Разное

Производство титана в россии заводы – Производство титана в России и мире: заводы, технология, оборудование цехов

24.02.2018

Титан: сотрудничество против санкций

Фото: Редкие землиИстория успеха российской титановой промышленности и ее флагмана — корпорации «ВСМПО-АВИСМА» — на мировом рынке во многом стала возможной благодаря грамотной политике сотрудничества с крупнейшими западными компаниями — потребителями титана. Как не потерять завоеванные позиции в сложной политической обстановке, складывающейся в мире? Беседуем с людьми, знающими проблему изнутри.

Андрей Валентинович Александров

— с 2001 года бессменный руководитель Межгосударственной Ассоциации Титан, сыгравшей важную роль в координации работы предприятий и институтов титановой отрасли СНГ, особенно в период глубокого спада производства и потребления титановой продукции в 1990-х годах в условиях перестройки и экономических реформ после распада СССР.
При активном участии специалистов предприятий и организаций, входящих в ассоциацию, были разработаны программы развития сырьевой базы титановой отрасли, технического совершенствования и реконструкции производств основных производителей титана, расширения областей применения титана, а также снижения затрат на его производство. Ассоциация Титан проводит ежегодную конференцию «Титан в СНГ», а также принимает участие в Организационном комитете проводимой раз в четыре года Международной титановой конференции.


На международном рынке титана

РЗ: Андрей Валентинович, расскажите, пожалуйста, о современных тенденциях на рынке титана. Сказалось ли на нем действие санкций?

Андрей Александров:

Международный обмен по титану имеет большую историю. До сегодняшнего дня все страны активно шли на тесное сотрудничество в области развития производства титана. Правда, последнее время наблюдается снижение активности в области научно-технического обмена по титановой тематике. Возможно, это связано с какими-то коммерческими интересами, со спецификой современного титанового рынка, с тем, что производственные мощности заметно превышают потребности рынка. При этом рынок титана, особенно авиационного титана, — достаточно дорогой и престижный, и туда очень трудно попасть. Это своего рода клубный рынок. Титан — не биржевой материал. Это рынок продавца и покупателя. На нем, как правило, действуют прямые контракты и очень сложные процессы одобрения поставщиков.
При этом существует достаточно большой рынок технически чистого титана, который как раз в большей степени подвержен колебаниям спроса и предложения. И по этой причине избыточные мощности в основном оказывают давление на этот рынок титана общетехнического применения. И там действует конкуренция цен, конкуренция с нержавеющими сталями за сферы применения. На этом рынке титановой продукции рядового технического назначения очень большая конкуренция между производителями. И там очень важна низкая цена.
В связи с этим возникло некое ценовое раздвоение рынка, где наблюдаются достаточно высокий уровень цен на сплавы для авиации и достаточно низкие цены на технически чистый титан для индустриальных сфер. Это особенно четко проявилось в течение последних, может быть, семи лет. Но причинами сложившейся картины являются скорее рыночные механизмы, а не санкционная политика.

РЗ: А производят ту и другую продукцию одни и те же предприятия?
Технически чистый титан могут производить практически все с разной степенью успеха. Но для производителей ответственной продукции это не является приоритетным рынком. Тем не менее, все ее могут производить, обладают этими технологиями. А продукцию ответственного значения производят далеко не все предприятия. Но все стремятся попасть на этот рынок более сложных материалов.

Титановая ассоциация

РЗ: Открытый международный обмен в титановой отрасли между странами существовал изначально?

Да, так было с самого начала. Титановая металлургия очень молодая. Когда в начале 1950-х годов стало зарождаться титановое производство, очень быстро поняли, что титан необходим для авиации, и он сделает революцию в авиастроении. В общем, так и получилось со временем. Для всех индустриально развитых стран это было критически важно. И в 1960-е годы Советский Союз тоже очень активно начал участвовать в процессах научно-технического обмена, направленных на развитие технологий и применения титана. Только наиболее технически развитые страны могли позволить себе развивать производство широкой номенклатуры продукции из титана и испытывали в этом острую необходимость для создания передовых образцов техники. Без международного обмена опытом процессы развития отрасли были бы не столь динамичными, трудно было бы избегать ошибок. В результате были организованы всемирные конференции по титану, которые очень способствовали техническому обмену, развитию исследований в области титана, поиску правильных направлений развития.
В 1968 году состоялся Первый всемирный конгресс по титану, первая всемирная конференция. И в ней уже участвовали и Советский Союз, и западные страны. Система существует до сих пор. Раз в четыре года проходят всемирные научные конференции по титану. Это очень представительные форумы — более тысячи участников из всех стран. В составе международного организационного комитета по проведению этих конференций — семь членов: США, Великобритания, Франция, Германия, СНГ, Китай и Япония. В свое время был Советский Союз, который представляла Академия наук СССР. А когда Советский Союз прекратил свое существование, право голоса и участия в этом международном комитете было передано не какой-то одной из стран бывшего СССР, а нашей Межгосударственной Ассоциации, представляющей все страны СНГ. Очередная Всемирная конференция по титану пройдет в 2019 году в Нанте (Франция).
Международный комитет по проведению конференции — организация очень консервативная, устоявшаяся. Никакие новые страны в него не принимают, хотя вот, к примеру, Австралия, крупнейший поставщик титанового сырья, давно добивается права участия в этом международном комитете.

Проблемы и перспективы

РЗ: Какие проблемы стоят перед отраслью в нашей стране? Какие перспективы? Куда движемся? Где, что тормозит?

В свое время в СССР была очень тесная кооперация между предприятиями из разных республик. Добычей рудного сырья занималась Украина, производством губчатого титана — Украина, Россия, Казахстан, производством слитков — Россия, производством проката — Россия и Украина, производством лигатур для титановых сплавов — Россия, Украина, Таджикистан, научными исследованиями, связанными с титаном, занимались Россия, Украина, Белоруссия. После распада Советского Союза чрезвычайно важно было сохранить этот уровень кооперации, сохранить хозяйственные связи. Для этого много было сделано, в том числе усилиями нашей ассоциации. И даже сейчас, несмотря на достаточно сложные политические отношения с Украиной, мы находим общий язык в важных аспектах сотрудничества. Да и украинские горно-обогатительные комбинаты технически очень сильно завязаны на традиционных российских потребителей. Им очень сложно выходить на западные рынки. Продолжение сотрудничества жизненно важно для этих украинских предприятий, для этих городов. Поэтому, так или иначе, все очень заинтересованы в сохранении торговых связей.

РЗ: Но определенные риски все равно есть?
Риски, безусловно, есть. Наш основной потребитель титанового сырья, ильменитового концентрата — сырья для производства титана — корпорация ВСМПО-АВИСМА, а точнее ее филиал — титано-магниевый комбинат АВИСМА в городе Березники Пермского края. Они разрабатывают и других поставщиков. Существует достаточно большое количество вариантов поставок. Они рассматривают новых, делают апробацию сырья и работают с ними.

Российские источники титанового сырья

РЗ: Это исключительно зарубежные поставщики? Ведь Россия обладает значительными запасами титанового сырья.

В России есть несколько месторождений, на которых реально добывают титановое сырье, производят ильменитовый концентрат. Но либо ценовые условия не очень подходящие, поскольку это является не основным продуктом, либо они расположены довольно далеко, на Дальнем Востоке, и стоимость доставки играет очень большую роль. В ВСМПО-АВИСМА думали по поводу разработки Центрального месторождения в Тамбовской области. Но это, конечно, требует больших капитальных затрат. И им надо решиться, выделить средства, построить конкретные планы и развивать это.

РЗ: Похоже, без государственной программы здесь не обойтись?

Государственная программа разрабатывалась несколько раз. Еще в конце 1990-х была принята Федеральная целевая программа развития рудно-сырьевой базы металлургической промышленности РФ «Руда». На нее даже выделялось финансирование, выполнялись работы несколькими институтами, Гиредметом, в частности, РИТМ — Российский институт титана и магния в Березниках. Изучался ильменит различных месторождений с точки зрения его технологического использования.
На самом крупном нашем — Ярегском месторождении технологически очень сложное сырье — псевдолейкоксен, в котором нет железа, а есть кремний. Была идея смешивать ярегские пески с титаномагнетитом, в котором, наоборот, железо превалирует, и подвергать рудотермической плавке. Главным продуктом такой плавки был ферросиликотитан — ферросплав, который мог быть использован в черной металлургии. А побочным продуктом шел титановый шлак с уже достаточно низким содержанием кремния. Дальше его можно было дополнительно очистить и использовать как титановый шлак для хлорирования. Работы проводились, но до промышленного освоения так и не дошло.
Сейчас иногда проводят совещания, мы тоже в них участвуем, по поводу выбора месторождения, которое получило бы государственную поддержку для освоения. Титановое сообщество очень заинтересовано в том, чтобы в России появилось такое достаточно хорошо разработанное месторождение, продуктивное, с хорошим ильменитом.

