Разное

Великой депрессии: Великой депрессии – 80 лет

06.03.1975

Содержание

Великой депрессии – 80 лет

В 1920-е годы экономики ведущих стран мира восстановились после Первой мировой войны, вступив в период стабилизации. В конце 1928 года в США состоялись очередные президентские выборы. Они проходили под лозунгами «процветания» и «исключительности» американской экономики. Победу на них одержал республиканец Герберт Гувер, который смог внушить американцам, что продолжит проводить политику, принесшую процветание.

Став президентом, Гувер выдвинул программу «уничтожения нищеты».  В 1929 году по заданию Белого дома группа экономистов опубликовала исследование о состоянии американской экономики, в котором пришла к выводу: «Наше положение благоприятно, быстрота нашего движения изумительна». Но президентство Гувера совпало с самым крупным в истории мировым экономическим кризисом, отличавшимся от всех предыдущих и последующих глубиной, продолжительностью и универсальностью.

В октябре 1929 года на Нью-йоркской фондовой бирже произошло стремительное обрушение котировок акций. Началась их паническая распродажа. Вслед за этим стали закрываться фабрики и заводы, появилась массовая безработица, экономическая жизнь в США оказалась в полном расстройстве. Всего за период с 1929 по 1932 годы «лопнул» 5761 банк с общей суммой вкладов $5 млрд. За это время промышленное производство в США рухнуло на 46% по сравнению с 1929 годом – до уровня 1905-1906 годов. Выпуск автомобилей упал на 80%.

Промышленный кризис переплелся с аграрным. За 4 года кризиса более чем на 30% сократилось потребление хлопка. На 82% снизился вывоз пшеницы. Цены на сельскохозпродукты упали в 3-4 раза по сравнению с 1929 годом.

В условиях, когда спрос со стороны населения и инвестиции со стороны предпринимателей упали, администрация Гувера попыталась взять на себя функции госинвестора, а также простимулировать спрос на продукцию фермеров. Власти США предложили вложить $8 млрд в капитальное строительство, еще  $3 млрд обещали инвестировать в свои предприятия владельцы промышленных и железнодорожных монополий. Были созданы Реконструктивная финансовая корпорация и Федеральное фермерское бюро.

Последнее закупало сельскохозяйственные продукты с целью повысить цены на них и дать стимул фермерам. Однако в конце концов выбросило эти продукты на рынок, что привело к еще большему падению цен на них.

Реконструктивная финансовая корпорация, имевшая в своем распоряжении $3,8 млрд, выдавала кредиты промышленникам и банкирам, пытаясь оживить таким образом банковский сектор и производство. Но и эти меры не дали результата.

Кроме того, правительство США повысило ввозные пошлины на импортные товары. Всего же 76 стран мира во время Великой депрессии ввели или увеличили таможенные барьеры. В результате объем международной торговли упал на 2/3. Разрыв мирохозяйственных связей сделал выход из экономического кризиса 1929-1933 годов еще более медленным и трудным.

«Новый курс» («New Deal»)

Программа Гувера оказалась неудачной попыткой стимулирующих мер правительства, имевших целью вывести экономику из кризиса. Неудивительно, что на следующих выборах президента США в ноябре 1932 года победу одержал демократ Франклин Рузвельт, который выступил с программой «нового курса». Избирателям он обещал простые вещи: работу безработным, повышение цен на сельскохозяйственные товары и финансовую помощь фермерам.

Но в действительности Рузвельт осознавал, что капитализм вступил в новую эру и перед ним стоят задачи, которые до него не приходилось решать никому. В 1920-е годы произошел крах свободной торговли, и эти годы можно назвать «заповедником монополий». Кризис 1929-1933 года оказался столь глубоким в силу того, что монополисты не снижали цены на свою продукцию и автоматического выхода из спада, как в прежние циклические кризисы, не происходило. Великая депрессия оказалась не только циклическим, но и структурным экономическим кризисом.

Выйти из него можно было двумя способами: либо раздробить монополии, что не представлялось возможным; либо подчинить монополии более могучей силе – государству. Рузвельт выбрал второй вариант и с марта 1933 года провел ряд молниеносных реформ, получивших общее название «новый курс» («New Deal»).

Во-первых, он расчистил финансовую систему, объявив мораторий на работу всей банковской системы страны: надо было отделить жизнеспособные банки от нежизнеспособных. Через 2 недели из 25 000 действовавших в стране банков вновь открылись только 10 000.

В июне 1933 года Рузвельт добился принятия закона об оздоровлении национальной промышленности. Так как сами монополии не могли найти выход из кризиса, в соответствии с этим законом на основе «кодексов честной конкуренции» стало проводиться принудительное распределение рынков сбыта и установление минимальных цен на продукцию.

Закон предусматривал право на создание профсоюзов, заключение трехсторонних договоров между государством, предпринимателями и профсоюзами. Эти соглашения оговаривали размер зарплаты и продолжительность рабочего дня. Поэтому «New Deal» на самом деле означает «новую сделку» между правительством, бизнесом и рабочими.

Вообще, социальное регулирование начало развиваться в США только в условиях «New Deal». Уже после Великой депрессии в 1935 году был принят закон Вагнера, запрещающий преследование рабочих за участие в профсоюзах и стачках. В том же году был принят закон о социальном страховании.

В годы Великой депрессии и после нее Рузвельт выделил $12 млрд на так называемые общественные, а в действительности государственные работы для безработных. В результате были построены крупные шоссейные дороги, мосты и прочая инфраструктура. Таким образом, государство заменило в качестве инвестора частный капитал, находившийся в кризисе, и создало платежеспособный спрос со стороны наименее обеспеченных граждан (в начале 1933 года армия полностью безработных в США составляла 17 млн.)

С кризисом в сельском хозяйстве Рузвельт боролся весьма специфическим для того времени образом. Фермерам выдавались субсидии, но не на увеличение, а на сокращение производства.

Таким образом, политика «New Deal» представляла собой сочетание как экономических, так административных рычагов. При этом административные рычаги использовались, чтобы запустить экономические механизмы: подправить старые и заставить заработать новые.

Несколько теоретических выводов

Нынешний мировой кризис отдаленно напоминает Великую депрессию своей универсальностью: кризис начался с коллапса финансовой системы, им оказались охвачены все ведущие страны мира и большинство отраслей экономики. Поэтому естественна мысль о возможности применить рецепты «New Deal».

Но надо понимать, что многие рецепты «New Deal» постоянно применялись после Великой депрессии и в течение десятилетий оказывали позитивное воздействие на развитие капиталистической экономики. Среди них: обуздание монополий, которые в развитых странах мира уже никогда не были так всевластны, как в 1920-е годы; внимание к социальной сфере; признание профсоюзов и работа с ними; субсидирование сельского хозяйства в богатых странах с целью ограничения производства.

Общественные (государственные) работы во многих развитых странах мира были со временем замещены государственными заказами частному сектору, в том числе военно-промышленному комплексу.

Все вышеперечисленные механизмы помогали капитализму развиваться в течение десятилетий, но они не смогли предотвратить кризиса, разразившегося в 2008 году.

Очевидно, что действенными лекарствами против нынешнего кризиса, взятыми из 1930-х, могут стать правильные вливания государственных средств в экономику, а именно – направленные на стимулирование платежеспособного спроса и эффективные госинвестиции.

К этим мерам уже с самого начала последнего кризиса прибегают и в США, и в Европе, и в России. Правда, с различной степенью успеха. У администрации американского президента-демократа Барака Обамы денежные вливания в экономику в размере почти $800 млрд принесли пока наибольший успех. Видимо, сказывается опыт «New Deal» 1930-х годов.

Правительства США и Европы сейчас вспомнили и о политике «дешевых денег», т.е. низких процентных ставок по кредитам, чтобы стимулировать промышленность. Подобную политику в течение всех 1930-х годов проводила Великобритания. Но подобная политика возможна в странах с низкой инфляцией, российские же власти – из-за постоянно растущих цен – к ней пока только стремятся.

Кроме того, ясно, что на расчистку всего мирового финансового сектора на этот раз придется потратить намного больше усилий. В 1930-е годы ведущим странам мира удалось это сделать за счет отказа от «золотого стандарта» валют, которого уже давным-давно не существует. Сейчас же предстоит выработать новые принципы мировой финансовой архитектуры.

В то же время совершенно ясно, что в ходе нынешнего кризиса многие правительства, включая американское, повторяют ошибки прошлого. Например, прибегают к протекционистским мерам во внешней торговле, затягивающим выход мировой экономики из кризиса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

В преддверии Великой депрессии? — Forbes Kazakhstan

На совещании по дальнейшим мерам экономической политики указывалось, что производители из-за слишком крепкого тенге испытывают сложности с экспортом продукции в Россию, с одной стороны, и вытесняются российскими же товарами на внутреннем рынке – с другой. Бонусами от решения должны были стать исполнение доходной части бюджета и сохранение ЗВР страны. Сейчас трудно однозначно сказать, как мера скажется на экономике страны в кратко- и среднесрочном периоде. Но можно предположить некоторые немедленные последствия. Их четыре.

Первое – уже можно говорить об окончательной утрате доверия к национальной валюте. И здесь кроется глубокая проблема: как будет сохранять свои сбережения население? В финансовых инструментах, включая депозиты, или дома – в долларах «под матрасом»? Если последнее, то это прямой путь к рецессии. Примерно по этому сценарию развивались события в США в годы Великой депрессии, когда, потеряв доверие к национальной валюте, население массово начало изымать сбережения из банков. Мы этого пока не замечаем, но процесс уже начался: вклады населения в БВУ за год, с 1 августа 2014-го по 1 августа 2015 года, сократились. Пока совсем немного – чуть более чем на 0,5% (данные КФН НБ РК). Но ведь на протяжении последних 10 лет они только росли.

Второе – удорожание инвестиций в основной капитал. Инвестиционные товары в основной массе импортные. Падение курса, которое мы наблюдаем, приведет к удорожанию закупаемого оборудования. Предельная норма технологического замещения труда капиталом, и так критически низкая, станет еще меньше, и все мечты о техническом перевооружении Казахстана можно отставить уже сейчас. Третье последствие – пересчет в сторону увеличения обязательств национальных компаний, номинированных в свободно конвертируемой валюте. По консолидированной финансовой отчетности ФНБ АО «Самрук-Казына» за первый квартал этого года задолженность в долларах составила в пересчете 3,4 трлн тенге. Теперь она вырастет пропорционально падению курса нашей валюты. Чтобы иметь возможность обслуживать свои долги в условиях снижения экспорта, у нацкомпаний есть два варианта: запустить руку в Национальный фонд или повысить тарифы. В первом случае сократятся возможности государства стимулировать экономику; во втором, с учетом веса этих компаний в экономике, будет дан толчок к росту инфляции. И то и другое плохо для нашей страны. Но если вдобавок Национальный банк, как он обещал, будет бороться с инфляцией, повышая ставку заимствования, что он делает уже сейчас, и сдерживая рост денежной массы, чем он время от времени балуется, то кредитование экономики прикажет долго жить, а вместе с этим Казахстан войдет в рецессию, вполне сопоставимую по своим масштабам с Великой депрессией. Четвертое – снижение реальных доходов населения. Станет сокращаться и конечное потребление, что приведет к свертыванию производства.

Простые решения в сложных обстоятельствах ведут только к пропасти. В 1930 году в США два сенатора, Рид Смут и Уиллис Хоули, из лучших побуждений – защитить американских товаропроизводителей от конкуренции из-за рубежа – провели через конгресс закон, введший драконовские запретительные импортные пошлины. После чего начался реальный обвал американской промышленности. Только экспорт (против США были введены ответные меры) сократился на 61%.

Нежелание рассматривать экономику во всей ее диалектической сложности, приверженность субъективному идеализму (реально только то, что я ощущаю в данный момент времени), сопряженные с поиском магического кристалла, способного мгновенно и просто решить целый комплекс проблем, могут завести в такое болото, что для того, чтобы выбраться из него, мы заплатим большую цену.

Зеркальная галерея (Институт Гайдара)

Зеркальная галерея. Великая депрессия, Великая рецессия, усвоенные и неусвоенные уроки истории / пер. с англ. Е. Еловской; под науч. ред. С. Дробышевского и Т. Дробышевской. – М.: Изд-во Института Гайдара, 2016. – 696 с.

ISBN 978-5-93255-440 -1
ББК 88.3
УДК 321.7
Э30

Два великих финансовых кризиса последних ста лет – Великая депрессия 1930-х и Великая рецессия, начавшаяся в 2008 году, – разворачивались на фоне кредитного бума, сомнительных банковских практик и хрупкой и нестабильной финансовой системы. С началом кризиса 2008 года правительства обратились к урокам Великой депрессии в стремлении не допустить худшего. Хотя их реакция позволила избежать финансового коллапса и катастрофической депрессии, подобной той, что имела место в 1930-х, безработица в США и Европе достигла невероятно высокого уровня.

Почему же власти не смогли добиться лучших результатов? В своей новой книге «Зеркальная галерея» выдающийся американский экономист Барри Эйхенгрин предлагает подробнейший на сегодняшний день ответ на этот вопрос. Сравнивая Великую депрессию и Великую рецессию в Европе и Северной Америке, он показывает, как страх перед новой депрессией, распространившийся после краха Lehman Brothers, определил реакцию государства на обоих континентах. Поскольку банковский крах был определяющей чертой Великой депрессии, власти оказали экстренную помощь проблемным банкам. Но поскольку рынки деривативов не играли никакой роли в 1930-х, правительства упустили из виду проблемы так называемой теневой банковской системы. Сделав слишком мало для поддержания расходов в 1930-х, на этот раз правительства увеличили государственные расходы. Но эти меры привели к усугублению экономической ситуации в странах со слишком большими долгами, особенно в Южной Европе. Более того, поскольку политики давали невыполнимые обещания и их меры не смогли остановить серьезную рецессию, действия правительств и центральных банков вызвали обратную реакцию. Политики решили вернуться к привычной политике до того, как ситуация в экономике нормализовалась. Результатом этого стало медленное восстановление в Соединенных Штатах и нескончаемая рецессия в Европе.

«Зеркальная галерея» – это важная работа по экономической истории и подробное исследование того, как нам удалось избежать повторения лишь некоторых, но далеко не всех ошибок. В этой книге показывается не только то, как «уроки» Великой депрессии продолжают определять ответ общества на современные экономические проблемы, но и то, как опыт Великой рецессии навсегда изменит наши представления о Великой депрессии.

Пятилетки и гулаги Рузвельта. К годовщине борьбы с Великой депрессией: историческая правда России от РВИО

16 июня 1933 года в США был принят «Закон о восстановлении промышленности».

Правительство РФ выбрало приватизацию в качестве метода борьбы с бюджетным дефицитом. Между тем, есть и другие: чуть более 80 лет назад администрация президента США Франклина Делано Рузвельта боролась с кризисом массовым вливанием денег в экономику – в банки, в крупные стройки. А также творчески заимствовала опыт СССР по массовой трудовой мобилизации. Сегодня, когда мы справляем 83-ю годовщину принятия в США «Закона о восстановлении промышленности», стоит поговорить о том, как планирование, ограничение конкуренции и «трудовые лагеря» помогли экономике США не протянуть ноги в 1930-х.

От чего спасали промышленность

Описание Великой Депрессии и борьбы с ней, как правило, сосредоточивается на личности Франклина Рузвельта. И это как раз тот случай, когда роль личности в истории преувеличивать не следует.

Кризис накрыл экономику США в конце 1929 года, примерно за 3,5 года до победы Рузвельта на выборах. В отношении причин его начала однозначного мнения не существует до сих пор. Среди популярных версий – биржевой пузырь, неверные действия Федеральной резервной системы (ФРС), многократно умножившие эффект пузыря, кризис золотого стандарта, не поспевавшего за развитием экономики, окончание стимулирующего эффекта на экономику Первой мировой войны, перепроизводство и так далее. Вполне возможно, что всё вместе.


США, Алабама, Великая депрессия.

Как спасали промышленность

Однако у администрации и экономических советников Рузвельта было собственное видение ситуации, исходя из которого и принимались антикризисные законы. Речь идёт о целом комплексе законодательных актов, однако «Закон о восстановлении промышленности» обращает на себя особое внимание.

Его название для нас обманчиво, так как мы имеем своё представление о том, как выглядит восстановление промышленности. В США не было никакого отстраивания разрушенных заводов и шахт и прочего трудового героизма. Основная суть закона заключалась в следующих пунктах:

1. Установление максимальной продолжительности трудового дня и недели; установление минимальной зарплаты, оплата сверхурочных работ по полуторной ставке; поощрение создания профсоюзов и заключения ими коллективных договоров с администрацией. Зачем? На заводе А рабочий день 12 часов, на заводе Б – 14. Больше эксплуатация => больше прибыль, можно конкурировать за счёт демпинга. Завод А в ответ сокращает расходы на оплату труда, в масштабе страны это постепенно приводит к кризису потребления.

2. Вся американская промышленность была разделена на 17 групп, для которых определялись закупочные цены, рынки сбыта, объём продукции. Для компаний внутри этих групп были разработаны кодексы честной конкуренции (более 560). Закон значительно смягчал действие антитрестовских законов. Компания, соблюдавшая положение о честной конкуренции (его главное требование – не демпинговать, придерживаться установленного минимума цен), могла повышать долю рынка и не бояться, что её принудительно разделят. Зачем? Причины всё те же.

3. Учреждение общественных работ для безработных. В основном – строительство объектов транспортной (трассы, мосты, туннели, аэропорты) и общественной (школы, госпитали, парки) инфраструктуры. Зачем? Поддержка потребления.

Расходы на строительство составили 6 миллиардов долларов (примерно 108 миллиардов в сегодняшних ценах) и 4 миллиарда (72): общественными работами занимались Public Works Administration и Works Progress Administration – две организации с раздельным финансированием. Каждый, кто привлекался к общественным работам, получал 30 (540) долларов в неделю, 25 (450) из которых отсылались его семье – то есть поддерживали потребительский рынок.

Сложно сказать, сколько людей было задействовано в общественных работах. Согласно данным WPA – не менее 4 миллионов американцев только в её проектах. Если исходить из соотношения финансирования, всего участниками общественных работ должны были стать 8-10 миллионов американцев. Вполне правдоподобно, учитывая, что уровень безработицы в самые мрачные периоды депрессии доходил до 30% трудоспособного населения.

Новый курс, пик депрессии преодолён, Рузвельт молодец.

Менее известно, что уже в 1935 году противники Рузвельта через Верховный суд добились признания закона не соответствующим Конституции США. Часть из положений ему удалось вернуть другими законами после укрепления позиций в конгрессе и нового витка кризиса в конце 1930-х. Впрочем, это частности. В антикризисной политике Рузвельта и его законах нас интересует другое.

