацией, а само имущество – доходом. Но только если такое имущество и его номинальный владелец указаны в специальной декларации[vii]. Если это формальное требование не соблюдено, бенефициар и номинал снова «распадаются» в глазах законодателя и налоговых органов на двух самостоятельных субъектов.

Таким образом, один лишь закон № 140-ФЗ, хотя его положения крайне полезны для тех, кто готов воспользоваться льготами второго этапа амнистии, но это не выглядит достаточным основанием для того, чтобы в любом случае приравнивать участие бенефициара в КИК «через номинала» к прямому и непосредственному владению акциями.

2. «Номинал» как самостоятельная иностранная структура

Зачастую роль номинальных владельцев для российских бенефициаров выполняют профессиональные компании, позиционирующие себя как трастовые управляющие, а сама передача владения активами оформляется трастовой декларацией (иногда с оговоркой о действиях управляющего as nominee). Даже при разработке закона № 140-ФЗ, правовое управление аппарата Государственной Думы указывало, что установленная законом концепция «номинального владения» охватывает доверительную собственность (трасты), как она понимается в системе общего права[viii]. В правовой литературе высказывалось мнение, что правоотношения между бенефициаром и номиналом могут относиться среди прочего к доверительной собственности (трасту)[ix]. В иностранной практике также отмечается, что номинальное владение может принимать форму траста или иных подобных структур[x].

При этом НК РФ прямо относит трасты к иностранным структурам, которые сами по себе могут быть признаны КИК[xi]. Логично задаться вопросом: нет ли оснований для признания иностранной структурой и номинального владения?

НК РФ определяет иностранную структуру (ИС)[xii] как организационную форму, созданную в соответствии с иностранным правом без образования юридического лица, которая:

  1. Предусматривает осуществление коллективных инвестиций и (или) доверительного управления;
  2. Вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников либо иных бенефициаров.

Сравнивая это с определением «номинального владения», упомянутым выше[xiii], можно увидеть, что как минимум два первых признака у него и ИС совпадают. Но отвечает ли номинальное владение третьему признаку: предусматривает ли оно доверительное управление активами? Если исходить из наиболее общего определения доверительного управления как совершения любых юридических и фактических действий с активами в интересах выгодоприобретателя[xiv], то следует признать, что номинальное владение отвечает всем признакам ИС. Для его учредителя (бенефициара) это будет означать необходимость [xv]:

  1. Раскрытия информации о ИС как о КИК в РФ;
  2. Составления отдельной финансовой отчетности для ИС и определения ее финансового результата;
  3. Наконец, при ряде условий возможно даже возникновение обязанности по уплате налога в РФ с «нераспределенной» прибыли такой ИС.

Подобное развитие правоприменительной практики является нежелательным, но не невозможным. В то же время (в отличие от управляющего трастом) «классический» номинал действует исключительно по указаниям бенефициара, не имеет дополнительных функций и не несет рисков по управлению активами. Даже если эти отношения оформлены трастовой декларацией, с точки зрения общего права такая структура была бы, скорее всего, признана притворным трастом (sham trust) – то есть трастом, реальной целью которого не является передача контроля над активами управляющему[xvi]. Подобные трасты признаются недействительными.

Это показывает, что номинальное владение, даже переведенное в более привычные термины трастового управления активами, все же отличается от «полноценной» структуры, сближаясь с договором поручения, который допускает совершение только определенных действий и в соответствии с обязательными указаниями доверителя[xvii]. Эти соображения потенциально могут быть использованы при попытке налоговых органов приравнять номинальное владение к ИС.

Если первый из рассмотренных подходов оправдан только в рамках «амнистии капиталов», то второй ведет к дополнительным обязанностям для бенефициара в рамках законодательства о КИК. Но предположим, что бенефициар все же хочет раскрыть государству свой контроль над иностранной компанией, акциями которой владеет номинал. Может ли он сделать это, не признавая себя ни прямым, ни косвенным участником такой компании?

Такой способ действительно есть. Помимо прямого/косвенного участника КИК, ее контролирующим лицом может быть признан и тот, кто осуществляет контроль над компанией в своих интересах по иным основаниям: в силу участия в договоре по управлению такой компанией или иных особенностей отношений между ним, компанией и третьими лицами[xviii] (в том числе номиналами).

Соответственно, не признавая владение акциями иностранной компании «через номинала» ни прямым участием в ее капитале, ни самостоятельной ИС, налоговый резидент России тем не менее может признать себя контролирующим лицом такой компании. При этом у него не возникает ежегодной обязанности по определению финансовых результатов деятельности номинала как ИС и подачи уведомления о КИК в его отношении (подчеркну, что это не затрагивает обязанности контролирующего лица по отношению к самой иностранной компании). Однако налогоплательщику в каждом случае придется тщательно исследовать содержание договора с номиналом (если он вообще существует в письменном виде), чтобы установить правомочия последнего – ограничиваются ли они только исполнением инструкций или предоставляют номиналу определенную свободу действий, которые могут быть истолкованы налоговыми органами как признак самостоятельной КИК?

[i] Федеральный закон от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

[ii] Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

[iii] См. Письмо Минфина России от 23.04. 2018 г. N 03-04-05/27059

[iv] П.2 ст.105.2 НК РФ

[v] Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

[vi] Пп.2 п.1 ст.3 Закона №140-ФЗ и п.64 и лист Б Порядка заполнения формы специальной декларации, Приложение №2 к Закону №140-ФЗ

[vii] П.8 ст.39, п.2 ст.41 НК РФ

См. также Статья: Что изменилось для КИК в 2015 году и другие поправки Налогового кодекса (Зубков С.) («Практическая бухгалтерия», 2015, N 9)

[viii] См. «Комментарий к Федеральному закону от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Борисов А.Н.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2015)

[ix] Статья: Амнистии капиталов быть (изучаем условия добровольного декларирования активов. Комментарий к Законам от 08.06.2015 N 140-ФЗ, от 08.06.2015 N 150-ФЗ) (Бугаева Н.Г.) («Главная книга», 2015, N 15)

[x] См., например, дело Федерального Апелляционного суда Канады The Jensen Star, пар.14

[xiii] Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

[xiv] П. 2 ст. 1012 ГК РФ

[xv] Ст.25.14, 25.15 НК РФ

[xvi] Rahman v. Chase Bank [1991] JLR 10, Minwalla v. Minwalla, [2005] EWHC 2823

Номинальный владелец иностранной компании в российской правовой действительности

В связи с введением в России правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) в 2015 году возникла необходимость нормативного регулирования понятия «номинального владения» иностранной компанией, ранее отсутствовавшего в сложившемся российском правопорядке.

Дело в том, что в большинстве государств англо-саксонской правовой семьи (государств общего права) допускается «расщепление» права собственности на два составляющих: номинальное владение и бенефициарное владение. Традиционно, номинальный владелец является только формальным собственником какого-либо имущества (в том числе долей участия в капитале и акций компаний), чьи данные вносятся в правоустанавливающие документы, а бенефициарный владелец – реальным собственником, в чьих интересах и действует номинальный владелец, не претендуя на основные правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом.

Российский правопорядок, сформировавшийся на основе континентального права, не подразумевает возможность подобного «расщепления» права собственности на номинальное и бенефициарное владение. Лицо, чьи данные были внесены в правоустанавливающие документы, при любых обстоятельствах будет признано реальным собственником имущества с правовой точки зрения, вне зависимости от имеющихся договоренностей этого лица в отношении осуществления каких-либо прав (правомочий) иными лицами. Такие договоренности о номинальном владении, как в устной, так и в письменной форме, не имеют в России правовой силы.

Законодательное определение номинального владельца


Тем не менее, после того, как в России вступили в силу нормы о КИК и у российских резидентов (как физических, так и юридических лиц) появились обязанности отчитываться перед налоговыми органами РФ о владении иностранными компаниями, вопрос об определении статуса номинального владельца иностранной компании стал актуальным в отдельно взятых отраслях права.

В связи с этим российским законодателем было дано определение номинального владельца. Оно содержится в подпункте 3 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – ФЗ-140): «номинальный владелец имущества – лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом».

В свою очередь, договор номинального владения имуществом определяется как «договор, который заключен в соответствии с законодательством иностранного государства и на основании которого права собственника имущества, принадлежащего физическому лицу, передаются иному лицу, осуществляющему эти права в интересах и (или) по поручению данного физического лица».