РЗ: Что нужно для развития российской минерально-сырьевой базы титана?
Необходимо, чтобы какой-то частный инвестор этим заинтересовался. В частности, корпорации «ВСМПО-АВИСМА» нужен партнер для освоения Центрального месторождения. Там деньги очень большие. И его нужно комплексно осваивать, потому что помимо титана там есть другие рудные продукты. Нужно комплексное решение.

Успех российской титановой продукции на Западе

РЗ: Отечественная титановая продукция активно поставляется на Запад. У нас качество конкурентоспособное или цена?

Прежде всего, это благодаря усилиям ВСМПО-АВИСМА и лично Владислава Тетюхина. Без этого пробиться на западный рынок было бы невозможно. Но за ним стояла российская титановая школа, компетенции которой складывались в течение многих лет.
В Советском Союзе с самого начала производства титана были заложены достаточно высокие планки по качеству всей цепочки продукции, начиная с губчатого титана. Вообще-то СССР с 1960-х годов производил лучший губчатый титан в мире, в 1970-е годы экспортировал губку в США. Причем достаточно приличные объемы. И эта губка была востребована. Технология вакуумной сепарации, которая применялась на советских титано-магниевых комбинатах, позволяла получать продукт очень высокого качества, в отличие от большинства производств в США, где губчатый титан очищали от остаточных хлоридов с помощью выщелачивания. Уже позже американцы с помощью японцев начали осваивать технологию вакуумной сепарации.
Еще один важный момент — то, что вся советская культура производства была ориентирована на авиационную промышленность, и это Россия унаследовала. ВСМПО — предприятие, которое в основном специализировалось на сплавах, на сложных сплавах с гарантированным качеством, на освоении процессов плавки, деформации и всех видах обработки, которые позволяли делать очень высокое качество титановой продукции для самого ответственного применения.
И когда в 1990-е годы приезжали западные делегации, все они чрезвычайно высоко оценивали технический уровень производства. Оставалось стратегически найти контакты, договориться, вписаться в эти рынки и получить квоты от крупных компаний. Здесь, безусловно, уже заслуга той команды Тетюхина, которая сумела эти рынки освоить.Продолжает рассказ один из представителей этой самой «команды Тетюхина» — Александр Иванович Гришечкин, который был в те годы заместителем генерального директора ВСМПО и часто оставался на предприятии «за главного», пока Владислав Валентинович Тетюхин добывал на Западе контракты на поставку.

Гришечкин Александр Иванович — Заместитель генерального директора Верхнесалдинского металлургического производственного объединения (ВСМПО) с 1995 по 2004.
Управляющий директор АО «Ступинская металлургическая компания» с 2011 по 2017

Александр Гришечкин: Хорошая база была заложена на ВСМПО еще в 70–80-х годах прошлого века, когда развивалась технология выплавки слитка и самое главное — технология переработки в прокат. Все это по большей части делалось под авиационную технику. Поэтому изначально были заложены хорошие традиции, высокие стандарты качества. В 1989 году ВСМПО выплавило, если мне память не изменяет, 110 тысяч тонн слитков. Это больше всего остального мира вместе взятого. Потом в начале 1990-х годов резко упали объемы выпуска титана — даже не в разы, а на порядки. И деваться было некуда. И вот, основываясь на тех традициях, на том производстве, генеральным директором и командой было принято решение попытаться выйти на мировой рынок. Хотя и до этого поставляли технически чистый титан за рубеж. Но здесь уже речь пошла о том, чтобы выйти с продуктами авиационного назначения. Для того чтобы это сделать, пришлось, прежде всего, сертифицировать производство, сертифицировать процессы по западным стандартам.
Сертификация в то время было делом совершенно непонятным. ВСМПО было вообще первопроходцем, первой компанией, которая сертифицировалась. И здесь надо отдать должное Строшкову Анатолию Никифоровичу, который стоял во главе службы качества. Его системность, упорство, въедливость позволили достаточно быстро этот процесс настроить, отстаивать наши интересы и очень достойно разговаривать с зарубежными коллегами. Процесс сертификации шел поэтапно. Сначала получили сертификаты на слитки, которые поставлялись под ковку субпоставщикам Boeing. Потом начали переходить на следующие этапы — на штамповки.

Тенденции роста

Александр Гришечкин: Сначала поставляли слитки таким компаниям, как Wyman-Gordon (США), Böhler (Австрия). Туда даже выезжали наши специалисты, чтобы научить их ковать наши слитки, рассказывали, как работать с нашим металлом. Потом начали поставлять слитки с регламентированной структурой и гарантированным уровнем механических свойств. И одновременно шла подготовка к производству плит. Начали с толстых плит, потом — тонкие плиты для самолетостроения, прежде всего для Boeing. Освоили метод пакетной прокатки. Сама идея была взята у американцев. А в 1997 году была освоена первая штамповка на прессе 30 тысяч тонн. Параллельно совершенствовали системы проектирования штамповок. Постепенно происходила модернизация, прежде всего пресса 75 тысяч тонн. Для того чтобы делать крупногабаритные штамповки. Собственно говоря, Boeing и Airbus заинтересовались именно возможностью изготовления крупногабаритных штамповок. И когда это все осваивалось, то было понимание того, что ВСМПО является единственным предприятием в мире, кто это может делать. И даже когда создавался А-380, самолет, который первым проектировался сразу в 3D, Airbus привлекал специалистов ВСМПО, чтобы те сказали, может ли ВСМПО сделать подобную деталь целиком или ее надо расчленить. Поставляли прутки компаниям Rolls-Royce, General Electric. Закупили оборудование для контроля этих прутков. К 1998 году начались работы по самой сложной продукции, которая считается в титановом производстве, — по дискам. И к 1998 году, когда произошел кризис мировой экономики, предприятие уверенно шло вверх по нарастающей. Потом был обвал, но с 1999 года начали восстанавливаться, и с 2002–2003 опять обозначилась тенденция роста.
С 2000 года ВСМПО начало сертифицировать производство, процессы по особым требованиям — это и неразрушающий контроль (ультразвук), и термообработка, и лабораторные испытания. Новые требования заставляли совершенствовать технологические процессы — технологию выплавки и технологию переработки слитков.
Тогда же мы начали обсуждать вопрос создания нового направления по механической обработке штамповок и вовлечению в повторное производство получаемых при этом отходов. Намного выгоднее, вместо того чтобы поставлять три тонны штамповок, поставлять то же количество уже обработанных изделий весом две тонны, а тонну стружки пускать в переработку. Жизнь сама нас подтолкнула к этому решению. Во-первых, цена на губку была достаточно высокая. И во-вторых, ее недоставало при росте объемов, несмотря на то, что в 1998 году ВСМПО купило АВИСМу.

В условиях новой политической реальности

РЗ: В нынешней политической ситуации существует ли какое-то противодействие со стороны западных компаний?

Андрей Александров: Со стороны Запада противодействия в явной форме нет. Санкции никак впрямую не касаются этого бизнеса. То есть на Западе никто не вводил санкции в отношении ВСМПО-АВИСМА или каких-то сопутствующих производств. Скорее, с нашей стороны, от российских законодателей, звучат необдуманные предложения отказаться от поставок американским и европейским компаниям российского титана, без которого они не могут обойтись. Это глубоко ошибочные и крайне опасные предложения. Дело в том, что замену поставкам ВСМПО найти непросто, но в течение нескольких лет это будет сделано. Никаких проблем или большого ущерба зарубежным компаниям это не принесет. А ущерб для ВСМПО будет колоссальный. Огромных трудов стоило приобретение этих связей и контактов. Разрушение экономических связей негативно скажется не только на самом предприятии. Речь идет о потере для страны больших объемов валютных поступлений. Кроме того, это поставки на экспорт высокотехнологичных продуктов, причем на регулярной основе в течение очень длительного периода и на хорошую перспективу. Поэтому, мне кажется, за эти вещи надо держаться.