Источник вдохновения

В общих чертах «Закон о восстановлении промышленности» был готов уже в 1931 году, ещё когда Рузвельт был губернатором штата Нью-Йорк. Там же он и проходил обкатку – он не был невиданным и неиспытанным средством последнего шанса.

И мы даже можем предположить, откуда советники Рузвельта могли почерпнуть основные идеи закона: социальные гарантии рабочим, благодаря которым можно прогнозировать настроения потребительского рынка; поощрение профсоюзов и коллективных соглашений с работодателями; планирование производства и сбыта; установление предельных цен в отраслях (фактически тарифов) и контроль за их соблюдением. Американские компании активно участвовали в советской индустриализации и вполне могли ознакомиться с формированием социалистической экономики и предварительными результатами первой пятилетки – к 1933 году уже были даже окончательные.  

Американский ГУЛаг

Отдельного слова заслуживает программа общественных работ. Ведь это только в теории неплохо звучит – работать за 2 с лишним тысячи долларов (в нынешних ценах) в месяц на строительстве дорог и мостов. Во-первых, единый уровень оплаты предполагал и равный уровень квалификации. Проще говоря, это тяжёлый малоквалифицированный труд, бараки, столовская еда, те же самые тачки и лопаты, что и на стройках первых пятилеток. Во-вторых, упоминается, что нередко работы велись в местах с засушливым климатом, иногда – в малярийных районах. А уж по количеству вовлечённых общественные работы действительно могут соперничать с ГУЛагом. С той разницей, что в американский «садились» добровольно – лишь бы с голоду не пухнуть.

***

Любопытно, что администрация предыдущего президента (Герберт Гувер) отличалась крайним антисоветизмом, а уже в конце 1930-х зарождалась политика, которая в начале 1950-х получила название маккартизма – борьбы с коммунистическим влиянием. Но именно это коммунистическое влияние позволило США преодолеть экономический кризис и дотянуть до начала новой войны, которая окончательно решила проблему спроса и занятости населения.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. «Экономическая мировая война» никогда не кончалась. К 15-летию Шанхайской организации сотрудничества

Юрий Борисёнок. Новый русский призрак для Европы – призрак футбольного фанатизма

Баир Иринчеев, Дмитрий Пучков. Маннергейм: на службе России и в войнах против России

Андрей Смирнов. Самодержавие и крепостничество по-русски: что об этом надо знать

Иван Зацарин. Город-боец, созданный не для торгов. К 233-летию Севастополя

Борис Юлин, Дмитрий Пучков. Откуда и есть пошла государственность прибалтийская. И кто её кормил

Иван Зацарин. Террорист, создавший Белое движение. К 95-летию «Союза защиты свободы» Савинкова

Андрей Сорокин. 12 июня. То, что нас не убивает

Иван Зацарин. Бессмысленный подвиг, который был не зря. К 17-летию марш-броска на Приштину

Великая депрессия — Moneyman

28.12.2020

Великая депрессия — самый крупный и продолжительный экономический спад в истории Америки, с которого начался общемировой финансовый кризис, затронувший большинство развитых западных стран. Своим названием это явление обязано глубокому эмоциональному упадку, в котором находилось общество.

Началом Великой депрессии послужил крах фондового рынка в 1929 году, хотя явления, предвещавшие кризис в американской экономике, проявлялись и еще раньше. По поводу времени окончания этого тяжелого периода существуют разногласия. По одним оценкам, он закончился в 1939-ом, по другим — в 1945 году, когда завершилась Вторая мировая война.

Предпосылки Великой депрессии

В 20-е годы XX века отмечался невероятный экономический подъем. С 1913-го по 1927-й национальный доход США увеличился практически в 3 раза. К 1929 году экономика уже прекратила расти, и ей предстоял спад, но продолжал увеличиваться объем спекулятивных операций. Непосредственно перед наступлением кризиса рост денежной массы превысил 60%. В стране произошел бум потребительского кредитования и покупок в рассрочку. В то же время с 1926 года наблюдался спад производства и продаж продукции, сокращалось строительство.

Федеральная резервная система США (ФРС) постепенно сокращала процентную ставку для поддержания роста экономики. Только перед самым крахом система стала принимать меры для ограничения денежных вливаний. Но векселя, долговые расписки и прочие финансовые инструменты продолжали провоцировать рост ничем не обеспеченной денежной массы.

Крах фондовой биржи

24 октября 1929 года, в день, названный впоследствии «черным четвергом», произошло резкое падение фондового рынка, было продано рекордное количество (почти 13 млн) акций, за полдня потери составили 9 млрд долларов. Окончательно кризис разразился 29 октября, в «черный вторник», с которого начинается официальный отсчет начала Великой депрессии. Было продано уже 16,4 млн акций. За один день торгов капитализация рынка снизилась на 10 млрд долларов, что на тот момент приравнивалось к восьмой части общего ВВП страны.

Всю последующую неделю темпы падения увеличивались, и вскоре оно перешло на другие рынки. Всего за три недели убытки превзошли расходы США в Первую мировую войну и достигли уже третьей части ВВП (примерно 30 млрд долларов).

Развитие кризиса

Кредитная система не выдержала настолько серьезного удара. Кредиты под залог ценных бумаг и недвижимости в одно мгновение превратились фактически в необеспеченные. Выдача займов банками прекратилась, что повлекло за собой волну банкротств. Массово начали разоряться и сами кредитные организации, которые больше не могли выполнять обязательства перед вкладчиками.

Великая депрессия стала для американского населения самой настоящей катастрофой. Вскоре после краха биржи начала беспрецедентно расти безработица. В 1930 году рабочих мест лишилось свыше 4 млн человек. В 1931-ом пострадавших было больше в два раза. В 1932-ом количество безработных составляло уже 12,5 млн человек — десятую часть от всей жителей страны. К началу 1933-го уровень безработицы стал максимальным, когда почти 20% американского населения испытывало серьезные финансовые трудности. Были даже случаи голода.

Антикризисные меры государства

Государство (на момент начала кризиса президентом США был Герберт Гувер) принимало значительные усилия, чтобы сгладить ситуацию. Применялись такие способы регулирования, как сокращение налогов, повышение государственных расходов. Были задействованы программы займов, помощи производителям, привлечение населения для общественных и строительных работ.

В 1932 году главой государства стал Франклин Рузвельт, сразу же объявивший о введении реформ, способствующих выходу из кризиса, — «нового курса». Прежде всего на неделю прекратили работу все финансовые организации, была проведена девальвация национальной валюты. Банкам в качестве государственной помощи были выданы стабилизационные займы. Был отменен золотой стандарт и запрещен вывоз золота из США.

Специально учрежденная Национальная администрация восстановления промышленности принимала меры для поддержки производства: определяла нормы выпуска, рынки сбыта и цены, устанавливала максимальную длительность рабочего дня и минимальный уровень заработной платы. Администрация общественных работ в период с 1933 по 1937 гг. получила 12 млрд долларов государственных ассигнований.

Положительные изменения в американской экономике начались только к 1937 году. Снизилась безработица, ВВП приблизился к докризисному уровню. Однако, миновав фазу глубокого упадка, страна перешла в состояние застоя, продлившегося в течение еще нескольких лет.

Причины Великой депрессии

По мнению экономистов-сторонников кейнсианства, основной причиной кризиса стало перепроизводство товаров при недостаточности денежной массы для их покупки, поскольку доллар был привязан к золоту, количество которого было ограничено. Как следствие, возникла сильная дефляция — падение цен, а затем общая финансовая нестабильность, банкротства.

Согласно другой точке зрения, свойственной приверженцам монетаризма, во всем повинна ФРС, принимавшая неправильные решения. При росте производства денежное предложение должно было также расти, а при сокращении — падать, но в конце 20-х годов все произошло ровно наоборот.

Среди факторов, повлиявших на экономику и вызвавших приход депрессии, называются и протекционистские меры, защищавшие интересы местных производителей, в конечном итоге вызвавшие снижение цен на мировых рынках. Особая глубина кризиса объяснялась также маржинальной торговлей на фондовой бирже.

Последствия кризиса

Великая депрессия повлияла не только на США — она послужила началом всеобщего финансового упадка, сокращения промышленности и высочайшей безработицы в Великобритании, Канаде, Франции, Германии, а также затронула другие государства. Так, промышленное производство было отброшено назад, к уровню 30-летней давности, по всему миру насчитывалось около 30 млн безработных, многие из них оказались на грани нищеты. Существует точка зрения, что Великая депрессия послужила толчком к победе национал-социалистов на немецких выборах и последующему началу Второй мировой войны.

Уроки этого периода полностью изменили научный подход в экономике всего мира. Денежно-кредитная политика центральных банков в основном направлена на максимальную нейтрализацию последствий экономического спада и общее сглаживание цикличности. Сегодня политики и экономисты больше не используют термины «паника», «кризис», «депрессия», говоря о падении производства, а называют его более мягко — «рецессия».

«Черный вторник» и «Новый курс». Чему научила мир Великая депрессия

МОСКВА, 13 мар — ПРАЙМ, Надежда Афанасьева. «Черный вторник» на прошлой неделе многих заставил вспомнить о событиях почти 90-летней давности. Тогда за четыре торговых дня в октябре 1929 года индекс Dow Jones обвалился на 40%, и это падение стало символом начала десятилетия Великой депрессии. 

Великой депрессией называют финансовый кризис в США 1930-х годов, который позже приобрел мировые масштабы. Это период дефляции, спада промышленного производства и массовой безработицы. 

Экономисты до сих пор спорят о том, когда именно все началось. Точкой отсчета принято считать «черный вторник» 29 октября 1929 года. В этот день было продано рекордное количество акций, а цены на них рухнули и продолжали падать еще в течение двух недель. Однако неожиданные снижения были и раньше, но тогда рынкам так или иначе удавалось восстановиться. 

Как Базель объединил банкиров всего мира

Сам по себе «черный вторник» был не причиной Великой депрессии, а скорее, одним из первых ее проявлений. Кроме того, событие затронуло в основном инвесторов, а остальными гражданами было воспринято нейтрально. В частности, газета New York Times назвала самым важным событием 1929 года экспедицию на Южный полюс, а не рыночный коллапс. 

Обвал бирж породил множество легенд и мифов. Например, говорили, что по Нью-Йорку прокатилась волна самоубийств. Однако в действительности только 4 из 100 случаев, зарегистрированных New York Times в это время, были действительно связаны с обрушением стоимости акций. 

После продолжительных распродаж вниз пошли показатели реальной экономики. К 1932 году цены упали на 23%, без работы осталось 10% населения, к 1933 году — почти 20%. Более 1 млрд долларов потеряли американцы на вкладах, средний доход семьи снизился на 40%, около 300 тысяч компаний обанкротилось. Люди, потерявшие работу и дом, организовывали поселения из картонных коробок, которые называли «Гувервиллями» по фамилии действующего президента. 

Сильнее всего кризис ударил по сельскому хозяйству, решить проблемы которого властям не удавалось давно. Во время Первой мировой войны темпы производства были существенно увеличены, продукцию активно поставляли за рубеж. Фермеры ускоренными темпами внедряли новые технологии, упрощающие работу и повышающие урожайность: количество машин за годы войны увеличилось в 5 раз, а с наступлением мира выросло еще больше. Но постепенно спрос на продукцию за рубежом падал, падали и цены с ростом перепроизводства.  

НОВАЯ СДЕЛКА ДЛЯ США

Искать лекарство от Великой депрессии пришлось двум американским президентам: Герберту Гуверу и Франклину Рузвельту.

Плетем корзину. Как подбирают пары доллару, иене и франку

Гувер руководил страной до марта 1933 года. Он отлично знал американскую банковскую систему, выступал за поддержку этого сектора, а не за прямую помощь населению, и был сторонником невмешательства государства в дела экономики. Например, в декабре 1929 года он призвал промышленников не сокращать зарплаты рабочим на фоне кризиса, так как, по его мнению, первый удар должен приходиться на прибыль предпринимателей, а не на зарплаты рабочих. Это должно было поддержать покупательную способность граждан. В итоге промышленники согласились.

В октябре 1931 года президент США призвал крупнейшие банки страны собрать 500 млн долларов для поддержки более слабых учреждений. Гувер снова выступал за решение вопроса путем добровольного сотрудничества. 

Антикризисные меры, предложенные Гувером, не были популярны у населения, которое требовало прямой поддержки от государства, введения пенсий и пособий по безработице. Однако президент согласился лишь профинансировать общественные работы, чтобы не нанести дополнительный ущерб бюджету.

Он трижды заявлял, что худшее уже позади и что промышленность и банки не пострадали. И трижды оказывался неправ. Все это накануне грядущих выборов сделало Гувера человеком, который поддерживал банки, а не граждан. 

После прихода к власти Рузвельта, который пообещал заключить «новую сделку для американского народа», получившую название «Новый курс», борьба с кризисом стала более социально ориентированной. Появилась программа трудоустройства безработных, программа социального страхования, принимать которую не хотел Гувер. Также были созданы Федеральная корпорация по страхованию вкладов и Комиссия по ценным бумагам и биржам, которые действуют до сих пор.

Таким образом государство стало непосредственно принимать участие в деятельности тех сфер экономики, которые наиболее пострадали во время депрессии. 

Как во время президентства Рузвельта, так и много лет спустя у «Нового курса» были и сторонники, и противники. Последние критиковали президента за существенное вмешательство в экономику, в отличие от Гувера, который придерживался принципа laissez-faire, и за то, что он подрывал основы демократии. 

Уолл-стрит: все началось с платана

Американские экономисты Харольд Коул и Ли Оханиан в 2004 году провели исследование и сделали вывод, что «Новый курс» вовсе не привел к восстановлению экономики, а способствовал сохранению кризисной ситуации. Именно отказ от этой политики в конце Второй мировой войны, согласно их исследованию, привел к экономическому подъему 1940-х. 

КЕЙНС И ЕГО ЯМЫ

Великая депрессия заставила полностью изменить подход к экономической науке, а о ее причинах спорят до сих пор. 

В ответ на события Великой депрессии в экономике появилось новое течение — Кейнсианство. Оно названо так по имени Джона Кейнса, с участием которого были разработаны шаги «Нового курса» Рузвельта. 

Он считал, что в условиях дефляции и низкого спроса на продукцию со стороны потребителей обязанность компенсировать этот спрос ложится на государство. Это должно снизить безработицу и восстановить покупательную способность населения.

Нет ничего плохого в том, чтобы ради повышения совокупного спроса одни рабочие раскапывали ямы, а другие их тут же закапывали, получая за это деньги, шутил Кейнс. Это наглядно иллюстрирует принципы, которые он отстаивал. Таким образом люди получат работу, затем — зарплату и смогут потом приобрести на нее товары, восстанавливая спрос. 

Чтобы не вбрасывать на рынок еще больше невостребованных товаров, правительство Рузвельта в соответствии с теорией Кейнса организовывало именно «общественные работы», а не, например, строительство новых заводов. Благодаря «Новому курсу» в Нью-Йорке появились Эмпайр-стейт-билдинг, Крайслер-билдинг и Рокфеллер-центр.

МОНЕТАРИСТЫ И ОШИБКИ ФРС

Другая теория о причинах кризиса принадлежит монетаристам Милтону Фридману и Анне Шварц. Они пришли к выводу, что к депрессии привели неправильные действия ФРС, жесткая политика которой только усугубляла ситуацию. 

Регулятор Дяди Сэма

Накануне биржевого краха, весной 1928 года, регулятор повысил ключевую ставку, хотя никаких поводов для этого не было: инфляция была низкой, а экономика только выходила из рецессии. Но ФРС сделала это, чтобы усложнить жизнь биржевых спекулянтов, которые брали «плохие», по ее мнению, кредиты, чтобы зарабатывать на акциях. 

Ставка снова была повышена осенью 1931 года, когда Великобритании пришлось отказаться от «золотого стандарта» на фоне банковской паники, которая перекинулась и на США. Регулятор решил повысить привлекательность депозитов, чтобы вкладчики перестали массово снимать деньги. Мера решила проблему с паникой, но усилила спад в производстве. 

Тогда в ФРС ошибочно считали, что депрессия полезна для экономики и поможет ей очиститься от результатов спекуляций. Кроме того, денежно-кредитную политику в те годы считали достаточно мягкой. Однако ставка хоть и была номинально низкой, реальная стоимость кредитов оставалась высокой. 

Наконец, ФРС, по мнению Шварц и Фридмана, мало внимания обращала на проблемы банков. Без поддержки регулятора большая часть обанкротилась, а оставшиеся резко сократили число депозитов и кредитов. Люди перестали доверять банкам и стали просто хранить деньги дома, таким образом полностью выводя их из оборота. 

ЕЩЕ ОДИН НОВЫЙ КУРС

Теория Кейнса быстро набрала популярность, ее методы неоднократно применяли в кризисных ситуациях. Но они далеко не всегда давали результаты, так как правительству не удавалось убедить граждан, что ситуация изменится к лучшему, и стимулировать естественный спрос со стороны потребителей. 

Возможности регуляторов ведущих стран, о которых говорили Фридман и Шварц, на данный момент почти исчерпаны. Поэтому грядущий кризис определенно будет требовать новых идей и решений.

МВФ предсказал наихудший спад мирового ВВП после Великой депрессии

Спад глобальной экономики в 2020 году составит 3%, следует из опубликованного 14 апреля всемирного экономического прогноза Международного валютного фонда (МВФ).

Это будет первая мировая рецессия с 2009 года, когда глобальная экономика сократилась на 0,08%.

По прогнозу МВФ, рецессия в 2020 году будет зафиксирована в 157 странах из 194, включая Россию. Экономика США упадет на 5,9%, еврозоны — на 7,5%, а рост в Китае замедлится до 1,2%. Среди экономик с наибольшим прогнозируемым падением в 2020 году — Венесуэла (-15%), Ливан (-12%), Греция (-10%), Хорватия и Черногория (-9%). ВВП Украины, по прогнозу, сократится на 7,7%.

«Великая самоизоляция»

«Мы столкнулись с жестокой реальностью, в которой экспоненциальный рост инфекции означает, что 100 зараженных людей превращаются в 10 000 в течение нескольких дней», — написала в предисловии к докладу главный экономист МВФ Гита Гопинат.

Она отметила, что нынешний кризис не похож на предыдущие. Потери экономического выпуска, по-видимому, превосходят те, что спровоцировали глобальный финансовый кризис 2008–2009 годов. Как и в случае с войной или политическим кризисом, совершенно неизвестно, когда пандемия закончится. Стимулирование совокупного спроса на этот раз не так актуально, поскольку кризис вызван вынужденными решениями властей ограничить работу различных секторов.

«Очень вероятно, что в этом году мировая экономика испытает самую глубокую рецессию со времен Великой депрессии [1929–1933 годов]», — указала Гопинат, уточнив, что кризис 2020 года можно было бы назвать «Великой самоизоляцией» или «Великим карантином».

Совокупные потери мирового ВВП от эпидемиологического кризиса могут достигнуть $9 трлн, говорится в материалах МВФ.