Следует отметить, что данные законодательные определения были введены исключительно для целей «амнистии капиталов» в России, то есть добровольного декларирования физическими лицами активов (в т.ч. зарубежных), позволяющего законным образом избежать наложения штрафов за невыполнение отдельных обязанностей в отношении КИК и не уплачивать задолженность по отдельным налогам за предыдущие периоды. Соответственно, эти определения имеют достаточно узконаправленную специфику, а их создание в первую очередь было необходимо для стимулирования раскрытия физическими лицами-резидентами РФ как можно более подробной информации о владении зарубежными активами, включая информацию о номинальных владельцах.

Что характерно, форма документа, на котором основывается механизм амнистии капиталов под названием «специальная декларация», не подразумевает обязательного заполнения сведений о номинальном владельце какого-либо декларируемого имущества. Информация о них вносится в добровольном порядке по желанию декларанта, в отличие от обязательного заполнения идентифицирующей информации о КИК (наименование, адрес, регистрационный номер, и т.п.).

Номинальный владелец и договор номинального владения имуществом

Существует точка зрения, что понятие номинального владения недостаточно детализировано для целей применения правил о КИК в частности и налогового законодательства РФ в целом. В некоторых аналитических материалах говорится о том, что имеющиеся определения не содержат перечня видов договоров номинального владения, создание которого позволило бы с большей степенью точности установить, действительно ли имеет место номинальное владение акциями или долями компании в каждом отдельном случае.

Самым распространенным видом договора номинального владения долями или акциями компаний в подавляющем числе юрисдикций является трастовая декларация (упрощенный вид договора доверительного управления имуществом). Она выдается номинальным акционером бенефициарному владельцу компании и содержит условия о том, что фактическим получателем доходов от акций иностранной компании является именно физическое лицо-бенефициар. На практике крайне затруднительно представить ситуацию, в которой используется иной вид договора номинального владения акциями и долями в самых популярных безналоговых и низконалоговых юрисдикциях (Британские Виргинские острова, Белиз, Кайманы, Панама, Кипр и пр.).

Что касается договоров номинального владения иным имуществом, то здесь уже возможно некоторое разнообразие их видов и форм: это может быть договор доверительного управления имуществом (трастовый договор), агентский договор, иные виды договоров, предусмотренные законодательством иностранных государств.

Степень разработанности определения номинального владения для целей применения российского законодательства

По нашему мнению, нет необходимости в более подробной детализации понятия номинального владения в России. Дело в том, что для целей применения правил КИК, а именно для выявления факта контроля над иностранной компанией, осуществляемого российским резидентом, наибольшее значение имеет бенефициарное владение. В соответствии с п. 6 ст. 25-13 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) контролирующим лицом может быть признано лицо, осуществляющее контроль над иностранной организацией иным образом, нежели через прямое или косвенное участие в ее капитале.

Такая формулировка контроля над КИК всецело охватывает случаи, когда номинальный акционер владеет акциями или долями в пользу реального бенефициарного собственника, формально не являющимся акционером компании и не значащимся в реестре акционеров. На практике номинальным владельцем чаще всего является нерезидент РФ и при таких обстоятельствах его участие в структуре владения КИК не имеет определяющего значения для целей декларирования в РФ по правилам КИК, т.к. правила КИК накладывают обязанности именно на резидентов РФ.

Номинальными владельцами в большинстве юрисдикций могут выступать как физические, так и юридические лица, т.к. и те, и другие обладают общей гражданской правоспособностью и имеют право заключать договор номинального владения. Зачастую регистрационные агенты, оказывающие услуги по регистрации компаний в различных юрисдикциях, предоставляют также услуги номинального сервиса, т.е. предоставляют клиенту-бенефициарному владельцу номинального акционера для внесения данных о нем в реестр и обеспечения конфиденциальности бенефициарного владения.

Отдельно стоит отметить, что само понятие номинального владельца фигурирует в разделах общей части НК РФ, не посвященным КИК, для целей установления отдельных правил налогового администрирования:

  • В соответствии с пп. 8.2 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров и услуг для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • В соответствии с п. 2 ст. 41 НК РФ не признается доходом для целей налогообложения передача имущества от номинального владельца бенефициарному, если такое имущество и его номинальный владелец были указаны в специальной декларации.
  • Уточняющая норма п. 15 ст. 78 НК РФ содержит указание на то, что сам по себе факт указания в специальной декларации имущества и его номинального владельца не является признанием излишне уплаченной суммы налогов при передаче имущества от номинального владельца бенефициарному (если такая излишняя уплата имела место).

В целом российский правопорядок не признает «расщепление» права собственности на номинальное и бенефициарное владение, однако для целей применения специального законодательства (амнистии капиталов, правил о КИК, определения доходов для целей налогообложения) такое «расщепление» допускается в отношении какого-либо имущества при условии заключения договора номинального владения в соответствии с законодательством иностранного государства. Номинальными владельцами могут быть как физические, так и юридические лица различных организационно-правовых форм. Как правило ими выступают нерезиденты РФ, что нивелирует необходимость раскрытия данных о номинальном владельце долей или акций иностранной компании в России, т.к. важным с точки зрения правил о КИК является именно бенефициарное владение такой иностранной компанией резидентом РФ.

Доверительная собственность (или траст — от англ. trust — доверие) в общем праве — это система отношений, при которой имущество, первоначально принадлежащее учредителю, передается в распоряжение доверительного собственника (управляющего или попечителя), но доход с него получают выгодоприобретатели (бенефициары). Учредитель (который может одновременно быть и выгодоприобретателем и/или управляющим) в рамках специального соглашения передает принадлежащие ему ценности под контроль попечителя, который обязан совершать с ними операции, приносящие выгодоприобретателям максимальную прибыль или соответствующие другим инструкциям учредителя. [1]

Особенность траста как иной формы держания собственности в том, что имущество траста не принадлежит ни учредителю (он теряет право собственности на него с момента передачи имущества управляющему), ни управляющему (он только управляет этим имуществом и является формальным держателем титула на имущество), ни бенефициарам до даты прекращения траста. Можно сказать, что траст — это самостоятельный собственник, неразрывно связанный с его создателем (учредителем траста) и выгодоприобретателями. [2]

В ряде стран, в том числе в России, доверительная собственность не имеет обособленности. Передавая своё имущество в доверительное управление человек не отчуждает его и не учреждает траст, а лишь становится доверителем. Имущество в доверительном управлении не считается выбывшим из собственности доверителя — например, оно может участвовать в погашении его обязательств.

Услуги попечителя оплачиваются выгодоприобретателями или учредителем траста, обычно в виде процента от полученной прибыли.

Объектом попечения может быть любое имущество, как движимое, так и недвижимое. Объекты интеллектуальной собственности также могут передаваться в траст. Исключается из этих отношений лишь имущество, прямо запрещаемое законодательством страны учреждения траста.

Учредитель вправе передать своё имущество как при жизни (прижизненный траст), так и предусмотреть такую передачу после своей смерти (завещательный траст). Попечитель несёт ответственность за выполнение условий трастового соглашения и, как правило, получает широкие полномочия по управлению имуществом учредителя, но также может получить особые инструкции по распределению трастового дохода и капитала между выгодоприобретателями при наступлении некоторых заведомо предусмотренных учредителем условий, в том числе условия прекращения траста и распределения из него имущества бенефициарам. Такие условия, как правило, включаются учредителем в так называемое письмо-пожелание (англ. letter of wishes ), адресуемое попечителю. Учредитель также вправе предусмотреть условия замены попечителя, оговорить вопрос о передаче этого права другому лицу и т. п.

Доверительная собственность может применяться для достижения следующих целей:

История трастов Английского общего права уходит к временам Крестовых походов, когда рыцари, уходившие освобождать Иерусалим от неверных, оставляли своё имущество в руках доверенных родственников или других преданных попечителей, чтобы те управляли им на благо жены и детей рыцарей.