Александр Гришечкин: И здесь нет никаких проблем с точки зрения безопасности, потому что практически вся номенклатура, которая осваивалась на ВСМПО для западных заказчиков, это продукция гражданского назначения. ВСМПО не поставляет титан для военной авиации США или Европы.

Андрей Александров: И вся номенклатура осваивалась совместно специалистами того же Boeing и ВСМПО. Даже есть совместные патенты на сплавы. Все происходило на взаимовыгодной основе. Западные партнеры ощущали явную техническую помощь со стороны ВСМПО, и они очень ценят это сотрудничество.

Александр Гришечкин: Потому что найти замену ВСМПО все-таки не так просто. На ВСМПО можно получить продукцию пакетом — и огромные штамповки, и тонкие листы, и плиты, и прутки любого диаметра от 7–8 до 100 миллиметров, и биллеты, и слитки. В том числе самую эксклюзивную продукцию — диски и лопатки для авиационных двигателей. Я думаю, что на сегодняшний день в мире нет такого предприятия с такими возможностями по номенклатуре. Это первое. А второе — наличие в Верхней Салде уникального пресса усилием 75 тысяч тонн. Таких прессов в мире всего два — в Верхней Салде и в Самаре. Но в Самаре он специализируется на алюминии.

Андрей Александров: Интересно то, что в случае поставок для Boeing и Airbus сами эти компании являются нашими союзниками, а американские компании — крупнейшие производители титана — серьезнейшими конкурентами. Они неоднократно выходили в свои правительства, в конгресс с предложениями ввести санкции, ограничить поставки и так далее. Но благодаря позиции Boeing, который видит свое преимущество и понимает, что разрушить отношения легко, а выстроить трудно, мы продолжаем сотрудничество. И это в данном случае очень ценно, и нужно ценить такую поддержку. У нас с Boeing совместное предприятие, совместные инвестиции. Весьма уважительно ведет себя и Airbus. Когда они решили дифференцировать поставки и начали работать с Усть-Каменогорском, они заранее предупредили ВСМПО о некотором сокращении квот из-за того, что присоединился еще один поставщик.

О конкуренции

Александр Гришечкин: На Усть-Каменогорском титано-магниевом комбинате выплавляют слитки из титановых сплавов, везут во Францию на Aubert & Duval, откуда уже поставляют для Airbus. У компании Aubert & Duval есть пресс 65 тысяч тонн, который в свое время им поставил Советский Союз, после того как были сделаны две большие машины по 75 тысяч тонн в Верхнюю Салду и в Куйбышев. Да, у этого пресса возможности поменьше. Но если резкие заявления продолжат звучать с самых высоких трибун, это отпугнет покупателей, и они могут переметнуться к тому же Aubert & Duval, и тогда это очень больно ударит по отечественной титановой промышленности. Тем более, что у всех авиапроизводителей — и Boeing, и Airbus, и Bombardier, и Embraer — просматривается тенденция сокращения производства больших машин. Проект А-380, может быть, вообще закроется. При этом несколько больших прессов появилось в Китае.

Будущее — за аддитивными технологиями

РЗ: Какие существуют новые направления развития титановой отрасли?

Андрей Александров: Из новых направлений применения титана сейчас очень активно развивается сфера аддитивных технологий, где используются титановые сферические порошки. В этой связи создаются новые образцы оборудования для производства этих сферических гранул. У российских компаний в этой области — очень хорошие успехи. Особенно стоит отметить ОАО «Электромеханика» и ООО «ЦЭЛТ» — Центр электронно-лучевых технологий. Эти две компании делают оборудование для производства порошков методом центробежного плазменного распыления, позволяющим получать гранулы чрезвычайно высокого качества.
Мы в данной области создали очень хорошую конкуренцию основным западным производителям оборудования для производства титановых порошков. Пока, к сожалению, мы не так активно конкурируем в области производства 3D-принтеров. Но кое-что тоже есть. Интересные образцы, интересные идеи. В Государственном научном центре ЦНИИТМАШ Росатома сделали очень хороший принтер. В Уральском федеральном университете в Екатеринбурге также разрабатывают 3D-принтер, в политехе в Петербурге. То есть работы в этой области ведутся. Я думаю, что в ближайшем будущем мы будем и здесь на хорошем мировом уровне.

РЗ: Дальше главный вопрос — востребованность деталей?

Андрей Александров: По этому поводу очень много споров было в последнее время, и в итоге число скептиков уменьшается. Существует тенденция, что даже такие консервативные организации, которые занимаются сертификацией продукции, идут на контакт, и крайне заинтересованы. ВИАМ, который всегда был против порошковой металлургии, теперь возглавляет движение за аддитивные технологии.
Никуда не денешься, это мировой тренд. Вы знаете, какая динамика по производству титановых порошков? В 2015 году объем мирового рынка составил около ста тонн. В 2016 году — 1000 тонн. По 2017 году пока статистики нет, но она будет превышать эту цифру, я думаю, в разы.

Александр Гришечкин: Я был на выставке в Ле-Бурже в 2017 году, так там был просто «аддитивный бум» — у всех основных производителей на стендах обязательно были детали (не порошки, а уже детали), полученные методом аддитивных технологий из титановых порошков. А на предыдущей выставке 2015 года редко кто предлагал только порошки из титана. Это показатель того, что направление развивается очень динамично. Просто у нас в стране потребители еще не «проснулись».


Текст и фото: Владислав Стрекопытов

rareearth.ru

Титан

Титан особо ценится за низкую плотность в сочетании с высокой прочностью и отличной стойкостью к коррозии. Максимальный показатель прочности на разрыв чистого титана может достигнуть 740 Н/мм2, а показатель такого сплава как LT 33, содержащего алюминий, ванадий и олово, достигает 1200 Н/мм2. Температурный коэффициент расширения металла составляет около половины от температурного коэффициента расширения нержавеющей стали и меди, и одну третью часть от данного коэффициента алюминия. Его плотность составляет около 60% от плотности стали, одну вторую от плотности меди и в 1.7 раз больше, чем у алюминия. Его модуль упругости составляет половину от модуля упругости нержавеющей стали, что делает его стойким и прочным к ударам.Авиакосмическая промышленность остается самым крупным потребителем этого металла. Титановые сплавы, способные к функционированию при температурах от 0°С до 600°С, используются в авиадвигателях для дисков, лопастей, валов и корпусов. Высокопрочные сплавы широко используются в производстве различных деталей, входящих в конструкцию летательных аппаратов — от мелких крепежных деталей, которые весят несколько граммов, до тележек шасси и больших крыльевых балок, вес которых достигает 1 тонны. Титан может составлять 10 процентов ненагруженного веса некоторых серийных пассажирских самолетов. Сейчас титан в основном потребляется в виде диоксида титана — нетоксичного белого пигмента, который используют для производства красок, бумаги, пластмассы и косметики.

Начало

Хотя о существовании титановых минералов известно более 200 лет, серийное производство титана и пигмента диоксида титана для продажи началось не раньше 1940 года. В.Дж.Кроли запатентовал метод производства титана методом угле-хлорирования титанового диоксида в 1938году. Этот элемент был назван в честь Титанов из греческой мифологии немецким химиком МТ.Клапрот, который успешно отделил диоксид титана от рутила в конце восемнадцатого века.

Американское Геологическое управление подсчитало, что добыча ильменита в мире в 2004 году в целом составила 4.8 млн тонн, в то время как добыча рутила в мире в целом составила 400 000 тонн. Ильменит обеспечивает потребность в титановых минералах в мире на 90%. По подсчетам Американского Геологического управления мировые ресурсы анатаза, рутила и ильменита в общем составляют более двух миллиардов тонн.

Производство

Первый этап в производстве титана заключается в изготовлении губки путем хлорирования руды рутила. Хлор и кокс соединяют с рутилом для создания тетрахлорида титана, который затем в замкнутой системе соединяют с магнием для производства титановой губки и хлорида магния. Магний и хлорид магния извлекают для переработки путем использования вакуумного дистилляционного процесса или технологического процесса выщелачивания, создателем которого является Кроль. Основными производителями титановой губки являются США, Россия, Казахстан, Украина, Япония и Китай.

Метод вакуумно-дугового переплава или электронно-лучевая холодная подовая печь используются для плавки губки со скрапом и/или легирующими элементами, такими как ванадий, алюминий, молибден, олово и цирконий для производства переплавленных электродов. Данные электроды можно вновь переплавить методом вакуумно-дугового переплава для производства материала по наиболее строгим спецификациям в авиакосмической сфере и в сфере высоких технологий, или их можно отлить прямо в слябы.