МВФ также составил альтернативные, более пессимистические сценарии развития ситуации с коронавирусом. Например, пандемия может не отступить во втором полугодии 2020 года, и в таком случае глобальная экономика упадет еще больше — на 6% в этом году. Если пандемия продолжится в 2021 году, то мировой ВВП может сократиться второй год подряд — еще на 2,2%.

В 2021 году, согласно базовому сценарию МВФ, мировая экономика вырастет на 5,8%, быстро восстанавливаясь после пандемии. Это будет рекордным экономическим ростом в мире, по крайней мере, с 1980 года.

Россия не восстановится в 2021 году

МВФ прогнозирует, что ВВП России сократится на 5,5% в 2020 году, а в 2021 году восстановится не полностью (+3,5%). Уровень безработицы возрастет с 4,6% в 2019 году до 4,9% в 2020-м. В докладе МВФ не комментирует ожидания насчет российской экономики.

Прогноз МВФ по 2020 году для России сравнительно пессимистичный: консенсус-прогноз 19 экономистов, опрошенных Центром развития ВШЭ, составляет минус 2%.

Большинство прогнозов западных экономистов по России сосредоточено вокруг цифр 3–5% падения экономики. Всемирный банк прогнозирует сокращение российской экономики на 1%, «Ренессанс Капитал» — на 0,8%, банк Nordea — на 3,5%, McKinsey — на 3,8%, Deutsche Bank — на 4,2%, Институт международных финансов — на 5,1%, Bank of America — на 5,6%. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин считает, что экономика упадет на 3–5%, но «ближе к 5%». Минэкономразвития решило пока не публиковать макроэкономический прогноз.

Великая депрессия — Econlib

В конце 1920-х годов мировая депрессия поразила страны с рыночной экономикой. Хотя в одних странах Великая депрессия была относительно мягкой, в других она была тяжелой, особенно в Соединенных Штатах, где в момент своего пика в 1933 году 25 процентов всех рабочих и 37 процентов всех несельскохозяйственных рабочих были полностью без работы. Некоторые люди голодали; многие другие потеряли свои фермы и дома. Бездомные бродяги пробрались в грузовые поезда, пересекавшие страну.Отброшенные фермеры, выращивающие хлопок, «Окей», запихнули свое имущество в полуразрушенные Model Ts и эмигрировали в Калифорнию в ложной надежде, что плакаты с многочисленными рабочими местами были правдой. Хотя экономика США начала восстанавливаться во втором квартале 1933 года, восстановление в основном застопорилось на большей части 1934 и 1935 годов. Более энергичное восстановление началось в конце 1935 года и продолжалось до 1937 года, когда произошла новая депрессия. Американская экономика еще не полностью оправилась от Великой депрессии, когда в декабре 1941 года Соединенные Штаты были втянуты во Вторую мировую войну.Из-за этого мучительно медленного восстановления все десятилетие 1930-х годов в Соединенных Штатах часто называют Великой депрессией.

Великую депрессию часто называют «определяющим моментом» в истории Соединенных Штатов двадцатого века. Наиболее продолжительным ее результатом стало изменение роли федерального правительства в экономике. Длительное сокращение и болезненно медленное восстановление заставили многих американцев принять и даже призвать к значительно расширению роли правительства, хотя большинство предприятий возмущались растущим федеральным контролем над их деятельностью.Федеральное правительство взяло на себя ответственность за пожилое население с созданием системы социального обеспечения и выплатило пособие по безработице вынужденно безработным. Закон Вагнера кардинально изменил трудовые переговоры между работодателями и работниками, продвигая профсоюзы и выступая в качестве арбитра для обеспечения «справедливых» переговоров по трудовым контрактам. Все это потребовало увеличения размеров федерального правительства. В течение 1920-х годов в среднем насчитывалось около 553 000 оплачиваемых гражданских служащих федерального правительства.К 1939 году насчитывалось 953 891 оплачиваемых гражданских служащих, а в 1940 — 1 042 420. В 1928 и 1929 годах федеральные поступления в административный бюджет (административный бюджет не включает любые суммы, полученные или потраченные из целевых фондов, а также любые суммы, заимствованные или использованные для выплаты долг) составлял в среднем 3,80 процента ВНП, в то время как расходы составляли в среднем 3,04 процента ВНП. В 1939 году федеральные поступления составляли 5,50 процента ВНП, в то время как федеральные расходы утроились и составили 9,77 процента ВНП. Эти цифры свидетельствуют о значительном расширении роли федерального правительства в депрессивные 1930-е годы.

Великая депрессия также изменила экономическое мышление. Поскольку многие экономисты и другие люди обвиняли депрессию в неадекватном спросе, кейнсианское мнение о том, что правительство может и должно стабилизировать спрос, чтобы предотвратить будущие депрессии, стало доминирующим взглядом в экономической профессии по крайней мере в течение следующих сорока лет. Хотя все большее число экономистов сомневаются в этой точке зрения, широкая общественность по-прежнему ее принимает.

Интересно, что, учитывая важность Великой депрессии для развития экономического мышления и экономической политики, экономисты не полностью согласны с тем, что ее вызвало.Недавнее исследование, проведенное Питером Темином, Барри Эйхенгрином, Дэвидом Гласнером, Беном Бернанке и другими, привело к формированию консенсуса относительно того, почему сокращение началось в 1928 и 1929 годах. Меньше согласия относительно того, почему фаза сокращения была более длительной и более серьезной в некоторых странах. и почему депрессия длилась так долго в некоторых странах, особенно в Соединенных Штатах.

Великая депрессия, начавшаяся в конце 1920-х годов, стала всемирным явлением. К 1928 году экономика Германии, Бразилии и стран Юго-Восточной Азии находилась в депрессивном состоянии.К началу 1929 года экономика Польши, Аргентины и Канады сокращалась, а в середине 1929 года за ней последовала экономика США. Как показали Темин, Эйхенгрин и другие, более важным фактором, связывавшим эти страны вместе, был международный золотой стандарт. .

К 1914 году большинство развитых стран приняли золотой стандарт с фиксированным обменным курсом между национальной валютой и золотом — и, следовательно, между национальными валютами. Во время Первой мировой войны европейские страны отказались от золотого стандарта, чтобы печатать деньги, и в результате ценовая инфляция направила большие объемы мирового золота в банки в Соединенных Штатах.Соединенные Штаты остались на золотом стандарте, не изменив золотой стоимости доллара. Инвесторы и другие держатели золота отправляли свое золото в Соединенные Штаты, где золото сохраняло свою ценность как безопасное и надежное вложение. В конце Первой мировой войны некоторые страны, в первую очередь США, продолжали придерживаться золотого стандарта, в то время как другие временно приняли плавающий обменный курс. Мировой международный финансовый центр переместился из Лондона в Нью-Йорк, и британцы очень хотели вернуть себе прежний статус.Некоторые страны пообещали вернуться к золотому стандарту с обесцененными валютами, в то время как другие последовали примеру Великобритании и стремились вернуться к золоту по довоенным обменным курсам.

Однако это было невозможно. Во время войны было создано слишком много денег, чтобы можно было вернуться к золотому стандарту без значительной девальвации валюты или дефляции цен. Кроме того, золотой запас США увеличился вдвое и составил около 40 процентов мирового монетарного золота. В остальном мире просто не хватало монетарного золота, чтобы поддерживать валюты стран по существующим обменным курсам.В результате ведущие страны установили систему обмена золотом, в соответствии с которой правительства Соединенных Штатов и Великобритании были бы готовы в любое время обменять доллар и фунт на золото, а другие страны сохраняли бы большую часть своих международных резервов. в британских фунтах или долларах США.

Спрос на золото увеличился, поскольку страны вернулись к золотому стандарту. Поскольку франк был недооценен, когда Франция вернулась к золотому стандарту в июне 1928 года, Франция начала получать приток золота.Недооценка франка снизила стоимость французского экспорта в иностранной валюте и сделала импорт во Францию ​​более дорогим во франках. По мере роста французского экспорта и падения французского импорта их международные счета были сбалансированы поставкой золота во Францию. Правительство Франции, вопреки принципам золотого стандарта, не использовало эти притоки для увеличения своей денежной массы. В 1928 году Федеральная резервная система повысила свою учетную ставку, то есть ставку, которую она взимала по ссудам банкам-членам, чтобы поднять процентные ставки в Соединенных Штатах, что остановило бы отток американского золота и ослабило бум фондового рынка. .В результате в США стали поступать партии золота. К 1929 году, когда страны всего мира потеряли золото в пользу Франции и Соединенных Штатов, правительства этих стран начали дефляционную политику, чтобы остановить отток золота и остаться на золотом стандарте. Эта дефляционная политика была разработана для ограничения экономической активности и снижения уровня цен, и именно это они и сделали. Так началась мировая Великая депрессия.

Начало спада привело к окончанию бума фондовой биржи и ее краху в конце октября 1929 года.Однако обвал фондового рынка не стал причиной депрессии; он также не может объяснить необычайную продолжительность и глубину сокращения американской экономики. В большинстве стран, таких как Великобритания, Франция, Канада, Нидерланды и страны Северной Европы, депрессия была менее серьезной и более короткой и часто заканчивалась к 1931 году. В этих странах не было банковского и финансового кризисов, как в Соединенных Штатах, и большинство из них отказались от золотого стандарта раньше, чем Соединенные Штаты. В Соединенных Штатах, напротив, сокращение продолжалось четыре года с лета 1929 года по первый квартал 1933 года.За это время реальный ВНП упал на 30,5 процента, оптовые цены упали на 30,8 процента, а потребительские цены упали на 24,4 процента.

Во время предыдущих депрессий ставки заработной платы обычно падали на 9-10 процентов в период сокращения от одного до двух лет; такое падение заработной платы позволило большему количеству рабочих сохранить свои рабочие места. Однако во время Великой депрессии производственные фирмы сохраняли ставки заработной платы почти постоянными в 1931 году, что комментаторы считали довольно необычным. При падении цен и неизменных ставках заработной платы реальная почасовая оплата резко выросла в 1930 и 1931 годах.Хотя некоторое распространение работы действительно произошло, фирмы в основном увольняли рабочих. В результате безработица начала расти на фоне резкого падения производства, особенно в секторе обрабатывающей промышленности длительного пользования, где производство упало на 36 процентов в период с конца 1929 года по конец 1930 года, а затем упало еще на 36 процентов между концом 1930 и концом 1931 года.

Почему зарплаты не упали, как во время предыдущих сокращений? Одна из причин заключалась в том, что президент Герберт Гувер предотвратил их падение.(См. «Экономическая политика Гувера».) Он был потрясен снижением ставок заработной платы во время депрессии 1920-1921 годов и проповедовал политику «высокой заработной платы» на протяжении 1920-х годов. К концу 1920-х годов многие лидеры бизнеса и профсоюзов, а также академические экономисты считали, что политика по поддержанию высоких ставок заработной платы будет поддерживать уровень закупок рабочих, обеспечивая «более устойчивые» рынки, необходимые для предотвращения экономического спада. Когда в декабре 1929 года президент Гувер организовал конференции, чтобы призвать лидеров бизнеса, промышленности и профсоюзов придерживаться линии ставок заработной платы и дивидендов, он нашел готовую аудиторию.Сильно защитный тариф Смута-Хоули, принятый в середине 1930-х годов, должен был обеспечить защиту от более дешевого импорта для фирм, которые поддерживали ставки заработной платы. Таким образом, только в 1931 году неуклонно ухудшающиеся условия ведения бизнеса вынудили советы директоров ряда более крупных фирм начать значительное снижение ставок заработной платы, часто из-за протестов высшего руководства фирм, которые пообещали поддерживать заработную плату. ставки.

Тарифы Смута-Хоули были еще одной частью стратегии Гувера.Хотя общего призыва к повышению тарифов не было, Гувер предложил это в 1929 году как средство помощи фермерам. Он быстро потерял контроль над счетом, и в конечном итоге он защищал американский бизнес в целом, а для фермеров — гораздо менее реальную защиту. Многие повышения тарифов Смута-Хоули были довольно значительными; Например, тариф на озимую твердую пшеницу в Канаде вырос на 40 процентов, а на научные приборы из стекла — с 65 до 85 процентов. В целом по облагаемому пошлинами импорту тарифная ставка выросла с 40.1 процент до 53,21 процента. Было определенное прямое возмездие за повышение американских тарифов, такое как тариф Wais в Испании. Планируемое повышение тарифов некоторыми другими странами было поощрено и, вероятно, ускорено действиями Соединенных Штатов.

Фирмы также прислушались к призыву Гувера позволить сокращению упасть на прибыль, а не на дивиденды. Дивиденды в 1930 году были почти такими же большими, как в 1929 году, но нераспределенная корпоративная прибыль резко упала с 2,8 млрд долларов в 1929 году до -2,6 млрд долларов в 1930 году.(Эти цифры могут показаться небольшими, но по сравнению с ВНП США в 1929 году в 103,1 миллиарда долларов они были значительными.) Стоимость ценных бумаг компаний резко упала, что привело к значительному ухудшению портфелей банков. По мере ухудшения условий и увеличения убытков банков увеличивались массовые изъятия и банкротства банков. Первые массовые набеги и банкротства банков произошли на юго-востоке в ноябре 1930 года; за ними последовали еще несколько запусков и неудач в декабре. В конце весны и начале лета 1931 года произошел еще один всплеск массового изъятия и банкротства банков.После того, как Великобритания отказалась от золотого стандарта в сентябре 1931 года, Федеральная резервная система инициировала относительно большое повышение учетной ставки, чтобы остановить отток золота. Иностранные инвесторы в странах, все еще придерживающихся золотого стандарта, ожидали, что Соединенные Штаты либо девальвируют доллар, либо откажутся от золотого стандарта, как это сделала Великобритания. В результате их доллары или их ценные бумаги, номинированные в долларах, будут стоить меньше. Чтобы предотвратить это, они продавали доллары, чтобы получить золото из Соединенных Штатов.Действия ФРС вселили в зарубежных инвесторов уверенность в том, что Соединенные Штаты выполнят свое обязательство по золоту. Повышение процентных ставок в Америке также сделало более дорогостоящим продажу американских активов за доллары, чтобы выкупить их золотом. Возникшее в результате повышение процентных ставок привело не только к росту банкротств бизнеса, но и к резкому росту банкротств банков. В конце весны и начале лета 1932 года Федеральная резервная система, наконец, совершила покупки на открытом рынке, что принесло некоторые признаки облегчения и возможного восстановления осажденной американской экономики.

Финансовая политика Гувера ускорила спад. В декабре 1929 года, чтобы продемонстрировать веру администрации в экономику, Гувер снизил все ставки подоходного налога 1929 года на 1 процент из-за продолжающегося профицита бюджета. К 1930 году профицит превратился в дефицит, который быстро рос по мере сокращения экономики. К концу 1931 года Гувер решил рекомендовать значительное повышение налогов в попытке сбалансировать бюджет; Конгресс одобрил повышение налогов в 1932 году. Личные льготы были резко сокращены, чтобы увеличить число налогоплательщиков, а ставки были резко увеличены.Самая низкая предельная ставка выросла с 1,125 процента до 4,0 процента, а максимальная предельная ставка выросла с 25 процентов для налогооблагаемого дохода, превышающего 100 000 долларов США, до 63 процентов для налогооблагаемого дохода, превышающего 1 миллион долларов, поскольку ставки были сделаны гораздо более прогрессивными. Теперь мы понимаем, что такое огромное повышение налогов не способствует восстановлению во время спада. Уменьшая располагаемый доход домашних хозяйств, это привело к сокращению расходов домашних хозяйств и дальнейшему сокращению экономической активности.

Экспансионистская денежно-кредитная политика ФРС закончилась в начале лета 1932 года.После своего избрания в ноябре 1932 года избранный президент Рузвельт отказался изложить свою политику или поддержать политику Гувера, и он отказался отрицать свою девальвацию доллара по отношению к золоту после вступления в должность в марте 1933 года. Набеги и банкротства банков возобновились с удвоенной силой. , а американские доллары начали обменивать на золото, когда отток золота возобновился. Когда в январе и феврале 1933 года финансовые условия ухудшились, правительства штатов начали объявлять банковские праздники, закрывая все финансовые сектора штатов.Национальный банковский праздник Рузвельта остановил бегство и банкротства банков и, наконец, положил конец спаду.

Между 1929 и 1933 годами 10 763 из 24 970 коммерческих банков США обанкротились. Поскольку население все больше держало больше валюты и меньше вкладов, а банки наращивали свои избыточные резервы, денежная масса упала на 30,9 процента по сравнению с уровнем 1929 года. Хотя Федеральная резервная система действительно увеличивала банковские резервы, это увеличение было слишком незначительным, чтобы остановить падение денежной массы.Когда предприятия увидели, что их кредитные линии и денежные резервы упали из-за закрытия банков, а потребители увидели, что их банковские депозиты связаны затянувшимися процедурами банкротства, расходы упали, что усугубило коллапс во время Великой депрессии.

Национальные банковские каникулы положили конец затяжному банковскому кризису, начали восстанавливать доверие населения к банкам и экономике и инициировали восстановление с апреля по сентябрь 1933 года. Президент Рузвельт вступил в должность, предлагая Новый курс для американцев, но его советники считали, что: ошибочно, чрезмерная конкуренция привела к перепроизводству, вызвав депрессию.Центральными элементами Нового курса были Закон о регулировании сельского хозяйства (AAA) и Национальное управление восстановления (NRA), оба из которых были нацелены на сокращение производства и повышение заработной платы и цен. Сокращение производства, конечно, происходит во время депрессий, и никогда не имело смысла пытаться вывести страну из депрессии за счет дальнейшего сокращения производства. В своем рвении администрация, видимо, не учла элементарной невозможности поднять всех реальных ставок заработной платы и всех реальных цен.

AAA немедленно приступила к забою шести миллионов молодых свиней и сокращению количества племенных свиноматок, чтобы сократить производство свинины и поднять цены. Поскольку посевы хлопка считались чрезмерными, фермерам, выращивающим хлопок, платили за вспашку под одной четвертой из сорока миллионов акров хлопка, чтобы сократить объемы товарного производства и повысить цены. Большая часть выплат шла землевладельцам, а не арендаторам, что создавало отчаянные условия для фермеров-арендаторов. Хотя землевладельцы должны были делить платежи со своими фермерами-арендаторами, они не были обязаны делать это по закону, и большинство из них не делали этого.В результате фермеры-арендаторы, и особенно чернокожие арендаторы, которые были более подвержены дискриминации, не получали никаких платежей и меньше или совсем не получали дохода от производства хлопка после того, как были затоплены большие части урожая. Там, где уговоры не помогли убедить многих независимых фермеров сократить производство, федеральное правительство намеревалось потребовать сокращения производства и закупить продукт, чтобы снять его с рынка и поднять цены.