Позднее, в средние века, перевод имущества в трасты стал применяться для защиты имущества знати от посягательств на него королей и кредиторов учредителей траста — управляющими траста назначалась церковь, а церковное имущество не подлежало конфискации (церковь подчинялась клерикальному праву, а не цивильному (общегражданскому) в отличие от имущества самих рыцарей и феодалов). Впоследствии церковь стала оказывать подобные услуги в качестве управляющего трастом самостоятельно, выгодно используя ту же защиту от конфискации церковного имущества в интересах учредителя траста. Но многие трасты по возвращении рыцарей из походов отказывались вернуть переданное в траст имущество, чаще всего объясняя, что имело место дарение. Тогда король поручил лорд-канцлеру рассматривать такие споры по совести, а не писаному праву, что и породило возникновение права справедливости [3] . Именно поэтому трастовое право в подавляющем большинстве стран, входящих в Британское Содружество, состоит именно из английских прецедентов, получивших развитие при взаимодействии правовых систем метрополии и её бывших колоний.

Позже, в 16 веке, передача имущества бенефициарам через траст стала использоваться как альтернатива завещанию и как средство против налога на наследство.

Таким образом, английские юристы не только разработали, но и усовершенствовали форму владения имуществом, в котором оно принадлежит трасту, но контролируется прежним владельцем. Фредерик Уильям Мейтленд, английский историк права, высказался что «идея трастового фонда, который превращается (инвестируется) сегодня в землю, потом в валюту, потом в акции, потом в облигации, кажется одной из примечательных идей английской юриспруденции». [4]

Преимущества и недостатки доверительного управления инвестициями

Если ограничиться только фондовым рынком, то попечитель выполняет ту же функцию, что и управляющий паевого инвестиционного фонда (ПИФа) — покупает/продаёт ценные бумаги и делает это таким образом, чтобы получить от них инвестиционный доход. Однако, у доверительного управления другое законодательное регулирование, нежели у ПИФов. Попечитель не обязан часть средств держать в ценных бумагах, можно использовать фьючерсы и опционы . Когда цены снижаются, есть возможность продать все ценные бумаги и переждать падение. Так же нет требований к диверсификации портфеля. Попечитель не может использовать маржинальную торговлю (в том числе играть на падении цены), поскольку это требует займа денег или ценных бумаг у брокера. Эти операции так же запрещены для ПИФов, так как существенно повышают риски потерь.

Потенциально, доверительное управление может быть выгоднее, чем ПИФ, но отсутствие требований к диверсификации и слишком сильное влияние «человеческого фактора» делает его более рискованным.

Общение с попечителем позволяет точнее и оперативнее выполнять пожелания доверителя, в то время, как ПИФы ограничены в своих действиях инвестиционной декларацией и вообще не обязаны выполнять пожелания клиентов.

Важный плюс — скорость ввода-вывода средств. В ПИФе, особенно в интервальном или закрытом, быстро купить или продать инвестиционный пай может оказаться трудно. В доверительном управлении управляющий покупает/продаёт акции по текущей цене и может обеспечить максимально быстрое движение средств.

Доверительное управление может предполагать возможность инвестирования финансовых активов не только в ценные бумаги, но также в валюты разных стран.

Брокерские компании публикуют данные о том, что число клиентов, передавших свои активы в доверительное управление, ежегодно увеличивается на 30-40 %. Профессиональные спекулянты, торгующие для клиента, зарабатывают по 5-10 % в месяц, или почти 60-120 % чистого дохода в год. При этом входной порог для инвестора составляет 50-100 тыс. долларов. [5] Компании стали предлагать специализированные виды счетов, которые технически значительно упрощают процедуру как передачи средств в управление, так и возврат средств (см. ПАММ-счёт).

Однако нужно чётко понимать разницу, между конвертацией средств доверителя в ту или иную валюту (законодательно вполне допустимая операция и для её проведения достаточно иметь мультивалютный счёт в банке) и маржинальной торговлей на Форексе, при которой доверенные средства используются в качестве залога для получения кредита от брокера, но попечителю законодательно запрещены любые залоговые операции с доверенным ему имуществом.

Передача средств в доверительное управление Форекс-компаниям или частным трейдерам вообще противоречит российскому законодательству, так как зачастую ни компании, ни трейдеры не имеют лицензий на право осуществлять доверительное управление. Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 1013 не допускает доверительного управления исключительно денежными средствами, кроме законодательно предусмотренных случаев. По состоянию на 2010 год право управления денежными средствами имеют ПИФы и банки, имеющие соответствующие лицензии. При этом они не могут привлекать какие-либо кредиты под залог имущества, находящегося в управлении, в том числе с использованием механизмов маржинальной торговли.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Кодекс также предусматривает, что сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего (ст. 1012 ГК РФ). При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом. Кроме того, доверительный управляющий несёт ответственность перед доверителем в полном объёме причинённых убытков. Предлагаемые на Форексе варианты счетов и договоров обычно нарушают эти нормы Гражданского Кодекса, что в спорных ситуациях не позволяет использовать юридическую защиту.

Автор статьи: Василий Панасейко

Позвольте представиться. Меня зовут Василий. Я уже более 15 лет являюсь частным предпринимателем. Я считаю, что в настоящее время являюсь профессионалом в своей области и хочу помочь всем посетителям сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в удобном виде всю требуемую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

✔ Обо мне ✉ Обратная связь Оцените статью: Оценка 4.6 проголосовавших: 8

Договор поручения на управление акциями

ДОГОВОР ПОРУЧЕНИЯ

на управление акциями

г.

«» 2021 г.

в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Фонд», с одной стороны, и в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Доверенное лицо», с другой стороны, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор, в дальнейшем «Договор», о нижеследующем:

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

Фонд поручает, а Доверенное лицо принимает на себя обязательство от имени Фонда совершать в связи с управлением находящимися во временном владении Фонда акциями акционерных обществ, согласно приложению к настоящему договору, являющемуся составной и неотъемлемой его частью, следующие юридические действия:

1.1. Осуществлять полномочия Фонда в совете директоров акционерных обществ, указанных в приложении, до общего собрания акционеров.

1.2. Осуществлять полномочия Фонда на общих собраниях акционеров и в органах управления акционерных обществ в пределах находящейся во владении Фонда доли в их уставном капитале акционерных обществ.

1.3. Обеспечить получение и перечисление в бюджет дивидендов по акциям, находящимся во владении Фонда.

1.4. Продавать с предварительного письменного согласия Фонда пакеты акций акционерных обществ.

1.5. Представлять интересы Фонда во всех учреждениях и организациях в связи с исполнением настоящего договора, в том числе в арбитражном и третейском суде.

2. ОБЯЗАННОСТИ ФОНДА

2.1. Фонд принимает на себя обязанности выдавать Доверенному лицу доверенности на совершение от имени Фонда юридических действий, предусматриваемых настоящим договором и передавать Доверенному лицу документы, необходимые для исполнения настоящего договора.

3. ОБЯЗАННОСТИ ДОВЕРЕННОГО ЛИЦА

3.1. Доверенное лицо принимает на себя следующие обязанности:

3.1.1. Обеспечить совершение всех юридических действий, предусмотренных настоящим договором, своими силами с соблюдением действующего законодательства.

3.1.2. Ежеквартально представлять Фонду финансовый отчет с пояснениями и приложениями соответствующей финансовой документации, характеризующей хозяйственную деятельность акционерных обществ, включая Баланс и отчет о финансовых результатах. Представлять отчеты по итогам финансового года по установленной форме. Сообщать по требованию Фонда все сведения о ходе выполнения поручений.

3.1.3. Представлять отчет с приложением соответствующих документов при исполнении поручения по п.1.4.

3.1.4. При исполнении поручения по п.1.4. при продаже акций предварительно проводить анализ рыночной конъюнктуры ценных бумаг.

3.1.5. Обеспечить конфиденциальность сведений, получаемых в связи с исполнением поручений по настоящему договору.

3.1.6. Возмещать Фонду убытки, включая уплаченные штрафы, неустойки, пени, причиненные ненадлежащим выполнением поручений, а также убытки, причиненные прекращением договора, если Доверенное лицо отказалось от договора, при условии, когда Российский фонд лишен возможности иначе обеспечить свои интересы.

3.1.7. Нести непосредственную имущественную и иную предусмотренную законом ответственность перед третьим лицом за убытки, причиненные при выполнении настоящего договора.

4. ПОРЯДОК ВЗАИМОРАСЧЕТОВ СТОРОН ПО НАСТОЯЩЕМУ ДОГОВОРУ

4.1. Доверенное лицо возмещает свои расходы по управлению переданными пакетами акций, включая вознаграждение исполнителям, в виде оплаты непосредственно акционерным обществом работы его представителей в совете директоров и других органах управления акционерных обществ.