Слитки ВДП имеют цилиндрическую форму и могут весить до 7.94 тонн. Их куют для изготовления слябов или биллетов или используют для прецизионного литья. Методом прокатки производят плиты, листы прутки, стержни и проволоку. Трубы производят из нарезанных из листов штрипсов.

Применение

В повседневной жизни титан обычно ассоциируется с ценными изделиями, такими как наручные часы, оправы для очков, спортивные товары и ювелирные изделия, но кроме этого он широко используется в авиации, а также в других областях, в которых титан, благодаря сочетанию своих физических свойств и био-совместимости, имеет преимущества перед другими металлами. В зависимости от непосредственного назначения, титан конкурирует с никелем, нержавеющей сталью и циркониевыми сплавами.

Многообещающие признаки роста показывает автомобильный сектор. В системах подвесок, например, замена стальных пружин на титановые дает преимущество в виде уменьшения веса на 60%. Также титан применяют в производстве коленчатых валов, соединительных тяг и выхлопных систем. Электростанции и заводы по опреснению морской воды также являются важными областями для роста применения титана. В то же время идет развитие производства титановых подложек для компьютерных жестких дисков.

www.vsmpo.ru

Украинский титан под тенью России @ ЭКОНОМИКА.

Предоставляя сырьевой фундамент лидеру мировой титановой отрасли, Киев может получить гораздо большую выгоду от совместного развития высоких переделов продукции

Переход российской титановой корпорации ВСМПО-АВИСТМА под госконтроль породил массу слухов о возможном переделе собственности в Украине. Аналитики указывают, что некоторые отечественные активы могли бы стать гармоничным дополнением к российскому гиганту — залатать прорехи в сырьевом обеспечении и укрепить его конкурентоспособность.

Интересно, что в мире, помимо России, производство металлического титана из собственного сырья развито лишь в США, Японии, Китае и Украине. Причем украинская титановая отрасль выделяется не только по географическому признаку. Главным ее отличием является полное отсутствие вертикальной интеграции.

СПРАВКА «экономики»

Корпорация ВСМПО-АВИСМА – крупнейший в мире производитель титановых слитков и всех видов полуфабрикатов из титановых сплавов. Партнерами ВСМПО-АВИСМА стали ведущие мировые авиастроительные компании: Boeing, Airbus, SNECMA, General Electric, Rolls Royce, Pratt&Whitney и др. Всего — более 300 фирм в 48 странах мира.

Осенью 2006 года контрольный пакет ВСМПО-АВИСМА перешел в собственность государственной компании «Рособоронэкспорт».

Открытая вражда между хозяевами сырьевых и перерабатывающих титановых предприятий, по словам экспертов, сдерживает развитие отрасли. Из-за жестких межкорпоративных конфликтов и отсутствия государственной поддержки высокорентабельные украинские заводы могут простаивать годами.

Некоторые аналитики полагают, что в текущих условиях наилучший путь развития проблемных предприятий отрасли — это интеграция в международные титановые корпорации, такие как ВСМПО-АВИСТМА. Некоторые источники (в частности журнал «Власть Денег») утверждают, что на высшем уровне между Москвой и Киевом уже ведутся переговоры об обмене производителей титанового сырья на уступки по газу. «Экономика» постаралась рассмотреть основные активы украинской отрасли через призму возможностей консолидации с ВСМПО.

Первый передел – руда

Мощности по добыче титанового сырья (ильменитовых и рутиловых руд), пожалуй, наиболее интересны для России, не имеющей собственного производства этой продукции. Украине же посчастливилось оказаться одной из пяти стран-производителей концентратов этих руд. В стране сосредоточено 20% мировых запасов и добычи ильменита. Украина вмещает 40 титановых месторождений, из которых: 1 — уникальное, 13 — крупных, 12 — разведаных, 5 — разрабатываемых.

Предприятия этого сегмента — Вольногорский и Иршанский горно-оборатительные комбинаты — стабильно работали даже в самые тяжелые для Украины времена. Производимого в стране сырья всегда с лихвой хватало не только для отечественных изготовителей титановой губки и диоксида титана, но и для российских заводов. Вольногорский ГМК, к примеру, почти полностью покрывает потребности Березниковского титано-магниевого комбината «Ависма» (г. Березники, Россия) в титановом концентрате. Ильменит, как известно, в России не добывается и зависимость от иностранного поставщика таит в себе серьезную угрозу.

Теоретически Украина может даже поставить на колени российского титанового гиганта. Блокирование поставок ильменита по любой причине (авария, сознательное ограничение) может вызвать катастрофу на ВСМПО. «В любой момент производство магния и титана может быть остановлено с нанесением гигантского материального ущерба, срывом сроков поставки конечной продукции, экономическими и юридическими санкциями со стороны заказчиков», – сообщал правительству РФ гендиректор ВСМПО-АВИСТМА Владислав Тетюхин в предложениях по развитию титанового комплекса.

Не удивительно, что российские инвесторы активно ищут способы увеличить долю своего участия в управлении украинскими рудниками. Не так давно зайти на этот рынок пытался владелец компании «Ренова» Виктор Вексельберг.

В настоящее время оба горнодобывающих комбината находятся в аренде у совместного предприятия, образованного в 2004 году госкомпанией «Титан», получившей 50%+1 акций СП, и никому не известной в то время фирмой RSJ Erste, зарегистрированной в Германии. Последняя контролирует пакет из 50%-1 акций СП, но, по словам экспертов, играет доминирующую роль в управлении активами СП.

То, что в основе компании RSJ не немецкий капитал, не отрицают и сами инвесторы. Однако, кто является реальными ее собственниками — тайна за семью замками. Официально признал свое участие в контроле над RSJ Erste бизнесмен Дмитрий Фирташ, который является главным партнером «Газпрома» в швейцарской RosUkrEnergo (монопольном поставщике газа на Украину). Но эксперты уверяют, что доли в RSJ имеют и другие российские и украинские бизнесмены, предпочитающие оставаться в тени.

Полуфабрикаты – губка

Сырьем для производства титана служит не ильменит, а высокотехнологичный продукт его переработки – губчатый титан. Лишь шесть стран мира: Россия, Казахстан, США, Япония, Китай и Украина могут производить этот стратегический товар. Сегодня именно недостаток собственной губки, по словам представителей ВСМПО-АВИСТМА, сдерживает дальнейшую экспансию российского гиганта на мировые рынки.

Несколько месяцев назад корпорация заявила о намерении вложить $300 млн. в наращивание производства губчатого титана. В Украине незамедлительно растиражировались слухи, будто россияне на самом высшем уровне лоббируют создание совместного русско-украинского предприятия на базе казенного Запорожского титано-магниевого комбината (ЗТМК).

У россиян уже есть успешный опыт присвоения украинской алюминиевой отрасли. По слухам, новые инвесторы «отбили» стоимость Николаевского глиноземного завода за год. Многие аналитики убеждены, что пролоббировать аналогичным образом покупку успешно работающего ЗТМК россиянам гораздо выгоднее, чем строить необходимые им новые мощности.

Монопольный производитель губчатого титана в Украине — ЗТМК — считается флагманом украинской титановой отрасли. Как и все аналогичные предприятия, не подлежащий приватизации ЗТМК носит статус стратегического актива. В действительности же государство не заказывает продукцию у комбината, и большую часть производимой губки комбинат предпочитает поставлять не украинским переработчикам, а зарубежным посредническим компаниям для последующей перепродажи.

Такие стратегии государственного руководства ЗТМК создали проблемы многим другим украинским предприятиям. Так, из-за отказов в поставке сырья, около двух лет до февраля 2006-го стоял киевский титановый завод компании «Фико». По той же причине с августа 2005-го по октябрь 2006-го не имел возможности плавить металл завод компании «Антарес».

Проектные мощности ЗТМК (20 тыс. тонн в год) загружены сейчас на 45-50%. Однако комбинат решил акцентировать свои усилия не на расширении выпуска губки, а на создании собственного производства слитков. На фоне аналогичных простаивающих в Украине мощностей, такое решение выглядит странным. При нынешней рыночной конъюнктуре губчатый титан легко реализуется по $18,5/кг, при себестоимости его производства, по оценкам экспертов, $6-8/кг. В то же время титановые слитки торгуются сегодня в диапазоне $20-25/кг, что дает очень малую добавленную стоимость по сравнению с губкой.