NRA была масштабным экспериментом по картелированию американской промышленности.Органы кодекса в каждой отрасли были созданы для определения объемов производства и инвестиций, а также для стандартизации практики и затрат фирм. Весь аппарат был направлен на повышение цен и сокращение, а не увеличение производства и инвестиций. Когда коды NRA начали действовать осенью 1933 года, они имели именно такой эффект. Восстановление, которое летом казалось таким многообещающим, в основном прекратилось, а с осени 1933 года до середины лета 1935 года рост экономической активности был незначительным.Обеспечение соблюдения кодексов было спорадическим, разногласия по поводу кодексов увеличивались, а в более мелких, более конкурентоспособных отраслях меньше фирм соблюдали эти кодексы. Верховный суд признал NRA неконституционным 27 мая 1935 года, а AAA — неконституционным 6 января 1936 года. Освободившись от оков NRA, американская промышленность начала расширять производство. К осени 1935 года началось бурное восстановление.

Введение NRA первоначально привело к резкому увеличению денежных ставок и реальной заработной платы, поскольку фирмы пытались соблюдать общий кодекс NRA.По мере того, как энтузиазм фирм по поводу NRA угас, ставки денежной заработной платы немного выросли, а реальные средние ставки заработной платы фактически немного снизились в 1934 и начале 1935 года. Кроме того, многие рабочие решили не вступать в независимые профсоюзы. Эти факторы помогли выздоровлению. Однако, недовольный отсутствием власти профсоюзов, сенатор Роберт Вагнер летом 1935 года выступил автором Закона о национальных трудовых отношениях, чтобы члены профсоюзов могли принуждать других рабочих вступать в свои профсоюзы простым большинством голосов, тем самым фактически монополизировав рабочую силу. сила.Внутренние разногласия и разработка новым Конгрессом промышленных организаций (CIO) стратегий использования нового закона не позволили профсоюзам воспользоваться новым законом до конца 1936 года. В первой половине 1937 года массовые организационные усилия CIO привели к тому, что признание профсоюзов на многих крупных фирмах. Как правило, новые контракты повышали почасовые ставки заработной платы и создавали ставки сверхурочной оплаты, поскольку реальные почасовые затраты на рабочую силу росли.

Несколько других факторов также увеличили реальные затраты на рабочую силу.Одним из факторов были новые налоги на социальное обеспечение, введенные в 1936 и 1937 годах. Кроме того, Рузвельт протолкнул новый налог на нераспределенную прибыль корпораций, ожидая, что это заставит фирмы выплачивать нераспределенную прибыль в виде дивидендов. Хотя некоторые фирмы выплачивали часть нераспределенной прибыли в виде более крупных дивидендов, другие, например, компании сталелитейной промышленности, также выплачивали бонусы и повышали ставки заработной платы, чтобы не уплачивать свою нераспределенную прибыль в виде новых налогов. Когда эти три политики объединились, реальные почасовые затраты на рабочую силу подскочили без соответствующего увеличения спроса или цен, и фирмы ответили сокращением производства и увольнением сотрудников.

Второе крупное изменение политики было в денежно-кредитной политике. После окончания спада банки в качестве меры предосторожности против массового изъятия из банков начали хранить большие избыточные резервы. Должностные лица Федеральной резервной системы знали, что если банки будут использовать значительную часть этих избыточных резервов для увеличения кредитования, денежная масса быстро увеличится, а вслед за ними последует ценовая инфляция. Их исследования показали, что избыточные резервы были широко распределены между банками, и они предположили, что эти резервы были вызваны низким уровнем спроса на ссуды.Поскольку банки не брали займы в рамках дисконтного окна, а у ФРС не было облигаций для продажи на открытом рынке, единственным инструментом сокращения избыточных резервов был новый инструмент с изменяющимися требованиями к резервам. В период с 1 августа 1936 года по 1 мая 1937 года в три этапа ФРС удвоила резервные требования для всех классов банков-членов, уничтожив большую часть избыточных резервов, особенно в более крупных банках. Банки, обожженные отсутствием избыточных резервов в начале 1930-х годов, в ответ начали восстанавливать избыточные резервы, что повлекло за собой сокращение кредитов.В течение восемнадцати месяцев избыточные резервы были почти такими же большими, как до увеличения резервных требований, и, естественно, запас денег был меньше.

К июню 1937 года восстановление, во время которого уровень безработицы упал до 12 процентов, закончилось. Две политики — увеличение затрат на рабочую силу и сдерживающая денежно-кредитная политика — вызвали дальнейшее сокращение экономики. Хотя сокращение закончилось примерно в июне 1938 года, последующее восстановление было довольно медленным. Средний уровень безработицы за весь 1938 год составлял 19 человек.1 процент по сравнению со средним уровнем безработицы за весь 1937 год в 14,3 процента. Даже в 1940 году уровень безработицы все еще составлял в среднем 14,6 процента.

Почему восстановление после Великой депрессии было таким медленным? Ряд экономистов сейчас утверждают, что НРА и денежно-кредитная политика были важными факторами. Некоторые утверждают, что неустойчивая политика Рузвельта и новые федеральные правила препятствовали выздоровлению (Гэри Дин Бест, Ричард Веддер и Лоуэлл Галлавей и Гэри Уолтон), в то время как другие подчеркивают денежные факторы (Милтон Фридман и Анна Шварц, Кристиан Сент-Этьен и Барри Эйхенгрин).NRA Нового курса подверглось серьезной критике (Гэри Дин Бест, Джин Смайли, Ричард Веддер и Лоуэлл Галлауэй, Гэри Уолтон и Майкл Вайнштейн). В уже опровергнутом объяснением Элвина Хансена утверждалось, что Соединенные Штаты исчерпали свои инвестиционные возможности. Э. Кэри Браун, Ларри Пепперс и Томас Ренаган подчеркивают, что федеральная налогово-бюджетная политика препятствовала возвращению к полной занятости. Майкл Бернстайн утверждает, что инвестиционные проблемы замедлили восстановление, потому что старые устоявшиеся отрасли не могли генерировать достаточные инвестиции, в то время как новые, растущие отрасли испытывали проблемы с получением инвестиционных средств в депрессивной среде.Александр Филд утверждает, что неконтролируемые инвестиции в жилищное строительство в 1920-х годах сильно сократили вложения в жилье в 1930-х годах.

Одно из наиболее последовательных объяснений, которое объединяет несколько из этих тем, — это то, что историк экономики Роберт Хиггс называет «неопределенностью режима». По словам Хиггса, «Новый курс» Рузвельта заставил бизнес-лидеров усомниться в том, будет ли защищен нынешний «режим» прав частной собственности на капитал их фирм и поток их доходов. Поэтому они стали менее охотно вкладывать средства в активы с долгим сроком службы.Рузвельт сначала приостановил действие антимонопольного законодательства, чтобы американские компании могли сотрудничать в организованных правительством картелях; Затем он перешел на использование антимонопольного законодательства для преследования фирм за сотрудничество. Были введены новые налоги, а затем некоторые были отменены; усиление регулирования бизнеса снизило способность предприятий действовать независимо и привлекать капитал; новое законодательство ограничило их свободу в найме и найме рабочей силы. Опросы общественного мнения о бизнесе в конце 1930-х годов свидетельствуют о неопределенности этого режима.Опросы общественного мнения, проведенные в марте и мае 1939 года, спросили, не задерживает ли отношение администрации Рузвельта к бизнесу восстановление, и 54 и 53 процента, соответственно, ответили да , а 26 и 31 процент сказали нет. 56% полагали, что через десять лет государственный контроль над бизнесом будет больше, в то время как только 22% считали, что его будет меньше. Шестьдесят пять процентов опрошенных руководителей считали, что политика администрации Рузвельта настолько повлияла на уверенность бизнеса, что восстановление было серьезно сдержано.Первоначально многие фирмы неохотно заключали военные контракты. Подавляющее большинство считало, что администрация Рузвельта решительно настроена против бизнеса, и это мешало практическому сотрудничеству с Вашингтоном в области перевооружения.

Обычно утверждают, что Вторая мировая война послужила стимулом, который вывел американскую экономику из Великой депрессии. Число безработных сократилось на 7 050 000 человек в период с 1940 по 1943 год, но число находящихся на военной службе выросло на 8 590 000 человек. Снижение безработицы можно объяснить проектом, а не восстановлением экономики.Рост реального ВНП создает аналогичные проблемы. Большинство оценок показывает снижение реальных потребительских расходов, а это означает, что во время войны потребители оказались в худшем положении. Инвестиции в бизнес упали во время войны. Государственные расходы на военные нужды превысили рост реального ВНП. Эти цифры, однако, подозрительны, потому что мы знаем, что правительственные оценки стоимости расходов на боеприпасы, если назвать одну важную область, все больше преувеличивались по мере развития войны. Фактически, обширный контроль цен, нормирование и государственный контроль производства делают данные о ВНП, потреблении, инвестициях и уровне цен менее значимыми.Как мы можем установить постоянный индекс цен, когда правительственные постановления исключают производство большинства потребительских товаров длительного пользования? Что означает цена, скажем, на бензин, когда она произвольно удерживается на низком уровне, а закупки бензина нормируются для решения проблемы нехватки, вызванной контролем над ценами? Что означает цена на новые шины, когда новые шины для потребителей не производятся? Для потребителей восстановление наступило с концом войны, когда они снова могли покупать товары, которые были недоступны во время войны и недоступны в 1930-е годы.

Может ли Великая депрессия повториться? Может, но такое событие маловероятно, потому что Совет директоров Федеральной резервной системы вряд ли будет сидеть сложа руки, пока денежная масса упадет на одну треть. Мудрость, накопленная с 1930-х годов, вероятно, дает нашим политикам достаточно понимания, чтобы принимать решения, которые спасут экономику от такой серьезной депрессии.


Об авторе

Джин Смайли — заслуженный профессор экономики в университете Маркетта.


Дополнительная литература

Бернштейн, Майкл. Великая депрессия: отложенное восстановление и экономические изменения в Америке, 1929-1939 гг. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1987.

Бест, Гэри Дин. Гордость, предубеждения и политика: Рузвельт против восстановления, 1933-1938. Нью-Йорк: Praeger, 1991.

Бордо, Майкл Д., Клаудия Голдин и Юджин Н. Уайт, ред. Определяющий момент: Великая депрессия и американская экономика в двадцатом веке. Чикаго: University of Chicago Press, 1998.

Браун, Э. Кэри. «Фискальная политика тридцатых годов: переоценка». American Economic Review 46 (декабрь 1956 г.): 857-879.

Бруннер, Карл, изд. Возвращение к Великой депрессии. Бостон: Мартинус Нийхофф, 1981.

Коул, Гарольд Л. и Ли Э. Оганян. «Политика нового курса и сохранение Великой депрессии: анализ общего равновесия». Журнал политической экономии 112 (август 2004 г.): 779-816.

Эйхенгрин, Барри. Золотые оковы: золотой стандарт и Великая депрессия, 1919-1939. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1992.

Филд, Александр Дж. «Неконтролируемое освоение земель и продолжительность депрессии в Соединенных Штатах». Журнал экономической истории 52 (июнь 1992 г.): 785-805.

Фридман, Милтон и Анна Якобсон Шварц. Денежная история Соединенных Штатов, 1867-1960. Princeton: Princeton University Press, 1963.

Гласнер, Дэвид. Свободное банковское дело и денежная реформа. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1989.

Холл, Томас и Дж. Дэвид Фергюсон. Великая депрессия: международная катастрофа порочной экономической политики. Ann Arbor: University of Michigan Press, 1998.

Хансен, Элвин. Полное восстановление или застой? Нью-Йорк: Нортон, 1938.

Хиггс, Роберт. Кризис и Левиафан: критические эпизоды роста американского правительства. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1987.

Хиггс, Роберт. «Неопределенность режима: почему Великая депрессия длилась так долго и почему процветание вернулось после войны». Independent Review 1 (весна 1997 г.): 561-590.

Хиггс, Роберт. «Военное процветание? Переоценка экономики США в 1940-х годах ». Журнал экономической истории 52 (март 1992 г.): 41-60.

О’Брайен, Энтони Патрик. «Поведенческое объяснение жесткости номинальной заработной платы во время Великой депрессии.” Ежеквартальный журнал экономики 104 (ноябрь 1989 г.): 719-735.

Перец, Ларри. «Анализ излишка полной занятости и структурные изменения: 1930-е годы». Исследования в экономической истории 10 (зима 1973): 197-210.

Ренаган, Томас. «Новый взгляд на фискальную политику 1930-х годов». Исследования по экономической истории 11 (1988): 171-183.

Сент-Этьен, Кристиан. Великая депрессия, 1929-1938: уроки для 1980-х. Stanford: Hoover Institution Press, 1984.

Смайлик, Джин. Переосмысление Великой депрессии: новый взгляд на ее причины и последствия. Чикаго: Иван Р. Ди, 2002.

Темин, Петр. Вызвали ли валютные силы Великую депрессию? Нью-Йорк: Нортон, 1976.

Темин, Петр. Уроки Великой депрессии. Кембридж: MIT Press, 1989.

Темин, Петр. «Социализм и заработная плата в период выхода из Великой депрессии в США и Германии». Журнал экономической истории 50 (июнь 1990 г.): 297-308.

Темин, Питер и Барри Вигмор. «Конец одной большой дефляции». Исследования в экономической истории 27 (октябрь 1990 г.): 483-502.

Веддер, Ричард К. и Лоуэлл П. Галлавей. Без работы: безработица и правительство в Америке двадцатого века. Нью-Йорк: Холмс и Мейер, 1993.

Уолтон, Гэри М., изд. Регулирующие изменения в атмосфере кризиса: текущие последствия времен Рузвельта. Нью-Йорк: Academic Press, 1979.

Вайнштейн, Майкл. Восстановление и распространение под NIRA. Амстердам: Северная Голландия, 1980.

Райт, Гэвин. «Политическая экономия новых расходов: эконометрический анализ». Обзор экономики и статистики 56 (февраль 1974 г.): 30-38.

Великая депрессия [ushistory.org]