4.2. При продаже акций в соответствии с п.1.4 настоящего договора Доверенное лицо возмещает свои издержки, включая вознаграждение исполнителям из расчета процента от денежной выручки, полученной от продажи акций.

4.3. Средства от продажи акций по настоящему договору Доверенное лицо перечисляет в течение банковских дней Фонду за вычетом издержек и вознаграждения в размере, предусмотренном п.4.2 настоящего договора.

4.4. Дивиденды, получаемые Доверенным лицом по привилегированным акциям типа Б и обыкновенным акциям перечисляются в федеральный бюджет в течение дней с момента объявления дивидендов за вычетом банковских расходов.

5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

5.1. Настоящий договор заключается на срок владения Фондом акциями акционерных обществ, указанных в Приложении к настоящему договору.

5.2. Фонд сохраняет за собой право самостоятельной продажи пакета или части пакета акций, переданных в управление Доверенному лицу, известив последнего о принятом решении не позже, чем за дней до предстоящей продажи.

5.3. Каждая из сторон вправе отказаться от настоящего договора за , предварительно известив другую сторону в письменной форме.

5.4. Споры, возникающие при исполнении настоящего договора, разрешаются в порядке, установленном законом.

5.5. Настоящий договор составлен в экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу.

6. ЮРИДИЧЕСКИЕ АДРЕСА И БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

ФондЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК:

Доверенное лицоЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК:

7. ПОДПИСИ СТОРОН

Фонд _________________

Доверенное лицо _________________

Что такое номинальное соглашение? (с иллюстрациями)

Номинальное соглашение — это документ, в котором одно лицо соглашается действовать от имени другого лица в определенных вопросах, обычно связанных с правовой системой. Часто эти вопросы связаны с недвижимостью, но этот термин можно применить и к другим ситуациям. В некотором смысле номинальное соглашение очень похоже на доверенность, но может быть более широким по своему объему или более открытым. Кандидат может получать плату за услуги или может согласиться вести дела другого из милосердия.

Как и все контракты, номинальные соглашения требуют нескольких разных вещей.Первое, что требует договор, — это оферта и акцепт двумя отдельными сторонами. Соглашение также должно быть выполнено и подписано компетентными сторонами, то есть теми, кто не является несовершеннолетним в их юрисдикции, не имеет подтвержденного психического заболевания или находится под воздействием какого-либо вещества, которое может повлиять на суждение.

Все параметры, необходимые для выполнения поставленных задач, должны быть определены в номинальном соглашении.Он предоставит номинанту явные полномочия на выполнение определенных действий. Он также может конкретно устанавливать ограничения, определяющие, насколько далеко кандидат может зайти в ведении бизнеса от имени другой стороны. Оплата номинанта также будет указана в контракте. Контракт также, вероятно, будет включать дату вступления в силу и дату истечения срока.

В вопросах недвижимости номинальное соглашение может фактически передавать юридическое право собственности на собственность другому лицу.В соглашении также указывается, что можно сделать с недвижимостью, и как следует обрабатывать выгоды и обязанности, связанные с этой собственностью. В нем также может быть указано, когда или при каких обстоятельствах право собственности может быть передано обратно первоначальной стороне. Обычно собственность не передается другому лицу на неопределенный срок.

Стандартное номинальное соглашение может также включать оговорку о возмещении убытков.Этот пункт призван гарантировать, что кандидат будет защищен от ответственности, действуя от имени другой стороны, в случае возникновения спора или судебного процесса. Оговорка о возмещении убытков может иметь силу только до тех пор, пока кандидат действует добросовестно в своих деловых отношениях.

У физических лиц может быть ряд различных причин для выбора кандидата.Знаменитости и другие известные люди могут захотеть сделать это, чтобы сохранить некоторую конфиденциальность. Другие могут быть не в состоянии удобно вести бизнес из-за своего географического положения или по другим причинам. Наличие кандидата упрощает эту задачу.

Номинальное соглашение | Получите бесплатные юридические формы

Номинальное соглашение

Настоящее Соглашение было заключено ____________ между ___________ ___________ («Номинальный держатель») и ________________ ___________________ («Владелец»).

Принимая во внимание, что Владелец является единственным бенефициарным владельцем земли, описанной в Приложении 1 к настоящему Соглашению, включая все здания и другие исправленные улучшения на ней, а также все права на нее и связанные с ней права;

И между Номинальным держателем и Собственником по просьбе Собственника и в целях удобства было согласовано, что на данный момент указанная земля будет зарегистрирована на имя Номинального держателя, и что Номинальный держатель будет держаться в качестве кандидата на Собственника на условия и в соответствии с условиями, изложенными ниже, указанная земля и все связанные с ней права и интересы (включая, помимо прочего, те, которые предусмотрены соглашениями и другими документами, такими как ипотека, сборы, сервитуты, аренда, лицензии и подзаконные акты), которые Владелец может от время от времени переуступать номинальному держателю (такая земля и связанные с ним права и интересы вместе именуются «недвижимой собственностью»), номинальный держатель сам не имеет бенефициарного интереса в Недвижимом имуществе;

СЕЙЧАС с учетом этих предпосылок и взаимных договоренностей, условий и соглашений, содержащихся в настоящем документе, а также для других хороших и ценных соображений (получение и достаточность которых настоящим подтверждается) стороны настоящего соглашения соглашаются о нижеследующем:

1.Кандидат настоящим подтверждает, заявляет, обязуется и соглашается с тем, что:

(a) Номинальный владелец, начиная с даты настоящего Соглашения, будет владеть Недвижимостью, а также всеми правами, титулами и интересами к ней, а также выгодами, которые будут извлечены из нее, в качестве номинального держателя от имени Владельца;

(b) Номинальный держатель иным образом не имеет законного или выгодного интереса в Недвижимом имуществе; и

(c) Все остальные атрибуты бенефициарного владения Недвижимостью принадлежат Владельцу.

2. Номинальный держатель обязуется и соглашается, при условии возмещения, предусмотренного ниже, что он будет всегда и время от времени иметь дело с Недвижимым имуществом в качестве номинального держателя Владельца только в соответствии с письменными или устными инструкциями и указаниями Владельца, а не иначе; и что он не будет совершать никаких действий в отношении Недвижимости без явного разрешения и указаний Владельца, и что у него нет активных или независимых обязанностей для выполнения в отношении Недвижимости, за исключением случаев, специально предусмотренных в настоящем документе.

3. Номинальный держатель должен заключить, оформить и предоставить в качестве номинального держателя только для Владельца все такие инструменты, включая, помимо прочего, все такие документы, уступки, документы, передачи, аренды, субаренды, уступки и уступки договоров аренды, ипотеки, сборов , ипотеки, сервитуты, сервитуты, лицензии, привилегии, контракты на управление, контракты на обеспечение личной собственности и другие соглашения (совместно именуемые «инструменты»), которые могут время от времени запрашиваться Владельцем в связи с Недвижимостью, включая, помимо прочего, общность вышеизложенного: передача и передача в регистрируемой и / или иной форме (-ах) всех прав, титула и интересов Номинального держателя в Недвижимом имуществе.

4. Номинальный держатель признает, заявляет, обязуется и соглашается с тем, что вся рента, прибыль, вознаграждение и другие поступления и доходы любого характера или вида, возникающие от Недвижимого имущества или его использования, должны принадлежать Владельцу на законных основаниях и на выгодных условиях, и что Номинальный держатель не имеет юридический или выгодный интерес в такой ренте, прибыли, вознаграждениях и других поступлениях и доходах. Номинальный держатель с соблюдением прав любого залогодержателя или другого обеспеченного кредитора должен незамедлительно переводить Владельцу всю ренту, прибыль, вознаграждения и другие поступления и доходы любого характера или вида, возникающие от Недвижимого имущества, которые могут быть получены Номинальным держателем в качестве номинальной стороны. к любому инструменту.Номинальный держатель не несет ответственности перед каким-либо лицом за любой такой перевод, как указано в любом уведомлении от любого такого залогодержателя или другого обеспеченного кредитора, или, в отсутствие такого уведомления, в соответствии с указанием Владельца. Номинальный держатель должен, по запросу и за счет Владельца, отчитываться перед Владельцем обо всех суммах, полученных в отношении Недвижимого имущества.