Производство слитков

Наивысшее звено украинской цепочки производства титана образует изготовители слитков: научно-производственный центр «Титан» при институте им. Патона, завод компании «Антарес» и завод компании «Фико». Все три предприятия расположены в Киеве, используют схожие электронно-лучевые печи и выплавляют титановые слитки, удовлетворяющие общепризнанным международным стандартам GRADE 2 (Азот – 0,03%, Углерод — 0,1%, Водород — 0,015%, Кислород — 0,25%, Железо – 0,3%, остальное титан).

Сходство киевских производителей объясняется тем, что печи частных компаний «Фико» и «Антарес» проектировали инженеры, переманенные из государственного НПЦ «Титан». Главным конкурентным преимуществом украинской технологии является низкая себестоимость титановых слитков, в которой около 90% занимает цена губки.

СПРАВКА «ЭКОНОМИКИ»

Ажиотажный спрос на титан обусловлен уникальными свойствами этого металла: титан лишь в полтора раза тяжелее алюминия, но превосходит его по прочности в шесть раз. При этом он очень пластичен, легко поддается ковке, сварке и механической обработке, не магнитен, обладает отличной стойкостью к агрессивным средам, сверхнизкой и высокой до 500-550°С температуре. Более 50% титанового проката идет на нужды авиакосмической отрасли.

Промышленное извлечение титана в основном производится из ильменита – FeTiO3 (36,8% железа, 31,6% кислорода, 31,6% титана) и рутила – TiO2 (60% титана, 40% кислорода). В мире титан в промышленном масштабе производят лишь пять стран: Россия (35 тыс. тонн в год), США (28-32 тыс. тонн), Япония  (18-20 тыс. тонн), Китай (до 8 тыс. тонн) и Украина (до 2 тыс. тонн).

Стоит отметить, что, высокая экономичность производства на украинских титановых заводах все же не позволяет им создать конкуренцию ВСМПО-АВИСТМЕ. Причина в том, что электронно-лучевые печи пока не научились производить металл с однородным химическим составом, как того требует аэрокосмическая отрасль. Поэтому на текущий момент украинцам приходится довольствоваться менее прибыльными нишами. Киевский «коммерческий» титан охотно покупают зарубежные изготовители различных строительных конструкций, сейфов, бронежилетов, несложных деталей для автомобилей, катеров и самолетов.

Впрочем, наука, которая развивается на киевских заводах в непосредственной близости от производства, не стоит на месте. Качество электронно-лучевого титана растет, появляются новые сплавы и новая продукция. Так в институте Патона в стадии разработки находится агрегат, который позволит выплавлять «вечную» трубу полутораметрового диаметра. По словам директора НПЦ «Титан» Владимира Тригуба, такие коррозиестойкие трубы будут пользоваться неограниченным спросом со стороны российской нефтегазовой отрасли, так как их можно применять в частности для укрепления платформ на шельфах Азовского моря.

Пока же Украина вынуждены экспортировать титановые слитки, переработка которых позволяет иностранцам резко увеличивать добавленную стоимость продукции. По данным международной ассоциации «Титан», если слитки перекатать в полуфабрикаты, их стоимость увеличится вдвое. Стоимость титановых спорттоваров увеличивается по сравнению со слитками – в 12-200 раз, автомобилей – в 50-100 раз, потребительских товаров – в 100-800 раз, медицинских компонентов – в 200-10 000 раз, украшений в 1000-10 000 раз.

Наладить собственное прокатное производство украинским бизнесменам пока не позволяют финансы. По расчетам экспертов, хороший прокатный цех совместно с сопутствующими печами для нагрева, травильным отделением и химической лабораторией, потянет на $300-500 млн. долл. Теоретически, недостающие инвестиции можно привлечь с помощью зарубежных партнеров, однако вкладывать деньги в нестабильно работающую отрасль – огромный риск.

«Есть много направлений, которые мы могли бы успешно развивать совместно с ВСМПО-АВИСМА. В Украине есть научные разработки, на несколько лет опережающие нынешний мировой уровень титановой отрасли. Однако о сотрудничестве говорить не приходится, так как наши предприятия работают с большими перебоями из-за пресловутых проблем с поставками сырья», — сообщил «Экономике» бывший гендиректор завода компании «Антарес» народный депутат Григорий Смитюх.

Продажа титановых активов россиянам, по мнению эксперта, не самый мудрый выход. «Если государство не в состоянии навести порядок на своих предприятиях, пусть продает — покупатели всегда найдутся! Выручить за украинский титан можно немало. Однако максимальную выгоду (прибыль, высокооплачиваемые рабочие места, доходы смежных отраслей…) государство получит, когда между сырьевыми и перерабатывающими титановыми предприятиями Украины нормализуются взаимоотношения. Привлечь инвестиции, необходимые для расширения и технологического совершенствования производства, страна вполне может за счет собственных средств. Но для этого правительство должно продумать четкую долговременную программу развития отрасли и контролировать, чтобы предприятия гармонично взаимодействовали между собой», — считает Смитюх.

economica.com.ua

Титановые мощности России

СУДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ МАСШТАБ

В короткие сроки Чепецкий механический завод полностью закрыл потребность российской судостроительной отрасли в тита­ новом прокате, освоив широкую номенклатуру продукции, востре­ бованной на данном рынке, – трубы, пруток, сварочная проволока.

«Основным достижением 2017 года можно назвать осво­ ение труб большого диаметра, – отмечает руководитель проекта по титану АО «ЧМЗ» Сергей Поздеев. – В настоящее время осваивается производство труб с ультрамелкозернистой структурой, что позво­ лит повысить эксплуатационные характеристики изделий, в кото­ рых они применяются.

Титан и его сплавы применяются для изготовления продук­ ции ответственного назначения, к качеству которой предъявляются повышенные требования. Продукция поставляется предприятиям атомного энерго-машиностроения, судостроения и авиастроения по специальным требованиям, в том числе под контролем «РТ-техпри­ емка» и Морского регистра.

Приоритетное направление развития производства – рас­ ширение номенклатуры высокотехнологичной продукции с глубо­ кой степенью переработки. В этом процессе задействованы лучшие специалисты Чепецкого механического завода, а также привлече­ на ведущая научная организация в области материаловедения – ЦНИИ КМ «Прометей».




Титановые мощности России / «Чепецкий механический завод», ОАО

РОСТ НА РЫНКАХ

Предприятием освоен ряд инновационных продуктов, ана­ логичных производств которых на российском рынке на сегодня нет. ЧМЗ – единственный в стране производитель полного объема номенклатур горячеи холоднодеформированной титановой трубы, ключевой производитель и поставщик титановой сварочной прово­ локи и единственный производитель интерметаллидных сплавов.

Титановое производство – одно из основных направлений развития неядерных бизнесов Чепецкого механического завода. В рамках имеющейся стратегии в конце 2018 года титановое произ­ водство Чепецкого механического завода выйдет на полную проект­ ную мощность.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

ВАЛЕРИЙ ЛЕОНОВ, заместитель генерального директора ЦНИИ конструкционных материалов «Прометей»

Титан – это материал XXI века. Думаю, что его востребованность в судостроении будет сохраняться достаточно долгое время. А если пойдет соответствующее финансирование, то область применения титановых сплавов даже расширится, поскольку этот материал уникален по целому ряду свойств. Там, где требуется коррозионная стойкость с высокой удельной прочностью, без титана трудно обойтись. И, в первую очередь, в специальных изделиях, в транспортной энергетике, в трубопроводных системах. То, что Чепецкий механический завод ориентируется на титановое направление это очень хорошо для обеспечения российских промышленных предприятий авиаи судостроения.

По мнению экспертов, сейчас в России потребность в титане значительно уступает объемам 70-80-х годов ХХ века, когда он при­ менялся для производства многих металлоемких конструкций.

Однако это не мешает Чепецкому механическому заводу наращивать объемы производства, завоевывая позиции на новых рынках. 2017 год на предприятии называют «годом сертификации для зарубежных заказчиков». ЧМЗ квалифицирован в качестве по­ ставщика и производителя труб, прутков, проволоки.

www.korabel.ru

Производство титана | Металлургический портал MetalSpace.ru

Для получения титана применяют магниетермический способ, который включает операции:

  • получение титановых концентратов;
  • производство титанового шлака;
  • производство четыреххлористого титана;
  • восстановление четыреххлористого титана магнием;
  • вакуумная сепарация реакционной массы;
  • плавка титановой губки в вакуумных печах.