История Америки 1. Индейское общество накануне британской колонизации а. Разнообразие групп коренных американцев b. Анасази c.Алгонкские племена d. Племена ирокезов 2. Великобритания в Новом Свете а. Ранние предприятия терпят неудачу б. Акционерные общества c. Джеймстаунское поселение и «голодное время» d. Рост табачной торговли e. Война и мир с народом Поухатана f. Дом Burgesses 3. Колонии Новой Англии а. Mayflower и Плимутская колония b. Уильям Брэдфорд и первый День благодарения ок. Массачусетский залив — «Город на холме» d. Пуританская жизнь e. Несогласие в Массачусетском заливе f.Достижение Коннектикута g. Колдовство в Салеме 4. Средние колонии а. Новые Нидерланды в Нью-Йорк б. Квакеры в Пенсильвании и Нью-Джерси ок. Город братской любви — Филадельфия д. Идеи Бенджамина Франклина 5. Южные колонии а. Мэриленд — Католический эксперимент б. Обязанные слуги c. Создание Каролины d. Должники в Грузии e. Жизнь на юге плантации 6. Афроамериканцы в Британском Новом Свете a. Западноафриканское общество в точке соприкосновения с Европой b.«Средний проход» c. Рост рабства d. Рабская жизнь на ферме и в городе e. Свободные афроамериканцы в колониальную эпоху f. «Подчиненные коды» g. Новая афроамериканская культура 7. Начало революционного мышления а. Влияние Просвещения в Европе б. Великое пробуждение c. Суд над Джоном Питером Зенгером d. Контрабанда e. Традиция восстания f. «Что такое американец?» 8. Место Америки в глобальной борьбе а. Новая Франция б. Французско-индийская война c.Биография и опыт Джорджа Вашингтона d. Парижский мирный договор (1763 г.) и его влияние 9. События, приведшие к независимости а. Королевская прокламация 1763 г. б. Противоречие с Законом о гербовых марках c. Бостонские патриоты d. Акты Тауншенда e. Бостонская резня f. Закон о чае и чаепития g. Невыносимые деяния 10. E Pluribus Unum a. Закон о гербовых марках Конгресса b. Сыновья и дочери свободы c. Комитеты по переписке d. Первый Континентальный Конгресс e. Второй Континентальный Конгресс f.Здравый смысл Томаса Пейна g. Декларация независимости 11. Американская революция а. Сильные и слабые стороны Америки и Великобритании б. Лоялисты, сидящие за забором и патриоты c. Лексингтон и Конкорд д. Bunker Hill e. Революция в тылу f. Вашингтон в Вэлли-Фордж, г. Битва при Саратоге h. Французский альянс i. Йорктаун и Парижский договор 12. Влияние американской революции на общество а. Влияние рабства б. Революция в социальном праве c.Политический опыт d. «Республиканское материнство» 13. Когда закончится революция? а. Декларация независимости и ее наследие б. Опыт войны: солдаты, офицеры и гражданские лица c. Лоялисты d. Революционные изменения и ограничения: рабство e. Революционные изменения и ограничения: женщины f. Революционные ограничения: коренные американцы g. Революционные достижения: йомены и ремесленники h. Эпоха атлантических революций 14. Установление правил а. Конституции штатов b. Статьи Конфедерации c.Оценка Конгресса d. Экономический кризис 1780-х годов 15. Составление Конституции а. Восстание Шейса б. Состав национальных суперзвезд c. Сложные вопросы d. Конституция через компромисс 16. Ратификация Конституции а. Федералисты б. Антифедералисты c. Процесс ратификации: государство за государством d. Постфактум: Вирджиния, Нью-Йорк и «Записки федералиста» e. Победа антифедералистов в поражении 17. Джордж Вашингтон а. Выросший в колониальной Вирджинии б. Сила личности и военное командование c.Первая администрация d. Прощальное обращение e. Маунт-Вернон и дилемма революционного рабовладельца 18. Нерешенные внутренние проблемы а. Билль о правах b. Финансовый план Гамильтона c. Растущая оппозиция d. Военное поражение США; Победа Индии на Западе e. Устойчивость и насилие коренных американцев на Западе 19. Политика переходного периода: общественный конфликт в 1790-х годах а. Трансатлантический кризис: Французская революция б. Переговоры со сверхдержавами c. Возникли две партии d.Президентство Адамса e. Акты об иностранцах и подстрекательстве f. Жизнь и времена Джона Адамса 20. Джефферсоновская Америка: вторая революция? а. Выборы 1800 г. Джефферсоновская идеология c. Расширение на запад: покупка Луизианы d. Новая национальная столица: Вашингтон, округ Колумбия e. Оплот федералистов: Верховный суд Джона Маршалла f. Восстание Габриэля: другой вид Вирджинии в 1800 году 21. Расширяющаяся республика и война 1812 года а. Важность Запада б. Исследование: Льюис и Кларк ок.Дипломатические вызовы в эпоху европейской войны d. Сопротивление коренных американцев на Западе Аппалачей e. Вторая война за независимость Америки f. Победа над поражением 22. Социальные изменения и национальное развитие а. Экономический рост и ранняя промышленная революция б. Хлопок и афроамериканская жизнь c. Религиозная трансформация и второе великое пробуждение d. Институционализация религиозных верований: благосклонная империя e. Новые роли белых женщин f. Раннее национальное искусство и культурная независимость 23.Политика и новая нация а. Эпоха хороших чувств и двухпартийности б. Расширение голосов: демократия белого человека c. Компромисс Миссури d. Выборы 1824 г. и «коррумпированная сделка» e. Джон Куинси Адамс ф. Джексоновская демократия и современная Америка 24. Эпоха Джексона а. Возвышение обычного человека б. Сильное президентство c. Противоречие Южной Каролины об отмене закона d. Война против банка e. Джексон против Клэя и Калхуна ф. След слез — индейские переселения 25.Подъем американской промышленности а. Эпоха каналов б. Ранние американские железные дороги c. Изобретатели и изобретения d. Первые американские фабрики e. Возникновение «женской сферы» ф. Ирландская и немецкая иммиграция 26. Взрыв новой мысли а. Религиозное возрождение б. Эксперименты с Утопией c. Права женщин d. Реформа тюрем и убежищ e. Художники школы реки Гудзон f. Трансцендентализм, американская философия 27. Своеобразный институт а. Коронация короля хлопка б. Рабская жизнь и коды рабов c.Плантации и рыцарство d. Бесплатные (?) Афроамериканцы e. Восстания на плантации и за ее пределами f. Южный аргумент в пользу рабства 28. Растут аболиционистские настроения a. Уильям Ллойд Гаррисон и Освободитель б. Афроамериканские аболиционисты c. Подземная железная дорога д. Гарриет Бичер-Стоу — Хижина дяди Тома 29. Явная судьба а. Одинокая Звездная Республика б. 54 ° 40 ‘или бой c. «Американская кровь на американской почве» d. Мексикано-американская война e. Золото Калифорнии 30.Непростой мир а. Положение Уилмота б. Народный суверенитет c. Три сенаторских гиганта: Клэй, Калхун и Вебстер d. Компромисс 1850 года 31. «Кровавый Канзас» а. Закон Канзаса-Небраски b. Пограничные хулиганы c. Мешок Лоуренса d. Резня в Поттаватоми-Крик e. Canefight! Престон Брукс и Чарльз Самнер 32. От непростого мира к ожесточенному конфликту а. Решение Дреда Скотта b. Дебаты Линкольна-Дугласа c. Рейд Джона Брауна d. Выборы 1860 г. e. Южный сектор 33.Разделенный дом а. Форт Самтер б. Сильные и слабые стороны: Север против Юга c. Первая кровь и ее последствия d. Священные верования e. Кровавый Антиетам ф. Генералов и солдат g. Геттисберг: высшая точка Конфедерации h. Планы Севера по окончанию войны i. Дорога к Аппоматтоксу 34. Тайная война а. Прокламация об освобождении б. Военная дипломатия c. Северный тыл д. Южный тыл e. Выборы 1864 г. ф. Убийство президента 35.Реконструкция а. Реконструкция президента б. Радикальная реконструкция c. Президенту объявлен импичмент d. Восстановление старого порядка 36. Позолоченный век а. Связывание нации железной дорогой б. Новые магнаты: Джон Д. Рокфеллер ок. Новые магнаты: Эндрю Карнеги д. Новые магнаты: Дж. Пирпонт Морган e. Новое отношение к богатству f. Политика позолоченного века 37. Организованный труд а. Великий переворот б. Труд против руководства c. Ранние национальные организации d. Американская федерация труда e.Юджин В. Дебс и американский социализм 38. Из деревни в город а. Очарование американских городов б. Изнанка городской жизни c. Наплыв иммигрантов d. Разгул коррупции e. Религиозное возрождение: «Социальное Евангелие» f. Художественные и литературные тенденции 39. Новые измерения в повседневной жизни а. Образование б. Спорт и отдых c. Женщины в позолоченном веке d. Викторианские ценности в новую эпоху e. Революция печати 40. Закрытие границ а. Резня в Сэнд-Крик б.Последний бой Кастера c. Конец сопротивления d. Жизнь в резервациях e. Резня Раненого Колена 41. Западные народные обычаи а. Горнодобывающий бум б. Пути ковбоя c. Жизнь на ферме d. Рост народничества e. Выборы 1896 г. 42. Прогрессизм охватил нацию а. Корни движения б. Muckrakers c. Избирательное право женщин наконец d. Букер Т. Вашингтон e. В. Э. Б. Дюбуа 43. Прогрессисты в Белом доме а. Тедди Рузвельт: грубый всадник в Белом доме б.Разрушитель доверия c. Рука помощи для труда d. Сохранение дикой природы e. Передача Факела f. Выборы 1912 г. Новая свобода Вудро Вильсона 44. В поисках империи а. Раннее перемешивание b. Гавайская аннексия c. «Помните Мэн!» d. Испано-американская война и ее последствия e. Следствие Рузвельта и Латинская Америка f. Достижение Азии g. Панамский канал 45. Америка в Первой мировой войне а. Прощание с изоляцией б. Там c. Здесь d. Версальский договор и Лига Наций 46.Бурное десятилетие а. Эпоха автомобилей б. Борьба с «Демоном Ромом» c. Изобретение подростка d. Хлопушки e. Гарлемское Возрождение f. Потребительская экономика g. Radio Fever h. Причуды и герои 47. Старые ценности против новых ценностей а. Красная паника б. Испытание на обезьянах c. Нетерпимость d. Книги и фильмы e. Внутренняя и международная политика 48. Великая депрессия а. Обвал рынка б. Погружаясь все глубже и глубже: 1929-33 гг. Бонусный марш d. Последний бой Гувера e.Социальные и культурные последствия депрессии 49. Новый курс а. Банковский выходной b. Возвращение людей к работе c. Проблема земледелия d. Социальное обеспечение e. Алфавитный суп FDR f. Критики Рузвельта g. Оценка нового курса 50. Дорога к Перл-Харбору а. Изоляционизм 1930-х гг. Б. Реакция на беспокойный мир c. Начало войны d. Арсенал демократии e. Перл-Харбор 51. Америка во Второй мировой войне а. Стратегия военного времени b. Американский Homefront c. День «Д» и капитуляция Германии d.Война на Тихом океане e. Японско-американское интернирование f. Манхэттенский проект g. Решение сбросить бомбу 52. Послевоенные вызовы а. Начало холодной войны б. Организация Объединенных Наций c. Сдерживание и план Маршалла d. Берлинский воздушный мост и НАТО e. Корейская война f. Внутренние вызовы 53. 1950-е годы: счастливые дни а. Маккартизм б. Пригородный рост c. Страна телевидения d. Америка Рокс энд Роллс e. Холодная война продолжается f. Голоса против соответствия 54. Новое движение за гражданские права а.Больше не разделять? б. Роза Паркс и бойкот автобусов в Монтгомери c. Разборки в Литл-Роке d. Сидячие движения e. Выигрыши и боли f. Мартин Лютер Кинг мл. G. Долгое жаркое лето h. Малькольм Икс и нация ислама i. Сила черных 55. Вьетнамская война а. Раннее вовлечение b. Годы эскалации: 1965-68 c. Наступление Тет d. Антивоенное движение e. Годы ухода 56. Политика от Камелота до Уотергейта а. Выборы 1960 г. б. Новые рубежи Кеннеди c.Кеннеди глобальные вызовы d. Убийство Кеннеди e. «Великое общество» Линдона Джонсона ф. 1968: Год разгрома g. Треугольная дипломатия: США, СССР и Китай 57. Формирование новой Америки а. Современный феминизм б. Борьба за репродуктивные права c. Поправка о равных правах d. Роу против Уэйда и его последствия e. Реформа окружающей среды f. Другие требуют равенства g. Студенческий активизм h. Сила цветов 58. Время недомогания а. Отмена президента b. Болезненная экономика c.Иностранные беды d. В поисках себя e. Новые правые 59. Годы Рейгана а. «Утро в Америке» б. Рейганомика c. Внешние и внутренние связи d. Жизнь в 1980-е гг. E. Конец холодной войны 60. К новому тысячелетию а. Операция «Буря в пустыне» б. Бэби-бумер в Белом доме c. Республиканцы против демократов d. Жизнь в информационный век e. Конец американского века
Доротея Лэнг была нанята Управлением безопасности фермы, чтобы задокументировать депрессию через объектив камеры.На ее мрачных фотографиях запечатлено отчаяние той эпохи, о чем свидетельствует этот портрет 18-летней трудовой мигранты и ее ребенка.

«Как только я построил железную дорогу, я заставил ее работать.
Я заставил ее гоняться со временем.
Как только я построил железную дорогу, теперь все готово.
Брат, можешь ли ты сэкономить ни копейки?»

В конце 1920-х годов Соединенные Штаты имели самую большую экономику в мире. С разрушениями, нанесенными Первой мировой войной, европейцы боролись, а американцы процветали. Став президентом, Герберт Гувер предсказал, что Соединенные Штаты скоро увидят день, когда бедность будет ликвидирована.Затем, в момент очевидного триумфа, все развалилось. Обвал фондового рынка 1929 года вызвал цепочку событий, которые погрузили Соединенные Штаты в самый продолжительный и самый глубокий экономический кризис в их истории.


Девять тысяч банков обанкротились в течение нескольких месяцев после краха фондового рынка 1929 года.

Было бы слишком упрощенно рассматривать крах фондового рынка как единственную причину Великой депрессии. Здоровая экономика может оправиться от такого спада. Долгосрочные первопричины отправили нацию в нисходящую спираль отчаяния.Во-первых, американские фирмы заработали рекордные прибыли в течение 1920-х годов и реинвестировали большую часть этих средств в расширение. К 1929 году компании расширились до точки пузыря. Рабочие больше не могли поддерживать дальнейшее расширение, поэтому замедление роста было неизбежным. В то время как корпоративные прибыли стремительно росли, заработная плата постепенно увеличивалась, что увеличивало распределение богатства.

Один процент самых богатых американцев владел более чем третью всех американских активов. Такое богатство, сосредоточенное в руках немногих, ограничивает экономический рост.Богатые склонны экономить деньги, которые можно было бы снова вложить в экономику, если бы они были распределены среди среднего и низшего классов. Американцы среднего класса уже расширили свои долговые возможности, покупая автомобили и бытовую технику в рассрочку.


Беспрецедентное процветание 1920-х годов внезапно прекратилось, Великая депрессия охватила нацию, и очереди за хлебом стали обычным явлением.

В американской экономической системе были фундаментальные структурные недостатки.Банки работали без гарантий для своих клиентов, создавая атмосферу паники в тяжелые времена. В отношении банков было введено мало правил, и они ссужали деньги тем, кто безрассудно спекулировал на акциях. Цены на сельскохозяйственную продукцию были низкими еще в 20-е годы прошлого века, поэтому фермеры не могли добиться какого-либо восстановления. Когда депрессия перекинулась через Атлантику, европейцы стали покупать меньше американских товаров, что усугубило спад.

Когда президент Гувер был инаугурирован, американская экономика была карточным домиком.Будучи не в состоянии обеспечить должное облегчение в тяжелые времена, его популярность снижалась, поскольку все больше и больше американцев теряли работу. Его минималистский подход к государственному вмешательству оказал небольшое влияние. Экономика сокращалась с каждым годом его президентства. Поскольку американцы среднего класса стояли в тех же очередях за супом, которыми раньше пользовались только самые бедные нации, вся социальная ткань Америки была навсегда изменена.

«Брат, ты можешь сэкономить ни копейки?»

Жизнь и смерть во время Великой депрессии

Аннотация

Недавние события подчеркивают важность изучения воздействия экономических спадов на здоровье населения.Великая депрессия 1930-х годов была самым важным экономическим спадом в США в двадцатом веке. Мы использовали исторические данные о продолжительности жизни и смертности, чтобы изучить связи экономического роста со здоровьем населения за период 1920–1940 годов. Мы провели описательный анализ тенденций и изучили связи между годовыми изменениями показателей здоровья и годовыми изменениями экономической активности с использованием корреляционных и регрессионных моделей. Здоровье населения не ухудшилось, а в целом улучшилось в течение 4 лет Великой депрессии, 1930–1933 гг., При этом смертность снижалась почти для всех возрастов, а ожидаемая продолжительность жизни увеличивалась на несколько лет у мужчин, женщин, белых и небелых.Для большинства возрастных групп смертность имела тенденцию достигать пика в годы сильного экономического роста (например, 1923, 1926, 1929 и 1936–1937). Напротив, спады 1921, 1930–1933 и 1938 годов совпали со снижением смертности и увеличением продолжительности жизни. Единственным исключением была смертность от самоубийств, которая увеличивалась во время Великой депрессии, но составляла менее 2% смертей. Корреляционный и регрессионный анализы подтвердили значительное негативное влияние экономического роста на улучшение здоровья. Эволюция здоровья населения в период 1920–1940 гг. Подтверждает противоречивую гипотезу о том, что, как и в другие исторические периоды и в рыночную экономику, здоровье населения имеет тенденцию улучшаться во время рецессий, чем в период роста.

Новости о мировом экономическом кризисе стали широко распространяться с осени 2008 года, и сравнение текущих финансовых и экономических проблем с проблемами, возникшими во время Великой депрессии 1930-х годов, является обычным явлением. Существует множество предположений о последствиях текущего экономического кризиса для различных исходов, включая здоровье, но эмпирические исследования воздействия экономического спада на здоровье населения остаются редкими. Чтобы понять возможные последствия текущего экономического кризиса для здоровья, мы изучили эволюцию показателей здоровья в Соединенных Штатах во время Великой депрессии.

В экономике термины «рецессия» и «депрессия» относятся к снижению экономической активности, а «депрессия» подразумевает гораздо более серьезный (более длительный и глубокий) спад, связанный с высоким уровнем безработицы. Термин «Великая депрессия» обычно используется для обозначения периода повсеместного сокращения экономической активности, начавшегося в середине 1929 г. и продолжавшегося до 1933 г. (1, 2). За этими годами последовал период роста в середине 1930-х годов, но безработица оставалась высокой на протяжении всего десятилетия, а экономическая активность снова резко снизилась в 1938 году, что побудило некоторых авторов утверждать, что Великая депрессия фактически продолжалась до начала мировой войны. II (2).Таким образом, при оценке воздействия Великой депрессии на здоровье населения, хотя мы оставляем «Великую депрессию» специально для 1930–1933 годов, мы исследуем период 1920–1940 годов. Этот 20-летний период дает подходящие временные рамки для сравнения Великой депрессии с непосредственно прецедентными 1920-ми годами, периодом сильного экономического роста, и с экономической экспансией, последовавшей в середине 1930-х годов.

Экономика США в 1920-х и 1930-х годах.

1920-е годы начались с серьезной рецессии, в которой экономический рост (измеряемый темпами роста валового внутреннего продукта; ВВП) был отрицательным, а уровень безработицы достиг 11.3% в 1921 г. (рис. 1). За этим последовал период безудержного экономического роста, когда ВВП рос на 12,5% в год в 1923 году. В течение оставшейся части десятилетия экономический рост колебался около более скромных уровней, но вырос до 5,9% в 1926 году и до 6,6%. в 1929 г., а уровень безработицы оставался ниже 5% с 1925 г. до конца 1920-х гг.

Рисунок 1.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (годы, правая шкала), уровень безработицы (процент безработных среди гражданской рабочей силы, левая шкала) и экономический рост (годовой процентный рост реального ВВП, левая шкала), США, 1920–1940 годы.

Хотя признаки снижения экономической активности были очевидны с лета 1929 г., начало Великой депрессии было отмечено крахом фондового рынка в октябре 1929 г. (1, 2). За крахом Уолл-стрит последовал резкий спад экономической активности. деятельность. Между 1929 и 1930 годами «рост» ВВП составил -9,0% (рис. 1). Сокращение ВВП продолжалось еще 3 года, при этом ВВП сократился на 6,5% в 1931 году, 14,0% в 1932 году и 1,4% в 1933 году. Экономическая активность ускорилась, начиная с середины 1933 года (1, 3), достигнув очень высоких темпов роста — около 10% и более — в 1934–1936 гг.За этим последовал новый спад в 1938 году, когда за этот год ВВП снизился на 3,6%. Уровень безработицы резко вырос в начале 1930-х годов (рис. 1), достигнув своего исторического максимума в 22,9% в США в 1932 году. Впоследствии он снизился в период с 1933 по 1937 год, а затем снова увеличился до 12,5% в 1938 году. Общий уровень безработицы оставался очень высоким — всегда выше 14% и на 2 года выше 20% — в течение всего периода 1931–1935 годов и колебался между 9% и 12% в остальную часть десятилетия.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении и возрастная смертность в 1920-е и 1930-е годы.

Ожидаемая продолжительность жизни в целом увеличивалась на протяжении всего периода обучения (рис. 1). Однако он существенно колебался в течение 1920-х и 1930-х годов с существенным падением в 1923, 1926, 1928–1929 и 1936 годах, совпадающим с сильным экономическим ростом. Во время Великой депрессии он вырос с 57,1 года в 1929 году до 63,3 года в 1933 году. Коэффициенты детской смертности и возрастной смертности для всех возрастных групп до 20 лет (рис. 2 A ) в целом снизились в течение 1920-х и 1930-х годов. Наряду с этой общей тенденцией к снижению, пики младенческой смертности и смертности детей в возрасте 1–4, 5–9, 10–14 и 15–19 лет наблюдались в 1923, 1926, 1928–1929 и 1934–1936 годах. .Все эти пики совпадают с периодами сильного экономического роста (рис. 1).

Рис. 2.

Коэффициент младенческой смертности (IMR, на 10 000 живорождений) и коэффициенты смертности (на 100 000) для возрастных и половых групп («1–4» — смертность для детей в возрасте 1–4 лет, «40–44 мес.» — смертность. для мужчин в возрасте 40–44 лет «25–29f» — смертность для женщин в возрасте 25–29 лет и т. д.).

Коэффициенты смертности мужчин и женщин в возрасте 25–44 лет (рис. 2 B ) резко снизились во время рецессии 1920–1921 годов, но либо оставались неизменными, либо росли в течение остальной части 1920-х годов, достигнув пика либо в 1928, либо в 1929 году. , год сильного экономического роста во всех возрастных слоях.Во всех этих демографических группах смертность снизилась в начале 1930-х годов, что совпало с Великой депрессией, а затем выросло во время сильного экономического роста в середине 1930-х годов.