5. Номинальный держатель должен незамедлительно предоставить Владельцу все инструменты, относящиеся к Недвижимому имуществу, вместе со всей записывающей информацией, относящейся к нему, в той степени, в которой Номинальный держатель может вступить во владение любым из них.

6. Номинант должен незамедлительно передать Владельцу копии всех уведомлений, претензий, требований или других сообщений, которые Кандидат может получать и которые каким-либо образом относятся к Недвижимому имуществу. Номинальный держатель по запросу Владельца должен быть номинальной стороной любого действия в ответ или как следствие любого такого вопроса. Любые такие действия, разбирательства, переговоры или другие ответные действия должны проводиться Владельцем с выбранным им юристом, и Номинальный держатель не должен и не обязан предпринимать какие-либо такие действия самостоятельно, его единственное обязательство — это обязанность номинальной стороны. подлежит возмещению, предусмотренному ниже.

7. Владелец признает, заявляет, заключает договор и соглашается с тем, что он несет ответственность за все обременения, сборы, издержки, расходы, убытки, убытки, претензии, требования и обязательства, каким-либо образом связанные с Недвижимым имуществом (вместе именуемые « расходы »), что Номинальный участник не имеет активных обязанностей для выполнения в отношении Недвижимого имущества, и что все обязательства (включая любые обязательства по ипотеке), ответственность, действия или бездействие, относящиеся к Недвижимому имуществу, являются обязанностью и должны выполняться или не выполняется Владельцем.

8. Владелец настоящим освобождает Номинального держателя от любой ответственности, которую Номинальный участник может понести в отношении любых действий, предпринятых Номинальным держателем либо в соответствии с разрешением или указанием Владельца, либо в соответствии с условиями настоящего Соглашения. Владелец должен возместить и обезопасить Номинального держателя от всех обязательств любого рода и характера, которые могут возникнуть в результате любого действия или бездействия Номинального держателя в соответствии с условиями настоящего Соглашения, а также от указанных расходов, обязательств и ответственности в течение всего периода времени, в течение которого Недвижимость передается номинальному держателю в соответствии с настоящим Соглашением.

9. Между сторонами понимается и согласовано, что отношения между ними будут отношениями только основного и чистого номинального держателя, что нет намерения создавать отношения партнерства или агентства между Владельцем и Номинальным держателем, и что настоящее Соглашение не должны толковаться как создание какого-либо траста, ассоциации или совместного предприятия между Владельцем и Номинальным держателем.

10. Каждая из сторон настоящего Соглашения обязуется время от времени, если это будет сочтено необходимым и обязательным, будет совершать все такие действия и обеспечивать такие дополнительные и другие гарантии, которые могут быть разумно необходимыми или желательными для осуществления и выполнения истинного намерения и цель настоящего Соглашения.

11. Это полное Соглашение. Никакие изменения могут быть внесены только в письменной форме и подписаны обеими сторонами. Настоящее Соглашение должно толковаться в соответствии с законами штата ________________ и регулироваться ими.

12. Настоящее Соглашение имеет обязательную силу и действует в интересах его сторон и их соответствующих правопреемников и правопреемников.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО стороны подписали настоящее Соглашение на дату первого
, указанного выше.

__________________ ____________________
Номинальный владелец

__________________ ____________________
Свидетель Свидетель

Приложение 1

Номинальное соглашение
Обзорный список

Этот обзорный список предоставлен, чтобы проинформировать вас о данном документе и помочь вам в его подготовке. Цель этого документа — удостовериться, что кандидат или действительно «соломинка» в просторечии остается именно этим.В интересах владельца делать этот документ даже с лучшими друзьями, которые иногда могут стать не лучшими друзьями.

1. Сделайте несколько копий. Раздайте по одному каждому подписавшему. Сохраните один с файлом транзакции.

Информация в этом документе предназначена для того, чтобы дать вам общий план, которому вы можете следовать при составлении деловых или личных планов. Он предоставляется как есть и не обязательно одобрен или одобрен getfreelegalforms.com. Из-за различий во многих местных, городских, окружных и государственных законах, мы рекомендуем вам обратиться за помощью к профессиональному юрисконсульту перед заключением какого-либо контракта или соглашения.

Имущество: Права номинантов — Юридический институт Виктории

Каждый выпуск

Цит. Как: (2009) 83 (08) LIJ, p.77

Существует убедительный аргумент в пользу того, что кандидат, не являясь стороной контракта, должен иметь право на принудительное исполнение контракта.

В договоре купли-продажи земли по существу участвуют две стороны — продавец и покупатель. Общее право, несомненно, признает право указанного покупателя назначить альтернативного покупателя. 1

Кроме того, большинство договоров стандартной формы (включая общее условие 18 предписанного договора купли-продажи 2008 года) включают договорное право номинировать, хотя иногда и условно, например, требуя включения слов «и / или номинального держателя» или соблюдения сроков. ограничения.

Номинация часто происходит в среде, где названный покупатель связан с назначенным покупателем, и с процессом номинации не связаны формальности.

Неустановленная форма выдвижения, просто изложение существенных условий контракта и факта номинации, заполняется и предоставляется продавцу почти только в качестве информации.

Фактически, форма назначения важна для продавца, так как продавец имеет право передать землю другому лицу, а не договаривающейся стороне.

Однако во всем остальном вендор для процесса номинации существенно не нужен.Это главным образом потому, что юридические последствия контракта не зависят от назначения покупателя. Продавец сохраняет все договорные права в отношении указанного покупателя и, соответственно, не получает никаких прав в отношении указанного покупателя.

Этой ситуации можно противопоставить альтернативы переуступки или новации.

Последствия уступки состоят в том, что цессионарий становится стороной того, что сейчас является трехсторонним контрактом, а новация предполагает, что первоначальные стороны соглашаются заменить свой контракт новым контрактом между продавцом и новым покупателем.Напротив, назначение не приводит продавца и назначенного покупателя к договорным отношениям, и они остаются разделенными стеной, установленной доктриной конфиденциальности контракта.

Следовательно, продавец не слишком озабочен условиями номинации, поскольку права продавца не ущемляются. Тем не менее, кандидат должен рассмотреть, как кандидат будет обеспечивать соблюдение каких-либо прав против продавца в ситуации, когда контракт «срывается с рельсов».

В обстоятельствах, когда номинация осуществляется в коммерческой среде, названный покупатель (сторона с договорными и другими правами, вытекающими из договора) может не желать выкупить обратно контракт, из которого покупатель выдвинул себя.

Даже в ситуации, когда названный покупатель и номинальный держатель связаны между собой, и, следовательно, названный покупатель может быть готов принять дубинки от имени номинального держателя, названный покупатель может не иметь правоспособности, поскольку, как правило, это будет номинальный держатель, который, скорее всего, будет нести неблагоприятные последствия или ущерб, а не названный покупатель.

Дело 428 Little Bourke Street Pty Ltd против Lonsdale Street Caf © Pty Ltd иллюстрирует проблему. 2

Указанный покупатель назначил истца, компанию, связанную с интересами, связанными с покупателем.В ходе действия контракта покупатель и номинальный держатель узнали о различных предполагаемых искажениях. Представителями названного покупателя / номинального держателя было принято решение не заниматься этими вопросами в течение срока действия контракта (что может привести к расторжению договора и / или судебному разбирательству, которое приведет к задержке урегулирования).

Был проведен расчет, а затем возбуждено разбирательство в связи с нарушением контракта и Закона о торговой практике и Закона о добросовестной торговле в отношении предполагаемых искажений в отношении чистой арендуемой площади помещений.

Сторона, которая понесла бы убытки, если бы эти иски были удовлетворены, была получателем как последующий владелец собственности, и поэтому судебное разбирательство было инициировано номинальным держателем в качестве истца.

Это разбирательство было прекращено в общем порядке как не раскрытие причины иска. Ссылаясь на доктрину частной жизни, Верховный суд постановил, что кандидат не имел возможности обеспечить исполнение контракта, стороной которого он не являлся, тем самым отклонив претензии по контракту.

В отношении требований, основанных на нарушении закона, Суд постановил, что к тому времени, когда кандидат-истец решил урегулировать договор, он знал о предполагаемых недостатках в собственности и решил урегулировать, несмотря на тот факт, что в качестве не- Сторона контракта не была обязана это делать.