Получение титановых концентратов

Титановые руды подвергают обогащению, в результате которого получают концентраты с повышенным содержанием TiO2 . Наиболее распространенным сырьем для получения титана является титано-магнетитановые руды, из которых выделяют ильменитовый концентрат, содержащий 40 – 45% TiO2, 30% FeO, 20% Fe2O3 и 5 – 7% пустой породы.

Производство титанового шлака

Основное назначение этого процесса – отделение оксидов железа от оксида титана. Для этого ильменитовый концентрат плавят в смеси с древесным углём и антрацитом в электропечах, где оксиды железа и часть титана восстанавливаются по реакции:

3(FeO·TiO2) + 4C = 3Fe + Ti3O5 + 4CO

Восстановленное железо науглероживается, образуя чугун, который собирается на дне ванны печи, отделяясь от остальной массы шлака вследствие различия их удельных весов. Чугун и шлак разливают отдельно в изложницы. Полученный титановый шлак содержит 80 – 90% TiO2.

Производство четырёххлористого титана

Для получения металлического титана используют хлорид титана, полученный путём хлорирования титанового шлака. Для этого титановый шлак измельчают, смешивают с углем и каменноугольным пеком, так как процесс хлорирования может проходить успешно только в присутствии восстановителя, и брикетируют при нагреве до 800 °С без доступа воздуха. Полученные брикеты подвергают хлорированию в специальных печах. В нижней части печи располагается угольная насадка, нагревающаяся при пропускании через неё электрического тока. В печь подают брикеты титанового шлака, а через фурмы – хлор.

При температуре 800 – 1250 °С в присутствии углерода образуются четыреххлористый титан по реакции:

TiO2 + 2C + 2Cl2 = TiCl4 + 2CO

В качестве побочных продуктов получаются также хлориды других металлов (FeCl2, MnCl, CrCl3 CaCl2 и др.).

Благодаря различию температур кипения образующихся хлоридов, четыреххлористый титан отделяется и очищается от остальных хлоридов методом ректификации в специальных установках.

Восстановление четыреххлористого титана магнием

Восстановление осуществляется в специальных реакторах при температуре 950 – 1000 °С. В реактор загружают чушковый магний и после откачки воздуха и заполнения полоти реактора аргоном внутрь его подают парообразный четыреххлористый титан. Процесс восстановления титана идёт по реакции:

TiCl4 + 2Mg = Ti + 2MgCl2

Металлический титан оседает на стенках, образуя губчатую массу, а хлористый магний в виде расплава выпускают через лётку реактора. В результате восстановления образуется реакционная масса, представляющая собой губку титана, пропитанную магнием и хлористым магнием, содержание которых достигает 35 – 40%.

Вакуумная сепарация реакционной массы

Сепарацию проводят с целью отделения титановой губки от магния и хлористого магния. Процесс отделения состоит в том, что реакционную массу нагревают до 900 – 950 °С в герметичном устройстве электронагревательной печи, в котором создаётся вакуум. При этом часть хлористого магния удаляется в жидком виде, а остальная часть хлористого магния и магний испаряются. Титановая губка после очистки направляется на плавку.

Плавка титановой губки в вакуумнодуговых печах. Плавка губки методом вакуумно-дугового переплава является основным способом переработки её в слитки. Вакуум печи предохраняет титан от окисления и способствует очистке его от примесей. Полученные слитки титана переплавляют вторично для удаления дефектов, используя как расходуемые электроды. После этого чистота титана составляет 99,6 – 99,7%. После вторичного переплава слитки используют для обработки давлением (ковка, штамповка, прокатка).

ПОДЕЛИСЬ ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

metalspace.ru

Перспективы титана России: проблемы Украины (Часть 2)

Россия входит в тройку крупнейших мировых продуцентов титановой губки и металлического титана, при этом, лишь очень небольшая часть этой продукции производится из собственного сырья. При этом РФ не производит ильменитовый, рутиловый, лейкоксеновый концентраты и пигментную двуокись титана.

Россия входит в тройку крупнейших мировых продуцентов титановой губки и металлического титана, при этом, лишь очень небольшая часть этой продукции производится из собственного сырья. При этом РФ не производит ильменитовый, рутиловый, лейкоксеновый концентраты и пигментную двуокись титана.

 

Производство продукции из титана в России

 

Большая часть губки производится на Березниковском титано-магниевом заводе компании АО «Ависма» (Пермская обл.) из концентрата, закупаемого, в основном, в Украине (110-130 тыс. т ежегодно). Около 50% губки произведенной в России экспортируется.

 

Монополистом по выпуску титановых полуфабрикатов (слитки, листы, трубы и др.) является ОАО «Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение (ВСМПО)», которое производит в год 15-20 тыс. тонн титановой продукции, что составляет 14% мирового производства. Две трети и более этой продукции экспортируется в 33 страны мира и крупнейшим авиастроительным компаниям. В феврале 2005г. произошло слияние двух титановых компаний: ОАО «АВИСМА-титано-магниевый комбинат», выпускающего губчатый титан из ильменитовых концентратов, поставляемых из Украины, и ОАО «Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение», выпускающего титановую продукцию из губчатого титана, поставляемого «АВИСМой», и образование ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА» (контролируется ФГУП «Рособоронэкспорт», которое в свою очередь входит в состав госконцерна «Ростехнологии»). Корпорация поставляет титановые комплектующие компаниям Boeing (40% всех поставок) и Airbus (80% всех поставок до 2020г). В частности, она будет единственным поставщиком титана для нового лайнера Boeing-787 (Dreamliner) 30% деталей которого предполагается изготавливать из титановых сплавов.

 

На мощностях ОАО «Ключевской завод ферросплавов» и ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА» производится ежегодно около 17 тыс. тонн ферротитана из ильменитового концентрата и титанового лома. Основной продукт переработки титановых руд — пигментный диоксид титана — в России производится в очень незначительных количествах на мощностях ОАО «Соликамский магниевый комбинат», ОАО «Химпром» (Волгоград), поэтому спрос на пигментный диоксид титана в России удовлетворяется за счет импорта.

 

Минерально-сырьевая база титана России

 

В последние годы, в Госдокладах Минприроды России «Состояние и использование минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации» появилось утверждение, что по объему прогнозных ресурсов титана Россия занимает второе место в мире, после Китая. Ресурсы превышают 700 млн. тонн и представлены категориями Р1 и Р2. Таким же образом, утверждается, что Россия располагает и крупными запасами (общие 480 млн. тонн, в том числе промышленные 167 млн. тонн двуокиси титана), также занимая второе-третье место в мире после Китая. Эти утверждения, должны были бы внести существенные коррективы в мировой баланс запасов, базу запасов титана и добычу.

 

Но, основная масса запасов и ресурсов титана России заключена в группе Хибинских месторождений, Ловозерском (Мурманская область), Чинейском и Кручининском (Читинская), Медведевском и Копанском (Челябинская), Куранахском (Амурская) коренных месторождениях, и подчиненная — в россыпных – Лукояновском (Нижегородская), Тарском (Омская), Туганском и Георгиевском (Томская), Центральном (Тамбовская), Ордынском и Бешпагирском (Ставропольский край), Тулунском и Даурском (Иркутская область) месторождениях, а также Ярегском метаморфизованном нефте — титановом месторождении на Южном Тимане.

 

Крупное Ловозерское редкоземельно — редкометальное месторождение разрабатывается с прошлого столетия, включает, по разным оценкам, от 2 до 10% запасов титана России в лопаритовых рудах содержащих 1.2-1.9% двуокиси титана. Недропользователь — ЗАО «Ловозерская горнообогатительная компания» — попутно производит лопаритовый концентрат.

 

Куранахское ильменит — титаномагнетитовое месторождение находится на северо-западе Амурской области, в 35 километрах от станции Олекма (БАМ). Основными продуктами переработки руд Куранахского месторождения могут быть титаномагнетит с содержанием железа не ниже 61,5% и богатым — до 1% — содержанием пентоксида ванадия и ильменит. Недропользователем — компанией «Ариком» (владельцы П.Хамбро и П.Масловский) — пуск предприятия переносился несколько раз и, в последнем варианте, запланирован на 2008 год. Производственные мощности первой очереди составят 290 тысяч тонн в год ильменитового концентрата и 900 тысяч тонн в год титаномагнетитового концентрата

 

Чинейское месторождение титаномагнетитовых руд обнаружено в 30-х годах прошлого столетия, также значительное. Имеет запасы 1,5 млрд. тонн руды и 30,3 млн. тонн двуокиси титана, со средним содержанием железа общего 33,5%, двуокиси титана 6,5%. Лицензия на разработку месторождения получена ОАО «Забайкалстальинвест» (контролируется компанией «Союзметаллресурс»).