Показатели смертности пожилых людей в возрасте 45–64 лет (рис. 2 C ) и 65–84 (рис. 2 D ) также, по-видимому, развивались более благоприятно в 1930-е годы, чем в 1920-е годы. Например, у мужчин в возрасте 60–64 лет смертность увеличивалась в 1921–1923 гг. (В период сильного экономического роста), а затем оставалась примерно стабильной в течение оставшейся части десятилетия и в начале 1930-х годов (во время Великой депрессии), но затем увеличивалась. снова в 1936 году (когда возобновился сильный рост).Аналогичные модели стабильных или растущих показателей в течение 1920-х годов, снижения темпов в начале 1930-х годов и роста в середине 1930-х годов с пиком в 1936 году присутствуют почти для всех возрастных групп от 25 до 84 лет.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении по полу и расе.

Ожидаемая продолжительность жизни белых и небелых мужчин и женщин (рис. 3) демонстрирует те же общие закономерности, что и в отношении общей продолжительности жизни (рис. 1). За стабильной или сокращающейся продолжительностью жизни в 1920-е годы последовало увеличение продолжительности жизни белых и небелых мужчин и женщин во время Великой депрессии, снижение в 1936 году, совпавшее с периодом сильного экономического роста, и увеличение продолжительности жизни во второй половине года. 1930-е гг.Узоры особенно заметны у небелых; В период с 1921 по 1926 год у небелых мужчин ожидаемая продолжительность жизни снизилась на 8,1 года, а у женщин — на 7,4 года за тот же период. Напротив, во время Великой депрессии небелые люди прожили 8 лет, при этом ожидаемая продолжительность жизни у небелых мужчин увеличилась с 45,7 лет в 1929 году до 53,8 лет в 1933 году и с 47,8 до 56,0 лет у женщин за тот же период.

Рис 3.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (лет) для мужчин и женщин, белых и небелых.

Конкретные заболевания и другие причины смерти.

Из шести причин смерти, составляющих около двух третей от общей смертности в 1930-е годы (рис. 4), только количество самоубийств увеличилось во время Великой депрессии. Пик смертности от самоубийств приходился на безработицу в самые кризисные годы, в 1921, 1932 и 1938 годах. После увеличения в течение 1920-х годов смертность от сердечно-сосудистых / почечных заболеваний стабилизировалась в 1930–1932 годах. Смертность от туберкулеза резко снизилась в течение 1920-х годов и продолжала снижаться в течение 1930-х годов.Однако, помимо этих тенденций, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и туберкулеза достигает пиков в 1926, 1928 и особенно в 1936 году, что совпадает с экономическим подъемом. Смертность от гриппа / пневмонии в 1930-х годах была ниже, чем в конце 1920-х годов.

Рис. 4.

Общий коэффициент смертности (на 100 000 населения) от отдельных основных причин смерти.

Автомобили становились все более распространенными в течение 1920-х годов, и смертность, связанная с дорожным движением, заметно увеличивалась до 1931 года, но резко упала в 1932 году, худшем году депрессии.Он снова вырос во время экономического подъема середины 1930-х годов и резко упал во время рецессии 1938 года.

Корреляционные и регрессионные модели.

В таблице 1 показаны корреляции между ежегодным улучшением здоровья, оцениваемым по увеличению продолжительности жизни или снижению повозрастных показателей смертности, и ежегодными изменениями экономических условий. Улучшение здоровья отрицательно коррелирует с ростом ВВП и положительно коррелирует с увеличением уровня безработицы (таблица 1).Модели были согласованы по расе, полу и возрастным группам (отрицательные корреляции между ростом ВВП и улучшением здоровья статистически значимы на обычном уровне 0,05 для 10 из 16 исследованных демографических категорий, а положительные корреляции между изменением безработицы и улучшением здоровья статистически значимы в 13 из 16 демографических категорий).

Таблица 1.

Корреляция ежегодного улучшения здоровья, измеряемого либо годовым увеличением ожидаемой продолжительности жизни при рождении, либо годовым процентным снижением повозрастной смертности — с экономическими условиями — измеряемыми годовым ростом ВВП или изменением уровня безработицы в США, 1920–1940 гг. ( n = 21)

Общая продолжительность жизни увеличилась 8.8 лет за период 1920–1940 гг., Т. Е. В среднем годовой прирост составил 0,4 года. В таблице 2 показана средняя разница в годовом приросте ожидаемой продолжительности жизни, связанная с увеличением ВВП на 1 процентный пункт в том же году и за 3 предшествующих года. Отрицательные коэффициенты для нулевого лага (все из которых являются статистически значимыми) указывают на то, что годы более высоких темпов роста ВВП также являются годами меньшего прироста ожидаемой продолжительности жизни. Ни один из коэффициентов запаздывающего изменения ВВП не является большим или статистически значимым.Модель для всего населения, включая только рост ВВП с нулевым лагом, показывает, что увеличение роста ВВП в процентных пунктах связано с сокращением годового прироста ожидаемой продолжительности жизни на 0,20 года (95% доверительный интервал: от -0,06 до -0,34).

Таблица 2.

Годовое изменение ожидаемой продолжительности жизни, связанное с увеличением годового роста ВВП на один процентный пункт в регрессионных моделях без эффектов запаздывания или с эффектами запаздывания до трех лет

Модель, подобранная для всей генеральной совокупности, включая только нулевое отставание, Δ e t = 0.88 — 0,20 г т . Эта модель предсказывает ежегодное увеличение ожидаемой продолжительности жизни на 0,88 года (Δ e t ) в годы нулевого экономического роста ( г t = 0). Ожидаемое изменение ожидаемой продолжительности жизни в течение года расширения при росте ВВП на 5% (в 1937 году она составляла 5,1%) составит -0,12 года, то есть продолжительность жизни снизится на 0,12 года. Напротив, в год рецессии, когда «рост» ВВП составил -5% (в 1931 году он составлял -6,5%), ожидаемая продолжительность жизни увеличилась бы на 1.88 лет.

Обсуждение

Анализ различных показателей здоровья населения показывает, что здоровье населения не ухудшилось, а даже улучшилось во время Великой депрессии 1930–1933 годов. В течение этого периода смертность снизилась почти для всех возрастов, и наблюдалось увеличение средней продолжительности жизни на несколько лет среди мужчин, женщин, белых и небелых, причем последняя группа оказалась в наибольшей степени от этого. Для большинства возрастных групп смертность имела тенденцию к пику — сверх ее долгосрочной тенденции — в годы сильного экономического роста (например, 1923, 1926, 1929 и 1936–1937).Напротив, глубокие рецессии 1921, 1930–1933 и 1938 годов совпали с общим снижением показателей смертности и пиками продолжительности жизни. Единственным исключением из этой общей картины была смертность от самоубийств, которая увеличилась во время Великой депрессии, но на самоубийства приходится менее 2% всех смертей. В целом, наши результаты показывают, что годы устойчивого экономического роста связаны либо с ухудшением здоровья, либо с замедлением долгосрочных улучшений здоровья.

Немногие, если вообще какие-либо исследования, конкретно посвящены эволюции здоровья населения во время Великой депрессии в Соединенных Штатах.Исследователи, современники Великой депрессии, заметили, что смертность увеличилась в течение 1920-х годов (4) и снизилась в начале 1930-х годов (5). Они также с недоумением отметили, что младенческая смертность и смертность от туберкулеза снизились в период с 1929 по 1933 год, когда экономика находилась в упадке, хотя были также свидетельства роста недоедания среди групп с низкими доходами (6, 7) и увеличения младенческой смертности в некоторых районах с низким уровнем дохода. очень высокий уровень безработицы (8). Наша работа свидетельствует о том, что здоровье населения в среднем не ухудшалось во время Великой депрессии в США.С.

Утверждалось, что рецессия оказывает запаздывающее влияние на здоровье, поэтому годы спустя экономические спады будут связаны с повышенной смертностью или другими негативными последствиями для здоровья (госпитализация или заболеваемость) (9, 10). Эта гипотеза вызвала серьезные споры (11–13). Учитывая ограниченные временные рамки настоящего исследования, мы не могли исследовать запаздывающие эффекты, превышающие 3 года, и, таким образом, не можем исключить более длительные запаздывающие эффекты. Однако исследования более длительных лагов не смогли зафиксировать долгосрочные эффекты рецессии на смертность в США.С. или другие страны (14–16). Недавнее исследование потенциальных последствий стресса в утробе матери во время Великой депрессии не обнаружило связи с инвалидностью или хроническими заболеваниями в более позднем возрасте (17).

Если бы гипотеза запаздывающих эффектов была верна, можно было бы ожидать значительного увеличения смертности после запаздывания после Великой депрессии. Пик смертности пришелся на 1936 год, через 4 года после худшего года Великой депрессии, совпадающего с периодом очень сильного экономического роста. Рост смертности наблюдался в том же году почти для всех возрастных групп — даже для детей младше 4 лет — и от причин смерти, связанных с очень разными патофизиологическими процессами, включая некоторые причины смерти, такие как травмы, где не должно быть заметного отставания в причинно-следственной связи. ожидал.Это делает гипотезу запаздывающих эффектов маловероятным объяснением пика смертности в 1936 году.

Тот факт, что здоровье населения имеет тенденцию улучшаться во время спада, чем при расширении, был впервые отмечен несколько десятилетий назад (18–20), но в значительной степени игнорировался до недавнего времени, когда в нескольких исследованиях сообщалось об этой взаимосвязи с использованием данных второй половины двадцатого века ( 14–16, 21–26). Ряд механизмов может объяснить влияние деловых циклов на здоровье (11, 15, 19–21, 23, 24, 27–30).Многие из этих механизмов будут иметь краткосрочные эффекты, ускоряя смерть людей с основным (иногда бессимптомным) хроническим заболеванием и увеличивая частоту непреднамеренных травм.

Существующие данные поддерживают несколько из этих механизмов. Экономический рост был связан с увеличением курения и употребления алкоголя (3, 28, 29), сокращением сна (31) и увеличением рабочего стресса, связанного со сверхурочной работой и более быстрым и более напряженным трудом (3), все из которых связаны с неблагоприятными последствиями для здоровья и смертностью среди здоровых людей и среди лиц с хроническими заболеваниями (32–35).Увеличение смертности в результате дорожно-транспортных происшествий (36) или производственных травм (34, 37) во время экспансии явно связано с ускорением экономической активности. Экономический рост также связан с увеличением загрязнения атмосферы, что имеет хорошо задокументированные краткосрочные последствия для смертности от сердечно-сосудистых и респираторных заболеваний (24, 38–40).

Другие механизмы, включающие усиление социальной изоляции, отсутствие ухода на дому и снижение социальной поддержки во время экономического роста в результате большей занятости, увеличения спроса на работу и миграции, связанной с работой, также могут сыграть свою роль (11, 41–43) .

Экстраполяции наших и других результатов (16, 21, 23–26, 44–46) показывают, что периоды ускоренного экономического роста могут привести к замедлению или даже обращению вспять долгосрочных тенденций улучшения здоровья. Например, наши результаты показывают, что для таких условий, как детская смертность, которая в течение периода исследования постоянно снижалась, это снижение замедлялось или обращалось вспять во время расширения, но ускорялось во время спада. На первый взгляд, наши результаты противоречат наблюдениям о том, что во многих странах долгосрочный рост ВВП на душу населения совпал с долгосрочным снижением смертности (47).Однако степень причинности этой связи вызывает сомнения (48, 49).

Долгосрочные изменения ВВП могут быть просто коррелированы с набором улучшающих здоровье социальных изменений (таких как расширение доступа к улучшенному питанию, уменьшение размера семьи и т. Д.), Которые существенно отличаются от краткосрочных последствий экономических расширения, которые мы исследуем здесь. Во многих странах мира произошло значительное улучшение здоровья при незначительном экономическом росте или его отсутствии. Например, в Индии и Китае существует отрицательная корреляция между десятилетними темпами экономического роста и сокращением детской смертности (50), и почти все сокращение детской смертности в Китае после Второй мировой войны произошло до ускорения экономического роста во время Второй мировой войны. 1980–1990-е годы, когда в области детского здоровья был достигнут относительно небольшой прогресс.Тем не менее, подробное исследование долгосрочной взаимосвязи между вековыми тенденциями в экономике и здоровьем потребует данных и анализов, сильно отличающихся от тех, о которых мы сообщаем здесь.

Хотя общественные науки — это не физика, закономерности прошлого позволяют нам по крайней мере некоторую уверенность в прогнозировании будущего. Исторический опыт подсказывает нам, что не следует ожидать особого роста смертности в результате экономического спада, кроме увеличения числа самоубийств, которое, хотя и имеет очевидную важность, имеет небольшие масштабы по сравнению с уменьшением числа смертей от других причин.

В то время как экономический рост приносит с собой рост занятости, больший оптимизм и более высокие доходы (хотя не всегда и не для всех слоев населения), рецессия — это периоды пессимизма, сокращения доходов и социального недомогания. Великая депрессия 1930-х годов была серьезным кризисом социальной жизни, когда многие люди пострадали от сокращения доходов и лишений, что повлекло за собой повсеместные социальные волнения. Тем не менее, это не было связано с серьезным ухудшением здоровья населения, что свидетельствует о том, что другие механизмы более чем компенсируют возможное пагубное воздействие на здоровье высокого уровня безработицы и экономических потрясений.Лучшее понимание благотворного воздействия рецессии на здоровье, возможно, может способствовать разработке экономической политики, которая укрепляет здоровье и минимизирует или смягчает неблагоприятные последствия экономического роста.

Данные и методы.

Экономические данные и данные о здоровье были получены из исторической статистики (51). Здоровье населения индексировалось по ожидаемой продолжительности жизни при рождении и уровням смертности. Мы изучили возрастные коэффициенты и коэффициенты из-за шести причин смерти, из которых 64.4% от общей смертности в 1930 году: сердечно-сосудистые и почечные заболевания (36,7%), рак (8,6%), грипп и пневмония (9,1%), туберкулез (6,3%), дорожно-транспортные травмы (2,4%) и самоубийства (1,4%). %). В дополнение к описательному анализу, статистические модели использовались для изучения связи между динамическими условиями экономики и эволюцией показателей здоровья. Мы рассчитали корреляции между изменением здоровья, измеряемым годовым изменением ожидаемой продолжительности жизни или уровня смертности, и изменением экономических условий, измеряемым ростом ВВП или ежегодным изменением уровня безработицы.Рост ВВП за год t был определен как изменение логарифма реального ВВП (т. Е. ВВП, измеренного в долларах с поправкой на инфляцию) между t и t — 1.

Мы также применяем модели распределенного лага (52), в которых годовой прирост ожидаемой продолжительности жизни (или процентное снижение уровня смертности) между t года и годом t — 1 (Δ h t ) подвергается регрессии. на рост ВВП в том же году ( г т ) и в предыдущие годы ( г ti ), то есть где α — константа, β i — влияние экономических условий, проиндексированных ростом ВВП в году t — i , а ε t — член ошибки.Годовое изменение ожидаемой продолжительности жизни, годовое процентное изменение возрастной смертности и темп роста ВВП — все это ряды стационарных средних и стационарных дисперсий, поэтому их можно использовать в регрессионных моделях без риска получения ложных результатов. из-за тенденций (52). Другими словами, этот анализ оценивает ассоциации помимо любых корреляций, порожденных параллельными долгосрочными тенденциями.

Благодарности

Эта работа была частично профинансирована программой Роберта Вуда Джонсона «Здоровье и общество».

Сноски

  • 1 Кому следует направлять корреспонденцию. Эл. Почта: jatapia {at} umich.edu
  • Вклад авторов: J.A.T.G. спланированное исследование; J.A.T.G. и A.V.D.R. проведенное исследование; J.A.T.G. проанализированные данные; и J.A.T.G. и A.V.D.R. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

Вехи: 1921–1936 — Офис историка

Вступление

Великая депрессия 1930-х годов была глобальным событием, частично вызванным события в США и США.С. Финансовая политика. Пока он задерживался десятилетие, это повлияло на внешнюю политику США таким образом, что Соединенные Штаты Правительство штатов стало еще более изоляционистским.

Мать-иммигрантка Доротеи Ланге

Истоки Великой депрессии были сложными и вызывали много споров. среди ученых. Первоначальным фактором стала Первая мировая война, которая расстроила международных балансов сил и вызвали драматический шок в мировой финансовая система.Золотой стандарт, долгое время служивший основой для национальные валюты и их обменные курсы были временно приостановлены в чтобы оправиться от издержек Великой войны, но Соединенные Штаты, Европейские страны и Япония приложили огромные усилия, чтобы восстановить его до конца. десятилетия. Однако это внесло негибкость в домашние и международные финансовые рынки, что означало, что они были менее способны вести дела с дополнительными потрясениями, когда они произошли в конце 1920-х — начале 1930-х годов.В Обвал фондового рынка США в 1929 году, экономический спад в Германии и финансовый кризис. трудности во Франции и Великобритании совпали, чтобы вызвать глобальную финансовый кризис. Посвящение золотому стандарту в каждой из этих стран и Япония, которой удалось вернуться к ней только в 1930 году, только усугубила проблему. и ускорил сползание к тому, что сейчас известно как Великая депрессия.

Международная депрессия

Ключевой фактор превращения национальных экономических трудностей во всемирные Депрессия, похоже, была связана с отсутствием международной координации, поскольку большинство правительства и финансовые учреждения повернулись внутрь.Великобритания, в которой долгое время поддерживал мировую финансовую систему и привел к возврату золота стандарт, не смог сыграть свою прежнюю роль и стал первым выпавшим стандарт в 1931 году. Соединенные Штаты, озабоченные собственными экономическими трудностей, не вмешался, чтобы заменить Великобританию в качестве кредитора последнего и отказался от золотого стандарта в 1933 году. Конференция 1933 года, лидеры основных экономик мира встретились, чтобы решить экономический кризис, но не удалось достичь каких-либо серьезных коллективных договоров.Как В результате Депрессия продолжалась до конца 1930-х годов.

Изоляционизм

Депрессия заставила Соединенные Штаты еще больше отступить в послевоенный период. изоляционизм. Ряд международных инцидентов произошел во время 1930-е гг. — захват японцами северо-восточного Китая в 1931 г., итальянское вторжение в Эфиопия в 1935 году и германский экспансионизм в Центральной и Восточной Европе — но Соединенные Штаты не предприняли каких-либо серьезных действий в ответ или противодействие.Когда эти и другие инциденты произошли, правительство Соединенных Штатов издало заявления о неодобрении, но предприняли ограниченные действия, кроме этого. На более положительная нота, изоляционизм проявился в Латинской Америке в виде Благой Политика соседства президентов Герберта Гувера и Франклина Рузвельта, при котором США сократило военное присутствие в регионе и улучшило отношения между сам и его соседи на юг.Президенты Гувер и Рузвельт должны были степень ограничена общественным мнением, которое требовало первоочередного внимания отдаваться бытовым проблемам. Администрации Гувера и Рузвельта сосредоточены на восстановлении экономики США и решении широко распространенных безработица и социальная дислокация дома и, как следствие, международные дела отошли на второй план.