Таким образом, причиной убытков истца было его собственное решение, а не предполагаемые искажения фактов.

Он мог бы, как простой кандидат, отказаться от контракта, но решил продолжить, тем самым нанеся себе ущерб.

Продавцы никогда добровольно не согласятся на то, чтобы кандидаты «унаследовали» договорные или установленные законом права, но могут ли они быть «призваны»? Раздел 134 Закона о собственности разрешает уступку «юридической вещи в иске» — юридических прав.

Можно ли утверждать, что назначение равносильно уступке договорных и установленных законом прав покупателя и что кандидат, хотя и не является стороной договора, тем не менее может обеспечить его соблюдение?


RUSSELL COCKS является автором 1001 Conveyancing Answers .

1. Викери против Вудса (1952) 85 CLR 336 на Диксон Дж, 343.

2. [2009] VSC 133.

Mashian Law Group | «Или номинант» и его проблемы

«Или кандидат» и его проблемы

Автор Брайан Машиан, эсквайр.

Покупатели недвижимости и брокеры обычно вставляют слова «или номинальный держатель» после имени покупателя в предложениях о покупке. Обычно они добавляют эти слова, потому что покупатель хочет иметь гибкость в получении права собственности на собственность, например, в хозяйственной организации, которая еще не была создана, или чтобы «передать» собственность новому покупателю (предположительно по более высокой цене). . Добавление слов «или номинальный» в качестве волшебных слов может достичь этих целей, а может и не достичь, но может дать продавцу, стремящемуся отказаться от контракта, аргумент о том, что договор купли-продажи не имеет исковой силы.

Судебные решения Калифорнии, о которых сообщается, противоречивы и поэтому могут поставить под сомнение возможность принудительного исполнения договора купли-продажи с положением «или номинального держателя». В некоторых случаях, как представляется, говорится, что включение слов «или номинального держателя» в оферту делает не имеющим исковой силы любой контракт, заключенный в результате его акцепта, а также любые претензии в отношении комиссии брокера, основанные на закупке этого предложения. Некоторые из этих случаев основывались на требовании закона о мошенничестве в письменной форме, подтверждающей личность покупателя.

В некоторых случаях обосновывается необходимость взаимности обязательств для заключения контракта, имеющего исковую силу. Таким образом, если названный покупатель может назначить номинального держателя в качестве замены и уйти без каких-либо обязательств, то договор, имеющий юридическую силу, отсутствует. Но в других случаях эти трудности полностью игнорируются и обеспечивается выполнение заключенного контракта, но по-прежнему широко различаются значения или последствия слов «или номинальный». Следовательно, покупатели и брокеры должны избегать использования слова «или номинального держателя» и рисковать тем, что, если продавец передумает после принятия предложения, суд может отпустить продавца на том основании, что договор не имеет исковой силы.

Договорные права покупателя могут быть свободно переданы, если это не запрещено законом или договором сторон. В зависимости от плана покупателя, покупатель должен сначала решить, требуется ли добавить какой-либо язык.

Часто покупатель намеревается получить право собственности на еще не созданную компанию, что типично для синдикаторов недвижимости. Или материнская компания намеревается передать право собственности на операционную дочернюю компанию или связанную организацию. Если договор не ограничивает переводы, ничего особенного не нужно добавлять для выполнения этих типов переводов.Покупатель может свободно переуступать договор при закрытии условного депонирования вновь образованной или связанной организации. Но большинство договоров купли-продажи ограничивают право покупателя на уступку. Таким образом, покупатель должен предоставить право уступки таких лиц, что обычно приемлемо для продавца.

Но с другими переводами анализ усложняется. Покупатель флипов хочет передать контракт на получение прибыли. Первоначально контракт подписывает солидный покупатель, но намеревается получить право собственности при закрытии условного депонирования на имя тайного конечного покупателя.Соломенный покупатель заключает договор с продавцом, потому что у продавца есть какие-то особые или личные возражения против конкретного покупателя, или потому что у покупателя есть другая причина хранить свою личность в секрете. Обнаружение любого из этих обстоятельств может вызвать раскаяние у продавца, который затем может попытаться отказаться от сделки. Итак, перевертыш, соломинка или тайный покупатель должны убедиться, что контракт обеспечивает достаточную гибкость для достижения их целей.

Во всех сделках с наличными деньгами, после того как продавец либо предварительно квалифицировал покупателя, либо проверил средства покупателя, возможно, продавец не будет (или не должен) заботиться о личности конечного получателя гранта.Если договор купли-продажи требует, чтобы продавец финансировал часть покупной цены, в Калифорнии продавец может получить только обеспеченную денежную купюру, отказавшись от доверительного договора. Таким образом, если продавец принимает денежную купюру, обеспеченную доверительным актом на неоплаченный остаток цены, может показаться логичным, что не имеет значения, кто в качестве покупателя подписывает вексель, поскольку никто не несет личной ответственности за это. заем. Кроме того, из-за правила Калифорнии «одно действие» продавец не может просто отказаться от обеспечения и выбрать действие исключительно по примечанию.

Несмотря на то, что личность конечного покупателя теоретически может не иметь значения в любом из этих случаев, большинство продавцов предпочтут (а некоторые будут настаивать) иметь право утвердить правопреемника для сохранения контроля и убедиться, что покупатель кредитоспособен. достойно и в целом своевременно выплачивает свои обязательства.

Распространенное заблуждение состоит в том, что после уступки договора купли-продажи первоначальный покупатель освобождается. Но по закону цедент по-прежнему обязан исполнить договор купли-продажи.Если в договоре купли-продажи есть действующее положение о заранее оцененных убытках и цедент получает от цессионария сумму заранее оцененных убытков, то на практике цедент мало подвержен риску, если цессионарий нарушит договор и не закроет условное депонирование. Но с другой стороны, цессионарий редко будет выплачивать прибыль цеденту до тех пор, пока не произойдет закрытие условного депонирования.

Чтобы правильно настроить переворот, при котором цедент может уступить договор купли-продажи, получить прибыль, а затем уйти от любых обязательств, договор купли-продажи должен прямо предусматривать такое освобождение от ответственности.Компонент выпуска делает этот перенос «новацией», которая может быть предусмотрена заранее в договоре купли-продажи. Излишне говорить, что большинство продавцов будут встревожены (и, по крайней мере, сопротивляться) предварительному запросу о полной замене одного покупателя на неизвестного покупателя.

Покупатели и брокеры должны знать конечную цель покупателя и делать предложение, не ведущее к неисполнению контракта. Стороны не могут беспечно рассчитывать на слова «или кандидат» для достижения всех целей.

Соглашение о переуступке и номинальном держателе

Финансирование траста имеет решающее значение, когда у вас есть план наследственного имущества, основанный на трасте.Траст — это вместилище, как ящик. Перед тем, как финансировать траст, коробка выглядит как пустая.

Вы финансируете траст, переуступая активы на имя траста. Допустим, у вас есть несколько предметов, которые вы хотите передать в доверительное управление. Допустим, у вас есть элементы A, B, C и D, которые вы хотите передать в траст. Допустим, вы вкладываете активы A, B и C в траст, но забываете об элементе D. Активы A, B и C находятся в доверительном управлении и не допускают завещания.Пункт D не находится в доверительном управлении и должен будет пройти процесс завещания (при условии, что к нему не применяется процесс передачи без завещания, такой как назначение бенефициара).

В некоторых штатах завещание может быть дорогостоящим и трудоемким мероприятием, в зависимости от характера и размера активов, на которые распространяется завещание. Как правило, если речь идет не о недвижимости, небольшая сумма активов (которая варьируется в зависимости от штата, но обычно составляет менее 100 000 долларов США) может пройти через завещание, используя прямую полосу «упрощенного» производства, где формальности ослаблены.В некоторых штатах завещание даже выше этих уровней не так дорого и требует много времени. Это просто зависит от вашего региона.

Но, если ваш траст полностью финансируется, активы не должны проходить процедуру завещания. Соглашение о переуступке и номинальном держании — это один из способов, используемых юристами для финансирования активов траста. Вот как это работает.

В соглашении о переуступке и номинальном держателе есть две стороны: «Доверительный управляющий» и «Доверительный управляющий» (также известный как «Концедент» или «Учредитель»). Доверительный управляющий — это лицо, отвечающее за активы траста.Доверитель — это человек, который устанавливает траст. Иногда это один и тот же человек. Фактически, чаще всего это один и тот же человек.