 

Кручининское месторождение вкрапленных апатит-ильменит- титаномагнетитовых руд имеет запасы руды в количестве 171 млн. тонн, запасы двуокиси титана 24,8 млн. тонн, при среднем содержании двуокиси 8,4% и железа общего 15-18%. Медведевское ильменит — титаномагнетитовое месторождение имеет близкие характеристики: запасы двуокиси титана 20,7 млн. тонн, со средним содержанием двуокиси 7,0%. Держателем лицензии на Медведевское месторождение является ОАО «Медведевский ГОК» (ОАО «Металлинвест»). Кручининское месторождение находится в т. н. нераспределенном фонде.

 

В 2008г. администрацией Челябинской области выставлено на аукцион Копанское ильменит — титаномагнетитовое месторождение с запасами двуокиси титана 7,8 млн. тонн, при среднем содержании двуокиси 7,62% и железа общего 36,5%.

 

На долю россыпных месторождений титана приходится, по разным источникам, от 3 до 30% балансовых запасов РФ. В отличие от коренных месторождений, содержащих титан преимущественно в виде титаномагнетита, перовскита, лопарита, сфена, эти месторождения содержат титан в виде ильменита и рутила.

 

Лицензия на разработку Лукояновского месторождения принадлежит ООО «Геостар», Тарского – АООТ «Цирконгеология» (Тарский ГОК), Туганского – ОАО «Томскнефтегазгеология», Ярегского — ОАО «Ярегская нефтетитановая компания» и ОАО «Ярега Руда», Центрального – ГМК «Норникель» (93,5% запасов) и ООО “ГПК Титан» (6,5% запасов) – компания куплена ВСМПО-АВИСМой в 2008 г, Бешпагирского – ООО «Техноцентр» (контролируется холдингом «ИТЕРА»). Тулунское и Даурское в 2008г. выставлены на аукцион администрацией Иркутской области.

 

Туганское циркон — ильменитовое россыпное месторождение выявлено в 50-х годах прошлого столетия при поисках стекольных песков в полосе железной дороги Томск — Асино. Рудные пески перекрыты довольно мощным чехлом отложений палеоген – неоген — четвертичного возраста, мощность которого возрастает по мере погружения фундамента с 11 до 100м. Отработка глубоко залегающих рудных песков (50м и глубже) планировалась с применением технологии скважинной гидродобычи. Запасы месторождения оцениваются в 1,8 млн. тонн двуокиси титана в 125 млн. тонн рудных песков.

 

Георгиевское месторождение является аналогом Туганского, но залегает на глубинах более 100м. Одно из наиболее крупных россыпных месторождений России – Центральное, открыто в 1959г, до 1992г числилось с забалансовыми запасами. В 1992 на баланс поставлено 1,7 млрд. тонн рудных песков, 20 млн. тонн двуокиси титана, включая 27 млн. тонн ильменита и 5,5 млн. тонн рутила, а также 4,9 млн. тонн циркона. Разведанные запасы Тулунского месторождения составляют 1,98 млн. тонн. Запасы Даурского — 2,2 млн. тонн. При этом, от 40 до 50% запасов ильменита в песках и песчаниках этих месторождений, сосредоточено в классе минус 0,02мм.

 

Ордынское месторождение обладает ресурсами двуокиси титана в 20,9 млн. тонн и залегает на глубинах 166-190м от дневной поверхности. Бешпагирское месторождение имеет запасы двуокиси титана 4 млн. тонн (балансовые — 441 тыс. тонн) в 332 млн. тонн рудных песков. Ярегское нефте–титановое месторождение является наиболее крупным месторождением титана в России (67 млн. тонн двуокиси титана). Разрабатывается шахтным способом как нефтяное месторождение с 40-х годов прошлого столетия. Рудоносные лейкоксен — кварцевые песчаники образуют пласты мощностью от 2 до 20м под нефтяной залежью на глубинах 150-280м с содержанием двуокиси титана от 1 до 10-12% (в богатых разностях) и также содержат тяжелую нефть. Руды месторождения труднообогатимы и технология извлечения лейкоксена из них пока не отработана. Всего в распределенном фонде находится 13 месторождений, содержащих более 80% балансовых запасов титановых руд страны.

 

При этом, ни одно из месторождений собственно титановых руд в России не разрабатываются, титан добывается попутно из комплексных руд Ловозерского месторождения (около 3 тыс. тонн двуокиси титана в год) и из хвостов флотации апатит- нефелиновых руд Хибинских месторождений. Ловозерский лопаритовый концентрат перерабатывается на Соликамском магниевом заводе в Пермской области.

uaprom.info

Украинский титан под тенью России @ ЭКОНОМИКА.

Предоставляя сырьевой фундамент лидеру мировой титановой отрасли, Киев может получить гораздо большую выгоду от совместного развития высоких переделов продукции

Переход российской титановой корпорации ВСМПО-АВИСТМА под госконтроль породил массу слухов о возможном переделе собственности в Украине. Аналитики указывают, что некоторые отечественные активы могли бы стать гармоничным дополнением к российскому гиганту — залатать прорехи в сырьевом обеспечении и укрепить его конкурентоспособность.

Интересно, что в мире, помимо России, производство металлического титана из собственного сырья развито лишь в США, Японии, Китае и Украине. Причем украинская титановая отрасль выделяется не только по географическому признаку. Главным ее отличием является полное отсутствие вертикальной интеграции.

СПРАВКА «экономики»

Корпорация ВСМПО-АВИСМА – крупнейший в мире производитель титановых слитков и всех видов полуфабрикатов из титановых сплавов. Партнерами ВСМПО-АВИСМА стали ведущие мировые авиастроительные компании: Boeing, Airbus, SNECMA, General Electric, Rolls Royce, Pratt&Whitney и др. Всего — более 300 фирм в 48 странах мира.

Осенью 2006 года контрольный пакет ВСМПО-АВИСМА перешел в собственность государственной компании «Рособоронэкспорт».

Открытая вражда между хозяевами сырьевых и перерабатывающих титановых предприятий, по словам экспертов, сдерживает развитие отрасли. Из-за жестких межкорпоративных конфликтов и отсутствия государственной поддержки высокорентабельные украинские заводы могут простаивать годами.

Некоторые аналитики полагают, что в текущих условиях наилучший путь развития проблемных предприятий отрасли — это интеграция в международные титановые корпорации, такие как ВСМПО-АВИСТМА. Некоторые источники (в частности журнал «Власть Денег») утверждают, что на высшем уровне между Москвой и Киевом уже ведутся переговоры об обмене производителей титанового сырья на уступки по газу. «Экономика» постаралась рассмотреть основные активы украинской отрасли через призму возможностей консолидации с ВСМПО.

Первый передел – руда

Мощности по добыче титанового сырья (ильменитовых и рутиловых руд), пожалуй, наиболее интересны для России, не имеющей собственного производства этой продукции. Украине же посчастливилось оказаться одной из пяти стран-производителей концентратов этих руд. В стране сосредоточено 20% мировых запасов и добычи ильменита. Украина вмещает 40 титановых месторождений, из которых: 1 — уникальное, 13 — крупных, 12 — разведаных, 5 — разрабатываемых.

Предприятия этого сегмента — Вольногорский и Иршанский горно-оборатительные комбинаты — стабильно работали даже в самые тяжелые для Украины времена. Производимого в стране сырья всегда с лихвой хватало не только для отечественных изготовителей титановой губки и диоксида титана, но и для российских заводов. Вольногорский ГМК, к примеру, почти полностью покрывает потребности Березниковского титано-магниевого комбината «Ависма» (г. Березники, Россия) в титановом концентрате. Ильменит, как известно, в России не добывается и зависимость от иностранного поставщика таит в себе серьезную угрозу.

Теоретически Украина может даже поставить на колени российского титанового гиганта. Блокирование поставок ильменита по любой причине (авария, сознательное ограничение) может вызвать катастрофу на ВСМПО. «В любой момент производство магния и титана может быть остановлено с нанесением гигантского материального ущерба, срывом сроков поставки конечной продукции, экономическими и юридическими санкциями со стороны заказчиков», – сообщал правительству РФ гендиректор ВСМПО-АВИСТМА Владислав Тетюхин в предложениях по развитию титанового комплекса.