Президент Герберт Гувер

Подъем фашизма

Когда Соединенные Штаты обратились к себе, чтобы справиться с затяжными эффектами Депрессия, милитаристские режимы пришли к власти в Германии, Италии и Японии. многообещающее экономическое облегчение и национальная экспансия.Пока они достигли некоторых меры успеха на экономическом фронте, эти режимы начали подталкивать территориальные амбиции и получили минимальное сопротивление со стороны остальной Мир. Отсутствие решительного ответа США на вторжение Японии в Китай в 1937 г. и аннексия Чехословакии Германией в 1938 г. Правительства Японии и Германии расширяют свои военные кампании. На время, большинство U.Лидеры С. считали, что их решение избегать более активной роли было оправдано внутренним контекстом, но некоторые начали понимать, что США бездействие позволило конфликту разрастаться. После падения Франции в июне 1940 г. Соединенные Штаты все больше привержены борьбе с фашизмом. По иронии судьбы, это была Вторая мировая война, которая частично возникла из-за Великой Отечественной войны. Депрессия, которая, наконец, вытащила Соединенные Штаты из десятилетнего перерыва. экономический кризис.

Великая депрессия заставила правительство США отказаться от международное участие в 1930-х годах, но в конечном итоге оно способствовало к появлению в дальнейшем Соединенных Штатов в качестве мирового лидера. В представление о том, что поворот внутрь отчасти способствовал увековечиванию ужасы Второй мировой войны заставили американских политиков сыграть важную роль. роль в мировых делах после войны для предотвращения подобных бедствий.

Уроки Великой депрессии

Американцы остались без работы. Только в апреле работу потеряли более 20 миллионов человек. Очереди в продовольственных банках тянутся на многие мили. Бизнесы по всей стране терпят крах. Заголовки кричат ​​о том, что коронавирус стал причиной худшего экономического кризиса со времен Великой депрессии.

Экономический коллапс 1930-х годов, одна из определяющих травм 20-го века, по-прежнему является эталоном, по которому измеряются рецессии.И для многих американцев Новый курс, инициированный президентом Франклином Д. Рузвельтом, остается стандартом того, как федеральное правительство должно реагировать на серьезную чрезвычайную ситуацию в стране. К концу 1940-х годов Соединенные Штаты вышли из экономического кризиса и вступили в беспрецедентный период национального процветания — с заметно большим равенством доходов. Америка не просто пережила Великую депрессию; его ответ превратил его в более богатое и справедливое общество.

Многие надеются повторить это достижение сегодня.Но успех Нового курса был основан на большем, чем на всех учреждениях, которые он породил, или на конкретных программах, которые он установил, — он опирался на дух тех, кто его породил. Новые дилеры научились экспериментировать, принимая неудачи на пути к успеху. Они отвергли яростное сопротивление, вызванное их смелыми предложениями. Они организовали сторонников и научились не просто вести, но и слушать. И, возможно, прежде всего, они стремились к единству и культивировали сочувствие.

Луи Хайман: «Новый курс» был не таким, как вы думаете.

«Новый курс» предлагает нам больше, чем просто руководство по возвращению к некоторому подобию нормальности.Более важный урок, который он предлагает, заключается в том, что выздоровление — это сложный и болезненный процесс, который требует участия многих, а не указаний от нескольких. И это, в конечном счете, мы все вместе.

Во время Великой депрессии, как и сегодня, первоначальная реакция страны на катастрофу была парализована негативным отношением к правительству, которого придерживался тогдашний президент Герберт Гувер и его Республиканская партия. В начале века прогрессивная эра привела к усилению государственного надзора за межгосударственной торговлей и обработкой продуктов питания и лекарств.Но будучи министром торговли в 1920-х годах, Гувер продвигал альтернативный идеал добровольного регулирования, когда профессиональные организации и американский бизнес контролировали свои собственные дела вместо того, чтобы регулироваться федеральным правительством. Это устройство, которое историк Эллис У. Хоули назвал «ассоциативным государством», резко контрастировало с предшествовавшим ему прогрессизмом.

Гувер был приведен к присяге в качестве президента в марте 1929 года, всего за несколько месяцев до краха фондового рынка.Но как он ни старался, ему не удалось заставить свое ассоциативное состояние справиться с вызовом Великой депрессии. Его жалкая неудача проложила путь к убедительной победе Рузвельта в ноябре 1932 года.

Дэвид Фрум: Герберт Гувер — модель, необходимая республиканцам

Столкнувшись с огромным кризисом, Рузвельт заново изобрел то, как нация делала большую часть своего бизнеса, прежде всего за счет вовлечение федерального правительства в те области американской жизни, которые ранее принадлежали городам, округам или штатам — если вообще принадлежали какому-либо руководящему органу.«Новый курс» преуспел в реализации политики на федеральном уровне, которая годами просачивалась в реформаторские круги или частично реализовывалась наиболее прогрессивными штатами.

Чтобы смягчить непосредственный кризис, федеральное правительство профинансировало помощь, рабочие места и инфраструктуру. В более долгосрочной перспективе он установил новую норму, которая включала национальную пенсионную систему, страхование по безработице, пособия по инвалидности, минимальную заработную плату и максимальное количество часов, государственное жилье, защиту ипотечных кредитов, электрификацию сельской Америки и право промышленных рабочих вести коллективные переговоры через союзы.

Прочтите: Горькие истоки борьбы за большое правительство

Эти программы изобиловали ограничениями. Социальное обеспечение и страхование от безработицы были привязаны к работе, а не к гражданству; федеральная поддержка ипотечных кредитов поменяла районы, считающиеся слишком небелыми или иммигрантскими; целые категории работников были освобождены от социального обеспечения и стандартов справедливого труда, например, выполняющие домашний и сельскохозяйственный труд; и многие вещи, необходимые для достойной жизни, такие как оплачиваемые больничные и медицинское страхование, были оставлены на усмотрение работодателей или на усмотрение профсоюзов.Однако, несмотря на все недостатки, Новый курс создал сеть социальной защиты, которая обеспечила долгий период роста и процветания.

Но если мы хотим использовать «Новый курс» в качестве модели для создания возможностей выхода из катастрофы, нам необходимо понимать больше, чем просто его политику и программы. Построение новых и улучшенных Соединенных Штатов после коронавируса потребует понимания того, как Рузвельт и его соратники, профсоюзные лидеры и активисты, а также простые американцы объединили свои усилия во время мрачного кризиса для построения лучшего будущего.Нам нужно знать не только, что они сделали, но и как им это удалось.

Президент Рузвельт в Бисмарке, Северная Дакота, в 1936 году (Артур Ротштейн / Библиотека Конгресса)

Новый курс был экспериментальным и постепенным, а не идеологическим. Рузвельт и его советники были далеки от легендарных ясновидящих. У них никогда не было генерального плана. Скорее всего, за первые 100 дней администрации они приняли целый ряд законов и постановлений. Если эти программы работали, они остались. Если они этого не делали, их бросали и заменяли другими.

Закон о восстановлении национальной промышленности, например, с его добровольными кодексами честной конкуренции в отношении цен и заработной платы и ограниченным поощрением коллективных переговоров, оказался неадекватным, а затем был признан неконституционным. Администрация быстро разработала альтернативы, в том числе Закон о национальных трудовых отношениях (известный как закон Вагнера), который предложил более четкий путь к объединению в профсоюзы.

Только после 1935 года появилось социальное обеспечение, страхование по безработице и государственное жилье Нового курса.И многие из его инициатив потерпели неудачу, например, когда преждевременный откат федеральных программ ускорил «Рузвельтовскую рецессию» 1937 года, подняв безработицу до пугающе высокого уровня. Даже профессор Гарварда Элвин Хансен, доверенный советник Рузвельта по экономическим вопросам, признал: «Я действительно не знаю, каков основной принцип Нового курса».

Прочтите: Эксперимент Рузвельта

Действительно, разногласия подрывают Белый дом Рузвельта. Например, некоторые специалисты по экономическому планированию хотели восстановления, которое возродило бы старый крестовый поход прогрессивной эпохи против монополии, в то время как другие выступали за регулирование бизнеса независимо от его размера или использование кейнсианского подхода к использованию фискальных полномочий государства для увеличения потребления.К концу 1930-х кейнсианцы победили. Джон Кеннет Гэлбрейт, тогда еще молодой профессор, вспоминал, что еще в 1936 году принятие правил классической экономики было «лакмусовой бумажкой, по которой уважаемый экономист отделился от чокнутого». Год спустя «Кейнс достиг Гарварда с приливной силой». Дело в том, что никакая хорошо подготовленная дорожная карта не определяет курс Нового курса.

Рузвельт отличался также способностью успешно разоружить большинство своих политических оппонентов.Сегодня может возникнуть соблазн — с нашей тупиковой политикой, глубоко разделенным электоратом и подстрекательскими СМИ — представить, что Рузвельт, победивший оползнями в 1932 и 1936 годах и с достаточным отрывом, даже когда добивался беспрецедентного третьего срока в 1940 году, наслаждался роскошью. национального консенсуса. Нет ничего более далекого от правды. Администрация Рузвельта подверглась нападкам справа со стороны неодобрительных республиканцев, бизнес-лидеров, поклявшихся разрушить «социалистический» Новый курс, настороженных членов Конгресса от южных демократов и чрезвычайно популярного римско-католического радиоведущего отца Чарльза Кофлина.Программа Кофлина Золотой час маленького цветочка регулярно привлекала более 30 миллионов зрителей к его антирузвельтовским, антикоммунистическим, антисемитским, изоляционистским и заговорщическим миазмам.

Прочтите: Тысячи американцев стали социалистами с марта

Слева Рузвельт столкнулся с небольшими, но эффективно организованными коммунистическими и социалистическими группами, а также с различными третьими сторонами, такими как Лига независимых политических действий Джона Дьюи и Пола Х. Дугласа.Гораздо более опасным был Хьюи Лонг из Луизианы. Популистский — и чрезвычайно популярный — губернатор, а затем сенатор быстро отказался от Рузвельта как слишком осторожного, начав свою более перераспределительную программу «Поделись нашим богатством». Лонг достиг миллионов через национальную сеть клубов и собственные радиопередачи. Рузвельт опасался Лонга как опасного демагога до его убийства в сентябре 1935 года, но бесспорная популярность Лонга, вероятно, подтолкнула Рузвельта влево.

Рузвельт ответил на эти вызовы справа и слева, оправдав Новый курс бесспорной, почти беспристрастной формулировкой.Хотя его послание могло колебаться в зависимости от того, каких врагов он стремился победить — например, осуждая капиталистические элиты как «экономических роялистов» в своей речи 1936 года перед Национальным съездом Демократической партии, чтобы не быть обойденными левыми, Рузвельт обычно оправдывал Новый курс как стремление к «безопасности от опасностей и превратностей жизни» или защита «четырех свобод» слова, поклонения, нужды и страха. И чтобы не уступать отцу Кафлину или Лонгу, Рузвельт сам стал мастером радио, блестяще используя свои многочисленные беседы у камина, чтобы установить близкие отношения с американским народом.

Слева: Знак профсоюза в Сан-Диего, Калифорния, 1940 г. (Рассел Ли / Библиотека Конгресса). Справа: Ожидание чеков по оказанию помощи в Калипатрии, Калифорния, 1937 год (Доротея Лэнг / Библиотека Конгресса).

Рузвельт также понял, что чтобы вести, ему нужно слушать. Социальные и политические изменения Нового курса были вызваны мобилизацией простых американцев в качестве избирателей Демократической партии и рядовых членов профсоюзов. Новый курс не был революцией сверху вниз. Политики-демократы, а также организаторы профсоюзов быстро обнаружили, что им нужно сосредоточиться на реальных проблемах, с которыми сталкиваются люди, и реагировать на их предпочтения.

До Нового курса многие трудящиеся жили политической жизнью, ограниченной их местной партией, будь то демократы или республиканцы. Иммигранты в первом или втором поколении были лояльными партизанами, если они вообще голосовали. Немногие афроамериканцы на юге Джима Кроу могли голосовать. Те, кто путешествовал на север во время Великой миграции 1910-х и 20-х годов, отвергли Демократическую партию как инструмент своих южных угнетателей и врага партии Линкольна, которую многие из них теперь горячо поддерживали.

Прочтите: консервативные аргументы в пользу профсоюзов

На промышленных предприятиях профсоюзы — в той степени, в которой они существовали в 1920-х годах — состояли из элитных ремесленников, в основном белых и коренных жителей, которые стремились ограничить возможности и мобильность более многочисленные и более уязвимые непрофсоюзные работники. В 1919 году профсоюзы потерпели ряд сокрушительных поражений, после чего союзы, казалось, не давали никаких надежд на менее квалифицированных рабочих, которые приводили в действие заводы массового производства, которые создавали U.С. «Мастерская мира» ХХ века.

Опасаясь повторения кампаний по объединению в профсоюзы, последовавших за Первой мировой войной, некоторые работодатели в 1920-х годах внедрили патерналистские программы социального обеспечения, рекламируя такие льготы, как оплачиваемый отпуск по болезни и отпуск, пенсии, владение акциями, групповое страхование жизни и планы представительства сотрудников. Но компании редко подкрепляли эти обещания уровнем финансовых вложений, необходимых для предоставления этих преимуществ более чем небольшой части своей рабочей силы.Вместо этого рабочие полагались на неадекватные системы социальной защиты, предоставляемые их этническими, расовыми и религиозными общинами, которые быстро вышли из строя под давлением Великой депрессии.

К тому времени, когда Рузвельт выиграл второй президентский срок, в 1936 году, мир изменился. Многие из нуждающихся в полной мере использовали федеральные программы помощи и трудоустройства, спонсируемые множеством агентств New Deal, включая FERA, CWA, PWA, WPA, NYA и CCC. Обращаясь к потребностям американцев, Рузвельт заслужил их поддержку.Столкнувшись с масштабами Великой депрессии, американский рабочий класс голосовал в рекордных количествах — и они проголосовали за президента-демократа. Чернокожие избиратели даже заменили девиз «Придерживайтесь республиканцев, потому что Линкольн освободил вас» на «Пусть Иисус ведет вас, а Рузвельт вас накормит».

Рабочие также приложили огромные усилия для объединения промышленных рабочих во многих секторах, координируемые недавно созданным Конгрессом промышленных организаций (CIO), успеху которого способствовал Закон Вагнера.К 1940 году в производственном центре Чикаго каждый третий промышленный рабочий состоял в профсоюзе, тогда как десятью годами ранее их почти не было. То же самое происходило в Детройте и Флинте в Мичигане, Кливленде и Акроне в Огайо, Миннеаполисе, Питтсбурге и других местах. Рабочие, которые всего несколько лет назад не ощущали связи с Вашингтоном, округ Колумбия, и исключены из национальных профсоюзов, теперь отождествляют себя с федеральным правительством и общенациональными политическими и рабочими движениями.

Благодаря своему участию в Демократической партии и профсоюзах рабочие помогли идеологически переориентировать оба этих новых центра политического притяжения.Хотя лидеры имели значение от местных участков до штаб-квартиры Демократической партии и от цехов до ближайшего окружения ИТ-директора, тем, кто обладал властью, приходилось бороться с рядовыми людьми, которые знали свое собственное мнение.

Это было особенно заметно в рабочем движении. Левые активисты были ключевыми организаторами коммунистических советов по безработице, социалистических рабочих комитетов по безработице, голодных маршей, демонстраций перед офисами помощи и возникающих профсоюзов. Но в конце концов, несмотря на все невзгоды Великой депрессии, мало кто из рабочих поддержал антикапиталистический призыв.

Дерек Томпсон: Экономика разрушена. Этого не должно было быть.

Коммунистический организатор Стив Нельсон вспоминал, как он и его товарищи начали с «агитации против капитализма и разговоров о необходимости социализма». Однако быстро они поняли, что люди рабочего класса больше озабочены своей повседневной борьбой. «Мы научились переходить… к тому, что можно было бы назвать подходом к организации с жалобами», — сказал он. «Мы начали выдвигать требования о… немедленной федеральной помощи безработным и о моратории на ипотеку, и, наконец, мы начали говорить о необходимости национального страхования занятости.Фактически, отчасти вдохновленные пустыми обещаниями планов благосостояния своего работодателя 1920-х годов, американский рабочий класс пришел к тому, что я назвал в другом месте «моральным капитализмом». Хотя рабочие извлекали пользу из организационного опыта радикальных лидеров, они чаще выбирали либеральные цели, чем радикализм, предпочитая более справедливый капиталистический порядок любой альтернативе.

Слева: Жена поденщика на кухне недалеко от Уэбберс-Фолс, Оклахома. Справа: В доме поденного сельскохозяйственного рабочего в округе Маскоги, штат Оклахома.(Рассел Ли / Библиотека Конгресса)

У успеха «Нового курса» был один последний и решающий ингредиент: воспитание сочувствия.

Для профсоюзов это было практической необходимостью. Герберт Марч, коммунистический организатор из Чикаго, был типичным человеком, опасавшимся, что «невозможно достичь профсоюзов, потому что у вас есть разделение на черное и белое и слишком много национальностей … что они [работодатели] будут играть друг против друга». Подобного рода этнические и расовые разногласия помогли обречь организаторские движения 1919 года.Если профсоюзы не смогут внедрить идеал расовой интеграции и классовой солидарности, белые рабочие вполне могут отступить в свои сегментированные этнические и расовые миры и подтолкнуть своих афроамериканских коллег обратно в объятия работодателей в качестве штрейкбрехеров.

Чтобы избежать этой опасности, левые лидеры CIO упорно трудились, чтобы культивировать то, что я назвал всеобъемлющей «культурой единства» в развивающемся профсоюзном движении. Черный работник упаковочного цеха по имени Джим Коул сказал интервьюеру в 1939 году, что ИТ-директор «сделал величайшее дело в мире», объединив рабочих и развеяв «ненависть и плохие чувства, которые раньше испытывали к неграм».«Просвещенные активисты помогли трудящимся преодолеть свои предрассудки в решающий момент.

The New Deal также сделала эту работу центральной в своем проекте. Наряду со своими многочисленными новыми и незнакомыми агентствами «Новые дилеры» намеревались задокументировать, как американцы переживали Великую депрессию. Эти начинания были вызваны множеством мотивов, в том числе популяризацией программ «Нового курса» и трудоустройством безработных художников и актеров. Но самое главное, эти проекты рассказывали людям о своих соотечественниках и женщинах и вызывали сочувствие.«Мы познакомили Америку с американцами», — так много лет спустя сказал об этом Рой Страйкер, глава Управления безопасности фермерских хозяйств.

Снимки FSA, сделанные такими легендарными фотографами, как Уокер Эванс, Доротея Лэнг, Рассел Ли, Гордон Паркс и Бен Шан, вероятно, самая известная подобная инициатива, но почти каждое агентство New Deal организовало свой собственный фотопроект, чтобы задокументировать его влияние. на американский народ. Федеральный проект писателей ВПА спонсировал жизнь и устные истории, этнографии и портреты представителей различных культурных сообществ, включая недавних иммигрантов, коренных американцев и афроамериканцев.А проект «Федеральный театр» поставил документальные спектакли в спектаклях «Живая газета».