Допустим, Майк создает траст, так что он Доверительный управляющий. Он также называет себя Доверительным управляющим для управления трастом. Итак, на нем обе шляпы. По соглашению о переуступке и номинальном держании Майк в качестве доверительного управляющего передает активы трасту, тем самым передавая их ему. Затем Майк, как Доверительный управляющий, который управляет Доверительным фондом, отправляет их обратно Майку в его личном качестве (т.е. в качестве доверительного управляющего) хранить активы для доверительного управления на хранении. Итак, даже несмотря на то, что актив вернулся в руки Майка, он принадлежит трасту и принадлежит трасту.

Как правило, вы собираетесь переносить большинство элементов каким-либо другим способом, например, изменяя названия каждого актива напрямую. Но когда вы забыли об активе, соглашение о переуступке и номинальном держателе может быть подходом ремня и подтяжки для передачи этого забытого актива в траст.

Соглашение о переуступке и номинальном держателе — не панацея, а скорее резервная копия традиционных методов передачи активов в траст.Кроме того, соглашение само по себе не распространяется на некоторые активы, такие как активы пенсионного плана.

Финансирование траста имеет важное значение. В противном случае доверие похоже на пустой ящик. Завещание о передаче может перевести активы в траст после смерти, но это будет происходить в процессе завещания. Кроме того, вы потеряли бы всю пожизненную выгоду от траста, например, управление активами в период нетрудоспособности.

Соглашение о назначении и назначении может служить опорой для важного процесса финансирования.

Стивен К. Хартнетт, J.D., LL.M.
Директор по образованию
American Academy of Estate Planning Attorneys, Inc.
9444 Balboa Avenue, Suite 300
Сан-Диего, Калифорния 92123
Телефон: (858) 453-2128
www.aaepa.com

Директор по образованию Американской академии адвокатов по планированию недвижимости

Последние сообщения Стива Хартнетта (посмотреть все)

Определение кандидата

Что такое номинант?

Номинальный держатель — это физическое или юридическое лицо, чье имя указано на ценных бумагах или другом имуществе для облегчения определенных транзакций или переводов, оставляя первоначального клиента в качестве фактического или законного владельца.Таким образом, номинальный держатель может выступать в роли хранителя.

Счет номинального держателя — это тип счета, на котором биржевой маклер хранит акции, принадлежащие клиентам, что упрощает покупку и продажу этих акций и упрощает их хранение. В такой договоренности говорится, что акции принадлежат от имени улицы.

Ключевые выводы

  • В сфере финансов номинальный держатель — это лицо или компания, которым было поручено хранение ценных бумаг или собственности инвесторов; все ваши инвестиции хранятся на его имя, в то время как вы сохраняете контроль.
  • Ценные бумаги находятся в доверительном управлении, и номинальный владелец является законным владельцем, но вы сохраняете реальную собственность в качестве бенефициара.
  • Брокер может покупать и продавать от вашего имени, но ваши средства защищены, если брокер прекратит свою деятельность или ваш брокер попытается обмануть вас.
  • Номинальная компания должна быть нейтральной третьей стороной, отдельной от самой брокерской компании.

Понимание кандидатов

Консультационные фирмы по инвестициям обычно используют кандидатов для защиты активов, которыми они управляют для своих клиентов.Счета номинального держателя — наиболее распространенный метод хранения акций. Биржевые маклеры предпочитают счета номинального держателя, поскольку они сокращают расходы и повышают эффективность торговли.

Акциями инвестора на законных основаниях владеет неторговая дочерняя компания биржевого маклера или номинальная компания. Инвестор является бенефициарным владельцем акций и имеет права на акции. Биржевой маклер регистрирует всех бенефициарных владельцев, совершает сделки в соответствии с указаниями инвестора и передает инвестору денежные средства от продаж или дивидендов.

Поскольку акциями владеет неторговая компания, активы инвестора юридически отделены от активов и обязательств биржевого маклера. Если брокер становится неплатежеспособным, акции инвестора защищены от кредиторов.

Номинальные счета и безопасность инвесторов

Хотя регуляторы и биржи периодически проверяют счета номинальных держателей, этот процесс не выполняется на ежедневной основе. Поскольку биржевой маклер может перемещать или продавать акции со счетов номинального держателя в любое время, может произойти мошенничество.Это особенно часто встречается, если компания сталкивается с банкротством и ей нужны денежные средства или активы для погашения обязательств. Записи биржевого маклера могут измениться, что усложняет определение того, какие инвесторы владеют активами на номинальном счете.

Брокеры обычно не имеют отдельных счетов для каждого отдельного человека, а скорее объединяют счета многих клиентов, что дает им возможность побольше размешать.

Счета номинального держателя и выплаты инвесторам

Большинство крупных рынков предлагают инвесторам компенсацию, покрывающую активы, принадлежащие биржевому маклеру.Инвесторам выплачивается компенсация до установленной суммы, если на их счетах отсутствуют какие-либо активы, а брокер не может предложить разницу наличными. Инвесторам с более высокой стоимостью акций рекомендуется иметь счета у нескольких брокеров, поскольку маловероятно, что все брокеры потерпят крах одновременно, и инвестор имеет право возместить больше, чем если бы счет номинального держателя был у одного брокера.

Счета номинального держателя и иностранные акции

Биржевой маклер обычно не принимает на хранение иностранные ценные бумаги инвестора.Брокер использует стороннего хранителя, обычно это подразделение крупного глобального банка, предлагающее такие услуги. Однако у некоторых международных брокеров есть местные дочерние компании, занимающиеся хранением на некоторых или всех своих рынках.

Активы, которые банк держит на хранении, отделены от общих операций. Хотя глобальный банк может обанкротиться, далеко идущие последствия, скорее всего, приведут к спасению, защищающему стоимость активов инвесторов. Однако на небольших развивающихся рынках кастодиан без местного подразделения может нанять суб-кастодиана для хранения акций от его имени.Если суб-хранитель сталкивается с неплатежеспособностью, главный хранитель не может нести ответственности за недостающие активы суб-хранителя.

Advisory Legal Opinion — Школьный совет, кандидат от суперинтенданта

Номер: AGO 96-97
Дата: 13 декабря 1996 г.,
Субъект: Школьный совет, кандидат от суперинтенданта

Г-н Джо Х. Пикенс
Поверенный школьного совета округа Патнам
222 North Third Street
Palatka, Florida 32177-3710

RE: SCHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS — CONTRACHOOLS -школьный совет не уполномочен изменять кандидатуру суперинтенданта на административную должность, но должен либо принять, либо отклонить по уважительной причине.SS. 230,23, 230,32, 230,33 и 231,36, штат Флорида.

Уважаемый мистер Пикенс:

От имени суперинтенданта и школьного совета округа Патнэм вы задаете по существу следующие вопросы:

1. Пусть школьный совет изменит рекомендацию суперинтенданта из двух -летний скользящий контракт для определенного административного персонала с принятием кандидатуры сотрудника, но с ограничением срока найма одним годом?

2.Может ли школьный совет принять политику, ограничивающую продолжительность контрактов для административного персонала одним годом?

Итого:

1. и 2. Школьный совет не имеет права изменять продолжительность контракта, рекомендованного суперинтендантом, но может либо принять кандидатуру на административную должность, либо отклонить кандидатуру. «по уважительной причине».

Поскольку ваши вопросы взаимосвязаны, на них мы ответим вместе.

Вы заявляете, что в 1995 году школьный совет принял рекомендацию суперинтенданта о том, чтобы определенный административный персонал получил двухлетние повторяющиеся контракты. Согласно скользящему контракту, контракт сотрудника продлевается каждый год по рекомендации суперинтенданта и принятия большинством совета директоров. В 1996 году суперинтендант рекомендовал новой группе сотрудников получить двухлетние повторяющиеся контракты в дополнение к рекомендации для продления ранее утвержденной группы сотрудников, которые получили двухлетние повторяющиеся контракты в 1995 году.Большинство членов совета ответили тем, что приняли сотрудников на работу, но отклонили двухлетние сроки их контрактов на основании «концептуального и философского противодействия» административным контрактам на срок более одного года.