Не удивительно, что российские инвесторы активно ищут способы увеличить долю своего участия в управлении украинскими рудниками. Не так давно зайти на этот рынок пытался владелец компании «Ренова» Виктор Вексельберг.

В настоящее время оба горнодобывающих комбината находятся в аренде у совместного предприятия, образованного в 2004 году госкомпанией «Титан», получившей 50%+1 акций СП, и никому не известной в то время фирмой RSJ Erste, зарегистрированной в Германии. Последняя контролирует пакет из 50%-1 акций СП, но, по словам экспертов, играет доминирующую роль в управлении активами СП.

То, что в основе компании RSJ не немецкий капитал, не отрицают и сами инвесторы. Однако, кто является реальными ее собственниками — тайна за семью замками. Официально признал свое участие в контроле над RSJ Erste бизнесмен Дмитрий Фирташ, который является главным партнером «Газпрома» в швейцарской RosUkrEnergo (монопольном поставщике газа на Украину). Но эксперты уверяют, что доли в RSJ имеют и другие российские и украинские бизнесмены, предпочитающие оставаться в тени.

Полуфабрикаты – губка

Сырьем для производства титана служит не ильменит, а высокотехнологичный продукт его переработки – губчатый титан. Лишь шесть стран мира: Россия, Казахстан, США, Япония, Китай и Украина могут производить этот стратегический товар. Сегодня именно недостаток собственной губки, по словам представителей ВСМПО-АВИСТМА, сдерживает дальнейшую экспансию российского гиганта на мировые рынки.

Несколько месяцев назад корпорация заявила о намерении вложить $300 млн. в наращивание производства губчатого титана. В Украине незамедлительно растиражировались слухи, будто россияне на самом высшем уровне лоббируют создание совместного русско-украинского предприятия на базе казенного Запорожского титано-магниевого комбината (ЗТМК).

У россиян уже есть успешный опыт присвоения украинской алюминиевой отрасли. По слухам, новые инвесторы «отбили» стоимость Николаевского глиноземного завода за год. Многие аналитики убеждены, что пролоббировать аналогичным образом покупку успешно работающего ЗТМК россиянам гораздо выгоднее, чем строить необходимые им новые мощности.

Монопольный производитель губчатого титана в Украине — ЗТМК — считается флагманом украинской титановой отрасли. Как и все аналогичные предприятия, не подлежащий приватизации ЗТМК носит статус стратегического актива. В действительности же государство не заказывает продукцию у комбината, и большую часть производимой губки комбинат предпочитает поставлять не украинским переработчикам, а зарубежным посредническим компаниям для последующей перепродажи.

Такие стратегии государственного руководства ЗТМК создали проблемы многим другим украинским предприятиям. Так, из-за отказов в поставке сырья, около двух лет до февраля 2006-го стоял киевский титановый завод компании «Фико». По той же причине с августа 2005-го по октябрь 2006-го не имел возможности плавить металл завод компании «Антарес».

Проектные мощности ЗТМК (20 тыс. тонн в год) загружены сейчас на 45-50%. Однако комбинат решил акцентировать свои усилия не на расширении выпуска губки, а на создании собственного производства слитков. На фоне аналогичных простаивающих в Украине мощностей, такое решение выглядит странным. При нынешней рыночной конъюнктуре губчатый титан легко реализуется по $18,5/кг, при себестоимости его производства, по оценкам экспертов, $6-8/кг. В то же время титановые слитки торгуются сегодня в диапазоне $20-25/кг, что дает очень малую добавленную стоимость по сравнению с губкой.

Производство слитков

Наивысшее звено украинской цепочки производства титана образует изготовители слитков: научно-производственный центр «Титан» при институте им. Патона, завод компании «Антарес» и завод компании «Фико». Все три предприятия расположены в Киеве, используют схожие электронно-лучевые печи и выплавляют титановые слитки, удовлетворяющие общепризнанным международным стандартам GRADE 2 (Азот – 0,03%, Углерод — 0,1%, Водород — 0,015%, Кислород — 0,25%, Железо – 0,3%, остальное титан).

Сходство киевских производителей объясняется тем, что печи частных компаний «Фико» и «Антарес» проектировали инженеры, переманенные из государственного НПЦ «Титан». Главным конкурентным преимуществом украинской технологии является низкая себестоимость титановых слитков, в которой около 90% занимает цена губки.

СПРАВКА «ЭКОНОМИКИ»

Ажиотажный спрос на титан обусловлен уникальными свойствами этого металла: титан лишь в полтора раза тяжелее алюминия, но превосходит его по прочности в шесть раз. При этом он очень пластичен, легко поддается ковке, сварке и механической обработке, не магнитен, обладает отличной стойкостью к агрессивным средам, сверхнизкой и высокой до 500-550°С температуре. Более 50% титанового проката идет на нужды авиакосмической отрасли.

Промышленное извлечение титана в основном производится из ильменита – FeTiO3 (36,8% железа, 31,6% кислорода, 31,6% титана) и рутила – TiO2 (60% титана, 40% кислорода). В мире титан в промышленном масштабе производят лишь пять стран: Россия (35 тыс. тонн в год), США (28-32 тыс. тонн), Япония  (18-20 тыс. тонн), Китай (до 8 тыс. тонн) и Украина (до 2 тыс. тонн).

Стоит отметить, что, высокая экономичность производства на украинских титановых заводах все же не позволяет им создать конкуренцию ВСМПО-АВИСТМЕ. Причина в том, что электронно-лучевые печи пока не научились производить металл с однородным химическим составом, как того требует аэрокосмическая отрасль. Поэтому на текущий момент украинцам приходится довольствоваться менее прибыльными нишами. Киевский «коммерческий» титан охотно покупают зарубежные изготовители различных строительных конструкций, сейфов, бронежилетов, несложных деталей для автомобилей, катеров и самолетов.

Впрочем, наука, которая развивается на киевских заводах в непосредственной близости от производства, не стоит на месте. Качество электронно-лучевого титана растет, появляются новые сплавы и новая продукция. Так в институте Патона в стадии разработки находится агрегат, который позволит выплавлять «вечную» трубу полутораметрового диаметра. По словам директора НПЦ «Титан» Владимира Тригуба, такие коррозиестойкие трубы будут пользоваться неограниченным спросом со стороны российской нефтегазовой отрасли, так как их можно применять в частности для укрепления платформ на шельфах Азовского моря.

Пока же Украина вынуждены экспортировать титановые слитки, переработка которых позволяет иностранцам резко увеличивать добавленную стоимость продукции. По данным международной ассоциации «Титан», если слитки перекатать в полуфабрикаты, их стоимость увеличится вдвое. Стоимость титановых спорттоваров увеличивается по сравнению со слитками – в 12-200 раз, автомобилей – в 50-100 раз, потребительских товаров – в 100-800 раз, медицинских компонентов – в 200-10 000 раз, украшений в 1000-10 000 раз.

Наладить собственное прокатное производство украинским бизнесменам пока не позволяют финансы. По расчетам экспертов, хороший прокатный цех совместно с сопутствующими печами для нагрева, травильным отделением и химической лабораторией, потянет на $300-500 млн. долл. Теоретически, недостающие инвестиции можно привлечь с помощью зарубежных партнеров, однако вкладывать деньги в нестабильно работающую отрасль – огромный риск.

«Есть много направлений, которые мы могли бы успешно развивать совместно с ВСМПО-АВИСМА. В Украине есть научные разработки, на несколько лет опережающие нынешний мировой уровень титановой отрасли. Однако о сотрудничестве говорить не приходится, так как наши предприятия работают с большими перебоями из-за пресловутых проблем с поставками сырья», — сообщил «Экономике» бывший гендиректор завода компании «Антарес» народный депутат Григорий Смитюх.

Продажа титановых активов россиянам, по мнению эксперта, не самый мудрый выход. «Если государство не в состоянии навести порядок на своих предприятиях, пусть продает — покупатели всегда найдутся! Выручить за украинский титан можно немало. Однако максимальную выгоду (прибыль, высокооплачиваемые рабочие места, доходы смежных отраслей…) государство получит, когда между сырьевыми и перерабатывающими титановыми предприятиями Украины нормализуются взаимоотношения. Привлечь инвестиции, необходимые для расширения и технологического совершенствования производства, страна вполне может за счет собственных средств. Но для этого правительство должно продумать четкую долговременную программу развития отрасли и контролировать, чтобы предприятия гармонично взаимодействовали между собой», — считает Смитюх.

economica.com.ua

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о