Бездомная семья идет по шоссе из Феникса, штат Аризона, где они собирают хлопок. Они направляются в Сан-Диего, где отец надеется получить помощь, потому что он когда-то там жил. (Доротея Ланж / Библиотека Конгресса)

I

Если эти уроки Нового курса применимы к нашему собственному моменту, то также применим еще один: легкого возврата к нормальному состоянию не будет. Несмотря на все меры «Нового курса», безработица накануне Второй мировой войны оставалась тревожно высокой.Мощный стимул глобальной войны был тем, что наконец вывело Соединенные Штаты из депрессии, хотя эта война принесла с собой дополнительные годы лишений и жертв. Более того, многим американцам так и не удастся преодолеть травму депрессии, и им придется столкнуться с послевоенной эпохой, которая больше, чем когда-либо, зависела от потребительских расходов для обеспечения всеобщего процветания.

Какую форму примет экономическое восстановление после закрытия COVID-19, предсказать трудно. Стратегии и программы 2020-х уже не будут такими же, как и 1930-х.Огромный рост потребления в процентах от ВВП, с низкого уровня в 49,5 процента в 1944 году до примерно 70 процентов сегодня, побудил разработчиков политики отдать приоритет наращиванию потребления — часто преждевременно — над созданием рабочих мест. Национальные лидеры, похоже, предпочитают отправлять чеки безработным, а не обеспечивать их работой. Особенно сильно пострадали обычные магазины, рестораны и другие поставщики бытовых услуг, которые уже боролись с переходом к онлайн-покупкам. Их медленное восстановление не только останется тормозом для более крупной экономики, но также повлияет на жизнеспособность общественной жизни, которая часто вращается вокруг коммерческих районов.

Более того, существует реальный риск того, что спад усугубит неравенство, уже существующее в американской экономике — в рабочих местах, доходах, здравоохранении, жилье и образовании. Потребление может продолжать смещаться в сторону крупнейших продавцов, таких как Amazon, вытесняя малые предприятия. Тогда национальная рабочая сила может стать еще более неравномерной: наверху будет небольшое количество наемных руководителей, а внизу — армии низкоквалифицированных, почасовых складских работников и поставщиков пакетов с ограниченными преимуществами.Кризис COVID-19 уже продемонстрировал позорное расовое неравенство, которое наносит огромный урон цветным сообществам.

И нынешняя катастрофа также может усугубить наши разногласия. Возможно, самым большим препятствием на пути к решению наших социальных проблем были сильные пристрастия и злые козлы отпущения, которые парализовали политическую систему. Мы расколоты по многим признакам. То, что когда-то было гражданскими разногласиями по поводу размера правительства, охвата системы социальной защиты или относительной выгоды от налогообложения по сравнению с стимулированием предпринимательской деятельности, превратилось в непреодолимый разрыв.

Но если мы не можем просто скопировать программы Нового курса и применить их к нашим современным вызовам, мы все равно можем черпать вдохновение из духа, который их вдохновлял. Мы можем отказаться от идеологии в пользу экспериментов, отражать партизанские атаки апелляциями к высшим принципам, сосредоточиться на потребностях простых рабочих и сознательно культивировать единство и сочувствие, необходимые для создания эффективной коалиции для борьбы с коронавирусом и экономическим опустошением. .

Последний пункт, пожалуй, самый важный и самый трудный.В конце концов, в последние десятилетия в Соединенных Штатах сильно не хватало сочувствия.

Возможно, мы начали. Культовые изображения этой пандемии — это медсестры, врачи и медперсонал, ухаживающие за больными. Ночные демонстрации благодарности эхом разносятся во многих частях страны. Продавцы продуктовых магазинов признаны героями. Суровый урок коронавируса о нашей общей уязвимости перед болезнями — о том, что мы все в безопасности только тогда, когда все здоровы — может стать основой для более широкого признания нашей общей судьбы как американцев.Усвоение этого урока может помочь нам перестроить наше общество в общество, в котором все важны.

Великая депрессия | Энциклопедия Холокоста

Обвал фондового рынка 24 октября 1929 года ознаменовал начало Великой депрессии в Соединенных Штатах. День стал известен как «Черный четверг». К этому моменту привело множество факторов. Первая мировая война, изменение американских представлений о долге и потреблении и нерегулируемый фондовый рынок — все это сыграло решающую роль в экономическом коллапсе.

Первая мировая война превратила Соединенные Штаты из относительно небольшого игрока на международной арене в центр мировых финансов.Американская промышленность поддержала военные действия союзников, что привело к огромному притоку наличных денег в экономику США. Поскольку война прервала существующие глобальные торговые отношения, Соединенные Штаты выступили в качестве основного поставщика товаров, включая оружие и боеприпасы. Эти покупки привели к тому, что европейские страны оказались в долгах перед Соединенными Штатами.

После войны Соединенные Штаты начали период дипломатической изоляции. Он ввел в действие и повысил тарифы в 1921 и 1922 годах, чтобы поддержать американскую промышленность и не допустить попадания иностранных товаров.

В 1920-е годы («бурные двадцатые») многие американские потребители, предполагая, что экономическое процветание будет продолжаться бесконечно, брали на себя большие суммы личных долгов, иногда по чрезвычайно высоким процентным ставкам. Заводы зависели от этих потребителей, продолжающих покупать их товары.

Наконец, фондовый рынок, основанный на Уолл-стрит в Нью-Йорке, регулировался слабо. Было несколько правил, обеспечивающих безопасность вложенных денег. Спекулянты начали сознательно манипулировать ценами на акции, покупая и продавая их, чтобы увеличить свою прибыль.Лишь небольшое число американцев покупали акции напрямую, большинство полагало, что их рыночная стоимость будет продолжать расти. Многие инвесторы, привыкшие к долгам, покупали акции «с маржой», используя небольшие личные вложения, чтобы заплатить часть фактической стоимости акций, а остальную часть занимали у банка или другого кредитора. Они предполагали, что цена акций вырастет, и они смогут погасить остаток ссуды за счет своей инвестиционной прибыли. Эта система работала хорошо, пока акции не упали в цене.

Авария

В четверг, 24 октября 1929 года, цены на акции на Нью-Йоркской фондовой бирже начали падать, потеряв 11% своей стоимости за один день. После некоторой начальной стабилизации новости о падении цен на акции побудили кредиторов призвать инвесторов выплатить ссуды. Началась массовая распродажа, в результате чего рынок еще больше потерял позиции и вызвал панику по всей стране. К середине ноября стоимость национальных акций упала на 33%. Банки, ссужавшие деньги обанкротившимся инвесторам или предприятиям, просто больше не имели наличных денег для оплаты своих клиентов.Обычный гражданин, напуганный и пессимистично настроенный по поводу своих экономических перспектив, перестал покупать второстепенные товары; расходы упали на 20% в 1930 году. Это, в свою очередь, привело к падению спроса на потребительские товары, и все больше предприятий начали разоряться. Уровень безработицы вырос вдвое. Отдельные домохозяйства были банкротами, поскольку банки и кредиторы потребовали возврата непогашенных ссуд. Президент Герберт Гувер приказал своей администрации сократить расходы. Он подписал протекционистский тариф Смута-Хоули в июне 1930 года в попытке поддержать американское сельское хозяйство и потребительские товары.Это имело отрицательный эффект, побудив другие правительства ввести ответные тарифы, уменьшив внешний рынок для американских товаров.

Влияние на иммиграцию

Великая депрессия также оказала серьезное влияние на и без того ксенофобскую и исключающую американскую иммиграционную систему.

В результате обострения депрессии президент Герберт Гувер дал указание Государственному департаменту начать строгое соблюдение пункта об иммиграции 1917 года, «который может стать публичным обвинением» (LPC).

Этот пункт был разработан, чтобы исключить любого иммигранта, у которого не было экономических средств для обеспечения самодостаточности и который потенциально мог стать финансовым бременем для государства. К 1930 году безработица достигла 8,7%, и консульским чиновникам было дано указание более жестко обеспечивать соблюдение положения о LPC. Они были проинформированы о том, что «любой иностранный наемный работник, не имеющий специальных средств поддержки, прибывающий в Соединенные Штаты в период нынешней депрессии, поэтому, скорее всего, станет государственным обвинителем» и ему должно быть отказано в иммиграционной визе.

Эти правила, вынуждающие потенциальных иммигрантов доказывать, что они финансово стабильны и могут обеспечивать себя бесконечно, не устраиваясь на работу, ограничили количество заявителей, которые имели право на иммиграционные визы. В 1930-х годах, когда нацисты начали лишать евреев их финансовых активов, прежде чем разрешить им иммигрировать, у многих возникли проблемы с прохождением строгих финансовых требований для въезда в Америку.

На протяжении 1930-х годов большинство американцев выступало против увеличения иммиграции в Соединенные Штаты.Многие ссылались на экономические проблемы, опасаясь, что иммигранты будут конкурировать за рабочие места, которых было мало во время Великой депрессии.

Великая мировая депрессия

Соединенные Штаты были центральной частью международной экономической системы, и их национальную экономическую катастрофу невозможно было сдержать. Он распространился по всему миру. Особенно сильно это ударило по Европе, где многие страны были в долгу перед Соединенными Штатами. Во время Первой мировой войны союзники (Великобритания и Франция) закупили большое количество военного оружия и продукции, используя ссуды в Соединенных Штатах.Когда Соединенные Штаты потребовали выплатить эти ссуды для стабилизации собственной экономики, они также ввергли иностранные экономики в экономическую депрессию.

В Германии депрессия ударила другим, но не менее мощным образом. Новая Веймарская республика пережила период интенсивной инфляции в 1920-х годах из-за репараций, требуемых Версальским договором. Вместо того, чтобы обложить налогом немецких граждан для выплаты репараций, Германия заняла миллионы долларов у Соединенных Штатов и еще больше залезла в долги.Американские требования погашения ссуд имели катастрофические последствия для и без того хрупкой экономики Германии, когда банки разорялись, а безработица росла. Как и в Соединенных Штатах, Веймарская республика решила сократить расходы, а не увеличивать их, чтобы подстегнуть экономику, что еще больше ухудшило ситуацию.

Великая депрессия и приход нацистов

— [credit = b7503dfe-7b01-4ec4-8ec4-9b934217b849]

Великая депрессия также сыграла роль в становлении Адольфа Гитлера как жизнеспособного политического лидера в Германии.Ухудшение экономических условий в Германии в 1930-х годах привело к появлению разъяренных, напуганных и испытывающих финансовые трудности населения, открытого для более радикальных политических систем, включая фашизм и коммунизм.

У Гитлера была аудитория из-за его антисемитской и антикоммунистической риторики, в которой евреи изображались как виновники Депрессии. Страх и неуверенность в будущем Германии также побудили многих немцев искать стабильность, которую предлагал Гитлер.

Хотя Великая депрессия (и экономические условия Германии в целом) не были единственной причиной прихода Гитлера к власти, они помогли создать среду, в которой он получил поддержку.

Будет ли через сто лет еще одна Великая депрессия? | Экономика

Таковы были масштабы обвала мирового рынка на прошлой неделе после вспышки коронавируса, возник призрак разгрома Уолл-стрит в 1929 году и последовавшей Великой депрессии 1930-х годов. Сравнения больше не кажутся фантастическими.

Неспособность США и Великобритании приступить к действиям с широким спектром смягчающих мер — несмотря на уроки медленной реакции Италии на распространение Covid-19 — усилила опасения по поводу того, что устойчивый, эпохальный спад ждет.

А депрессия будет означать почти точное повторение того же периода сто лет назад, когда глубоко разделенное общество и стремительный рост фондовых рынков в 1920-х годах уступили место мучительно медленному возвращению к экономическому здоровью в 1930-х годах на волне экономического кризиса. Обвал фондового рынка 1929 года.

Точно так же третье десятилетие 21 века может добавить еще 10 лет к депрессии, последовавшей за финансовым крахом 2008 года.

Потребовалось огромное вливание государственных средств Франклином Д. Рузвельтом под знаменем Нового курса, чтобы вернуть экономику США к росту с 1933 года.В течение трех лет экономика росла, пока в 1937 году центральный банк США не вмешался, повторив свою ошибку, совершенную всего несколько лет назад, и повысил процентные ставки и спровоцировал новую рецессию.

5 марта аналитики Citigroup написали, что признаки выглядят мрачными. «Теория восстановления V-образной формы подверглась серьезному сомнению, поскольку инвесторы правильно рассматривают идею гораздо более длительного восстановления».

Запаникованные отсутствием информации о распространении вируса и застывшей нерешительностью правительств многих стран, фондовые рынки на четвертую неделю упали до новых минимумов.

В США индекс акций ведущих американских компаний S&P 500 упал до уровня, невиданного с тех пор, как Дональд Трамп стал президентом. К середине прошлой недели другой индикатор настроений инвесторов в США, промышленный индекс Dow Jones, упал на 30% по сравнению с пиковым значением.

Что еще хуже, Трамп отказался прекратить торговую войну с Пекином, который сохранил импортные пошлины на китайские товары на миллиарды долларов. Поскольку большая часть обрабатывающей промышленности Китая и США переживает спад производства, для Вашингтона казалось идеальным временем отложить битву, которая уже замедлила восстановление мировой экономики в 2017 году, до полного сползания в 2019 году.

Прогнозы Уолл-стрит о V-образном восстановлении, означающем, что к концу года осенний всплеск экономической активности ликвидировал большую часть упущенного объема производства весной и летом, были отвергнуты в пользу восстановления. L-образное восстановление низкого роста на среднюю дистанцию.

«Каждому инвестору абсолютно ясно, — продолжили аналитики Citigroup, — что консенсус в отношении роста на 2019 год не будет реализован».

Опрос ведущих академических экономических экспертов по всей Европе показал, что большинство считает, что серьезная рецессия является вероятным следствием пандемии коронавируса, независимо от числа погибших.

Первая страница газеты Brooklyn Daily Eagle от 24 октября 1929 года. Фотография: Icon Communications / Getty Images

. их захватывающая оценка министерств финансов Европы и их эффективности в условиях кризиса. Две трети заявили исследователям из Чикагского университета, что «весьма сомнительно», что министерства финансов эффективно отреагируют на потенциальный ущерб от Covid-19.

В пятницу Риши Сунак изложил дополнительные меры по защите бизнеса от банкротства, а домохозяйств — от резкого падения доходов. Это была третья попытка канцлера развеять опасения, что Великобритания войдет в рецессию, из которой могут потребоваться годы, чтобы выйти.

Широко рассматриваемый как способ соответствовать схемам гарантированного дохода, внедренным в скандинавских странах и Австрии, план Сунака последовал за предупреждениями со стороны TUC и бизнес-групп о том, что его первые два усилия не увенчались успехом, в результате чего сотни предприятий были уволены или ушли. бюст.

Есть еще экономические прогнозы, которые предсказывают скорейшее выздоровление и V-образное выздоровление.

В последние дни Oxford Economics предсказал более глубокую рецессию для Великобритании, чем она оценивала даже неделю назад, при этом центральный прогноз, показывающий нулевой рост в конце года, был понижен до 1,4%.

Между тем, глобальная экономика получает понижение с 2,5% до нулевого роста к 2020 году, «что станет вторым самым слабым годом для мировой экономики за почти 50 лет сопоставимых данных, при этом только 2009 год находится в глубине глобальной экономики. финансовый кризис еще хуже », — говорится в сообщении.

Но консалтинговая компания по-прежнему ожидает значительного восстановления ВВП к середине следующего года. С учетом последних мер Сунака — и, что не менее важно, хорошо работающих — Великобритания может вернуться в 2021 году с ростом на 3,7%.

S&P 500: восстановление после краха на Уолл-стрит

Дарио Перкинс, глава отдела макроэкономики TS Lombard, говорит, что чем дольше продолжаются реакции остановки / запуска на вирус, от социального дистанцирования до закрытия школ и пабов, тем дольше будет восстановление быть.

«Но правительствам придется принять масштабные фискальные меры.У нас уже было 10 лет низкого роста. Еще 10 лет — это совершенно недопустимо. Мы думали, что краны для расходов откроются в ответ на чрезвычайную климатическую ситуацию. Теперь это должно произойти, чтобы справиться с экономическими последствиями вируса и спасти планету », — сказал он.

Это означает, что повторение 1930-х годов, когда экономике США потребовалось до 1939 года, чтобы достичь уровня ВВП, наблюдавшегося в 1920-х годах, может быть предотвращено двунаправленным потоком средств от центральных банков и правительств в следующие пару месяцев. годы.

Джон Ллевеллин, бывший главный экономист ОЭСР, который теперь руководит своей собственной консалтинговой фирмой, скептически относится к тому, что у правительств есть желание сотрудничать для ускорения роста при одновременном решении проблемы изменения климата. Он опасается, что популистские движения вынудят многие национальные администрации еще больше отступить за протекционистские торговые барьеры, обрекая мировую экономику на дальнейшие годы низкого роста.

Томмазо Валлетти, заведующий кафедрой экономики и государственной политики в Imperial College Business School, сказал: «Если посмотреть на последние два столетия, у нас было много спадов, но только одна депрессия — в 1929 году — продлилась почти десятилетие.Так что у нас действительно очень ограниченный размер выборки, которую можно извлечь из истории.

«И Великая депрессия случилась с идеальным штормом плохих событий, включая ужесточение денежно-кредитной политики центрального банка США. Мы научились оказывать поддержку экономике, и я наблюдаю, что центральные банки сейчас поступают правильно, проводя экспансионистскую денежно-кредитную политику. Я по-прежнему с оптимизмом смотрю на то, что мы избежим повторения Великой депрессии: тем не менее, это повлечет за собой огромные экономические и социальные издержки и долгосрочную реструктуризацию экономики.

Тем не менее, хотя центральные банки извлекли уроки из краха 1929 года, еще предстоит увидеть, усвоили ли правительства уроки последних 10 лет и оставили ли они меры жесткой экономии.

Тогда и сейчас

Великая депрессия
К 1933 году, когда Великая депрессия достигла своего пика, около 15 миллионов американцев (20% населения) остались без работы, а почти половина банков страны обанкротились.

К 1931 году промышленное производство упало вдвое, что побудило администрацию президента Герберта Гувера предложить обанкротившимся банкам и другим учреждениям правительственные ссуды, что позволило им предоставлять ссуды предприятиям, которые оставались бы на руках у сотрудников.Это было широко признано провалом.

Новый курс президента Франклина Д. Рузвельта привел к трехлетнему среднему росту на 3% с 1933 года. Это закончилось в 1937 году, когда Федеральная резервная система повысила процентные ставки, вернув экономику в рецессию.

Вспышка коронавируса в 2020 году
Количество обращений за пособием по безработице выросло на прошлой неделе до 281 000, что на 70 000 больше, чем неделей ранее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.