Школьный совет является директивным органом школьного округа, в то время как суперинтендант является главным исполнительным должностным лицом школьного совета и главным администратором школьного округа. [1] В вопросах занятости правление уполномочено назначать должности для заполнения, предписывать квалификацию для этих должностей и обеспечивать назначение, компенсацию, продвижение по службе, отстранение от должности и увольнение сотрудников с учетом любых требований, содержащихся в главе 231 Устава Флориды.[2] Раздел 230.23 (5) (a), Закон Флориды, гласит, что правление, рассматривая потенциальных сотрудников, должно:

«Действовать на основании письменных рекомендаций, представленных суперинтендантом в отношении должностей, которые должны быть заполнены, и минимальной квалификации для персонал на различные должности и действует по письменным предложениям лиц для заполнения таких должностей. Школьный совет может отклонить по уважительной причине любого назначенного сотрудника. Если третье назначение суперинтендантом на любую должность отклоняется по уважительной причине, если суперинтендант не выполняет подать заявку на первоначальное трудоустройство в течение разумного срока, установленного школьным советом, или, если суперинтендант не подает заявку на повторное трудоустройство в течение срока, установленного законом, школьный совет может приступить к заполнению такой должности по своей собственной инициативе.«

Таким образом, школьный совет может отклонить назначенного сотрудника только по уважительной причине. Термин« уважительная причина »не определен в законе. В деле Сперлин против школьного совета округа Сарасота , [ 3] суд пришел к выводу, что термин «уважительная причина» не ограничивался конкретными правонарушениями, перечисленными в разделе 231.36 (4) (c) Статутов Флориды, которые могут привести к увольнению или приостановке полномочий администратора [4], но в целом ссылался на профессиональная квалификация и умение администратора выполнять работу.Таким образом, суд признал, что право школьного совета отклонить кандидатуру, выдвинутую суперинтендантом, шире, чем предусмотренные законом основания для увольнения в главе 231 Закона Флориды.

Полномочия суперинтенданта изложены в разделе 230.32 Устава Флориды и включают общий надзор за школьной системой округа с целью определения проблем и потребностей и рекомендаций по улучшениям. Суперинтендант консультирует правление по всем образовательным вопросам и рекомендует вопросы, которые должны быть решены школьным советом.В отношении вашего запроса раздел 230.33 (7) Устава Флориды возлагает на суперинтенданта ответственность за руководство работой персонала и налагает следующие обязанности:

«(a) Должности, квалификация и назначения — Рекомендовать школьному совету обязанности и ответственность, которые необходимо выполнить, и должности, которые необходимо заполнить, чтобы сделать возможной разработку адекватной школьной программы в округе; рекомендовать минимальную квалификацию персонала для этих различных должностей; и назначать в пишущие лица для заполнения таких должностей.. . .
(b) Компенсации и графики заработной платы .— Подготовить и рекомендовать школьному совету для утверждения график заработной платы или графики заработной платы, которые будут использоваться в качестве основы для оплаты школьным работникам, составляя такие графики, насколько это возможно. насколько это возможно, чтобы стимулировать повышение квалификации и непрерывную и эффективную службу.
(c) Контракты и условия обслуживания .— Рекомендовать школьному совету условия заключения контрактов с сотрудниками и подготовить такие контракты, которые будут утверждены.. . . Предоставляются полномочия назначать на утвержденные должности и утверждать вознаграждение за них по ставке, предусмотренной в текущем установленном графике заработной платы, до принятия решения местным советом на его следующем регулярном или специальном собрании «.

Таким образом, суперинтендант выдвигает кандидатуру лицо для назначения на должность включает условия контракта, по которому кандидат будет принят на работу. Хотя окончательное решение о приеме на работу или отказе от приема на работу остается за школьным советом [5], в судебном порядке было установлено, что суперинтендант выдвижение кандидата является окончательным, если школьный совет не сочтет, что кандидат морально или профессионально дисквалифицирован.[6]
В деле Грин против школьного совета округа Гамильтон , [7] Первый окружной апелляционный суд рассмотрел вопрос о том, может ли школьный совет внести поправки в контракт с кандидатом суперинтенданта на административную должность. В номере Green суперинтендант рекомендовал человека на административную должность по однолетнему контракту. Школьный совет, однако, одобрил трудоустройство человека на двухлетний период.Отменив решение совета, суд пришел к выводу, что «школьный совет не может изменять рекомендацию суперинтенданта относительно продолжительности контракта, который предлагается присудить кандидату на должность в школьном округе, но может только принять или отклонить рекомендацию суперинтенданта. рекомендации и выдвижение в соответствии с предложенными предложениями ». [8]

Суд Зеленый признал, что статуты, регулирующие полномочия суперинтенданта и школьного совета, неоднократно интерпретировались таким образом, что суперинтендант обязан выбирать и назначать персонал, в то время как школьный совет обязан назначать таких кандидатов и заключать с ними контракты, если они не будут отклонены при обнаружении уважительной причины.Комиссия по делу Green утверждала, что она приняла кандидатуру и что, просто отклонив рекомендацию суперинтенданта о заключении контракта только на один год, она не была обязана указывать уважительную причину. Отклонив утверждение совета директоров, суд отказался признать различие между назначением и рекомендацией, если рекомендация касалась только продолжительности занятости. Суд отметил, что обязанности суперинтенданта в отношении персонала школьного округа были предназначены не только для исключения политических соображений из процесса отбора, но и для обеспечения того, чтобы суперинтендант имел достаточный контроль и власть над служащими школьного округа.На основании этих причин и отсутствия у школьных советов каких-либо явных полномочий вносить поправки в рекомендации суперинтенданта, суд пришел к выводу, что действие школьного совета было ultra vires и поэтому было отменено.

Рассуждения и выводы в Зеленый непосредственно применимы к обстоятельствам, которые вы задали под сомнение. Не было выявлено никакого органа, который позволил бы школьному совету принять кандидата и изменить рекомендацию суперинтенданта о двухлетнем скользящем контракте, чтобы ограничить контракт сроком в один год.[9]

Соответственно, я считаю, что школьный совет не может отклонить рекомендацию суперинтенданта о двухлетнем скользящем контракте для определенного административного персонала при принятии кандидата на работу. Более того, при отсутствии конкретных полномочий школьный совет не может ограничивать все контракты одним годом, чтобы помешать суперинтенданту рекомендовать контракты на более длительные периоды.

С уважением,

Роберт А.Баттерворт
Генеральный прокурор

RAB / tgk

——————————— ———————————

[1] См. Грин против школьного совета Гамильтона Округ , 444 Т. 2d 500, 501 (Fla. 1st DCA 1984).

[2] См. s. 230.23 (5), Fla. Stat. (1995). См. Также s.231.001, Fla. Stat. (1995), утверждая, что школьные советы округа уполномочены устанавливать правила, регулирующие кадровые вопросы, включая распределение обязанностей и ответственности для всех сотрудников округа.

[3] 520 Так. 2d 294, 295 (Fla. 2d DCA 1988).

[4] Раздел 231.36 (1) (a), Fla. Stat. (1995), предусматривает, что контракты для преподавателей должны включать положение об увольнении в течение срока действия контракта только по уважительной причине; включая, помимо прочего, проступки при исполнении служебных обязанностей, некомпетентность, грубое неповиновение, умышленное пренебрежение своим долгом или осуждение за преступление, связанное с моральной низостью.

[5] См. Витгенштейн против школьного совета округа Леон , 347 So. 2d 1069 (Fla. 1st DCA 1977) (окончательная ответственность за решение нанять или не нанимать учителя лежит на окружном школьном совете, а не на суперинтенданте).

[6] См. Дело «Фон Стивенс против школьного совета округа Сарасота» , 338 So. 2d 890 (Fla. 2d DCA 1976).

[7] 444 Так.2d 500 (Fla. 1st DCA 1984).

[8] ид. , 501.

[9] Cf. с. 231.36 (1) (b), Fla. Stat., Заявив:

«Надзорный орган или принципал должны быть надлежащим образом сертифицированы и должны получить письменный договор, как указано в главе 230. Такой договор может быть на начальный период не превышают 3 года, подлежат ежегодному пересмотру и продлению. После первых 3 лет контракт может быть продлен на период, не превышающий 3 года, и должен содержать положения об увольнении в течение срока действия контракта только по уважительной причине, в дополнение к другие положения, предписанные школьным советом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *